Архив меток: vestifinance.ru

vestifinance.ru: Нефтегазовые компании США стремительно банкротятся

24.12.2015
Количество банкротств нефтегазовых компаний в III квартале достигло рекордных значений с момента Великой рецессии.

Обвал цен на нефть оказал беспрецедентное давление на компании, разрабатывающие сланцевые месторождения, поскольку издержки на добычу нефти в США значительно превышают расходы в других нефтедобывающих странах мира.

В IV квартале уже 9 нефтегазовых компаний, совокупный долг которых оценивается в $2 млрд, подали иск о признании их банкротами. Эксперты не исключают, что рост числа банкроств может продолжиться в 2016 г.

Нефтегазовые компании вынуждены сокращать расходы на разведку, а также снижать объем капитальных инвестиций: с IV квартала 2014 г. компании снизили расходы на 51%.

18 нефтегазовых компаний в США находятся в процессе подачи документов на защиту в рамках банкротства. У компании просто закончились все деньги. И в ближайшие месяцы число подобных компаний будет расти.

Выручка компаний снижалась вместе с падением цен на нефть, а окончательно их добила потеря доступа на кредитные рынки. Если точнее, доступ остался, но вот получить кредитования стало значительно сложнее.

Без возможности получить кредитные ресурсы геологоразведочные компании вынуждены банкротиться.

«Влияние депрессии цен на нефть на бизнес заемщиков не может быть переоценено», — отмечал управляющий директор AlixPartners Джон Кастеллано.

Проблемы энергетического сектора быстро нашли отражение в стоимости компаний. Акции упали быстро и сильно, а вот реакция долгового рынка была не такой активной, хотя в конечном итоге стоимость бондов тоже рухнула.

Аналитики склоняются к мнению, что рост стоимости заимствований и общий негативный фон приведут к усилению волны банкротств. Как отмечает The Wall Street Journal, стоимость кредитных дефолтных свопов, которые действуют в качестве страховки от дефолта, для Chesapeake Energy, одной из крупнейших сланцевых компаний США, выросла в 4 раза за последние три месяца.

Рынки в настоящее время оценивают вероятность банкротства второго по величине газового бурильщика в 95% в течение следующих пяти лет.

Низкие цены на нефть также привели к тому, что паевые инвестиционные фонды, специализирующиеся на энергетическом секторе, потеряли 15,4% за 3 последних месяца, и это намного хуже, чем для любых других отраслевых фондов.

http://www.vestifinance.ru/articles/65851

http://www.vestifinance.ru/infographics/

— — — —
i/ 9 нефтегазовых компаний, совокупный долг которых оценивается в $2 млрд — почти 200 млн. на компанию 🙂
ii/ Менеджерам тоже нужен укорот иначе потом уже нужно будет привлекать государство с крупными объемами денег

Реклама

vestifinance.ru: Оценка капитальных затрат при разработке калийного месторождения

сентябрь 2013

http://www.vestifinance.ru/infographics/3114
http://www.vestifinance.ru/infographics/3115
http://www.vestifinance.ru/infographics/3116
http://www.vestifinance.ru/infographics/3117

vestifinance.ru: Инфографика о России (нефть, газ и другие отрасли экономики)

27.10.2014 http://www.vestifinance.ru/infographics/4705

06.11.2014 http://www.vestifinance.ru/infographics/4721

01.12.2014 http://www.vestifinance.ru/infographics/4819

01.01.2015 http://www.vestifinance.ru/infographics/4896

05.01.2015 http://www.vestifinance.ru/infographics/4912

05.01.2015 http://www.vestifinance.ru/infographics/4913

15.01.2015 http://www.vestifinance.ru/infographics/4933

19.01.2015 http://www.vestifinance.ru/infographics/4981

28.01.2015 http://www.vestifinance.ru/infographics/4999

28.01.2015 http://www.vestifinance.ru/infographics/5000

28.01.2015 http://www.vestifinance.ru/infographics/4994

http://www.vestifinance.ru/infographics/
http://www.vestifinance.ru/infographics/russia

vestifinance.ru: Инфографика о мире (нефть, газ и другие отрасли экономики)

http://www.vestifinance.ru/articles/tag/ОПЕК

http://www.vestifinance.ru/infographics/world

28.01.2015

http://www.vestifinance.ru/infographics/4995

27.01.2015

http://www.vestifinance.ru/infographics/4983

16.01.2015

http://www.vestifinance.ru/infographics/4954

15.01.2015

http://www.vestifinance.ru/infographics/4948

15.01.2015

http://www.vestifinance.ru/infographics/4947

14.01.2015

http://www.vestifinance.ru/infographics/4920

05.01.2015

http://www.vestifinance.ru/infographics/4911

05.01.2015

http://www.vestifinance.ru/infographics/4909

25.11.2014

http://www.vestifinance.ru/infographics/4800

10.10.2014

http://www.vestifinance.ru/infographics/4672

vestifinance.ru: Инвестиции в добычу нефти

Читать далее

К прогнозам цен на сырье

Bloomberg Commodity Index

http://www.bloomberg.com/quote/BCOM:IND/chart

Baltic Dry Index
http://www.bloomberg.com/quote/BDIY:IND/chart

CRB BLS Spot Indices — Quotes and Charts

CRB BLS Spot Index

— — —
Диаграамы spydell’а

— — —

http://pound-sterling.livejournal.com/391643.html

17.09.2014
ФРС США решила сократить объем выкупа активов на 10 млрд долларов до 15 млрд долларов с 25 млрд долларов в месяц.
http://vz.ru/news/2014/9/17/706199.html

17.09.2014
ЦБ Китая запускает свою версию QE, предоставляя пяти крупнейшим банкам страны краткосрочную кредитную линию на 500 млрд юаней, что эквивалентно $81 млрд. Средства предоставляются на три месяца.
http://www.vestifinance.ru/articles/47017

21.09.2014
Liquidations Continue: Stocks, Dollar Slide, Precious Metals Pounded In Asia Trading

http://www.zerohedge.com/news/2014-09-21/liquidations-continue-stocks-dollar-slide-precious-metals-pounded-asia-trading

22.09.2014
Stocks Drop With U.S. Index Futures, Commodities on China
http://www.bloomberg.com/news/2014-09-21/japan-futures-fall-as-kiwi-climbs-brent-oil-copper-drop.html


http://www.opec.org/opec_web/static_files_project/media/downloads/publications/MOMR_September_2014.pdf

vestifinance.ru: Мир на пороге «энергетического дефицита»

07.04.2014

http://www.vestifinance.ru/infographics/4258

http://www.vestifinance.ru/articles/tag/нефть

23.06.2014
Моррис Альберт Эдельман – американский экономист, профессор Массачусетского технологического института (MIT). Специализировался на рынке энергоресурсов. Его работы в первую очередь касались развития экономики поставок нефти и мирового рынка энергоресурсов. Основная идея его работ — нефть является таким же товаром, как и любой другой, именно поэтому он не придавал особого значения сокращающимся объемам нефти. На его взгляд, нефть никогда не иссякнет, так как растущая цена подстегнет инвестиции в разведку и добычу новых месторождений. Эдельман разработал специальную модель определения цены запасов нефти и выбора оптимального темпа добычи нефти.

Гарвардский экономист Морис Эдельман, получивший известность за высказывание о неиссякаемости запасов нефти, в мае ушел из жизни. Сразу же после его смерти защитники нефтяной индустрии начали восхвалять безграничную мудрость Эдельмана.

Его сторонники находятся в странной эйфории: они считают, что достаточно специфическое и бессмысленное высказывание Эдельмана должно стать основой для энергетической политики планеты. При этом, с их точки зрения, эта энергетическая политика не должна учитывать изменение климата, пишет издание Resource Insights.

Однако довольно простой пример показывает бессмысленность идеи о нескончаемых запасах нефти. Представьте на минуту, что начиная с завтрашнего дня половина нефти, используемой человечеством ежедневно, вдруг исчезла и подобная нехватка топлива продолжалась бы в течение нескольких месяцев. Это бы не означало, что в мире иссякла нефть, однако пришлось бы сократить ее потребление. В результате подобного эксперимента стала бы неминуемой экономическая депрессия во всем мире. Все это говорит о зависимости мировой экономики от текущих темпов добычи нефти и важности для нашего благосостояния непрекращающегося потока высококачественной энергии, полученной из нефти.

