Архив меток: forbes

forbes.ru: Всемирная микроракетная лихорадка

http://www.forbes.ru/tehnologii/341683-vsemirnaya-mikroraketnaya-lihoradka-pochemu-princip-plati-menshe-vozi-bolshe-ne
http://vladimir690.livejournal.com/109409.html

Реклама

Дело Юкоса: Гаагский арбитраж

Энергетическая хартия

Энергетическая хартия 1991 года, которую также иногда называют Европейской энергетической хартией, представляет собой политическую декларацию намерения поощрять энергетическое сотрудничество между Востоком и Западом. Хартия является чётким выражением принципов, которые должны стать фундаментом международного сотрудничества в энергетике на основе общей заинтересованности в надёжном энергоснабжении и устойчивом экономическом развитии.

Договор к Энергетической хартии (ДЭХ) был подписан в декабре 1994 года и вступил в силу в апреле 1998 года. Договор был разработан на основе Энергетической хартии 1991 года, носившей декларативный характер. В отличие от хартии, которая свидетельствовала о политических намерениях укреплять международные связи в энергетике, Договор 1994 года является юридически обязательным многосторонним соглашением.

США и Канада подписали Хартию, но не подписали ДЭХ. Австралия, Беларусь, Исландия, Норвегия и Россия подписали ДЭХ, но не ратифицировали его. Россия и Беларусь применяют Договор на временной основе до его ратификации. Это означает, что эти страны согласились применять положения Договора к Энергетической хартии в той степени, в которой они не противоречат их конституциям, законам и подзаконным актам.

В августе 1996 года ДЭХ был внесен в Государственную Думу России на ратификацию. В июне 1997 года участники парламентских слушаний в Думе рекомендовали отложить ратификацию.

ДЭХ вступил в силу в апреле 1998 года.
В январе 2000 года начались переговоры по Протоколу ДЭХ по Транзиту.
В январе 2001 года участники парламентских слушаний в Госдуме рекомендовали дополнительно проработать вопросы, связанные с ДЭХ, а также завершить переговоры по Протоколу ДЭХ по Транзиту. В течение 2001 года в Госдуме РФ шли дебаты по вопросу ратификации ДЭХ. По информации СМИ, Минэнерго, Транснефть, нефтяные компании, РАО ЕЭС выступали за ратификацию; Газпром был категорически против.

По большей части текста Протокола согласие было достигнуто к концу 2002 года. Осталось только несколько вопросов, решение которых позволило бы закончить работу над Протоколом. Именно эти вопросы с тех пор остаются предметом обсуждения между Европейским союзом и Россией. В июне 2003 года Виктор Христенко заявил, что после подписания Протокола Россия ратифицирует ДЭХ. Делегации России и ЕС достигли «рабочего компромисса», и текст Протокола был подготовлен для одобрения Конференцией по Энергетической хартии на её заседании 10 декабря 2003 года.

Тем не менее, во время этого заседания стало очевидно, что единогласного решения на основе компромиссного текста достичь не удастся; усложняющим обстоятельством было то, что вопросы энергетики, в том числе вопросы транзита, являлись предметом двусторонних отношений между Европейским союзом и Россией в контексте российских переговоров о вступлении в ВТО. Переговоры по Протоколу были временно отложены.

Во время заседания Конференции по Энергетической хартии в июне 2004 г. было принято решение вернуться к переговорам по Транзитному Протоколу после того, как Россия и ЕС достигли согласия по условиям присоединения России к ВТО; дальнейшие двусторонние консультации между ЕС и Россией по Протоколу продолжались с осени 2004 г.

Россия подписала Хартию и ДЭХ, но не ратифицировала ДЭХ. Согласно официальной позиции российского правительства, ратификации ДЭХ препятствует неурегулированность трёх частных вопросов между Россией и ЕС в рамках Протокола ДЭХ по транзиту. Все эти вопросы касаются транзита газа вне России (речь идёт об условиях транзита российского газа через Восточную Европу, причём неприсоединение к Протоколу ставит Россию в худшие условия в этом вопросе, чем любой из дискутируемых вариантов). По сообщениям ряда СМИ, отказ от ратификации ДЭХ связан не с формальными разногласиями, а отражает возросшее влияние «Газпрома», руководство которого отрицательно относится к Энергетической хартии в целом.

6 августа 2009 г. Россия окончательно отказалась ратифицировать Энергетическую хартию.

Иск GML в международный арбитраж
3 февраля 2005 г. три компании, связанные с бывшим основным акционером ЮКОСа Group MENATEP Ltd (GML) — Yukos Universal Ltd, зарегистрированная на острове Мэн, кипрская Hulley Enterprises Ltd и кипрский фонд Veteran Petroleum Trust подали иски в Международный арбитражный суд в Гааге. Истцы потребовали от России около $100 млрд, ссылаясь на положения о защите инвестиций Энергетической хартии, которую Россия подписала, но не ратифицировала.

30 ноября 2009 г. Гаагский арбитраж принял решение рассматривать дело по существу на основании специального положения Энергетической хартии, позволяющего сразу применять её к подписавшему государству.

28 июля 2014 года Международный арбитражный суд в Гааге постановил, что государство осуществило полномасштабную атаку на ЮКОС и ее бенефициаров с целью обанкротить компанию и присвоить ее активы в пользу государственных компаний Роснефть и Газпром, таким образом экспроприировав собственность и нарушив положения Договора к Энергетической хартии. Арбитраж решил, что Байкалфинансгрупп была фиктивной компанией, аукцион по продаже Юганскнефтегаза был сфальсифицирован и был связан не с желанием вернуть налоги, а был обусловлен намерением государства приобрести самый желанный актив ЮКОСа, а затем обанкротить всю компанию. Если решение вступит в силу, российские власти должны компенсировать судебные издержки и выплатить истцам сумму в $50 млрд. до 15 января 2015 года. Решение было вынесено единогласно тремя судьями, один из которых был назначен Россией

08.01.2010 Арбитражный суд в Гааге по делу ЮКОС http://www.inoforum.ru/inostrannaya_pressa/arbitrazhnyj_sud_v_gaage_po_delu_yukos

28.07.2014
Третейский суд в Гааге счел, что Россия нарушала Энергетическую хартию в деле ЮКОСа, и фактически признал нефтекомпанию экспроприированной. Об этом газете «Коммерсантъ» сообщил источник, знакомый с ходом процесса.
http://top.rbc.ru/politics/28/07/2014/939219.shtml

29.07.2014
Российскую сторону в суде Гааги по делу ЮКОСа погубила самонадеянность и нежелание возиться с доказательствами и свидетелями
Дмитрий Гололобов принципал практики Gololobov and Co (Лондон), бывший юрист ЮКОСа

Согласно пункту 252 Решения постоянного арбитража в Гааге, Российская Федерация желала, чтобы выступавшие истцами акционеры ЮКОСа пригласили в суд в качестве свидетелей нескольких бывших сотрудников компании. Первым было названо мое имя. Но поскольку ни одна из сторон не озаботилась письменно пригласить меня в суд (очевидно, сочтя это для себя невыгодным), тот так и не смог услышать, что я думаю о налоговых схемах компании, ее «слиянии» с «Сибнефтью», атаке государства на компанию и ее последующей ликвидации. Но тем удобнее будет комментировать решение с позиции несостоявшегося свидетеля, не нарушая своих обязательств перед судом. Как говорилось в известной антрепризе — «а теперь давайте послушаем начальника транспортного цеха».

Следует заметить, что само участие России в суде по Энергетической хартии было абсолютно случайным и являлось наследием общероссийского бардака 90-х, когда многие международные договоры и конвенции подписывались совершенно бездумно, безо всякого анализа возможных последствий даже на пятилетку вперед.

Если считалось, что каким-то способом бумажка поможет «привлечению инвесторов в Россию» — она подписывалась.
Причем подписание очень многих из этих самых «бумажек» активно лоббировалось олигархическими группами, которые надеялись извлечь из этого свою выгоду. Разумеется, невозможно уже установить, кто организовал присоединение к пресловутой Энергетической хартии, но заложенная в ней возможность предъявить требование к России о незаконной экспроприации, почти через 24 года после ее подписания, была успешно использована группой «Менатеп» (GML). Так вместо инвестиций Российская федерация получила потенциальную «дыру» в бюджете в размере $50 млрд.

