Архив меток: iimes.ru

iimes.ru: Нефтегазовое сотрудничество России с монархиями Персидского залива. Часть 4

3 октября, 2012
Читать далее

Реклама

iimes.ru: Нефтегазовое сотрудничество России с монархиями Персидского залива. Часть 3

2 октября, 2012

Государство Катар

Катар намного меньше других стран пострадал от последствий глобального финансово-экономического кризиса. Как следствие, макроэкономические показатели эмирата по сей день отличают стабильность и устойчивый рост, что ставит его в число государств с быстро развивающимися экономиками.

Этого вряд ли бы удалось достичь, если бы экономику не цементировало производство углеводородов, в первую очередь сжиженного природного газа (СПГ), по объемам экспорта которого Катар является мировым лидером с 2008 г.

Стабильная ситуация в экономике позволяет Катару осуществлять активную внешнюю политику, в том числе и на российском направлении. В прошлом году состоялись официальные визиты Эмира Хамада и премьер-министра, министра иностранных дел Х. бен Джасема в Москву, а также заместителя Председателя Правительства России И.И. Сечина и Полномочного представителя Президента России в Уральском Федеральном округе (УФО) Н.А. Винниченко в Доху. Помимо этого, был проведен целый ряд визитов российской стороны в Катар на уровне министров, парламентариев, руководителей крупных государственных и частных компаний и банков.

Тем не менее, приходится констатировать, что пока уровень двустороннего политического диалога не соответствует степени экономических и инвестиционных связей.

Достаточно сказать, что российско-катарский товарооборот в 2010 году составил порядка 14,5 млн долларов, причем его структура на 98% представлена российским импортом (продукцией органической химии и оборудованием), а инвестиционные вложения и вовсе отсутствуют.

Даже созидательная деятельность на институциональном уровне не способствовала увеличению торговли и привлечению инвестиций. В частности, учреждена Совместная Российско-Катарская комиссия по газу и энергетике, которая проводит соответствующие заседания. Достигнута договоренность о создании Межправительственной Российско-Катарской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству.

В добавление к этому в 2010 г. Катар посетили две многочисленные делегации УФО, состоящие из чиновников и предпринимателей. В рамках первого визита при содействии Катарской ассоциации бизнесменов в Дохе был проведен Первый Катарско-российский экономический форум под названием «Текущее состояние, возможности и перспективы развития сотрудничества между Катаром и Уральским федеральным округом».

Согласно годовому отчету ОАО «Газпром», в декабре 2010 г. газовый холдинг открыл Представительство в Катаре с целью развития долгосрочного взаимовыгодного экономического сотрудничества с эмиратом, а также представления и защиты интересов компании на Ближнем и Среднем Востоке. В планах – взаимодействие с государственными органами и нефтегазовыми компаниями Дохи и стран Персидского залива, а также координация деятельности дочерних компаний «Газпрома» на региональных энергетических рынках.

Однако функционирование Представительства до сих пор не начато, поскольку оно до сих пор не может получить коммерческую регистрацию, которая, как правило, выдается в недельный срок. Тем не менее, «Газпром» надеется закрепиться в Катаре и к 2015 г. принять участие в совместных проектах по добыче и сжижению природного газа после снятия моратория на расширение добычи на месторождении «Северное», введенного властями эмирата в 2005 году.

По мнению автора, в перспективные планы российской компании вполне может внести серьезные корректировки арабская стратегия ведения государственных дел и бизнеса, зачастую характеризующаяся длительными проволочками и излишним бюрократизмом, которые способны посеять зерно сомнения в конечной реализации успешно начатых переговоров. В этой связи уповать на то, что катарское руководство обозначило 2014 г. сроком окончания моратория, не стоит, поскольку ситуация может измениться, как уже было в 2009 г., когда Доха приняла решение продлить указанный запрет на активизацию добычи.

Кроме того, стоит учитывать не только правовые, экономические, но и политические риски. Например, в Катаре, который обошли стороной события «арабской весны», все-таки возможна смена власти. Эмир, оказавшийся у руля в результате «бескровного переворота» 1995 г., обладает слабым здоровьем, а занять его место среди представителей авторитетных катарских кланов предостаточно.

Тем не менее, даже при нынешней власти отсутствие реального интереса к российским проектам со стороны катарского бизнеса не вселяет надежды на динамичное развитие двустороннего экономического сотрудничества, о котором официально было заявлено по итогам визитов в Москву высших руководителей эмирата.

Так, компания «ВТБ Капитал» (инвестиционное подразделение «Банка ВТБ») предложила катарской стороне два газовых поля средней величины, проведя в Дохе соответствующую презентацию в июле 2010 г. Работа по проекту не осуществлялась около 5 месяцев, пока министр энергетики и промышленности Катара М.Сада не провел переговоры с представителем «ВТБ Капитала». Сегодня проект находится в стадии проработки катарскими специалистами, которая может затянуться на многие месяцы, в итоге так и не завершившись положительным для нас результатом.

Работа катарцев по проекту «Ямал-СПГ», осуществляемому крупнейшим российским независимым производителем газа «Новатэк», также не дала ожидаемых результатов.

Основная проблема заключается в ангажированной деятельности западных специалистов, работающих в катарских структурах. Зачастую эти люди намеренно предоставляют российским структурам неверные данные, замедляют работу над проектами, выходя на связь слишком поздно, когда все разумные и допустимые сроки истекли. Граждане США, Великобритани, Франции, а также представители других стран, отвечающие за развитие инвестиционных проектов, предложенных Москвой, никогда не позволят российским предпринимателям занять какую-либо нишу на катарском энергетическом рынке, опасаясь, что это может «отобрать хлеб» у западных компаний, таких как «Эксон Мобил», «Шелл», «Тоталь». В этом случае крупному российскому бизнесу доступ в Катар сегодня фактически закрыт.

Для того чтобы качественно улучшить нынешнее положение дел, необходимо принять определенные меры, с помощью которых удалось бы поставить на место иностранных советников, не только лишающих оба государства экономической прибыли, но и обостряющих политические отношения между ними.

