Архив меток: mckinsey.com

Saudi Arabia’s Vision 2030

Саудовская Аравия торжественно представила план избавления от нефтяной зависимости http://www.newsru.com/finance/25apr2016/saudivision.html

Саудиты утвердили план спасения экономики

«Мы надеемся, что граждане будут работать вместе, чтобы достичь цели «Саудовского видения 2030», — сказал король Салман о стратегии развития королевства на ближайшие 15 лет.

детали плана:

1. Доля ненефтяного экспорта в ненефтяном ВВП Саудовской Аравии должна быть увеличена с 16% до 50%.

2. План предусматривает диверсификацию экономики, в том числе локализацию возобновляемых источников энергии и производства промышленного оборудования. Планируется, кроме того, создание 90 тыс. рабочих мест в горнодобывающей отрасли.

3. Развитие туристической отрасли, достопримечательностей. Планируется также упростить процедуру получения виз.

Экономические детали плана — программа реформ госбюджета, нормативные изменения и политические инициативы на следующие пять лет. Так называемый «Национальный план трансформации» выйдет, как ожидается, в ближайшие четыре-шесть недель.

Об инициативах реформирования речь шла в Саудовской Аравии несколько раз за последние десятилетия. Тем не менее королевство по-прежнему в значительной мере зависит от экспорта нефти. В 2015 г. низкие цены на мировом рынке нефти привели к дефициту бюджета страны почти в $100 млрд, что вновь ставит вопрос о необходимости перемен.

Новая стратегия развития широко обсуждается в СМИ, в социальных сетях и обычной жизни. Многие жители Саудовской Аравии, и в особенности молодое поколение, говорят, что приветствуют изменения. Сторонники реформ ожидают, что они приведут к созданию новых рабочих мест, росту экономических возможностей и в конечном счете, возможно, обеспечат больше социальной свободы — к примеру, женщинам будет позволено управлять автомобилем.

Другие жители страны, напротив, сомневаются, что в консервативном обществе удастся достичь заметных перемен. Кроме того, саудовцы опасаются, что реализация плана окажется болезненной из-за сокращения социальных привилегий для защиты госбюджета и стремления правительства обеспечить большую занятость в частном секторе вместо комфортного госсектора.

Принц Мухаммад сосредоточил полномочия всех министерств, имеющих отношение к экономике, в рамках совета, который возглавляет. Объем полномочий принца убедил многих саудовцев, что он, возможно, сможет преодолеть бюрократические барьеры и упразднить бумажную волокиту, которая препятствует многим действиям правительства. Однако сохраняется опасение, что бюрократические преграды вновь помешают проведению реформ.

Многие саудовцы опасаются, что реформы ударят по их кошелькам, поскольку власти намерены урезать субсидии на топливо и коммунальные услуги. Некоторые также допускают, что рост заработной платы в государственном секторе, где занято большинство населения, замедлится.
http://www.vestifinance.ru/articles/70196

— — — — — —

Moving Saudi Arabia’s economy beyond oil http://www.mckinsey.com/global-themes/employment-and-growth/moving-saudi-arabias-economy-beyond-oil

http://www.mckinsey.com/search?q=Saudi%20Arabia
http://www.mckinsey.com/~/media/mckinsey/global%20themes/employment%20and%20growth/moving%20saudi%20arabias%20economy%20beyond%20oil/mgi%20saudi%20arabia_full%20report_december%202015.ashx
https://yadi.sk/i/yt-vqE6YrKnRF
— — — — — —

Full Text of Saudi Arabia’s Vision 2030 http://saudigazette.com.sa/saudi-arabia/full-text-saudi-arabias-vision-2030/

http://saudigazette.com.sa/tag/vision-2030/
http://saudigazette.com.sa/tag/saudi-arabia/
https://yadi.sk/i/Uy8H1v-WrKmRf
— — — — — —