Изначальным камнем преткновения в споре между акционерами ЮКОСа и Россией был вопрос о том, является ли нератифицированная конвенция обязательной для подписавшего ее государства. И тут Россия допустила первый (и, возможно, решающий) просчет в этом судебном процессе, решив не игнорировать арбитраж, а принять в нем активное участие в надежде продемонстрировать свою «непредвзятость» в деле ЮКОСа и решить проблему с его назойливыми акционерами правовыми способами. И как следствие подобной самонадеянности — суд вынес прецедентное решение, указав, что Россия должна нести ответственность по конвенции, которую она по большому счету и не одобряла.

Огромный юридический капкан захлопнулся, хотя сам хозяин капкана на это особенно и не рассчитывал.

С учетом того что делалось в России в начале «нулевых», когда громилась компания и сажались ее сотрудники, дальнейшее — дело юридической техники и применения уже имевшихся прецедентов по международным инвестиционным спорам. Но на всякий случай акционеры ЮКОСа дополнительно «обкатали» юридическую методологию на двух небольших инвестиционных спорах с участием британских и испанских акционеров, которые прошли не без купюр и финансовых затрат, но в целом достаточно успешно.

Само же решение постоянного арбитража для любого читателя, хоть сколько-нибудь интересующегося делом, совершенно неинтересно: в нем практически пересказано то, о чем на протяжении нескольких лет писали все СМИ, освещавшие последние годы существования некогда самой передовой российской компании и уголовные дела против ее руководителей. Решение формально призвано ответить на один вопрос: были ли налоговые претензии к компании предъявлены действительно в целях взыскания незаконно неуплаченного налога и пополнения, соответственно, государственного бюджета? Или же основной целью предъявленных претензий была исключительно «конфискация» активов компании и контролируемая передача их указанному государством лицу — ОАО «Роснефть»? Решение детально, по пунктам отвечает на этот вопрос: претензии были явно завышены, штрафы — незаконны, требования об уплате налогов предъявлялись с нарушением процедуры, компании не дали возможность их урегулировать, руководство компании было «атаковано» уголовными делами, а банкротство было контролируемым. Суд методично соглашается практически со всеми аргументами истцов, изредка упоминая, что точку зрения ответчиков тоже следует учесть, что, впрочем, мало меняет крайне негативную для Российской Федерации тональность решения. Из него прямо следует, что власти, используя ряд «инструментов» вроде западных банков, «Сургутнефтегаза» (финансировавшего приснопамятную «Байкалфинансгрупп» из тверской рюмочной) и «Роснефти», атаковали, обанкротили и захватили активы ЮКОСа, чем лишили его акционеров произведенных ими инвестиций.

Правда, в одном месте суд несколько «спотыкается».
Это вопрос о законности налоговых схем ЮКОСа, осуществлявшихся через специальные «торговые компании» (названные в материалах различных уголовных дел «подставными»). Тут суд слегка принимает строну ответчика и постановляет следующее:
s. 1615. Несмотря на то что Суд установил, что Президент Путин и его администрация использовали налоговые проблемы ЮКОСа как оправдание возможности инициирования банкротства Компании, а не получения налогов, которые могли бы быть законно начислены в связи с деятельностью «торговых компаний» на основании доктрины «добросовестного налогоплательщика», Суд приходит к выводу, что существует однозначная причинная связь между незаконным использованием ЮКОСом налоговой системы отдельных регионов и его ликвидацией…

Подобной позицией суд «убивает» сразу двух юридических «зайцев»: с одной стороны четко определяет «виновных» в экспроприации, а с другой — фактически «легализует» все уголовные дела по уклонению от уплаты налогов, возбужденные в свое время против сотрудников компании. Небольшая подачка России.

Весьма показательным будет сравнение юридических подходов Европейского суда, который рассматривал заявление самой компании о нарушении ее прав при предъявлении ей налоговых претензий и последующем банкротстве, и Гаагского арбитража, который занимался исключительно вопросом: были ли у инвесторов ЮКОСа незаконно «экспроприированы» их вложения в соответствии с Энергетической хартией. Европейский суд занял четкую позицию: государство имело право взыскивать налоги, которые в целом начислило законно, хотя порой слишком творчески подходило к толкованию законодательства. При этом оно допустило некоторые нарушения прав компании. Например, слишком быстро «отняло» у нее ее основной актив — «Юганскнефтегаз». Но в целом действовало «в пределах полномочий». Гаагский же арбитраж говорит совершенно другое: российское государство «экспроприировало» инвестиции акционеров ЮКОСа, за что и должно им огромную компенсацию. Правда, следует учесть, что компания сильно мудрила с незаконными налоговыми схемами, но это только слегка облегчает вину государства. Но даже после дисконта, который сделал суд, Россия должна GML $50 млрд плюс проценты, которые начнут неминуемо «капать» с 15 января 2015 года, если Россия добровольно не заплатит.

Обсуждение же вопроса — будет Россия платить GML или нет — в текущей ситуации представляется пустой тратой времени экспертов. Понятно, что Россия принципиально не может заплатить Ходорковскому, заявившему, что Путин виновен в убийствах украинских граждан, и Невзлину, заочно осужденному на «пожизненное» за якобы имевшие место «заказные» убийства. Предположение же, что акционеры GML могут достичь с Россией (читай — с Путиным) какого-либо соглашения о мирном урегулировании спора, представляется еще менее вероятным, чем добровольный возврат Крыма. Удар по самолюбию первого лица государства в первом случае может быть даже больше. Следует учесть также и то, что взять 50 «лишних» миллиардов просто неоткуда и, даже если «случайно» все контролируемые государством компании согласятся «скинуться в фонд «спасения Отчизны от Ходорковского», эти деньги все равно в итоге окажутся вынутыми из карманов рядовых россиян.

Сможет ли Россия в итоге оспорить решение арбитража в соответствующем суде Нидерландов как принятое с нарушением процедуры, юрисдикции суда и публичного порядка и избежать «дамоклова меча» ареста ее зарубежных активов, а в перспективе — и активов контролируемых ею компаний, зависит теперь исключительно от самой России. Агрессивности, настойчивости и денег, денег, денег… И прежде всего четкого контроля и координации своих юридических действий. Ведь даже поверхностное прочтение решения суда дает ответ, почему оно все-таки было вынесено: исключительно из-за того, что лица, ответственные «за ЮКОС» со стороны России, решили, что достаточно дать крупной международной юридической фирме много денег и она легко выиграет дело.

А доказательствами и свидетелями можно даже и не заморачиваться — пусть юристы приведут экспертов, и все будет в порядке.
Теперь представьте себе позицию суда, который рассматривает дело на сумму годового бюджета весьма приличного государства и видит со стороны истца десяток свидетелей — бывших топ-менеджеров компании, готовых к перекрестному допросу, а со стороны ответчика — только невнятные бумажки из налоговой и следственных органов, а также экспертов, которые ни России, ни ЮКОСа в глаза не видели. Так что не GML выиграла процесс на $50 млрд, это Россия, а вернее — типичная российская безответственность и бесконтрольность проиграли процесс на $50 млрд. Экспроприировали у кого-нибудь нефтяную компанию, так будьте любезны — обеспечьте юридическую защиту свой позиции, доказательства, свидетелей и прочее, а не спешите делить должности, дивиденды и бонусы.
Итоговый, но неизбежный вопрос: а не является ли решение суда таким же «политически мотивированным», как и решение российских властей захватить ЮКОС путем предъявления к нему налоговых претензий. Только в данном случае уровень гораздо выше — «международная политическая мотивация», поддержанная международными судами и международными СМИ, которые будут однозначно твердить об ее отсутствии. Но слишком однозначно в уме рядового обывателя выстраиваются в единую линию взъярившие Европу украинские события, крушение «Боинга» с голландцами на борту и решение (неоднократно откладываемое) Гаагского арбитража. А более искушенный в юридических тонкостях читатель может посмотреть на недавние решения по спорам инвесторов с государством и увидеть, что уровень удовлетворения претензий инвесторов варьируется где-то от 27% (Petrobart vs Kyrgyzstan) до 10% (Ascom vs Kazakhstan) от сумм, которые изначально требовали истцы. И это притом что взысканные суммы не достигали даже миллиарда долларов. Версий будет много, но Россия в данном случае неизбежно окажется в незавидной роли Ходорковского, когда российские суды в упор не хотели видеть никакой политической мотивированности в предъявленных ему обвинениях.
http://www.forbes.ru/mneniya-column/gosplan/263973-gaagskii-arbitrazh-zametki-nesostoyavshegosya-svidetelya

