Архив меток: nord gold

Золотодобывающая промышленность России: итоги 2015 года и прогноз развития отрасли до 2020 г.


Читать далее

Реклама

BCS Financial Group: справочник по российским эмитентам еврооблигаций, металлургия и ТПИ

Первая 10-ка ведущих компаний по объемам добычи золота в России по итогам 2012 года не изменилась

МОСКВА, 30 января. /БИЗНЕС-ТАСС/. Первая 10-ка ведущих компаний по объемам добычи и производства золота в России по итогам 2012 года не изменилась.

По предварительным данным Росстата добыча золота в России в 2012 году увеличилась на 7,4 проц по сравнению с 2011 годом. По итогам 2011 года Россия добыла и произвела 212 тонн золота.
Таким образом, первая 10-ка ведущих компаний по объемам добычи золота в России в 2012 году произвела около 60 проц от общего производства золота в стране. Всего 10 ведущих компаний произвели в общей сложности около 4,4 млн унций /137 тонн/ золота.


Читать далее

Чем владеют в Казахстане российские миллиардеры?

Одно из любимых занятий людей — это подсчет богатств других людей. Поэтому так популярен рейтинг миллиардеров журнала Forbes, куда входят и бизнесмены из стран СНГ. Лично мне читать данный список очень интересно. Чем интересны именно миллиардеры? Дело в том, что в России эти люди являются не только бизнесменами, а по большей части представляют и реальную власть в стране. Конечно, во многом эти люди часто бывают ширмами, за которыми скрываются высшие политические чиновники и силовики, но если ширма двигается вправо, скорее всего это делают и те, кто прячется за этой ширмой. В общем, именно изменения состояния данных людей и показывает изменения внутриэлитного баланса России.

Ниже дан список российских миллиардеров, которые владеют активами в Казахстане. Возможно, туда попали самые известные — четкой статистики по странам и компаниям у нас пока нет. Года два назад из этого списка ушел Василий Анисимов, продавший доли в урановых месторождениях государственному российскому холдингу АРМЗ. Также я не стал вносить сюда Сулеймана Керимова и Михаила Прохорова — непонятна ситуация с KazakhGold. В общем, читайте список активов российских миллиардеров в Казахстане (список составлен согласно месту в российском рейтинге):
1. Александр Мордашов (3 место, 15,3 миллиарда долларов) — владеет компанией Nordgold. Она добывает золото на двух месторождениях Суздальское и Жерек, а также ведет геологоразведочные работы на нескольких площадях. Запасы и ресурсы месторождения составляют 5,24 млн.т руды со средним содержанием золота 8,2 г/т (золота 43 т). Производство золота составляет 1,6 т в год. На месторождении Жерек добыча золота началась в июне 2003 г. открытым способом с последующим кучным выщелачиванием руд. Производство золота составляет 0,3 т. Запасы и ресурсы месторождения оцениваются в 5,43 млн.т руды со средним содержанием золота 4,8 г/т (золота 26 т).
2. Вагит Алекперов (5 место, состояние 13,5 миллиарда долларов) — как акционер «ЛУКОЙЛ» владеет ее дочкой «ЛУКОЙЛ Оверсиз». Последняя владеет долями в СП «Тургай-Петролеум» (Кумколь и Восточный Кумколь), КПО б.в. (Карачаганак), СП «Арман» (Арман), Buzachi Operating Ltd (Северное Бузачи), ТОО «Каракудукмунай» (Каракудук), ТОО «Казахойл Актобе» (Алибекмола, Кожасай). Также велась или ведется разведка на участках Жамбай и Южное Забурунье, Аташский, Тюб-Караган. Добыча товарной нефти (доля «ЛУКОЙЛ Оверсиз») за год составляет 34,4 миллиона баррелей или примерно 4,8 миллиона тонн.
3. Андрей Мельниченко (11 место, 10,8 миллиарда долларов) — основной акционер ОАО Минерально-Химическая Компания «Еврохим», чья казахстанская дочерняя компания ТОО «Еврохим-Удобрения» работает в Жамбылской области. Целью данного проекта является строительство производства по обогащению фосфоритов месторождения Каратауского бассейна и на базе существующих мощностей химзавода в Таласском районе наладить производство по выпуску фосфорных, сложных и азотных минеральных удобрений, а также аммиака, аммиачной селитры, азотной кислоты. Добыча будет вестись на месторождениях Аралтобе, Кесиктобе и Гиммельфарбское.