Россия:
Кудрин и реформы http://www.rbc.ru/economics/26/04/2016/571fa8fa9a7947dad103f3b0
http://www.rbc.ru/tags/?tag=Алексей+Кудрин
Что сделал Путин, чтобы заслужить сотрудничество Кудрина? http://aillarionov.livejournal.com/923428.html
«Дискуссия» о реформах 90-х от «звездного состава» http://aillarionov.livejournal.com/922045.html

spydell: Обвал цен на нефть внес вклад в обрушение мировой торговли

Нефть упада в 2.5 раза. Как это отразилось на потенциале экспорта ведущих стран мира? Некоторые горе-экономисты считают, что страны чистые-импортеры нефти (США, Япония, Германия, Корея) после падения нефти воспрянут духом, расправят плечи и с гордо поднятой головой пойдут штурмовать новые рубежи промышленного производства. В теории неплохо, на практике не все так просто.

Как схема работала раньше? Страны Европы и США покупали нефть у России или Саудовской Аравии, например. После чего Россия и Саудовская Аравия покупали у Европы и США Мерседесы, хамоны, операционную систему Windows и далее по списку, а остаток переводили в ценные бумаги США и Европы, выкупая американские трежерис, французские или английские облигации, акции компаний, что помогало финансировать дефицит бюджета правительств в западных странах и поддерживать ИХ финансовую систему. По сути все, что приходило в оплату нефти в дальнейшем уходило обратно (через покупки товаров, услуг или через покупку ценных бумаг западных стран).

Высокие цены на нефть, конечно же, негативно сказывались на счете текущих операций в странах чистых импортерах нефти, но не так сильно. Большая часть денег все равно возвращалась, что увеличивало экспорт и демпфировало негативный эффект нефтегазового импорта. А что получилось после обвала цен на нефть и газ? Страны чистые экспортеры нефти и газа потеряли почти 1 трлн долларов (!). Да-да, именно столько. Все в совокупности. Сумма огромная — это под 7-8% от глобальной торговли всеми товарами.

Если раньше они на эти деньги могли купить товары из США и Европы, а остаток направить в ценные бумаги, то теперь не могут. Тем самым выпуск тех же Мерседесов сократился. Тот самый выпуск из Германии, который направлялся в страны экспортеры нефти. А США потеряли возможность привлекать нефтедоллары на выкуп своих трежерис. Для производства Мерседесов нужны тысячи комплектующих, которые замыкаются на сотни подрядчиков и субподрядчиков, провоцируя тем самым мультипликативный эффект схлопывания совокупного спроса.

Мировая торговля сокращается. Группа 12 (развитые страны) – США, Япония, Германия, Франция, Великобритания, Италия, Канада, Испания, Австралия, Южная Корея, Швейцария, Швеция.

Экспорт из этих стран начал рушиться с сентября 2014 (тогда же, как и нефть пошла вниз)Обвал цен на нефть грохнул мировую торговлю. Очевидно, что на это повлияли не только цены на нефть и другие коммоды, но и укрепление доллара (т.е. долларовый экспорт из Японии или Европы становится меньше) + общее замедление глобальной экономики.

Но факт остается фактом. Сильнейшее сокращение экспорта с 2008 года. Не так стремительно, как тогда, но за 20 лет падение случалось три раза. В начале 21 века, в 2008 и сейчас.

Еще важный момент. Байка о том, что мир вышел из кризиса в 2011 и продолжает активно расти является враньем. Просто брехней невообразимой. Нет никакого уверенного выхода из кризиса. Мировая торговля стагнирует с 2011. А сейчас валится.

Восторженные эпитеты о перспективах глобальной экономики и экстаз от роста рынков за 4 года оставьте аналитикам пропагандонам из инвестконтор. Мы тут собрались серьезные люди и обсуждаем фактическое положение дел в мировой экономике, прекрасно отдавая себе отчет за счет чего росли рынки 4 года ))
Расшифровка группа 1 (развитые)

Экспорт падает везде и в США тоже. Лишь в Швейцарии все нормально.