12.08.2014 В МИДе РФ считают, что Гаагский арбитраж был не вправе выносить вердикт по делу ЮКОСа http://www.newsru.com/russia/12aug2014/nebenzya.html

06.02.2015
Россия попросила отменить решения по искам бывших акционеров ЮКОСа

В суд Гааги подано три ходатайства от РФ с просьбой об отмене решений по иску бывших акционеров ЮКОСа, пишет в пятницу, 6 февраля РИА Новости со ссылкой на официальное заявление Министерства финансов РФ.

«Минфин России информирует, что 28 января 2015 года Российская Федерация подала в Окружной суд города Гаага три ходатайства об отмене арбитражных решений, вынесенных международным арбитражем в рамках трех параллельных арбитражных разбирательств, инициированных бывшими мажоритарными акционерами ОАО «НК ЮКОС» на основании договора к Энергетической хартии», — говорится в сообщении.
.
Постоянная палата третейского суда в Гааге 18 июля 2014 года рассмотрела иски трех компаний, представляющих бывших акционеров ЮКОСа. Суд пришел к выводу, что Россия нарушала Энергетическую хартию и фактически конфисковала активы нефтяной компании. В результате российскому государству по решению суда предстояло выплатить в общей сложности 50 миллиардов долларов в качестве возмещения. Получателями по иску являются компании Hulley Enterprises и Yukos Universal Limited, которые суммарно владели 51 процентом ЮКОСа, а также Veteran Petroleum Ltd. — пенсионный фонд бывшей нефтяной компании.

По условиям иска, выплаты необходимо осуществить до 15 января 2015 года. В противном случае на сумму компенсации начинают начисляться проценты.

Россия обжаловала приговор 11 ноября 2014 года. Документы поступили в канцелярию Гаагского суда буквально за несколько часов до истечения возможного срока обжалования.

Нефтяная компания ЮКОС работала с 1993 по 2007 год. 1 августа 2006 года компания была признана банкротом: она задолжала синдикату иностранных банков около 500 миллионов долларов. Позднее этот долг выкупила «Роснефть». В течение 2007 года имущество компании продавалось на аукционах, а 21 ноября того же года компания ликвидирована.
http://lenta.ru/news/2015/02/06/ukos/

forbes.ru: к чему приведет возвращение Ирана на нефтегазовый рынок

24.09.2014
Татьяна Митрова, Екатерина Грушевенко
Жизнь после санкций: к чему приведет возвращение Ирана на нефтегазовый рынок
http://www.forbes.ru/mneniya-column/konkurentsiya/268393-zhizn-posle-sanktsii-k-chemu-privedet-vozvrashchenie-irana-na-ne

Изменения в планах ЛУКОЙЛа и Газпрома

ЛУКОЙЛ нашел выход из Венесуэлы. Компания договорилась о продаже доли в ННК «Роснефти»

Как стало известно «Ъ», ЛУКОЙЛ наконец выходит из Национального нефтяного консорциума (ННК), который ведет добычу в Венесуэле. После года переговоров компания смогла согласовать продажу своих 20% «Роснефти». По неофициальным данным, последняя заплатит ЛУКОЙЛу примерно $150 млн, тогда как сам он вложил в ННК $200 млн. Затянувшаяся неопределенность со структурой акционеров осложняла работу ННК, но теперь у «Роснефти» остался всего один партнер — «Газпром нефть» с 20%.

ЛУКОЙЛ договорился с «Роснефтью» о продаже ей 20% в ННК, участвующем в разработке блока Хунин-6 в Венесуэле, рассказали «Ъ» источники, близкие к переговорам. Госкомпания согласилась выкупить пакет по «историческим затратам». Один из собеседников «Ъ» говорит, что сумма сделки составит около $150 млн, она должна быть закрыта в ноябре. В «Роснефти» «Ъ» лишь заявили, что «стороны находятся в постоянном диалоге, продолжают обсуждать возможные условия». В ЛУКОЙЛе от комментариев отказались.

ННК создан в 2009 году, в него в равных долях вошли все ведущие российские нефтекомпании — «Роснефть», ЛУКОЙЛ, «Сургутнефтегаз», ТНК-ВР, «Газпром нефть». Каждая внесла по $200 млн, получив 20%. ННК владеет 40% (60% у государственной PdVSA) в разработке месторождения Хунин-6, ресурсы которого оцениваются в 195 млн тонн, инвестиции в разработку — в $25 млрд. Основные работы на Хунине-6 вела «Газпром нефть». Добыча на проекте началась в конце прошлого года. Сейчас на нем пробурено уже 14 скважин, добыча составляет 950 тонн в сутки.

Постепенно у частных инвесторов интерес к проекту пропал. Первым в 2012 году из него вышел «Сургутнефтегаз», у которого доля в ННК была единственным иностранным активом (источники «Ъ» объясняли его участие административным давлением). «Роснефть» купила долю примерно за $200 млн. В 2013 году проект решил покинуть ЛУКОЙЛ, который хотел сосредоточиться на работе в других странах региона (компания интересуется активами в Мексике). Однако быстро договориться с «Роснефтью» (она к тому времени консолидировала ТНК-ВР и, соответственно, 60% в ННК) не удалось. Как поясняли собеседники «Ъ», ЛУКОЙЛ хотел получить за долю все вложенные средства, то есть $200 млн, но «Роснефть» это не устраивало. Год назад ЛУКОЙЛ объявил, что предложил долю в ННК и «азиатским компаниям». Однако источники «Ъ» говорили, что реальных претендентов на нее нет.

По словам источников «Ъ», из-за неопределенности со структурой акционеров управление консорциумом усложнилось: ЛУКОЙЛ фактически игнорировал принятие решений, а по уставу ННК они должны были одобряться всеми участниками. Например, «Роснефть», которая стала оператором ННК, не могла назначить нового гендиректора Алексея Рубцова, и и. о. главы консорциума была топ-менеджер ЛУКОЙЛа Ксения Баумгартен.

Валерий Нестеров из Sberbank Investment Research отмечает, что ЛУКОЙЛ последовательно выходит из иностранных активов, рентабельность которых под вопросом, компании не хватает ресурсов. Проекты в Венесуэле потенциально перспективны, добавляет эксперт, поскольку страна входит в число лидеров по запасам нефти, но из-за нестабильной политической обстановки и сложных условий добычи они требуют больших вложений. Для «Роснефти», по мнению господина Нестерова, это бизнес, но с серьезной геополитической составляющей: компания владеет по 40% еще в нескольких проектах и старается усиливать позиции.

Топ-менеджер «дочки» «Газпрома», отвечавший за газопровод в Китай, уволен из-за разглашения секретных данных

Спустя месяц после торжественного начала стройки газопровода «Сила Сибири», по которому «Газпром» планирует поставлять газ в Китай, в концерне случился скандал. Как стало известно Znak.com, из компании уволили замначальника Чаяндинского месторождения Виктора Селина, который на днях сообщил журналистам о переносе сроков поставок иностранным партнерам на два года. Руководство господина Селина из «Газпром добыча Ноябрьск» сначала было вынуждено заявить о том, что пресса не так поняла коллегу, а позже и вовсе приняло решение досрочно расторгнуть контракт с топ-менеджером. Эксперты не удивляются этому, говоря, что о проблемах в мегапроекте, ценой в 400 млрд долларов, было известно и ранее, и газовик лишь раскрыл секрет Полишинеля. О том, какие еще тайны могут скрывать в монополии, – в материале Znak.com.