Кроме того, это объясняет тревогу тех, кто считает, что снижение темпов производства нефти может произойти уже в ближайшее десятилетие. Причем никто не говорит о том, что у нас иссякнет нефть, эту “утку” используют для введения в заблуждение людей и отхода от решения истинной проблемы, которая кроется в динамике изменения объемов добычи.

Более того, фразу о том, что «нефть не иссякнет» нет среди часто цитируемых высказываний Эдельмана. Кстати, если быть точным, то он сказал, что нефть никогда не иссякнет, если технологии будут развиваться, а цена на нефть останется достаточно высокой. В принципе, Эдельман прав, причем самое важно слово в его высказывание — это “достаточно”. А что если технологии будут развиваться, но недостаточно быстро, а цена на нефть будет высокой, но недостаточно высокой, чтобы оправдать ее добычу? Что произойдет в этом случае?

Ирония заключается в том, что в то время как защитники нефтяной индустрии хвалят ушедшего из жизни экономиста, нефтяная индустрия сокращает инвестиции в разведку и разработку новых месторождений даже на фоне рекордных среднесуточных цен на сырую нефть. Основная причина такой динамики — пятикратное увеличение инвестиций на разведку и разработку со стороны крупнейших нефтяных компаний с 2000 г. привело лишь к незначительному увеличению производства нефти. Даже при цене на нефть выше $100 огромные расходы и мизерная прибыль от разработки углеводородных месторождений заставляют крупных игроков сокращать еще недавно значительные инвестиции.

Все это означает, что в будущем будет добываться меньше и меньше нефти, а это противоречит позиции Эдельмана. Современные технологии (такие как гидроразрыв пласта, горизонтальное бурение) помогают добраться до тех залежей нефти, которые ранее были недоступны. И хотя подобные технологии значительно увеличили производство нефти в США, рост мирового производства в течение семи лет (с 2005 по 2012 гг.) замедлился примерно на четверть по сравнению с предыдущими семью годами.

В то же время в 2000 г. Управление по энергетической информации США (EIA), Международное энергетическое агентство (IEA) и Национальный совет по разведке США уверенно прогнозировали резкое увеличение производства нефти и относительно низкие цены на нефть в ближайшее десятилетие. Околдованные простой, но не имеющей логики, идеей Эдельмана и его последователей, все эти организации ошиблись как в вопросе производства (их цифры оказались слишком оптимистические), так и в вопросе цены, предсказав среднюю цену $28 за баррель в 2010 г. Как известно, в тот год среднесуточная цена была близка к $80.

Психологи уже доказали, что люди, несмотря на свой прошлый негативный опыт, продолжают верить в различные прогнозы, особенно в те, которые готовят авторитетные национальные или международные организации. При этом люди, как правило, не верят ученым, даже если эти ученые давали более верные прогнозы в прошлом.

Эдельман и его последователи предложили идею, в которую люди хотят верить. Подобные оторванные от жизни теоретики обычно не отказываются от своих идей, даже когда факты говорят об их несостоятельности. Они просто игнорируют факты и очень надеются, что вы также проигнорируете эти факты.

http://www.vestifinance.ru/articles/44198

Цены и добыча нефти

euanmearns.com: Global Oil Supply Update July 2013

Инвестиции
Douglas Westwood: Пик традиционной нефти пройден в 2005
IEA: Инвестиции, требуемые в мировую энергетику до 2035 года
eia.gov: Global upstream oil and gas spending continues to favor exploration and development
carbontracker.org: Оценка финансового риска капитальных вложений в добычу нефти
cges.co.uk: Разведка и добыча является основным бенефициаром всплеска цен на нефть

What Oil War Premium?

Новости добывающих стран
http://newsland.com/index/news/tag/1147/

ОПЕК
Шесть месяцев назад в ОПЕК опасались возможного избытка нефти на рынке ввиду бума добычи сланцевой нефти в США. Однако в настоящее время беспокойство картеля связано с более краткосрочным фактором. В ОПЕК озабочены тем, как компенсировать нехватку ливийской нефти в период роста спроса и увеличения напряженности между Россией и Западом
ОАЭ к 2017 году увеличат добычу нефти на 25% с 2,8 млн баррелей в сутки до 3,5 млн баррелей в сутки, рассказал в интервью ИТАР-ТАСС министр энергетики ОАЭ Сухаил Мохаммед Фараж Аль Мазруэй

Саудовская Аравия
spydell: Саудовская Аравия и нефть
Саудовская Аравия не станет задействовать 100% своих дополнительных мощностей по добыче нефти в случае нарушений поставок нефти из Ирака
Cаудовский министр по энергетике Али аль-Наими заявил сегодня 12 мая, что его страна может вмешаться и увеличить добычу нефти, чтобы компенсировать любые нехватки сырья, связанные с российско-украинской напряженностью
http://www.eastmonarchy.ru/anonsi/neftyanaya-voyna-protiv-rf-obyavlena-saudovtsami-i-amerikantsami

Ирак
http://iv-g.livejournal.com/1055112.html http://iv-g.livejournal.com/1055575.html
Иран готов компенсировать снижение объемов нефтедобычи в Ираке
Президент Иракского Курдистана Масуд Барзани заявил о том, что курды будут добиваться своей независимости на фоне распада Ирака

США
США: Падение выработки сланцевой нефти и газа идет с ГИГАНТСКИМ ускорением
eia.gov: Tight oil production pushes U.S. crude supply to over 10% of world total
Одним из основных источников роста мировой нефтяной отрасли является добыча сланцевой нефти в США, отмечает ОПЕК. Однако добыча сланцевой нефти в Америке будет расти лишь до 2017 г., а после 2018 г. начнет сокращаться

Россия
Добыча нефти в России увеличилась в в январе-мае 2014 г на 1,1%
«Нефтегазовая Вертикаль», №12/2013: Перспективы нефтедобычи в ХМАО-Югре
Россия: Запасы нефти, поиски и разведка
Три сценария для бюджета
Совет Федерации поддерживает предложение об установлении нулевой ставки налога на добычу полезных ископаемых
Рост добычи нефти в России замедлился и может вовсе остановиться, если добывающие компании не будут развивать геологоразведку, заявила 23 апреля на выездном заседании комитета Совета Федерации по экономической политике в Тюмени спикер верхней палаты Валентина Матвиенко
http://kn51.ru/news/society/economy/2014/4/30/rost-dobychi-poleznyh-iskopaemyh-v-rossii-zamedlilsya.html
Минфин предлагает снизить экспортную пошлину на нефть более чем вдвое уже в 2016 году
Минфин и Минэнерго пошли на уступки «Роснефти». Минфин и Минэнерго России согласовали новые параметры налогового маневра в нефтяной отрасли. выгодный для нефтегазовых компаний маневр приведет к выпадению доходов бюджета. Прошлый вариант налоговой реформы резко раскритиковал глава «Роснефти» Игорь Сечин, после чего ведомства пересмотрели параметры маневра
Сергей Донской: Правительство обсуждает возможность вычетов на геологоразведку из НДПИ
All You Need To Know About Russia, In Charts
Трое в лодке и Украина http://ima-analysis.ru/analytics/628.html http://ima-analysis.ru/analytics/617.html
Падение рубля и рост цен на нефть принесут бюджету России 760 млрд руб.
Улюкаев предложит Ирану торговать нефтью в обмен на строительство железных дорог

Китай создает нефтяные резервы при высоких ценах. К чему бы это
По итогам первых пяти месяцев текущего года Китай импортировал 128,7 млн тонн сырой нефти, что на 11,1% больше, чем год назад. В самом же мае импорт составил 26,08 млн тонн — рост на 8,9% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Рост очень существенный, особенно на фоне того, что китайская экономика скорее замедляется, чем ускоряется.