4. Михаил Фридман (6 место, 13,4 миллиарда долларов), Петр Авен (27 место, 4,3 миллиарда долларов), Герман Хан (15 место, 8,5 миллиарда долларов), Алексей Кузьмичев (17 место, 6,7 миллиарда долларов) – акционеры консорциума «Альфа-групп». Данной структуре принадлежит компания «Вымпелком» с брендом «Билайн» (31%) и «Альфа-банк». Дочка «Вымпелкома» ТОО «Кар-Тел» является одним из ведущих сотовых операторов Казахстана.

5. Олег Дерипаска (14 место, 8,8 миллиарда долларов) — владеет через РУСАЛ долей в ТОО «Богатырь Комир», разрабатывающий разрезы «Богатырь и Северный» и через «Базэл Цемент» заводом «Састобе-Цемент». ТОО «Богатырь Комир» имеет производственную мощность 42 миллиона тонн угля в год, а запасы угля составляют 3 миллиарда тонн — это самое большое угледобывающее предприятие Казахстана. ТОО «Састобе-Цемент» имеет мощность до 500 тысяч тонн цемента в год.
6. Александр Несис (31 место, 3,1 миллиардов долларов) и Александр Мамут (40 место, 2,1 миллиардов долларов) – акционеры ОАО «Полиметалл», которое владеет месторождением золота «Варваринское» в Костанайской области. В 2011 году на фабрике месторождения было произведено 4 тонны золота и 6,915 тонн меди.
7. Игорь Алтушкин (61 место, 1,6 миллиардов долларов) — председатель совета директоров «Русской медной компании» (РМК). РМК владеет в Казахстане действующими производствами (ТОО «Коппер-Технолоджи» ведет разработку месторождений «50 лет Октября» и «Приорское») и находящимися на проектной стадии (рудник «Лиманный», рудник «Аралчинский», рудник «Кундызды»). Запасы медной руды на месторождении «50 лет Октября» 46 миллионов тонн, «Приорское» 36,8 миллиона тонн, «Лиманный» 37,1 миллиона тонн, «Кундызды» 22,6 миллиона тонн.

Что же можно сказать, глядя на данный список? Наиболее популярным видом вложения является недропользование — нефть, золото, медь с цинком, уголь, фосфорные удобрения. Работают они практически во всех регионах Казахстана. Наиболее рискованный бизнес у «ЛУКОЙЛ Оверсиз» — часть проектов по разведке (Аташ, Тюбкараган) оказались безрезультатными. Наиболее полезный и социально важный проект у «Еврохим» — развитие депрессивной Жамбылской области позволит не только создать рабочие места, но и существенно увеличить бюджет. Вызывает интерес активность приобретения медных месторождений компанией РМК, в то время как у «Казахмыса» сырьевая база сокращается, видимо, у россиян стратегическое мышление лучше развито. В целом, явно видна сырьевая направленность инвестиций.
http://tengrinews.kz/opinion/246/

Nord Gold: дебют компании

20.01.2012
Вчера GDR золотодобывающей компании Nord Gold, выделяемой из «Северстали», начали обращаться на Лондонской фондовой бирже. Стартовые котировки равнялись 7,7 долл. за бумагу. В течение дня стоимость GDR незначительно изменялась и по состоянию на 20.00 мск подросла до 7,82 долл. (+1,6%). Исходя из текущих котировок капитализация компании составляет около 2,8 млрд долл. Два месяца назад для сделки по выделению Nord Gold в отдельную компанию она была оценена в 2,5 млрд долл. (около 7 долл. за бумагу). По мнению Алексея Морозова из UBS, золотодобывающая компания и ее акции значительно недооценены по сравнению с российскими аналогами. Справедливая стоимость акций компании — 9—10 долл., уверен аналитик. «Бумаги Nord Gold выглядят недооцененными», — соглашается Юрий Волков из НОМОС-банка. Впрочем, эксперты уверены, что благодаря росту цен на золото в 2012 году бумаги Nord Gold в течение одного-двух кварталов прибавят в цене 30—40%. Правда, Юрий Волков сетует, что из-за низкой ликвидности рассчитывать на раскрытие акционерной стоимости компании будет сложно.