Заместитель начальника Чаяндинского нефтегазового производственного управления (структура ООО «Газпром добыча Ноябрьск») Виктор Селин уволен из «Газпрома». Об этом Znak.com сегодня сообщили источники в концерне. Официально о причинах отставки топ-менеджера ничего не сообщается. Пресс-секретарь председателя правления «Газпром» Сергей Куприянов лишь подтвердил нашей интернет-газете информацию о том, что господин Селин действительно был уволен: «Такой факт есть».

Виктор Селин проработал в своей должности меньше года. В Чаяндинское НГПУ его назначили в декабре 2013 года. В структурах «Газпрома» он начал работать сразу после службы в армии: сначала в «Оренбурггазпроме», потом на посту ведущего инженера-руководителя группы в ООО «Ямбурггаздобыча» (Новый Уренгой), а с 2010-го по 2013 годы работал замначальника цеха в ООО «Газпром добыча Надым».

Об отставке топ-менеджера «Газпром добыча Ноябрьск» стало известно буквально спустя пару дней после его заявлений, которые процитировала федеральная пресса. «В Якутске на ярмарке вакансий к нему подошел корреспондент ИТАР-ТАСС и задал вопрос о сроках ввода в эксплуатацию газопровода «Сила Сибири», – рассказал Znak.com источник, знакомый с ситуацией. – Не знаю, зачем, но Виктор Николаевич рассказал то, чего, мягко говоря, ему не стоило говорить».

По сообщению Forbes, Селин заявил, что транспортировка газа по трубопроводу «Сила Сибири» с Чаяндинского месторождения начнется в 2020 году и в объемах не более 5 млрд кубометров. «Мы скорректировали сроки», – сказал он, отметив, что на 2018 год намечены «лишь заполнение трубопровода и пуско-наладочные работы».

До этого в «Газпроме» официально заявляли, что поставки газа в Китай пойдут по «Силе Сибири» уже 2018 году. Контракт на поставку российского трубопроводного газа в Китай сроком на 30 лет был подписан между «Газпромом» и CNPC 21 мая в присутствии президента РФ Владимира Путина. Он предполагает поставку 38 млрд кубометров газа в год. Его общая цена – 400 млрд долларов. Этот инвестпроект считается крупнейшим на сегодняшний день для «Газпрома». Его имиджевую составляющую для страны трудно недооценить в условиях западных санкций против отечественного ТЭКа. 1 сентября в присутствии главы государства состоялся торжественный запуск строительства газопровода. Газотранспортная система «Сила Сибири» протяженностью 4 тыс. километров пройдет из Сибири на Дальний Восток: от Иркутской области через Якутию до Хабаровска. Она предполагает транспортировку газа Якутского и Иркутского центров газодобычи на Дальний Восток России и в Китай. От города Свободный до Благовещенска, расположенного на китайской границе, будет построен отвод для поставок газа в КНР.

Из заявлений топ-менеджера «Газпрома» следовало, что реальные планы концерна не соответствуют заявленным. В тот же день пресс-служба «Газпром добыча Ноябрьск» процитировала заявление гендиректора «дочки» монополии Константина Степового, который опроверг информацию о том, что транспортировка газа по «Силе Сибири» начнется на два года позже запланированного: «Сегодня в ходе неформального общения с журналистами мой сотрудник Виктор Селин был неправильно понят, в результате чего в прессе были искажены сроки ввода в эксплуатацию газопровода «Сила Сибири» в Китай. Хочу официально заявить, что задача остается прежней: к концу 2018 года начать добычу газа на Чаяндинском месторождении и ввести в эксплуатацию «Силу Сибири». График работ утвержден руководством «Газпрома», не менялся и будет выполнен».

«Я не удивлен его увольнению, – прокомментировал сегодня Znak.com партнер консалтинговой компании Rus Energy Михаил Крутихин. – Топ-менеджер разгласил рабочий график «Газпрома», сказав, что к 2020 году концерн сможет поставлять не более 5 млрд кубометров газа в Китай. То есть сказал правду, несмотря на то, что его начальство ранее в прессе озвучивало другие, более радужные планы. Видимо, он нарушил какие-то внутренние принципы компании».

Сергей Куприянов между тем опроверг сегодня эту версию. «Дело не в распространении конфиденциальной информации, – подчеркнул пресс-секретарь главы «Газпрома» Алексея Миллера. – Если говорить о причинах, то он [Селин] их знает, ему о них сообщили».

Эксперты тем временем говорят, что сдвиг сроков по вводу «Силы Сибири» может быть связан с финансовыми проблемами «Газпрома». Ранее «Ведомости» сообщали, что чистый долг концерна на конец первого квартала составлял 970 млрд рублей, хотя это очень умеренная долговая нагрузка. Известно также, что Миллер обращался к Путину с просьбой отменить налог на проценты по кредитам в китайских банках, который сейчас составляет 10%. Два чиновника Минфина сказали, что уже есть решение о снижении налога до 5%, но обсуждается и его обнуление. Кроме того, зампред правления компании Александр Медведев заявлял, что вопрос аванса «Газпрому» по контракту с китайской CNPC повис в воздухе. Хотя тут же подчеркивал, что необходимости в авансе нет.

«По сути, замначальника «Чаянды» озвучил вслух то, о чем и так было известно, – говорит один из собеседников Znak.com. – Но в «Газпроме» это, видимо, посчитали нарушением соглашения о конфиденциальной информации».

Источник, близкий к «Газпрому», подтвердил Forbes, что Селин уволен, но сообщил, что причина была другой. «Только за одно некорректное заявление у нас не увольняют, ошибиться может каждый», — сказал он. По словам собеседника Forbes, раньше у Селина уже были проблемы, не связанные с этим инцидентом. Официальный представитель «Газпрома» Сергей Куприянов лишь подтвердил Forbes информацию об увольнении топ-менеджера «дочки» холдинга, не комментируя причины отставки.

В мае «Газпром» и Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) подписали контракт на поставку российского газа в объеме 38 млрд куб. м в год в течение 30 лет. Общая цена контракта составляет $400 млрд. Газ планируется поставлять по газопроводу «Сила Сибири», строительство которого началось в сентябре. Изначально «Газпром» планировал запустить поставки в Китай в 2018 году. При этом контракт предусматривает возможность смещения начала поставок на два года по инициативе одной из сторон. В марте «Ведомости» писали, что начало работы «Силы Сибири» запланировано на 2019 год, а поставки начнутся, скорее всего, не в 2018 году, а не ранее 2020-го.
http://www.forbes.ru/news/269725-top-menedzhera-dochki-gazproma-uvolili-za-razglashenie-sluzhebnoi-tainy

i/ Венесуэльские дела планировались под государственные нефтегазовые компании (Роснефть и Газпром) с перспективой получить доступ к крупным ресурсам нефти и газа. Нарастающая политическая нестабильность в Венесуэле не позволяет работать там частным компаниям, риски и убытки которых не покроет государство.

ii/ Переносы сроков ввода новых месторождений довольно обычное дело.
Все дело в важной политической составляющей и китайской активной игре на понижение затрат, связанных с импортом газа: «дружба дружбой, а табачок врозь».

aftershock.su: О российской энергетике

http://aftershock.su/?q=node/258986

19.09.2014
Почему из-за санкций вырастут неплатежи за тепло
По действующим законам хроническим неплательщикам начисляется пеня в размере 1/300 ставки рефинансирования за каждый день просрочки платежа, что примерно составляет около 10% годовых. Ни один банк не выдаст кредит на таких выгодных условиях. Неудивительно, что ситуация с дебиторской задолженностью в отрасли близка к критической — объемы долгов перед теплоснабжающими организациями многократно превосходят бюджеты на техническое перевооружение и ремонт.