К тому же, стоит учитывать катарский деловой менталитет, который не ставит во главу угла быстрое получение денег в обход действующего законодательства, а, наоборот, приветствует серьезное намерение иностранного партнера поучаствовать в длительном развитии той или иной совместной сделки. В этой связи тем российским фирмам, которые все-таки не оставляют надежды на кооперацию с эмиратом, целесообразно пойти по пути «Газпрома» и открыть представительство в Дохе. Кроме того, согласно местному предпринимательскому законодательству, в большинстве случаев (когда деятельность не осуществляется напрямую) иностранная компания, намеревающаяся работать в Катаре, подбирает местного бизнес-агента, который будет представлять ее интересы в катарских государственных и частных организациях, ведь большинство разрешений и лицензий на ведение коммерческой деятельности в эмирате могут получить только катарцы.

Кроме того, участие иностранных компаний в тендерах также более целесообразно осуществлять через катарского представителя, который, находясь в эмирате, с меньшими затратами может получить необходимую информацию и документы, а также реагировать на любые изменения в конъюнктуре местного рынка.

Следует отметить, что катарское законодательство содержит множество юридических нюансов, существенно усложняют процесс ведения бизнеса. Именно поэтому потенциальным российским инвесторам следует заранее рассмотреть возможные стратегии и правильно подобрать организационно-правовую форму для своей компании в эмирате.

Помочь на данном этапе может не только катарский агент-посредник, но и выверенная, скоординированная работа российских структур. Было бы разумно открыть, наряду с коммерческими, представительства профильных государственных и общественных учреждений, как это успешно делают многие западные и азиатские государства.

Таким образом, что неопределенность и «затяжки» катарской стороны в отношении инвестиционных проектов, предложенных Москвой, обусловлены отнюдь не отсутствием денежных средств, а носят иной характер. С одной стороны, Катар ждет «добро» от Запада, который фактически является «серым кардиналом», управляющими внешнеэкономическими действиями эмирата. С другой – российский бизнес сам не проявляет должной заинтересованности в действенном финансовом сотрудничестве, поскольку не хочет соблюдать привычные для катарских бизнесменов стандарты ведения бизнеса, которыми, в свою очередь, умело овладели западные фирмы.
http://www.iimes.ru/?p=15709

iimes.ru: Нефтегазовое сотрудничество России с монархиями Персидского залива. Часть 2

30 сентября, 2012
Читать далее

iimes.ru: Нефтегазовое сотрудничество России с монархиями Персидского залива. Часть 1

28 сентября, 2012
Читать далее

iimes.ru: Израильская нефть, история вопроса

30 сентября, 2012

В отчетах израильского статистического бюро, информация о странах, поставщиков нефтепродуктов, не приводится. Данные по этим операциям даны отдельным блоком, где перечислены все закупаемые энергоносители от угля и газа, до торфа и солярки. Их закупками ведает единая государственная компания. Эксперты полагают, что причина такой «непрозрачности» кроется в том, что часть сделок проходит через оффшорные зоны, а часть реэкспортируется из тех нефтедобывающих стран, которые не хотят афишировать свои связи с Израилем.

По данным израильского института экспорта, объём закупок нефтепродуктов занимает существенное место в общем объёме израильского импорта, составляя от 17% до 20% общих затрат. При этом в общем объёме закупок нефтепродуктов существенное место (в среднем более 60%) занимают закупки сырой нефти.

Ориентировочно, в последние годы Израиль закупал от 10 до 12 млн тонн сырой нефти. Традиционно, главными источники импорта нефти были Египет, Скандинавские страны, Западная Африка и Мексика. В среднем, в статистическим отчете, фигурирует до ста продавцов нефтепродуктов, большая часть из которых «засекречена». В последние годы Израиль увеличил импорт нефтепродуктов из России, а теперь практически половину из них он закупает напрямую из стран СНГ, в основном из России, Азербайджана и Казахстана.

Разведка на нефть в подмандатной Палестине

Наличие значительных запасов нефти в соседних арабских странах, всегда служило предположением того, что и в Израиле могут быть нефтяные месторождения. Разведка нефти в Израиле с переменным успехом, велась практически с начала прошлого века. Еще в 1914 году американская компания предприняла попытки начать здесь разведочное бурение на нефть, но ее планам помешало начало Первой мировой войны. В дальнейшем уже во времена Британского мандата в 1933 году было принято решение об обязательном геологическом исследовании поверхностных и подземных почв в регионе и подготовки геологической карты или модели исследуемой области.

Эти исследования позволили предположить возможность существования нефтяных месторождений в северном районе пустыни Негев. Основываясь на их результатах Иракская нефтяная компания (Iraq Petroleum Company), дочерняя компания «British Petroleum» начинает бурение в данном регионе. Однако в связи с техническими трудностями и началом сначала арабского восстания, а затем и Второй мировой войны работы были заморожены. В это же период был построен первый нефтепровод Киркук – Хайфа протяженностью 942 км., который поставлял сырую нефть из Ирака на Хайфский нефтеперерабатывающий завод на побережье Средиземного моря. После создания Государства Израиль в 1948 году, данный нефтепровод был заморожен.

С самого начала создания Государства Израиль, правительство прикладывало много сил для поиска различных путей поставок энергоносителей в страну, в том числе и для поиска нефти на своей территории. В 1952 году был принят «Закон о нефти», который, включая поправки от 1965 и 1989 годов, регулирует права и обязанности компаний по поиску и добычи нефти и газа и других видов топлива, а так же и включают в себя все вопросы взаиморасчета нефтяных компаний с государством. В 2010 году в связи с открытием газовых месторождений в море был создан «Комитет по анализу налогово-бюджетной политики по добыче нефти и газа в Израиле» (Sheshinski Committee), который разрабатывал новые критерии и налоги, для нефтяных компаний, разрабатывающих израильский шельф.

Первая израильская нефть

Для проведения разведочных работ и поиску нефти была создана государственная нефтяная компания «Лапидот». В 1955 году компания начала бурение в районе города Сдерот и утром в пятницу 23 сентября за несколько дней до Йом Кипура (Судного дня) с глубины 1515 метров пошла первая нефть. Это открытие вызвало бурю эмоций в молодом государстве. Этому событию были посвящены все заголовки газет и даже была написана песня «Нефть течет», которая со временем стала хитом. Бутылки с нефтью «Сделано в Израиле» массово продавались в Израиле и за рубежом в среде еврейских общин. Весь о том, что Израиль собирается стать нефтяной державой резко подняло котировки облигаций израильского правительства. За годы прошедшие после этого события, на месторождении Хелец, площадью 229,6 кв. км, было пробурено более 80 скважин, из которых было добыто почти 18 млн баррелей нефти. На сегодняшний день на участке работает лишь несколько станков-качалок, дающих до 100 баррелей в день. Хотя по подсчетам специалистов из месторождения, путем применения вторичных методов, можно добыть еще как минимум 10 млн баррелей нефти.