Прогнозы
МЭА повысило прогноз спроса на нефть в 2014 году
Перспективы товарного рынка – глобальный тренд начался?
«К 2020 году нефть может стоить $150-170 за баррель»
Президент России Владимир Путин уверен, что углеводородное сырье не будет дешеветь, потому что хоть запасов и много, но они уже являются трудно извлекаемыми
Теория заговора: почему Россию не удастся наказать снижением цен на нефть
Экс-директор ЦРУ предложил надавить на Кремль, обесценив нефть
http://ria.ru/cj_analytics/20140614/1012361046.html

IV_G, 18 Апрель 2014, О текущих ценах на нефть http://iv-g.livejournal.com/1023854.html
Выводы
— В 2012-2013 годах резкие падения цен, выходившие на минимум к середине лета начинались уже в начале апреля
— Аналогичное резкое падение было в начале апреля 2014 г., но не реализовалось
— ОПЕК после 2012 г. постепенно сокращала добычу, рост приходился на другие страны, включая США и РФ.
— Ухудшение финансового положения нефтяных компаний в США на фоне роста добычи и снижения ценовой волатильности
— логичным выглядит рост цены WTI к уровню 110 $/баррель и закрепление около него.
— вероятно, уровни роста WTI и газа в США взаимосвязаны, если больше вырастет цена нефти, то можно больше придержать цену газа и наоборот. Варианта придержать то и другое нет.

напряженная политическая обстановка вокруг Украины:
— на ближайшие 2-3 месяца будет толкать цены вверх
— делает возможными резкие скачки цены нефти Brent, в т.ч. вниз, вынося шортистов, но они будут не продолжительны
— выгодна для обоснования роста цен на нефть и газ 🙂
— вероятно закрепление цены нефти Brent на новых уровнях порядка 113 $/баррель

— — — — — —

Выводы новые
— выводы апреля подтвердились, не столько из-за обострения в связи с Украиной, сколько из-за Ирака. На момент прогноза выводы по обострению на Украине были верны, разворот произошел 25 апреля-5 мая: Ссылка 1, Ссылка 2. Острая фаза в связи с Украиной миновала, но угрозы санкций против России остаются

— Украинские события несут отпечаток внешнего влияния. Неполный перечень темных вопросов
— События, связанные с бегством Януковича: игра по правилам резко сменилась на игру без правил
— События в Крыму (в меньшей степени) и события в Донбассе (почти полностью) вызваны деятельностью россиян, связанных с зарубежными ТНК
— Обострение в Ираке случается в тот момент, когда не смотря на все попытки спровоцировать Россию на ввод войск, провокации не удаются

Фундаментальные факторы, представленные на первых двух рисунках остаются: плато традиционной нефти и рост добычи за счет нетрадиционной
— Как выглядит мировая добыча


http://www.eia.gov/totalenergy/data/monthly/pdf/sec11.pdf

— В Ираке боевые действия ведутся сейчас на территории суннитов, где нет крупных месторождений в отличие от шиитского юга и курдского севера
— В России хорошую картину роста добычи дают буквально 1-3 новых месторождения, включая Ванкор
— Растет обеспокоенность правительства РФ: новые налоговые льготы по добыче (новые регионы, нетрадиционная нефть (Баженовская свита), шельф).
— В условиях стагнации и слабого падения цен на нефть в 2012-2013 нефтяниках как в РФ, так и в других странах все труднее добывать нефть, расходы растут, доходы растут куда хуже. И это происходит в условиях стагнации и слабого падения цен на нефть (109.45$/bbl (2012) — 105.21$/bbl (2014)).
— Падение до 80$/bbl если рассматривать годовую цену, а не падение на срок до 1 месяца, выдавит с рынка часть нетрадиционной нефти и даже часть традиционной, которую добывают при помощи МУН. Соответственно цены автоматически растут. Саудовский трюк 1985-1986 гг. провернуть не удастся, да и само значение крайне преувеличено. Саудовский трюк не удастся в том числе из-за роста численности населения почти в 2 раза и угрозы продолжения «арабской весны» в Саудовской Аравии.
— Сдерживание сырьевых цен бьет по добыче нефти, но это не может продолжаться долго, дольше 3-4 лет максимум
— в США:
Природный газ: куда более острая ситуация с падением цен завершается сейчас возвращением к норме, цена газа растет.
Уголь: ситуация гораздо хуже, самые низкие цены среди ископаемых топлив в расчете за Btu, добыча падает с 2012 г.

— Возникает дилемма: поддержка роста экономики в США и ЕС требует дешевого сырья, но низкие цены на сырье угнетают добывающие компании. Лучше всего в той ситуации чувствует себя Китай, он просто отоваривает свои ЗВР, имея неплохой рост.

— В российском правительстве видны метания в виду ухудшения ситуации:
i/ аналитики все время пугают обвалом цен на нефть до 80$/bbl, хотя никаких реальных предпосылок нет
ii/ в ожидании обвала складируют рубли в резервный фонд, иссушая экономику, мешая ей слезть с нефтяной иглы. Попытки обойти «бюджетное правило» не системны и несут значительные риски нецелевого расходования
iii/ желание сохранить сложившуюся бюджетную модель ведут к ее разрушению, поддержка добычи за счет снижения налогов на нефтянку и увеличение их для остальной экономики будет сродни еще одному «бюджетному правилу», иссушающему экономику
iv/ Выходом был бы переход с саудовской на американскую модель наполнения бюджета, когда бы добыча стимулировала промышленность.
Но в условиях ставки российских нефтегазодобывающих гигантов на транснационализацию, а правительства на их приватизацию, и сохранение сырьевой модели экономики, стимул для российской промышленности и НИОКР будет мал. Положительную роль, что парадоксально, могли бы сыграть санкции против нефтегазового сектора РФ, которые бы обратили постоянное внимание на внутреннее развитие, а также бы ограничили бы возможности роста добычи и поддержания добычи, что повлекло бы уменьшение предложения нефти на рынке.
v/ Рост цен на нефть и девальвация рубля могут на какое-то время 1-2 года снять остроту проблем и сохранит нынешнюю экономическую модель, что, однако, никак не отменяет проблем извлечения запасов в осложненных условия, а только из откладываетю

— Логично было бы допущение (по самому умеренному сценарию) небольшого роста цен, так чтобы среднегодовые цены на
Brent около 113 $/bbl
OPEC Basket Price около 109-110 $/bbl

О соглашениях о разработке месторождений углеводородного сырья на условиях раздела продукции

02.12.2013
Россия теряет огромные деньги в проектах «Сахалин-1», «Сахалин-2» и «Харьягинское СРП», а иностранные партнеры в проектах зачастую нарушают закон, отмечает Счетная палата (СП).

В России действуют три соглашения о разработке месторождений углеводородного сырья на условиях раздела продукции: «Сахалин-1», «Сахалин-2» и «Харьягинское СРП». Соглашения заключены во время, когда президентом России был Борис Ельцин.

В совокупности по трем проектам уже добыли 103 млн тонн нефти с конденсатом и 71,9 млрд куб. м газа, произвели 36,9 млн тонн сжиженного природного газа (СПГ), отмечает СП. Экспорт углеводородов в стоимостном выражении увеличился до $17,5 млрд. При этом экспорт нефти сократился на 2%, а экспорт СПГ увеличился на 30%.

«Совокупные затраты с начала работ составили более $55 млрд, из которых $4,5 млрд — затраты 2012 г. Все затраты, подлежащие возмещению ($49 млрд), компенсированы государством в полном объеме. Доход государства за указанный срок составил более $16 млрд. Из них $10 млрд поступило в федеральный бюджет и $6 млрд — в региональные бюджеты», — поясняет СП.

Вместе с тем, при выполнении проектов возник ряд проблем, требующих скорейшего решения, подчеркивает палата.

Одной из таких проблем является отсутствие должного контроля со стороны государства за имуществом, созданным при выполнении cоглашений. Во всех СРП определено, что создаваемое имущество учитывается операторами и является их собственностью. «По возмещении государством полной стоимости затрат право собственности переходит России. Однако, несмотря на то, что все возмещаемые расходы по проектам государством компенсированы, созданное имущество в его собственность не передано», — подчеркивает СП.