16.09.2014
Промежуточные итоги реформы электроэнергетики в России.

http://energotrade.ru/reviews/2014/9/токовая-терапия.aspx

forbes.ru: Последний конкистадор: как Игорь Сечин ведет борьбу за нефтяное господство

16.12.2013

Игорь Сечин переквалифицировался из государственных деятелей в менеджеры всего полтора года назад. За это время вверенная ему «Роснефть» скупила активов на 2 трлн рублей и стала крупнейшей публичной нефтегазовой компанией мира. А сам Сечин впервые возглавил рейтинг самых дорогих российских топ-менеджеров по версии Forbes. Как бывший секретарь Владимира Путина справляется с новыми обязанностями и что произошло с его доходами?

«Мы наблюдаем, как правительства приходят и уходят», — заметил однажды бывший руководитель Exxon Mobil Ли Рэймонд. У этой корпорации славная история: Exxon Mobil — прямой потомок основанной более 140 лет назад Джоном Рокфеллером Standard Oil. На ее топливе в 1903 году братья Райт впервые подняли в воздух аппарат с двигателем тяжелее воздуха, а еще через полвека совершил первый трансатлантический перелет Boeing 707 авиакомпании Pan American Airways. Ни один, даже затянувшийся, политический цикл не сравнится с историей бизнес-империи. Возможно, эта мысль грела Игоря Сечина, когда в мае 2012 года прервалась его 25-летняя карьера чиновника.

С 1991 года Сечин поднимался по карьерной лестнице вслед за Владимиром Путиным. И когда тот в третий раз вернулся в президентское кресло, логичным назначением для Сечина был бы пост главы администрации. Однако эта должность досталась Сергею Иванову. Переход Сечина в «Роснефть» многие воспринимали едва ли не как понижение. Но только не сам Сечин, которого «сильно вдохновлял пример [Рекса] Тиллерсона [действующего главного управляющего директора Exxon Mobil]», делится своими наблюдениями один из давних подчиненных Сечина.

В апреле 2012 года «Роснефть» в присутствии Владимира Путина подписала с Exxon Mobil соглашение о совместной работе в акваториях Черного и Карского морей. «Игорь Иванович тогда впервые близко познакомился с Рексом, у них сложились неплохие отношения, — рассказывает собеседник Forbes. — Люди из Exxon Mobil держатся так, будто им плевать и на Обаму, и на конгресс — все уйдут, они останутся». В Вашингтоне Exxon Mobil управляет одной из крупнейших лоббистских структур, на контракте у которой — два десятка бывших сенаторов и членов Палаты представителей. «Эта корпорация настолько велика и могущественна, что на полном серьезе руководствуется собственной внешней политикой . Иногда она совпадает с интересами США, иногда нет», — пишет The New York Times в рецензии на книгу Стива Колла «Частная империя» об Exxon Mobil.

22 марта 2013 года, на следующий день после закрытия сделки по покупке ТНК-BP, одна из газет вышла с заголовком «Статус: номер один». «С сегодняшнего дня российская компания официально стала крупнейшей публичной нефтяной компанией мира», — говорилось в статье. Дальше шли цифры и поздравление от Путина. По добыче нефти «Роснефть» впервые незначительно обошла Exxon Mobil еще в 2010 году — из-за «арабской весны» у американцев упало производство в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Но после покупки ТНК-BP российская госкомпания стала недосягаема для конкурента — в III квартале ее суточная добыча жидких углеводородов превосходила показатель Exxon Mobil вдвое.

Кроме статуса окончание карьеры государственного деятеля дало Сечину возможность «абсолютно легально стать очень состоятельным человеком», заметил один из его знакомых. Годовой доход вице-премьера Игоря Сечина, если верить его декларации, составил в 2011 году 3,1 млн рублей (его жена тогда задекларировала почти 9 млн рублей). В новом рейтинге Forbes самых высокооплачиваемых топ-менеджеров российских компаний Сечин — на вершине. Его денежную компенсацию за 2012 год эксперты оценивают в $50 млн — около 17% от совокупного вознаграждения топ-менеджеров «Роснефти». Представитель компании эти оценки не комментирует.

Сечин быстро нашел применение выросшим доходам. В августе он отчитался о покупке 0,0849% акций «Роснефти». На бирже такой пакет стоил тогда около 2 млрд рублей. Опционной программы в компании нет, для сделки президенту пришлось «частично» привлечь кредит, объясняла «Роснефть». Заем предоставил Газпромбанк. С момента покупки пакет Сечина подорожал на 2%.

Одновременно с Сечиным крупные пакеты акций «Роснефти» (примерно на 800 млн рублей) приобрели 15 топ-менеджеров компании, в их числе 10 членов правления. Это свидетельство уверенности сотрудников в успешном развитии компании, сообщила «Роснефть». Раньше на такие покупки предписывалось тратить бонусы, теперь менеджерам приходится, по примеру Сечина, еще и занимать деньги. Демонстрация лояльности может дорого им обойтись, если котировки пойдут вниз. Но фиксировать прибыль, продавая акции, считается дурным тоном. Предложение вложиться в акции «Роснефти» некоторые получали от Сечина лично: «Ну, как тебе наши результаты, нравятся? Тогда покупай».

«Забудьте это слово, эту аббревиатуру!» Сечина явно задел вопрос журналиста о том, как корпоративные стандарты ТНК-BP прижились в «Роснефти». «Забудьте! Есть «Роснефть» и ее лучшие мировые практики. Все, что соответствовало лучшим мировым стандартам в ТНК, уже давно инкорпорировано и работает у нас», — отрезал бывший вице-премьер.

Покупка ТНК-BP «Роснефтью» стала крупнейшей сделкой в истории российского бизнеса. За нее госкомпания заплатила деньгами и акциями 1,7 трлн рублей. Теперь на «Роснефть» приходится 40% российской добычи нефти и 5% — мировой.

«Сечин очень спешил с этой сделкой, — вспоминает один из ее участников. — Рассказывают даже, что он вызвал к себе российских сотрудников одного из западных инвестбанков, работавших над покупкой ТНК-BP, и убедительно просил их ускориться. Аргумент был такой: каждый день промедления владельцы ТНК-BP продолжают грабить Россию». Сечин мог иметь в виду проценты, которые «Роснефть» вынуждена была платить акционерам ТНК-BP с момента подписания соглашений о покупке компании и до окончания расчетов. За пять месяцев ожидания ВP должна была получить около $240 млн, консорциум ААР («Альфа-Групп», Access Industries и «Ренова») — $440 млн.

Сделка была закрыта в марте 2013 года. Но избавиться от акционеров ТНК-BP Сечину не удалось до сих пор. Основные активы группы ТНК-BP принадлежали российскому «ТНК-BP Холдингу». Чуть больше 5% его акций — в руках миноритарных акционеров. В основном это были инвесторы из числа западных банков и фондов — Templeton, Blackrock, BNP Paribas, Prosperity и другие. До прихода «Роснефти» холдинг платил в виде дивидендов 40–90% прибыли. Но Сечин быстро дал понять, что не собирается следовать этой практике. «Это все наши деньги», — заявил он в октябре 2012 года, имея в виду средства на балансе «ТНК-BP Холдинга». Котировки холдинга в тот день рухнули на 17,5%. Но для Сечина это не имело значения. Юридических обязательств перед миноритариями покупаемой компании — выкупить их доли, конвертировать их в акции «Роснефти» или продолжать платить дивиденды — у него не было.

«Дальше все происходило, как в дурном сне, — вспоминает управляющий фонда, входившего в топ-10 крупнейших акционеров «ТНК-BP Холдинга». — Сечин регулярно высказывался по нашей теме и каждым своим заявлением мочил котировки».

«Он будто последний гвоздь заколачивал в крышку гроба с надписью «российский инвестиционный климат», — делится своими ощущениями другой акционер «ТНК-BP Холдинга».

С публичной критикой действий «Роснефти» выступил и финансовый гуру — глава Templeton Марк Мобиус. Но все было бесполезно.

