Архив меток: kommersant.ru

Which Countries Have The Most Economic Complexity?

http://www.zerohedge.com/news/2017-09-17/which-countries-have-most-economic-complexity
http://www.visualcapitalist.com/countries-economic-complexity/

In 2009, a team at Harvard formalized a measure of economic complexity that compared nations based on the sophistication of their economies. Now known as the Economic Complexity Index (ECI), the exact measurement is complicated, but it essentially uses data on two main things to uncover the underlying level of economic complexity:

1. Economic Diversity
Measures how many different products a country can produce.

2. Economic Ubiquity
Measures how many countries are able to make those products.
In other words: if a country produces only a few goods, that economy is not very complex. Further, if a country produces many different products, but they are all simple ones that can be replicated elsewhere, the economy is still not complex. See full details on the project here.
http://atlas.cid.harvard.edu/rankings/growth-predictions/

Download 2015 data and growth projections
http://atlas.cid.harvard.edu/media/growth_projections/visualizations/data/atlas_growth_projections_2025.csv

Download all years data
http://atlas.cid.harvard.edu/rankings/country/download/
Россия на 46 месте: ниже Таиланда, но выше КСА
Ниже Молдовы, Белоруссии, Болгарии, БиГ, Румынии, Хорватии, Грузии, Венгрии, Словении

По оценкам BCG, Россия снижает способность превращать деньги в благосостояние

Экономика России относительно слабее, чем страны мира в среднем, трансформирует рост ВВП и уровень ВВП на душу населения в показатели, характеризующие благосостояние. По этим показателям она находится в одной из двух больших групп благополучных стран, демонстрирующих слабый прогресс в росте благосостояния,— таковы основные выводы исследования BCG, оценивающего эффект трансформации с 2012 года по собственной методике. Специфическая российская проблема — качество госуправления. При сохранении его на нынешнем уровне при более высоком уровне ВВП экономика РФ по благосостоянию населения вполне может уступать странам третьего мира.

Доклад Boston Consulting Group (BCG), публикуемый сегодня, посвящен обсуждению нового раунда измерений компанией индекса SEDA для 162 юрисдикций мира. SEDA — композитный индекс, созданный экспертами BCG в 2012 году. Это попытка по десяти критериям (от уровня дохода и экономической стабильности до здоровья населения и состояния инфраструктуры) дать оценку «объективного благосостояния» конкретной страны. Доклад 2017 года посвящен «вызовам превращения богатства в благосостояние». Эксперты BCG констатируют — при равных уровнях формального богатства экономик (в первую очередь ВВП по ППС) оно не только по-разному субъективно оценивается населением, но и объективно отражается в различной доступности некоторых благ и в измеримой разнице, например, в продолжительности жизни.

Основной вывод доклада BCG — в мире сформировались группы стран, способность которых превращать богатство в благосостояние различна. Страны с высокими оценками SEDA и быстрым прогрессом в достижении благосостояния немногочисленны: среди крупных экономик это Саудовская Аравия, Польша, с менее выдающимися результатами по уровню — Бразилия (среднемировой уровень по всем показателям), Турция и Вьетнам и с очень высоким прогрессом — КНР. Низкие оценки SEDA и быстрый прогресс характерны для большой группы стран третьего мира, в том числе Индии, Бангладеш, Нигерии и Эфиопии. Группа отстающих и по текущим показателям, и по уровню прогресса немногочисленна — из крупных экономик в нее попадают Пакистан, Египет и ЮАР.

Россия по этой классификации формально попадает в ту же группу, что и большинство развитых стран (ОЭСР) — с низким уровнем прогресса и высокими показателями SEDA. Вместе с Таиландом, Аргентиной, Ираном и Мексикой (все они немного уступают РФ по оценке благосостояния) она образует явную «подгруппу» умеренно (в сравнении, например, с Италией, Францией и Швецией) низких темпов прогресса. BCG исследует и более сложные зависимости: так, среди стран со схожим уровнем ВВП на душу населения РФ и Аргентина уступают Польше в способности конвертировать богатство в благосостояние. Наконец, РФ имеет средние показатели способности конвертировать темпы роста ВВП в улучшение показателей SEDA — среди стран ЕС, схожих по темпам роста, хуже конвертируют рост в благосостояние в США, Канаде, Франции и Швеции — а Германия, Швейцария и особенно Нидерланды делают это лучше. Для России, как и для ЮАР, Турции и Ирана, более характерна способность превращать в благосостояние рост ВВП, чем имеющееся богатство.

Общий вывод BCG о причинах происходящего в мире — средний уровень богатства плохо трансформируется в благосостояние из-за высокого неравенства. РФ в оценке BCG относится к группе среднего уровня неравенства, определяемого по индексу Джини, вместе с США (и в отличие от Китая, Мексики и Бразилии). Впрочем, оценки SEDA прямо отвечают на вопрос о «российской специфике» этого процесса. При довольно хороших показателях компонент SEDA оценки качества госуправления крайне низки — 22 балла из 100. А низкий в сравнении с конкурентами прогресс в компонентах индекса SEDA по уровню здравоохранения и образования позволяют BCG предположить: ряд менее богатых стран третьего мира скоро опередит РФ по уровням благосостояния.
https://www.kommersant.ru/doc/3416365

Исследование АВАРА о реальном росте ВВП за вычетом государственного долга
https://www.awaragroup.com/ru/blog/study-on-real-gdp-growth-net-of-debt/

kommersant.ru: В Туркмении кончился бесплатный газ

Правительству страны поручили пересмотреть систему льгот

«Отметив тот факт, что система льгот в настоящее время полностью стала неэффективной, глава государства поручил вице-премьеру Бяшиммырату Ходжамаммедову подготовить предложения по аннулированию всех льгот,— сообщило накануне информагентство “Туркменистан сегодня”.— То есть льготы должны предоставляться не всем подряд, а только тому, кто действительно нуждается в социальной помощи».

На заседании с участием президента Бердымухамедова обсуждались и другие меры по привлечению дополнительных средств в бюджет — например, изменение налоговой и банковской систем. Строгие выговоры «за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей» получили вице-премьер Ходжамаммедов, курирующий экономический блок, а также министр финансов Мухамметгулы Мухаммедов, министр экономики и развития Батыр Базаров, а также глава налоговой службы Сапарберди Гундогдыев. Последние двое были назначены на свои посты лишь год назад — после того, как их предшественников уволили за несоответствие занимаемым должностям.

«Подобные заявления — свидетельство того, что в туркменской казне нет денег,— сказал “Ъ” политолог, специалист по Средней Азии Аркадий Дубнов.— Теперь власти планируют получить хоть какие-то средства за те ресурсы, которые в определенных лимитах поставлялись бесплатно. Для определенной категории граждан это было существенным подспорьем — разумеется, такой шаг не улучшит жизненный уровень туркмен».

С 1993 года в Туркмении льготы действуют на все коммунальные услуги. Например, каждый гражданин имеет право на бесплатные 35 киловатт-часов электричества, 50 кубометров газа и 250 л воды в день. Кроме того, с 2008 по 2014 год владельцы легковых автомобилей получали бесплатно 120 л бензина в месяц.

Цены на сверхлимитное потребление природных ресурсов в Туркмении повышали и раньше, но об отмене льгот президент страны заявил впервые. Пойдя на такой шаг, господин Бердымухамедов будет вынужден нарушить указ первого президента — Сапармурата Ниязова, который установил нынешние социальные гарантии до 2030 года.

«В трудном экономическом положении сейчас находятся все страны Средней Азии»,— сказал “Ъ” директор аналитического центра Института международных исследований МГИМО Андрей Казанцев, ранее живший в Туркмении. Он пояснил, что «основной покупатель туркменского газа — Китай — сейчас платит за топливо неполную цену, компенсируя средства, затраченные на строительство газопровода».

http://www.kommersant.ru/doc/3319787

http://iv-g.livejournal.com/tag/Туркменистан
28 Декабрь 2015 Экономика Туркмении http://iv-g.livejournal.com/1263135.html
Изменения с 2015 г. по данным tradingeconomics.com
— фиксированный курс немного даже понизили, несмотря на 6-7% годовую инфляцию
— Current Account to GDP все больше уходит в минус
— Government Budget ушел в минус с 2015 года

Можно повторить выводы от 28 Декабрь 2015

В настоящее время Туркмения очень похожа на Ливию: светский режим в исламской стране, удерживающийся за счет нефтяных прибылей. Насколько устойчива такая конструкция неизвестно, тем более, что имеется, наверное, много желающих проживающих в юго-восточном соседе Туркмении научить страну правильному исламу.

kommersant.ru: Во что превратилось китайское экономическое чудо

Китайский экономический локомотив буксует. Планы по переориентации экономики на внутренний спрос и сферу услуг пока остаются только планами. Старая модель инвестиционного роста больше не работает, а новой нет.

Еще несколько лет назад было невозможно представить, чтобы скучные статданные и дежурные заявления функционеров КПК стали поводом для первополосных статей ведущих газет мира и главными сюжетам новостей на ТВ, а сырьевые и фондовые рынки реагировали на них резкими скачками. Сейчас — другое дело: Китай стал последней надеждой мира на экономический рост и вовсю пытается ее оправдать. В феврале и начале марта это удалось.

Отток капитала из КНР замедлился, в феврале он составил $29 млрд (в январе 2016-го — $100 млрд, в декабре 2015-го — $107 млрд). Девальвационное давление на юань ослабло. Китайская номенклатура может радоваться — открывшаяся в начале марта сессия Всекитайского собрания народных представителей проходит плавно. Председатель госкомитета по делам развития и реформ КНР Сюй Шаоши заявил, что «жесткой посадки» экономики не будет, а по словам премьера Ли Кэцяна, в 2016-м рост составит 6,5-7% ВВП (прогноз МВФ — 6,3%).

Глобальные рынки заразились китайским оптимизмом. В феврале—начале марта 2016-го рискованные активы росли практически по всему миру, наибольший рост показал сырьевой сектор. С январского дна цена на нефть Brent выросла почти на 50%, превысив $40/бар. Еще более впечатляющий рост показали металлы. Например, железная руда выросла с декабрьского дна в $37 за тонну на 70%, до $63, основной приступ оптимизма пришелся после воодушевляющих заявлений китайского руководства: 7 марта котировки взлетели на 19,5%.

В январе 2016-го аналитики объясняли падение сырья и глобальных рынков проблемами в Китае, их сегодняшнее обратное движение также во многом объясняется оптимизмом вокруг КНР. «Лучшие, чем ожидались, американские макропоказатели и стабильный китайский юань привели к схлопыванию глобального «негативного пузыря»»,— отмечают аналитики UBS. Аналитик Reuters по металлам Энди Хоум более прозаичен. По его мнению, ралли в металлах вызвано спекулятивной лихорадкой на биржах в Шанхае и Даляне, куда в последние месяцы подтянулись толпы китайских розничных инвесторов, разочаровавшихся в рынке акций. Реальный же спрос на металлы остается низким.

Кроме заверений чиновников, относительной стабилизации оттока капитала и приступов панических покупок, оптимистичных новостей из Китая, как, впрочем, и отовсюду, практически нет. Так, февральские индексы PMI, которые хорошо коррелируют с динамикой ВВП, показали очередное ухудшение в промышленном секторе китайской экономики — 48 (худшее значение за пять месяцев), спад длится уже 12 месяцев. Хуже того, сектор услуг, на который в Китае возлагаются особые надежды, тоже ослаб: Caixin Services PMI упал в феврале до 51,2 против январских 52,4. «Новая нормальность» экономики с большей ориентацией на сектор услуг пока не работает. Не все в порядке и в финансовом центре Китая — Гонконге. Здесь PMI опустился до вполне рецессионных уровней (46,4 в феврале, 46,1 в январе).

Китайский экспорт в долларах в годовом выражении падает восьмой месяц подряд: в феврале падение год к году составило 25,4% (против консенсус-прогноза The Wall Street Journal в 15%), в январе — 11,2%. Импорт сократился на 13,8%, в январе на 18,8% (отчасти это объясняется более низкими ценами на сырье, хотя и в натуральном выражении импорт по многим категориям товаров показал падение). Падает и торговый профицит — до $32,6 млрд против рекорда в $63,3 млрд в январе. 2 марта рейтинговое агентство Moody’s изменило прогноз по суверенному рейтингу КНР (Аа3) со стабильного на негативный, выражая обеспокоенность снижением темпов роста, сокращением валютных резервов и давлением на юань. В общем, поводов для оптимизма немного.

Растерянный рост
Реакция властей на спад говорит об их растерянности. С одной стороны, китайское руководство говорит о необходимости реформ и переориентации роста с промышленности на сектор услуг. Для этого надо резко снизить долю инвестиций в ВВП (сейчас около 45% ВВП) и перестать создавать новые мощности в промышленности, и так уже давно избыточные.

Торговая палата ЕС в Китае недавно выпустила доклад Overcapacity in China, в котором проанализировала ситуацию с избыточными мощностями в нескольких отраслях (нормальной считается загрузка на уровне 80-85%, уровень ниже говорит об избытке мощностей, средний уровень промышленности США с 1967 года — 82%).

В сталелитейной отрасли загрузка мощностей составляет 71% (против 80% в 2008-м). При этом сейчас Китай выплавляет стали в два с лишним раза больше, чем другие крупнейшие производители — Япония, Индия, США и Россия, вместе взятые. В алюминиевой отрасли загрузка 76% (78% в 2008-м), производство в 13 раз больше, чем в США, и покрывает половину мирового спроса. В цементной отрасли — 73% (76% в 2008-м), это 57% всего мирового выпуска (у ближайшего конкурента, Индии, в девять раз меньше). В химической промышленности (25 тыс. компаний) из рассматриваемых 16 подсекторов только три имели загрузку более 80%, четыре — 70-80%, остальные — ниже 70%. В нефтеперерабатывающей промышленности — 66% (против 80% в 2008-м). При этом в данной отрасли из-за высокой капиталоемкости производства нормальной считается загрузка в 85-90%. В стекольной промышленности — 79% (88% в 2008-м), в целлюлозно-бумажной — 84% (90% в 2008-м).

Экономисты Bloomberg оценивают загрузку мощностей в автомобильной промышленности в 2015-м в 70% против более чем 100% в 2009-м (загрузка выше 100% означает сверхурочную работу).

Избыточность мощностей и перепроизводство давит на цены производителей и рентабельность (5,76% в среднем по крупнейшим предприятиям в 2015-м против 5,91% в 2014-м). «Низкая рентабельность предприятий приведет к сложностям с выплатой процентов по долгам, не говоря уже о самом теле долга,— отмечается в Overcapacity in China.— Если доля плохих долгов резко вырастет в 2016-м, это может заставить власти рекапитализировать банки». Откуда взять на это деньги при планируемом дефиците бюджета на 2016 в 3% ВВП, непонятно.

В ответ власти создали массу программ по ликвидации избыточных мощностей. Например, как заявил Сюй Шаоши на сессии ВСНП, планируется сократить сталелитейные мощности на 100-150 млн тонн, а угольные — на 500 млн тонн, высвобождение рабочей силы может составить до 3 млн человек за два-три года. Похожие программы есть и по другим отраслям.

С другой стороны, под продукцию избыточных предприятий создается искусственный инфраструктурный спрос. Например, как объявил премьер Ли Кэцян на той же сессии ВСНП, в рамках пакета стимулирования экономики в строительство дорог будет инвестировано 1,65 трлн юаней ($253 млрд) и еще 800 млрд юаней на железные дороги (сеть китайских железных дорог и так вторая в мире по протяженности после США). Плюс за новую, 13-ю пятилетку планируется построить еще 50 аэропортов.

Квартирный вопрос
Перепроизводство, как ни странно, иногда сопровождается спекулятивными пузырями. В Китае имеются огромные нераспроданные запасы жилой недвижимости. По данным крупнейшей частной консалтинговой компании в области недвижимости China Index Academy, они достигают 6,2 млрд кв. м (по 4,7 кв. м на душу населения). При текущем темпе продаж этого объема достаточно на пять лет. Однако уже сейчас на городского жителя в Китае приходится 36 кв. м площади против 33 кв. м в Великобритании и 22 кв. м в России. При этом 75,6% всего жилого фонда построено совсем недавно, после 2000 года. 21% семей имеет более одной квартиры, доля собственников жилья в Китае — 90% (примерно столько же в России, в Великобритании — 67%, в США — 65%, в Японии — 61%, в Корее — 54%).

Но и на фоне избыточного предложения китайские власти допустили очередное обострение рынка. Так, цены на недвижимость в Шэньчжэне с начала года скакнули на 25%, чуть меньше в Шанхае. В Шэньчжэне средняя цена квадратного метра достигла $7 тыс., в Шанхае — $6,2 тыс. В китайских газетах появляются сообщения о многочасовых очередях в риэлторские компании. Кое-где даже идет продажа места в очереди за тысячу юаней (11 тыс. руб.). Те, кто не имеет средств для оплаты первоначального взноса по ипотеке, имеют возможность поучаствовать в спекуляции. Интернет-компании (например, сайт с говорящим названием pinfangwang.com.cn — «битва за дом») принимают взносы частных лиц (от тысячи юаней и выше) и скупают на них недвижимость.

Несмотря на явные признаки перегрева рынка (похожего на прошлогодний пузырь на фондовой бирже), власти не собираются его охлаждать. Например, губернатор провинции Гуандун (Шэньчжэнь находится в ее составе) недавно заявил о разработке плана по покупке жилой недвижимости государственными предприятиями для уменьшения количества нераспроданных домов. Абсурдность ситуации многомерна. С одной стороны, спекулятивный пузырь, с другой — избыток предложения, с третьей — стремление властей решить проблему избыточного предложения директивными покупками со стороны госкомпаний.

Несмотря на локальные мании в Шэньчжэне, Шанхае, Пекине, Нанкине и Гуанчжоу, в остальных крупных городах (государственная статистика отслеживает 70 крупнейших городов) цены стабильны или даже падают. Что не останавливает власти от создания новых программ по социальному жилью и урбанизации.

Чистка вместо реформ
Растерянность власти можно понять. Она загнана в цугцванг: старая модель роста уже не работает, а реформы неизбежно будут болезненными и грозят устойчивости КПК. Президент Си Цзиньпин, вероятно, это понимает и пытается хотя бы восстановить авторитет партии. Стартовавшая три года назад антикоррупционная компания беспрецедентна по своим масштабам. За 30 лет экономического роста многие высшие партийные чиновники сколотили миллиардные состояния, а до правления Си Цзиньпина на фантастическую по масштабам коррупцию смотрели как на побочный эффект быстрого развития.

Сейчас все изменилось. Впервые за период реформ под суд попали бывший член постоянного комитета политбюро ЦК КПК, бывший глава канцелярии ЦК КПК и бывшие заместители председателя Центрального военного совета, всего более 100 крупных чиновников. «Органы партийного контроля просеивают чиновничий аппарат мелким ситом, в результате сотни тысяч людей теряют свое положение и перспективы, десятки тысяч — свободу или жизнь, но миллионы напуганы и вынуждены принять новые правила игры»,— отмечает эксперт Центра анализа стратегий и технологий китаист Василий Кашин. Текущие чистки уже сравнивают с периодом «культурной революции» Мао.

Очищение системы от коррупции принципиально важно, но недостаточно. Увы, в реформе нуждается вся система — по всей видимости, без трансформации политического режима не удастся сменить и экономическую модель. Аналитики Торговой палаты ЕС в Китае выделяют три фактора, препятствующие экономическим реформам, и все они политические.

Первый — региональный протекционизм. Перспектива снижения темпов роста ВРП (все ориентируются на целевой уровень ВВП, заданный КПК), снижения налогов от избыточных предприятий и угроза роста безработицы пугает региональные элиты. А партийная чистка только усиливает страх — никто не хочет проблем в своем регионе. В итоге все соглашаются с необходимостью снижения инвестиций в избыточные производства, с закрытием лишних предприятий, но только не в своем городе или провинции — пусть это делает сосед.

Второй — боязнь массовых беспорядков. Этот фактор особенно актуален для китайских аналогов российских моногородов, где основным или единственным источником занятости и налогов является то или иное предприятие, часто избыточное. При отсутствии эффективной системы социальной защиты населения (пособия по безработице, пенсии и т. п.) удержание наибольшего количества работников на местах, пусть даже при низких зарплатах и низкой производительности труда, предпочтительнее, чем их увольнение. Особенно это важно, если рабочие имеют ограниченные навыки и плохие перспективы найти другую работу в остывающей экономике.

Как отмечает экономист Deutsche Bank Чжан Чживэй, в региональном разрезе эта проблема особенно актуальна для китайского «ржавого пояса» — северо-восточных провинций КНР: именно там наибольшая концентрация отсталых предприятий и моногородов. Попытки передать неэффективные госпредприятия под контроль частных компаний и раньше нередко заканчивались бунтом (например, передача государственной Tonghua Steel частной компании Jianlong Steel в городе Тунхуа провинции Цзилинь в 2009-м). Всего в стране, по данным гонконгской China Labor Bulletin, число протестов и забастовок на предприятиях в 2015 году выросло вдвое (до 2774 инцидентов против 1379 в 2014 году).

Третий, фундаментальный, фактор — роль КПК в экономике страны. Для эффективных реформ необходимо дать рынкам свободу. Для системы, которая всегда подчинялась решениям сверху, где до сих пор доминируют госпредприятия и госбанки, это означает идти против установленных правил, а также против модели, которая до последнего времени была успешной. Возможно, именно это имел в виду премьер Ли Кэцян, когда в марте 2015 года сказал, что реформы подобны «ножу, вонзенному в собственную плоть».

http://kommersant.ru/doc/2932644

— — — —
http://varlamov.ru/tag/Китай

13 марта 2016 Полет над Китаем http://varlamov.ru/1615000.html
Куньмин

Российская нефтяная отрасль: источники финансирования

«Роснефть» отсудила старые льготы. Компания может получить 60 млрд руб. из бюджета в течение месяца.

«Роснефть» вплотную приблизилась к получению 60 млрд руб. из бюджета. Компания через суд добивается возврата переплаченных таможенных пошлин на нефть по своему активу ВЧНГ, и Минэнерго не удалось убедить Верховный суд приостановить решения предыдущих инстанций, вставших на сторону «Роснефти». Теперь компания, если обратится за получением денег, может получить их в течение месяца. Но у Минэнерго еще остается шанс убедить Верховный суд пересмотреть дело.

Верховный суд отказал Минэнерго в приостановлении решений апелляционной и кассационной инстанций в споре с «Роснефтью» о переплаченных таможенных пошлинах на нефть с Верхнечонского месторождения в Иркутской области. Минэнерго подало соответствующую жалобу 10 февраля. Теперь министерство обязано будет выполнить решение судов и выдать «Роснефти» справку о подтверждении «особых физико-химических характеристик» нефти с этого месторождения. В свою очередь, такая справка даст «Роснефти» право претендовать на возврат таможенных пошлин на сумму 60 млрд руб.

«Роснефть» считает, что имеет право на пошлины, которые «Верхнечонскнефтегаз» (ВЧНГ, разрабатывает месторождение) избыточно уплатил в бюджет в 2012-2013 годах. Тогда ВЧНГ был активом ТНК-ВР, но был куплен «Роснефтью» в 2013 году. ВЧНГ имел право на льготы по экспортной пошлине на нефть, но не пользовался ими. «Роснефть» после покупки компании продолжила платить полную пошлину и лишь в январе 2015 года попыталась истребовать льготы для ВЧНГ задним числом, упирая на то, что срок возмещения излишне уплаченных налоговых платежей (три года) еще не истек. «Роснефть» хотела получить от Минэнерго подтверждение того, что на месторождении велась добыча льготируемой нефти в 2012-2013 годах, но министерство отказалось на том основании, что были пропущены сроки подачи документов (см. «Ъ» от 29 апреля 2015 года).

В итоге Минэнерго проиграло дело в двух инстанциях, а после того как Верховный суд отклонил его ходатайство, «Роснефть» может непосредственно приступить к получению денег. Минэнерго должно выдать компании справку в течение пяти дней с момента принятия решения в кассации, которое было вынесено 10 февраля. В Минэнерго и «Роснефти» отказались комментировать, выдана ли уже эта справка. Получив справку, компания может обратиться в ФТС с заявлением о возврате денег. На его рассмотрение и возврат уплаченных пошлин таможенным органам по закону дается месяц. Подобные прецеденты уже были, хотя и с меньшими суммами. ТНК-BP подавала несколько исков к ФТС за переплату пошлин в 2004-2008 годах — в общей сложности на 10 млрд руб. Суды взыскали эту сумму в пользу ТНК-ВР в 2009-2010 годах, а затем компания взыскала с таможни и 922 млн руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Вместе с тем само по себе рассмотрение дела пока не завершено. Хотя Минэнерго не удалось добиться приостановления решений предыдущих инстанций, судья Верховного суда (ВС) все равно будет рассматривать жалобу министерства. Если тот откажет Минэнерго в передаче дела на рассмотрение судебной коллегии ВС, то Минэнерго может пожаловаться председателю ВС и «все-таки добиться рассмотрения своей жалобы по существу», отмечает партнер адвокатского бюро «Дмитрий Матвеев и партнеры» Юрий Поспеев. Если же дело дойдет до судебной коллегии, то вариантов развития событий гораздо больше. Среди ее полномочий — отмена постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций, а также всех вынесенных по делу судебных актов. «Она может направить дело на новое рассмотрение в суде первой инстанции. В таком случае рассмотрение дела начнется с самого начала»,— говорит юрист. Впрочем, как напоминает старший юрист Herbert Smith Freehills Сергей Еремин, жалобы в Верховный суд на решения кассаций удовлетворяются чрезвычайно редко — примерно в 2% случаев.
http://kommersant.ru/doc/2917235

ТНК-BP имела льготы но почему-то (?!) не пользовалась ими 🙂
А Роснефть сумела 🙂
«Все животные равные, но некоторые равнее» (c)
«Друзьям все, остальным закон» (с)

— — —
11 дек 2014 «Роснефть» за час привлекла на рынке 625 млрд руб http://www.rbc.ru/business/11/12/2014/5489d9682ae59641787e909c
— — —
Интересный вопрос: восьмое чудо света — это сложный процент или фиатные деньги?

kommersant.ru: От чего сейчас зависят цены на нефть

http://kommersant.ru/doc/2905965
В начале февраля могло показаться, что основным источником доходов российского бюджета стал глава Минэнерго Александр Новак. Опасения, что он начнет переговоры с ОПЕК о сокращении добычи, привели к росту цен на нефть почти на треть. Впрочем, переговоров, видимо, не будет, цены уже ползут вниз, а добыча, вероятно, сократится сама собой.
Читать далее

Вероятные новые налоги для российских нефтяных компаний

22.09.2015
Из презентации Роснефти видно, что нетбэк (то что достается экспортеру нефти после налогов) сильно вырос, из-за того что пошлины рассчитываются от долларовых цен. Парадоксально, но при падении цен на нефть нефтяники стали больше зарабатывать, в отличие от бюджета. Поэтому и ножницы Силуанова хотят отнять эту сверх прибыль. А надо было правительству просто лишь мыслить в рублях, а не долларах.

http://vk.com/public60212189?w=wall-60212189_95692

22.09.2015
«Проект бюджета на 2016 год предусматривает сохранение резервов в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Окончательного решения по повышению ставки НДПИ нет»,- отметил журналистам глава Минфина Антон Силуанов по окончании совещания у президента России Владимира Путина, посвященного подготовке бюджета на 2016 г.

«Минфин рассчитывает изъять в 2016 году из дополнительной девальвационной выручки у нефтяников 605 млрд рублей. В течение трех лет эта цифра варьируется, но она базируется около этой суммы. Мы исходили из того, что объем выручки с учетом производственных затрат за последнее время, то есть за 2014 и 2015 годы, существенно увеличился исходя из новых курсовых соотношений рубля и доллара, а учитывая значительные вычеты из той формулы, которая сегодня применяется при расчете НПДИ и соотнося с ростом издержек, который значительно ниже тех объемов вычетов, которые в результате новых курсовых соотношений получаются, мы считаем возможным эту формулу расчета НДПИ скорректировать», — сказал Силуанов. Об этом передает ТАСС.

Ранее Минфин представил свои предложения по дополнительному изъятию девальвационной прибыли у нефтяного сектора и, в частности, уточнения формулы расчета НДПИ. Проект бюджета на 2016 г. предусматривает цену на нефть в размере $50 за баррель.

«Были выслушаны предложения министерства энергетики, опасения, риски в части наличия средств для инвестиционных программ. Было проведено обсуждение, но окончательного решения еще нет», — отметил А.Силуанов.
http://www.vestifinance.ru/articles/62610

22.09.2015
Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской заявил, что предлагаемой Минфином дополнительное увеличение налоговой нагрузки для добывающих компаний может привести к сокращению инвестиций в геологоразведку и отмене новых проектов.

Минприроды не поддержит предложения Минфина по увеличению НДПИ на нефть для добывающих компаний: это может привести к сокращению инвестиций в геологоразведку и отмене новых проектов, заявил журналистам министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской.
«Надо посмотреть внимательно, но мы, скорее всего, не будем поддерживать это предложение. Мы не согласны будем с Минфином», — сказал Донской. При этом он уточнил, что его ведомство официально еще не получало предложений Минфина по увеличению выплат по НДПИ.
«Это будет тяжелая ситуация, когда в сегодняшних условиях у нефтяников инвестиции будут снижаться? с увеличением государственного изъятия (средств — ред.) через НДПИ. Естественно, это будет сказываться на геологоразведке, то есть будут нужны еще дополнительные меры поддержки и стимулирования», — пояснил Донской.
Он отметил, что на работу добывающих компаний негативное влияние уже оказывают западные санкции. «Если еще и дополнительные увеличения налоговой нагрузки на компании (ввести — ред.), естественно, новые проекты будут пересмотрены, и вполне возможно, что компании не будут их реализовывать», — добавил Донской.
http://ria.ru/economy/20150922/1273262890.html

22.09.2015
Президент попросил правительство рассмотреть повышение налогов на нефтяников, нефтяники в свою очередь предлагают взять деньги у газовиков

Президент предложил проработать вопрос о направлении в бюджет дополнительных доходов, которые экспортеры получают из-за девальвации рубля. Когда Путин в 2014 г. обещал не повышать налоговой нагрузки до 2018 г., некоторые чиновники признавали, что при необходимости объяснение росту налогов найдется. Это же изъятие выигрыша от девальвации, так поступают во всем мире, находит объяснение участник обсуждений.

Экспортеры, о которых говорил Путин, – нефтяники, единодушны чиновники нескольких ведомств. По словам одного из участников обсуждения, принципиальное решение о повышении налогов уже принято, вопрос лишь в суммах и способе.

Отрасль социально ответственная, готова поделиться, главное – посчитать потери, говорит чиновник, близкий к Минэнерго. Риски падения добычи, о которых предупреждает Минэнерго, будут анализироваться, пообещал Силуанов.

Нефтяники предлагают свой план спасения – повысить налоги на добычу газа, рассказали два чиновника финансово-экономического блока, чиновник Минэнерго и подтвердил высокопоставленный чиновник. Это только идея, подчеркивает один из них, поддержит ли ее правительство, пока непонятно. На совещании присутствовал президент «Роснефти» Игорь Сечин, он принес с собой презентации «Роснефти», которые собрался раздать.
Сечин отказался комментировать, как повышение налогов повлияет на компанию: «Не всегда для решения таких вопросов нужна публичность». Молчал он и на совещании, говорят его участники.

Нефтяники, напоминает один из чиновников, всегда говорят, что нужно увеличить изъятия налогов у газовиков. В 2014 г. Сечин жаловался первому вице-премьер Игорю Шувалову, что у «Роснефти» налоговая нагрузка в 2013 г. составила 58,4% выручки, у «Газпрома» – 31,7%, а у «Новатэка» – 29,6%.

Доходы бюджета 2016 г. при цене нефти в $50 за баррель составят около 13 трлн руб., сказал Силуанов, расходы превысят 15,2 трлн руб. Минфин предлагал жесткие меры: повысить пенсионный возраст, индексировать пенсии всего на 4%, не платить пенсии работающим пенсионерам с заработком выше 500 000 или 1 млн руб. Мягкий вариант позволит сократить расходы на 769,3 млрд руб., жесткий – на 1,304 трлн. Но дополнительные налоги от нефтегазовой отрасли могут оплатить отказ от столь жесткой политики.

Для нефтяников приготовлены два варианта. Жесткий – изменение формулы НДПИ – принесет в бюджет около 600 млрд руб. в 2016 г. Мягкий – приостановка снижения экспортных пошлин (налоговый маневр предусматривает их снижение в течение трех лет и рост НДПИ). Если ставка сохранится в 2016 г. на уровне 42% от стоимости нефти, а не опустится до 36%, бюджет, по оценкам Минфина, «заработает» примерно 150 млрд руб. Силуанов вчера сказал, что будет настаивать на изъятии 600 млрд руб. Первая мера приведет к падению добычи нефти вплоть до 30 млн т (прогноз Минэнерго на 2015 г. – 531,9 млн), оценивает один из чиновников. Это самые пессимистичные оценки, говорит чиновник Минэнерго. Скорее всего, нефтяникам придется раскошелиться, но на меньшую сумму – от 60 млрд до 100 млрд руб., ожидают два чиновника.
Девальвационная прибыль на газовом рынке есть только у «Газпрома», у него монополия на экспорт газа, напоминает один из чиновников. «Газпром» забирает всю девальвационную прибыль независимых производителей, отмечает другой чиновник. Представитель «Газпрома» не ответил на запрос.