На Лондонской бирже обращается приблизительно 10,6% акционерного капитала Nord Gold. Остальные акции золотодобывающей компании пока принадлежат 100-процентной «дочке» «Север­стали», но в скором времени будут приобретены компанией Rayglow Limited, подконтрольной владельцу холдинга Алексею Мордашову в рамках выделения Nord Gold в независимую структуру.

По словам гендиректора Nord Gold Николая Зеленского, в перспективе free-float компании скорее всего будет увеличен. «10,6% — это достаточно неплохой показатель, однако сейчас мы рассматриваем различные варианты увеличения стоимости акций», — рассказал он. Когда и каким образом будет увеличен free-float Nord Gold, зависит от того, как бумаги компании покажут себя на бирже, пояснил г-н Зеленский. По мнению Алексея Морозова, руководству Nord Gold стоит подумать о повышении ликвидности акций. Уже сейчас понятно, что на бумаги золотодобывающей компании есть спрос, другое дело, что предложение незначительно, поясняет аналитик. Впрочем, добавляет г-н Морозов, вряд ли Nord Gold решится на размещение акций в ближайшее время: сейчас ее акции торгуются по достаточно низкой цене — проводить IPO невыгодно, а у компании нет недостатка в деньгах.
http://www.rbcdaily.ru/2012/01/20/industry/562949982568461

22.12.2011
В начале декабря «Северсталь» Алексея Мордашова объявила о выделении своего золотодобывающего бизнеса, сосредоточенного в компании Nord Gold. Схема реорганизации — так называемый split-off — дает акционерам «Северстали» возможность обменять свои бумаги на акции Nord Gold. При этом 100 акций метхолдинга будут обмениваться на 186 акций золотодобывающей компании. Если в сделке примут участие не все миноритарии, на которых приходится 17,6% акций, оставшийся пакет Nord Gold выкупит подконтрольная г-ну Мордашову Rayglow Limited. Листинг на LSE новая компания получит только в том случае, если в результате реорганизации как минимум 5% Nord Gold будет принадлежать миноритарным акционерам. Сложную структуру сделки инвесторы восприняли неоднозначно: после заявления компании акции «Северстали» поползли вниз. О том, как готовился split-off и почему на рынке его восприняли неоднозначно, корреспонденту РБК daily АНАСТАСИИ МИШАНИНОЙ рассказывает ИРАКЛИ МТИБЕЛИШВИЛИ, управляющий директор Citi в России, одного из банков — организаторов сделки.

— По мнению ряда аналитиков, для сделки Nord Gold оценен как минимум в полтора раза ниже справедливой стоимости. Расскажите, как происходила оценка компании и как определялись коэффициенты обмена акций «Северстали» на акции Nord Gold?

— У каждого аналитика есть свое собственное мнение на этот счет. Оценка может варьироваться потому, что у людей разный взгляд на один из ее фундаментальных драйверов — форвардные цены на золото. В данном случае есть аналитики двух банков, оценки которых отличаются от оценок большинства остальных банков. Благодаря оптимистичному взгляду на цены на золото в будущем эти аналитики оценивают стоимость Nord Gold гораздо выше, чем остальные. Это их право. В целом же аналитическое сообщество называет оценку примерно в 2,5—3 млрд долл.

При оценке компании перед нами стояла одна очень важная задача — учесть интересы всех акционеров как класса. И соответственно наша работа была направлена на то, чтобы сделка была нейтральной с точки зрения стоимости. Иными словами, неважно, участвуешь ты в сделке или нет, важно, чтобы ты получил адекватную фундаментально справедливую стоимость.

Если говорить о методологиях оценки, то их было несколько. Ключевой из них является достаточно стандартная для горнорудного дела методология, основанная на способности активов компании генерировать денежный поток в течение их жизненного цикла и приведении этих потоков за весь цикл к текущей стоимости.