Более того, проверкой установлено, что «дорогостоящее имущество и даже целые имущественные комплексы, созданные операторами проектов, нигде не учтены и не зарегистрированы, используются без правоустанавливающих документов, что создает риски их дальнейшей утраты».

СРП предусматривает максимально возможное участие российских организаций в работах по проекту, использование российских материалов, оборудования и рабочей силы. «На первый взгляд так и происходит. Привлечение российских подрядчиков составляет 75% по «Сахалину-1», 61% — по «Сахалину-2» и 95% — по «Харьягинскому СРП». Однако зачастую контракты, заключенные с российскими организациями, на деле выполняются иностранными субподрядчиками», — подчеркивает СП.

Кроме того, по всем СРП существуют проблемы с созданием фондов на устранение последствий проектов после их завершения. При этом если по «Сахалину-1» и «Харьягинскому СРП» предусмотрены ликвидационные фонды, создаваемые за счет возмещаемых затрат, то по проекту «Сахалин-2» ликвидационный фонд не предусмотрен вообще. «И если сейчас не решить проблему, в будущем расходы лягут на федеральный бюджет и нивелируют полученный от проекта доход», — отмечает СП.

Другая серьезная проблема — операторы проектов не требуют от подрядчиков устранения недостатков в гарантийные сроки, не выставляют претензии за срыв работ. В результате за все расплачивается государство, подчеркивает палата.

Выполнение проекта «Харьягинское СРП» затрудняют недостаточный уровень управления строительными проектами и серьезное отставание ввода объектов в строй в согласованные сроки. Не создана система поддержания пластового давления и утилизации газа, не проведена модернизация центрального пункта сбора продукции для очистки газа. «В результате 74% или 120 млн кубометров газа в год сжигается. На экономические потери накладывается вред, который наносится экологии. Ни Минэнерго, ни Минприроды комплексную оценку этой проблемы не проводили», — поясняет СП.

В проекте «Сахалин-1» до сих пор не решен вопрос о реализации природного газа с месторождения «Чайво». В итоге недополученный доход государства уже составил $3,6 млрд.

«По проекту «Сахалин-2» установлено, что в нарушение cоглашения от 2008 г. оператор проекта «Сахалин Энерджи» при расчете роялти из добытых углеводородов незаконно исключает тот объем, который использует на собственные нужды. В результате недоплата оператора государству составила более $125 млн», — подчеркивает СП.

Кроме того, с 2011 г. по распоряжению правительства государство получает роялти по проекту «Сахалин-2» в натуральной форме. Этот газ поступает в транспортную систему «Газпрома» для потребителей Сахалинской области и Приморского края. «Из-за разницы цен на газ на внешнем и внутреннем рынках, которая составляет $326 за 1 тыс. кубометров, только в 2012 г. поставки газа по такой схеме обошлись государству недополучением 18 млрд руб. дохода», — отмечает СП.

Палата направит представления в Минэнерго и компании-операторы проектов, а также информационное письмо президенту и правительству.
http://www.vestifinance.ru/articles/36243
Полностью
http://www.ach.gov.ru/ru/news/02122013/

31.10.2003
Превышение затрат над доходами при реализации проектов “Сахалин-1” и “Сахалин-2” составило более 623 млн. долларов США

Сегодня Коллегия Счетной палаты Российской Федерации под председательством Сергея Степашина рассмотрела результаты проверки итогов работы по реализации соглашений о разделе продукции (СРП) по проектам “Сахалин-1” и “Сахалин-2” в налоговых и таможенных органах, администрации Сахалинской области за 2002 год и истекший период 2003 года. Проверка проведена в соответствии с планом работы Счетной палаты на 2003 г. в сентябре – октябре с.г. С сообщением выступил аудитор Счетной палаты Владимир Пансков.

В материалах, представленных на Коллегию Счетной палаты, отмечается, что СРП по проектам “Сахалин-1” и “Сахалин-2” заключены до вступления в силу закона “О соглашениях о разделе продукции” от 30 декабря 1995 г. и подлежат исполнению в соответствии с определенными в них условиями. На них не распространяется действие статьи Налогового кодекса РФ, согласно которой налоговая ставка при добыче нефти из газоконденсатных месторождений составляет 340 руб. за тонну, с учетом поправочного коэффициента, характеризующего динамику мировых цен на нефть. В итоге федеральный бюджет за последние 1,5 года недополучил с объема добытой и реализованной нефти 30 млн. долларов США.

Возмещаемые иностранным инвесторам затраты по проектам с 1996 г. на 31 июля с.г. составили 4,3 млрд. долларов США. За счет реализации нефти российской стороной покрыто 960,4 млн. долларов США. Таким образом, долг российской стороны по непогашенным возмещаемым затратам превысил 3,3 млрд. долларов США. Сложившаяся же система возврата НДС территориальными органами федерального казначейства Минфина не позволяет произвести его возмещение в установленные СРП сроки, что приводит к потерям федерального бюджета. На 1 сентября с.г. задолженность России по возврату НДС вместе с начисленными процентами за просрочку составила 67,1 млн. долларов США. До конца текущего года операторами обоих проектов будет предъявлено к возмещению НДС еще около 170 млн. долларов США, что приведет к существенному росту начисленных процентов за несоблюдение установленных СРП сроков.

С 1996 г. в бюджеты различных уровней Российской Федерации от реализации проектов “Сахалин-1” и “Сахалин-2” поступило 431,9 млн. долларов США, затраты же, включая стоимость реализованной нефти и сумму возмещенного НДС и начисленных пени, составили более 1 млрд. долларов США. На момент проведения проверки затраты превысили поступления на 623,2 млн. долларов США.

По итогам обсуждения Коллегия Счетной палаты приняла решение направить информационное письмо в Правительство России. Материалы проверки будут использованы для подготовки и представления в палаты Федерального Собрания России заключения Счетной палаты по докладу Правительства об итогах работы по реализации СРП.
http://www.ach.gov.ru/ru/news/archive/252/


http://masterok.livejournal.com/1523664.html

Власти Мексики отказываются от монополии на нефть

13.08.2013
Президент Мексики Пенья Ньето представил законопроект по радикальному изменению нефтяной индустрии на рассмотрение конгресса страны.

По информации агентства Bloomberg, мексиканские власти хотят изменить прежнюю модель добычи нефти в стране, которая существует уже 75 лет.

Речь идет об изменении конституции Мексики и открытии нефтяного рынка страны для иностранных компаний.

В 1938 г. в Мексике был принят закон о национализации нефтяной промышленности. Добычей нефти в стране могли заниматься только мексиканские компании без привлечения иностранных инвестиций. Была создана государственная компания Petroleos Mexicanos (Pemex), которая получила статус естественной монополии в нефтяном сегменте.

По новому законопроекту планируется разделить Pemex на несколько частей. Кроме того, власти страны также хотят отказаться от госмонополии в сегменте генерации электроэнергии. При этом и Comision Federal de Electricidad (CFE). и Pemex останутся в руках государства.

Согласно заявлениям министра энергетики Мексики Хоакина Колдвелла в качестве основного варианта будущей модели добычи углеводородов планируется использовать так называемое “Соглашение о разделении рисков”. Оно уже действует в таких странах, как Эквадор и Боливия. Права на запасы нефти останутся в государственной собственности.

Свою заинтересованность в разработке и добычи нефти в Мексике уже выражали такие компании, как Exxon Mobil, Royal Dutch Shell, Chevron и Repsol.

Против приватизации компании уже неоднократно устраивались акции протеста.

Стоит отметить, что мексиканские власти идут на такие кардинальные меры не от хорошей жизни.

Pemex несет серьезные убытки. По итогам II квартала убытки компании составили $3,8 млрд. Отмечается существенное снижение объема добычи и экспорта нефти.

По данным Минэнергетики Мексики, в 2004 г. объем добычи нефти в стране составлял 3,4 млн баррелей в день. Следующие 8 лет подряд показатели неуклонно снижались и в 2012 г. составили лишь 2,25 млн баррелей в день. Проблема спада добычи заключается не столько в нехватке денег у Pemex.