Налоговая нагрузка на «Газпром» (без НДС) в первом полугодии 2015 г. составляла 28% без учета страховых взносов с фонда оплаты труда, вместе с ними – 32%, подсчитал портфельный управляющий GL Financial Group Сергей Вахрамеев, а у «Роснефти» – около 47%. Но «Газпром» выполняет и социальную функцию – внутренние цены на газ ниже экспортного нетбэка (экспортная цена за вычетом расходов на пошлину и транспортировку), это дополнительная нагрузка на газовую монополию, напоминает Вахрамеев. «Газпрому» еще нужно построить «Силу Сибири» и «Северный поток – 2», напоминает второй чиновник.

По оценке Минфина, нефтяники заработают на девальвации около 400 млрд руб. Текущая очищенная от налогов выручка от добычи тонны нефти при цене $50 примерно на 1700 руб. выше, чем при средней цене $95 в 2014 г., подтверждают данные нефтегазового центра EY. Рост прибыли и рост издержек непропорционален, подчеркнул вчера Силуанов. Через изменение формулы НДПИ Минфин может забрать около половины этой суммы.

Больше всех пострадает «Сургутнефтегаз» – у компании нет месторождения с льготами по НДПИ, меньше всех – «Лукойл» из-за большого количества таких проектов, оценили аналитики Альфа-банка. Увеличение налоговой нагрузки ударит по малым и средним независимым нефтяным компаниям сильнее, чем по вертикально-интегрированным, опасается гендиректор саратовской «Юкола нефти» Евгений Макеев, под угрозой сокращения или даже замораживания окажутся перспективные проекты.

«Что важнее – стратегические инвестиции или покрытие текущего дефицита бюджета?» – риторически вопрошает чиновник. «Лучше увеличить инвестпрограммы, чем забирать в бюджет», – отзывается высокопоставленный чиновник.

Политически проще повысить налог на нефтяников – это не затронет широкие слои населения, не вызовет таких протестов, как повышение пенсионного возраста или сокращение расходов на здравоохранение и образование, рассуждает Владимир Тихомиров из БКС, но повышение налогов приведет к снижению экономической активности в отрасли. Скорее всего – и это то, чем правительство и Кремль занимаются последние четыре месяца, – будет компромиссный вариант, полагает он: частично срежут социальные расходы, но пенсии могут повысить даже больше, чем сейчас предлагает Минфин.

22.09.2015
Путин поручил подумать об изъятии «девальвационных» доходов экспортеров
Президент призвал правительство проработать этот вопрос, но действовать «предельно аккуратно», чтобы не ослабить экономику компаний

Президент России Владимир Путин поручил правительству подумать над тем, как пополнить бюджет за счет направления в него доходов компаний-экспортеров, полученных ими благодаря падению курса рубля.

«Напомню, что мы приняли решение не увеличивать налоговую нагрузку на бизнес. Вместе с тем прошу правительство проработать вопрос направления в бюджет дополнительных доходов, получаемых нашими экспортерами в результате девальвации рубля», — сказал Путин в ходе прошедшего сегодня совещания с членами правительства и руководством парламента (цитата по РИА Новости).

Глава государства особо подчеркнул, что действовать при изъятии у экспортеров части их доходов нужно «предельно аккуратно» — так, чтобы сохранить их инвестиционные возможности.

Ранее сообщалось, что Минфин предложил внести изменения в расчет ставки НДПИ на нефть, с тем чтобы повысить долю отходящей государству выручки от продажи нефти.

Одновременно с этим Путин указал на необходимость снизить зависимость федерального бюджета от нефтяных котировок и призвал повысить эффективность расходов бюджета, в том числе за счет скорейшего перехода на адресный принцип социальной поддержки малоимущих слоев населения. Президент подчеркнул, что в первую очередь поддерживать нужно тех, кто действительно нуждается в такой помощи.

«Мы знаем с вами, что ситуация в экономике непростая, но она не критическая. Нам нужно принять выверенные решения, имеющие своей целью укрепление экономического потенциала страны. Для этого у нас все есть», — сказал Путин (цитата по ТАСС).

Глава государства также отметил, что работа по подготовке бюджета 2016 года выходит на завершающий этап и в октябре документ должен быть внесен в Госдуму.

Представители «Газпром нефти», «Роснефти» и ЛУКОЙЛа отказались от комментариев. Как сообщил РБК источник в ЛУКОЙЛе, только из-за перспективы повышения НДПИ компания будет вынуждена заплатить в бюджет $1,3 млрд — как минимум 10% от инвестиционной программы компании. Изъять эти средства можно за счет сворачивания проектов по разведке и освоению небольших месторождений в Восточной Сибири, на Каспии и Балтике, говорит источник. Если же реформа Минфина включит в себя еще и заморозку снижения экспортных пошлин (оно планировалось в ходе налогового маневра ежегодно), то сумма окажется еще выше. Как сообщил РБК источник в «Роснефти», Игорь Сечин в ходе совещания у Владимира Путина высказывался против инициатив Минфина.
http://top.rbc.ru/economics/22/09/2015/560146839a794715980f59d2

20.09.2015
Минфин предлагает изменить формулу расчета НДПИ на нефть, чтобы увеличить поступления в бюджет — на 609 млрд руб. за 2016 год и еще на 1 трлн руб. за 2017–2018 годы. Это грозит остановкой проектов и падением добычи, предупреждают нефтяники

На прошлой неделе прошло совещание у премьера Дмитрия Медведева, на котором Минфин предложил внести изменения в расчет ставки НДПИ на нефть, сообщили РБК два источника в правительстве и подтвердил сотрудник одной из нефтяных компаний, знакомый с предложениями ведомства. Базовая ставка НДПИ сейчас рассчитывается по формуле, в составе которой есть актуальная текущая цена на нефть, уменьшенная на $15 по актуальному курсу. Начиная с 2016 года этот вычет ($15) Минфин предлагает зафиксировать в рублевом эквиваленте по курсу доллара за 2014 год (с индексацией по инфляции ежегодно) вместо среднего курса доллара к рублю за текущий налоговый период. В таком случае не облагаемая налогом часть цены нефти, выраженная в рублях, станет меньше (см. врез).

Для вычета предлагается взять курс доллара в 43,8 руб. в 2016 году (вместо прогнозируемых 63,5 руб.), 47,1 руб. в 2017 году (вместо 64,8 руб.) и 49,8 руб. в 2018 году (вместо 65,8 руб.). Это следует из материалов Минфина, с которыми удалось ознакомиться РБК.

Это приведет к значительному сокращению вычета (15*курс доллара): в 2016 году он составит лишь 657 руб. вместо ожидаемых 953 руб. на баррель, в 2017 году — 707 руб. (ожидалось 972 руб.), в 2018-м — 747 руб. (вместо 987 руб.). А это означает дополнительные доходы для бюджета: 609 млрд руб. в следующем году и еще 525 млрд руб. и 476 млрд руб. в 2017 году и в 2018 году соответственно.

При нынешней системе расчета налога государство забирает в виде НДПИ и экспортной пошлины от 35% при низких ценах на нефть (ниже $40 за баррель) до 48% (выше $110) выручки, следует из материалов Минфина. В случае корректировки формулы налоговые изъятия составят 45–47% от выручки (см. рисунок).

Если предложение Минфина будет принято, сборы по НДПИ увеличатся примерно на 10%, сообщил Интерфакс со ссылкой на свои источники. По данным агентства, на прошлой неделе Минфин прислал свое предложение в Минэнерго, которое запросило реакцию компаний. Источники в двух нефтяных компаниях подтвердили РБК, что получили это предложение.

Как сообщил РБК источник в одной из крупных нефтяных компаний, по предварительным подсчетам, корректировка формулы НДПИ обойдется «Роснефти» дополнительно в 200 млрд руб. налогов в год, ЛУКОЙЛу — в 100 млрд. Дополнительные платежи в бюджет могут привести к заморозке новых перспективных проектов, особенно небольших и средних месторождений, в том числе в Восточной Сибири, предупреждает собеседник РБК.
Новая формула может ударить и по зрелым месторождениям Западной Сибири, где и так сокращается добыча, и по нефтепереработке, считает директор Small Letters Виталий Крюков: снизится маржа НПЗ, что поставит крест на их модернизации. Крюков сомневается, что это предложение пройдет. Лоббисты нефтяных компаний во главе с президентом «Роснефти» Игорем Сечиным постараются донести до президента губительные последствия дальнейшего изменения налоговой системы для отрасли. Ведь с падением добычи нефти снизится и налоговая база для государства. К тому же попытка изменить налоговое законодательство со стороны фискальных органов идет вразрез с обещаниями президента, что в ближайшие годы налоговую систему для отрасли менять не будут, напоминает источник в крупной нефтяной компании.


http://top.rbc.ru/business/20/09/2015/55fee7e59a79476fcd4e9812

21.09.2015
Для закрытия дыр в дефицитном бюджете правительство хочет использовать «девальвационные» доходы нефтяников. Минфин предлагает повысить НДПИ и экспортную пошлину, изъяв у компаний дополнительную маржу, которую они получили из-за падения курса рубля. В результате бюджет получит 400-500 млрд руб. дополнительных доходов в год, что позволит сохранить часть резервов до 2019 года. Для нефтяников такой рост налогов может вылиться в сокращение инвестиций примерно на 20%

Минфин на днях неожиданно предложил существенно увеличить налоговую нагрузку на нефтяную отрасль, повысив ключевой налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и экспортную пошлину на нефть, рассказали «Ъ» источники, знакомые с ситуацией. Эта идея была высказана на совещании у премьера Дмитрия Медведева 18 сентября. Речь идет о том, чтобы при расчете ставок НДПИ и пошлины применять к одному из параметров формул — вычету (минимальному необлагаемому налогом уровню цены на нефть) — не текущий курс рубля к доллару, а некий условный курс. Так, в 2016 году предлагается применять средний курс 2014 года, индексированный на инфляцию 2015 года,— 43,8 руб. за доллар. В дальнейшем курс индексируют на прогнозную инфляцию предыдущего года: в 2017 году он составит 47,1 руб., а в 2018 году — 49,8 руб. за доллар. Это значительно ниже реального прогнозного курса Минфина на 2016-2018 годы, который составляет соответственно 63,5 руб., 64,8 руб. и 65,8 руб. за доллар. Поскольку к вычету ($15 за баррель) применяется более низкий курс рубля, чем к прочим компонентам формулы, реальная рублевая ставка НДПИ и пошлины вырастет. Это принесет федеральному бюджету, по оценке Минфина, дополнительно 609 млрд руб., 525 млрд руб. и 476 млрд руб. в 2016-2018 годах соответственно (см. график). Но снизятся поступления налога на прибыль от нефтяников, что в основном ударит по региональным бюджетам.

Суть вычета в том, что он отражает себестоимость добычи нефти на действующих месторождениях.

По логике Минфина девальвация рубля в конце 2014 года создала комфортные условия для нефтекомпаний: их налоги существенно снизились, а рублевые расходы на поддержание добычи мало изменились. Так, во втором квартале вычет в рублевом выражении составлял 790 руб. на тонну, тогда как себестоимость добычи осталась на уровне 440 руб. В итоге фактически нефтекомпании РФ сейчас чувствуют себя с точки зрения налоговой нагрузки лучше, чем при цене нефти $90 за баррель. Поэтому Минфин, который активно ищет источники покрытия дефицита бюджета, предлагает изъять часть маржи, сформировавшейся из-за девальвации. Дополнительные 400-500 млрд руб. нетто-доходов бюджета в год позволят министерству сохранить хотя бы часть средств Резервного фонда и ФНБ, иначе все резервы могут быть исчерпаны уже к 2018 году.

По расчетам «Ъ» в результате налоговая нагрузка по НДПИ и экспортной пошлине «Роснефти» вырастет в 2016 году на 250 млрд руб., ЛУКОЙЛа — на 98 млрд руб., «Сургутнефтегаза» — на 72 млрд руб., «Газпром нефти» — на 54 млрд руб. EBITDA нефтяников может снизиться на 17-20%, что приведет к эквивалентному снижению инвестиций (собеседники «Ъ» в отрасли оценивают возможное сокращение капвложений на 20-25%). Поскольку вырастет как НДПИ, так и пошлина, эффект на внутренние цены нефтепродуктов должен оказаться нейтральным. В Минфине, Минэнерго и компаниях отказались от комментариев.

Идея Минфина противоречит как тренду последних десяти лет, так и планам ведомства: еще в июне министр Антон Силуанов говорил, что в ближайшие три года налоговая нагрузка на бизнес расти не должна. Налоги на нефтяную отрасль с 2006 года снижались как за счет роста вычета (он увеличился с $8 до $15 за баррель), так и за счет льгот по НДПИ и экспортной пошлине для отдельных месторождений. Более того, нефтяники в последние годы говорили о необходимости дальнейшего снижения налогов, чтобы поддержать добычу. «Ситуация понятна: бюджету очень нужны деньги, а, кроме нефтянки, взять их негде»,— констатирует один из собеседников «Ъ». А поскольку вопрос бюджета в текущей ситуации является острополитическим, то громких протестов от нефтяников не будет, считают источники «Ъ». «Тяжелее всего придется «Роснефти», потому что у нее довольно большой валютный долг»,— добавляет один из них. Собеседник «Ъ», близкий к «Роснефти», признал, что рост налогов может «существенно» сказаться на компании: возможно, ей придется отменить или отложить ряд проектов. Обсуждение предложения Минфина продлится как минимум до конца октября.


http://www.kommersant.ru/doc/2814810

20.09.2015
Цена нефти в 2016 году может опуститься до $30 за баррель, расходы надо сокращать за счет госслужащих и пенсионеров, а доходы повышать за счет нефтяников. С такой повесткой правительство во вторник пойдет к президенту

Готовимся к $30–35, считаем из $50

Самый негативный сценарий падения нефтяных цен в 2016 году, который сейчас обсуждается в Белом доме, составляет $30–35 за баррель. Министр финансов Антон Силуанов 11 сентября на совеща​​нии у премьер-министра Дмитрия Медведева предложил подготовить стресс-сценарий макропрогноза на 2016 год исходя из этих цифр, рассказали РБК два высокопоставленных правительственных чиновника. По их словам, на том же совещании назывались и другие оценки: по версии министра экономики Алексея Улюкаева, негативный сценарий — не ниже $40 за баррель (представитель Минэкономразвития подтвердил это РБК), по версии представителя ЦБ — $35 за баррель. (В тот же день, 11 сентября, ЦБ опубликовал официальный прогноз, где указано, что «рисковый сценарий — сохранение среднегодового уровня цены на нефть ниже $40 за баррель в 2016–2018 годах»; представитель ЦБ объяснил на совещании, что банк делал стресс-тест исходя из $35, но не стал называть цифру, чтобы «не пугать народ», говорит собеседник РБК).

На совещании премьер-министр согласился с необходимостью делать стрессовый сценарий исходя из $35–40 за баррель. Причем на совещании говорили, что этот вариант имеет все шансы сбыться, продолжает источник РБК. Напомним, что в сентябре 2014 года Минэкономразвития предложило ориентироваться в 2015 году на негативный сценарий — $91 за баррель и курс доллара 40 руб. В середине нынешнего года этот сценарий из стрессового превратился в фантастический.

Раздеть нефтяников

Базовый сценарий, исходя из которого нужно считать бюджет, у двух основных министерств тоже различается: Минэкономразвития считает, что в 2016 году среднегодовая цена нефти будет $50 за баррель, Минфин — что $45 за баррель.

На совещании у премьер-министра министр Силуанов назвал два приоритета бюджетной политики, говорит собеседник РБК: это сохранение к концу 2018 года в резервном фонде не менее 2 трлн руб. и сокращение бюджетного дефицита на 1 п.п. ВВП в год. В 2016 году дефицит должен составить 2,8–2,9%, расходы в реальном выражении — сохраниться на уровне 2015 года и составить 15,2 трлн руб.

Это отличается от того, что сейчас записано в основных направлениях бюджетной политики (ОНБП, приняты в июне): там предусмотрен рост бюджетных расходов в 2016 году на 700 млрд руб. до 15,9 трлн руб. и дефицит в 2,4% ВВП. Дефицит предлагалось закрыть 1 трлн руб. из резервного фонда. В июне правительство согласилось, что резервный фонд будет почти опустошен к концу 2018 года.

Поскольку приоритеты изменились (фонд не трогать), Минфин предлагает взять деньги у нефтяников. Бюджетное правило, которое мешало это сделать (сперва пришлось бы потратить резервы) на 2016 год будет отменено — на прошлой неделе правительство внесло в Госдуму соответствующий законопроект. Предлагается изменить формулу расчета НДПИ в пользу государства так, чтобы допдоходы бюджета в 2016 году составили 609 млрд руб.

Прогноз Минэкономразвития на 2016 год
ВВП: +0,8%
Курс доллара: 63–63,7 руб./$
Инфляция декабрь к декабрю: 6,8%
Реальные зарплаты: +0,1%
Розничный товарооборот: +0,7%
Инвестиции: -1,5%
В том числе инвестиции частного сектора: -1%

При нынешней системе расчета налога государство забирает в виде НДПИ и экспортной пошлины от 35% при низких ценах на нефть (ниже $40 за баррель) до 48% (выше $110) выручки, следует из материалов Минфина. В случае корректировки формулы налоговые изъятия составят 45–47% от выручки при любой цене на нефть. О своих планах Минфин доложил премьер-министру на совещании 11 сентября и уведомил нефтяные компании 18 сентября

Порезать госслужащих

Утвержденное в июне сокращение расходов Минфин предлагает продолжить. Вариантов нового секвестра на 700 млрд руб. есть два.

Основной вариант — сокращение индексации страховой пенсии в 2016 году до 4–4,5% вместо положенной по закону о пенсиях индексации на инфляцию пред​ыдущего года (сейчас прогноз декабрь-2014 к декабрю-2015 — 12,2%). Это предложение Минфин пытается провести через правительство с весны. Социальный блок правительства отказывается по этому вопросу договариваться даже о компромиссах. Министр Улюкаев 18 сентября сообщил, что считает разумным предложение Минфина индексировать пенсии в 2016 году на 4%, и заявил, что поддержал бы это решение в текущих экономических условиях. «Другого выхода не видит и премьер-министр», — говорит собеседник РБК.

Если основной вариант не пройдет, Минфин предлагает провести новое линейное сокращение расходов на 10% (порезать все, кроме защищенных статей). По расчетам министерства, 1% сокращения расходов дает около 70 млрд руб.

Свои предложения по прогнозу и бюджету правительство собирается доложить президенту Владимиру Путину 22 сентября. Пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова сказала РБК, что «работа над бюджетом продолжается, потому пока без комментариев». Представитель Минэкономразвития сообщил, что прогноз будет дорабатываться после принятия окончательных решений по индексации пенсий, зарплат и тарифов. Представитель Минфина от комментариев отказался.
http://top.rbc.ru/economics/20/09/2015/55febc7d9a7947604b8d3ff4

07.08.2015
Sberbank CIB оценил вклад экспортеров в новое ослабление рубля
Для выплаты дивидендов экспортеры продали в два раза меньше валюты, чем ожидалось. В результате в совокупности с падением нефтяных цен дивидендный сезон не смог оказать рублю поддержки
http://top.rbc.ru/money/07/08/2015/55c4894f9a7947cd63cfe8e0

27.05.2015
На радость акционерам: как выплаты дивидендов повлияют на курс рубля
В этом году российские компании выплатят 875 млрд руб. дивидендов. Это приведет к временному снижению курса доллара, а затем рубль опять упадет, прогнозирует Sberbank CIB

http://top.rbc.ru/money/27/05/2015/55656f899a79470d06e12088

— — — — — — —
http://www.sberbank-cib.ru/
— — — — — — —

Начало «Момента Истины» для российской нефтянки:
i/ В отличие от зарубежных частных нефтяных компаний, которые выживали в одиночку, всю нефтяную отрасль РФ поддерживало государство.

ii/ Благодаря господдержке (девальвация) в РФ образовалась настоящая нефтяная аномалия: при падении цен на нефть Добыча нефти в РФ в январе-августе 2015 года выросла на 1,3%

iii/ Девальвация и рост доходов привели к тому, что топ-менеждеры нефтяных компаний стали планировать рост добычи и даже угрожать ОПЕК нефтяным потопом.
Напрямую встал вопрос о пределах девальвационной гонки, на которую рассчитывали топ-менеждеры нефтяных компаний в своих надеждах на перманентную, безусловную и благую «невидимую руку» государства.

10 Сентябрь 2015 Доклад Сечина на конференции в Сингапуре 06-07.09.2015 http://iv-g.livejournal.com/1228486.html
08 Сентябрь 2015 Считалочки: рубль-доллар http://iv-g.livejournal.com/1227296.html

iv/ Мною показана еще в начале 2014 г. следующие зависимости для российской нефтянки

13 Январь 2015 iv_g: О нефтедобыче в России по официальным данным http://iv-g.livejournal.com/1139959.html
Рисунки из «Анализ некоторых показателей нефтедобычи в России 2000-2013 годов» // Журнал «Нефтегазовое дело», 2014, №2, С.178-187.
https://img-fotki.yandex.ru/get/15595/81634935.f4/0_b74a5_51575131_XL

Ситуация с конца 2014 по 2015 выбивалась из этой закономерности, благодаря сверхдоходам от девальвации.

v/ Снижение добычи в РФ должно быть и эти цифры можно получить при детальном анализе отчетов нефтяных компаний

kommersant.ru: Уралкалий ведет проектирование нового рудника «Соликамск-2»

«Уралкалий» ведет проектирование нового рудника на рудоуправлении «Соликамск-2», говорится в материалах компании. «В настоящее время «Уралкалий» проводит работы по проходке контрольно-стволовых скважин в рамках проектных работ по строительству нового рудника. Реализация проекта, предполагающего строительство к 2020 году нового рудника с двумя шахтными стволами мощностью 2,3 млн тонн хлористого калия для отработки запасов в объеме 91 млн тонн хлористого калия на шахтном поле «Соликамск-2», идет по графику», — пояснили «Интерфаксу» в пресс-службе компании. В отчетности по РСБУ за первое полугодие компания сообщала, что выбрала подрядчика на бурение контрольных скважин для проектирования стволов и объявила конкурс по выбору подрядчика на стволы.

Финансовый директор «Уралкалия» Антон Вищаненко в ходе телефонной конференции во вторник сообщал, что в январе-феврале 2016 года планируется начать бурение замораживающих скважин (freeze wells) на СКРУ-2. Компания приняла решение проводить подготовительные работы одновременно с согласованием проекта строительства нового рудника, отмечал он.

Кроме того, «Уралкалий» продолжает осуществлять план по ликвидации последствий аварии на СКРУ-2. В частности, идет перекачка рассолов, работы по укреплению перемычек между шахтными полями рудников «Соликамск-1» и «Соликамск-2», а также тампонаж водопроводящих каналов в водозащитной толще. «Уралкалий» также проводит гидрозакладку отработанного шахтного пространства рудника для снижения деформаций горного массива.

По состоянию на 24 августа размеры провала на уровне земной поверхности составляют 122 на 125 метров. Средний уровень притока за последние 10 дней составил 310 куб. м в час. Критичным является приток рассола более 1 тыс. куб. м в час, сообщала компания.

Компания также сообщила, что начала подготовительные работы для строительства ствола на рудоуправлении «Соликамск-3», что даст возможность ежегодно выпускать дополнительно 600 тыс. тонн хлористого калия с 2017 года. Кроме того, компания проводит проектные работы для строительства горно-обогатительного комплекса на Половодовском участке.

Проект по строительству нового рудника взамен аварийного на рудоуправлении «Соликамск-2» оценивается в $723 млн.

«Уралкалий» 18 ноября 2014 года сообщил, что приостановил работу рудоуправления «Соликамск-2» и эвакуировал персонал из-за резкого увеличения притока рассола в шахте. Позднее в районе СКРУ-2 был обнаружен провал грунта
http://www.kommersant.ru/doc/2796612

kommersant.ru: За последние 10 лет инвестиции в ВИЭ в всем мире составили около $2 трлн

За последние десять лет инвестиции в возобновляемую энергетику во всем мире составили около $2 трлн, причем только в прошлом году — $270 млрд. Благодаря огромным инвестициям и развитию новых технологий стоимость ветряных и солнечных установок постоянно снижается. Активнее всего инвестировали в альтернативную энергетику в прошлом году Китай, США и Япония.

Как говорится в докладе, подготовленном Программой ООН по окружающей среде (UNEP), Франкфуртской школой финансов и управления и агентством Bloomberg, в прошлом году объем инвестиций в возобновляемую энергетику во всем мире составил $270 млрд, что на 17% больше, чем годом ранее. Исследователи отмечают, что в прошлом году был отмечен первый за последние три года существенный рост таких инвестиций после относительного снижения в 2012–2013 годах. В целом же с 2004 года в альтернативную энергетику во всем мире было вложено около $2 трлн.

«В 2014 году возобновляемая энергетика составила примерно половину новых энергетических мощностей, введенных в строй,— отмечает исполнительный директор UNEP Ахим Штайнер.— Более дружелюбные к окружающей среде технологии теперь являются неотъемлемой частью глобальной энергетической индустрии. По мере развития рынка их значение будет только расти, ведь цены на соответствующие технологические решения снижаются». В докладе также сообщается, что в прошлом году объем введенных в строй альтернативных энергомощностей во всем мире сравнялся с совокупным производством энергии всеми 158 АЭС в США. При этом авторы доклады отмечают, что падение цен на нефть окажет лишь фрагментарное воздействие на альтернативную энергетику. По мнению президента Франкфуртской школы финансов и управления Удо Штефенса, более низкая цена на нефть может оказать негативное воздействие на инвесторов лишь в странах-нефтеэкспортерах. «Нефть и возобновляемая энергетика не являются прямыми конкурентами за инвестиции. По мере сокращения издержек на установку солнечных и ветряных станций инвесторов больше заботит себестоимость мегаватт-часа»,— отмечает господин Штеффенс.

Больше всего в возобновляемую энергетику в прошлом году вложил Китай — $88,3 млрд, что на 39% больше, чем в 2013 году. На втором месте США — $38,3 млрд (рост на 7%), на третьем месте Япония с $35,7 млрд (рост на 10%). В докладе отмечается, что больше всего средств было вложено в солнечную и ветряную энергетику — в общей сложности 92% от общего объема инвестиций. Объем инвестиций в солнечную энергетику в прошлом году подскочил на 25%, до $150 млрд, а в ветряную — на 11%, до $99,5 млрд.
http://www.kommersant.ru/doc/2699091

http://www.unep.org/newscentre/Default.aspx?DocumentID=26788&ArticleID=34875&l=en
http://fs-unep-centre.org/

Global Trends in Renewable Energy Investment 2015 http://fs-unep-centre.org/publications/global-trends-renewable-energy-investment-2015

Schlumberger и Eurasia Drilling

Schlumberger покупает долю в крупнейшей буровой компании России

Пока берут 45%, но есть опцион выкупить все.
http://www.slb.com/news/press_releases/2015/2015_0120_eurasia_drilling.aspx
Если это правда то даже и не знаю как и реагировать :))
1. Где Игорь Иванович? :))
2. Доля Евразии на рынке бурения в районе 30%, вместе с иностранцами 35% наверное будет; компания это для традиционного сервиса качественная. Получается, что наши решили налаживать отношения с западом? Или как у нас обычно бывает, что правая рука не знает что делает левая? Если буржуи совсем суровые санкции введут, то у нас просто в этом случае ахтунг просто будет и придется тогда возвращать актив себе обратно.
В общем получается крайне интересная тема. Надо следить за развитием событий.

P.S.
Вот доли на рынке

https://cloud.mail.ru/public/6769f77570b3/ru_state_and_prospects_of_russian_oilgas_market_ru.pdf

Комментарии в записи
— Тут несколько факторов имхо:
1) Игорю Ивановичу сейчас не до покупки буровых, во-первых купили и так немало станков, во-вторых денег нет, судя по-всему.
2) Насколько мне не изменяет память, Лукойл Бурение никогда не славился выдающимися производственными результатами, многое держалось на якорных контрактах Лукойла + большой деманд с приобки (оттуда выперли). Для оптимизации поле огромное.
3) Шлюмы, по большей части, класть хотели на санкции. Например из Ирана их заставили выйти указанием сверху. Чем меньше конкуренция, тем выше маржа.
— По игорь иванычу был сарказм, он же всеяден. Понятно, что они недавно буровой бизнес у weather ford и норвегов купили, но не мог же он пройти мимо возможности приобрести одного из основных своих подрядчиков и заодно выполнить поручение партии :)) Ну а деньги для него не проблема, можно еще облигаций которые тут же заложат в цб выпустить :))

Мы перед продажей своей небольшой нефтяной компании заключили контракт с Евразией и они успели нам пробурить несколько скважин. Результатами мы были довольны, особенно на фоне предыдущих контрагентов Интегры и ССК. Все было выполнено качественно и без косяков, при этом они бурили быстрее, чем было написано в контракте (20 дней вместо 30), при том что представители другого потенциального покупателя нас пытались убедить, что быстрее 45 дней никак, поэтому бурение в 1.5 раза дороже будет стоить и наша компания соответственно пропорционально дешевле.

Ну в том что шлюмы здесь «погрязли» я более менее в курсе :)) Но в этом и куча своих минусов, у них тут конвеер

— Мы лично с конвеером и не слишком качественным исполнением столкнулись в двух случаях.
Вначале когда нам одна консалтинговая компания разработала статическую модель месторождения (на основе неверных предпосылок) и отдала шлюмам делать динамическую модель в Eclipce. Шлюмы сделали без вопросов, но на выходе получилась полная херня. Мы поехали, стали вопросы задавать, оказалось что у нас просто нет данных нормальных для динамической модели. Я тогда только несколько месяцев как пришел этим заниматься и в основном уделял время другим проектам, а здесь ждал результатов. По результатам понял, что у нас работают некомпетентные технари и руководитель, и понял что надо по максимуму вникать самому.
Потом когда наняли нефтяника профи и стали заново проводить тендер по моделированию, нам свои предложения представили шлюмы и халики. Это было как небо и земля, у шлюмов какие то банальные вещи, на субподряде совковый институт; у халиков реально современные подходы, большое желание работать, на субподряде вполне современная и адекватная российская компания «новой волны»

— Это DCS шлюмовский он местами такой. Нам тоже рисовали такое, что волосы дыбом вставали. В среднем после 2-х проектов заказчики от них уходили, пока не приходил новый менеджер). Хотя про субподряд удивлен, обычно они сами делали, не сталкивался.
Шлюмы исторически сильны в других сферах (каротаж, испытания, фрак и тд), там же основные обороты, рынок и маржа. Моделирование для продаж комплексных проектов и поддержки софта в основном.

Про некомпетентность технарей пример прямо классический.

Бррр, это Вам очень повезло с халиками. Нам проект по вязкой нефти делал их Хьюстонский офис, ну в общем полное ни о чем, рассказывать долго. Причем у них много где так.

— У нас с менеджментом было еще хуже. Да, был совкового плана главный геолог, но еще был руководитель компании, бывший нефтетрейдер, который где то чего то нахватался и думал что он круче всех. Он к работе с консалтерами геолога привлекал только на формальных основаниях, в результате никто ни в чем не виноват; ну и мусор на входе, мусор на выходе.
Халики нам реально классные вещи предложили, хотя может и профи сочтут их обычными, но даже наш новый руководитель компании был реально доволен их предложениями (он прошел и хорошую советскую школу и школу BP уже в российские времена).

— Как раз таки он их с приобки и выпер, потому что ужиматься на 10% не согласны были. Деньги наверное и не проблема для РН, а вот то, что прогнозы не сбываются (аля «нефть не упадет ниже», «нефть достигла точки равновесия») оптимизма ему вряд ли добавляет.

Ну Вы же понимаете, что скорость проходки и итоговые сроки бурения есть вещи крайне многофакторные, зависящие как от контракта, целевой глубины, типа станка, так и от горно-геологических условий, конструкции скважины, ее типа, назначения, бурового менеджера заказчика, логистики, погодных условий, осложнений при бурении и тд. и тп.
Не зная деталей вашей ситуации сказать трудно, правда за остальных подрядчиков ничего не скажу.
Нам БКЕ бурила 45 дней, но скважина было довольно сложной, хоть и в классических геолого-физических условиях.

Кстати почему стоимость компании была пропорциональна стоимости бурения? А как же запасы нефти, недвига всякая и тд и тп.

— У нас скважины были простые, глубина 2700-2800 и все это наши контрагенты по переговорам вроде понимали, но у них был эксперт пожилой мужик за 60 и похоже с опытом работы в газпромовских структурах, где без распилов никак :))
Ну не совсем конечно пропорциональна, но влияние огромное, поскольку по плану первые 3-4 года месторождение разбуривается по полной программе и FCF сначала сильно отрицательный, потом около нуля и только с 4-5 года начинается мощный плюс

— Понятно, то есть компания была молодая и добычи на том месторождении практически не было, тогда да, расчет понятен.
Сейчас на сланцы в США скважину с горизонтальной частью в 3.5 км бурят за 9 дней. В Зап. Сибири за 4-5 дней ствол можно пробурить, и только опытные бургазовцы знают реальные сроки и косты)

— Ну да, недалеко от Нефтеюганска было месторождение. Добыча кое какая на самом деле была. Около 1 млн bboe в год. Там история была такая: начало разработки в 2003-2005 гг было вполне успешным с разумным capex, потом решили масштабно расширяться и набурили кучу скважин с крайне низкими дебитами или вообще сухих. Дальше остановились, начали модель делать и тут как раз я появился :))
По сланцам я в курсе.
Ну а вообще конечно во всех делах крайне необходим профессионализм, а его у нас в промышленности к сожалению приходится искать «днем с огнем»

— довольно таки распространенная ситуация, когда свитспот разбурили, а из-за непростой геологии дальнейшая разработка пошла не так, как написано в ТехСхеме разработки месторождения.
Толковых людей в нефтянке много, но зачастую у них нет понимания, как правильно подходить с методологической стороны к разработке месторождения. То есть даже прямолинейный путь типа — не пожалеть денег на нормальный каротаж, анализ керна и 3Д сейсмику, потом построить адекватную вероятностную (!) модель и прикинуть риски доступен далеко не всем. А дальше обычно дело техники, те же юрские песчаники давно разрабатывают горизонтальными скважинами. ТНК-БиПи неплохо это показало в свое время.