За период с начала добычи первой нефти, на территории Израиля было пробурено около 500 скважин. Часть из них, на месторождении в районе города Кирьят Шмона, давало несколько лет газ, хватавший для освещения и обогрева ряда соседних кибуцев. Часть скважин в районе Мертвого моря давали неплохую нефть, а ряд поселков этого региона, до сих пор живут за счет поставляемого им из скважин газа. Да и сегодня по всей стране работает десяток скважин дающих либо нефть, либо газ, но все это не в коммерческих объёмах.

Был период, когда практически все в Израиле искали нефть. Часть из них использовали последние, на тот момент достижения науки и техники, часть использовали рассказы и пророчества из Ветхого завета, но редко кому из них везло. В основном в выигрыше были те, кто удачно торговал акциями нефтяных компаний на израильской бирже. В период конца восьмидесятых и начала девяностых годов, регулярно печатались сообщения, о «следах нефти» в той или иной скважине, компаний игравшей на бирже. Но после двух трех дней ажиотажа и взлета котировок акций, появлялись сообщения, что проявленный «оптимизм, был не оправдан». Эти игры частично приводили к краху большей части «биржевых нефтяников», а вместе с ними множества частных вкладчиков, что в итоге привело к падению биржи в начале 90-х годов.

В этот период все попытки найти нефть в коммерческих количествах не увенчались успехом, в результате чего Израиль оставался очень сильно зависим от внешних поставок всех видов нефтепродуктов. К примеру, в 2004 году в Израиле добывалось не более 3200 баррелей нефти в день, а только ежедневное потребление составляло около четверти миллиона баррелей нефти в день.

Чужая нефть, как своя.

В 1967 году после победы над Египтом в Шестидневной войне Израиль взял под свой контроль месторождение Абу-Родес, на юге Синайского полуострова. На месторождении начала работать государственная компания «Нативей нефть», которая наладила добычу и поставку сырой нефти в Израиль. На месторождении вырос целый поселок «Пламя», где трудились израильские специалисты. В этот период с месторождения Абу-Родес в Израиль поставлялось практически половина от всего объема потребляемой им нефти. После заключения в Кемп-Дэвиде мирного договора с Египтом, Израиль ушел с Синайского полуострова и ликвидировал поселок нефтяников на Абу-Родосе, а так же согласился выплатить компенсацию за нефть, добытую им на оккупированной территории.

Недавнее прошлое

В 1996 году государственная нефтяная компания «Лапидот», была приватизирована, и ее сначала приобрёл бизнесмен Брюс Раппопорт, а потом она перешла под контроль Якова Люксембурга. Компания продолжала работы по добычи нефти на старом месторождении Хелец, а в 2004 году была преобразована в товарищество с ограниченной ответственностью «Лапидот» и вышла на Тель-авивскую фондовую биржу. Сегодня компания специализируется на разработке и эксплуатации наземных нефтяных и газовых скважин, параллельно предоставляя все виды сопутствующих услуг, связанных с разведкой и добычей нефти. С момента своего создания компания пробурила более четырех сотен скважин на суше в Израиле и в ряде стран мира.

После резкого падения объемов добычи нефти на месторождении Хелец , «Лапидот», на основании проведенных исследований, объявило о возобновлении бурения в этом районе и о возможной дополнительной добычи около 10-20 мл. баррелей нефти, а так же до 300 млн куб. м природного газа. Однако скважины, пробурённые на глубины 1600-3500 метров не дали никаких положительных результатов. После бесплодных поисков в 2010 году Управления земельных ресурсов Израиля потребовало от «Лапидот» вернуть 31,5 млн шекелей использованных якобы не по целевому назначению. Этот спор между «Лапидот» и государством еще не закончен.

Поиски с «божью» помощью.

В начале 90-х годов на израильский рынок нефтедобычи, вышла компания «Givot olam oil Ltd». Основателем выступил бывший геолог из Москвы Тувия Ласкин, эмигрировавший в 1960 году в Канаду, где он работал в корпорации Shell, а потом перебрался в Сидней. Здесь он познакомился с представителями ХАБАДа и вернулся в религию. По словам самого Ласкина, именно в религии, в святом писании он нашел указание, о том, где искать нефть в Израиле. Но прежде чем начать свои поиски он получил благословения от Любавического ребе и ряда авторитетных раввинов страны. Основанная им компания ведет разработку месторождения Мегед, практически в центре страны, в районе Рош Айна.

В период с 1994 по 2010 годы компания с помощью биржи и вкладчиков привлекла около 200 миллионов шек. для производства буровых работ. За этот период было пробурено четыре скважин, первые три оказались сухими, а вот последняя «Магед 5» оказалась более чем успешная. В июле 2010 года компания заявила, что добыча на скважине «Мегед 5» является «коммерческой» и может составлять 470 баррелей нефти в день. В дальнейшем было заявлено, что дебит скважины был доведен до 800 баррелей в сутки. В третьем квартале 2011 года компания впервые представила отчет с чистой прибылью, от продажи 67 тысяч баррелей нефти.

Компания планирует начать бурение еще на трех участках, но в данный момент ее останавливает множество бюрократических и административных препон, связанных с тем, что разрешения на поисковое бурение, резко, в бюрократическим смысле, отличиться от разрешений на бурение, при разработке уже открытого месторождения.

Завтрашний день

Уголь и газ для израильских электростанций и предприятий был так же всегда привозной, при этом Израиль никогда не оставляя попыток найти собственный газ, практически не прилагал ни каких усилий для разработки своих огромных залежей горючих сланцев.