Крупнейшее месторождение Мексики — Кантарелл — было открыто в 1976 г. Данное месторождение относится к классу супергигантов.

По многим оценкам и объективным показателям по добыче Кантарелл находится на стадии активного истощения. Как в этой ситуации поможет приватизация нефтяной промышленности Мексики, пока не ясно.
http://www.vestifinance.ru/articles/30999

— — — — — —
Экономика экспортеров УВ: Мексика
В период 2005-2010 годов уменьшился почти в два раза экспорт нефти и увеличился почти в 2 раза импорт газа.
Запасы нефти и газа резко упали в 4-6 раз в 1998-2002 гг.
Это proved reserves 🙂
Экономика Мексики с трудом держится на плаву при помощи нефти и газа:
i/ наличие мощного северного соседа не дает развиться промышленности
ii/ локальные улучшения в экономике, которые могут дать какие-либо надежды, съедает демографический рост, снижение рождаемости даст эффект, но это будет не скоро

25 Ноябрь 2012. eia.gov: Mexico Country Analysis Brief

http://en.wikipedia.org/wiki/Cantarell_Field


http://iv-g.livejournal.com/378756.html

nytimes.com: After the Boom in Natural Gas

Published: October 20, 2012

-1-
THE crew of workers fought off the blistering Louisiana sun, jerking their wrenches to tighten the fat hoses that would connect their cement trucks to the Chesapeake Energy drill rig — one of the last two rigs the company is still using to drill for natural gas here in the Haynesville Shale.

At its peak, Chesapeake ran 38 rigs in the region. All told, it has sunk more than 1,200 wells into the Haynesville, a gas-rich vein of dense rock that straddles Louisiana and Texas. Fed by a gold-rush mentality and easy money from Wall Street, Chesapeake and its competitors have done the same in other shale fields from Oklahoma to Pennsylvania.

For most of the country, the result has been cheaper energy. The nation is awash in so much natural gas that electric utilities, which burn the fuel in many generating plants, have curbed rate increases and switched more capacity to gas from coal, a dirtier fossil fuel.

Companies and municipalities are deploying thousands of new gas-powered trucks and buses, curbing noxious diesel fumes and reducing the nation’s reliance on imported oil.

And companies like fertilizer and chemical makers, which use gas as a raw material, are suddenly finding that the United States is an attractive place to put new factories, compared with, say, Asia, where gas is four times the price. Dow Chemical, which uses natural gas as a material for producing plastics, has assembled a list of 91 new manufacturing projects, representing $70 billion in potential investment and up to three million jobs, that various companies have proposed or begun because of cheap gas.

“The country has stumbled into a windfall on the backs of these entrepreneurs,” said Edward Hirs, a finance professor at the University of Houston who contributed to a report that estimated that the nation’s economy benefited by more than $100 billion last year alone from the lower gas prices.

But while the gas rush has benefited most Americans, it’s been a money loser so far for many of the gas exploration companies and their tens of thousands of investors.

The drillers punched so many holes and extracted so much gas through hydraulic fracturing that they have driven the price of natural gas to near-record lows. And because of the intricate financial deals and leasing arrangements that many of them struck during the boom, they were unable to pull their foot off the accelerator fast enough to avoid a crash in the price of natural gas, which is down more than 60 percent since the summer of 2008.

Although the bankers made a lot of money from the deal making and a handful of energy companies made fortunes by exiting at the market’s peak, most of the industry has been bloodied — forced to sell assets, take huge write-offs and shift as many drill rigs as possible from gas exploration to oil, whose price has held up much better.

Rex W. Tillerson, the chief executive of Exxon Mobil, which spent $41 billion to buy XTO Energy, a giant natural gas company, in 2010, when gas prices were almost double what they are today, minced no words about the industry’s plight during an appearance in New York this summer.

“We are all losing our shirts today,” Mr. Tillerson said. “We’re making no money. It’s all in the red.”

Like the recent credit bubble, the boom and bust in gas were driven in large part by tens of billions of dollars in creative financing engineered by investment banks like Goldman Sachs, Barclays and Jefferies & Company.

After the financial crisis, the natural gas rush was one of the few major profit centers for Wall Street deal makers, who found willing takers among energy companies and foreign financial investors.

Big companies like Chesapeake and lesser-known outfits like Quicksilver Resources and Exco Resources were able to supercharge their growth with the global financing, transforming the face of energy in this country. In all, the top 50 oil and gas companies raised and spent an annual average of $126 billion over the last six years on drilling, land acquisition and other capital costs within the United States, double their capital spending as of 2005, according to an analysis by Ernst & Young.

Now the gas companies are committed to spending far more to produce gas than they can earn selling it. Their stock prices and debt ratings have been hammered.

“We just killed more meat than we could drag back to the cave and eat,” said Maynard Holt, co-president of Tudor Pickering Holt & Company, a Houston investment bank that has handled dozens of shale deals in the last four years. “Now we have a problem.”

A Master Salesman

Aubrey K. McClendon, chief executive of Chesapeake Energy, had a secret, and he was anxious to share it.

He called Ralph Eads III, a fraternity buddy from Duke who had become his go-to banker. Mr. McClendon explained that he had quietly acquired leases on hundreds of thousands of acres somewhere in the southern United States — he would not say exactly where — that could become one of the world’s biggest natural gas fields.

But to develop the wells, he needed billions of dollars.

“I can get the assets,” Mr. McClendon told Mr. Eads, a vice chairman of Jefferies, according to three people who participated in that call, nearly five years ago. “You have to get the money.”

-2-
Get it he did. Mr. Eads, a pitch artist who projects the unrestrained enthusiasm of a college football coach, traveled the world, ultimately raising an extraordinary $28 billion for Mr. McClendon’s “secret” venture in the Haynesville Shale, as well as other Chesapeake drilling projects.

Other bankers working in the glass office towers of downtown Houston were equally busy. While the skyscrapers are home to global giants like Chevron and lesser-known companies like Plains Exploration and Production, they also house storefronts for Wall Street deal makers who play a vital, though less visible, role in the nation’s surging energy production.

Mr. Eads, 53, a Texas native, is a prince of this world. His financial innovations helped feed the gas drilling boom, and he has participated in $159 billion worth of oil and gas deals since 2007.

A Sigma Alpha Epsilon fraternity brother of Mr. McClendon, he headed to Wall Street directly after Duke. He first earned a national profile in 2001, while working for the El Paso Corporation, a natural gas pipeline operator. Regulators accused El Paso of creating an artificial gas shortage in California in the previous year, contributing to a power crisis in the state. Although El Paso eventually settled the complaints for $1.7 billion, Mr. Eads said El Paso was guilty of nothing more than coming up with creative financial transactions.

“I wake up every day thinking about how to finance big things,” he said.

His tall, lanky frame and bellowing voice make him hard to miss, even in a large crowd. And his deal radar is never off, as he works the room at dinner parties and charity events.

That is how he met Jim Flores, the chief executive of Plains Exploration, who eventually invited him on a duck hunt.

After Mr. McClendon’s urgent request for money, Mr. Eads put in a call to Mr. Flores to see if he might be willing to finance part of Chesapeake’s Haynesville project.

“Aubrey and I have calculated it, and it might be the largest gas field in the world,” Mr. Eads said he told Mr. Flores, noting early results from a single well that showed unprecedented gas flows.

The type of deal he pitched, nicknamed “cash and carry,” was certainly aggressive and innovative. Plains would pay Chesapeake $1.7 billion to gain ownership of about one-third of the drilling rights that Chesapeake had leased in the Haynesville. Plains would also commit to paying out another $1.7 billion to cover half of Chesapeake’s drilling costs, in return for part of the future profits.

“It’s going to be a great investment,” Mr. Flores said on the day the deal was announced in July 2008.

But the deal, like others later struck by Chesapeake, benefited Mr. Eads and Mr. McClendon and their companies far more than the people writing the big checks.