— Ну там не совсем sweet spot разбурили, как показало дальнейшее бурение покупателем актива, но точки были хорошие. Техсхема кстати была защищена абсолютно бестолковая, где надо было бурить все подряд, в том числе участки с крайне низкими net pays в 2-6 метров. Что мешало отложить в техсхеме бурение потенциально совсем низкодебитных скважин на самый конец (лет через 10 когда про это и никто не вспомнит), я не знаю. Ну а набурили плохих скважин из-за хренового понимания геологии и банальных ошибок в бурении (нам прежние консалтеры, не буду их поминать в суе) говорили, что скважины пробурили не совсем там, где они указывали (хотя это на мой взгляд слабое оправдание).
Ну а непонимание крайней важности ГИС по моему у большинства совковых геологов присутствует. Нам в 2009 надо было край из носу бурить разведскважину. Так вот наши технари умудрились там керн не отобрать в продуктивном пласте (типа дело было ночью), но потом все пытались нам доказать, что он на хер не нужен. Это в общем стало крайней каплей для замены команды. Потом оказалось, что они и место умудрились выбрать криво, надо было сажать скважину на имеющийся сейсмический профиль, но им это было невдомек

— Да в ТехСхеме надо до 2 метров толщины сеткой покрывать, обычно стараются это вынести за окончание правления нашего президента)
За разведку без керна, по идее, и Росприроднадзор мог бы впаять чего-нибудь.
В общем список ошибок очень похож на классический, такое сплошь и рядом к сожалению. С другой стороны, это неэффективность, которую можно эксплуатировать (например пытаясь селектить именно плохо разработанные активы).

Schlumberger зарылась глубже в Россию. Компания купит 45,6% Eurasia Drilling

Американская Schlumberger, несмотря на санкции против нефтяного сектора России, неожиданно решила купить 45,6% акций крупнейшей отечественной нефтесервисной компании Eurasia Drilling с возможностью увеличить долю до 100%. Первый этап сделки на $1,7 млрд почти вдвое дороже рыночной стоимости Eurasia Drilling и по коэффициентам фактически на уровне оценки аналогичных мировых игроков. Впрочем, это все еще на треть дешевле, чем компания стоила еще полгода назад, до начала масштабного падения цен на нефть, а санкции ее напрямую не затрагивают.

Schlumberger договорилась о приобретении 45,65% акций крупнейшей нефтесервисной компании России Eurasia Drilling (EDC). Сейчас ее основными совладельцами являются гендиректор Александр Джапаридзе (30,2%) и Александр Путилов (22,4%). Как говорится в сообщении обеих компаний, стоимость сделки составит $1,7 млрд ($22 за GDR), то есть премия к рыночной цене на момент объявления превысила 80%. Однако это ниже стоимости Eurasia Drilling до падения цен на нефть: в середине лета 2014 года GDR компании торговались по $33.

Закрыть сделку планируется в первом квартале 2015 года. Для этого EDC выкупит свои бумаги у миноритариев за счет займа в $991 млн, предоставленного Schlumberger, и уйдет с Лондонской биржи, где ее GDR торгуются с 2007 года (free float составляет 30,67%). После делистинга заем будет конвертирован в акции EDC по цене $22 за акцию. Остальные 14,98% акций Schlumberger выкупит у основных владельцев и топ-менеджмента. Акционеры EDC должны одобрить сделку 16 февраля. После объявления о сделке котировки EDC выросли на 66,2%, до $20,2 за акцию. Также Schlumberger получает опцион на покупку оставшихся акций EDC в течение пяти лет с момента закрытия сделки.

Доля в EDC не станет первой покупкой Schlumberger в России в целом и у Александра Джапаридзе в частности. В 2003 году Schlumberger купила у господина Джапаридзе сервисную «Петроальянс» за $100 млн, а на следующий год бизнесмен с партнерами купил у ЛУКОЙЛа за $130 млн «ЛУКОЙЛ-Бурение», на базе которого и создана EDC.

Schlumberger компания хорошо известна: еще в 2011 году они обменялись активами. Тогда EDC получила буровые предприятия Schlumberger, а последней достались ремонтные структуры российской компании; таким образом, американская корпорация теперь фактически вернет свои мощности. Объединенная компания может занять половину российского нефтесервисного рынка.

Глава аналитического отдела Газпромбанка Александр Назаров отмечает, что цена сделки для Schlumberger «достаточно высокая».

Он предполагает оценку исходя из коэффициента EV/EBITDA в 5,5-5,7 против аналогичного показателя при покупке Halliburton компании Baker Hughes в 6,2-6,3, то есть «скидки за российский актив практически нет». Кроме того, добавляет он, сделка проходит в нефтесервисной индустрии, напрямую затронутой западными санкциями. Есть у EDC и собственные проблемы: как говорили источники «Ъ» на рынке, в 2014 году «Роснефть» начала постепенно снижать свою долю в портфеле заказов компании. В госкомпании объяснили это развитием собственного сервисного бизнеса, но ряд источников «Ъ» утверждали, что против сотрудничества с EDC был лично президент нефтекомпании Игорь Сечин. По итогам девяти месяцев 2014 года на «Роснефть» пришлось лишь 9% заказов в портфеле EDC, а ключевым заказчиком компании остается ЛУКОЙЛ (62%), еще 20% заказов обеспечила «Газпром нефть».

Однако Алексей Кокин из «Уралсиба» считает цену сделки обоснованной с учетом того, что еще недавно компания стоила гораздо дороже, а на рынке можно было выкупить не более 30% акций. Аналитик уверен, что инициаторами продажи выступили российские акционеры, а «иностранный инвестор явно рассчитывает на изменение ситуации и дальнейшую перспективу, когда цены на нефть вырастут, а санкции отменят». Формально санкции почти не затрагивают Schlumberger в рамках сделки и сейчас: EDC специализируется на традиционных технологиях и почти не закупает оборудование в США и Европе, хотя признавала, что санкции могут ограничить возможности ее развития и осложнить реализацию буровых проектов на сланцевых месторождениях Западной Сибири.

Изменения в планах ЛУКОЙЛа и Газпрома

ЛУКОЙЛ нашел выход из Венесуэлы. Компания договорилась о продаже доли в ННК «Роснефти»

Как стало известно «Ъ», ЛУКОЙЛ наконец выходит из Национального нефтяного консорциума (ННК), который ведет добычу в Венесуэле. После года переговоров компания смогла согласовать продажу своих 20% «Роснефти». По неофициальным данным, последняя заплатит ЛУКОЙЛу примерно $150 млн, тогда как сам он вложил в ННК $200 млн. Затянувшаяся неопределенность со структурой акционеров осложняла работу ННК, но теперь у «Роснефти» остался всего один партнер — «Газпром нефть» с 20%.

ЛУКОЙЛ договорился с «Роснефтью» о продаже ей 20% в ННК, участвующем в разработке блока Хунин-6 в Венесуэле, рассказали «Ъ» источники, близкие к переговорам. Госкомпания согласилась выкупить пакет по «историческим затратам». Один из собеседников «Ъ» говорит, что сумма сделки составит около $150 млн, она должна быть закрыта в ноябре. В «Роснефти» «Ъ» лишь заявили, что «стороны находятся в постоянном диалоге, продолжают обсуждать возможные условия». В ЛУКОЙЛе от комментариев отказались.

ННК создан в 2009 году, в него в равных долях вошли все ведущие российские нефтекомпании — «Роснефть», ЛУКОЙЛ, «Сургутнефтегаз», ТНК-ВР, «Газпром нефть». Каждая внесла по $200 млн, получив 20%. ННК владеет 40% (60% у государственной PdVSA) в разработке месторождения Хунин-6, ресурсы которого оцениваются в 195 млн тонн, инвестиции в разработку — в $25 млрд. Основные работы на Хунине-6 вела «Газпром нефть». Добыча на проекте началась в конце прошлого года. Сейчас на нем пробурено уже 14 скважин, добыча составляет 950 тонн в сутки.

Постепенно у частных инвесторов интерес к проекту пропал. Первым в 2012 году из него вышел «Сургутнефтегаз», у которого доля в ННК была единственным иностранным активом (источники «Ъ» объясняли его участие административным давлением). «Роснефть» купила долю примерно за $200 млн. В 2013 году проект решил покинуть ЛУКОЙЛ, который хотел сосредоточиться на работе в других странах региона (компания интересуется активами в Мексике). Однако быстро договориться с «Роснефтью» (она к тому времени консолидировала ТНК-ВР и, соответственно, 60% в ННК) не удалось. Как поясняли собеседники «Ъ», ЛУКОЙЛ хотел получить за долю все вложенные средства, то есть $200 млн, но «Роснефть» это не устраивало. Год назад ЛУКОЙЛ объявил, что предложил долю в ННК и «азиатским компаниям». Однако источники «Ъ» говорили, что реальных претендентов на нее нет.

По словам источников «Ъ», из-за неопределенности со структурой акционеров управление консорциумом усложнилось: ЛУКОЙЛ фактически игнорировал принятие решений, а по уставу ННК они должны были одобряться всеми участниками. Например, «Роснефть», которая стала оператором ННК, не могла назначить нового гендиректора Алексея Рубцова, и и. о. главы консорциума была топ-менеджер ЛУКОЙЛа Ксения Баумгартен.

Валерий Нестеров из Sberbank Investment Research отмечает, что ЛУКОЙЛ последовательно выходит из иностранных активов, рентабельность которых под вопросом, компании не хватает ресурсов. Проекты в Венесуэле потенциально перспективны, добавляет эксперт, поскольку страна входит в число лидеров по запасам нефти, но из-за нестабильной политической обстановки и сложных условий добычи они требуют больших вложений. Для «Роснефти», по мнению господина Нестерова, это бизнес, но с серьезной геополитической составляющей: компания владеет по 40% еще в нескольких проектах и старается усиливать позиции.

Топ-менеджер «дочки» «Газпрома», отвечавший за газопровод в Китай, уволен из-за разглашения секретных данных

Спустя месяц после торжественного начала стройки газопровода «Сила Сибири», по которому «Газпром» планирует поставлять газ в Китай, в концерне случился скандал. Как стало известно Znak.com, из компании уволили замначальника Чаяндинского месторождения Виктора Селина, который на днях сообщил журналистам о переносе сроков поставок иностранным партнерам на два года. Руководство господина Селина из «Газпром добыча Ноябрьск» сначала было вынуждено заявить о том, что пресса не так поняла коллегу, а позже и вовсе приняло решение досрочно расторгнуть контракт с топ-менеджером. Эксперты не удивляются этому, говоря, что о проблемах в мегапроекте, ценой в 400 млрд долларов, было известно и ранее, и газовик лишь раскрыл секрет Полишинеля. О том, какие еще тайны могут скрывать в монополии, – в материале Znak.com.

Заместитель начальника Чаяндинского нефтегазового производственного управления (структура ООО «Газпром добыча Ноябрьск») Виктор Селин уволен из «Газпрома». Об этом Znak.com сегодня сообщили источники в концерне. Официально о причинах отставки топ-менеджера ничего не сообщается. Пресс-секретарь председателя правления «Газпром» Сергей Куприянов лишь подтвердил нашей интернет-газете информацию о том, что господин Селин действительно был уволен: «Такой факт есть».

Виктор Селин проработал в своей должности меньше года. В Чаяндинское НГПУ его назначили в декабре 2013 года. В структурах «Газпрома» он начал работать сразу после службы в армии: сначала в «Оренбурггазпроме», потом на посту ведущего инженера-руководителя группы в ООО «Ямбурггаздобыча» (Новый Уренгой), а с 2010-го по 2013 годы работал замначальника цеха в ООО «Газпром добыча Надым».

Об отставке топ-менеджера «Газпром добыча Ноябрьск» стало известно буквально спустя пару дней после его заявлений, которые процитировала федеральная пресса. «В Якутске на ярмарке вакансий к нему подошел корреспондент ИТАР-ТАСС и задал вопрос о сроках ввода в эксплуатацию газопровода «Сила Сибири», – рассказал Znak.com источник, знакомый с ситуацией. – Не знаю, зачем, но Виктор Николаевич рассказал то, чего, мягко говоря, ему не стоило говорить».

По сообщению Forbes, Селин заявил, что транспортировка газа по трубопроводу «Сила Сибири» с Чаяндинского месторождения начнется в 2020 году и в объемах не более 5 млрд кубометров. «Мы скорректировали сроки», – сказал он, отметив, что на 2018 год намечены «лишь заполнение трубопровода и пуско-наладочные работы».

До этого в «Газпроме» официально заявляли, что поставки газа в Китай пойдут по «Силе Сибири» уже 2018 году. Контракт на поставку российского трубопроводного газа в Китай сроком на 30 лет был подписан между «Газпромом» и CNPC 21 мая в присутствии президента РФ Владимира Путина. Он предполагает поставку 38 млрд кубометров газа в год. Его общая цена – 400 млрд долларов. Этот инвестпроект считается крупнейшим на сегодняшний день для «Газпрома». Его имиджевую составляющую для страны трудно недооценить в условиях западных санкций против отечественного ТЭКа. 1 сентября в присутствии главы государства состоялся торжественный запуск строительства газопровода. Газотранспортная система «Сила Сибири» протяженностью 4 тыс. километров пройдет из Сибири на Дальний Восток: от Иркутской области через Якутию до Хабаровска. Она предполагает транспортировку газа Якутского и Иркутского центров газодобычи на Дальний Восток России и в Китай. От города Свободный до Благовещенска, расположенного на китайской границе, будет построен отвод для поставок газа в КНР.

Из заявлений топ-менеджера «Газпрома» следовало, что реальные планы концерна не соответствуют заявленным. В тот же день пресс-служба «Газпром добыча Ноябрьск» процитировала заявление гендиректора «дочки» монополии Константина Степового, который опроверг информацию о том, что транспортировка газа по «Силе Сибири» начнется на два года позже запланированного: «Сегодня в ходе неформального общения с журналистами мой сотрудник Виктор Селин был неправильно понят, в результате чего в прессе были искажены сроки ввода в эксплуатацию газопровода «Сила Сибири» в Китай. Хочу официально заявить, что задача остается прежней: к концу 2018 года начать добычу газа на Чаяндинском месторождении и ввести в эксплуатацию «Силу Сибири». График работ утвержден руководством «Газпрома», не менялся и будет выполнен».

«Я не удивлен его увольнению, – прокомментировал сегодня Znak.com партнер консалтинговой компании Rus Energy Михаил Крутихин. – Топ-менеджер разгласил рабочий график «Газпрома», сказав, что к 2020 году концерн сможет поставлять не более 5 млрд кубометров газа в Китай. То есть сказал правду, несмотря на то, что его начальство ранее в прессе озвучивало другие, более радужные планы. Видимо, он нарушил какие-то внутренние принципы компании».

Сергей Куприянов между тем опроверг сегодня эту версию. «Дело не в распространении конфиденциальной информации, – подчеркнул пресс-секретарь главы «Газпрома» Алексея Миллера. – Если говорить о причинах, то он [Селин] их знает, ему о них сообщили».

Эксперты тем временем говорят, что сдвиг сроков по вводу «Силы Сибири» может быть связан с финансовыми проблемами «Газпрома». Ранее «Ведомости» сообщали, что чистый долг концерна на конец первого квартала составлял 970 млрд рублей, хотя это очень умеренная долговая нагрузка. Известно также, что Миллер обращался к Путину с просьбой отменить налог на проценты по кредитам в китайских банках, который сейчас составляет 10%. Два чиновника Минфина сказали, что уже есть решение о снижении налога до 5%, но обсуждается и его обнуление. Кроме того, зампред правления компании Александр Медведев заявлял, что вопрос аванса «Газпрому» по контракту с китайской CNPC повис в воздухе. Хотя тут же подчеркивал, что необходимости в авансе нет.

«По сути, замначальника «Чаянды» озвучил вслух то, о чем и так было известно, – говорит один из собеседников Znak.com. – Но в «Газпроме» это, видимо, посчитали нарушением соглашения о конфиденциальной информации».

Источник, близкий к «Газпрому», подтвердил Forbes, что Селин уволен, но сообщил, что причина была другой. «Только за одно некорректное заявление у нас не увольняют, ошибиться может каждый», — сказал он. По словам собеседника Forbes, раньше у Селина уже были проблемы, не связанные с этим инцидентом. Официальный представитель «Газпрома» Сергей Куприянов лишь подтвердил Forbes информацию об увольнении топ-менеджера «дочки» холдинга, не комментируя причины отставки.

В мае «Газпром» и Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) подписали контракт на поставку российского газа в объеме 38 млрд куб. м в год в течение 30 лет. Общая цена контракта составляет $400 млрд. Газ планируется поставлять по газопроводу «Сила Сибири», строительство которого началось в сентябре. Изначально «Газпром» планировал запустить поставки в Китай в 2018 году. При этом контракт предусматривает возможность смещения начала поставок на два года по инициативе одной из сторон. В марте «Ведомости» писали, что начало работы «Силы Сибири» запланировано на 2019 год, а поставки начнутся, скорее всего, не в 2018 году, а не ранее 2020-го.
http://www.forbes.ru/news/269725-top-menedzhera-dochki-gazproma-uvolili-za-razglashenie-sluzhebnoi-tainy

i/ Венесуэльские дела планировались под государственные нефтегазовые компании (Роснефть и Газпром) с перспективой получить доступ к крупным ресурсам нефти и газа. Нарастающая политическая нестабильность в Венесуэле не позволяет работать там частным компаниям, риски и убытки которых не покроет государство.

ii/ Переносы сроков ввода новых месторождений довольно обычное дело.
Все дело в важной политической составляющей и китайской активной игре на понижение затрат, связанных с импортом газа: «дружба дружбой, а табачок врозь».

Торговля газом: Газпром и Роснефть

«Роснефть» предложила прекратить реэкспорт среднеазиатского газа

«Роснефть» не в первый раз пытается влиять на деятельность «Газпрома». Вместе с «Новатэком» она добилась отмены экспортной монополии на СПГ. Теперь у компании другая идея. «При наличии избыточных мощностей в России продолжается реэкспорт среднеазиатского газа, который оформляется как транзит и не облагается экспортной пошлиной Российские производители могли бы добыть и поставить на рынок тот же объем газа», — заявила «Коммерсанту» вице-президент «Роснефти» Влада Русакова. Она 29 лет проработала в «Газпроме». С апреля 2013 г. она курирует добычу газа в «Роснефти».

Прямые потери бюджета от невыплаты пошлин за среднеазиатский газ составляют около $3,5 млрд в год, писали эксперты энергетического центра бизнес-школы «Сколково». В 2013 г. монополия купила в Азии около 30 млрд куб. м по средней цене $275,8 за 1000 куб. м (см. график). В 2014 г. объемы будут такие же, считает аналитик «Сбербанк CIB» Валерий Нестеров.

Независимые производители не смогут сразу заместить весь среднеазиатский газ, говорит портфельный управляющий ИК «Анкоринвест» Сергей Вахрамеев. В 2013 г. «Новатэк» добыл 62,2 млрд куб. м. На 2014-2015 гг. компания подписала контракты на поставку почти всего добываемого компанией газа и уверена в заключении контрактов в подобных объемах до 2020 г., говорил в апреле 2013 г. совладелец компании Леонид Михельсон. К 2020 г. «Новатэк» планирует добывать свыше 100 млрд куб. м. «Роснефть» в 2013 г. добыла 38 млрд куб. м. На 2014 г. были законтрактованы поставки газа в объеме 34 млрд куб. м, на 2015 г. — 37 млрд куб. м газа, следует из презентации президента «Роснефти» Игоря Сечина для встречи с инвесторами в Лондоне в 2013 г. План компании на 2020 г. — 100 млрд куб. м, из которых 80 млрд куб. м уже законтрактовано. Независимые производители не наращивают добычу газа, пока у них нет доступа к трубе, отмечает партнер Greenwich Capital Лев Сныков.

При отказе от среднеазиатского газа «Газпром» сам будет наращивать добычу, полагают Нестеров и Вахрамеев. В 2013 г. монополия сократила добычу на 0,4% до 480,45 млрд куб. м. Но может ее нарастить: добычные мощности «Газпрома» составляют около 600 млрд куб. м в год, говорится в годовом отчете монополии. В июне предправления «Газпрома» Алексей Миллер говорил, что «Газпром» собирается заменить среднеазиатский газ российским. Поручений заняться этим вопросом пока не было, сказал федеральный чиновник.

Представители «Роснефти», «Газпрома», «Новатэка», Минэнерго не ответили на запрос.

Глава газового направления «Роснефти» Влада Русакова о монетизации добытого
Год назад независимые производители газа, включая «Роснефть», подорвали экспортную монополию «Газпрома», получив разрешение на поставки за рубеж сжиженного природного газа (СПГ). Сейчас на фоне избытка предложения газа в России конкуренция в отрасли обостряется. О планах «Роснефти» по газодобыче в Восточной Сибири и на Сахалине, о создании собственной газопереработки и о том, чем отличается работа в «Роснефти» и «Газпроме», рассказала «Ъ» руководитель газового направления, вице-президент «Роснефти» ВЛАДА РУСАКОВА.

— В последнее время «Роснефть» начала уделять огромное внимание развитию газового бизнеса. Компания уже добилась разрешения экспортировать СПГ. Вы бы хотели получить возможность экспорта и трубопроводного газа?
— Мы работаем в рамках законодательства и ищем для своих проектов способы, как эффективно монетизировать газ. Мы можем продавать СПГ, у нас есть разрешение. Когда принималось решение о либерализации экспорта СПГ, понятно было, что без такого экспорта никакие запасы газа на шельфе монетизировать невозможно. Сейчас на газовом рынке появились сильные независимые игроки, возможности по добыче превышают фактические объемы потребления. При этом транспортный тариф для независимых производителей сейчас превышает аналогичные тарифы в Европе и США. Нужен переход на единую ставку на транспортировку, нужна большая транспарентность тарифообразования. Сейчас независимые производители, по сути, оплачивают транспортные расходы «Газпрома».

— Почему вы хотите получить доступ к газопроводу «Сила Сибири», который будет строить «Газпром»?
— «Сила Сибири» — это газопровод, который строится под контракт на экспорт трубопроводного газа в Китай. На востоке страны внутренний рынок развивается очень медленно из-за отсутствия инфраструктуры. А у «Роснефти» на юге Восточной Сибири и в Якутии чуть больше 1 трлн кубометров запасов газа.

— Насколько мы понимаем, руководители «Роснефти» и «Газпрома» в присутствии министра энергетики достигли договоренности о том, что транссахалинский газопровод, построенный для проекта «Сахалин-2», должен перейти напрямую в собственность государства, поскольку по соглашению о разделе продукции затраты участникам проекта уже возмещены. Каков итог диалога двух компаний?
— Обсуждался не вопрос собственности, а вопрос доступа к трубопроводу, и принципиальная договоренность с «Газпромом» достигнута. А какой это будет механизм — строительство дополнительных компрессорных станций либо расширение трубы с помощью лупингов, это вопрос технического обоснования. Механизм будет определен позже, а принципиально, насколько я понимаю, возражений со стороны «Газпрома» нет. Во всяком случае, мы благодарим Алексея Борисовича Миллера за объективность.

— Не возникнет противоречия с проектом «Газпрома» по расширению его СПГ-завода?
— Технологически возможны оба проекта. Сечение существующей трубы предполагает определенные технические возможности, сейчас она построена так, чтобы можно было ее расширять за счет компрессорных станций. Можно дополнительно сделать лупинги, тогда мощность еще возрастет и будет достаточной и для нашего газа, и для газа «Газпрома» при строительстве третьей очереди его завода.

— А какие схемы сотрудничества с «Газпромом» по Сахалину обсуждались?
— «Роснефть» направила письмо с предложениями по сотрудничеству в «Газпром». Идея в том, чтобы совместно проработать эти проекты, посмотреть, как эффективнее для всех было бы сделать, но ответа пока еще не получили. «Роснефть» в любом случае сделает свой СПГ-проект на Сахалине. Даже если не получится договориться с «Газпромом» по транссахалинскому газопроводу, завод можно расположить в другом месте, что позволит реализовать проект.

— Концепцию СПГ-завода не будете пересматривать? Была объявлена мощность 5 млн тонн.
— Нет, не будем пересматривать. Уже выбраны основные технические решения, подготовлена и направлена на Сахалин декларация о намерениях, много что сделано. Планируется к середине 2015 года закончить FEED, по его результатам будем принимать инвестрешение. В таком случае завод может быть построен к концу 2018 года, чтобы запустить его в 2019 году.

— Расширение завода планируется?
— Да, у «Роснефти» есть на Сахалине участки под геологоразведку, и мы видим, что можем его расширить. Но это уже дальняя перспектива.

— А вопрос санкций и возможных ограничений, в том числе со стороны вашего партнера ExxonMobil, может ли это повлиять на строительство завода?
— Я не могу отвечать за Exxon, пока мы идем по графику.

— Есть ли понимание, как будет устроено финансирование завода, как вы будете привлекать проектное финансирование с учетом санкций?
— Мы смотрим бизнес-схему и находимся в обсуждениях с Exxon, как нам лучше сделать и саму бизнес-схему и как лучше отработать вопросы финансирования. Потому что там есть газ «Сахалина-1», а есть часть газа самой «Роснефти».

— Как, по вашему мнению, нужно развивать регулирование внутреннего рынка с точки зрения ценообразования, тарифов, спроса, доступа к газотранспортной системе?
— Когда в 2003 году утверждалась энергетическая стратегия РФ, планировалось, что независимые производители газа к 2020 году будут занимать 20% рынка, а сейчас у них на этом рынке уже 27%. Это совершенно новая ситуация, и, для того чтобы развитие шло и дальше, для работы на таком конкурентном рынке должны быть изменены условия. Нужно обеспечить предсказуемое развитие отрасли, чтобы не было таких ситуаций, как в 2007 году, когда не хватало газа, или, как сейчас, когда, наоборот, на рынке значительный избыток. Должен быть прозрачный регулируемый тариф, гибкий и свободный доступ к ГТС, что позволит обеспечить работу газовой биржи. Торги на бирже дадут нам какое-то представление о реальной цене газа. Вы знаете, что, когда первые торги на бирже были в 2007 году, биржевая цена оказалась на 57% выше, чем регулируемая цена. Конечно, сейчас такой ситуации не будет, потому что рынок другой, но в любом случае это будет уже рыночный показатель цены. При этом нужна независимая биржевая площадка, на которой будут торговаться реальные объемы газа.

Преференций не должно быть, у всех должны быть одинаковые условия для работы на рынке. И важно, чтобы потребители от всех производителей газа имели возможность получать гибкость поставок, поэтому должно быть государственное регулирование тарифов на хранение газа в подземных хранилищах. Кроме того, при таком избытке газа на рынке нужно все-таки этот пузырь убирать. При наличии избыточных мощностей в России продолжается реэкспорт среднеазиатского газа, который оформляется как транзит и не облагается экспортной пошлиной. Совершенно спокойно, учитывая, что у туркменского и в целом среднеазиатского газа уже есть возможности выхода в Китай, можно уже сейчас этот газ заместить. Российские производители могли бы добыть и поставить на рынок тот же объем газа, уплатив налоги и создав рабочие места. Концепция внутреннего рынка газа должна быть включена в новую генсхему развития газовой отрасли, и в решениях президентской комиссии по ТЭКу это записано.

— На ваш взгляд, нужно отменить законодательное ограничение, по которому объектами единой системы газоснабжения может владеть только «Газпром»? «Роснефть» хотела бы владеть магистральными газопроводами?
— Зачем это отменять? Нужно только раздельный учет вести, потому что непрозрачность образования тарифов на прокачку газа ведет к тому, что они все время растут. Мы посмотрели: за последние пять лет тарифы на прокачку выросли больше, чем инфляция, чуть ли не в 1,8 раза.

— То есть вы за раздельный учет в рамках «Газпрома»?
— Да. Это устроило бы независимых производителей.

— Какой должна быть дальнейшая динамика тарифов на газ, о которой сейчас идет большая дискуссия?
— Да, дискуссия большая. Есть несколько приоритетов, которые, как мне кажется, сейчас рассматриваются правительством. Есть возможность задать сейчас темп роста тарифов, который позволит выйти на энергоэффективность.

— О каких цифрах идет речь?
— У нас есть естественные ограничения — это отсутствие экспорта. Пока в рамках нашей программы до 2020 года для нас был бы приемлемым рост тарифа по принципу инфляция плюс 2%.

— То есть, если исходить из прогнозов Минэкономики, вы хотели бы роста тарифа на 7-8% в год?
— Да, 7-8%, но многое зависит от инфляции затрат.

— Есть данные «Газпрома» о том, что более 95% газовых поставок «Роснефти» приходится на очень прибыльных, высокомаржинальных потребителей, тогда как у «Газпрома» таких меньше 30%.
— Почти 11% нашей выручки от продаж газа приходится на ЖКХ и население — это социальная нагрузка. Я думаю, что аналогичный показатель у «Газпрома» меньше (8,2% по отчетности по МСФО за 2013 год.— «Ъ»). У нас тоже есть и неплатежи потребителей, и проекты, где нужно повышать эффективность.

— Вы сохраняете план по добыче 100 млрд кубометров газа к 2020 году? Не считаете, что это много сейчас?
— Вы имеете в виду для рынка? Я вас прекрасно понимаю, на конкурентном рынке тяжело работать, когда избыток газа. Мы работаем пока под те контракты, которые у нас есть. У нас есть до 2040 года контракты, есть до 2028 года, поэтому мы намерены добывать столько, сколько необходимо для закрытия своих контрактных обязательств.

— Каков сейчас законтрактованный годовой объем?
— Сейчас больше 80 млрд кубометров, и мы рассчитываем на новые контракты.

— По добыче вы предполагаете только органический рост или возможны новые приобретения?
— Нет, в основном органический. У нас есть «Роспан», «Сибнефтегаз», Харампурское месторождение, Кынско-Часельская группа, «Варьеганнефтегаз» плюс попутный нефтяной газ (ПНГ).

— Какой сейчас уровень утилизации ПНГ у «Роснефти»?
— В этом году в целом будет около 80%, на некоторых предприятиях уже больше 95%. А к 2017 году мы выйдем на 95% по компании. У нас есть газовая программа по использованию ПНГ, утвержденная советом директоров, которая и реализуется.

— Как вы оцениваете сделку по продаже СИБУРу доли «Роснефти» в «Юграгазпереработке»? В чем заключалась проблема в совместной работе с СИБУРом в параметрах, в которых раньше работала ТНК-ВР?

— Это очень хорошая сделка. Наша задача была эффективно продать актив, минимизировать затраты на создание инфраструктуры и переработку. Эта задача выполнена. Надеемся, что и СИБУР доволен, что консолидировал 100% предприятия.

— Передоговориться по цене на ПНГ в рамках СП с СИБУРом не получалось?
— Да. Потом мне кажется, что в направлении переработки мы больше двигаемся к тому, чтобы самостоятельно заниматься этими вопросами. Мы хотим все-таки к 2018 году полностью вывести газовый бизнес компании на самоокупаемость. Мы стремимся к тому, чтобы повысить стоимость компании за счет газа. Сейчас пока, как вы знаете, у нас много разных газовых активов, и они недооценены.

— А в каких регионах могут появиться газоперерабатывающие проекты?
— На «Роспане», сейчас планируем на Приразломном, Приобском и Майском месторождениях.

— Там будет только отбензинивание газа или более глубокая переработка?
— Мы смотрим отбензинивание на Приобском, а на Приразломном и Майском — глубокую переработку. Есть и несколько перспективных проектов, специалисты компании сейчас работают над стратегией газоперерабатывающего направления.

— Вы планируете покупать какие-нибудь газораспределительные сети?
— Пока нет, «низкие» сети — это не наше приоритетное направление.

— Почему «Роснефть» решила войти в проект «Печора-СПГ»? Он довольно долго был на рынке, и к нему не было особенного интереса…
— Эта сделка еще не закрыта, есть только рамочное соглашение. В принципе хороший проект, интересный, мы пытаемся развиваться в этом направлении.

— А этот проект потенциально может быть сопряжен с вашими шельфовыми проектами с Exxon? Возможно, это будет площадка для переработки газа?
— В перспективе, конечно.

— Вы собираетесь полностью выкупить проект?
— Пока, как вы читали, у нас есть право на 50%. Окончательная конфигурация проекта и срок запуска завода будут определены сторонами после проведения предпроектных работ, по их результатам может рассматриваться и привлечение стратегического инвестора.

— Что вы думаете про перспективы России на европейском газовом рынке с учетом того, что в ЕС говорят о необходимости сокращать зависимость от российского газа?
— Европа ничем не сможет заменить российский газ. То есть напрямую такая замена невозможна. Для того чтобы им убрать наш трубопроводный газ вообще, нужно полностью перестраивать всю систему газопроводов. Глобально их газотранспортная система формировалась под три направления экспортных поставок, и перестроить ее очень сложно — это сумасшедшие инвестиции. У кого будет интерес строить все эти перемычки и интерконнекторы, чтобы получить ту же цену на газ? Никто реально не готов вложить в это деньги. Конечно, европейцы будут пытаться что-то делать, но так эту задачку не решишь.