Начиная с 2005 года, основным поставщиком газа в Израиль был Египет. Однако в связи событиями «арабской весны» в Египте и неоднократными диверсиями, на синайской части газопровода, в 2011 году Израиль фактически лишился этих поставок. В результате чего Израиль был срочно вынужден искать им альтернативу, заключив договор с концерном British Petroleum на поставку сжиженного газа (LNG). В борьбе за право поставлять сжиженный газ в Израиль британскому концерну удалось обойти российский «Газпром» и итальянскую ENI. По условиям контракта израильская электрическая компания «Хеврат Хашмаль» будет закупать 150 млн куб. м сжиженного газа, в течение 6 месяцев начиная с декабря 2012 года.

В 1999 году на шельфе у берегов города Ашкелон было обнаружено крупнейшее месторождение природного газа «Ноа». В 2000 году на соседнем участке «Мери Б» так же был обнаружен газ в промышленных масштабах, который начиная с 2004 года стал регулярно подаваться на ашкелонскую электростанцию. В 2009 году примерно в 90 милях от города Хайфы было обнаружено газовое месторождение «Тамар», в дальнейшем были открыты месторождения «Далит» и «Левиафан». Стоит учесть, что разведка и добычи природного газа на израильском шельфе сопряжена с определенными трудностями, ведь глубина моря на разведанных участках колеблется от 200 до 1400 метров, а сами газоносные пласты залегают в интервалах от 2,5 до 4,5 км. Практически все бурение видеться с плавучих буровых, число которых постоянно растет.

По сообщению ряда официальных источников, а так же различных компаний, ведущих сегодня разведу на израильском шельфе, только доказанных запасов газа на месторождениях «Тамар», «Мери Б» и «Ноа», около 278 млрд куб. м. А условные запасы газа на месторождениях «Левиафан», «Далит» и «Танин», находящихся в израильской эксклюзивной экономической зоне, приближаются к 522 млрд куб. м. По информации различных геологических и поисковых служб перспективные ресурсы газа на израильском шельфе составляют еще более 680 млрд куб. м.

Практически все специалисты сходиться во мнении, что под разведанными газовыми месторождениями на глубинах в 5-6 км, находятся нефтяные поля. Правда, до них еще надо добраться, однако уже сегодня перспективные ресурсы нефти оцениваться почти 1,400 млн баррелей. Так что в вопросе об израильской нефти еще рано ставить точку.
http://www.iimes.ru/?p=15695

iimes.ru: Нефтегазовое законодательство: ближневосточный опыт. Часть 3

Сервисные контракты

В некоторых странах БВСА, не имеющих единого федерального нормативно-правового акта, детально регламентирующего порядок и процедуру заключения нефтегазовых договоров с зарубежной стороной, результатом тендеров становится заключение сервисных контрактов (а не СРП или концессий) на проведение разведки, оценки, разработки и добычи углеводородов с нефтяных и газовых участков. Далее охарактеризуем правовую суть сервисных контрактов, заключенных Ираком с иностранными компаниями в 2009-2010 гг. по итогам двух тендеров.

Согласно подготовленному Министерством нефти Ирака Итоговому протоколу на заключение сервисных контрактов от 17 ноября 2009 г. (далее – Итоговый протокол 2009 г.), сервисными контрактами являются договоры, которые предусматривают получение зарубежным партнером фиксированной выплаты от иракской стороны за объем сырья, добытый сверх установленной нормы. Ключевыми условиями данных договоров являются следующие:

• срок действия соглашения может доходить до 20 лет с момента вступления договора в силу;
• предусматривается разработка разведанных и разведка новых запасов;
• все запасы, которые компания или консорциум собираются разрабатывать в настоящий момент или в будущем, должны быть переданы на определенном этапе обратно;
• сторона, заключившая договор, имеет право на получение компенсации фактических издержек (нефтяных и дополнительных) и на плату, эквивалентную объему добытого сверх нормы сырья. Выплаты осуществляются в виде углеводородов или в денежной форме (по выбору стороны);
• взимание с компании или консорциума нефтяных издержек, а также получение обозначенной выше платы возможны лишь по достижении 50% рубежа от предполагаемой доходности от всего участка, как только будут достигнуты объемы добычи, согласованные сторонами ранее;
• национальная компания участвует в каждой сделке в процентной доле, составляющей не менее 25%;
• иностранной компании или консорциуму безвозмездно выплачивается определенная сумма при подписании контракта;
• доходы иностранной компании или консорциума облагаются подоходным налогом в соответствии с законодательством местной стороны;
• для каждого их выставленных на аукцион участков установлен минимальный уровень инвестиционных вложений;
• на иностранные компании будут наложены обязательства по подготовке персонала и передачи технологий по трудоустройству местных граждан, а также по закупке местных товаров и пользованию услуг;
• процедуры рассмотрения возможных споров между сторонами предусматривает либо обращение к независимым экспертам, либо обращение в международный арбитраж (к примеру, в Арбитражный суд Международной торговой палаты в Париже или какой-либо иной по согласованию сторон);
• вся деятельность по разработке участков регулируется внутригосударственными законами, а также соответствующими нормативно-правовыми актами профильного министерства и должна соответствовать высоким стандартам международной нефтедобывающей отрасли, в частности, связанным с обеспечением здоровья и безопасности людей, государственной безопасности, сохранением окружающей природной среды и соблюдением надлежащей деловой этики.

Следует обратить внимание, на то, что законодательство некоторых стран БВСА достаточно полно закрепляет требования и правила ведения бизнеса, которым должны следовать зарубежные фирмы и консорциумы, претендующие на заключение контракта с местной стороной.

В частности, иракское тендерное законодательство закрепляет следующее:
• в консорциум должны входить компании, способные осуществлять функции оператора проекта;
• компании-оператору надлежит иметь не менее 30% от проекта (без учета процентной доли местной стороны);
• минимальная доля каждого из участников консорциума должна составлять не менее 10% от всего проекта;
• компания/консорциум может участвовать в тендере на все заявленные нефтегазовые участки, но вправе получить максимально лишь 4 из них, быть оператором лишь в 2, а иногда только в 1 проекте;
• ни одна компания не вправе подавать самостоятельно и в составе консорциума 2 заявки на тот же участок;
• если компания, после того как подала заявку на участие, но до подписания контракта, вдруг выйдет из консорциума, то стальные участники должны принять на себя ее обязательства по договору. В этот период новые члены не вправе вступать в состав консорциума.