С развивающимися странами не лучше. Группа 12 (развивающиеся страны)– Бразилия, Индия, Россия, Мексика, Индонезия, Турция, Аргентина, Польша, Южная Африка, Таиланд, Колумбия, Малайзия)

В Группе нет Китая в силу его значительности. Он отдельно

Экспорт Китая держится, но балансирует возле уровней 2011-2012. О рывке 2009-2011 речи уже нет идет. Самое значительно падение экспорта в процентном соотношении (около 35%) разумеется в России (в виду структуры экспорта).

Так что не все так однозначно и столь радикальное изменение цен на энергоресурсы отражается на мировой торговли существенно.
http://spydell.livejournal.com/590384.html

— — — — —
iv_g: Практически на всех графиках есть перелом в 2002 г., связанный с началом китайского роста.

Для тех, кому на самом деле интересно, что происходит с Китаем — не пропустите довольно интересный отчет McKinsey, который вышел полгода назад (по ссылке). С момента прошлого кризиса общая долговая нагрузка китайской экономики выросла почти в 3 раза, достигнув к прошлому лету $28.2 триллионов или 282% ВВП. Долговая нагрузка в годовом выражении росла в 3 раза быстрее, чем рос китайский ВВП. Сейчас, год спустя, с очень большой долей вероятности, можно сказать, что уровень долга уже превышает 300% к ВВП. Это выше, чем даже у таких закредитованных стран как США, Австралия или Южная Корея. При сравнительно низком объеме государственного долга, долг компаний «реального сектора» огромен. Он в 2 раза больше, чем в совокупности у всех американских нефинансовых компаний.

Debt and (not much) deleveraging http://www.mckinsey.com/insights/economic_studies/debt_and_not_much_deleveraging

mckinsey.com: А вы готовы к ресурсной революции?

http://vbulahtin.livejournal.com/672198.html
http://aftershock.su/?q=node/219107

Опубликован манифест [1] компании McKinsey «А вы готовы к ресурсной революции?»
Что же в числе прочего указывает McKinsey?
1. Манифест хоть и называется «А вы готовы к ресурсной революции?», про ресурсную революцию там речи не идет. McKinsey далеко до анализа системных эффектов экономики, McKinsey пишет про рационализацию ресурсоиспользования и ресурсосбережение
2. McKinsey:
— лидеры должны демонстрировать рост производительности труда на 50 процентов или около того раз в несколько лет.
— продуктивность ресурсов является правильным акцентом для использования территорий

Вот меры, которые предлагает McKinsey, для ресурсной революции:
— замена дорогостоящих, неуклюжих, или дефицитных материалов на менее дефицитные, дешевые и высокопроизводительные
— вложение программного обеспечения в ресурсоемкие отрасли, чтобы резко улучшить производительность компаний по использованию скудных ресурсов

McKinsey тут же указывает компании, которые несут народам эти лучшие практики:
Tesla Motors, Uber и Zipcar
3 Energy, Opower и SolarCity
и даже указывает список Двенадцать компаний [2] завтрашнего дня
и снова, и снова McKinsey (напомню — по-прежнему, основной консультант Министерства энергетики РФ) указывает на лучшие практики
«Dreamliner
Внедрение софта в промышленное оборудование или в сами рыночные процессы — двигатели производства GE занимаются самодиагностикой и заранее сообщают о необходимости ремонта, обслуживания, замены деталей.»

McKinsey тут же предлагает собственные IT-решения.