— Вот если бы «Роснефть» экспортировала газ, она не подпадала бы под Третий энергопакет ЕС…
— Главное — обеспечить увеличение экспорта российского газа в Европу по рыночной цене и не допустить замещения российского газа другими источниками. А название конкретного поставщика не должно иметь значения для бюджета. Если это может обеспечить «Газпром», пожелаем ему успехов. Пока это поручено «Газпрому», он должен показать эффективность, которую надо контролировать.

— Как вы думаете, может ли Иран заменить Россию в поставках газа в Европу?
— Ресурсная база позволяет, но нужны дополнительные большие инвестиции в инфраструктуру. Кроме всего прочего Ирану самому требуется газ на севере, потому что там всегда не было газа, они в Туркмении покупали. Как вы видите, их газ даже в Турцию все время идет с большими проблемами. В любом случае, это решение не на ближайшее время.

— До конца 2012 года вы работали в «Газпроме», а уже в 2013 году перешли в «Роснефть». Как вы получили предложение о работе в «Роснефти»?
— Мы давно знакомы с Игорем Ивановичем (президентом «Роснефти» Игорем Сечиным.— «Ъ»). После завершения моей работы в «Газпроме» он меня пригласил. Мы обсуждали разные варианты монетизации газа — даже альянс с «Газпромом», но интересы ведущих игроков настолько разные, что было принято решение самостоятельно развивать газовое направление. Я увидела перспективу и согласилась — и не жалею.

— Ваши бывшие коллеги обижались?
— А почему они должны были обижаться? Я же уже ушла из «Газпрома», то есть у меня уже не было там обязательств.

— Почему вы все-таки согласились прийти в «Роснефть»?
— Потому что мне это очень интересно было. Это новая задача. У меня здесь шире круг ответственности. В «Газпроме» я занималась перспективой, балансами, планированием развития ЕСГ, проектированием, наукой, техническим регулированием. Я с предприятиями работала только в части проектирования и внедрения. А в «Роснефти» у меня еще и ответственность за предприятия, которые добывают газ, за их экономику. И мне всегда хотелось, чтобы экономическая составляющая была определяющей, и здесь удается это сделать. В «Газпроме» несколько по-другому. Там тоже занимаются экономикой, но здесь управление идет через проекты, а там управляют программами.

— В чем разница?
— Здесь совершенно другие подходы. Идет управление конкретными проектами. Для того чтобы проект вывести на реализацию, надо пройти очень много ступеней анализа и оценки, причем он обсуждается на уровне практически всей «Роснефти».

— Говорят, что все равно в «Роснефти» только одна ступень принятия решений и это президент компании…
— Нет, неправда. До тех пор пока этот проект доходит до президента, он обсуждается на научно-техническом совете с участием всех специалистов. Например, за последние полтора года мы провели пять или шесть проектов, несколько раз обсуждали каждый из них на научно-техническом совете (НТС), приходилось перерабатывать инвестмеморандум. А этот меморандум включает в себя все от самого начала — от геологии до в принципе ликвидации проекта. С первого раза мы, может быть, только один проект провели через НТС. И только потом проект попадает на инвесткомитет, а затем в зависимости от его суммы может перейти на правление и совет директоров.

Русакова Влада Вилориковна
Родилась 13 декабря 1953 года в Москве. Окончила Московский институт нефтехимической и газовой промышленности им. И. М. Губкина по специальности «проектирование и эксплуатация газонефтепроводов, газохранилищ и нефтебаз». С 1978 года работает в газовой отрасли. В 1995-1997 годах — начальник службы развития зарубежных проектов управления перспективного развития «Газпрома». В 1997-1998 годах — заместитель начальника, в 1998-2003 годах — начальник управления прогнозирования перспективного развития департамента перспективного развития, в 2003 году возглавила департамент перспективного развития. В 2003-2012 годах — член правления «Газпрома». В декабре 2012 года ушла из «Газпрома», с апреля 2013 года — вице-президент «Роснефти», где курирует газовый блок.
Газовый бизнес «Роснефти»
Company profile

«Роснефть» является третьим по объему добычи производителем газа в России. Добыча газа в 2013 году — 38,2 млрд кубометров, выручка от реализации — 103 млрд руб., запасы на конец 2013 года по ABC1+C2 — 6,5 трлн кубометров. Кроме того, «Роснефть» владеет 44 лицензиями на освоение шельфа, ресурсы газа компании на шельфе — 24 трлн кубометров. К 2020 году компания планирует добывать 100 млрд кубометров газа в год. Основные добывающие активы — «Роспан», Харампурское и Береговое месторождения, Кынско-Часельская группа месторождений. На базе проекта «Сахалин-1» вместе с ExxonMobil «Роснефть» планирует строительство завода по сжижению газа мощностью 5 млн тонн, также компания в мае 2014 года договорилась о покупке 51% в проекте «Печора СПГ».
http://www.kommersant.ru/doc/2547577

— — — —
06 Июнь 2013 Роснефть, день инвестора-2013. 4. Газ http://iv-g.livejournal.com/891707.html

Астраханская область: Месторождение «Великое»

11-04-2013

Недавно «Пункт-А» писал о том, что по данным астраханских властей в Харабалинском районе готовится к освоению крупное месторождение легкой нефти, которое превратит эту территорию в богатейший край и серьезно повлияет на экономику региона. Месторождение имеет скромное название – «Великое». И вот, наконец, СМИ стали известны более развернутые подробности этого проекта.

Нескромное название и такие же запасы

Для начала, напомним подробности, о которых сообщил глава регионального правительства Константин Маркелов на своей пресс-конференции 18 марта. Он сообщил:

– Предварительный расчет извлекаемых запасов нефти по месторождению «Великое» в Харабалинском районе показал 42 млн тонн. Сейчас готовятся документы на выявленные запасы (там же) легкой нефти – порядка 140 млн тонн и даже возможно больше. Это месторождение будет отнесено к категории крупных. По запасам оно будет сопоставимо с самым крупным за постсоветский период открытием месторождения Филановского на шельфе Каспия. Для нас наличие столь серьезных запасов позволяет рассматривать в среднесрочной перспективе вопрос организации в регионе нефтеперерабатывающих мощностей.

При этом до последнего времени никакого месторождения «Великое» на территории Харабалинского района не числилось, а было шесть площадок с иными названиями. Анализируя высказывание премьера регионального правительства, «Пункт-А» высказал предположение, что речь идет, возможно, о Хошеутовском или Пойменном месторождениях, права на разработку которых принадлежат, соответственно структурам Газпрома и ЛУКОЙЛа.

И не угадали.

Уроки географии: где лежит легкая нефть

Как удалось выяснить, речь идет об участке Тамбовский, разработкой которого занимается ЗАО «Нефтегазовая компания «АФБ». До последнего времени этот участок проходил по реестрам под грифом «запасы не числятся».

И вот. Наконец. Дело сдвинулось. СМИ удалось побеседовать с представителями ЗАО «НГК «АФБ» и выяснить подробности. Так, главный геолог общества Владимир Кудинов сообщил:

– Участок месторождения «Великое» расположен в Харабалинском районе Астраханской области – в его полупустынной части. В пойменную территорию не заходит. Региональный этап геологоразведки был проведен еще в середине девяностых годов специалистами Астраханьгазпрома (ныне ООО «ГДА» – прим. ред.). Но эти работы имели в незначительный объем – порядка 1,5 тыс. погонных метров скважин. В результате было исследовано несколько структур, в том числе и так называемая Георгиевская площадь. Наша компания уже начала уточнять параметры именно этой структуры – его расположение, глубины, контуры.

– Не считая интерпретации предыдущих материалов АФБ провела бурение более 3 тыс погонных метров, – уточняет заместитель гендиректора компании Руслан Давлетьяров.

– В результате удалось выяснить, что рабочая глубина месторождения составляет порядка 5 тысяч метров, – продолжает геолог В. Кудинов. – Общий на текущий момент продуктивный интервал, приуроченный к башкирским известнякам — это средний карбон, порядка 150-200 метров — от 4 тыс. 870 метров до 5 тыс. 150 метров.

Легкая нефть на нелегкой глубине

Впрочем, журналистов заинтересовал такой вопрос: насколько «легкой» является та нефть, которая обнаружена в Харабалинском районе? Ведь не секрет, что в углеводороды мало просто добыть – их еще нужно очистить от разных примесей и привести в товарный вид: сделать пригодной к транспортировке и дальнейшей переработке. На каких-то месторождениях это сделать легче (потому и нефть там – «легкая»).

А где-то, напротив, приходится избавляться от тяжелых примесей, что приводит к потерям ресурсов и удорожает процесс. Ближайший пример – наше родной Астраханское газоконднсатное месторождение, богатое серой настолько, что ООО «ГДА», по некоторым данным, является одним из крупнейших игроков на мировом рынке серы. И хорошо, что сейчас сера подорожала, так что из этого побочного продукта можно извлекать прибыль. А ведь изначально, когда производство строилось, проблема утилизации серы была весьма и весьма насущной – девать было некуда.

Что же говорят специалисты «АФБ» о харабалинской нефти?
– Обнаруженная нефть отличается высоким содержанием растворенного газа, – отмечает Владимир Кудинов. – По этому газу нами был проведен отдельный подсчет запасов – по всем категориям. Запасы газа составляют порядка 40 млрд кубометров. НО… В отличие от всех месторождений, приуроченных к этим же отложениям на территории региона, сероводорода встречено незначительное количество. Буквально лишь следы – сотые доли.
– Нефть легкая, – согласно кивает Руслан Давлетьяров. – Аналогов на территории области на данный момент нет! Нет необходимости проводить работу по превращению в товарный газ.

Впрочем геолог Кудинов в оценках «легкости» более прагматичен:
– Пока марка нефти не установлена, на анализы не отправляли. В соответствии с классификацией, есть геологические запасы различной категорийности — С1, С2, В.
И поясняет:
– Есть запасы извлекаемые на текущий момент, в зависимости от применяемых технологий:
140 млн тонн нефти — это запасы по категории С2 геологические,
43 млн тонн нефти — это запасы извлекаемые (С2).
С1 порядка 3 млн тонн нефти — С1 считается единственной скважиной, которая сейчас пробурена.

Что дальше? Когда забьют фонтаны?

Впрочем, вряд ли стоит всерьез рассчитывать, что уже в ближайшие пару лет Харабали превратятся в Кувейт. Замгендиректора АФБ поясняет:

– Свидетельство о регистрации Роснедрами в ноябре 2012 года. На баланс поставлено 1 января 2013 года. Госкомитет по запасам утвердил в октябре 2012 года. Говорить сейчас о том, какие суммы и когда будут направлены, пока преждевременно. По лицензионному соглашению мы должны с пробурить 4 поисковых скважины и 10 разведочные в течении двух-трех лет — 2013 -2015 годы. Пока продолжаем разведку, будем делать испытание.
http://www.punkt-a.info/view_page/view/18379

17 апреля 2014
Месторождение Великое было обнаружено нефтегазовой компанией АФБ в 2012 году в границах Тамбовского лицензионного участка в Астраханской области. Тогда извлекаемые запасы нефти были предварительно оценены в 42,3 млн тонн. В ходе проведения необходимой доразведки для подтверждения запасов и дальнейшего изучения месторождения геологи рассчитывали на конечный результат в 140 млн тонн нефти (по категории С2) и 40 млрд куб. м газа. Однако по итогам ГРР выяснилось, что запасы существенно выше — 300 млн тонн нефти (С2) и 90 млрд куб. м газа. Более того, нефть месторождения — легкая, а газ характеризуется низким содержанием сероводорода. В то же время месторождение имеет сложное геологическое строение, что может повысить стоимость его разработки.
http://investcafe.ru/blogs/grbirg/posts/40098

В России найдено сверхкрупное месторождение нефти http://new.bfm.ru/news/254627
Впервые за последние годы в России открыто крупное месторождение нефти. Как рассказал Business FM министр природных ресурсов Сергей Донской, запасы месторождения «Великое» оцениваются в 300 млн тонн нефти и 90 млрд кубометров газа

«Запасы месторождения беспрецедентны — около 300 млн тонн нефти и 90 млрд кубометров газа. Такое отрытые подтверждает высокую перспективность Астраханской области с точки зрения подобных крупных открытий», — пояснил министр.

Примечательно, что предыдущее крупное открытие также было сделано в Астраханском регионе. В 2006 году на Каспийском шельфе геологи ЛУКОЙЛа обнаружили месторождение имени Филановского с извлекаемыми запасами более 150 млн тонн нефти.

Что касается месторождения «Великого», то его освоением, вероятно, займется компания АФБ. Нефтяник уже не первый год работает в Астраханском регионе и два года назад совершил там другое крупное открытие. Тогда компания открыла запасы в 140 млн тонн нефти Тамбовском участке, который является частью месторождения.

Представители АФБ сегодня уточнили, что извлекаемые запасы нефти оцениваются в 331 млн тонн, а запасы газа после геологоразведки повышены до 300 млн куб м. Добычу на месторождении планируется начать в ближайшие пять-семь лет.

«На самом деле, месторождение непростое. У него сложное геологическое строение, но на сухопутной части Астраханской области это первое месторождение практически без примесей сероводорода. То есть, если мы подтвердим заявленные цифры, то экономически его разработка будет крайне выгодна и более чем рентабельна», — заявлял тогда главный геолог АФБ Владимир Кудинов.
Крупнейшим акционером нефтяной компании является председатель совета директоров аэропорта «Внуково» Виталий Ванцев. Несколько лет назад он инвестировал в нефтяную компанию более 100 млн долларов, и эти вложения себя явно оправдали.

«Исходя из запасов, стоимость месторождения «Великое» можно оценить в 0,9-1,1 млрд долларов, — рассчитал аналитик ИК «Уралсиб Кэпитал» Алексей Кокин. — Теперь у компании и инвестора есть приятный выбор — развивать проект самостоятельно или же привлекать партнера». По словам эксперта, учитывая недостаток крупных месторождений на суше, интерес к участию в проекте наверняка проявят все крупные игроки отрасли. Наиболее вероятные кандидаты в партнеры — «Роснефть» и ЛУКОЙЛ, чьи активы расположены в соседних регионах.

Отметим, у «Роснефти» уже есть опыт совместной работы со структурами Виталия Ванцева. Нефтяная компания и «Внуково-инвест» на паритетных началах контролируют ТЗК в аэропорте.

В России уже достаточно давно не было открытия крупных месторождений. На суше последним крупным отрытым месторождением стал Ванкор, которой геологи обнаружили в 1988 году. Месторождение осваивает «Роснефть», его запасы превышают 500 млн тонн «черного золота». Два года назад государство продало лицензии на считавшиеся последними крупные месторождения Лодочное, Шпильмана и Имилорское. Активы приобрели «Роснефть», «Сургутнефтегаз» и ЛУКОЙЛ соответственно. Теперь в нераспределенном фонде остались лишь месторождения объемом до 20 млн тонн.

ЛУКОЙЛ не готов к участию в освоении месторождения Великое без оценки его запасов http://itar-tass.com/ekonomika/1127693

К ЛУКОЙЛ не готова говорить о возможном участии в освоении месторождения Великое в Астраханской области, так как не обладает подтвержденными данными о его геологии и запасах. Об этом сегодня журналистам в Астрахани заявил президент ОАО ЛУКОЙЛ Вагит Алекперов, отвечая на вопрос, рассматривает ли компания возможность совместного освоения данного месторождения или покупку компании недропользователя.

«Мы пока не видели геологических материалов, поэтому сложно говорить, оценку давать. Если нам предложат, мы изучим материалы и потом дадим свою оценку», — сказал Алекперов.
Месторождение Великое в Астраханской области считается одним из самых перспективных, оно открыто геологами нефтегазовой компании АФБ в 2012 году. Как заявил накануне министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской на конференции «Разведка и добыча нефти: факторы устойчивого развития», запасы этого углеводородного месторождения оцениваются в 300 млн тонн нефти.

Министр отметил, что это будет месторождение федерального значения. По его словам, месторождение открыла малоизвестная компания, которая рискнула вложить деньги в геологоразведку.
НК ЛУКОЙЛ работает в Астраханском регионе, осваивая крупнейшие месторождения углеводородов на Каспии.

Минприроды объявило о Великом. На Нижней Волге нашли 300 млн тонн нефти http://www.kommersant.ru/doc/2454158
Минприроды объявило об открытии самого крупного нефтяного проекта за последние годы. Подконтрольная совладельцу аэропорта Внуково Виталию Ванцеву компания АФБ разрабатывает в Астраханской области Великое месторождение с вероятными запасами 300 млн тонн. Пока проект на стадии геологоразведки, крупные российские нефтекомпании, которые могли бы стать его потенциальными соинвесторами, осторожно относятся к его перспективам. По мнению экспертов, запасы Великого еще нужно подтвердить.

В Астраханской области открыто крупное месторождение федерального значения с запасами нефти по категории С2 в объеме 300 млн тонн и запасами газа 90 млрд кубометров, сообщил вчера министр природных ресурсов Сергей Донской. По его словам, запасы Великого уже поставлены на госбаланс. «На месторождении еще продолжаются работы, но уже сейчас понятно, что это одно из крупных месторождений, открытых за последнее время на суше»,— заявил министр, сравнив его с Ванкорским месторождением «Роснефти» (запасы — 480 млн тонн нефти; о самых крупных месторождениях России см. таблицу). По словам господина Донского, освоение нового месторождения будет проходить быстрыми темпами и эффективно.

Министр также рассказал, что месторождение было найдено небольшой компанией АФБ. Основным ее акционером является совладелец аэропорта «Внуково» Виталий Ванцев. Сергей Донской сообщил, что у АФБ сквозная (включающая разведку и разработку) лицензия на Великое, и компания рассматривает партнерство по проекту с крупными нефтекомпаниями. Но, по словам представителя господина Ванцева, пока никаких предметных переговоров о полной или частичной продаже актива не ведется.

Информация о том, что в Астраханской области обнаружено крупное нефтяное месторождение, появилась два года назад, но тогда его запасы оценивались в 43 млн тонн. В 2013 году «Интерфакс» со ссылкой на главного геолога АФБ сообщал, что компания оценивает запасы месторождения по категории С2 в 140 млн тонн нефти и 40 млрд кубометров газа. При этом отмечалось, что нефть Великого легкая. Но пока рынок относится к Великому скептически. В крупнейших компаниях отрасли — «Роснефти», ЛУКОЙЛе и «Газпром нефти» — комментировать интерес к проекту отказались. Собеседник «Ъ», близкий к ЛУКОЙЛу, который работает в регионе, говорит, что интереса к активу нет. Напомним, что на сегодняшний день большая часть нефти в Астраханской области является высоковязкой, ее разработка и дальнейшая реализация крайне затруднены. Один из участников рынка рассказал «Ъ», что интересовался, например, одним из соседних месторождений, но в итоге от его покупки отказался из-за того, что «нужны особые навыки по работе на таком проекте».

Собеседник «Ъ» в одной из крупных нефтекомпаний считает, что в итоге доказанные запасы Великого «могут оказаться существенно ниже озвученных». «Там нефть глубокого залегания, и добывать ее может быть нерентабельно»,— замечает один из источников «Ъ». Карен Дашьян из Advance Capital напоминает, что на Великом пробурена только одна разведочная скважина, которая, по сути, не может дать точных данных по запасам нефти. По его мнению, по этой причине инвесторы пока оценивают фактор риска как высокий. «Чтобы запасы месторождения стали убедительными для рынка, компании необходимы еще две-три скважины»,— говорит господин Дашьян. Он добавляет, что геология Великого сложная, поэтому АФБ потребуются дорогостоящие (стоимостью около $30 млн) подсолевые скважины.

Крупнейшие нефтяные месторождения России http://www.kommersant.ru/doc/2454230

Источник: Минприроды, «Тройка Диалог».

Нефтегазовая компания АФБ не подтвердила информацию о наличии газа на месторождении «Великом» Нашему корреспонденту нефтяники сообщили, что разработкой сейчас заниматься они не собираются. С 1 января текущего года, именно тогда АФБ взяли месторождение на баланс, были проведены работы по бурению второй скважины и сейсмологическая оценка. Первая скважина на «Великом» была пробурена Газпромом, но в начале 2000-х компания отказалась от разработки месторождения.
http://www.astrakhanfm.ru/ekonomika/ekonomika_76664.html

В Астраханской области открыто крупное нефтегазовое месторождение, заявил министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской. Ему присвоено название «Великое» (Тамбовский участок в Харабалинском районе). Запасы месторождения «беспрецедентны: около 300 млн т нефти и 90 млрд куб. м газа», говорится в сообщении министерства: «Таких крупных открытий в России не происходило уже более 20 лет». Извлекаемые запасы месторождения — 331 млн т нефти по категориям С1 и С2, сообщило Bloomberg со ссылкой на гендиректора владельца лицензии — ЗАО «Нефтегазовая компания «АФБ» — Бориса Богушева. По его словам, запасы месторождения зарегистрированы Госкомиссией по запасам 1 января 2014 г.

По данным сайта Роснедр, АФБ получила лицензию на Тамбовский участок для геологического изучения, разведки и добычи в мае 2011 г. По данным ЕГРЮЛ, срок действия лицензии — до 31 мая 2036 г. Компания была единственным участником конкурса и заплатила за лицензию 37,8 млн руб. В конкурсной документации ресурсы участка указывались более чем скромные: 2 млн т нефти (по категории Д2) и 177 млрд куб. м газа (по категориям Д1 + Д1л + Д2).

Два года назад стало известно, что еще в 2010 г. контрольный пакет АФБ приобрел совладелец аэропорта «Внуково» Виталий Ванцев за $200 млн. Об этом рассказывал «Ведомостям» источник в его окружении. У компании есть и другие акционеры, но это не партнеры Ванцева по «Внуково», говорил он. Кто сейчас владеет долями в АФБ, не известно. По данным «СПАРК-Интерфакса», акционеры — физические лица. В ЕГРЮЛ их имена не указаны. Ванцев был недоступен для журналистов.

По словам Богушева, запасы удалось обнаружить по итогам геологоразведочных работ и бурения двух скважин — глубиной 5116 и 5149 м. Средняя глубина залежей нефти — 4900-5100 м. «Старт промышленной добычи зависит от темпов обустройства, скорее всего это произойдет в ближайшие 5-7 лет», — передает его слова Bloomberg. Предварительная оценка инвестиций в обустройство месторождения — около $1,5 млрд. Выход «на полку» может произойти через семь лет после начала добычи. Максимальный уровень добычи — 38 млн т в год, говорит Богушев. С таким показателем АФБ может войти в топ-5 крупнейших российских нефтяных компаний.

Аналитик ИК «Анкоринвест» Сергей Вахрамеев считает реальным сроком выйти «на полку» добычи в течение семи лет. В среднем, по его словам, в зависимости от темпов освоения месторождение выходит «на полку» за пять лет. Но добыча через семь лет на уровне 38 млн т вряд ли возможна, полагает он. Запасы в 330 млн т по С1 + С2 еще нужно перевести в доказанные, после чего, по практике, их оказывается вдвое меньше. В среднем нефтяные компании добывают в год 6% от доказанных запасов. При доказанных запасах в 165 млн т реальная добыча на «Великом» может составить около 10 млн т в год.

Но даже с таким показателем АФБ может войти в российскую нефтяную элиту. «Русснефть» Михаила Гуцериева, замыкающая топ-10 крупнейших нефтяных компаний, в прошлом году добыла 13,4 млн т нефти. В планах компании — увеличить этот показатель к 2020 г. до 15 млн т.

«Небольшая компания рискнула, вложила средства и сделала хорошее открытие», — сказал Донской. Объем инвестиций ни он, ни Богушев не назвали. Аналитик «Сбербанк CIB» Валерий Нестеров оценивает стоимость бурения двух скважин в $8-10 млн. Он указывает, что запасы месторождения расположены глубоко. В среднем по стране — и преимущественно в Ханты-Мансийском автономном округе — глубина залегания нефтеносных пластов составляет 2500-3100 м. Поэтому себестоимость добычи будет выше, чем на других месторождениях, продолжает Нестеров. Но насколько, он оценивать не стал: это зависит от того, сколько скважин потребуется и какова будет сетка их расположения. При этом Нестеров подчеркивает, что главный плюс этого месторождения — наличие транспортной инфраструктуры рядом.

Открытие гигантского месторождения — интересная новость для нефтяного рынка, говорит Нестеров. Успех он объясняет тем, что методы геологоразведки стали более точными, появились новые технологии. Все это позволяет с большей уверенностью заниматься геологоразведочными работами.

Для разработки месторождения владелец лицензии может привлечь партнера, сказал Донской: «Насколько я знаю, эта компания сейчас рассматривает партнерство на проекте с крупными нефтяными компаниями». К активу уже проявили интерес несколько крупных нефтегазовых компаний, включая иностранные, говорит Богушев. Имена претендентов он раскрывать не стал. Представители «Роснефти», «Лукойла», «Газпром нефти», «Башнефти» от комментариев отказались. «Роснефть» уже сотрудничает со структурами Ванцева. В 2011 г. принадлежащая Ванцеву компания «Внуково-инвест» (владеет различными бизнесами во «Внуково») продала «Роснефти» 50% ТЗК во «Внуково» и осталась ее партнером в этом бизнесе. После этого «Внуково-инвест» и «Роснефть» изучали возможность строительства ТЗК в другом столичном аэропорту — «Домодедово».

Месторождение «Великое» будет интересно всем нефтяным компаниям, так как у проекта есть вся транспортная инфраструктура, считает аналитик Райффайзенбанка Андрей Полищук. Нефть с месторождения может как экспортироваться (например, через порт Новороссийск), так и перерабатываться на близлежащих нефтеперерабатывающих заводах. Ближайшие НПЗ принадлежат «Роснефти» (Туапсинский) и «Лукойлу» (Волгоградский), поэтому именно им, на его взгляд, в первую очередь может быть интересно партнерство с АФБ.

Если бы собственники АФБ продали компанию сейчас, то выручили бы, по оценке аналитика UBS Константина Черепанова, $1-1,4 млрд. Впрочем, источник в крупной нефтяной компании говорит, что есть сомнения в реальности таких запасов «Великого».
http://www.vedomosti.ru/companies/news/25417261/krupnoe-mestorozhdenie-v-astrahanskoj-oblasti-otkryto

На нефтяное месторождение Великое появились претенденты http://izvestia.ru/news/569353

— — — —
2010

https://www.psg.deloitte.com/NewsLicensingRounds_RU_100610.asp

27 Сентябрь 2011 blackbourn: Прикспийская низменность http://iv-g.livejournal.com/547719.html
28 Апрель 2010 Астраханская область, добыча углеводородов http://iv-g.livejournal.com/140130.html

Административно-территориальное деление Астраханской области

Карта ТЭК Астраханской области

kommersant.ru: Что могут потерять «Роснефть» и «Газпром» в Европе и США

Сейчас у «Роснефти» в США есть 30% в проекте с трудноизвлекаемой нефтью La Escalere в Делавэрском бассейне в Западном Техасе, которые компания получила по соглашению об обмене активами с ExxonMobil, опционы на 25% в нефтегазовом месторождении на Аляске Point Thomson и на 30% в 20 участках ExxonMobil в Мексиканском заливе. Компании также через дочернюю канадскую RN Cardium Oil Inc. принадлежит 30% в проекте Cardium. Паритетное СП «Роснефти» и ее акционера BP Ruhr Oel GmbH владеет долями в четырех НПЗ Германии: Gelsenkirchen (100%), MiRO (24%), Bayernoil (25%), PCK Schwedt (37,5%). Мощность этих активов — около 23,2 млн тонн в год (22% всей нефтепереработки Германии).

У «Газпрома» нет существенных вложений в США, но очень много активов в Европе. В трубопроводной отрасли монополии принадлежит 50% в немецкой Nord Stream AG, по 50% в проектной компании South Stream B.V., South Stream Transport (зарегистрированы в Нидерландах) и компаниях—владельцах участков будущего газопровода в Болгарии, Сербии, Венгрии, Словении, Австрии и Греции, 48% в Europolgas (владелец польского участка газопровода Ямал—Европа), 10% в британской Interconnector, 50% в голландской BSPC B.V. (владеет «Голубым потоком»). В сбытовом секторе «Газпром» через немецкую Gazprom Germania GmBH контролирует несколько десятков компаний, в частности Gazprom Marketing & Trading, Wingas, WIEH, WIEE и др. Монополии также принадлежит 100% в финансовой структуре Gazprom Finance B.V., 100% в проектной Gazprom EP International B.V., 97% в Gazprom Sakhalin Holdings B.V. (все компании в Нидерландах), 50% в Sakhalin Energy Investment Company Ltd (зарегистрирована на Бермудах).
http://www.kommersant.ru/doc/2431803

Нефтяная компания «Нефтиса»

География деятельности «Нефтисы» охватывает несколько крупных регионов РФ, в том числе Тюменскую область, Ханты-Мансийский автономный округ — Югра, Приволжский федеральный округ, Республику Коми. Компания приобрела успешный опыт работы в Республике Казахстан и Азербайджанской Республике и использует его в своей деятельности.


http://neftisa.ru/Page/About

11.12.2013
kommersant.ru: Михаил Гуцериев пошел на второй круг. Он строит новую нефтекомпанию
Бизнесмен Михаил Гуцериев, уже создавший в 2000-х годах из разрозненных активов «Русснефть», все активнее строит новую нефтекомпанию. Как стало известно «Ъ», подконтрольная господину Гуцериеву «Нефтиса» близка к покупке еще двух активов в Тимано-Печоре. Бизнесмен уже купил две небольшие компании, ведет переговоры о консолидации Exillon Energy, а еще два актива передал «Нефтисе» от «Русснефти». Общую стоимость активов на рынке оценивают в $2 млрд и полагают, что новая компания создается для перепродажи. Но есть и версия о том, что бизнесмен консолидирует активы для себя за пределами закредитованной «Русснефти».

Подконтрольная Михаилу Гуцериеву «Нефтиса» ведет переговоры о покупке «Диньельнефти» и «Чедтый нефти», рассказали «Ъ» источники на рынке. По их словам, представители «Нефтисы» уже провели due diligence активов и скоро оформят сделку. Но другой источник «Ъ», близкий к переговорам, говорит, что «финальные договоренности пока не достигнуты». Представитель Михаила Гуцериева эту информацию не комментирует. Последние несколько месяцев бизнесмен активно собирает разные нефтяные активы на ОАО «Нефтяная компания «Нефтиса»». 99% в ней принадлежит кипрской Dolmer Enterprises Ltd, 1% — вице-президенту «Русснефти» по экономике и финансам Ольге Прозоровской.

Компания зарегистрирована еще в 2008 году, но долго оставалась пустой.

Только в 2011 году Михаил Гуцериев перевел со своего «Русского угля» на «Нефтису» ООО «Комнедра». В результате чистая прибыль «Нефтисы» за 2012 год составила 900 млн руб. Этой осенью процесс активизировался.

«Нефтиса» получила подконтрольные «Русснефти» ООО «Белкамнефть» и ООО «Западно-Малобалыкское» (ЗМБ). В ЗМБ «Русснефть» исходно владела 50%, еще половина компании принадлежала венгерской MOL. Венгры в октябре сообщили о продаже доли, а в декабре стало официально известно, что покупателем выступила «Нефтиса». 38,5% «Белкамнефти» принадлежало «Башнефти», в октябре компания сообщила о продаже своей доли за $200 млн. Собеседники «Ъ» говорят, что ее также приобрела «Нефтиса». В октябре же стало известно и о покупке «Нефтисой» «Уралнефтесервиса» и «Стандарт Нафта» (владельцем являлась Sibgasoil Investment Limited Максима Коробова).

«Диньельнефть» (ООО «Динью»), согласно СПАРК, принадлежит кипрской Ripiano Holding Ltd. Она владеет лицензиями на Бадьюское, Западно-Баганское, Хатаяхское, Западно-Хатаяхское, Восточно-Возейское и Диньельское месторождения, их утвержденные запасы оцениваются в 6,3 млн тонн, годовая добыча — около 100 тыс. тонн. ООО «Чедтый нефть» принадлежит группе Altius Capital, она владеет лицензией на разработку Чедтыйского месторождения с извлекаемыми запасами по С1 в 2,2 млн тонн. Добыча на проекте не ведется.

Сейчас бизнесмен продолжает переговоры о консолидации Exillon Energy, которая ведет добычу в ХМАО и Коми (ее запасы по 2P оцениваются в 71 млн тонн). Михаил Гуцериев уже приобрел 14,9% ее акций. Но на прошлой неделе у него появился конкурент: структура бизнесмена Алексея Хотина приобрела 29,9% Exillon Energy. Другим крупным акционером компании является Газпромбанк, купивший в ноябре 9% акций. По словам источников «Ъ», банк действует в интересах господина Гуцериева, а также его кредитует. Каждый из бизнесменов выставил оферту на консолидацию всей Exillon Energy. Один из источников «Ъ», близкий к переговорам, считает, что господин Хотина также может действовать в интересах Михаила Гуцериева. Рыночная стоимость Exillon Energy уже выросла на 30%, компания оценивается в $1 млрд.

Пока «Нефтиса» несравнима по масштабам бизнеса с «Русснефтью». С января по октябрь добыча «Русснефти» составила 7,4 млн тонн нефти против 2,5 млн тонн у «Нефтисы». Собеседники «Ъ», близкие к нефтекомпании, объясняют, что господин Гуцериев хочет повторить сценарий создания «Русснефти» и «из небольших активов, которые не интересуют крупных инвесторов, собрать нового игрока». «Но из-за высокого долга «Русснефти» сделать это на ее базе невозможно»,— говорит один из собеседников «Ъ». На конец 2012 года долг составлял $4,8 млрд, сейчас он уменьшился до $2,8 млрд, говорит источник «Ъ», близкий к компании.