— А как вы прокомментируете то, что сама «Северсталь» при подготовке несостоявшегося IPO Nord Gold называла цену намного выше той, которую называете вы?

— Мы не имеем никакого отношения к этому IPO и к тому, как оценивали банки компанию на тот момент. Очевидно, что было желание сделать это по максимально возможной цене, однако при конъюнктуре, существовавшей на тот момент, рынок просто не согласился с этим.

— В 2007 году «Норильский никель» тоже выделил в отдельную компанию свою золотодобывающую «дочку» — «Полюс Золото». ГМК выбрала стандартную модель реорганизации — так называемый spin-off, при котором все акционеры получают право на акции выделяемой компании в количестве, пропорциональном количеству акций основной компании. Тогда казалось, что сделка довольно простая и все стороны остались в выигрыше. Почему вы остановились на более сложной модели — split-off?

— Во-первых, классическая сделка по реорганизации путем выделения — процесс очень долгий, он занимает от девяти до двенадцати месяцев. Впрочем, это не главное. У этой структуры есть целый ряд недостатков. Я попытаюсь объяснить, почему в нашем случае это было гораздо более важно, чем в случае с «Норильским никелем». Во-первых, при spin-off у акционеров нет права выбора. Акционеры получают акции выделяемой компании вне зависимости от того, хотят они этого или нет. При этом на дату закрытия реестра акционеров, имеющих право участвовать в собрании акционеров, которое одобряет выделение, акции материнской компании начинают торговаться без учета стоимости акций выделяемой компании. То есть существует период три—четыре месяца, когда у акционеров фактически нет возможности управлять некоторой частью принадлежащих им акций.

Для «Норильского никеля» это было совершенно нормально, потому что соотношение между размером ГМК и размером ее «золотого» бизнеса было намного меньше, чем в случае с «Северсталью». Еще один немаловажный аргумент — риск акселерации долга. По закону при классической реорганизации требования всех кредиторов акселерируются. Иными словами, с момента принятия решения о реорганизации любой из кредиторов имеет право потребовать немедленного погашения долга. А рисковать тем, что в нынешних непростых рыночных условиях компании понадобится немедленно рефинансировать долг целиком, неразумно.

— Если реорганизация настолько выгодна и акционерам, и компании, почему структура сделки вызвала такое недоумение на рынке?

— Судя по всему, сначала рынок просто испугался сложности и оригинальности сделки. На самом деле людям просто нужно было время, чтобы обдумать и понять, что данная структура сделки реально работает. Все комментарии, которые мы сейчас получаем, в том числе от крупных инвесторов, очень позитивные.

Главная претензия к нам — закрытие даты реестра задним числом. Сделано это было по одной простой причине. Мы исходили из того, что у компании есть обязательства перед ее существующими акционерами. Перед участниками финансового рынка, которые хотят поиграть с акциями, у нас обязательств нет никаких. И заметьте, мы выбрали дату, непосредственно примыкающую к дате объявления сделки, учитывая в том числе разницу во времени для всех инвесторов компании по всему миру. Кроме того, впоследствии было выпущено пояснение, согласно которому в сделке могут принимать участие держатели GDR «Северстали», приобретенных в период до 29 ноября 2011 года, расчеты по которым были произведены не позднее 2 декабря 2011 года, а также квалифицированные инвесторы, которые приобрели акции «Северстали» до 29 ноября включительно, при условии, что принадлежащие им акции зарегистрированы на их имя в период до 2 декабря.

— Другая претензия к компании заключается в том, что в обмене акций могут участвовать не все акционеры. Физлица — неквалифицированные инвесторы — не могут принять участие в сделке. Как вы это прокомментируете?

— Вопрос к регулятору. Мы действуем в рамках законодательства. При этом именно потому что мы знали, что будет именно так, мы стремились сделать сделку нейтральной с точки зрения стоимости. Если акционер не хочет или не может участвовать в обмене в силу ограничений, которые на него накладывает законодательство, то акционер не пострадает экономически, потому что его доля в уменьшившемся пироге — в акционерном капитале «Северстали» — вырастет. Понятно, что людям сложно это осознать. Им кажется, что у них что-то отнимают. На самом деле это не так. Это нейтральный обмен — акционер получает адекватное справедливое вознаграждение за то, что он остается в «Северстали».