На годовом собрании в июне миноритариям «ТНК-BP Холдинга» было предложено одобрить решение о переименовании компании в «РН холдинг» и об отказе от выплаты дивидендов за 2012 год. Ни Мобиуса, ни других статусных акционеров в зале «Президент Отеля», где проходило собрание, не было. Зато там собралось около 70 разъяренных российских граждан. «Где деньги? Почему все ушло в «Роснефть?!» — кричали из зала. «Нам и в страшном сне не могло присниться, что государство в лице «Роснефти» и Игоря Сечина так с нами поступит», — возмущался один из миноритариев.

Лично встретиться с недовольными Сечин решил только в апреле — после попытки разрешить конфликт, которую предпринял глава Сбербанка Герман Греф. «Инвесторов собрали в каком-то зале в штаб-квартире «Роснефти», в президиуме сидело все правление компании, — рассказывает менеджер фонда, приглашенного на встречу. — Это было похоже на политбюро с Хрущевым во главе. Ботинком Сечин не стучал, но методично вдалбливал, что ничего хорошего нам ждать не стоит». Впрочем, сильно навредить этим он уже не мог: паника среди инвесторов началась еще в марте — сразу после закрытия «сделки века», которое было отмечено падением котировок «ТНК-BP Холдинга» до 35 рублей за обыкновенную акцию (в конце сентября, до объявления о первых договоренностях «Роснефти» с владельцами ТНК-BP, они торговались около 85 рублей).

Самые терпеливые акционеры бывшего «ТНК-BP Холдинга» ждали решения «Роснефти» почти полгода. Развязка наступила в сентябре, когда на форуме в Сочи премьер-министр Дмитрий Медведев под видеокамеры обратился к Сечину с предложением выкупить доли миноритариев холдинга (сцена с участием премьера не выглядела как экспромт). Цена выкупа была рассчитана по котировкам за 18 месяцев и составила 67 рублей за обыкновенную и 55 рублей за привилегированную акцию. Это давало премию 30–35% к рынку, подчеркивает представитель «Роснефти»: в конце октября Citigroup Global Markets предоставила заключение, из которого следует, что параметры выставленной оферты соответствуют условиям, которые предлагались покупателям по сравнимым рыночным сделкам.

Но инвесторы остались недовольны. Тот же Мобиус считает, что выкупать миноритариев нужно на тех же условиях, что получили ААР и BP. Для «Роснефти» это означало бы $500 млн дополнительных расходов (пока она готовится потратить на выкуп около $2 млрд). Тем не менее шансы, что компания пересмотрит свое решение и поднимет цену, еще есть, считает инвестор, продолжавший вкладывать деньги в бумаги «РН холдинга».

Впрочем, заявления Сечина по этому поводу пока говорят об обратном. На недавней встрече с журналистами он, как рассказывают присутствовавшие, сказал, что Templeton и так достаточно заработал на акциях «ТНК-BP Холдинга». А потом и вовсе раскритиковал переговорные навыки иностранцев:

«Им надо было просто сказать: мы благодарим Владимира Владимировича за возможность работать в Российской Федерации. И разрешите нам что-нибудь еще купить».

Сейчас «Роснефть» явно собирается закрыть для себя вопрос с миноритариями «ТНК-BP Холдинга», считают двое из них. В октябре компания за 97 млрд рублей продала почти 10% акций холдинга «неаффилированным третьим лицам». Скорее всего, так она готовится к принудительному выкупу акций «ТНК-BP Холдинга» с рынка (по закону такой выкуп может быть объявлен только после добровольной оферты, по которой миноритарии продадут минимум 10% бумаг). Кто мог потратить 97 млрд рублей на то, чтобы помочь «Роснефти» избавиться от головной боли, неизвестно. Но если пакет будет продан госкомпании обратно по оферте, эти благодетели могут заработать около 3,5 млрд рублей (из расчета цены покупки 67 рублей за акцию). Сама «Роснефть» утверждает, что сделка с третьими лицами была реализована для погашения долга «РН холдинга» и сохранения положительной кредитной истории этой компании.

«Если Щербович прыгнул в окно, можно смело сигать за ним, там точно деньги есть. Он шагу не ступит, чтобы не заработать» — такую оценку президент «Роснефти» дал недавно профессиональным качествам Ильи Щербовича, главы инвестиционной группы United Capital Partners (UCP).

В конце 1990-х Щербович был совладельцем и возглавлял созданную бывшим министром финансов Борисом Федоровым и американцем Чарльзом Райаном «Объединенную финансовую группу» (ОФГ). Выпускнику Российской академии им. Плеханова было не больше 25 лет, когда он участвовал в создании схемы, позволявшей иностранцам легально покупать акции «Газпрома» (это было до либерализации рынка ценных бумаг концерна). На продаже акций ОФГ в середине 2000-х Deutsche Bank Щербович заработал более $100 млн. В 2007 году он создал UCP. Кроме него партнерами компании являются четыре человека — выходцы из Deutsche, UFG, Clifford Chance и Aton.

Теперь под управлением группы $3,5 млрд (с учетом кредитов, которые привлекались на покупку активов). Чьими деньгами кроме средств партнеров управляет компания, официально не раскрывается. Но делает она это, похоже, неплохо. К примеру, UCP заработала 722% на перепродаже пакета акций биржи РТС, 32% — на перепродаже пакета «Лебедянского». А теперь может зафиксировать прибыль, продав крупный пакет «РН холдинга». По крайней мере, в этом уверены менеджеры трех фондов, в чьих портфелях были акции бывшей «дочки» ТНК-BP.

«Как минимум с января, когда Сечин продолжал планомерно убивать капитализацию холдинга, бумаги компании начала скупать UCP», — описывает ситуацию один из собеседников Forbes. Проследить сделки невозможно — скупка шла через нескольких брокеров. Но владельцы бумаг, к которым приходит брокер, часто имеют возможность узнать, в чьих интересах он действует. Пока другие инвесторы спасались бегством, UCP покупала все или почти все из того, что попадало в рынок, говорят собеседники Forbes. Сделки шли по рыночным котировкам, на которые то и дело давили выступления главы «Роснефти». Один из собеседников Forbes со ссылкой на брокеров говорит, что в общей сложности UCP могла купить 70–80 млн бумаг «РН холдинга» из расчета 40–50 рублей за акцию. Если так, то на продаже акций по оферте, которую выставила «Роснефть», UCP может заработать около $65 млн. О том, что Щербович активно покупал акции холдинга, слышал и один из топ-менеджеров «Роснефти»: «Об этом все говорят». «Данная информация и информация о приобретении нами 10% акций «РН холдинга» у «Роснефти» (об этом со ссылкой на источники сообщало агентство «Прайм-ТАСС». — Forbes) не соответствует действительности», — заявил представитель UCP.

С Сечиным Щербович знаком как минимум по совету директоров «Роснефти», членом которого он был с прошлого лета и до июня 2013 года, когда сделка по покупке ТНК-BP уже была закрыта. Источник, близкий к «Роснефти», уверяет, что Сечин не имел отношения к выдвижению Щербовича в совет и особые отношения их не связывают. Официально представитель компании говорит, что о сделках UCP в «Роснефти» не знают, информации о готовящейся оферте Щербович из компании не получал.

Знакомство Сечина с Щербовичем могло состояться и раньше: как писали «Ведомости», еще в 2007 году сотрудники UCP от лица загадочной фирмы «Прана» приходили за документацией к торгам по продаже одного из лотов с активами ЮКОСа. Процесс банкротства компании Сечин курировал лично. Щербович всегда отрицал свое участие в этой истории. Но с недавних пор его имя снова связывают с интересами главы «Роснефти».

«Главные качества Сечина-управленца — жесткость, бескомпромиссность, умение добиваться результата. Он никогда не меняет свою позицию, может, даже неправильную на взгляд подчиненных. Всегда дожимает», — говорит предправления «РусГидро» Евгений Дод, часто пересекавшийся по работе с бывшим вице-премьером. Бескомпромиссность президента «Роснефти» смогли оценить бывшие руководители российского подразделения Morgan Stanley Райр Симонян и Елена Титова, у которых была возможность посмотреть на работу крупнейшей публичной нефтяной компании изнутри.