Нормативные акты, регламентирующие правовой статус организаций, допущенных к тендерной процедуре, также закрепляют и условия, при которых наступает дисквалификация ее участников. Среди них:
• банкротство, распад либо продажа головной компании;
• требование самого участника тендера;
• подача ложной информации;
• участие в нефтегазовой деятельности без согласования с правительством;
• несоответствие условиям заявки организаторов;
• совершение преступного деяния, доказанного судебным органом.

Стоит особо отметить, что судебная система многих государств региона наименее приспособлена для решения коммерческих споров. Опыт свидетельствует, что арбитражное урегулирование возникающих разногласий в целом допускается по закону, однако разрешение коммерческого спора таким путем, если только это не предусмотрено отдельно в договоре, фактически не практикуется. В этой связи обычно в контрактах договаривающимися сторонами прописывается ссылка на международный арбитраж, к вердикту которого местное правительство относится благосклонно.

Таким образом, проанализировав основные тенденции, происходящие в нормативно-правовой базе некоторых ближневосточных стран, можно прийти к следующему выводу. Прежде чем пытаться принять участие в различных проектах на территории этих государств потенциальному зарубежному инвестору следует внимательно изучить соответствующее законодательство на предмет того, создает ли оно привлекательные условия для сотрудничества или же откровенно лоббирует интересы лишь местной стороны. Хотя закон не панацея от возможных рисков.
http://www.iimes.ru/rus/stat/2012/06-08-12c.htm

iimes.ru: Нефтегазовое законодательство: ближневосточный опыт. Часть 2

Читать далее

iimes.ru: Нефтегазовое законодательство: ближневосточный опыт. Часть 1

Читать далее

Ливийское «эхо» в Сахеле

21.02.2012
В Мали, богатом полезными ископаемыми государстве на западе Африки, разворачивается полномасштабная война, ставшая прямым следствием конфликта в Ливии. Сепаратистская группировка «Движение за освобождение Азавада» захватила пять городов на севере и в центре Мали. Правительственные войска бросили против мятежников бронетехнику и вертолеты, а счет погибших идет уже на сотни. Эксперты опасаются, что вслед за Мали может вспыхнуть весь регион, чем наверняка воспользуются «Аль-Каида в странах Магриба» и другие радикальные движения.

В октябре прошлого года «Ъ» предсказывал, что последствием ливийской революции может стать дестабилизация как минимум десяти государств региона (см. «Ъ» за 6 октября). Прогноз, похоже, начинает сбываться. Основу повстанческих отрядов в Мали составляют туареги, сражавшиеся на стороне Муамара Каддафи во время войны в Ливии. После поражения и гибели полковника они отступили в Сахару — хорошо вооруженные, закаленные в боях и готовые к новым войнам.

Туареги в чем-то напоминает курдов — этот народ также не имеет своего государства. Территория проживания туарегов (сами они называют ее Азавад) поделена между Мали, Нигером, Буркина-Фасо, Алжиром и Ливией. Туарегов насчитывается до 5,5 млн человек. Наиболее многочисленные и боеспособные сепаратистские отряды действуют в Мали и Нигере. Последнее восстание туарегов в Нигере длилось два года — с 2007-го по 2009-й — и получило название «урановая война». Боевые действия нанесли серьезный ущерб добыче урана, которую ведут французские и китайские компании.

Туареги, белые воинственные кочевники, живущие в Сахаре, разительно отличаются от остального населения Мали — оседлых чернокожих африканцев. Район обитания туарегов всегда считался зоной повышенного риска, но до последнего времени властям Мали удавалось держать ситуацию под контролем. Северные и центральные области страны даже были открыты для туристов — организованные группы из Франции, Италии, Германии приезжали посмотреть город Томбукту на берегу реки Нигер. Но с прошлого года туризм стал слишком опасным — несколько иностранцев были убиты, а еще несколько взяты в заложники. А теперь дошло и до настоящей войны — повстанцы осаждают лагерь правительственных войск в окрестностях города Тесалит, а власти направили против них вертолеты, которые пилотируют летчики из Восточной Европы и республик бывшего СССР.

Жестокие нравы ливийской войны перенесены и в Мали. Когда отряды сепаратистов захватили город Агельхок, они казнили несколько десятков попавших в плен солдат. После этого в столице Бамако прошли демонстрации, участники которых потребовали от президента Амаду Тумани Туре покарать убийц. По Бамако прокатилась волна погромов — толпы жгли дома и магазины, принадлежавшие выходцам с севера. Война поставила целые области страны на грань гуманитарной катастрофы. Десятки тысяч жителей городов прифронтовой полосы покинули свои дома.

Оснащенная устаревшей техникой армия Мали едва ли в состоянии быстро подавить мятеж. По оценке экспертов, отряды туарегов, прошедшие «ливийскую подготовку», вооружены гораздо лучше. Ведь они входили в состав элитных частей армии джамахирии — Панафриканский легион и бригаду Хамиса, которую возглавлял сын полковника Хамис Каддафи.

Конфликт в Мали уже затронул соседние страны — Мавританию, Нигер и Алжир, где тоже остро стоит проблема туарегов. В октябре прошлого года в интервью «Ъ» вице-президент Международной кризисной группы Ален Делетроз предупреждал: «Туареги не признают границ. Во многих странах у них и так конфликты с правительством. По нашим оценкам, угроза дестабилизации нависла сегодня над десятью государствами региона: помимо самой Ливии это Нигер, Мали, Чад, Буркина-Фасо, Алжир, Мавритания, Центрально-Африканская Республика, Демократическая Республика Конго и Судан».

Эксперты опасаются, что восстание малийских туарегов может перекинуться на Нигер и другие страны, вызвав серьезный региональный кризис. Дело в том, что после смерти Муамара Каддафи туареги стали практически неуправляемыми. Полковник, оказывавший кочевникам щедрую помощь, был для них непререкаемым авторитетом. В прошлом, столкнувшись с восстанием туарегов, власти африканских государств не раз привлекали вождя джамахирии в качестве посредника. Теперь эта схема работать не будет. И решать проблемы «государства Азавад» придется силой оружия. Тем более что вместо Каддафи у туарегов уже появились новые покровители и спонсоры, среди которых «Аль-Каида в странах Магриба».
http://www.kommersant.ru/doc/1877850

18.03.2012
http://www.iimes.ru/rus/stat/2012/18-03-12.htm

iimes.ru: Роль нефти в новейшей истории и становлении экономики Южного Судана

«Путь Судана: от крови до нефти» — так назвал берлинский политолог Фабиан Лее свой комментарий к факту появления на карте мира нового государства. Он намеренно не акцентировал внимания на том, что речь идет о Южном Судане, поскольку насилие, которое активно поддерживают обе стороны, — единая, общесуданская проблема. Арабско-мусульманскому Северу и черноафриканско-христианскому Югу необходимо сделать немало шагов навстречу друг другу. И один из них связан с судьбой нефтяных запасов.