Другой источник «Ъ» на рынке отмечает, что Сбербанк (крупнейший кредитор «Русснефти») в курсе планов Михаила Гуцериева, поэтому не протестует против перевода активов «Нефтисе». В самом банке ситуацию не комментируют. По мнению одного из источников «Ъ» на рынке, Михаил Гуцериев может собирать небольшие активы, чтобы затем продать их другому инвестору, например Независимой нефтяной компании Эдуарда Худайнатова. Небольшие активы по отдельности инвесторов сейчас не особо интересуют, отмечает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук, но если они объединены в одну структуру, то потенциальные покупатели появятся. Все уже известные сделки господина Гуцериева собеседники «Ъ» на рынке оценивают примерно в $2 млрд.

Но источник «Ъ», близкий к «Русснефти», полагает, что «планов перепродавать активы нет». «Наоборот, когда долг «Русснефти» снизится, она может консолидировать «Нефтису»»,— считает собеседник «Ъ». Он не исключает, что в таком случае появится еще один инвестор, например Glencore. Карен Дашьян из Advance Capital считает, что объединение «Нефтисы» с «Русснефтью» может стать «логичным шагом в развитии бизнеса Михаила Гуцериева», но это возможно только при погашении долга.

http://www.vedomosti.ru/companies/news/19981171/guceriev-stroit-novuyu-neftyanuyu-kompaniyu

06.11.2013
vedomosti.ru: Гуцериев перевел часть активов «Русснефти» на компанию «Нефтиса»

Основатель «Русснефти» Михаил Гуцериев перевел ООО «Белкамнефть» и ООО «Западно-Малобалыкское» (ЗМБ) на нефтекомпанию «Нефтиса», сообщил Агентству нефтяной информации (АНИ) источник на рынке. «Из «Русснефти» были выведены «Белкамнефть» и ЗМБ. Они перерегистрированы на другую нефтекомпанию Гуцериева — на компанию «Нефтиса», — сказал он.

Он также отметил, что Гуцериев до перевода этих компаний увеличил долю в них до 100%.

Ранее сообщалось, что Гуцериев перевел долю «Русснефти» в ЗМБ (российской НК принадлежало 50% в СП с венгерской Mol) на кипрские «Питтало инвестмент лимитед» (20%) и «Эгизис инвестментс лимитед» (30%), сохранив контроль над своей долей. Позже Mol сообщила, что продала всю свою долю в СП двум российским компаниям, но так и не назвала их.

По данным базы «СПАРК-Интерфакс», в настоящее время ООО «Мол — Западная Сибирь» (российская «дочка» Mol, через которую компания владела долей в СП с «Русснефтью») принадлежит кипрской «Эс-эйч-эм севн инвестментс лимитед».

«Башнефть», владевшая 38,5% «Белкамнефти» совместно с «Русснефтью», в октябре сообщила, что продала свой пакет группе частных инвесторов за $200 млн. Источник, знакомый с ситуацией, говорил «Интерфаксу», что покупатель пакета «Белкамнефти» — структуры, близкие к Гуцериеву.

Ранее со ссылкой на данные ЦДУ ТЭК сообщалось, что в октябре добыча «Русснефти» сократилась в сравнении с показателем сентября на треть до 758 200 т. Компания с октября не учитывает в своей добыче 11 предприятий: ООО «Белкамнефть», ООО «ЗМБ», ООО «КННК», ООО «Окуневское», ООО «Региональный нефтяной консорциум», ООО «РешНК», ООО «Рябовское», ООО «Удмуртгеология», ОАО «Удмуртская национальная нефтяная компания», ОАО «Удмуртская нефтяная компания», ОАО «Уральская нефть». Большая часть этих компаний входит в Уральскую группу, на покупку которой у АФК «Система» был опцион на приобретение долей. Но 26 сентября «Система» сообщила, что не намерена его использовать.

По данным базы «СПАРК-Интерфакс», НК «Нефтиса» была создана в апреле 2008 г. Основным совладельцем компании является кипрская «Долмер энтерпрайзис лимитед» (99%), еще 1% принадлежит старшему вице-президенту «Русснефти» по экономике и финансам Ольге Прозоровской.

Согласно отчету «Нефтисы», в 2012 г. компания реализовала более 4,3 млн т нефти. Выручка компании превысила 46,7 млрд руб.

Создание нефтяной компании. Как это делает Михаил Гуцериев

Уходящий год был очень богат на сделки M&A в нефтегазовом секторе России. Было много интересных сделок и как-нибудь напишу хронологию M&A 2013 года в отдельной статье. Но больше всего меня заинтересовал кейс Михаила Гуцериева.

Гуцериев начал строить новую нефтяную компанию – «ОАО «Нефтяная компания «Нефтиса». Метод и прост и сложен одновременно. Имея опыт построения единой системы из разрозненных активов, я имею в виду компанию «Русснефть», Гуцериев решил повторить этот метод и сейчас планомерно элемент за элементом складывает новый «пазл».

В 2007 году из-за возникших претензий налоговых органов к Гуцериеву он был вынужден покинуть Россию. Продав АФК Системе 49% в Русснефти, Михаил Гуцериев до 2010 года находился в вынужденной эмиграции. Лишь только после того как все претензии были сняты он смог вернуться. В сентябре 2013 Гуцериев становится единоличным владельцем Русснефти, консолидировав 100% акций. Параллельно с консолидацией Русснефти бизнесмен начал строить новую НК – «Нефтису»: Осенью этого года были переведены с баланса Русснефти на баланс НК Нефтиса ООО Белкманефть и доля в ООО Западно-Малобалыкское. Потом Нефтиса выкупила 50% долю венгерского MOL в Западно-Малобалыкском. Дальше одна из офшорных структур Гуцериева купила 14,9% Exillon Energy. Это нефтяная компания, которая торгуется в Лондоне, но ведёт свою основную деятельность в России (Восточная Сибирь и Тимано-печора). 9% этой компании принадлежат Газпромбанку, существует информация, что этот стейк приобретался в интересах Гуцериева. Потом была попытка перепродать стейк в 14,9% Exillon казахскому бизнесмену Игорю Школьнику. Но, последний неожиданно от сделки отказался… 29,99% Exillon приобретает через офшор белорусский бизнесмен Алексей Хотин у основателя компании Максата Арипа. Начинается борьба за компанию, акции в Лондоне сильно дорожают

Оба бизнесмена делают оферты о выкупе оставшихся акций у акционеров, т.е. оба намереваются консолидировать 100%. 5 декабря Совет директоров прекратил заявки от потенциальных инвесторов, т.е. скоро должна последовать рекомендация от «борда» для акционеров.
Я могу предположить, что СД Эксилона выберет Гуцериева и тогда Exillon Energy станет частью «Нефтисы».

Сегодня становится известным, что «Нефтиса» ведёт переговоры о приобретении «Диньельнефти» и «Чедтый нефти». Коммерсант написал, что уже прошла dd по обоим компаниям и переговоры в продвинутой стадии.
И что у нас получается:

Скорее всего в следующем году Русснефть и Нефтисса будут объединены в единую компанию. А дальше или IPO или продажа стратегу

Комментарии в записи
— Возможно слияние с Башнефтью
— Не думаю что IPO будет, это не очень выгодно сейчас, также знаю не понаслышке, т.к. работал там, что РуссНефть предпочитает привлечение средств в виде облигаций и кредитов.
Что касается объединения, возможно, но маловероятно, т.к. тогда бы активы не перекачивали из РуссНефти в Нефтису. Более того стратегически в РФ лучше разделять активы для снижения рисков.

Надвоицкий алюминиевый завод

Запущен в эксплуатацию в 1954 году
Расположен в карельском поселке Надвоицы, в 200 километрах к северу от Петрозаводска
Продукция — Первичный алюминий, алюминиевые сплавы
Мощность — 81 тыс. тонн алюминия
http://www.rusal.ru/about/45.aspx

Надвоицкий алюминиевый завод
Введён в эксплуатацию в 1954 году, план строительства завода был разработан в 1948 году. Основная продукция — алюминий первичный в чушках, силумин, алюминиевая пудра и порошки.

30 апреля 2013
Президент России Владимир Путин утвердил предложения по развитию Надвоицкого алюминиевого завода, которые были выработаны на совещании со всеми заинтересованными сторонами. Соответствующий документ с положительной визой руководителя государства поступил на имя Главы Карелии. Напомним, что 22 марта «РУСАЛом» было принято принципиальное решение о закрытии небольших нерентабельных заводов, в том числе «Надвоицкого алюминиевого завода».
Глава Карелии Александр Худилайнен встал на защиту трудового коллектива предприятия и привлек внимание к решению проблемы федеральных органов власти. Он добился встречи у Президента страны, который принципиально поддержал идею, на каких условиях завод должен работать дальше.

Как рассказал Глава Карелии, численность работающих на предприятии, а сегодня здесь трудится более 800 человек, сохранится. Более того, появится еще 200-250 рабочих мест в результате установки на свободных площадях завода прокатных станов по переработке алюминия.

— Объемы производства на предприятии сохраняются порядка 35 тыс. тонн алюминия. Завод будет производить 5 тыс. тонн порошкового алюминия, 30 тыс. тонн будет перерабатываться в фольгу. К лету будет утвержден промышленно-финансовый план развития завода. Поэтому сегодня жители поселка Надвоицы могут быть спокойны — завод будет работать, — подчеркнул Александр Худилайнен.
http://www.gov.karelia.ru/gov/News/2013/04/0430_09.html

20.01.2014
Надвоицкий алюминиевый завод (НАЗ), на котором когда-то работали 3,5 тыс. из 8 тыс. жителей Надвоиц. В прошлом году на заводе числилось 780 человек, а теперь только 584. Из 400 рабочих-электролизников осталось только 54, а из 98 электролизеров остановлен 51. Если до лета ситуация не изменится, завод могут закрыть.

Будучи директором еще одного предприятия в Волхове, Грачев живет на два города и бывает в Надвоицах наездами. Компания «Русал» миллиардера Олега Дерипаски назначила его управлять НАЗом в 2013 году после финансового кризиса, когда актив стал нерентабельным. При цене на Лондонской бирже металлов чуть выше $1700 за тонну алюминия и себестоимости почти $5000 продолжать производство бессмысленно.

По сравнению с кризисной ситуацией образца 2009 года в моногороде Пикалево, где рабочие Пикалевского производственного комплекса, принадлежащего тому же Дерипаске, из-за остановки производства и невыплаты зарплат перекрыли федеральную трассу, социальная программа «Русала» для НАЗа выглядела довольно щедро. Рабочим предложили переехать на другие предприятия компании, в частности на Богучанский алюминиевый завод в Красноярском крае, с оплатой дороги всей семье, двухнедельным проживанием в гостинице, предоставлением жилья на новом месте, 15 тыс. рублей подъемных и устройством детей в садик. Правда, завод до сих пор не запущен. По словам Грачева, есть вакансии и на других предприятиях холдинговой группы «Базовый элемент». Второй вариант — уволиться по соглашению сторон и получить шесть зарплат в качестве выходного пособия. И переехавшим, и уволившимся, и вышедшим на пенсию «Русал» пообещал оплатить все потребительские кредиты до 100 тыс. рублей. От НАЗа поступило и третье предложение: сохранить работу, переучиться на демонтажников и на сдельной оплате начать разбирать завод.

В Богучаны не поехал ни один человек. Несколько устроились на комбинат в Кандалакшу. Одна сотрудница отправилась в Ачинск, взяв 100 тыс. подъемных. Всего из Надвоиц по этой программе уехало меньше десяти человек. 30 человек согласились на демонтаж: взяли отбойные молотки и пошли ломать завод, который строили их деды. Большинство же забрали шесть зарплат и ушли с НАЗа по домам. И запили. В Надвоицах это называется «садиться на стакан». К Новому году деньги стали заканчиваться, люди заволновались. Оставшиеся работать на заводе знают, что сырья куплено до лета, а что будет дальше — неизвестно.

«Выяснилось, что большинство не хотят ни переучиваться на демонтажников, ни уезжать. Альтруистов и трудоголиков я в жизни не встречал, но работать-то надо. Я их спрашиваю: «На что вы рассчитываете?» Молчат. На что надеются, не знаю»,— кипятится Грачев.

Вообще, о Москве здесь ходит много былин и легенд. Любят рассказывать о совещании в Кремле: «Вон было в Москве совещание, подняли наш вопрос. Все министры энергетики и промышленности сказали: «А зачем нам такой НАЗ? У нас десять штук таких заводов еще, что, мы всем теперь будем помогать? Ну и что, что там 8 тыс. человек? Рассосутся». Одна, как ее, Набиуллина вступилась: «Как вы можете так говорить? Вы должны помочь моногороду»». Пересказывают слухи о том, что из «Русала» поступил приказ: снять видео о том, что Надвоицкий алюминиевый завод устарел и спасти его невозможно. О приезде Дерипаски этой осенью вспоминают угрюмо: «Был, был господин. По поселку прошел молча. Ни о чем не говорил. Только когда сел в автобус, сказал водителю «Поехали». Ну его можно понять: какие-то Надвоицы в какой-то Карелии. Народ волнуется, из вежливости надо съездить. Но надо ли оно ему все это вообще?» В графике Олега Дерипаски времени для общения с «Властью» не нашлось.

«Предприятие по-прежнему генерит убытки, хотя решения по его закрытию на сегодняшний день нет,— говорит представитель «Русала».— Ранее компания рассматривала возможность модернизации промплощадки НАЗа с целью организации фольгопрокатного производства. Но такое решение обсуждалось в ситуации, когда цена на алюминий была выше $2000 за тонну. Сейчас цена снизилась до $1730, что делает невозможной реализацию планов по модернизации. Не решен вопрос и с ценами на электроэнергию».
По словам русаловцев, главная причина убыточности завода — именно высокие цены на электроэнергию. С 2007 года цена за киловатт для НАЗа выросла почти в три раза. В СССР завод и Ондская ГЭС строились как единый объект, сейчас НАЗ принадлежит «Русалу», а ГЭС — «Газпрому». Дерипаска хотел выкупить электростанцию, но энергетики попросили за нее $100 млн, а за шестикилометровый отрезок проводов от станции до завода — еще $80 млн. Такую же новую ЛЭП можно построить за 200 млн рублей, снижать цену энергетики не захотели, и Дерипаска отказался от покупки.
«Что с этим делать? По идее это момент, когда властные структуры должны проявить себя и вмешаться,— говорят рабочие завода.— Но правительство только говорит, что надо бы снизить тарифы, но сделать этого не могут: в 2011 году сами от регулирования цен отказались, потому что это, видите ли, невыгодно».
http://kommersant.ru/doc/2381169

07.08.2013
Из-за сильного падения цен на алюминий UC Rusal намерена перепрофилировать Волховский завод и, возможно, на четыре года заморозить производство еще на четырех, заявил вчера «Интерфаксу» гендиректор и крупнейший акционер компании Олег Дерипаска. По его словам, компания вынуждена корректировать планы, чтобы защитить пока еще рентабельные предприятия в Сибири. Замороженные заводы запустят, когда стоимость алюминия снова превысит $2400 за 1 т, иначе они будут нерентабельными. Правда, Дерипаска ждет, что к концу года цена опустится до $1800.

Основная проблема горно-металлургического сектора — кризис перепроизводства на фоне вялого спроса и растущих затрат, говорит вице-президент Moody’s Денис Перевезенцев. «Сейчас производится больше, чем покупается, металл скапливается на складах и дешевеет», — объясняет аналитик БКС Олег Петропавловский. При суммарном потреблении до 50 млн т алюминия в год лишними в 2013 г. могут оказаться 1,5 млн т, отмечает аналитик «Ренессанс капитала» Борис Красноженов.

Эту проблему может решить государство, считает Дерипаска — он предложил создать государственный склад алюминия: «Для государства это не биржевая игра, а мощный инструмент поддержки российского внутреннего спроса» (цитата по «Интерфаксу»). Среди его прошлых предложений поддержки экономики — использовать золотовалютные резервы ЦБ для финансирования строительства инфраструктуры.


http://www.vedomosti.ru/companies/news/14976221/zakryvat-sokraschat-prodava

— — — —

http://iv-g.livejournal.com/930562.html


http://iv-g.livejournal.com/931275.html

GCC — это страны Персидского залива, выплавляющие алюминий на электроэнергии, получаемой из газа, цена которого субсидируется государством 😦

Гримасы экономики: электроэнергия из газа дешевле электроэнергии, получаемой ГЭС

kommersant.ru: интервью министра энергетики Александра Новака. 2

— Если налажены конструктивные отношения, то зачем государству нужен эффективный контроль в «Газпроме»?
— Контрольный пакет позволяет наиболее важные вопросы в «Газпроме» принимать директивными указаниями. Это не касается текущей деятельности, а затрагивает только стратегические вопросы, в том числе кадровые.

— Крупным пакетом «Газпрома» владеет компания «Роснефтегаз», председателем совета директоров которой является глава «Роснефти» Игорь Сечин. Существует ли между «Роснефтегазом» и Росимуществом акционерное соглашение? Или «Роснефтегаз» может голосовать пакетом «Газпрома», не опираясь на директивы Росимущества?
— Этот вопрос нужно адресовать Росимуществу.

—Сейчас в связи с решением президента рост тарифов в инфраструктурных монополиях, в том числе в энергетике, ограничивается уровнем инфляции. Возникает необходимость поиска нетарифных источников. Действительно ли за их счет будет финансироваться значительная часть инвестпрограмм?
— В принципе все инвестпрограммы, в том числе и наших инфраструктурных компаний, всегда финансировались не только за счет тарифов, а за счет привлечения разного рода заемных средств. Тариф, естественно, и впредь будет обеспечивать как текущие расходы, так и амортизацию и прибыль, которые являются базой для привлечения заемных средств, образуя в совокупности источники финансирования инвестпрограммы.

— И так и будет дальше: тариф ограничен уровнем инфляции, а все, что сверх него, средства на развитие, будет черпаться из нетарифных источников?
— Это целый комплекс вопросов по расчету потребностей в инвестиционной программе. С одной стороны, при снижении размера индексации тарифа до уровня инфляции, безусловно, сокращаются источники финансирования инвестиционной программы. С другой стороны, в том, что касается доступности нетарифных источников, также возникает ситуация, когда невозможно постоянно занимать, ведь есть предельные ограничения — например, соотношение долга к EBITDA не более трех и так далее. Безусловно, придется корректировать инвестпрограммы инфраструктурных монополий с учетом принятых решений, но при этом перед ними будет поставлена задача повышения эффективности как операционных расходов, так и капитальных затрат, где есть большие резервы.

— Теперь компаниям предоставлены инструменты более дешевого заимствования — такие как пенсионные средства, средства ФНБ… Но вот они кончатся — и что будет дальше?
— Никакой трагедии не будет. Все эти деньги, которые выделены, в частности, для ФСК (100 млрд руб. средств пенсионных накоплений ВЭБа),— это такие же заемные средства, как и на рынке, только несколько дешевле. И решение о том, что их дополнительно выделяют по низкой ставке, направлено на то, чтобы простимулировать за их счет финансирование новых проектов. Если бы это были заемные средства на рынке, они бы не были такими длинными и эти деньги пришлось бы возвращать в более короткие, чем 30 лет, сроки, а нагрузка на тарифную составляющую в ближайшие 10–15 лет была бы выше.

— Кто вообще оценивает нужность тех проектов, на которые выделяются деньги? Ведь регулярно возникают существенные замечания к обоснованности строительства тех или иных инфраструктурных объектов.
— Относительно средств ВЭБа поясню, что это целевое финансирование. Есть потребность в реализации конкретных проектов по развитию Дальнего Востока, и в основном эти деньги выделяются под эти проекты: под строительство инфраструктуры, разработку новых месторождений, расширение мощностей уже действующих предприятий. И предполагается, что возврат инвестиций будет осуществляться за счет повышенного тарифа для конкретного потребителя, для которого строится такая инфраструктура. Это означает, что деньги занимает компания, строит ЛЭП под конкретного потребителя, и это не пустые или полузагруженные подстанции. И в оплате услуг по поставке электроэнергии потребителю будут учитываться текущие расходы плюс возврат капитала в течение длительного времени.

— То есть для потребителя будет повышен тариф на передачу…
— Да, на инвестиционную составляющую. Но в альтернативном варианте потребитель должен был бы сам построить эту инфраструктуру и разом за нее заплатить. Ему выгоднее оплачивать ее через тариф на электроэнергию, с рассрочкой платежа.

— Так на Дальнем Востоке потребители есть не везде.
— Будут строить только там, где есть потребитель. Там уже есть конкретные проекты — например, Удоканское месторождение, ряд других… Если потребителя не будет, никто, конечно, не станет прокладывать линию. Все эти программы вложения денег, во-первых, будут публичными, а во-вторых, будут обсуждаться здесь, в Минэнерго. Мы будем жестко следить за этим.

— Действующие инвестпрограммы будут проаудированы?
— Мы сейчас подготовили комплекс мер, включая проект нормативно-правового акта, которые в целом вводят систему технологического и ценового аудита инвестпрограмм естественных монополий в энергетике. Уже начали публичное обсуждение ключевых инвестпрограмм, в первом полугодии рассмотрели с общественностью инвестпрограмму ФСК. Такое поручение было нам дано в рамках разработки стратегии электросетевого комплекса, когда был утвержден список нормативно-правовых актов, которые должны быть приняты до конца года. В соответствии с этим все инвестпрограммы будут проходить аудит. Запустили механизм ценового и технологического аудита новых объектов генерации на Дальнем Востоке, которые реализуются компанией «РусГидро».

— А нефтегазового сектора это касается?
— Речь сейчас идет об инфраструктурных монополиях.

— То есть для общественного обсуждения будут выделены инвестиции в части развития ГТС?
— Мы сейчас над этим работаем. Пока работа не завершена, это поручение мы получили совсем недавно.

— Может ли идти речь о выделении в структуре «Газпрома» отдельной газотранспортной компании?
— Сейчас такой вариант не рассматривается.

— Тогда как осуществлять согласование инвестпрограммы в части ГТС?
— Инвестпрограмму по ГТС можно выделить в отдельный учет. Хотя окончательные формы еще обсуждаются.

— В связи с ожидаемым снижением динамики роста цен на газ до уровня инфляции как будет скорректирована инвестпрограмма «Газпрома» в 2014–2015 годах?
— Соответствующими расчетами занимаются Минэнерго и Минэкономики. Там много факторов, влияющих на коррекцию инвестпрограммы «Газпрома», в том числе НДПИ на газ. Сейчас придумана специальная формула расчета НДПИ, исходя из которой при росте цен газа, растет и размер налога, при снижении цен — налог падает. Частично это компенсирует замедление динамики роста цен газа, но не целиком, поэтому объем инвестпрограммы будет, вероятно, снижаться. По прогнозу «Газпрома» на 2014–2015 годы, его выручка сократится на 10%, а объем инвестпрограммы — на 130 млрд руб.

— Что происходит с законопроектом по «последней миле»? Чем вызвана такая спешность его согласования?
— С 1 января 2014 года в соответствии с законом действие механизма «последней мили» прекращается. Если не принять закон, регулирующий эту ситуацию либо путем продления срока, либо через постепенный переход к ликвидации «последней мили», то выпадающие доходы сетей составят около 58 млрд руб. Понятно, в рамках координируемой нами работы по повышению эффективности расходов естественных монополий эта сумма может быть уменьшена, но все равно в отдельных регионах уже сегодня есть фактический дефицит средств не то что на финансирование инвестпрограмм — на ремонты, чего в преддверии зимы никто допустить не может. При этом, чтобы покрыть эти недостающие средства, тарифы для потребителей в регионах, где есть «последняя миля», пришлось бы поднять на 20–100%. Этого тем более допускать нельзя. Поэтому мы должны принять изменения в закон об электроэнергетике, который позволил бы эту ситуацию урегулировать. И мы предложили некий механизм, который рассматривается в Госдуме.

— Станет ли проблемой то, что в законопроекте предлагается запретить заключать прямые договоры с ФСК уже с 1 января 2014 года, в то время как компенсирующие механизмы для потребителей будут описаны в другом документе, который могут не успеть подготовить так быстро?
— Почему же? У нас сегодня параллельно разрабатывается проект нормативно-правовых актов, где будут прописаны все детали работы данного механизма. И эти постановления должны также выйти до момента принятия тарифных решений.

— Глава «Россетей» Олег Бударгин заявил о возможности появления в «Россетях» и ФСК нового сильного акционера. Насколько реальным вы считаете появление там какого-либо инвестора — в частности, «Роснефтегаза»?
— Вопросы о привлечении в «Россети» или ФСК частных или каких-либо других инвесторов не обсуждались. В принципе, если появится необходимость привлечения инвестора, я думаю, что при условии сохранения контрольного пакета за государством теоретически это возможно.

— Но без передачи конкретного пакета?
— Да, без передачи контрольного пакета.

— Вы успеваете внести в правительство новую модель энергорынка в срок?
— Успеваем. У нас, правда, остаются разногласия, которые, похоже, придется снимать на уровне правительства, учитывая стратегическую значимость решения и возможные последствия. Мы попросили продлить срок до 1 сентября, чтобы максимально сблизить позиции. Собираемся в министерстве с экспертами два раза в неделю. Не хочу загадывать, но мы уже почти в завершающей стадии.

— Модель претерпела какие-то изменения, кроме внесения в нее механизма гарантированных инвестиций (МГИ)? Добавилось что-нибудь в структуре модели? Найден ли и возможен ли какой-либо компромисс с моделью, предложенной «Интер РАО» и «Газпром энергохолдингом»?
— Оба обсуждаемых варианта имеют сторонников и противников среди генераторов, модель «ДПМ-штрих» поддерживается больше госкомпаниями. Потребителям модель генераторов не нравится, но и консолидированной позиции по рыночной модели у них пока нет. Компромисс между моделями — это как раз сроки и способы работы МГИ. Мы сейчас считаем последствия, делаем дополнительные расчеты по всем моделям.

— В чем компромиссность МГИ? Ведь представляется, что генераторы хотят не совсем этого. Они хотят получать ДПМ (договоры на поставку мощности, обеспечивающие окупаемость инвестиций) для модернизации своих станций, а не для строительства системной генерации…
—На мой взгляд, МГИ может охватывать как новое строительство, так и модернизацию. То есть, во-первых, государство должно определить точки, где должна быть построена генерация, провести конкурс по привлечению соответствующих инвесторов. И во-вторых, если оно считает, что нужно обновить какую-то часть основных фондов, самые старые, в самом плачевном состоянии, то оно может предоставить такой МГИ для модернизации.

— То есть, например, раз в год разыгрывается замещение некого процента изношенных мощностей?
— Мы обсуждали каждый год на переходный период до полного внедрения рыночной модели. Объем — в зависимости от того, что мы можем себе позволить в рамках ценовых ограничений. Потому что можно было бы все сразу обновить, но тогда цены на электроэнергию оказались бы очень высокими. Эти гарантированные инвестиции оплачивают в итоге потребители.

— Итак, гарантированные инвестиции будут двух видов по объектам инвестирования: новое строительство и замена основных фондов?
— Да. Потому что не может быть только новое строительство, должна быть и модернизация — в критических ситуациях, когда рыночные инструменты не работают. Можно предусмотреть такие возможности.

— И в этом и есть последнее сближение позиций?
— Мы до сих пор еще пытаемся убедить друг друга и показать с помощью расчетов, какой вариант лучше. МГИ, на наш взгляд, может стать компромиссным.

— Модель генераторов «ДПМ-штрих», в частности, подразумевает и возможность выдачи классических ДПМ? То есть по одной точке с модернизационным проектом может конкурировать проект нового строительства?
— В принципе да.

— А в механизме гарантированных инвестиций это будет в том варианте, который вы предлагаете?
— Думаю, да.

— Поправки по неплатежам за электроэнергию, которые предлагало Минэнерго, были ли в результате дополнены предложениями «Совета рынка», предусматривающими более строгие меры по борьбе с неплательщиками? Этот законопроект внесен в Госдуму?
— Законопроект на согласовании, пока он в правительство не внесен. В частности, обсуждаются те предложения, которые поступили от «Совета рынка». На неделе я проведу совещание, чтобы принять окончательное решение.

— Определены ли основные параметры топливного баланса между Россией и Белоруссией в этом году?
— Пока не определены. Мы работаем в этом году в особом режиме, каждые три месяца утверждаем баланс. Пока согласовали только на первый, второй и третий кварталы. Безусловно, белорусская сторона желает до конца года подписать баланс, мы бы тоже хотели это сделать, но мешает ряд вопросов, связанных с экономикой. Например, в прошлом году российские нефтяники поставили в Белоруссию 21,2 млн тонн нефти. Если мы увеличим этот объем до 23 млн тонн, то при беспошлинной поставке это приведет к дополнительным потерям для российского бюджета — с каждой тонны примерно $400. Но мы эти потери можем компенсировать, развивая сотрудничество с белорусскими компаниями и создавая, например, СП в сфере электромашиностроения, которые задействованы в производстве минеральных удобрений. Сейчас этим занимается Минпромторг.

— А текущий уровень обратных поставок нефтепродуктов вас устраивает?
— Белорусская сторона пока не выполняет те показатели, которые были запланированы в протоколе заседаний Аркадия Дворковича и первого вице-премьера Белоруссии Владимира Семашко. Тем не менее те объемы, которые были поставлены в Россию за первые четыре месяца этого года — 560 тыс. тонн нефтепродуктов,— соответствуют спросу на нашем рынке. Но, учитывая результаты модернизации российских НПЗ, возможно, нам к концу года и не понадобятся те же объемы нефтепродуктов, какие требовались в начале.

— «Транснефть» активно привлекает внимание к теме расширения нефтепродуктопроводов, объясняя это дефицитом экспортных мощностей. Есть такая проблема?
— Как такового дефицита нет, есть очень большой износ нефтепродуктопроводов. Существующий тариф на прокачку нефтепродуктов не может покрыть расходы на их модернизацию. Предложение «Транснефти» состоит в том, чтобы использовать для работ деньги «Транснефти», а не «Транснефтепродукта».

— А как вы относитесь к этому варианту?
— На мой взгляд, подход в целом неверный. Системы нефтепроводов и нефтепродуктопроводов — две совершенно разные, в них работают разные компании. К тому же существует риск перекрестного субсидирования, поэтому с точки зрения экономики и интересов поставщиков нефти это не совсем целесообразно. Но как источник финансирования такое предложение «Транснефти» выглядит заманчиво.

— А откуда же иначе компании деньги брать?
— Делать долгосрочные займы, например.

— Что вы в данном случае понимаете под долгосрочными займами? Инфраструктурные облигации?
—Инфраструктурные облигации — это вид долгосрочных займов. Мы не говорим, что «Транснефть» должна выпускать обязательно этот вид облигаций. Компания может выбрать то, что покажется ей наиболее приемлемым: либо это облигации, либо кредиты, либо займы юридического лица. Сейчас мы видим только одно: у «Транснефтепродукта» не хватает собственного тарифного источника для того, чтобы обеспечивать модернизацию и строительство новых проектов. В целом же, если нефтепродуктопровод строится для конкретной компании для прокачки в конкретный порт, мы рассматриваем его как проект, то есть под него можно взять длинные деньги, построить, а затем возместить затраты за счет долгосрочного тарифа на прокачку.

— В чем заключается компромисс, которого достигли Минэнерго, Минфин и правительство по льготным ставкам НДПИ на трудноизвлекаемую нефть?
— В проекте изменений в Налоговый кодекс, подготовленном Минфином, было прописано, что до 2016 года компании должны обеспечить прямой раздельный учет трудноизвлекаемой нефти на своих месторождениях. Но на совещании у Аркадия Дворковича мы договорились о том, что не будем требовать от нефтяников выполнения этого условия. Мы пришли к выводу, что это сложно и экономически нецелесообразно, потому что на создание системы учета нужно в пять раз больше, чем тот экономический эффект, который компании смогут получить от льгот.

— Недавно правительство приняло предложение Минэнерго по небольшому повышению акцизов на высококачественный бензин, но Минфин говорит, что все равно этих денег не хватит для наполнения дорожного фонда. В каком направлении сейчас ведется диалог?
— Правительство поручило доработать вопрос о других источниках формирования дорожного фонда. Сейчас основная идея привязать к формированию дорожного фонда не только акцизы, но и другие налоги, например НДПИ.

— Сейчас Минэнерго и Минфин ведут консультации об источниках замещения выпадающих доходов дорожных фондов. С точки зрения Минэнерго, для отрасли важнее сохранение дифференциации акцизов в зависимости от экологического класса или неповышение пошлины на мазут с 2014 года?
— В части акцизного налогообложения существующий дифференциал ставок акцизов между моторными топливами высоких и низких экологических классов — это важный стимул модернизации нефтепереработки, которая еще не завершена. Для обеспечения бюджетной стабильности в 2014–2015 годах можно увеличить ставки акцизов на автобензины класса 5 на 700 руб. за тонну и класса 4 на 500 руб. за тонну. Если в 2016 году полученные ставки проиндексировать до 10%, это позволит завершить программу модернизации НПЗ, а дифференциал между автобензинами пятого класса и третьего-четвертого класса сохранится на уровне порядка 4 тыс. руб. за тонну. Повышение экспортной пошлины на мазут до 70% от пошлины на нефть правительство считает нецелесообразным.