Morgan Stanley пользовался репутацией любимого банка Сечина — он, к примеру, был одним из организаторов IPO «Роснефти» в 2006 году. В 2012 году руководителей именно этого банка Сечин пригласил воплощать идею создания нового мультифункционального коммерческого банка. Платформой для него должен был стать принадлежащий «Роснефти» Всероссийский банк развития регионов (ВБРР).

Предполагалось, что банк будет предоставлять самый широкий спектр услуг — от корпоративного кредитования и управления активами до торговли бумажными контрактами и консультирования M&A. Сечин планировал, что со временем банк станет международным.

Симонян и Титова проработали на новом месте восемь месяцев, после чего расстались с «Роснефтью» по соглашению сторон. От комментариев для этой статьи банкиры отказались. Но, по версии их коллег и знакомых, все дело в том, что финансисты не смогли встроиться в корпоративные порядки «Роснефти». Их собеседники Forbes описывают так:

«В феодальном княжестве главное — понравиться главному феодалу, а самый большой риск — впасть в немилость.

Вся система построена на тотальном контроле, где никто никому не доверяет и каждый боится проявить инициативу, потому что риск принятия решений гораздо выше риска ничего не делать».

У выходцев из Morgan Stanley был «зеленый свет» от Сечина, менеджмент ВБРР был целиком в их подчинении, им обещали свободу действий. Симонян и Титова успели собрать команду примерно из 40 человек, чтобы закончить работу над стратегией и реализовать ее. Но до этого не дошло. По сути, команда банкиров превратилась в одно из подразделений «Роснефти», которое должно было работать по общим правилам — взаимодействовать со всевозможными службами «Роснефти», вести бумажный документооборот и все решения утверждать через профильные департаменты компании. Из-за бесконечных согласований работа просто встала. «Иллюзия, что где-то на периферии этой империи получится создать анклав, который будет жить по собственным правилам, исчезла», — говорит собеседник Forbes.

Довольно быстро выяснилось, что технические сложности — ерунда по сравнению с тем, что происходит, когда нужно решить по-настоящему серьезный вопрос. «Такие задачи берет на себя только Сечин, а к нему не попасть, и вот появляется целая технология — как правильно подкараулить и специальным образом выбежать к начальнику в коридоре, чтобы решить вопрос», — делится воспоминаниями бывший топ-менеджер одного из подразделений. Ни Симонян, ни Титова не были к такому готовы: в Morgan Stanley над ними было всего два начальника, один из которых — президент банка Джон Мак (возглавлял Morgan Stanley до 2011 года, сейчас — независимый директор в совете «Роснефти»), решения принимались быстро, а им самим была предоставлена максимальная свобода действий.

Последней каплей для них стало выдвижение в наблюдательный совет ВБРР бывшего главы Международного валютного фонда (МВФ) Доминика Стросс-Кана. Бывшие руководители Morgan Stanley резко возражали против этого решения, говорит источник, близкий к «Роснефти». После скандала в связи с сексуальными домогательствами бывший глава МВФ имеет сомнительную репутацию. Но переубедить Сечина не удалось: Титова и Симонян ушли из ВБРР, а Стросс-Кан в итоге был выбран в наблюдательный совет банка.

Идея собственного крупного банка изначально была неоднозначной, считает руководитель одного из фондов, инвестирующих в акции «Роснефти». «Сечин оказался, по сути, заложником собственной системы, — считает бывший коллега Симоняна и Титовой. — Он действительно хотел создать большой эффективный банк, но не смог делегировать полномочия, потому что не доверял людям. Но тогда зачем их нанимать?» После ухода финансистов Morgan Stanley ВБРР принял решение развиваться в качестве корпоративного и розничного банка.

Немногие решаются открыто критиковать Сечина, однако за глаза его часто упрекают в злоупотреблении «ручным управлением». Из-за его стиля руководства в компании остановилось много других вещей, включая капитальные затраты, констатирует глава фонда — держателя акций «Роснефти». В 2013 году планировались капитальные вложения (за исключением покупок) на уровне $21,5 млрд, но за 9 месяцев проинвестировано только $12 млрд. «В среднесрочной перспективе это плохой знак, — рассуждает собеседник Forbes. — Если «Роснефть» не сможет реформировать систему управления в течение ближайшего года, ее акции придется продавать». По его мнению, подходящим вариантом для компании была бы двухуровневая структура руководства, при которой Сечин занимался бы глобальными вещами, а его «правая рука» — оперативным управлением.

Но такого человека у Сечина сейчас нет. Доверенным лицом в компании был для него бывший первый вице-президент «Роснефти» Эдуард Худайнатов. Он покинул компанию в июле, чтобы заняться собственным бизнесом, а именно создать с нуля новую нефтегазовую компанию. В отличие от многих других людей, которые ушли из «Роснефти», он сохранил с Сечиным хорошие отношения, говорят многие знакомые обоих. По словам одного из них, в планы Худайнатова входит собрать оставшиеся на рынке разрозненные нефтяные активы и развивать их «при содействии «Роснефти». «Независимая нефтяная компания» (ННК) Худайнатова могла бы пользоваться инфраструктурой «Роснефти», а взамен помогать госкомпании в меру своих сил, рассуждает собеседник Forbes. Именно ННК, к примеру, может стать покупателем компании семьи Бажаевых Alliance Oil, которой интересовалась «Роснефть», рассказал Forbes источник в банковских кругах. По его версии, для самой госкомпании эта сделка была бы проблематична из-за ограничений со стороны Федеральной антимонопольной службы. Представитель группы «Альянс» это не комментирует, Худайнатов от общения с Forbes воздержался. А представитель «Роснефти» говорит, что никто из менеджеров компании, тем более ее президент, к ННК отношения не имеет.

Первые сделки ННК Худайнатова, о которых стало известно, были связаны с покупкой двух газовых компаний в Саратовской области и Красноярском крае. По оценке собеседника Forbes, общая стоимость активов ННК сейчас составляет около $500 млн. Есть ли у Худайнатова партнеры и распоряжается ли он чьими-то деньгами, неизвестно. В любом случае проблем с кредитами у бывшего менеджера «Роснефти» быть не должно, уверяет его знакомый: «Все знают, что Худайнатов по-прежнему в плотном контакте с Сечиным, к тому же он уже давно в бизнесе».

«С точки зрения комбинационной борьбы Сечин — чемпион, реальный гений, Макиавелли отдыхает, — восхищается близкий знакомый бывшего вице-премьера. — Его интересы простираются очень широко, он как будто играет одновременно на нескольких шахматных досках… правда, фигура короля там одна».

Из офиса «Роснефти» на Софийской набережной «за речку», в Кремль, Сечин ездит иногда по нескольку раз в день, говорит менеджер госкомпании.

Это неудивительно, ведь с Путиным принято согласовывать каждое значимое событие в российском бизнесе. А «Роснефть» за полтора года под руководством Сечина закрыла восемь больших сделок почти на 2 трлн рублей, включая покупку ТНК-BP и «Итеры».

«У нас 40 млрд баррелей — это 1,5% мировых запасов, лучшая ресурсная база в мире!» — Сечин не меньше Путина любит оперировать цифрами. «Запасы — его главная страсть!» — объясняет один из подчиненных Сечина. За счет покупок госкомпания нарастила ресурсную базу на 67%, добычу — на 86%, а чистый долг — почти вчетверо. На конец сентября чистые обязательства «Роснефти» составляли 1,9 трлн рублей. До 2017 года отношение долга к денежному потоку компании от операционной деятельности будет колебаться на уровне 3, подсчитало в октябре рейтинговое агентство Fitch и понизило долгосрочный рейтинг дефолта «Роснефти» на одну ступень, до BBB–. С таким долгом «Роснефть» могла бы опуститься и ниже, но по сравнению с другими эмитентами у госкомпании есть целый ряд преимуществ, признает Fitch. Первое — китайские деньги, которые госкомпания получает под залог будущей экспортной выручки (летом «Роснефть» заключила беспрецедентный контракт с CNPC, только аванс по которому должен составить до $70 млрд). Второе — существенный рост операционных показателей за счет покупки ТНК-BP. И наконец, у «Роснефти» есть поддержка мажоритарного акционера — государства. Впрочем, при «стрессовом» сценарии с резким падением цен на нефть государство может оказаться бессильно, предупреждает Fitch.