— Осталась одна очень большая интрига: получит ли Nord Gold листинг на бирже. Это произойдет, если как минимум 5% капитала Nord Gold будет принадлежать миноритарным акционерам в результате сделки. Какой процент миноритарных акционеров уже подали заявки на обмен?

— Никакой. И не подадут до последнего момента. У инвестора нет необходимости принимать решение в начале этого процесса — у него есть определенное время для принятия решения. Он откладывает это решение просто потому, что к последней неделе у него будет существенно больше информации. Это обычная тактика.

— Есть ли вероятность, что 5% все же не наберется?

— Есть, но никакого прогноза здесь дать невозможно. С одной стороны, инвесторов привлекает гибкость, которую дает ликвидность акций «Северстали», ее достойный 17-процентный free-float. Особенно это важно при нынешних рыночных условиях. С другой стороны, у всех свои представления и потребности. Кто-то прогнозирует значительный рост цен на золото, к примеру, и будет рад обменять акции. Мы сделали все, чтобы дать миноритариям максимальную возможность участвовать в сделке, вплоть до того, что мы ущемили права ключевого акционера компании. Он не сможет воспользоваться своим пропорциональным правом и выбрать всю квоту.

— И «Северсталь», и Nord Gold обязуются выплачивать в качестве дивидендов около 25% от чистой прибыли. Как вы считаете, акционером какой из двух компаний выгоднее быть с этой точки зрения?

— Тут нужно учитывать, что «Северсталь» и Nord Gold — это две разные компании с двумя разными потребностями и разными жизненными циклами. Nord Gold молодая компания, и она эксплуатирует относительно молодые активы. Их потребность в капитальных вложениях довольно большая. Капитальные вложения напрямую влияют на чистый денежный поток, который остается для распределения акционерам. Впрочем, инвесторы — агностики в этом плане. Если они инвестируют в растущую компанию с молодыми активами, в которые надо вкладывать, они не рассчитывают на большие дивиденды. Они понимают, что зарабатывают на росте стоимости, которую компания таким образом создает.

— А если бы у вас был пакет акций «Северстали», скажем 1%, как бы вы поступили?

— Здесь действительно все зависит от личных убеждений и потребностей инвесторов. Кто-то остался бы в более ликвидной бумаге, кто-то сделал бы ставку на золото.

— Как скажется на стоимости акций «Северстали» и Nord Gold эта реструктуризация?

— Опять-таки делать какие-либо прогнозы сейчас очень сложно и фактически бесполезно. Единственное, что я вам могу сказать точно: если Nord Gold будет публична, она будет стабильна, хотя бы потому что в нее пришли люди, которые хотели в ней быть. Я не ожидаю падения, потому что в компании не окажется инвесторов, не желающих владеть акциями и вынужденных их продавать. А все остальное предсказать невозможно.

— Алексей Мордашов в ноябре на конференции в Лондоне говорил о том, что после отделения золотодобывающих активов в марте-апреле 2012 года скорее всего будет проведено IPO. Как вы думаете, было ли бы это разумно?

— Трудно сказать. Совершенно очевидно, что у этой компании есть большое будущее на публичных рынках акционерного капитала. Поэтому я не думаю, что кто-то будет оспаривать необходимость размещения акций. Весь вопрос сводится к тактике — подходящий ли это момент для того, чтобы выйти на рынок. В то же время следует понимать, что велики шансы того, что к концу января компания уже станет публичной и уже будут созданы все условия. В дальнейшем Nord Gold и ее акционеры будут решать, увеличивать ли free-float компании.

— Несмотря на растущее напряжение на рынке, количество сделок не уменьшается. Получается, что компании пока не боятся кризиса? Как вы оцениваете ситуацию на рынке?

— Она плохая. Аналогию я бы привел следующую: это как автобус-гармошка — в то время как одна его часть накреняется, другая может оставаться стабильной, но только до определенного момента… Да, мы видим большой поток сделок, в то же время мы видим резкое сокращение аппетита рынка, в том числе и желания банков его финансировать.
http://www.rbcdaily.ru/2011/12/22/industry/562949982356501