Ежедневно Судан добывает около 500 тыс. баррелей нефти. Весь нефтяной экспортный потенциал сейчас нацелен на Азию, причем, по данным на 2008 г., его добыча составила 394 млрд баррелей, 54% которых приходилось на Китай и 26% на Японию, уточняет экономический эксперт Аксель Гарнейт-Сиверс. Особенность ситуации состоит в том, что значительная часть нефтяных месторождений находится в Южном Судане, а именно, в его северной части. Перекачка же к порту (вместе с нефтяным терминалом на Красном море) осуществляется в Северном Судане. Прежде почти весь доход присваивался Хартумом. Сейчас вопрос стоит иначе: каковы эти доли. Ведь если О. аль-Башир перекроет нефтепровод в случае отказа властей Юга платить за перекачку нефти или те будут распределять средства, получаемые от ее добычи, так, как считают нужным сами, диктатор не исключает возможности возникновения войны между Севером и Югом Судана. Причем официальный Хартум считает, что Юг ее проиграет.
Читать далее

Иранские новости

Иран: июнь 2011 г. Экономическая ситуация
Заместитель министра нефти Ирана Мохсен Коджастех Мехр: нефтегазовая промышленность в 2010 г. принесла Ирану 217 млрд долл.

Заместитель министра нефти Ирана Мохсен Коджастех Мехр заявил, что в 2010 г. среднесуточная добыча сырой нефти в Иране составляла 4,2 млн барр., природного газа — 60 млн кубометров и газового конденсата — 400 тыс. баррелей. По мнению замминистра, к 2015 г. объем производства нефтегазодобывающей промышленности страны достигнет 350 млрд долл. Мохсен Коджастех Мехр также сообщил, что в этом году Иран вложит 40 млрд долл. в нефтегазодобывающую промышленность, в частности, 15,8 млрд будут направлены на освоение новых фаз месторождения «Южный Парс» в Персидском заливе.

8 июня на сессии ОПЕК произошел раскол среди ее членов. Причина – противостояние Ирана и Саудовской Аравии по вопросу квоты на добычу нефти в рамках ОПЕК. Иран опасается увеличения добычи нефти, что, естественно, приведет к снижению ее цены. Саудовская Аравия предлагала увеличить добычу на 1,5 млн баррелей в сутки. Но это предложение было заблокировано большинством голосов. Однако Эр-Рияд может проигнорировать решение ОПЕК, самостоятельно увеличив объемы поставок нефти. Уже называют запланированные объемы суточной добычи в июле — 10 млн баррелей в день, вместо нынешних 8.8 млн.

Возможно, это начало нефтедолларовой войны между Ираном и Саудовской Аравией, которая явится продолжением обостряющейся «холодной войны» между Тегераном и Эр-Риядом. Не секрет, что саудиты готовы использовать нефтяное оружие и наносить экономические удары по нефтяным доходам иранцев, составляющим 80 процентов доходов бюджета.

Справка. В ОПЕК входят 12 стран — Алжир, Ангола, Венесуэла, Ирак, Иран, Катар, Кувейт, Ливия, Нигерия, ОАЭ, Саудовская Аравия и Эквадор. Страны картеля обеспечивают около 35% мировых потребностей в нефти. С 1 января 2009 года квота на суммарный объем добычи нефти входящими в картель странами составляет 24,85 миллиона баррелей в сутки, что на 4,2 миллиона баррелей в сутки ниже предыдущей квоты.

Руководители нефтяной отрасли ИРИ уверены, что Иран не будет сокращать добычу нефти. Как сказал в июне и.о. министра нефти Мохаммад Алиабади, «Мы стараемся поддерживать на определенном уровне нефтяные запасы и использовать новые ресурсы. Учитывая огромные инвестиции в нефтяную промышленность и открытие новых запасов нефти, производство нефти сокращаться не будет. После открытия в мае этого года на юге Ирана нефтяного месторождения Хайям запасы нефти в Иране увеличились на 758 млн баррелей». По информации исполнительного директора национальной нефтяной компании Ирана Ахмада Калебани, Иран является пятым по величине производителем сырой нефти в мире и обладает ее запасами в 155 млрд баррелей.

В июне, по данным министерства нефти ИРИ, в стране отмечалось повышение среднего уровня потребления бензина до 60 млн литров в сутки. Это свидетельствует о преодолении спада, имевшего место в декабре 2010 года, когда уровень упал до 53 млн литров в сутки. Это случилась после того, как были отменены государственные субсидии на бензин для населения. Несмотря на рост потребления, Иран не планирует импорт бензина и дизельного топлива в текущем финансовом году.

Генеральный директор Иранской национальной газовой компании (ИНГК) Джавад Оуджи заявил, что на протяжении 32 лет после победы исламской революции объемы производства нефтегазовой промышленности Ирана, несмотря на санкции враждебных государств, постоянно росли. По словам г-на Оуджи, на данный момент в Иране ежесуточно производится более 600 млн куб. м газа, и в ближайшие годы этот показатель удвоится, т.е. планируется добывать около 1,2 млрд куб. м газа в сутки. Джавад Оуджи сообщил, что сегодня газопроводная сеть страны обеспечивает транспортировку 700-750 млн куб. м газа и в течение пяти ближайших лет благодаря инвестированию в газовую отрасль 37 млрд долларов объем производства и транспортировки газа должен удвоиться. Генеральный директор ИНГК отметил, что в настоящее время бюджет страны более чем на 80% формируется за счет нефтегазового производства и Иран располагает 10% мировых запасов нефти и 16% запасов газа. Г-н Оуджи подчеркнул, что в отношении Ирана введены жесткие санкции в области поставок оборудования и техники для нефтегазовой промышленности и эти санкции с каждым годом усиливаются, однако отечественным специалистам, к счастью, удалось освоить производство основной части такого оборудования и строительство нефтегазовых объектов своими силами.