Теперь не упуская вышеизложенного тезиса о том, что иностранные выгодополучатели интересованы «замкнуть» экономические и технологические цепочки не в России, можно взглянуть на текущие достижения McKinsey & Co (помимо того, что они стояли у истоков реформы электроэнергетики РФ:
«Изучить эффективность вложений в возобновляемую энергетику Минэнерго поручило рабочей группе при НП «Совет рынка». Расчеты проводились на основе исследований, проведенных McKinsey & Co»
«ФСТ раскритиковала предложенный Минэнерго проект отмены регулирования в теплоснабжении… доклад консалтинговой компании McKinsey, на который опиралось Минэнерго…»

Последнее — в нашей северной стране следующий за военными и оборонкой контур защиты и развития территории под названием Россия — это энергетика, а мы его отчасти то так, то эдак пытаемся включить в мировые экономические и технологические пищевые цепочки (которые часто имеют мало общего с защитой и развитием России)

1/
http://www.mckinsey.com/insights/sustainability/are_you_ready_for_the_resource_revolution
2/
http://www.mckinsey.com/insights/sustainability/~/media/C3A98AAB5A7C4BBE92B46CD9CDFF847B.ashx

— — — — —

About the authors
Stefan Heck is a consulting professor at Stanford University’s Precourt Institute for Energy and an alumnus of McKinsey’s Stamford office. Matt Rogers is a director in the San Francisco office.

This article is based in part on the authors’ book, Resource Revolution: How to Capture the Biggest Business Opportunity in a Century (New Harvest, April 2014).

mckinsey.com: MGI’s Commodity Price Index—an interactive tool

http://www.mckinsey.com/insights/energy_resources_materials/resource_revolution_tracking_global_commodity_markets
http://www.mckinsey.com/tools/Wrappers/Wrapper.aspx?sid=0237E967-A10A-489F-B428-C5AA3437D98F&pid=1A3A0AD3-E3DB-436E-BE0D-A5A5BBF05006

McKinsey: Отставить траур, «супер-цикл» роста цен на сырье не закончился

Разговоры о закате «супер-цикла» роста цен на сырье преждевременны, уверены в McKinsey Global Institute.

http://www.mckinsey.com/insights/energy_resources_materials/resource_revolution_tracking_global_commodity_markets
http://www.mckinsey.com/~/media/McKinsey/dotcom/Insights/Energy%20Resources%20Materials/Resource%20revolution%20Tracking%20global%20commodity%20markets/MGI%20Resources%20survey_Full%20report_Sep%202013.ashx

В будущем цены на основные виды сырья будут расти из-за сокращения предложения: легкодоступных месторождений нефти и металлов становится все меньше.Урожайность сельского хозяйства тоже падает, а это значит, что еда будет становиться все менее доступной.

Супер-цикл еще не закончен

— На протяжение практически всего XX века ресурсы постепенно дешевели, что поддерживало рост мировой экономики. Это сопровождалось ростом спроса на энергоресурсы, металлы, продукты питания и воду, но к росту цен не приводило. В этот период серьезно росло предложение ресурсов и производительность экономик.
— На протяжение XX века Commodity Index McKinsey Global Institute, в который входят цены на энергоносители, металлы и продукты питания, упал практически в два раза в реальном выражении.
— Но в 2000-е годы все изменилось: рост предложения не успевал за ростом спроса со стороны Китая и других азиатских стран. В среднем цены на ресурсы удвоились за этот период.
-Рост экономик развивающихся стран, прежде всего, Китая был беспрецедентным. Ресурсы им нужны были на строительство инфраструктуры, поддержание роста городского населения, домохозяйства предъявляли все больший спроса на продукты питания, а потребительские привычки населения становились все более разнообразными.

— Выросла волатильность цен на ресурсы: с начала века она была в три раза выше, чем в 1990-е годы. После 2008 года волатильность несколько ослабла, но все равно остается крайне высокой.
— На волатильность повлияли временные факторы, например, наводнения, засухи, различные военные конфликты. Однако стало ясно, что рост волатильности имеет структурные причины: спрос сейчас настолько высок, что предложение уже не может гибко и быстро ответить на его увеличение.
— Эти структурные проблемы никуда не денутся, ведь предельные издержки на добычу ресурсов также серьезно выросли. За исключением природного газа и возобновляемых источников энергии, добывать сырье стало сложнее и дороже. Например, издержки на содержание месторождения нефти в последние 10 лет удвоились.
— Из-за урбанизации к 2030 году города захватят 30 млн га сельскохозяйственной земли хорошего качества – это порядка 2% земли, которая сейчас обрабатывается. Более 80% пахотных земель сейчас находятся в зоне риске из-за политических и инфраструктурных причин.
— В этот же период цены на сырье стали коррелировать друг с другом – такого в мировой истории еще не было. Особенно это видно на примере сельского хозяйства: цены на продукты зависят от цен на энергоресурсы, так как топливо нужно для техники и различного оборудования. От стоимости энергии зависит 15-30% стоимости урожая и 25-40% стоимости стали.