Chesapeake spent an average of $7,100 an acre on the drilling sites it had leased in the Haynesville. Plains paid Chesapeake the equivalent of $30,000 an acre.

Jefferies and the other firms involved in arranging the deal made an estimated $23 million on this transaction.

Much of the money that Mr. Eads raised for American gas drillers came from overseas oil and gas companies, like Total of France and Cnooc, the China National Offshore Oil Corporation. He told them the American shale revolution was an opportunity they simply could not afford to pass by.

“This is like owning the Empire State Building,” Mr. Eads said, recalling one of his favorite lines. “It’s not going to be repeated. You miss the boat, you miss the boat.”

In China, he was in awe at just how much money was available to invest. One senior executive at a major Chinese oil company that Mr. Eads declined to identify, citing the confidential nature of the negotiations, explained that the country wanted to move as much as $750 billion from United States Treasury bonds into the North American energy business.

Mr. Eads was only happy to oblige, helping to secure $3.4 billion from the Chinese for Chesapeake through two deals.

Not everyone believed the story line of endless profits and opportunity. Mr. Eads said one oil company executive whom he would not identify had rejected his pitch, complaining, “The reason for the glut is you guys.” The executive said he expected natural gas prices to plummet.

In private, Mr. Eads acknowledged that his pitches involved a bit of bluster.

“Typically, we represent sellers, so I want to persuade buyers that gas prices are going to be as high as possible,” Mr. Eads said. “The buyers are big boys — they are giant companies with thousands of gas economists who know way more than I know. Caveat emptor.”

-3-
Investment banking revenue at Jefferies reached $1.1 billion in 2011, a record for the firm, up from $750 million in 2007. Energy deals were cited among the biggest drivers of that surge, which came despite major problems at the firm because of its exposure to European sovereign debt.

Mr. Eads would not say how much he had been compensated for this bonanza. But Dealogic, a firm that tracks Wall Street transactions, estimated that Jefferies collected at least $124 million in fees from Chesapeake since 2007, a large share of its overall revenue on oil and gas deals, which ranged between $390 million and $700 million during the same period, according to two different industry estimates.

Even before the recent round of deals, Mr. Eads was a wealthy man. He lives in a sprawling, 11,000-square-foot lakefront mansion in Houston and has a wine cellar with 6,500 bottles. In 2010, he bought an $8.2 million home in the exclusive West End of Aspen, Colo., whose other homeowners have included Jack Nicholson and Mariah Carey.

Mr. Eads’s success has produced no shortage of jealousy in Houston.

“A lot of people don’t like him because he got ahead of everyone else,” said Chip Johnson, chief executive of Carrizo Oil and Gas, who made two big deals in which Mr. Eads was involved. “He got the reputation for overselling, but I have a hard time believing you can fool the big companies.”

“Without him,” Mr. Johnson added, “the country would not have had the huge gas supply as quickly as we did.”

Others have been more critical.

“He is like the bartender serving drinks for people who can’t handle it,” said Fadel Gheit, a managing director at Oppenheimer & Company, about Mr. Eads. “And the whole gas industry has gotten a rude awakening, a hangover, with gas prices plummeting. The investment bankers were happy to help with a smile and get their cut.”

A Train Without Brakes

“Quit drilling,” T. Boone Pickens, the Texas oilman, barked to his fellow board members at Exco Resources, a small, independent drilling company based in Dallas that, like Chesapeake, had made a big bet in the Haynesville. “Shut her down.”

Mr. Pickens, 84, made billions of dollars as a hedge fund manager and wildcatter drilling for oil and gas. He borrowed heavily to build up the oil and gas reserves of Mesa Inc. in the late 1980s before losing the company during its financial difficulties a decade later, when drooping gas prices hurt its ability to repay debts and pay dividends. He wanted Exco to avoid a similar fate.

There was only one problem: under the contracts that Exco signed, it couldn’t stop drilling.

The company followed Chesapeake’s lead and struck its own $1.3 billion cash-and-carry deal with the BG Group, a British gas company. BG paid Exco $655 million in cash upfront and agreed to foot 75 percent of the bill for future drilling in the Haynesville in return for a share in future profits on the gas produced.

When the arrangement was made, it seemed like a winner all around. Exco had more than 53,000 acres of leases in the Haynesville, but like Chesapeake, it lacked the money it needed to drill on all the land. BG’s financing helped Exco to increase the number of rigs it had working in the Haynesville to 22 from four.

Nevertheless, the agreement, negotiated by Goldman Sachs, came with some important strings attached: Exco had to keep all 22 rigs drilling for gas, even as the price was dropping. BG wanted to reach certain targets for drilling wells and producing gas in the United States, and it was intent on sticking with the plan, even if its partner now insisted that it made no economic sense.

“They are great partners, but they have their pedal down around the world, and we are part of that,” Douglas H. Miller, Exco’s chief executive, explained to Wall Street analysts last year.

Mr. Pickens was furious. “We are stupid to drill these wells,” he said in a recent interview.

But Exco was not alone. Many of its fellow gas companies — including Chesapeake and Petrohawk — had little choice through last year but to keep drilling, no matter how low the price fell or how big a glut was forming.

It wasn’t just the cash-and-carry deals that were forcing them to drill.

-4-
The land that the natural gas companies had leased, in most cases, came with “use it or lose it” clauses that required them to start drilling within three years and begin paying royalties to the landowners or lose the leases.

Exco, Chesapeake and others initially boasted about how many acres they had managed to lock up. But after paying bonuses of up to $20,000 an acre to the landowners, the companies could not afford to lose the leases, even if the low price of natural gas meant that drilling more wells was a losing proposition.

The industry was also driven to keep drilling because of the perverse way that Wall Street values oil and gas companies. Analysts rate drillers on their so-called proven reserves, an estimate of how much oil and gas they have in the ground. Simply by drilling a single well, they could then count as part of their reserves nearby future well sites. In this case, higher reserves generally led to a higher stock price, even though some of the companies were losing money each quarter and piling up billions of dollars in debt.

Just as in the earlier real estate bubble, the main players publicly predicted success even as, privately, their doubts were growing, court documents show.

Mr. McClendon suggested in August 2008 to Wall Street analysts that he had fundamentally transformed the once-risky, century-old oil and gas business into something with the reliability of an assembly line.

“We consider ourselves to be in the gas manufacturing business, and that requires four inputs in our opinion — those inputs are land, people, science and, of course, capital,” Mr. McClendon told the analysts. “We think that’s pretty impressive and hope you do as well.”

But soon after, he told some Chesapeake employees that the company might have made some big mistakes. “What was a fair price 90 days ago for a lease is now overpriced by a factor of at least 2x given the dramatic worsening of the natural gas and financial markets,” Mr. McClendon wrote in an October 2008 e-mail that has since become public in a lawsuit against Chesapeake.

And as with so many other shale gas players, Chesapeake struck so many complicated financial deals that it couldn’t stop ramping up the gas factory.

“At least half and probably two-thirds or three-quarters of our gas drilling is what I would call involuntary,” Mr. McClendon acknowledged at one point.

For him, the drilling binge had some significant financial consequences. During the good times, Chesapeake paid him handsomely in cash and perks. He achieved a net worth of over $1 billion, and he made it to the Forbes list of the 400 wealthiest Americans. He bought homes in Bermuda, Colorado and Hawaii, as well as a stake in the Oklahoma City Thunder basketball team.

An unusual company program also allowed Mr. McClendon to buy a small personal stake in Chesapeake’s wells. That is expected to reap more than $400 million for him over the 15- to 20-year life of the wells, although it has strained his personal finances for now. An investigation by Reuters detailed how Mr. McClendon had borrowed heavily from Chesapeake business partners to help finance his share of the wells’ costs. That and other issues drew the scrutiny of the Securities and Exchange Commission, shook investor confidence in him and prompted a shake-up of Chesapeake’s board that included the removal of Mr. McClendon as chairman.

(Mr. McClendon refused requests to be interviewed for this article, and he did not respond to a list of questions.)