Генеральный директор нефтегазовой компании «Парс» Муса Сури заявил, что стоимость запасов газа на месторождении «Южный Парс» сопоставима со стоимостью иранской нефти, экспортируемой в течение 120 лет. По словам Мусы Сури, из 9,7 тыс. кв. км общей площади месторождения «Южный Парс» доля Ирана составляет 3,7 тыс. кв. км, и здесь сосредоточены запасы газа в объеме 14 трлн куб. м. Таким образом, если считать, что стоимость 1 куб. м газа составляет 25 центов, то на сегодня запасы газа на месторождении «Южный Парс» оцениваются в 4,4 трлн. долларов. Муса Сури сообщил, что в 5-ой пятилетней программе развития страны (2011-2015 гг.) планируется добывать до 7 млн баррелей нефти и газа в сутки на месторождениях, которые находятся в совместном владении с соседними странами, и около 6,2 млн баррелей из названного количества будут добываться на месторождении «Южный Парс».

Официальный представитель Штаба по управлению транспортом и потреблением топлива Хосейн Хашеми заявил в июне, что до конца текущего года будут введены в эксплуатацию пять новых заводов по производству баллонов для сжатого природного газа (CNG) и это позволит увеличить объем производства названной продукции до 600 тыс. баллонов в год. Хосейн Хашеми напомнил, что в последние годы одной из важных программ правительства предусматривается сокращение потребления бензина, использование разных видов топлива и пересмотр топливной корзины. В этой связи правительство поддерживает усилия по расширению использования альтернативных, «чистых» видов топлива для транспортных средств. Так, в 2006 году бензиновыми были около 99% легковых автомобилей. С тех пор в Иране произведено или переоборудовано более 2,5 млн автомобилей, которые в качестве топлива используют сжатый газ. При этом на автозаводах произведено 1,8 млн таких автомобилей, и остальные переоборудованы в специальных автомастерских. В настоящее время баллоны для CNG производятся на двух заводах, и до конца текущего года будут введены в эксплуатацию еще пять таких заводов в провинциях Тегеран, Альборз, Казвин (по одному заводу в каждой) и Исфаган (два завода). С вводом в эксплуатацию названных заводов необходимость в импорте баллонов для CNG полностью отпадет.

Генеральный директор энергетической компании «Таванир» Хомаюн Хаэзи: Ирану принадлежит 16-ое в мире по производству электроэнергии. Производственные мощности электроэнергетической промышленности Ирана составляют 63 тыс. МВт электроэнергии в год. Страна занимает первое место в регионе по производству электроэнергии.

Министерство энергетики объявило, что 14 июня Иран впервые экспортировал в соседние страны более 1 тыс. МВт электроэнергии. Общий обмен электроэнергией Ирана с соседними странами составил 1 тыс. 614 МВт. Наибольшее количество энергии было импортировано Ираном из Армении (около 300 МВт) и экспортировано в Ирак (817 МВт). В общей сложности Иран экспортировал в Афганистан, Ирак, Азербайджан, Пакистан и Турцию 1 тыс. 18 МВт электроэнергии и импортировал из Армении и Туркменистана 596 МВт.

По данным Международной ассоциации производителей стали (World Steel Association — WSA), объем производства нерафинированной стали в Иране за 5 месяцев 2011 г. составил 5 млн 583 тыс. тонн. В настоящее время ежегодный объем стального производства в стране составляет 19 млн тонн. К концу пятого пятилетнего плана развития страны (март 2016 г.) Иран намерен увеличить этот показатель до 42 млн тонн в год.

Директор Ахвазского трубного завода Али Реза Каземи заявил в июне, что стоимость труб отечественного производства на порядок ниже стоимости их аналогов, производимых в странах Азии и даже Европы, и при этом они отличаются более высоким качеством. Г-н Каземи подчеркнул, что одним из факторов успешного развития отечественного трубного производства в последние несколько лет послужила поддержка со стороны Иранской национальной газовой компании. Иран обладает самой протяженной трубопроводной сетью для транспортировки нефти и газа среди стран Ближнего и Среднего Востока, и это обусловливает необходимость развития трубного производства. В настоящее время протяженность всех трубопроводов в Иране превышает 36 тыс. км. С другой стороны, богатые запасы нефти и газа в стране требуют развития всех побочных производств, в частности трубного производства. На Ахвазском трубном заводе благодаря квалифицированной рабочей силе и высококачественному оборудованию производится более 650 тыс. т труб различного назначения и 4,5 млн. кв. м трехслойных внешних трубных покрытий.
http://www.iimes.ru/rus/stat/2011/03-08-11c.htm

25.07.2011
Тегеран и Пекин ведут переговоры о бартере иранской нефти на китайские товары и услуги в связи с тем, что Китай не может выплатить Ирану $20 млрд за полученную нефть. Из-за санкций США в отношении Ирана, которые существенно затруднили торговлю нефтью в устойчивых валютах, Китай оказался в долгу перед Тегераном на $30 млрд, сообщили источники FT. По их словам, за последние два года накопилась куча неоплаченных нефтяных счетов и сейчас правительства этих стран находятся на ранней стадии переговоров о способах покрытия долга.

Некоторые иранские чиновники довольно эмоционально относятся к тому, что крупнейшие потребители иранской нефти не могут расплатиться деньгами. Эта проблема существенно усугубила нехватку наличности в стране и подорвала усилия центробанка Ирана по поддержке риала, который существенно обесценился за последнее время.

Китай и Индия вместе потребляют около одной трети иранской нефти. В этом году импорт иранской нефти в Китай вырос на 49%. На прошлой неделе Иран пригрозил приостановить поставки нефти в Индию, которая задолжала $5 млрд, но не может перевести деньги со счетов из-за санкций.

В отличие от Индии, которая в Иран ничего не поставляет, Китай играет заметную роль в иранской экономике и может использовать бартерную систему, чтобы сбалансировать двустороннюю торговлю. Китай принимает участие в самых разных проектах в Иране — начиная от строительства тоннелей и заканчивая экспортом игрушек. В последнее время Китай расширяет свое присутствие в нефтяном секторе Ирана, где не рискуют разворачивать полномасштабную деятельность такие европейские компании, как Shell и Total, опасаясь нарушить санкции.