— Часто ресурсы теперь заменяют друг друга. Хороший пример – это нефть и другие возобновляемые источники энергии, для замены которых используют биотопливо.
— С 2011 года цены на сырье немного просели, но говорить об окончании «супер-цикла» преждевременно. Цены все равно остаются крайне высокими, а после кризиса они росли куда быстрее глобального ВВП.

На рынке нефти установилась нижняя граница цен

— До 1970-х годов ситуация на рынке энергоресурсы была стабильной: цены на уголь, газ и нефть не росли, ведь спрос и предложение соответствовали друг другу. Тогда появлялись новые дешевые источники предложения, повышалась эффективность нефтепереработки, а добывающие компании мало влияли на рынок.
— Затем случился нефтяной шок 1970-х годов. Впоследствии цены все равно начали снижаться: ОПЕК не могла в достаточной мере влиять на рынки, открывались новые месторождения, а в развитых странах снижалось потребление нефти.
— Но с начала 2000-х годов номинальные цены на энергоресурсы выросли на 260% (рост ежегодно на 10,2%).
— Самый большой рост показали цены на уран, выросшие на 350% в номинальном измерении.
— Цены на нефть и уголь выросли соответственно на 293% и 282% по сравнению с уровнем 2000-х годов.
— За ростом цен стоял рост спроса, сокращение свободных мощностей в странах ОПЕК и рост стоимости добычи нефти в странах, не входящих в картель. С 2000 по 2010 годы расходы на открытие и разработку нового месторождения нефти почти удвоились. Проекты становились все более сложными и дорогостоящими.
— В результате цены на нефть выросли до $140 за барр в 2008 году. При этом американская нефть благодаря сланцевой революции продавалась с существенной скидкой.

— Меньше всего за последнее десятилетие выросли цены на газ. В США они вообще существенно снизились по сравнению с уровнем 2008 года: все больше потребностей в энергии США покрывают с помощью газа, добытого из нестандартных источников.
— Цены на газ существенно выросли лишь в Японии, где из-за катастрофы на АЭС «Фукусима» закрыты все ядерные электростанции.

— Спрос на энергоносители в мире продолжит расти. Лишь спрос Китая на энергию будет расти примерно на 2% в год вплоть до 2030 года. Он обеспечит порядка 40% спроса на энергию в мире. В McKinsey предполагают, что ВВП Китая будет расти на 6,8% в год.
— Спрос на энергию растет до тех пор, пока доходы на душу населения не достигнут $15-20 тысяч по ППС. Затем экономика изменяется: развивается сектор услуг, который требует меньших затрат энергии.

— Сейчас уровень использования энергии в Китае можно сравнить с показателями Сингапура и Южной Кореи в 1980-е годы. К 2030 году интенсивность использования энергоресурсов в Китае достигнет уровня этих стран 1990-х годов.
— Цены на нефть вряд ли могут упасть еще ниже — издержки на ее добычу становятся все больше. Все чаще приходится разрабатывать нетрадиционные источники топлива или традиционные, но труднодоступные.
— За последние 10 лет предельные издержки на добычу нефти выросли на 250% — с $30 за барр в 2002 году до $104,5 за барр в 2012 году.
— Ситуацию может изменить сланцевая революция в США, которая привела к падению цен в стране на нефть и газ. Также ситуацию может исправить повышение эффективности производства, которое снизит спрос на нефть. Изменить рынок энергетики может также быстрое изменение технологий.