Mr. Eads appears to have fared better. He had seen the coming crash, and, as any master salesman would, found a way to play both sides. He continued to persuade new investors of the great potential in shale while telling his longtime clients to cash out.

“It is a great time to sell,” Mr. Eads recalled telling Terry Pegula, the founder of East Resources, who had built up his own operation in the Marcellus region of Pennsylvania from one well to 75 over the course of one year. “With all these new plays popping up, I had a real concern gas prices would weaken.”

Mr. Eads then helped arrange what will go down as one of the great early paydays of the shale revolution: the 2010 sale of East Resources, which Mr. Pegula had started with $7,500 borrowed from family and friends, to Royal Dutch Shell for $4.7 billion.

-5-
There were a handful of other such profit takers, including the Houston businessman Floyd Wilson, who created a company in 2003 called Petrohawk Energy with the intention from the start of selling it. Petrohawk drilled its first Haynesville well in 2008. Last year, it sold itself to an Australian energy conglomerate, BHP Billiton, in a $15 billion deal that brought Mr. Wilson and other executives a payout worth at least $304 million.

But for many gas drillers, there has been only pain.

Exco, whose production of natural gas was still rising in the Haynesville as of early this year, saw its credit rating downgraded in May. It reported a loss of nearly $780 million for the first half of the year, before write-offs and other adjustments, even after it reduced its work force and rig count. BG, its joint venture partner, reported in July that it was taking a $1.3 billion write-down on its shale gas investments in the United States, including the Haynesville deal with Exco.

Plains Exploration, which celebrated its first deal with Chesapeake back in 2008, reported a loss for the first quarter this year, but has since shifted heavily away from gas to oil production and is making money again. Warm weather last winter exacerbated the glut to historic levels, reducing prices even further, since so little gas was needed to heat homes in many parts of the nation.

Chesapeake’s stock price sank this year after it was revealed that Mr. McClendon had taken a personal stake in Chesapeake wells and then used those investments as collateral for up to $1.1 billion in loans used mostly to pay for his share of the cost of drilling those wells. The company is trying to raise $14 billion this year by shedding assets, a goal it has almost reached with huge recent sales of West Texas oil and gas fields and pipelines to Royal Dutch Shell and Chevron.

To help the company through this difficult patch, Mr. McClendon turned to his old friend, Mr. Eads. Jefferies & Company, joined by Goldman Sachs, offered Chesapeake an emergency $4 billion unsecured bridge loan, at 8.5 percent interest, to give the company a lifeline until it could sell enough assets to keep afloat. (The company says it intends to pay back the entire loan this year from recent sales.)

In hindsight, it should have been clear to everyone that a bust was likely to occur, with so many new wells being drilled and so much money financing them.

But everyone was too busy working out new deals to pay much heed.

The bust has certainly hit the Haynesville hard. Some local landowners, having spent their initial lease bonuses, are now deeply in debt. Local restaurants and other businesses are suffering steep losses now that so many drillers have left town.

“At this point we’re struggling,” said Shelby Spurlock, co-owner of Cafe 171 in the town of Mansfield. The restaurant is decorated with wall collages of drill worker uniforms from companies that are leaving the area. Once open from 4 a.m. to 10 p.m. and employing four servers, the restaurant has cut its hours and is down to two servers. “Our very existence is in danger,” she sighed.

Mr. Eads, ever the deal maker, is unfazed. He tells anyone who will listen that the price of natural gas will eventually recover. He is making money, meanwhile, helping struggling companies and opportunistic investors strike deals at the new, lower prices.

“These shale assets are forever,” he said. “They are going to produce for a hundred years.”

http://www.nytimes.com/2012/10/21/business/energy-environment/in-a-natural-gas-glut-big-winners-and-losers.html?_r=0

22.10
Перевод части текста
В то время как газовый бум в США привел к положительным изменениям в жизни большинства американцев и компаний, инвесторы, вкладывающие средства в разработку месторождений, теряют огромные средства. Терпят убытки и компании, разрабатывающие месторождения сланцевого газа.

На месторождении Haynesville осталось всего две действующие буровые установки Chesapeake, а во время газового бума количество установок компании составляло 38, а всего на месторождении, богатом газом и располагающемся на территории Луизианы и Техаса, насчитывалось около 1200 буровых установок. Аналогичная ситуация складывалась и на других месторождения в Оклахоме и Пенсильвании благодаря легким деньгам с Уолл-стрит, пишет New York Times.

В результате большая часть территории страны получила дешевый газ. Началось замещение угля газом, компании и муниципалитеты переводили транспорт, грузовой и общественный, на газ, снижая зависимость страны от импорта нефти. При этом компании, использующие газ в качестве сырья, внезапно обнаружили, что США – привлекательное место для размещения заводов, так как газ там дешевле, чем в Азии в 4 раза. Dow Chemical, которая использует природный газ в качестве материала для изготовления пластмасс, представила список из 91 нового производственного проекта, которые позволят создать до 3 млн рабочих мест и предполагают инвестиционный потенциал в $70 млрд.

Но для компаний, добывающих газ, и инвесторов, которые вкладывали средства в разработку, все это обернулось огромными потерями. Было пробурено очень много газовых скважин и добывалось очень много газа с применением технологий, которые позволили снизить цену на газ до минимального уровня. Из-за сложных финансовых схем и лизинговых соглашений, которые производители активно заключали во время бума, снизить добычу вовремя было очень сложно, поэтому от снижения цен на природный газ, который потерял в цене 60% с 2008 г., убытки оказались большими.

Хотя банкиры от таких сделок получили неплохую прибыль, да и некоторые компании успели заработать много на пике, большинство предприятий оказались в трудной ситуации и вынуждены продавать активы и переходить к добыче нефти.

Также как и кредитный бум, газовый бум и спад в отрасли связаны в значительной степени с огромными инвестициями в десятки миллиардов долларов со стороны инвестиционных банков, таких как Goldman Sachs, Barclays и Jefferies & Company.

Теперь газовые компании вынуждены тратить на добычу газа значительно больше, чем они смогут заработать на его продаже, а стоимость их акций и кредитные рейтинги рухнули вниз. Компании вынуждены обращаться за помощью, для того чтобы удержаться на плаву. В свою очередь вице-президент инвестиционного банка Jefferies & Company считает, что цены на газ восстановятся, и делает деньги, выделяя средства компаниям и инвесторам, для того чтобы они могли действовать в условиях низких цен. «Эти сланцевые активы вечны. Производство здесь будет в течение сотен лет», — считает он.
http://www.vestifinance.ru/articles/18681

Новости Саудовской Аравии

09.07.2012
На мировом рынке нефтепродуктов происходят необычные изменения: крупнейшая добывающая страна в мире вынуждена скупать топливо с целью удовлетворить собственный внутренний спрос.

Как стало известно, государственная нефтяная компания Саудовской Аравии, Saudi Arabian Oil Co. (Aramco), уже направила на родину первый нефтетанкер с партией нефтепродуктов из Западной Европы. Нынешним летом в Саудовской Аравии значительно возрос уровень потребления топлива, и страна, не справляясь с поставками жидкого топлива на внутренний рынок, вынуждена импортировать его из-за границы.

Так, в воды Красного моря уже направляется судно Montego с 100 тыс. тонн нефтепродуктов, которое вышло с порта Роттердам в Нидерландах. Данный груз должен прибыть в саудовский порт Янбу на западном побережье Саудовской Аравии. На данной поставке, как ожидается, импорт нефтепродуктов в страну не ограничится. По словам инсайдеров, Эр-Риад уже обсуждает вторую закупку Aramco нефти из Европы. Правда условия новой покупки пока что находятся на стадии обсуждения.

Что касается экономической целесообразности поставок нефтепродуктов из Европы на крупнейший рынок добычи, то здесь аналитики не видят причин для разочарования. Эксперты указывают на то, что закупка топлива в Роттердаме проходит по меньшим ценам, нежели на внутреннем рынке Ближнего Востока.