В прошлом году объем двусторонней торговли между Китаем и Ираном достиг $29,3 млрд, это на 40% выше, чем в 2009 г. Страны в этом месяце подписали несколько соглашений о сотрудничестве, которые позволят китайским компаниям инвестировать в большие инфраструктурные проекты в Иране, а Иран поставит большие объемы хромовой руды в Китай. «Китай и Индия счастливы держать иранские деньги в своих банках и попытаются вовлечь Иран в бартерные сделки, чтобы продавать ему всякий мусор, или будут платить за нефть юанями или рупиями вместо твердых валют», — сказал бывший иранский чиновник на условиях анонимности. Иран пока еще не согласился на альтернативные условия расплаты за нефть, сказал он.
http://www.vedomosti.ru/newsline/news/1325337/kitaj_budet_rasplachivatsya_za_iranskuyu_neft_barterom

26.07.2011
Иран, Ирак и Сирия подписали меморандум о строительстве газопровода через Ливан в Западную Европу, сообщила иранское агентство Shana. Источником сырья должно стать иранское месторождение Южный Парс, стоимость проекта — $10 млрд, протяженность трубы — 5000 км. Главное условие успеха — ресурсная база, заявил управляющий директор National Iranian Gas Company (NIGC) Джавад Оджи, извлекаемые запасы Южного Парса — 16 трлн куб. м. По его словам, разработкой маршрута и финансированием займется международная компания, которую еще предстоит выбрать, строительство может занять три-пять лет. Чиновники министерства нефти Ирака подтвердили WSJ факт подписания соглашения.

Иран занимает второе после России место по запасам газа: 29,6 трлн куб. м против 44,8 трлн, но текущая добыча страны в 4,2 раза ниже российской (данные BP Review). Газ Ирана — постоянная угроза для российского «Газпрома», отмечает Валерий Нестеров из «Тройки диалог».

Европа твердо намерена диверсифицировать импорт газа и избавиться от зависимости от России, уверен директор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров. У России два проекта по увеличению поставок газа в Европу — «Северный поток» и «Южный поток». Их общая мощность — 173 млрд куб. м, они должны быть введены в действие в 2011-2012 гг. и 2015 г. соответственно. Если бы Европа была против иранского проекта, она могла бы потребовать от Ирака отказаться от участия в нем, считает Сафаров. Представители Еврокомиссии и «Газпрома» не стали комментировать иранский проект.

Между тем канцлер ФРГ Ангела Меркель на прошлой неделе заявила, что Германия не нуждается в третьей нитке «Северного потока». Возможность ее строительства допускал ранее российский премьер Владимир Путин, а менеджеры «Газпрома» прогнозировали, что отказ Германии от АЭС повысит спрос на газ примерно на 20 млрд куб. м газа. Труба из Ирана — альтернатива и европейскому проекту Nabucco, строительство этого газопровода поддерживает ЕС. Его слабое место — отсутствие ресурсной базы.

Но Иран не станет конкурентом «Газпрому» на европейском рынке, солидарны эксперты. «Северный поток» почти уже построен, отмечает Нестеров, а успех «Южного потока» зависит от отношений с Украиной. Ни один инвестор не будет вкладывать в газопровод из Ирана, уверен директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов: «Пока позиция США в отношении Ирана не изменится, газовые проекты страны бесперспективны». Участие Сирии в меморандуме и вовсе выглядит странным, добавляет он: там революционная ситуация и масштабные антиправительственные выступления. Обсуждать потенциал газовых ресурсов Ирана бессмысленно, если речь идет о сложных проектах, затрагивающих широкий спектр геополитических интересов, согласен директор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин: «Если же будет выбор между российским и иранским газом, Европа по политическим причинам скорее выберет первый».
http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/2011/07/26/264494

28.07.2011
В этом году Иран начал реформировать систему субсидий, позволяющих поддерживать цены на топливо на низком уровне.

Бензин в Иране — один из самых дешевых в мире — 10 центов за литр, цены в Саудовской Аравии в 2 раза выше, в ОАЭ — в 4,8 раза, в США — в 7,8 раза, в России — в 8,6 раза, в Китае — в 11,4 раза (данные Германского общества по международному сотрудничеству и WSJ на конец 2010 г.). Поддерживая цены на низком уровне, Иран теряет $50-60 млрд в год.

Правительство Ирана намерено поднять цены на бензин в 4 раза, а чтобы население не пострадало, выделить прямые дотации — по $40 каждой семье ежемесячно, пишет WSJ со ссылкой на иранских чиновников. Помощь домохозяйствам обойдется бюджету в $30 млрд в этом году, поддержка компаний — еще в $10-15 млрд, оценил МВФ. В результате реформы доходы бюджета Ирана от продажи топлива вырастут в 3,2 раза, дневное потребление сократится на 17,8% (данные центробанка Ирана и МВФ). Правительство рассчитывает сэкономить $53 млрд в 2012 г.

Это будет самая стремительная хирургическая операция в экономике за всю историю Ирана, обещал президент Махмуд Ахмадинеджад в прошлом декабре. Началу реформы предшествовала мощная PR-кампания — от телевыступлений президента и чиновников до образовательных передач по радио, пишет МВФ. Населению разъясняли цели и преимущества новой системы субсидирования. При таких масштабных преобразованиях одна из главных задач властей — предотвращение волнений, отмечают эксперты фонда.

Решиться на реформы правительство вынудили санкции ООН и резкий рост цен на топливо, пишет WSJ. Хотя Иран на третьем месте по объему нефти среди членов ОПЕК, около 40% бензина страна закупает за рубежом из-за ограниченных мощностей переработки.

Энергетическое субсидирование — проблема, характерная не только для Ирана. В 2009 г. эти субсидии обошлись мировой экономике в $321 млрд, подсчитало Международное энергетическое агентство (МЭА, данные за 2010 г. пока не публиковались). Правительства должны сокращать субсидии, чтобы использование энергоресурсов было более эффективным, настаивал директор МЭА Набуо Танака.

Объем субсидирования в России — около $60 млрд, подсчитал директор IHS CERA Сергей Вакуленко. В отличие от России в странах ОПЕК топливо, которое население может купить почти бесплатно, все равно из-за квот нельзя продать на внешнем рынке, объясняет он.
http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/264656/ceny_vpered