— С 2015 года предлагается повышение пошлины на мазут до 100%. Может ли это параллельно проходить вместе со снижением экспортной пошлины на бензин?
— Теоретически да, но мы считаем, что прежде, чем снижать пошлину на бензин, нужно тщательно проанализировать возможные последствия. Снижение экспортной пошлины влияет на стимулирование экспорта и на рост цены. Прежде чем принимать решения, мы обязательно проанализируем состояние рынка нефтепродуктов. Нефтекомпании постоянно поднимают вопрос.

— Но ведь снижение экспортной пошлины может способствовать экспорту нефтепродуктов, которых из-за модернизации российских НПЗ становится все больше?
— Действительно так, поэтому в нашем анализе мы будем учитывать все факторы, чтобы не допустить дефицита нефтепродуктов на российском рынке. Заградительная пошлина была принята специально для того, чтобы обеспечить наших потребителей нефтепродуктами в любой ситуации, в том числе и во время остановки заводов на ремонт и реконструкцию.

— А в целом довольны ли вы результатами исполнения нефтяниками четырехстороннего соглашения? Все ли будет выполнено в срок и когда уровень переработки достигнет 80%?
— Модернизация отечественных НПЗ проходит в соответствии с графиком. Кроме того, в прошлом году у нас был достаточно большой объем инвестиций в переработку — 174 млрд руб., что значительно выше предыдущего года. По двум-трем компаниям мы видим отставание от графика…
— ФАС предложил Минэнерго рассмотреть возможность поставок бензина на Дальний Восток из Южной Кореи. Как вы относитесь к такому варианту?
— Технически такой путь возможен, в 1990-е годы так и делалось. Если потребителям это будет экономически выгодно.

— Как вы оцениваете результаты торгов нефтепродуктами на бирже?
— Также вполне положительно. По той информации, которая есть на сегодняшний день, за 2012 год порядка 10 млн тонн нефтепродуктов было продано на бирже, плюс на 36% выросло количество самих сделок по сравнению с 2011 годом. 30 апреля мы подписали с ФАС совместный приказ, он сейчас находится в Минюсте. Там речь идет об установлении требований по продаже нефти и нефтепродуктов на бирже. Каждая компания должна не менее 10% бензина продавать на бирже.

— Как продвигается работа по организации биржевых торгов газом?
— Постановление правительства об их организации вышло еще в апреле 2012 года. Но торги до сих пор не запущены. Мы проводим анализ причин этого и готовим предложения. Разрабатывается проект постановления правительства, реализация которого, по нашему мнению, позволит запустить организованные торги газом в России, предоставив возможность реализации газа не только на биржевых площадках, но и в рамках торговых систем. Также реализация данного проекта обеспечит ликвидность торговых площадок, решит вопросы оплаты приобретенного в ходе торгов газа и ряд других проблем. Для этого создана рабочая группа, она завершит работу до конца года. В свою очередь, участникам организованных торгов газом предстоит решить не менее сложные задачи, связанные с практической организацией биржевых торгов газом (взаимодействие, создание торговой системы и секций на биржах, адаптация программных продуктов и так далее).

— А что мешает сейчас, какие проблемы?
— Помимо технических есть еще и большие идеологические проблемы.

— Минэкономики предлагает учитывать цены на газ в США при расчете внутренних цен на газ в РФ. То есть правительство ожидает, что американский газовый рынок не останется локальным, а сырье из США станет серьезно влиять на мировые цены?
— Вряд ли это серьезно повлияет на мировые цены, что касается внутренних цен, Минэнерго готово рассмотреть предложенный Минэкономики подход к определению внутренних цен на газ, имея в виду необходимость учета спотовой цены на газ в США. Пока в соответствии с действующей формулой рыночной равнодоходности при расчете внутренних цен на газ учитываются европейские цены. Вопрос требует проработки.

— Каков прогноз по добыче нефти к 2020 году?
— В нашем консервативном прогнозе объем нефти не увеличивается, а сохраняется на достигнутом уровне. Однако это тоже непростая задача, так как необходимо принять меры для увеличения коэффициента извлечения нефти Западной Сибири, а также поддерживать или даже наращивать объем добычи трудноизвлекаемой нефти, стимулировать разработку новых месторождений.

— Сейчас планируется предоставление каких-то дополнительных льгот, кроме тех, которые обсуждались?
— Нет, текущие предложения достаточно комплексные.

— Какой будет структура добычи, на ваш взгляд, через 15 лет?
— Если сейчас будут приняты все законы, которые мы разработали, то заработают стимулирующие факторы для добычи трудноизвлекаемой нефти и добычи на шельфе. Уже в краткосрочной перспективе, за один-два года, по нашим оценкам, это даст свой положительный эффект и позволит компаниям делать дополнительные инвестиции. Например, в баженовскую или ачимовскую свиты. За счет трудноизвлекаемой нефти уровень добычи может вырасти на 15 млн тонн в год, то есть примерно на 3% к текущему уровню.

— Этого будет достаточно, чтобы уровень добычи не снижался?
— Да. Плюс мы рассчитываем на добычу на шельфе. «Роснефть» и «Газпром» уже готовы начать геологоразведочные работы и бурение вместе с партнерами. К 2022–2025 годам на шельфе по планам компаний должна начаться промышленная добыча.

— Как вы оцениваете систему «60–66»? Не планируется ли ее менять?
— Пока не планируем — в этом сейчас нет необходимости. Правила должны действовать какое-то время, ведь у компаний есть горизонт планирования. Наши специалисты считают, что система в этом виде стимулирует развитие добычи в Западной Сибири. В этом регионе раньше было снижение ее уровня на 0,8% в год, а в этом году уровень уже стабильный. Кроме того, на 9–10% увеличилось разведочное бурение, уровень добычи — на 15%, а переработки — на 26%. На мой взгляд, все эти показатели свидетельствуют об эффективности системы «60–66».

— Как вы относитесь к решению Казахстана об изменении правил импорта нефтепродуктов из России — теперь работающие там компании не могут делать это напрямую?
— Да, Казахстан принял решение о закупке российских нефтепродуктов через единственного оператора. Такая практика, например, действует в Китае. Конечно, компаниям так работать гораздо сложнее, ведь с монополистом договориться всегда непросто. Мы планируем обсуждать ситуацию в рамках нового межправсоглашения (действующее истекает в конце года). Одна из текущих проблем заключается в том, что Казахстан должен поставлять в Россию нефть в счет поставок нефтепродуктов. Там есть разночтения по поводу коэффициентов. С 1 января будущего года такой ситуации уже не будет. Может быть, проблемы и закончатся сами по себе.
http://www.kommersant.ru/doc/2229666

kommersant.ru: интервью министра энергетики Александра Новака. 1

09.07.2013

До конца года правительство обещает либерализовать экспорт сжиженного природного газа, допустив к внешним рынкам независимых производителей. Ключевыми потребителями должны стать страны АТР. Кто получит право на экспорт СПГ, как будут строиться взаимоотношения новых экспортеров с «Газпромом» и сколько российской нефти может купить Пекин, “Ъ” рассказал министр энергетики России АЛЕКСАНДР НОВАК.

— На Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) Владимир Путин фактически объявил вопрос о либерализации экспорта сжиженного природного газа (СПГ) из России решенным. Когда будут подготовлены и внесены в Госдуму соответствующие поправки в закон об экспорте газа?
— Сейчас мы готовим эти поправки. Планируется, что они будут внесены в правительство в ближайшие недели, в зависимости от интенсивности процесса их согласования. Затем мы отработаем их в администрации президента и вынесем на осеннюю сессию Госдумы. Ожидаем, что новый закон будет принят осенью и вступит в силу с 1 января 2014 года.

— Какие будут критерии доступа к экспорту?
— Есть разные предложения. В соответствии с одним из них предлагается решать вопрос о доступе к экспорту на этапе выдачи лицензии для разработки того или иного месторождения. Исходя из его ресурсной базы, возможных объемов производства СПГ, наличия рынков сбыта для газа с очередного проекта. Такие проекты также не должны реализовываться в ущерб потребностям внутреннего рынка. Есть и другие предложения, например, допускать к экспорту проекты, расположенные на определенной территории, в частности в северной части Ямало-Ненецкого автономного округа и на шельфе, в том числе Черного и Азовского морей. Этот путь тоже неплохой, и по нему можно пойти. Но мы считаем, что допускать к экспорту проекты только по территориальному принципу все же не совсем правильно, вернее исходить из целесообразности. Потому что в случае территориального ограничения под законопроект не попадут какие-то месторождения в Восточной и Западной Сибири, где в принципе тоже могли бы быть построены заводы СПГ. Не исключено, что будет подготовлен некий «микс», который будет учитывать как территориальный признак, так и учет экспорта СПГ в лицензии на недропользование.

— То есть консолидированной позиции о форме изменения законодательства еще нет, а, как известно, основная борьба всегда идет за детали?
— Мне кажется, это не столь важно, об этом можно всегда договориться, было бы принципиальное решение. Сейчас в России шесть СПГ-проектов, три из них реализует «Газпром», которому разрешения на экспорт не нужно. Вместе с проектами независимых производителей — «Ямал СПГ» НОВАТЭКа, «Сахалин СПГ» «Роснефти» и «Печора СПГ» — в России можно производить до 35–40 млн тонн СПГ к 2018–2020 годам. Мы могли бы занять до 10% мирового рынка. Ниша для существующих проектов есть, поэтому мы ожидаем, что все они получат право на экспорт. Если появятся новые проекты, решение по ним будет приниматься отдельно исходя из критериев, которые будут прописаны в законе.

— Трейдеры смогут получить право на экспорт?
— Нет, не смогут. На наш взгляд, предоставлять такую возможность было бы нецелесообразно.

— Как будет обеспечиваться неконкуренция, к которой призывал президент? Российские производители будут делить рынки стран или конкретных потребителей?
— Все это достаточно условно, делить рынки или покупателей никто не собирается. Сегодня формула ценообразования почти у всех одинаковая. Если газ на китайском рынке стоит $12–13,5 за 1 млн BTU (британская термическая единица), то давать цену ниже этой, во-первых, нецелесообразно с точки зрения экономики того или иного проекта, а во-вторых, участники рынка этого не поймут. То есть жестких правил регулирования рынков и взаимодействия с контрагентами не будет. Я думаю, что наши крупнейшие компании, которые занимаются СПГ, и так смогут между собой взаимодействовать с тем, чтобы не ухудшать свои экономические показатели.

— Тогда в чем будет состоять суть регулирования? Речь шла о создании некоего государственного регулирующего органа, возможно, в структуре Минэнерго.
— Мы не настаиваем на создании такого органа. Есть и другие варианты. Например, создание некоммерческого партнерства, как «Совет рынка» у энергетиков, где нефтегазовые компании могли бы координировать свои действия в сфере СПГ.

— Вы считаете, что это возможно?
— Это можно сделать, но пока в этом нет особой необходимости. Потому что не так много компаний в этой сфере, которые могут между собой конкурировать. Эти вопросы также можно выносить на обсуждение комиссий по ТЭК при правительстве и президенте. Или регулировать сразу при выдаче лицензий.

— Компании не должны пересекаться по рынкам или покупателям?
— Покупателям и сегментам рынка. Например, я считаю, что независимым производителям сейчас нет необходимости поставлять дополнительные объемы СПГ в Европу, потому что там сильные позиции у «Газпрома», который имеет в Европе обширную инфраструктуру для поставок трубопроводного газа. С другой стороны, Европа все равно закупает СПГ, и в этой нише могли бы поработать и «Газпром», и независимые производители, но без ущерба для трубопроводного газа «Газпрома».

— Получается, что, по сути, регулирование деятельности независимых производителей на внешних рынках после либерализации осуществляться не будет. А механизмы администрирования будут включаться только в случае откровенно конфликтных ситуаций?
— Да, это видится так.

— Недавно стало известно, что НОВАТЭК ведет переговоры с британской BP о поставках ей СПГ с «Ямал СПГ», одновременно переговоры о строительстве новой ветки Nord Stream в Британию ведет «Газпром». Не станет ли газ с «Ямала СПГ» конкурентом трубопроводному газу «Газпрома»?
— Не стоит так жестко подходить к этому вопросу, там очень много нюансов. Маркетинг СПГ — это очень сложная тема. Ты покупаешь его в одном месте, а продать можешь в любой точке земного шара. В возможной сделке с BP нужно знать детали.

— На ПМЭФ НОВАТЭК подписал соглашение и о поставках СПГ с китайской CNPC, которая собирается купить долю в «Ямале СПГ». Но переговоры с CNPC о поставках как трубопроводного газа, так и СПГ менее успешно ведет и «Газпром». Не является ли это прямой конкуренцией?
— Нет, это не является проявлением конкуренции. Дело в том, что в Китае тоже есть координация внешних отношений. Изначально НОВАТЭК вел переговоры о поставках газа с китайской Sinopec. Но затем в КНР было принято решение, что все внешние контракты на поставку газа будет заключать только CNPC, в том числе в интересах Sinopec. Поэтому тут между НОВАТЭКом и «Газпромом» нет противоречий.

— «Газпром» ведет переговоры о поставках трубопроводного газа с CNPC около десяти лет, теперь переговоры вновь затягивают. Нет ли ощущения, что они в итоге ни к чему не приведут и Китай вообще откажется от трубы в пользу СПГ?
— У меня нет такого ощущения, потому что идет нормальный процесс сближения позиций. Покупатель заявляет минимальную цену, продавец — максимальную. И та и другая сторона понимает, что у них есть потенциал для сближения. Это растянутый во времени процесс. Исходя из той информации, которой я владею, жесткого расхождения между ними нет.

— Тем не менее пример НОВАТЭКа показывает, что договориться можно быстрее…
— Маркетинговая политика очень сложная, там у каждого своя тактика. Могу сказать лишь, что после того, как с Китаем договорились поставлять трубопроводный газ по восточному маршруту и были оговорены базовые условия, переговоры стали продвигаться интенсивнее, хотя до этого шли очень вяло. Сейчас единственным несогласованным моментом остается цена. Но механизм ценообразования на трубопроводный газ очень сложный. Он зависит от многих факторов: объемов поставок, сроков, надежности, штрафных санкций за недобор или недопоставку газа. Здесь надо соответствовать тенденциям рынка и максимально дорого продать газ потребителю на максимально длинный срок.

— По нашей информации, Китай напрямую не увязывает переговоры о поставках газа с переговорами о поставках нефти, но говорит о том, что он готов покупать в России больше газа, если Россия согласится поставлять туда больше нефти. Так как нефть нужна Китаю больше. Переговоры действительно ведутся в таком формате?
— Мне об этом ничего не известно. На мой взгляд, это не соответствует действительности. Есть отдельная тема по газу и отдельная по нефти. Что касается нефти, то я считаю, что Китай в перспективе будет главным драйвером роста спроса на нефть, и это открывает перед нами большую нишу. Хорошо, что именно мы ее занимаем, потому что в противном случае ее займет кто-то другой.

— «Роснефть» и CNPC в марте договорились о дополнительных поставках нефти в Китай. Вас устраивают предлагаемые «Роснефтью» направления поставок, в частности через Казахстан?
— Мы сейчас прорабатываем этот вопрос, ждем окончательного предложения от «Роснефти», чтобы посчитать ресурсную базу для дополнительных поставок нефти в Китай. Это напрямую связано с нашим соглашением с Казахстаном, по которому с января 2014 года мы прекращаем беспошлинные поставки нефти в страну. Порядок будет следующий: Россия продолжит поставлять 7 млн тонн нефти на Павлодарский НПЗ, в обмен Казахстан также должен будет такой же объем сырья направлять на Новороссийск. Есть вариант поставлять эту нефть в рамках swap-операции в Китай.

— При увеличении поставок на Восток уменьшатся ли объемы, экспортируемые в западном направлении? Еврокомиссия уже не раз высказывала опасения на этот счет.
— Европе не нужно опасаться, все договоры будут выполняться в полном объеме. Для России Европа остается базовым стратегическим направлением.

— Но, например, глава «Транснефти» Николай Токарев высказывал опасение, что у «Роснефти» недостаточно запасов для осуществления дополнительных поставок в Китай и нет точного понимания по ресурсной базе.
— Поскольку речь идет о долгосрочном периоде — межправсоглашение действует до 2038 года, и возможно его продление,— мы специально предусмотрели в нем возможность корректировать объем поставок. Предполагается, что максимальный объем нефти, который пойдет по трубопроводу Сковородино—Мохэ,— до 15 млн тонн. Будет ли ресурсная база или нет, покажет окончание геологоразведочных работ по отдельным месторождениям. Такие работы уже сейчас ведутся, есть высокая вероятность того, что все-таки эти запасы будут подтверждены. При этом китайцы просят еще больше, и если бы мы могли, мы подписались бы на большие объемы. Их потребность в нефти будет расти, потому что будет падать доля потребления угля. Сейчас его доля в структуре баланса КНР составляет около 70%, Китай потребляет половину производимого в мире угля.

И мы здесь выбрали очень правильную политику. Несмотря на то что сейчас трудно сказать, будет ли в 2028–2030 годах в России добываться такой объем нефти для Китая, сейчас мы занимаем эту нишу и ставим себе задачу к данному сроку обеспечить такой объем нефти с учетом разработки новых месторождений и строительства необходимой инфраструктуры. Но зато мы для будущих поколений обеспечиваем гарантированный рынок для экспорта наших энергоресурсов. В свое время наши предки также решили вопрос с Европой, построив соответствующую инфраструктуру, и мы сейчас пользуемся этими благами. Поэтому, если мы думаем о будущем, необходимо создать инфраструктуру на Восток, построить в этом направлении нефтяную и газовую трубы. И как бы не пришлось лет через десять говорить о расширении инфраструктуры.

— Если говорить о газовой инфраструктуре в Европе. Минэнерго и «Газпром» с начала года ведут переговоры с Еврокомиссией (ЕК) об изъятии из Третьего энергопакета газопровода OPAL, чтобы «Газпром» мог использовать его на полную мощность. Вы планировали договориться до конца июня, но этого до сих пор не удалось, в чем причина?
— Я считаю, что переговоры продвигаются нормально. На каждой встрече специальной рабочей группы происходит сближение позиций и одновременно их доработка. Последняя встреча была 24 июня в Брюсселе, на ней были представители Еврокомиссии, немецкий регулятор, специалисты Минэнерго и «Газпрома». На этой встрече независимый консультант предоставил сделанное по заказу «Газпрома» исследование рынка Чехии. Договорились, что немецкий регулятор и ЕК зададут к этим исследованиям дополнительные вопросы, получат на них ответы и в середине июля должна состояться следующая встреча. Мы ожидаем, что к этому моменту все вопросы исчезнут и появится возможность внедрить механизм изъятия для OPAL. Предложение российской стороны — выставлять свободные мощности OPAL на аукцион, что даст к нему доступ сторонним поставщикам. Если их не будет, «Газпром» сможет законтрактовать свободные мощности, что позволит заполнить трубу.

— Выработанное по OPAL решение может быть экстраполировано на наземную часть газопровода South Stream?
— Там другая ситуация. Для наземной части South Stream есть иные механизмы. Если каждая из стран, по которой пойдет труба, признает ее проектом национального интереса, это позволит придать проекту наднациональный статус и получить изъятие из норм Третьего энергопакета.

— Существуют ли альтернативные варианты, например допуск третьих поставщиков, например независимых российских производителей?
— Такой вариант не обсуждается.

— Может ли проект завода СПГ «Газпрома» на Балтике стать альтернативой расширения Nord Stream?
— Строительство этого завода будет направлено и на российских потребителей, в том числе для поставок СПГ в Калининградскую область.

— Но есть поручение президента проработать предложения о строительстве в Калининград отвода от Nord Stream. Это альтернативные проекты?
— Есть разные варианты. Отвод обсуждается, но более предпочтительным является строительство завода СПГ.

— ЕК инициировала антимонопольное расследование в отношении деятельности «Газпрома» в Европе. Вы следите за ним, что там происходит?
— Там идет работа. По этим вопросам с Еврокомиссией взаимодействует сам «Газпром».

— Но после начала этого расследования появился президентский указ о защите стратегических компаний за рубежом. В соответствии с ним «Газпром» должен почти всю свою деятельность согласовывать с Минэнерго? Этот механизм работает?
— Да, работает. Когда «Газпром» направлял в Еврокомиссию и антимонопольный комитет необходимые документы, мы их согласовывали.

— А их контракты вы тоже согласовываете?
— Мы должны согласовывать только изменение системы ценообразования. Согласование конечных цен и контрактов — это не наша работа.

— Указ тормозит работу «Газпрома»?
— Нет, «Газпром» как публичное акционерное общество достаточно самостоятелен в своих переговорах и политике.

— А «Роснефть»?
— В «Роснефти» больше половины акций принадлежит государству. Но тем не менее это также акционерное общество, которое работает по закону об АО. Конечно, директивы для голосования на собраниях акционеров мы направляем, но перечень вопросов, регулируемых директивами, очень ограничен.

— Ранее эффективная доля государства и в «Газпроме» была меньше контрольной, но сейчас удалось получить контроль…
— Да, сейчас эффективная доля государства в «Газпроме» чуть выше 50%. И этого достаточно, чтобы осуществлять контроль.

— Часто говорят, что «Газпром» непрозрачен, что он должен согласовывать свою инвестпрограмму с правительством. Отсутствие эффективного контроля в «Газпроме» мешало государству осуществлять корпоративный контроль?
— Я думаю, что не мешало. На сегодняшний день есть все механизмы и инструменты, чтобы осуществлять корпоративный контроль в «Газпроме». Но, с другой стороны, решение по выводу чиновников из советов директоров госкомпаний было направлено на уменьшение влияния государства. В чем тогда смысл, если чиновников нужно выводить, а инвестпрограмму следует согласовывать?

— Но в ноябре 2012 года правительство предписало федеральным органам исполнительной власти согласовывать и утверждать инвестпрограммы акционерных обществ с госучастием, являющихся субъектами естественных монополий.
— У нас с «Газпромом» выстроены нормальные, конструктивные механизмы взаимодействия. Обсуждение их инвестпрограммы и принятие важных решений делается в режиме наших полномочий. Мы обязательно согласовываем инвестпрограммы сетевых компаний, потому что они монопольные. А программы рыночных компаний мы не согласовываем, для этого есть инвесткомитеты, акционеры, которые следят за тем, чтобы компании эффективно тратили. Сейчас уполномоченными органами власти вырабатываются предложения о механизме согласования инвестпрограмм.

kommersant.ru: Нефть и газ Якутии (2008)

10.11.2008
Из-за суровых климатических условий и отсутствия необходимой инфраструктуры углеводородные месторождения Якутии долгое время не разрабатывались. Однако благодаря включению их в систему трубопровода Восточная Сибирь—Тихий океан республика может превратиться из алмазодобывающей в нефтегазовую провинцию России.

По запасам полезных ископаемых Якутия — один из богатейших регионов страны. На территории площадью более 3 млн кв. км добывается 90% всех российских алмазов и 25% золота, сосредоточены почти все запасы сурьмы, открыты крупные месторождения нефти и газа.

Масштабное промышленное освоение природных богатств республики началось в 1920-х годах с разработки золотоносных алданских месторождений. Нефть нашли позднее — в 1930-е годы полярник Иван Папанин во время одной из своих арктических экспедиций пробурил скважину на побережье Северного Ледовитого океана. В годы Великой Отечественной войны в морском порту Тикси, в устье реки Лены, работали американские установки по добыче и переработке нефти. Однако в перспективность добычи углеводородов на территории Якутии мало кто верил, пока в 1956 году Всероссийский научно-исследовательский геологоразведочный институт не разработал первую карту вероятной нефтегазоносности региона. В том же 1956 году было открыто первое месторождение природного газа — Усть-Вилюйское, положившее начало развитию якутской нефтегазовой отрасли, а в 1970 году — первое нефтегазоконденсатное, Среднеботуобинское.

Все нефтегазоконденсатные месторождения республики — их порядка 30 — были открыты в советское время. С распадом СССР геологоразведка на ее территории остановилась, и Якутию признали проблемным регионом. Дело в том, что из-за суровых климатических условий и вечномерзлых грунтов проведение геологоразведочных работ здесь требует значительных капиталовложений, а окупить их при отсутствии каналов транспортировки сырья на отдаленные рынки сбыта практически невозможно.

На сегодняшний день разведанные запасы нефти в Якутии составляют более 300 млн т, газа — 2,3 трлн куб. м. При этом более 90% запасов сосредоточены на трех крупных нефтегазоконденсатных месторождениях — Талаканском, Чаяндинском (нефтяная оторочка северного блока) и Среднеботуобинском, которые будут включены в строящийся нефтепровод Восточная Сибирь—Тихий океан (ВСТО). С запуска этого проекта и начался новый этап освоения якутских недр.

Потерянный Талакан

Талаканское нефтегазоконденсатное месторождение, расположенное в юго-западной части Якутии,— одно из крупнейших в Восточной Сибири. Его извлекаемые запасы оцениваются в 120 млн т нефти и 60 млрд куб. м газа. В 2007 году на долю Талакана пришлось 75% всей добытой в Якутии нефти.

Месторождение было открыто в 1987 году, однако из-за отсутствия финансирования развернуть полномасштабную геологоразведку сразу не удалось. В начале 1990-х судьбой месторождения всерьез озаботились власти республики: на средства из местного бюджета они провели все геологические работы, необходимые для начала разработки. В 2001 году конкурс на право освоения Талакана выиграло ОАО «Саханефтегаз» (50,38% акций которого в следующем году перешли под контроль ЮКОСа), которое предложило за лицензию $501 млн. Однако в феврале 2002 года «Саханефтегаз» отказался выполнить обязательства по платежу, и Минприроды отозвало лицензию. Был объявлен новый аукцион, заявки на участие в котором подали почти все крупные нефтяные компании, включая «Газпром» и французскую Total. Но под предлогом доработки условий лицензионного соглашения аукцион отменили, а постоянную лицензию (сроком на 25 лет) на освоение Талакана на бесконкурсной основе выдали «добросовестному недропользователю» компании «Сургутнефтегаз», предложившей вторую по величине премию в размере $61 млн. В середине 2004 года компания заключила сделку с ЮКОСом о выкупе у него оставленного на месторождении имущества. Так Талакан стал первым в череде потерянных активов ЮКОСа.

Тем не менее до октября 2003 года опытно-промышленную разработку на центральном блоке месторождения вела компания «Ленанефтегаз» — дочерняя структура «Саханефтегаза». За это время компания построила 108-километровый трубопровод для перекачки нефти с Талакана к терминалу на реке Лена, создав тем самым минимальную инфраструктуру для обеспечения внутренних потребностей республики в углеводородном сырье. По трубопроводу нефть поступает на нефтебазу в поселке Витим, где она частично перерабатывается на маломощных НПЗ, а частично транспортируется по реке в другие населенные пункты для сжигания в котельных. Правда, период навигации здесь длится недолго — с мая по октябрь, а в некоторые наиболее отдаленные районы — не более двух с половиной месяцев. Отсутствие круглогодичной схемы транспортировки стало одной из причин того, что с 2004 по 2008 год на Талакане было добыто всего 1,4 млн т нефти.

Умножить на ВСТО

Однако в ближайшее время эта проблема может быть решена — заменой неполноценному трубопроводу через Витим станет ВСТО, который откроет российской нефти выход на рынки Азии и США. В октябре 2008 года в реверсном режиме заработал 1100-километровый участок этого нефтепровода — Талакан—Усть-Кут—Тайшет, что позволило запустить промышленную эксплуатацию месторождения. По прогнозам, на этом участке будет перекачиваться до 4 тыс. т нефти в сутки. В 2009 году на Талакане планируется добыть уже около 2 млн т нефти, а начиная с 2016 года — добывать не менее 7,5 млн т ежегодно. Такой прирост добычи потребует от «Сургутнефтегаза» внушительных инвестиций (пока компания вложила в освоение Талакана около 102 млрд руб.).

Одним из инициаторов создания транснациональной трубопроводной системы стал экс-глава НК ЮКОС Михаил Ходорковский: в конце 1999 года он провел переговоры с представителями Китайской национальной нефтяной компании (CNPC) о строительстве нефтепровода из России в Китай. Летом 2001 года премьер Михаил Касьянов и председатель КНР Цзян Цзэминь подписали соглашение «Об основных принципах разработки технико-экономического обоснования нефтепровода Россия—Китай». Стоимость проекта Ангарск—Дацин, в разработке которого участвовали ЮКОС, CNPC и «Транснефть», оценили в $1,7 млрд. Через год «Транснефть» выступила с альтернативным проектом нефтепровода Ангарск—Находка, который горячо поддержал премьер-министр Японии Дзюнъитиро Коидзуми. В мае 2003 года проекты объединили в систему ВСТО: в новом варианте маршрута основная труба соединяла Ангарск и Находку и имела ответвление на Дацин. Однако экологическая комиссия Минприроды новый проект не одобрила. «Транснефти» пришлось заменить отправной пункт маршрута на Тайшет (Иркутская область), а конечный — сначала на бухту Перевозную, а позднее — на бухту Козьмино (Приморский край). В таком виде проект был утвержден и одобрен Министерством природных ресурсов.

Очередной скандал вокруг проекта ВСТО разгорелся в 2006 году. Изначально прокладывать трубу предполагалось в непосредственной близости от озера Байкал, всего в 800 м от берега (это позволило бы сократить маршрут, а значит, и расходы на строительство). Таким образом, в случае аварии на нефтепроводе акватория Байкала оказалась бы под угрозой экологической катастрофы. Разумеется, такой вариант вызвал резкую критику со стороны экологов, общественных организаций и администраций регионов, в том числе Якутии. Вскоре последовала реакция федеральных властей: выступая на совещании в Томске, тогдашний президент Владимир Путин дал указание главе «Транснефти» Семену Вайнштоку отодвинуть трубу на 40 км севернее водозаборной зоны, за что был прозван «спасителем Байкала».

Однако и этот вариант не стал окончательным. Оказалось, что в 40 км к северу расположены сейсмоопасные горные массивы и прокладывать нефтепровод в этой местности было бы экономически нецелесообразно. После очередного пересмотра маршрута трубу решили передвинуть еще дальше — на 400 км от берега озера. В итоге нефтепровод обойдет водоохранную зону на участке Усть-Кут (Иркутская область)—Ленск (Якутия)—Тында (Амурская область) и пройдет по спланированному ранее маршруту до Сковородино (Амурская область). Общая протяженность нефтепровода ВСТО составит более 4,1 тыс. км, пропускная мощность — до 80 млн т нефти в год, из которых 30 млн т планируется экспортировать в китайский Дацин.

Удлинение трассы ВСТО активно лоббировало руководство Якутии, ведь при таком раскладе третья часть нефтепровода — более 1,3 тыс. км — пройдет по территории республики, в непосредственной близости от ее углеводородных месторождений. Местные власти надеются, что включение якутских месторождений в систему ВСТО привлечет в регион инвесторов и изменит структуру ВРП, основная доля в котором будет приходиться на нефтедобывающую отрасль.

В трубу ВСТО планируется закачивать и нефть Среднеботуобинского нефтегазоконденсатного месторождения (его запасы оцениваются в 70 млн т нефти и порядка 180 млрд куб. м газа). Сегодня нефтедобыча здесь осуществляется в опытном режиме — в 2007 году добыто 20,3 тыс. т. Лицензией на разработку центрального блока месторождения владеет ООО «Таас-Юрях нефтегазодобыча», в числе его учредителей нефтяная компания Urals Energy, гендиректор и совладелец которой — бывший зять Бориса Ельцина Леонид Дьяченко.

Подача сырья со Среднеботуобинского НГКМ в магистральный трубопровод начнется в 2010 году. Планируется, что на первом этапе «Таас-Юрях нефтегазодобыча» будет ежегодно получать 1,5 млн т нефти, в дальнейшем объемы увеличатся до 4,5 млн т в год.

При этом одной из основных задач, определенных лицензионным соглашением по освоению Среднеботуобинского месторождения, является строительство в Ленске первого в Якутии нефтеперерабатывающего завода мощностью 0,5-1,5 млн т. Предприятие будет ориентировано на выпуск нефтепродуктов для местного рынка.

Внеконкурсная Чаянда

Якутия обладает значительным потенциалом и в газовом секторе: через несколько лет она может стать одним из центров газодобычи в России. Промышленная добыча газа в республике началась в 1960-х годах, тогда же был построен действующий до сих пор газопровод до Якутска протяженностью 450 км. На протяжении многих лет Якутск оставался единственным газифицированным городом на Дальнем Востоке.

На сегодняшний день ресурсную базу Якутии составляют Средневилюйское (запасы газа оцениваются в 124,7 млрд куб. м, конденсата — в 5,5 млн т) и Мастахское (газ — 24,7 млрд куб. м, конденсат — 700 тыс. т) газоконденсатные месторождения. В прошлом году они дали 1,1 млрд и 147,3 млн куб. м газа соответственно. Разрабатывает месторождения ОАО «Якутгазпром», образованное на базе бывшего подразделения «Газпрома» в 1994 году, после разграничения госсобственности между федеральным центром и республикой. В 2007 году 76% акций «Якутгазпрома» приобрело ООО «Славия», владельцем которого является группа «Сумма Капитал», еще 23% принадлежат компании «Саханефтегаз», подконтрольной правительству республики. Еще около 200 млн куб. м газа было добыто в прошлом году на северном блоке Среднеботуобинского месторождения, где добычу ведет ОАО «АЛРОСА-Газ».