По оценкам Barclays Capital, ежемесячно Саудовская Аравия отправляет на экспорт порядка 775 тыс. тонн топлива из нефтепродуктов. Тем не менее в британском инвестбанке не исключают, что уже в скором времени главный производитель нефти и участник ОПЕК станет чистым импортером нефтепродуктов для нужд промышленности.
http://www.vestifinance.ru/articles/14026

Арабская весна напугала практически всех лидеров стран Магриба и Ближнего Востока, исключением не стала и Саудовская Аравия, роль которой на мировой арене сложно переоценить.

В результате королевская семья для недопущения распространения среди своих подданных протестных настроений запустила ряд социальных программ невиданного ранее масштаба.

Согласно данным аналитиков Citigroup в ближайшие 5 лет в Саудовской Аравии должны быть реализованы проекты в области жилищного строительства, прокладки новых автомобильных и железных дорог, возведения аэропортов и морских портов на общую сумму порядка $500-600 млрд. Очевидно, что столь обширная программа спровоцирует резкий рост потребления стали, по прогнозам экспертов вдвое по сравнению с 2011 г.

В рамках озвученной программы власти планируют решить жилищную проблему, так как на данный момент в королевстве сохраняется заметная диспропорция между высоким спросом и недостаточным предложением. В результате значительная часть населения Саудовской Аравии не имеет собственных квартир. Для того чтобы не допустить дальнейшего роста диспропорции на рынке жилья, планируется к 2015 г. выделить более $70 млрд на постройку более 500 тыс. новых квартир.

Помимо этого в Саудовской Аравии не намерены отказываться от крайне амбициозных проектов по возведению мегаполисов. К 2025 г. предполагается построить три совершенно новых города XXI века. Эта программа попала в список самых крупнейших строительных проектов в истории человечества. Объем средств, которые планируется вложить для их реализации, превышает $16 млрд.

Также власти Саудовской Аравии выделили $2,5 млрд на строительство четырех пассажирских станций проекта высокоскоростной железной дороги «Аль-Харамейн», которая соединит между собой Джидду, Мекку и Медину.

В Джидде через 3 года должен появиться один из крупнейших на Ближнем Востоке аэропортов. Новый аэропорт увеличит пропускную способность экономической столицы королевства до 30 млн пассажиров в год. Объем средств, которые планируется потратить на постройку комплекса, превышает $7 млрд.

Наконец, по данным арабских СМИ, Саудовская Аравия до 2030 г. построит на своей территории 16 атомных реакторов. В реализацию этой программы будет вложено не менее $100 млрд.

И это лишь незначительная часть строительных проектов, которые планируют реализовать власти Саудовской Аравии. Очевидно, что для этих амбициозных проектов аравийцам потребуются средства, причем значительные. Ввиду этого достаточно «странно» выглядят сообщения о том, что королевство сможет долго удерживать цены на нефть ниже отметки $80-$60 за баррель.

Например, по подсчетам аналитиков HSBC, бюджет Саудовской Аравии является безубыточным при цене на нефть $90 за баррель.

«При снижении цен ниже отметки $90 Саудовская Аравия, вероятно, значительно сократит производство нефти. Также не стоит забывать, что динамика цен на нефть подвергнута циклам, более низкие цены должны стимулировать экономический рост», — полагает экономист HSBC по вопросам Ближнего Востока Саймон Вильямс.

Ряд специалистов отмечают, что Саудовская Аравия может продержаться с ценами на сырье на уровне $90 за баррель в течение нескольких месяцев. Дело в том, что в первом полугодии Саудовская Аравия подготовила себе подушку безопасности, имея избыточный доход от энергоресурсов, на поставках сырья саудиты заработали с начала года более $155 млрд. Поэтому для поддержания сбалансированного бюджета страна может позволить себе продавать нефть по низким ценам в отличие от других стран-членов ОПЕК.

Однако, учитывая крайне нервозную обстановку вокруг Ирана и его инициативы перекрыть Ормузский пролив, сдерживание цен на нефть для КСА будет обходиться дороже с каждым днем. На этом фоне реалистичность сценария, в рамках которого саудиты смогут удерживать цены на нефть ниже $80 за баррель, крайне иллюзорна.
http://www.vestifinance.ru/articles/13983

vestifinance.ru: Хранилища иранской нефти (млн барр.)


http://www.vestifinance.ru/infographics/1079

vestifinance.ru: Запасы сырья на складах Китая


http://www.vestifinance.ru/infographics/1109

Финансовая трагедия газового гиганта Chesapeake

Акции второй по величине газовой компании США Chesapeake просели до минимума за 3 года. Главу компании Обри МакКлендона отправили в отставку за финансовый скандал. Сама компания завершила квартал в минусе и объявила о распродаже активов.

Сооснователь и председатель компании Обри МакКлендон будет заменен независимым управленцем. МакКлендон не получит никаких компенсаций. Кроме того, его лишат права на покупку 2,5% в каждом месторождении компании.

«Мы рады, что совет прислушался к нам. Уверены, решение найти независимого председателя и сократить программу компенсаций было правильным», — впервые прокомментировал ситуацию в компании Мейсон Хокинс, глава Southeastern Asset Management. Его компании принадлежит 13% Chesapeake.

МакКлендон стал героем крупного финансового скандала. СМИ обвинили его в незаконных займах на $1,1 млрд. Залогом были его доли в месторождениях. Такие действия могли привести к конфликту интересов, если бы компании срочно потребовались деньги. Позже появилась информация, что в 2004-2008 гг. он управлял хэдж-фондом. Последний торговал теми же товарами, что производит Chesapeake. В ответ МакКлендон принес свои «глубочайшие извинения».

Еще одним разочарованием стал отчет компании за I квартал. Компания потеряла $71 млн. Это объяснили списаниями из-за переоценки стоимости страховки. Но даже если исключить этот фактор, компания заработала лишь 18 центов на акцию против ожидаемых 29 центов.

Также Chesapeake пострадал от низких цен на природный газ в США. Они на 10-летнем минимуме. Акционеров разозлило, что компания продолжала увеличивать добычу вопреки слабому спросу. Газ был не в цене из-за необычайно теплой зимы.

Теперь компания решила переориентироваться на нефтяную добычу. Это будет стоить ей $14 млрд, так что Chesapeake будет вынуждена распродавать активы. Акции нефтяного гиганта сегодня обвалились на 14,23%. Это самая плохая динамика за последние 3 года.
http://www.vestifinance.ru/articles/11052

— — — — — — — —
Комментарии, найденные в интернете

— Chesapeake Energy была первопроходцем в области промышленной добычи сланцевого газа. Например, по оценке некоторых экспертов, в 2009 году компания добыла 70% всего сланцевого газа в США. компания пала жертвой «дешёвого» газа. По отчёту за первый квартал 2012 http://www.chk.com/News/Articles/Pages/1689968.aspx года компании, цена проданного газа 31.03.2011 — 5,99 $/mcfe, 31.12.2011 — 5,08, а 31.03.2012 — 4,02, т.е. за год цена упала на 1/3.

— Компания на самом деле пала жертвой «эффективного» менеджемента и жутко хитрого отца основателя. Chesapeake единственная компания, которая не страховала риск от понижения цены на газ путём приобретения фьючерсных контрактов, поэтому остальные производители сидят на попе ровно и лишь потихонечку прикрывают краник, несмотря на то, что спотовая цена на газ в СШП упала до 2 $.
А Обри МакКлендон, помимо акций самой компании, владел ещё непосредственно дольками в каждом колодце (такая вот у них была интересная схема), и не будь дураком дольки эти давно уже заложил под кредит на общую сумму 1+ млрд $. Тепер уже никто не может разобраться, кто кому должен и где чей газ.

— цена на газ в этом году в моменте падала до 1,9 $, но для компании Chesapeake цена реализации газа (в соответствии с квартальным отчётом компании, ссылку я приводил) за год изменилась с 5,99$ до 4,02$. Ведь мы говорим о компании в частности, а не о рынке вообще. Почему расхождение между спотовыми ценами и ценой реализации по отчётности, я не могу объяснить.

Роснефть и ExxonMobil


http://www.vestifinance.ru/infographics/971


http://www.vestifinance.ru/infographics/934


http://www.vestifinance.ru/infographics/965