Металлы: азиатские экономики определят будущее рынка

— На протяжении XX века цены на металлы падали благодаря улучшению технологий, открытию новых месторождений и изменению спроса.
— С начала 2000 годов номинальные цены на металлы выросли на 176%. Средний рост в год составил 8%.
— Самые большой рост показали цены на золото: инвесторы активно вкладывались в металл, уверенные в том, что он защитит их от рисков. При этом издержки на добычу золота росли на 15% в год, а новые месторождения не появлялись.
— Цены на медь и сталь выросли соответственно на 344% и 167% во многом благодаря спросу со стороны Китая. Китай потребил больше стали в последние 10 лет, чем за все 60 лет до этого.
— Цены на алюминий выросли всего на 27% — это меньше, чем на все другие виды сырья. Предложение на рынке достаточно стабильно благодаря быстрому росту добычи в Китае и достаточным резервам. Сейчас в мире накоплено 10 млн т алюминия – этого достаточно, чтобы сделать 750 млрд банок для напитков.

— К росту цен на металлы привел рост спроса со стороны развивающихся стран, а также серьезный рост издержек на производство.
— В будущем издержки будут расти: новые месторождения находятся далеко и разрабатывать их сложно, а качество уже разработанных месторождений снижается. Новые месторождения обычно находятся в странах с высокими политическими рисками, а это затрудняет общение между компаниями и правительствами.
— Проекты становятся настолько крупными, что на их реализацию нужно все больше капитала. Часто новые проекты становятся недоступны для небольших компаний.
— Развивающиеся страны продолжат скупать металлы: спрос к 2030 году вырастет на 75% лишь на сталь. Во многом это произойдет благодаря урбанизации Индии и Китая.
— Несколько снизить спрос на металлы помогут технологии их переработки и повышения эффективности их использования.

Сельское хозяйство

— В XX века также подали цены на сельскохозяйственную продукцию. В реальном выражении цены в год снижались на 0,7%. При этом с 1961 по 2000 годы спрос на сырье рос на 2,2% в год.
— С 1961 по 1970-е годы урожайность росла на 3% в год, но затем рост замедлился в 1990-х годов до 1,1%. Рост урожайности злаковых замедлился до 0,4%.
— Снижение урожайности связано с ухудшением состояния пахотных земель, снижением инвестиций в исследования новых способов повышения урожайности, а также из-за различных ограничений на распространение новых технологий между странами.
— На этом фоне растет спрос на продукты питания, а также увеличивается количество шоков – засух, наводнений, различных перепадов температур. Это привело к тому, что с начала века номинальные цены на продукты выросли на 120%.
— Примером шока на рынке сельскохозяйственной продукции может стать лето 2012 года. Тогда цены на соевые бобы, кукурузу и пшеницу выросли из-за засухи и наводнений, поразившей США, Россию, Европу и Латинскую Америку.
— Цены на непродовольственные продукты сельского хозяйства с начала века выросли на 30-70%. Самый большой рост показали цены на каучук, который подорожал на 350%.
— В будущем рост спроса на продукты питания обеспечат страны Азии и Африки. Это связано с тем, что они будут потреблять больше калорий, да и население этих стран продолжает расти. Меняются и их потребительские привычки: эти страны начинают потреблять все больше мяса.
— Это потребует увеличения площадей пахотных земель. Сейчас в Китае потребляется порядка 75 кг мяса на человека в год. Если потребления вырастет до уровня США – 120 кг мяса на человека, к 2030 году понадобятся еще 60 млн га сельскохозяйственных земель.
http://finmarket.ru/main/article/3493537

McKinsey: Five opportunities for US growth and renewal (Energy)

http://www.mckinsey.com/insights/americas/us_game_changers
http://www.mckinsey.com/~/media/McKinsey/dotcom/Insights/Growth/US%20game%20changers/MGI_US_game_changers_Full_report_July_2013.ashx

— — — — — —
Citigroup report. Energy 2020: North America as the new Middle East
BofA Merrill Lynch: The outlook for oil in 2012