Между тем крупнейшее в Якутии Чаяндинское нефтегазоконденсатное месторождение, открытое в 1980-х годах, до сих пор не разрабатывается, хотя его освоение позволило бы газифицировать сразу несколько регионов Восточной Сибири и Дальнего Востока. Оно расположено в Ленском районе республики и является вторым по величине на востоке страны после Ковыктинского (Иркутская область): его запасы оцениваются в 1,2 трлн куб. м газа (из которых доказаны только 380 млрд) и 68,4 млн т нефти и конденсата.

В 2003 году интерес к Чаяндинскому месторождению проявила уже упоминавшаяся китайская нефтяная корпорация CNPC. Однако в связи с тем, что месторождение было включено в список стратегических, компания-нерезидент не могла претендовать на участие в его разработке. Более того, из-за отсутствия законодательных поправок касательно стратегических месторождений Чаянда не выставлялась на торги.

Коренной перелом в судьбе месторождения наступил в феврале 2008 года. Покидая совет директоров «Газпрома», тогда еще первый вице-премьер Дмитрий Медведев поручил Минпромэнерго и Минприроды подготовить проект правительственного постановления о передаче Чаяндинского месторождения под контроль госмонополии. Законодательно оформить такой подарок было несложно: по закону «О газоснабжении» государство имеет право на бесконкурсной основе передавать месторождения федерального значения владельцу единой системы газоснабжения, то есть «Газпрому». Монополист давно планировал сделать месторождение ресурсной базой газопровода «Алтай», по которому газ будет поставляться в Китай (правда, о цене стороны пока не договорились).

Сначала между профильными министерствами возникли разногласия по поводу поручения Медведева. Если Минпромэнерго одобрило передачу лицензии на разработку «Газпрому», то министр природных ресурсов Юрий Трутнев высказался против, сославшись на закон «О недрах», который разрешает такие процедуры только на основе тендеров или аукционов. Однако уже весной 2008 года премьер-министр Виктор Зубков подписал распоряжение о передаче газовому холдингу на бесконкурсной основе Чаяндинского НГКМ, а в июле министр Трутнев заявил, что «Газпром» дополнительно получит лицензии на разработку еще девяти стратегических месторождений.

По прогнозам экспертов, промышленная добыча газа на этом месторождении начнется не раньше чем через пять-шесть лет. Разработку могут затруднить примеси гелия и других газов, поэтому, прежде чем начать его масштабное освоение, нужно создать газохимические мощности и подземное хранилище газа, а это потребует многомиллионных инвестиций.

Дальнейшие перспективы Чаянды зависят не только от политики «Газпрома», но и от проекта газовой трубы вдоль ВСТО. Если планы «Газпрома» и «Транснефти» по строительству газопровода-дублера будут реализованы, Чаяндинское и Ковыктинское месторождения станут его ресурсной базой.

http://www.kommersant.ru/doc/1052464

Углеводородные месторождения Якутии

*Даются извлекаемые запасы нефти категорий ABC1 C2 по российской классификации.
**Включены в список стратегических месторождений РФ.
Источники: информационно-аналитический центр «Минерал», открытые интернет-источники.
http://www.kommersant.ru/doc/1054024


http://www.kommersant.ru/doc/1054025

Фронт переработки
Развивать нефтегазовую отрасль Якутия собирается, опираясь не только на трубы, но и на рельсы.

В 2007 году под эгидой якутского правительства была учреждена «Восточно-Сибирская газо-химическая компания» (ВСГХК). Ей предстоит построить комплекс, рассчитанный на ежегодное производство 450 тыс. тонн метанола, 200 тыс. тонн аммиака и 400 тыс. тонн синтетического моторного топлива (высокооктановый бензин по стандарту Евро-4 и дизтопливо), которое будет реализовываться в республике через сеть автозаправочных станций. Аммиак и метанол предполагается экспортировать в страны Азиатско-Тихоокеанского региона: по словам представителей ВСГХК, уже достигнуты предварительные соглашения с южно-азиатскими трейдерами. В связи этим в перспективе возможно увеличение выпуска метанола до 1,5 млн тонн в год. В качестве сырья предполагается использовать природный газ и конденсат месторождений Вилюйского геологического района, запасы которого оцениваются в 463 млрд куб. м. Для доставки сырья к производственной площадке, которая будет размещена в Центральной Якутии, планируется задействовать инфраструктуру «Сахатранснефтегаза». Транспортировка готовой продукции, согласно проекту, будет осуществляться по ныне строящейся железнодорожной магистрали Беркакит—Томмот— Кердем, которая должна подойти к столице республики в 2013 году. Из Якутска продукция будет доставляться железной дорогой в порт Восточный (обслуживает ООО «Восточный нефтехимический терминал»), а оттуда по морю до конечного потребителя.

Проект будет реализовываться поэтапно. На 2009 год намечен ввод в строй опытно-промышленной установки, которая сможет выпускать в год 3,5 тыс. тонн метанола и 1,5 тыс. тонн моторного топлива. Основные мощности предприятия будут вводиться в эксплуатацию с 2012 по 2015 год по мере сдачи каждой из трех линий производства. Размер инвестиций в создание ВСГХК оценивается в 31 млрд руб. С выходом предприятия на проектную мощность среднегодовая выручка от реализации проекта может превысить 18 млрд руб. в год. Однако источники финансирования проекта пока не определены.
http://www.kommersant.ru/doc/1054023

«Наша задача — превратить Якутию в новый нефтегазовый центр»
К 2020 году республика может стать восточным центром нефтегазодобычи России. О том, что обеспечит региону такой статус, «Власти» рассказал первый заместитель министра промышленности Республики Саха (Якутия) Валерий Максимов.

— Сколько на сегодняшний день добывается нефти и газа на якутских месторождениях?
— В прошлом году на территории Якутии было добыто 1,2 млрд кубометров газа и более 297 тыс. т нефти. Однако мы ожидаем, что в ближайшие годы темпы добычи углеводородов многократно увеличатся — потенциал региона огромен. По прогнозам компании «Сургутнефтегаз», к 2010 году ежегодный объем нефтедобычи в Якутии может вырасти до 3 млн т, к 2015 году — до 5 млн, а к 2020-му — до 9 млн т.

— Что обеспечит такой мощный прирост?
— Главным образом ввод в эксплуатацию первой очереди трубопроводной системы Восточная Сибирь—Тихий океан. Ожидается, что объемы транспорта нефти по нефтепроводу составят от 30 млн до 80 млн т в год.

— Тем не менее в настоящее время углеводородные месторождения Якутии освоены крайне слабо. Причина в сложных климатических условиях?
— Конечно, природные условия в этом регионе очень тяжелые. Достаточно сказать, что средняя температура воздуха в зимний период — -45°С. Однако, несмотря на это, работы по геологическому изучению недр проводятся в полном объеме. Интенсивность этих работ зависит скорее от объемов финансирования: их стоимость гораздо выше, чем, скажем, в Западной Сибири.

— Существует ли комплексная программа развития нефтегазовой отрасли республики?
— Да. У нас разработан проект «Основных направлений развития нефтяной и газовой промышленности Республики Саха (Якутия) до 2020 года». В ближайшее время он будет рассмотрен на экономическом совете при правительстве республики. Этот документ подготовлен с учетом действующих законов, постановлений федерального правительства, а также «Энергетической стратегии России до 2020 года» и «Схемы комплексного развития производительных сил, транспорта и энергетики Республики Саха (Якутия)». Глобальная задача, которая обозначена в «Основных направлениях»,— превращение Якутии не просто в динамично развивающийся регион Восточной Сибири, но в новый, восточный центр нефтяной и газовой промышленности России.

— Добиться этого будет непросто, ведь в Якутии практически отсутствует инфраструктура для транспортировки нефти и газа. Как будет решаться эта проблема?
— На первом этапе, в 2008-2012 годах, развитие нефтегазового комплекса будет ориентировано на реконструкцию, модернизацию и увеличение мощностей по добыче и транспортировке сырья за пределы республики. Сделать это мы рассчитываем за счет дальнейшего промышленного обустройства Талаканского, Средневилюйского, Среднеботуобинского и Среднетюнгского месторождений. На Талаканском и Среднеботуобинском месторождениях планируется построить новые объекты инфраструктуры нефтедобычи. Речь идет в первую очередь о трубопроводной системе Восточная Сибирь—Тихий океан, которая позволит наладить поставки нефти и газа с месторождений республики на рынки Дальнего Востока и стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Модернизация транспортной инфраструктуры даст нам возможность активно заняться газификацией населенных пунктов республики. К 2012 году мы планируем завершить строительство третьей нитки магистрального газопровода Средневилюйское газоконденсатное месторождение—Мастах—Берге—Якутск, которая обеспечит газоснабжение жителей Центрального района республики, а также достроить вторую нитку газопровода Таас-Юрях—Мирный, по которой газ пойдет в западную часть региона. Кроме того, будут созданы производственные мощности для удовлетворения внутренних потребностей республики в светлых нефтепродуктах и налаживания системы мониторинга экологической обстановки в ее нефтегазовых провинциях.

В период с 2013 по 2020 год мы сосредоточим усилия на наращивании сырьевой базы и создании новых мощностей по переработке нефти и газа. В том числе по получению синтетического моторного топлива из природного газа, а также по утилизации, хранению и транспортировке гелия.

— Очевидно, что такая программа развития местного ТЭКа сделает Якутию инвестиционно привлекательным регионом. Готова ли республика к приходу крупных инвесторов? Как вы относитесь к возможности привлечения иностранных партнеров к разработке месторождений?
— В настоящее время добычей нефти в республике занимается несколько компаний — «Сургутнефтегаз», «Таас-Юрях нефтегазодобыча», «Иреляхнефть» (принадлежит АЛРОСА), «Газпромнефть-Ангара» и «Ленанефтегаз». Газ добывают компании «Якутгазпром», «АЛРОСА-Газ», «Ленск-Газ» и «Сахатранснефтегаз». В скором времени ожидается приход ОАО «Газпром», которое владеет лицензией на разработку Чаяндинского нефтегазоконденсатного месторождения. Что касается партнерства с иностранными игроками, то «Сахатранснефтегаз» сейчас ведет переговоры с Японской национальной корпорацией по нефти, газу и металлам (JOGMEC) о совместном освоении и разработке газоконденсатных месторождений.
http://www.kommersant.ru/doc/1052435

Дело на триллион
Освоние нефтегазовых месторождений Восточной Сибири потребует такого объема инвестиций, которого ни одна российская компания в одиночку не потянет, считает председатель концерна Shell в России Крис Финлейсон.

Очевидно, что в условиях, когда действующие месторождения нефти и газа в России вырабатываются, а объемы ежегодно добываемого сырья в лучшем случае держатся на одном уровне, добиться прироста добычи без ввода в эксплуатацию новых месторождений будет непросто. И нефтяники, и правительство признают, что в ближайшей перспективе производство нефти и газа в России будет обеспечиваться за счет разработки удаленных и пока слабо разведанных месторождений Восточной Сибири и арктического шельфа. Это, в свою очередь, потребует решения серьезных технических, экологических и инвестиционных задач.

По оценкам ряда российских компаний, только для поддержания нефтедобычи на уровне 8,5-9 млн баррелей в сутки на протяжении ближайших 20 лет потребуется вложить порядка $1 трлн в освоение новых месторождений. Это минимальная сумма инвестиций, которая позволит компенсировать снижение запасов истощаемых месторождений Западной Сибири.

Сегодня углеводородные ресурсы нефтегазоносной провинции Восточной Сибири практически не осваиваются, формирование нового нефтегазового комплекса сдерживается рядом факторов. Во-первых, сказываются крайне низкая степень разведанности региона — в Якутии она составляет порядка 3% — и недостаточная изученность экологической системы территории. Во-вторых, в регионе плохо развита инженерная и транспортная инфраструктура. Работы по созданию таких инфраструктурных объектов сейчас активно ведутся в рамках сооружения трубопроводной системы Восточная Сибирь—Тихий океан. Несомненно, ввод в эксплуатацию ВСТО станет мощным стимулом для расширения нефте- и газодобычи в регионе.

Реализация таких масштабных проектов и разработка новых месторождений потребуют привлечения значительных трудовых ресурсов из других регионов страны, а следовательно, и создания необходимой социальной инфраструктуры (строительства нового жилья, предприятий социально-бытовой сферы), которая на сегодняшний день здесь практически отсутствует.

В целом освоение нефте- и газоносных месторождений в Якутии — задача, сравнимая по сложности с освоением всего Северного моря, где для достижения максимального объема нефте- и газодобычи потребовалось 30 лет. Решить эту задачу усилиями отдельно взятой добывающей компании и даже целой отрасли одной страны не представляется возможным. Помимо мощной технологической базы требуются колоссальные инвестиции и человеческие ресурсы.

Стоит отметить, что капиталовложения в разработку нефтегазовых месторождений Якутии несут с собой много специфических рисков для инвесторов: сказывается и уже упомянутое отсутствие инженерной инфраструктуры, и сложные климатические условия, и значительный срок реализации проектов. В этих условиях важнейшим стимулом для инвесторов может стать благоприятная политика государства, уравновешивающая возросший риск и долгие сроки освоения недр с достаточной капиталоотдачей.

В этом году вступил в силу закон «О порядке осуществления иностранных инвестиций» в отрасли, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны и безопасности государства, а также были приняты новые поправки к закону о недрах. Цель этих законодательных инициатив — регламентировать участие иностранных инвесторов в разведке и разработке новых месторождений. Законы могут эффективно работать и поощрять иностранные инвестиции только при условии прозрачности процесса регулирования и устранения административных барьеров.

Некоторые положения нового закона требуют дополнительных разъяснений. Например, как обсуждалось недавно на консультативном совете по иностранным инвестициям, в случае открытия месторождения нефти или газа федерального значения правительство РФ может отказать иностранному недропользователю в праве на разработку, если возникнет угроза обороне страны и государственной безопасности. Однако четкого определения того, какие действия могут быть расценены как угроза госбезопасности, закон не дает. Такая неясность может стать фактором, серьезно сдерживающим участие иностранных нефтяных компаний в проведении геологоразведочных работ на новых месторождениях.

Для увеличения добычи нефти и газа в Якутии и других северных районах России потребуется также серьезно доработать систему налогообложения. На наш взгляд, система налогообложения недропользователей должна учитывать существенные авансовые инвестиции, долгие сроки освоения месторождений, высокие риски и необходимость конкурентной окупаемости при дальнейшем обеспечении рентабельности проекта для правительства.

http://www.kommersant.ru/doc/1052463

kommersant.ru: Эдуард Худайнатов добыл первую нефть

Его ННК покупает «Геотэкс» и «Пайяху»

Как стало известно «Ъ», бывший первый вице-президент «Роснефти» Эдуард Худайнатов, покинувший компанию, чтобы заняться собственным бизнесом, нашел первые активы. Созданная в конце 2012 года Независимая нефтегазовая компания (ННК) приобретает ЗАО «Геотэкс», которое добывает газ в Саратовской области, и ОАО «Пайяха», работающее в Красноярском крае. Общая сумма сделок составит около $500 млн. В отрасли, где осталось не так уж много независимых игроков, говорят о появлении нового сильного консолидатора.
Читать далее

Кадровые перестановки в Роснедрах

Предыдущий глава «Роснедра» Попов Александр Павлович

На должность заместителя Министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации – Руководителя Федерального агентства по недропользованию назначен Пак Валерий Анатольевич

Биография Пака Валерия Анатольевича

Валерий Анатольевич Пак родился 27 мая 1959 года в Калининском районе Ташкентской области Узбекской ССР.
С отличием закончил геологический факультет Ташкентского политехнического института.
После окончания института по распределению был направлен в геологоразведочную партию Краснохолмской экспедиции.
Валерий Анатольевич прошел трудовой путь от помощника бурильщика, затем бурильщика 5 разряда, бурового мастера, начальника участка, главного инженера геологоразведочной партии «Краснохолмскгеология», начальника партии.
В 1990 году В.А. Пака направили в Благовещенскую поисково-съемочную экспедицию ПГО «Таежгеология» в Амурской области. Там он работал до 1994 года главным инженером, заместителем начальника, начальником.
В 1994 году его назначили председателем Амурского комитета по геологии и использованию недр (Амургеолком). В 1997 году Валерий Анатольевич организовал и возглавил в Амурской области первый в России Комитет природных ресурсов — территориальный орган Министерства природных ресурсов (МПР) России.
В 1999 году распоряжением Правительства Российской Федерации Валерия Анатольевича Пака назначили первым заместителем Министра природных ресурсов, где он возглавлял государственную геологическую службу РФ и осуществлял общее руководство работой аппарата Министерства и территориальных органов.
В 2000 году Валерий Анатольевич Пак окончил Российскую академию государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАГС) по специальности «Менеджмент».
После ухода из министерства в сентябре 2001 года принял предложение руководства Государственного научного центра Российской Федерации ВНИИГеосистем занять пост заместителя директора ГНЦ ВНИИГеосистем. При его непосредственном участии организован Центр стратегических исследований. За время работы в ГНЦ ВНИИГеосистем Валерий Анатольевич Пак опубликовал ряд научных статей, а также написал и подготовил к защите диссертацию на соискание степени кандидата экономических наук.
С 2000 по 2002 год Валерий Анатольевич являлся членом Совета директоров ОАО «Роснефть».
Далее с 2002 по 2009 год занимал должность генерального директора ОАО «РУСИА Петролеум».
В период с 2004 по 2009 год Пак Валерий Анатольевич являлся членом Совета директоров ОАО «Верхнечонскнефтегаз», а также членом Совета директоров ЗАО «Восточно-Сибирская газовая компания».
С 2009 по 2012 год Валерий Анатольевич работал в качестве генерального директора ОАО «Золото Камчатки» (ГК «РЕНОВА»).
С 2012 являлся членом совета директоров ОАО «Золото Камчатки».
С 2012 по 2013 год Пак В.А. являлся генеральным директором ЗАО «ОГК Групп».
4 июля 2013 года Распоряжением Правительства Российской Федерации №1136-р Пак Валерий Анатольевич назначен на должность заместителя Министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации – Руководителя Федерального агентства по недропользованию.
За особые заслуги Валерий Анатольевич награжден почетной грамотой Правительства Российской Федерации.
http://pda.rosnedra.gov.ru/article/6790.html

Игорь Сечин своих не бросает
11.07.2013
Уволенный в минувшую пятницу с поста главы Роснедр Александр Попов недолго оставался без работы. Вчера стало известно, что он возглавит газовую «дочку» «Роснефти» — НГК «Итера». Раньше эту должность занимал экс-глава госкомпании Эдуард Худайнатов, который курировал газовый бизнес «Рос­нефти». Но после прихода в компанию Влады Русаковой из «Газпрома» ему пришлось сосредоточиться на иных направлениях деятельности компании.

В «Итере» второй раз за последние полгода сменилось руководство. Бывший помощник Игоря Сечина и глава Роснедр Александр Попов станет новым генеральным директором газовой «дочки» «Роснефти». Г-на Попова назначили на эту должность вместо первого вице-президента госкомпании Эдуарда Худайнатова, который возглавил «Итеру» в начале апреля. «Он давно в естественном секторе, трудился в аппарате правительства помощником вице-премьера по ТЭК (Игоря Сечина. — РБК daily) и посвящен во многие нюансы и особенности работы этого сектора», — объяснил назначение Александра Попова источник в «Роснефти».

Г-н Худайнатов совмещал в «Итере» две позиции — гендиректора и председателя правления (по уставу компании гендиректор является председателем правления). В «Роснефти» пока не комментируют, сохранит ли первый вице-президент нефтяной компании за собой один из этих постов (с изменением устава) и как тогда будут распределяться полномочия.

С этим назначением Эдуард Худайнатов, по сути, окончательно отдалился от газовой деятельности «Роснефти». Предполагалось, что первый вице-президент будет курировать весь газовый блок «Роснефти», но весной в нее пришла из «Газпрома» Влада Русакова. Она занимается стратегией «Роснефти» в газовом бизнесе. В ведении Эдуарда Худайнатова остался только нефтяной блок, рассказал РБК daily источник, знакомый с ситуацией. На сайте «Роснефти» отмечается, что с мая (когда в компанию пришла г-жа Русакова) г-н Худайнатов курирует вопросы блока добычи углеводородов.

Александр Попов ранее был руководителем Федерального агентства по недропользованию (Роснедра). Как отмечали источники РБК daily, его на эту должность привел именно глава «Роснефти». Для Игоря Сечина было важно иметь своего человека на подобной позиции, говорили собеседники РБК daily, отмечая, что такой пост позволяет как минимум задерживать или ускорять принятие необходимых решений.

Однако подобное участие г-на Сечина в деятельности подведомственного агентства не устраивало главу Минприроды Сергея Донского. Он обратился в правительство с просьбой снять г-на Попова с должности, и на прошлой неделе его просьба была удовлетворена. Собеседники РБК daily называют назначение г-на Попова в структуру «Роснефти» логичным после его увольнения из Роснедр.

НГК «Итера» ранее была совместным предприятием «Роснеф­ти» и МГК «Итера» Игоря Макарова. У госкомпании была контрольная доля в 51%, а недавно она решила увеличить ее до 100%. За 2,9 млрд долл. «Роснефть» выкупила у Itera Holdings Limited оставшиеся акции НГК.
http://www.rbcdaily.ru/tek/562949987805431

Слухи об отставке Попова появились еще весной, отмечает ИТАР-ТАСС. По данным агентства, ранее у него возникали разногласия с вице-премьером Аркадием Дворковичем и министром природных ресурсов Сергеем Донским, в частности, по итогам конкурса по месторождению «Норильск-1». По решению Роснедр это месторождение было отдано «Русской платине» Мусы Бажаева. Другой претендент — ГМК «Норильский никель» — более года при поддержке Донского оспаривает это решение.

Еще одним предметом разногласий стала лицензия на месторождения им. Требса и Титова, которая была отозвана у «Башнефть-полюс» (совместное предприятие «Башнефти» и «Лукойла»), добавляет ИТАР-ТАСС. Уже более года эта проблема так и остается открытой.
http://www.vedomosti.ru/politics/news/13887281/aleksandr-popov

— — — — — —
уволенный 4 июля руководитель Федерального агентства по недропользованию (Роснедра) Александр Попов, давний соратник и протеже «серого кардинала» Кремля и смотрящего за ТЭК Игоря Сечина, очень сильно мешал не только руководству Минприроды и лично Сергею Донскому, но и всему кабинету министров во главе с Дмитрием Медведевым.

По большому счёту он был костью в горле либерального правительства, которое всеми силами пытается ослабить нефтегазовые госкомпании и расширить присутствие частных ВИНК на Арктическом шельфе и в Восточной Сибири, и откровенно лоббировал интересы администрации президента и руководимой Игорем Сечиным Роснефти.

Стоит сказать, что именно Сечин являлся инициатором назначения Попова в Правительство Медведева на стратегически значимую должность по контролю за природными недрами, которые являются святая святых российской экономики и обеспечивают поступление свыше 85% экспортной валютной выручки, практически 50% доходной части федерального бюджета, 30% инвестиций в экономике России и порядка 27-28% совокупных прибылей отечественных компаний.

Попов уходил из Правительства с тихим скандалом, тем самым обнажив глубокий управленческий и кадровый кризис в кабинете министров — в ответ на настойчивые попытки своего увольнения, которые активно лоббировали зампред правительства Аркадий Дворкович и глава Минприроды Сергей Донской, Попов через голову своего начальства (т.е. министра природных ресурсов и председателя правительства) с открытым письмом обратился за помощью к президенту Путину, попросив оказать поддержку. Однако, как показывает пример Алексея Кудрина, Путин старается не нарушать иерархию и вертикаль принятия решений даже ради очень близких для него коллег и давних товарищей.

Судя по всему, чтобы не вызвать гнев в Кремле в Правительстве приняли волевое решение не просто уволить опального и мешавшего им Александра Попова, но и в целом упразднить занимаемую им должность руководителя Роснедр под видом очередной реформы структуры правительства. Формальные претензии к Попову заключались в том, что якобы по его инициативе происходили задержки со стороны Роснедр в передаче прав на месторождения имениТребса и Титова. Однако неофициальной причиной «рокировочки», очевидно, было желание Аркадия Дворковича, правой руки Дмитрия Медведева и рупора идей либерального клана, поменять Попова на человека из «своей команды».

Безусловно, уход Попова из Правительства существенно ослабит позиции Газпрома и Роснефти при распределении нефтегазовых месторождений. Однако во многом благодаря усилиям правой руки Сечина (т.е. Попова) госкомпании уже успели получить контроль над крупнейшими и наиболее перспективными с инвестиционной точки зрения месторождениями углеводородного сырья. Прежде всего, речь идёт о месторождениях на Арктическом шельфе, а также о Восточной Сибири и Дальнем Востоке. С этой точки зрения уход Попова и потеря «человека Сечина» в Правительстве Медведева не видится критической. В конце концов, на защите коммерческих интересов нефтегазовых гигантов, контролируемых государством (хоть доля последнего в них последовательно и целенаправленно размывается все последние месяцы), стоит Закон «О недрах», который вводит двойной фильтр на участие в разработке крупнейших и наиболее лакомых кусков Арктического шельфа — с одной стороны, получить лицензии и разрабатывать месторождения нефти и газа могут только те компании, в которых государству принадлежит не менее 50% акционерного капитала. А, во-вторых, вводится минимально необходимый опыт глубоководной добычи нефти и газа в размере пяти лет, что вкупе с первым требованием ограничивает круг разработчиков шельфа Газпромом и Роснефтью. Совершенно очевидно, что борьбы за либерализацию контроля над недрами и допуск иностранных и российских частных нефтегазовых гигантов к наиболее лакомому куску российских запасов углеводородного сырья будет только нарастать — на стороне Правительства всё активней выступает ФАС и
Минэкономики.

На место несговорчивого Попова пришёл гораздо более лояльный Валерий Пак — представитель частных нефтегазовых компаний России и проводник интересов снижения государственного участия в ТЭК. Указом Медведева он возглавил преобразованные из агентства в федеральную службу Роснедра. Стоит напомнить, что Пак с середины 2002г. до конца 2009г. занимал должность генерального директора компании «РУСИА Петролеум» — одного из структурных подразделений ТНК-ВР. Весьма показательно, что в это же время время компания находилась в стадии острого и затянувшегося конфликта с Роснедрами, которые обвиняли «РУСИА Петролеум» в медленных темпах освоения Ковыктинского месторождения в Иркутской области.
http://communitarian.ru/novosti/v-rossii/uvolneniya_v_rosnedrah_putin_prodolzhaet_prikryvat_liberalov_13072013/

По словам источника «Ъ» в министерстве, отставка Александра Попова с поста «самостоятельного» руководителя Роснедр и назначение на этот пост нового заместителя министра Валерия Пака находятся в русле похожих назначений в Минэкономики, Минрегионе и Минсельхозе. Совмещение постов главы агентства и заместителя министра в министерстве—кураторе агентства стало возможным по одному из указов Владимира Путина в мае 2012 года, а впервые опробовано на практике в Минэкономики: заместитель главы министерства Ольга Дергунова одновременно возглавляет Росимущество.

Теоретически этот подход, разрушающий принципы административной реформы 2004 года, призван повысить исполнительскую дисциплину в рамках отраслевого регулирования и ускорить исполнение решений, но на практике он применяется крайне нечасто, как и такой оригинальный способ увольнения, как сокращение должности. Источник в правительстве сообщил «Ъ», что такая схема была применена для того, чтобы без публичного конфликта уволить Александра Попова. По словам собеседника «Ъ», он имел неразрешимые разногласия как с министром Сергеем Донским, так и с курирующим вице-премьером Аркадием Дворковичем. Пресс-секретарь вице-премьера Алия Самигуллина подтвердила, что перестановки в Роснедрах были господином Дворковичем согласованы. По данным «Ъ», глава «Роснефти» Игорь Сечин, протеже которого считался господин Попов, против отставки не протестовал.

По мнению источника «Ъ», суть конфликта, который стоил господину Попову поста,— перерегистрация лицензии на стратегические нефтегазовые месторождения имени Требса и Титова. Впрочем, первые слухи о грядущей отставке Александра Попова появились еще весной: у руководителя Роснедр возникли разногласия с Аркадием Дворковичем и Сергеем Донским по итогам конкурса по месторождению Норильск-1.

Новый руководитель Роснедр Валерий Пак и для агентства, и для министерства человек не новый. Первым заместителем главы Минприроды, курирующим вопросы лицензий, он уже работал в 1999-2001 годах, после чего в течение нескольких лет возглавлял ОАО «Русиа Петролеум», а затем работал в различных проектах группы «Ренова». В вышеупомянутых конфликтах, по данным «Ъ», господин Пак прямого участия не принимал.

Смена главы Роснедр по довольно сложному и необычному сценарию показывает, что, несмотря на очевидный «увод» околокорпоративных конфликтов в правительстве из сферы внимания публики в 2007-2012 годах, прямая поддержка той или иной стороны спора за госактивы со стороны чиновников высшего уровня остается обычной (хотя и редкой) и не репрессируемой властью практикой. И, как и ранее, разногласия по активам такого масштаба с руководством может стать причиной увольнения: в этом смысле правительство Дмитрия Медведева демонстрирует преемственность с правительствами прошлого десятилетия
http://www.kommersant.ru/doc/2228845

Анатолий Валерьевич Пак
В 2007 году окончил Российский Государственный Геологоразведочный Университет им. С. Орджоникидзе по специальности «Геология геофизика нефти и газа».
2005-2007 гг. – Генеральный директор ООО «ЭйДиСкрин».
Компания являлась владельцем патента на новый рекламный носитель, разработанный Паком А.В.. Продажа рекламного носителя происходила по схеме франчайзинга. В 2007 году бизнес был продан.
2007-2008 – Специалист I-го разряда Отдела надзора в области недропользования Управления по надзору в сфере недропользования и государственной экологической экспертизы Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзор).
2008-2010 – Генеральный директор «Calder&Brooks» LLC
Привлечение инвестиций в крупнейшие девелоперские проекты Черногории.
12.01.2010 — 17.06.2010 – помощник Финансового директора ООО «Русская Буровая Компания»
06.2010 – 03.2011 – помощник Генерального директора ФГУГП «Урангео»
03.2011 – 07.2012 – заместитель Генерального директора по договорным отношениям ФГУГП «Урангео»
10.2012 – н.в. заместитель Генерального директора ООО «Интернедра Менеджмент» (Управляющая компания ЗАО «ОГК Групп» и дочерних обществ).

— — — — —
Предыдущий глава Роснедр перешел дорогу крупных силам: Норильскому никелю, ЛУКОЙЛу, АФК Система (Башнефть) будучи сам связан с Роснефтью.
Конкурс по «Норильску-1» потенциально создавал возможности для большой войны за передел запасов (и дальнейших войн того же типа), отдавая их не традиционному разработчику, имеющему: инфраструктуру для добычи, кадры, полную информацию о геологии, а стороннему «варягу», который бы с нуля (в условиях Таймыра?!) должен был создавать инфраструктуру, а также находить сотрудников, набирая новичков или переманивая, весьма вероятно, вместе с информацией, составляющей корпоративную тайну, из компании, разрабатывающей основное месторождение.
Тендер по воронежским участкам тоже крайне неоднозначен: плохая внешняя конъюнктура, самообеспечение России никелем, угрозы экологии, недовольство общественности.
По Норильску и Воронежу, кажется, попытка поднять середнячков до уровня гиганта и расширить орбиту влияния Сечина за пределы нефтегазового сектора.

— — — — —
После объявления о победе «Амура» «Норникель» заявлял, что конкурсная комиссия, состоявшая преимущественно из сотрудников Роснедр и подведомственных им органов (10 из 13 человек), допустила ряд нарушений и приняла «необоснованное решение». Из протокола ее заседания следовало, что заявка «Русской платины» была по целому ряду показателей лучше, чем у «Норникеля». Результаты конкурса «Норникель» пытался оспорить через обращения в ФАС, Роснедра, Минприроды и другие ведомства. Минприроды встало на сторону «Норникеля» — глава ведомства Сергей Донской в конце июля написал письмо Дмитрию Медведеву, в котором предлагал отказать в утверждении результатов конкурса, так как Минприроды сочло технико-экономические предложения (ТЭП) «Амура» недостаточно обоснованными, а ТЭП ГМК, наоборот, более проработанными. ФАС высказалась в поддержку «Русской платины». Вице-премьер Аркадий Дворкович в конце сентября поручал провести независимую экспертизу, которую сделала РАН. Академия сочла «предложение «Амура» более предпочтительным», говорится в подготовленном заключении (копия есть у „Ъ“).
http://www.kommersant.ru/doc/2061401

РАН в этом чисто лоббистском споре хозяйствующих субъектов встала на сторону Сечина. Бумага с ТЭП стерпит все, но реальная хозяйственная деятельность вряд ли приведет к большей эффективности новичка за Северным полярным кругом.

Интервью с главой Shell Питером Возером

Выдержки с самыми интересными высказываниями

— Когда вы говорите о развитии сотрудничества с «Газпромом» в сфере СПГ, имеется ли в виду партнерство прежде всего на базе арктических месторождений?
— Арктика — это очень долгосрочные проекты. Прежде чем там начнется добыча, может пройти лет десять, а может и больше. Для России и для нас сейчас более актуальными являются проекты в секторе СПГ, которые могут приносить прибыль именно сейчас, в этом десятилетии. Тем не менее Арктика для нас тоже очень важное направление, как и СПГ. Но в Арктике помимо больших запасов газа есть и запасы нефти. И, как я понимаю, в России на арктическом шельфе сейчас наибольшее внимание будет уделяться именно добыче нефти. Что касается газа, то в России имеются запасы, которые могут быть разработаны гораздо быстрее и принести России доход раньше, чем разработка нефти в Арктике.

— Ваш австралийский проект, как и многие другие СПГ-проекты в этом регионе, сейчас направлен на поставки в АТР. Нет ли опасности, что через какое-то время в АТР произойдет перепроизводство СПГ и многие проекты в этой сфере окажутся нерентабельными?
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2253514
— За последние 20 лет глобальный спрос на СПГ вырос в два раза. И мы ожидаем, что через десятилетие этот спрос еще удвоится. По нашей оценке, к 2020 году мировой спрос на СПГ составит 500 млн тонн. И основной объем потребления придется именно на АТР, поскольку большинство стран этого региона сейчас только выходит на поставщиков и заключает долгосрочные контракты. Причем речь идет не только о тех странах, которые уже являются крупными покупателями СПГ — таких как Южная Корея, Япония, Китай,— но и об Индии и о государствах, которые только выходят на этот рынок. Это такие страны, как Филиппины, Вьетнам, Пакистан, они только собираются стать покупателями СПГ. Поэтому существуют прогнозы, согласно которым к концу этого десятилетия спрос на СПГ в регионе будет превышать предложение.

— США готовятся к началу экспорта СПГ в другие страны. На ваш взгляд, как сильно это повлияет на рынок?
— Да, действительно из Северной Америки ожидаются поставки СПГ. Уже были поданы заявки на экспорт 120 млн тонн. Но мы считаем, что реальный экспорт из региона с учетом соответствующих мощностей для этого составит 50-60 млн тонн. И к концу десятилетия доля Северной Америки на мировом рынке СПГ составит около 10%. Но мы считаем, что это не сильно повлияет на глобальный рынок, в первую очередь с точки зрения ценообразования.
Если цена газа на Henry Hub (крупная площадка по торговле газом в США.— «Ъ») составляет $5 за BTU (британская топливная единица), то при доставке куда-нибудь в Токио это уже $12-14. Нынешние контрактные цены в Японии и так составляют $10-15. В Европе при цене $5 на Henry Hub цена с доставкой будет $10-11, что соответствует нынешним средним ценам на газ в регионе. Исходя из этого мы серьезных изменений на рынке не ожидаем.

— В январе Shell подписала соглашение о разделе продукции по разработке месторождения сланцевого газа на Украине. Власти страны заявляют о том, что проект позволит не только закрыть потребности Украины в газе, но и, возможно, стать его экспортером. Вы перспективы этого проекта так же оцениваете?
— Согласно данным экологических исследований, на наших участках на Украине действительно есть достаточно хорошие ресурсы природного газа. Но, чтобы эти ресурсы доказать, нам нужно провести определенный объем геологоразведочных работ. В течение ближайших лет мы эту работу закончим, с тем чтобы подтвердить или узнать о потенциале данных залежей. Но, как я уже сказал, об этом станет известно только в перспективе нескольких лет.
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2253514

— Как вы оцениваете перспективы промышленной добычи сланцевого газа в Европе?
— По данным Shell, на территории Европы находятся достаточно хорошие ресурсы сланцевого газа. Но темпы их освоения будут медленными и не смогут сравниться с темпами разработки сланцевых месторождений газа в США. Разработка этих ресурсов в Европе начнется, наверное, не раньше следующего десятилетия. Прежде всего это обусловлено тем, что в Европе очень высокая плотность населения на единицу территории. Поэтому в данном регионе будет проблемой получение разрешительной документации для проведения таких работ. Кроме того, Европа потребляет 70% всех импортных поставок газа, поэтому может сложиться острая конкуренция между импортными поставками и собственными разработками, что может стать еще одной проблемой, тормозящей процесс. Наконец, если в Северной Америке прибыль и налоги от таких проектов поступают непосредственно владельцам земли, где идет добыча, то в случае с Европой весь денежный поток и налоги пойдут в бюджет государства. И в этом существенная разница.

http://www.kommersant.ru/doc/2253514

kommersant.ru: О газовых гидратах

«Есть такие изменения, которые являются революционными и которые приводят к изменению энергобалансов. К примеру, неожиданным фактором стала авария на Фукусиме. Я вижу следующий такой момент, который может изменить систему,— это разработка газогидратов»,— недавно заявил в интервью телеканалу «Россия 24» глава Минэнерго Александр Новак. «Запасы газогидратов более чем в два раза превышают совокупные запасы сланцевого газа и обычного природного газа. Сегодня газогидраты еще неэффективно разрабатывать и добывать. Но в большой перспективе технологии будут, и себестоимость их добычи будет конкурентоспособной»,— добавил он.

Газогидраты — особая кристаллическая субстанция, где молекулы газа как бы заключены в каркас из молекул воды,— известны давно. О том, что они могут стать одним из главных источником энергии, тоже известно: гидраты метана — одни из самых распространенных в природе. Проблема стандартная: близок локоть, да не укусишь.

Для стабильности гидратов метана требуются низкие температуры и высокое давление; чем больше давление, тем выше температура, при которой гидраты метана устойчивы. Так, при 0°C они стабильны при давлении порядка 25 атмосфер и выше. Такое давление достигается, например, в океане на глубине около 250 м. При обычном атмосферном давлении для устойчивости гидратов метана нужна температура около минус 80 C.

Поэтому гидраты метана встречаются только в зонах с подходящей комбинацией температуры и давления. Около 99% всех известных скоплений гидратов метана находятся в океанических отложениях, под толщей воды от 300 до 4000 м. Остальные — на берегу, но под слоем вечной мерзлоты. Выглядят гидраты метана как серый лед, если поджечь — горят, отсюда и название «горящий лед».

При нагреве или снижении давления метан бежит из своей ледяной клетки, гидраты разлагаются. Содержание метана в гидратах очень высоко: из кубометра может получиться более 160 куб. м метана при обычных температуре и давлении.

По оценкам Международного энергетического агентства (IEA), энергия, содержащаяся в гидратах метана, в два раза превышает ту, что заключена во всех известных мировых запасах газа, угля и нефти вместе взятых. Но только 10-50% запасов гидратов метана, возможно, являются технически добываемыми. Оценки самой интересной экономически целесообразной добычи еще скромнее: от 1% до нуля. Но чтобы добыть даже эти гидраты, нужна настоящая технологическая революция.

Японский пролог

В марте японская госкомпания JOGMEC (Japan Oil, Gas & Metals National Corp.) сообщила о прорыве: впервые удалось добыть природный газ из подводных газогидратов.

Японские бурильщики на научно-исследовательском корабле «Тикю» работали с залежами газогидратов на глубине 1300 м, в 80 км к югу от острова Хонсю. JOGMEC утверждает, что объем газогидратов только в тестовой зоне бурения во впадине Нанкай составляет 1,1 трлн кубометров. Этого достаточно, чтобы заместить импорт газа на 11 лет, ну а всех запасов только в непосредственной близости от Японии, по оценкам National Institute of Advanced Industrial Science and Technology, хватит на 100 лет.

За шесть дней тестовой добычи японским газовикам удалось извлечь 120 тыс. кубометров газа. По словам министра экономики торговли и промышленности Японии Тосимицу Мотэги, это «сильно превысило ожидания». Пять лет назад тест в слое вечной мерзлоты в Канаде дал более скромный результат: всего 13 кубометров газа за 5,5 дней.

Японцы рассчитывают коммерциализировать технологию за пять лет. «Это первая в мире тестовая добыча газа из океанических гидратов метана,— заявил Мотэги.— Я надеюсь, что она приведет к стабильному производству газа. Сланцевый газ тоже поначалу считался технологически сложным в добыче, но теперь он производится в больших объемах. Поэтапно преодолевая все сложности, мы скоро сможем использовать ресурсы, окружающие Японию».

Танталовы муки

Япония не уникальна: гидраты метана есть во многих морских зонах в изобилии, но никто точно не знает, в каком количестве. А главное неясно, насколько их добыча экономически целесообразна. С экономической составляющей придется попотеть. «Деньгам» удалось поговорить об этом с ведущим инженером одной из крупнейших нефтесервисных компаний мира. Вот лишь некоторые из упомянутых им проблем, связанных с добычей газогидратов.

Необходимо вначале определить, где газогидраты расположены. Общепринятых способов нет. Сейчас смотрят на разницу откликов различных геофизических приборов и пытаются скоррелировать с насыщенностью породы газогидратами.

До залежей надо пробурить скважину, а так как при бурении будет повышаться температура и создаваться депрессия, это может привести к разложению гидратов, увеличению порового пространства и обрушению ствола. Поэтому сейчас охлаждают буровой раствор и очень старательно строят геомеханическую модель для определения места бурения.

Гидраты располагаются в породе по-разному: в виде линз, порой заполняют трещины или вперемешку с породой. Это приводит к различным откликам при проведении геологоразведки, следовательно, необходимо настраивать отклик приборов под конкретное месторождение.

Само по себе бурение в газогидратной области — опасное дело, возможен неконтролируемый выброс газа и взрыв.

Как выделять газ из гидрата: снижая давление или повышая температуру? Сейчас японцы пытаются снижать давление, но как при этом охватить значительную часть резервуара — вопрос.

Морское дно будет опускаться при добыче гидрата, и это дополнительная сложность при проектировании скважины.

При добыче нужно будет ставить специальные уловители для песка, поскольку песка и породы будет идти очень много.

В общем, проблем масса, и общепринятых способов их решения на данный момент не существует. «Все проекты сейчас поисковые и как раз и направлены на прощупывание возможных путей решения. Лет через 20-30, возможно, и появятся отработанные подходы, а сейчас это поиски в темноте с завязанными глазами. Идет работа над proof of concept, то есть над принципиальными вопросами: можно ли обнаружить, можно ли получить достаточный и долговременный приток? Нужно еще провести огромное количество натурных экспериментов для ответов на практические вопросы, ведь существует огромная разница между принципиальной возможностью добычи газа из гидратов и промышленной технологией»,— пояснил собеседник «Денег».

Такие же выводы сделаны в докладе U.S. Geological Survey «Methane Hydrates and the Future of Natural Gas»:»Газогидраты, несмотря содержащиеся в них потенциально огромные ресурсы метана, вероятно, будут осваиваться в самую последнюю очередь из всех неконвенциональных ресурсов природного газа в следующие несколько десятилетий. Тем не менее R&D-активность в этой области должна продолжаться, постепенно устраняя препятствия на пути превращения газогидратов в энергетический ресурс. Предпринимаемые в этом направлении действия критически важны для энергобезопасности стран, не имеющих доступа к другим источникам природного газа на своей территории».

Такой страной как раз и является Япония: никаких месторождений других, менее экзотичных углеводородов у нее нет. Поэтому, несмотря на все надежды, связанные с экспортом СПГ (сжиженный природный газ) из Австралии и США, Токио делает ставку на газогидраты. Возможно, в перспективе 20-30 лет министр Мотэги действительно окажется прав, и все непреодолимые на первый взгляд сложности удастся так или иначе преодолеть. И тогда мир действительно столкнется с новой энергетической революцией.
http://kommersant.ru/doc/2182765

kommersant.ru: Планы развития группы ОНЭКСИМ

Глава ОНЭКСИМа Дмитрий Разумов о кэше, золоте и недоверии

Группа ОНЭКСИМ Михаила Прохорова в феврале продала свой последний крупный промышленный актив — долю в Polyus Gold. Почему было принято такое решение, какова стратегия группы в отношении других направлений бизнеса, на что она тратит деньги и где лежит знаменитая «кэшевая подушка», “Ъ” рассказал гендиректор ОНЭКСИМа ДМИТРИЙ РАЗУМОВ.
Читать далее

Мнения: Изменения в ближневосточной политике

28.01.2013
Исход войны в Сирии может серьезно повлиять на развитие европейского газового рынка. Стороны конфликта поддерживают две конкурирующие державы, которые рассчитывают проложить новый газопровод в ЕС через сирийскую территорию,— Иран и Катар. Судьба «Газпрома» и доходов российского бюджета во многом решается в битвах за Алеппо и Дамаск.

http://www.kommersant.ru/doc/2111080

02.04.2013
Катар открыто объявил о своих планах конкурировать с Россией на рынках газа в Южной Европе. Это было признано премьер–министром, мининдел страны Х.бен Джассемом на Дохийском энергетическом форуме института Брукингза 1 апреля, в ходе которого он заявил о необходимости связать газотранспортную систему Ближнего Востока, то есть таких газодобывающих стран как в первую очередь сам Катар, а также Египет, возможно Ирак и в будущем Иран, с газотранспортной системой Южной Европы, то есть Турции, Болгарии, Румынии, Венгрии, Албании, Греции, Хорватии, Италии и т.д.

Эти планы катарцы вынашивали давно и даже проводили тайные контакты на весьма высоком уровне с потенциальными участниками подобного газового «союза», в частности с Турцией и Ираном, еще в 2010-2011 годах. Однако в Дохе их тщательно скрывали. Официально катарцы заявляли, что основной акцент они намерены делать на поставках сжиженного газа (СПГ), причем на азиатские рынки. Велись переговоры и о строительстве терминалов по приемке катарского СПГ в Европе, включая Турцию, Грецию, Албанию, Польшу и даже Украину. Однако цена вопроса была слишком большой – для этого потребовались бы десятки миллиардов долларов инвестиций. Тут интересен скорее политический аспект. Ведь все указанные страны являются традиционными покупателями российского трубного газа. Это может означать лишь то, что Катар, который на словах говорил одно, на самом деле захотел выдавить «Газпром» с его традиционных рынков сбыта в Южной Европе.

Учитывая, что в Азии быстро растет спрос на СПГ из Катара, который уже заключил соответствующие крупные соглашения в последние 3 года с Индией, Пакистаном, Шри-Ланкой, рядом стран ЮВА, и проблем со сбытом газа у Дохи нет, объяснение столь ее необычному «движению» в Европу одно – сбить цену на российский газ и существенно уменьшить долю российских газовых поставок в Южную Европу. Вполне очевидно, что раз Дохе это не очень то и надо с коммерческой точки зрения, то остается только сделать вывод о том, кому выгодно наносить удар по российским энергетическим интересам в этом регионе. Ответ более чем прост – это нужно США и их союзникам в ЕС, которым давно уже хочется максимально сократить энергетическую зависимость Южной Европы и Турции от России, а заодно подорвать и ее политическое влияние в этом стратегически важном районе. А Катар стал лишь инструментом реализации этой цели.

Но экспорт СПГ быстро не нарастишь, учитывая необходимость гигантских инвестиций в морские терминалы по приемке сжиженного газа, мощности по его регазификации и строительство необходимых резервуаров для его хранения. Гораздо быстрее и дешевле доставлять газ потребителям по суше, тем более что климатические и рельефные условия на Ближнем Востоке делают строительство газопроводов значительно дешевле, нежели их прокладка по дну моря, как в случае с «Северным потоком» и «Южным потоком». Да и этот карликовый эмират совсем близок к Южной Европе: если на карте посмотреть, где находится Катар, а где – Сибирь и Ямал. А заодно можно по пути поставлять газ и другим потребителям, например Иордании и Израилю, о чем катарцы тоже вели закрытые переговоры.

Но на пути строительства этого газопровода встала Сирия. А ее территорию никак не обойти. Поэтому Дохе, которая до 2011 года не имела никаких проблем и противоречий с САР, и даже вкладывала в ее экономику существенные средства – более 8,5 млрд.долл., включая сектор туризма и недвижимости, — вдруг в течение нескольких недель меняет свою позицию и становится самым ярым участником антисирийской коалиции. И дело здесь вовсе не в общей линии по отношению к арабским «революциям» или личным конфликтам на уровне глав государств. Ведь Асад, в отличие от Каддафи, не говорил на саммитах ЛАГ в присутствии других арабских лидеров, что «эмир разжирел как бочка с нефтью и уже не помещается в кресле», или, в отличие от Мубарака, не заявлял о том, что «все население Катара можно разместить в каирском отеле Рамзес — Хилтон». Дело именно в том, что Дохе приказали «прорубить» газопровод в Южную Европу. И последнее заявления Х.бен Джассема сделано не случайно. Ведь в нем заложена и скрытая угроза в адрес России – дескать, будете поддерживать режим Б.Асада, то мы вас уберем с рынков газа Южной Европы. Хотя и без того ясно, что выдавливать Москву из этого региона будут в любом случае.

И тут встает весьма важный вопрос – а зачем тогда Катар пошел на создание Форума стран – экспортеров газа (ФСЭГ) в 2009 году, да еще разместив в своей столице его штаб-квартиру? Как представляется, в свете последних событий тут тоже не может быть сомнений. С одной стороны, чтобы «одурачить» Россию, делая вид, что создан некий механизм координации странами-производителями газа их политики на мировом и региональных рынках, включая ее ценовую составляющую и через некие устные джентльменские договоренности о том, чтобы не «заступать» на территорию друг друга. С другой стороны – чтобы получать максимальную информацию о намерениях России как крупнейшего производителя газа, и затем «докладывать» об этом своим американским покровителям. Ведь на мероприятиях подобного рода организаций всегда происходит доверительный обмен мнениями и информацией. Вот и получается, что не Россия стала ведущим членом ФСЭГ, а Катар, которой смог превратить эту организацию в «форум арабского большинства», способный заблокировать любое решение. А после смены режимов в Египте и Ливии у Дохи появились во ФСЭГ еще и мощные идеологические сторонники. Москва же, к сожалению, пока реально может рассчитывать только на поддержку Ирана, да и то относительную, и Алжира. Ведь ни у кого нет сомнений в том, что после Сирии Запад и ваххабитские монархии Аравии примутся и за «цветную революцию» в Иране.

Нельзя исключать, что в Дохе и Эр-Рияде захотят избавиться и от светского режима в Алжире, в котором радикальные и умеренные исламисты до сих пор имеют весьма солидные позиции. А что будет в Венесуэле – тоже влиятельном члене ФСЭГ – после смерти У.Чавеса, трудно сказать.

Поэтому не стоит делать иллюзий относительно Катара и его потенциальных инвестиций в Россию. Этот эмират сегодня существует и дальше будет укрепляться при поддержке США исключительно как главный газовый конкурент Москвы, сколачивая вокруг себя различного рода союзы для вытеснения нас с энергетических рынков Европы. Но пока держится законное правительство Асада, идти на открытую конфронтацию с РФ Доха боится. Хотя гадит и будет гадить России, давая деньги и оружие вооруженной сирийской оппозиции, а главное – торпедируя все мирные инициативы Москвы по мирному урегулированию сирийского конфликта.
http://www.ru.journal-neo.com/node/120700

03 апреля 2013
Тьерри МЕЙСАН, прогнозирует резкие и парадоксальные изменения ситуации в Ближневосточном регионе,
(в частности, публикации в номерах «Однако» 28 (137) от 8 октября 2012 и 02 (151) от 28 января 2013). Подробнее об этом он рассказывает в интервью Михаилу Леонтьеву.
http://www.odnako.org/magazine/material/show_24851/

kommersant.ru: отношения Казахстана и России в нефтегазовой сфере

04.03.2013
На прошлой неделе в Москве прошло заседание Евразийской экономической комиссии (ЕЭК). Вице-премьер Казахстана Кайрат Келимбетов, представляющий Астану в ЕЭК и возглавляющий межправительственную комиссию с Россией, рассказал Александру Габуеву и Александру Константинову о новой формуле решения противоречий в сфере нефти и газа, будущем интеграции и проблеме космодрома Байконур.

К 1 мая Россия, Казахстан и Белоруссия должны завершить обсуждение проекта договора о Евразийском экономическом союзе (ЕЭС). Как идет эта работа?

В прошлом году был проделан довольно большой объем бюрократической работы по формированию содержательной части нашей интеграционной деятельности. Но необходимо сделать еще больше. Мы решили разделить процесс по созданию союза на два вопроса. Один — это кодификация юридической базы, второй — изучение новых направлений интеграции. Прежде всего мы должны продолжать работу по кодификации правовой базы. У нас есть ЕврАзЭС, а также более продвинутые интеграционные объединения — Таможенный союз, Единое экономическое пространство. Новый договор о ЕЭС должен свести все самые передовые интеграционные практики в один документ. Разумеется, когда юристы пишут документы, они что-то добавляют или улучшают. Это довольно долгая и рутинная работа. Второе направление — это уже конкретные интеграционные проекты. Очередной мозговой штурм прошел 27 февраля в Москве. В моем понимании интеграция подразумевает вынос всех скелетов из шкафов и их торжественное захоронение. Ведь, чем больше мы сближаемся, тем больше вскрывается «серых зон», непроговоренных деталей в сотрудничестве. Есть много процессов, которые действовали понятийно, но сейчас требуют описания. Понятно, что, когда эти процессы прописываются, происходят определенные изменения, меняются бенефициары. А, раз есть выигрывающие, есть и те, кто проигрывает. То, что было серым и неявным, вдруг становится явным и прозрачным, и вокруг этого возникает политизация. Так что наша ближайшая задача — как минимум проговорить и описать эти «серые зоны», а как максимум — расшить существующие проблемы через пакет соглашений.

Главный скелет в шкафу — это отношения Казахстана и России в нефтегазовой сфере?

Нефтегазовая отрасль по объему составляет до 25% нашей торговли. Это исторически обусловлено. 20 лет назад это была единая система, единый производственный цикл. Российская нефть по трубе шла на Павлодарский НПЗ, казахстанская нефть уходила в трубопровод Атырау—Самара. Когда что-то не склеивалось, проблемы снимались в ручном режиме через взаимные консультации. Хотя в итоге на сегодняшний день нет нормативной базы, где разрешение спорных ситуаций было бы доведено до автоматизма.

Казахстанское понимание базировалось на том, что дальше должно быть еще лучше, тем более если мы решили интегрироваться. Но в итоге дальше получается интересный результат. С одной стороны, правительство России начало делать ревизию того, каким странам РФ помогает, кого субсидирует, в том числе через цены на энергоносители: какие у кого закупочные цены по нефти и газу, кто за сколько продает их на мировом рынке. Такая ревизия — абсолютно корректная работа. Надо выяснить, как говорил Леня Голубков в рекламе МММ, кто халявщик, а кто партнер.

С другой стороны, мы начали переговоры по ТС и зоне свободной торговли. Если базовый принцип интеграции — отсутствие пошлин при торговле, их не должно быть ни в ТС, ни в ЕЭП. И если это правило распространяется на торговлю, то и на ее главную сферу — нефть и газ — оно тоже по логике должно было распространяться. Однако Россия предложила по углеводородам проводить диалог отдельно, поскольку нефть и газ — стратегический вопрос. Разумеется, мы уважаем решение наших партнеров и никакой трагедии из этого не делаем. Но раз нефтегазовая сфера не подлежит интеграции, тогда надо было четко прописать механизм работы. И тут возникли некоторые вопросы.

Правительства Владимира Путина и Карима Масимова (нынешний глава администрации президента Казахстана.— «Власть») договорились, что до 1 января 2014 года все нефтепродукты будут поставляться с пошлинами. Пошлина должна будет уплачиваться по специальной методике, главный принцип которой — потери российского бюджета от поставок нефтепродуктов в Казахстан, а не на экспорт будут компенсироваться встречными поставками казахстанской нефти. Цена вопроса — около $600 млн. А с 2014 года должен заработать беспошлинный режим своп-операций по нефти.

Почему методика расчета пошлины до сих пор не прошла утверждение в парламенте? Дело в дисконте, с которым Россия предлагает покупать казахскую нефть?

Сейчас ситуация такова, что российская нефть поступает на Павлодарский НПЗ с премией. Павлодар покупает эту нефть за такие деньги, как будто он покупает ее в Средиземном море. В свою очередь, российская компания, которая берет казахстанскую нефть и качает ее через трубопровод Атырау—Самара, также должна получать ее по такой же цене. Это справедливо. Однако пока российские компании не были заинтересованы в этом. Тут возникает разница в $40 за тонну, что для нас неприемлемо. Такую разницу невозможно объяснить ни в парламенте, ни в правительстве. Тогда мы начали предлагать различные варианты.

Например?

Например, создать СП в формате 50:50 на базе Павлодарского НПЗ с «Роснефтью» или любым оператором, которого назначит РФ. И если кто-то считает, что Павлодар получал незаслуженную маржу, то здесь мы бы делили прибыль 50:50. Наш нулевой вариант предполагал также пакетную сделку по газу. Было предложение также создать СП 50:50 между «Газпромом» и «Казмунайгазом» на базе Оренбургского ГПЗ. Схема предполагала, что мы поставляем газ в Оренбург с Карачаганакского месторождения.

Но в маркетинге газа вы уже участвуете — через «КазРосГаз», который создан «Газпромом» и «Казмунайгазом» на паритетных началах.

Сегодня мы задаемся вопросами: а какая справедливая цена на казахстанский газ? Мы поставляем в Оренбург 8 млрд кубометров, но большую часть забираем по своп-механизмам назад. Создали «КазРосГаз» на паритетных началах, но сейчас компания продает казахстанский газ по цене, которая ниже, чем закупочная цена «Газпрома» в Туркмении и Узбекистане. Ашхабад и Ташкент получают около $300 за тысячу кубометров, а мы — около $200. Получается дисбаланс. Собственно, наше пакетное предложение и было направлено на устранение асимметрии.

Ваше предложение не было принято?

Сейчас по итогам переговоров мы вышли на новую схему. По нефти мы договорились с 1 января 2014 года осуществлять своп на 7 млн тонн нефти. 7 млн тонн будут заходить на Павлодарский НПЗ из России, а 7 млн тонн нашей нефти по свопу будут уходить на Китай через нефтепровод Атасу—Алашанькоу. Соглашения будут подписываться на пять лет с возможностью продления, это хорошо с точки зрения стабильности. Оператором проекта будет «Роснефть», переговоры с казахстанским министром нефти и газа Сауатом Мынбаевым вел президент «Роснефти» Игорь Сечин. Мы ждали, что «Роснефть» скажет производить своп в направлении Атырау—Самара, но они предложили: «Алашанькоу». Нам это также выгодно, поскольку позволяет загрузить направление Атасу—Алашанькоу. Если 7 млн тонн уходят на Алашанькоу, тогда нужно будет внести корректировки в соглашение по нефтепроводу Атырау—Самара, так как туда не идет нефть, и у «Казмунайгаза» соответственно падает экспортная выручка. Но это наш вопрос. Это пока пакет предложений, который предварительно согласован на уровне компаний и энергетических ведомств. Понятно, что в окончательном варианте он должен быть одобрен на высшем уровне.

Как будет решаться вопрос по нефтепродуктам?

Там будет утверждена методика, но не будет никакого дисконта к цене. Мне кажется, что у «Роснефти» хватит влияния, чтобы вопрос о дисконте был снят. Добрая воля российских властей на это есть.

Какая схема договоренностей по газу?

Нужно учитывать, что к нынешнему моменту третья газовая фаза Карачаганака стала реальностью. Стоит вопрос, как перерабатывать и куда отправлять новые объемы. Сейчас у нас наконец-то возникло общее понимание, новую схему мы проговорили с «Газпромом», Минэнерго и Игорем Шуваловым. 16 млрд кубометров газа в год мы будем поставлять на Оренбургский ГПЗ на переработку, а потом забирать обратно. На 5 млрд кубометров мы поставим свой газоперерабатывающий завод на Карачаганаке.

В итоге планируемый газопровод на Астану пойдет все же из России через Карталы? Его не будут тянуть с Карачаганака?

Если нам удастся реализовать схему, о которой мы договорились, маршрут газопровода будет Тобол—Карталы—Астана. Вообще, чтобы была ясность: мы не в разводе, а, наоборот, намерены съезжаться. Просто надо четко зафиксировать контракт, чтобы избежать проблем в будущем.

Куда Казахстан денет 16 млрд кубометров газа, которые вы будете перерабатывать в Оренбурге? Внутренние потребности страны меньше.

В целом по газовому вопросу мы таргетируем китайский рынок. С 2010 года строится газопровод Бейнеу—Бозой—Шымкент, который является частью газопровода в Китай, идущего из Туркмении через Узбекистан и Казахстан. Мы договаривались, что 5 млрд кубометров мы по нему будем поставлять на юг Казахстана, а 5 млрд будут экспортными. В 2013-2014 годах участок Бейнеу—Бозой будет полностью закончен. При этом экспортная цена за тысячу кубометров на границе Китая будет минимум $300 — больше, чем мы пока получаем при варианте продажи через «КазРосГаз».

Означает ли новая схема, что Казахстан намерен сохранять зависимость от российских нефтепродуктов?

Мы в любом случае будем приветствовать диверсификацию. На сегодня у России более высокие экологические требования к топливу — стандарт «Евро-4». Марки «Евро-2» и «Евро-3» вам некуда девать, а у нас они пока принимаются. Поэтому мы полагаем, что объемы и цены на нефтепродукты будут разумными. Мы, в свою очередь, будем проводить реконструкцию Атырауского НПЗ, а также в Павлодаре и Шымкенте, чтобы иметь возможность самим перерабатывать свою нефть. Здесь, как говорится, ничего личного, только бизнес.

Что если описанную вами схему не удастся реализовать? Например, из-за сложной системы управления российским ТЭКом?

В любом случае мы должны эти вопросы проговорить и прояснить, где есть понимание, а где надо искать другие варианты. Я считаю, что по каждому вопросу или же по совокупности вопросов между нашими странами должна быть ясность и понимание, где это процесс интеграции, а где национальный интерес. Если это важно для страны, это нужно решать. Чтобы процесс двигался, мы предложили вести комплексный и прозрачный счет, чтобы не возникало недопониманий. Мы создали конструкцию, которая позволяет вести диалог по проблемам нефти и газа в комплексе. Например, казахстанский газ будет поступать в Оренбург. Там у «Газпрома» падающая добыча газа, но, так как мы модернизируем Оренбургский завод, он будет больше перерабатывать газа. Соответственно, предприятие будет платить налоги, решать вопросы по безработице. Это все было предложено посчитать в комплексе, сейчас рабочая группа считает. В итоге со стороны энергетических компаний ведут диалог Сечин и Мынбаев, а по вопросу макроэкономики — Шувалов с Келимбетовым. Такая структура себя оправдала, как результат сейчас мы пришли к новой схеме работы.

Но описанная вами схема еще не утверждена. Вдруг в России и Казахстане кто-то упрется, и договориться не удастся? Что случится тогда?

Я действительно опасаюсь более холодного варианта соглашения. Если стороны не придут к соглашению, то алгоритм наших действий очень прост. Мы будем заворачивать свою нефть на Павлодар. Будем быстрее модернизировать свои НПЗ, в том числе с помощью иностранных инвестиций и технологий. Будем больше заводить нероссийских нефтепродуктов, например по толлинговым схемам из КНР. Будем быстрее строить газопровод в китайскую сторону, а также собственный газоперерабатывающий завод. В принципе такая ситуация для такого крупного нефтегазового игрока, как Россия, ничего не значит. Для вашего ТЭКа это каких-то 3% их проблем.

Вопрос в другом, мы это не раз обсуждали с Игорем Шуваловым. Разумеется, разногласия по ТЭКу никак не отразятся на других вопросах интеграции. Но, все-таки ТЭК — это 25% нашей торговли. И тогда эта цифра будет снижаться. Тогда из модели нулевых до всяких ТС и ЕЭП в результате ускоренной интеграции мы попадаем в ситуацию, когда у нас товарооборот не растет. То есть мы из состояния «ЕЭП плюс», где есть интеграция и рост товарооборота, придем в ситуацию «ЕЭП минус» — интеграция и падение торговли. Возникает вопрос, насколько это соотносится с целью нашей интеграционной деятельности. Думаю, ответ очевиден. Три года назад мы говорили гражданам, что ЕЭП — это рынок на 170 млн человек, масса совместных проектов, у переговорщиков правительств была эйфория по поводу интеграции. А сейчас по многим вопросам создалось бюрократическое напряжение. Нам прежде всего нужна определенность. В двусторонних отношениях нам нужно получить синицу в руках. Договориться. Мы хотим быть партнерами, а партнеры — это не те люди, которые друг друга субсидируют. Мы за твердую математику, за понятный счет, за единую методологию. А потом, если захочется, достигнутый паритет уже можно улучшать на взаимовыгодных условиях. И если одна страна будет делать другой широкий жест, будет ясно. Тогда можно будет говорить и о том, как на этот подарок отвечать.

Бюрократическое напряжение, о котором вы говорите, вызвано не только вопросами нефти и газа…

Совершенно верно. Могу привести один пример. До создания ТС у нас была некая цена на потребительские товары. Сейчас она становится выше. Почему? Потому что мы вместе закрылись от Китая. Население резонно спрашивает: а зачем нам ТС, если цены на товары растут? А тут мы должны показывать выгоды. Отвечать, что мы вместе что-то строим и создаем, что-то совместное производим. У европейцев вот есть проект Airbus, хотя Франция и Германия наверняка могли бы производить самолеты поодиночке. А у нас есть такие проекты? Пока пара недостроенных автомобильных заводов. Должно быть что-то, что нас реально сближает. Например, в свое время космодром «Байконур» строили многие поколения советских людей. И сегодня космодром должен быть сплачивающим фактором в отношениях между нашими странами.

Полностью
http://www.kommersant.ru/doc/2137306

— — — —
Комментарий fad_gel
Полностью растворилась нефтяная труба до Самары на 15 млн т нефти в год.
Труба из Омска на Павлодар и далее через Атасу до Шымкента (по которой можно через Атасу прокачивать российскую нефть в Китай) тоже пропала. Из-за этого Шымкентский НПЗ посажен на китайский газопровод (sic!).
Газовой трубы с Карачаганака до Оренбурга тоже нет.
То есть на карте нет двух главных интриг в российско-казахстанских нефтегазовых отношениях: угроз сократить поставки газа на Оренбурсгкий ГПЗ, перекинув объемы в Китай, и маршрута транзита российской нефти в КНР через Казахстан.