Но пока все три слагаемых успеха на месте, компания и ее руководитель, кажется, не собираются останавливаться. Впереди новые покупки. На момент подготовки номера «Роснефть» уже объявила, что собирается потратить на газовые активы «АЛРОСА» и Enel $3,2 млрд. К газовой теме у Сечина особое внимание — он верит в этот рынок и мысленно уже конкурирует с «Газпромом», говорит топ-менеджер «Роснефти». К концу года компания собиралась представить новую газовую стратегию, а пока готовит новые займы. В октябре совет директоров одобрил выпуск облигаций на 300 млрд рублей «для финансирования общехозяйственных целей». «Экономить здесь, кажется, никто не собирается. Масштаб цифр, которыми оперирует компания, конечно, поражает», — качает головой менеджер, оказавшийся в «Роснефти» сравнительно недавно.

Капитализация «Роснефти» растет меньшими темпами по сравнению с другими показателями. С сентября 2012 года (до объявления о сделке с ТНК-BP) «Роснефть» подорожала на Мicex на 18% (до 2,6 трлн рублей). В сравнении с той же Exxon Mobil по основному мультипликатору «капитализация/запасы» компания недооценена: у американской корпорации он больше в два раза, говорит аналитик Raiffeisen Андрей Полищук.

При этом по сравнению с другими российскими госкомпаниями у «Роснефти» есть как минимум два преимущества — она платит больше всех дивидендов (в процентах от прибыли) и у нее самый пассионарный руководитель.

Достижения Сечина сложно переоценить, считает топ-менеджер крупной энергетической компании: «Он единственный человек, который не просто придумал, а осуществил разворот российского нефтегаза с Запада на Восток, в отличие от «Газпрома», который продолжает терять деньги в Европе». «Репутация «Роснефти», в отличие от некоторых других российских компаний, не пострадала за границей, — добавляет бывший председатель совета директоров «Enel ОГК-5» Доминик Фаш. — Я очень уважаю Игоря Сечина и понимаю то, как он понимает интересы России, хотя могу быть не всегда согласен с его позицией. Работая в России больше 20 лет, я давно знаком со старым лозунгом господина Молотова: «То, что мое, — мое, то, что ваше, — можем поговорить».

Со всеми своими достижениями и планами Сечин сейчас напоминает предправления «Газпрома» Алексея Миллера образца 2001 года, когда он только возглавил концерн, рассуждает инвестбанкир, знакомый с обоими менеджерами. После смены команды в «Газпроме» инвесторы воодушевились и какое-то время возлагали на новый менеджмент большие надежды. «Но сейчас, если Миллер уйдет, котировки «Газпрома» в тот же день вырастут на 15%, а если его заменит [основатель «Новатэка» Леонид] Михельсон, то вообще в полтора раза», — иронизирует банкир. У Сечина в «Роснефти» есть риск совершить те же ошибки. Но он может их избежать.

http://www.forbes.ru/kompanii/resursy/248634-poslednii-konkistador-kak-igor-sechin-vedet-borbu-za-neftyanoe-gospodstvo

forbes: 10 наиболее крупных открытий нефти и газа в 2013 году

Во всем мире не было открытий месторождений более 1 млрд. баррелей.

После оценки 400 разведочных скважин, пробуренных в прошлом году, грубая оценка дла, что промышленность обнаружила 20 миллиардов баррелей нефти в (и эквивалентное природного газа) в прошлом году, против мирового потребления 50 млрд баррелей.

Большие открытия, которые были сделаны, как правило, содержат больше природного газа, чем предполагалось. Газ менее желателен, чем нефть, потому что с ним труднее выйти на рынок (особенно, когда он обнаружен в отдаленных местах), и по энергоэквиваленту продается с большой скидкой к нефти.

1. Agulha/Coral gas discoveries offshore Mozambique by Eni — 700 million BOE each
(95.48 млн.т)

2. Lontra discovery in Angola by Cobalt International Energy (CIE) – 900 million BOE
(122.76 млн.т)

3. B14/B17 gas discoveries in Malaysia by Newfield Exploration (NFX) – 850 million BOE
(115.94 млн.т)

4. Ogo discovery in Nigeria by Afren / Lekoil — 775 million BOE
(105.71 млн.т)

5. Nene Marine discovery in Congo Brazzaville by Eni — 700 million BOE
(95.48 млн.т)

6. Tangawizi gas discovery offshore Tanzania by Statoil (STO) – 575 million BOE
(78.43 млн.т)

7. Coronado oil discovery in U.S. Gulf of Mexico by Chevron (CVX) – 550 million BOE
(75.02 млн.т)

8. Salamat gas discovery in Egypt’s East Nile Delta by BP – 500 million BOE
(68.2 млн.т)

9. Maximino oil discovery in Gulf of Mexico by Pemex – 500 million BOE.
(68.2 млн.т)

10. Bay du Nord discovery offshore eastern Canada by Statoil and Husky — 450 million BOE
(61.38 млн.т)
http://www.forbes.com/sites/christopherhelman/2014/01/08/the-10-biggest-oil-and-gas-discoveries-of-2013/

“Результативность” не радовала в 2013-м — например Tullow Energy пробурила 20 скважин, и все оказались сухие, а Tudor Pickring & Holt пробурила 25 скважин в районах с очень высокой вероятностью залегания запасов нефти, и результативными оказались только четыре.
http://aftershock.su/?q=node/205273
— — —
20 миллиардов баррелей нефти = 2.73 млрд.т
50 миллиардов баррелей нефти = 6.82 млрд.т

Все наиболее крупные открытия были сделаны на шельфе.

forbes.com: Наибольшие нефтегазовые компании в 2013 г.

Full list of the World’s 20 Biggest Oil Companies

1. Saudi Aramco
2013: 12.7 million BOE per day (barrels of oil + natural gas equivalents)
2003: 9.9 million BOE per day (rank: 1)

2. Gazprom
2013: 8.1 million BOE per day (oil + natural gas equivalents)
2003: 9.5 million BOE per day (rank: 2)

3. National Iranian Oil Company
2013: 6.1 million BOE per day (oil + natural gas equivalents)
2003: 4.9 million BOE per day (rank: 3)

4. ExxonMobil
2013: 5.3 million BOE per day (oil + natural gas equivalents)
2003: 4.6 million BOE per day (rank: 4)

5. Rosneft
2013: 4.6 million BOE per day (oil + natural gas equivalents).
2003: N/A (rank: N/A)

6. Royal Dutch Shell
2013: 4 million BOE per day (oil + natural gas equivalents).
2003: 4.1 million BOE per day (rank: 6)

7. PetroChina
2013: 3.9 million BOE per day (oil + natural gas equivalents).
2003: 2.5 million BOE per day (rank: 9)

8. Pemex
2013: 3.6 million BOE per day (oil + natural gas equivalents).
2003: 4.2 million BOE per day (rank: 5)

9. Chevron
2013: 3.5 million BOE per day (oil + natural gas equivalents).
2003: 3.2 million BOE per day (rank: 8)

10. Kuwait Petroleum Company
2013: 3.4 million BOE per day (oil + natural gas equivalents).
2003: 2.3 million BOE per day (rank: 12)

11. BP
2013: 3.1 million BOE per day (oil + natural gas equivalents).
2003: 3.9 million BOE per day (rank: 7)

12. Total
2013: 2.6 million BOE per day (oil + natural gas equivalents).
2003: 2.4 million BOE per day (rank: 10)

13. Petrobras
2013: 2.5 million BOE per day (oil + natural gas equivalents).
2003: ~1.5 million BOE per day (rank: n/a)

14. Qatar Petroleum
2013: 2.4 million BOE per day (oil + natural gas equivalents).
2003: 1.4 million BOE per day (rank: n/a)

15. ADNOC (Abu Dhabi)
2013: 2.4 million BOE per day (oil + natural gas equivalents).
2003: 1.82 million BOE per day (rank: 14)

16. Lukoil
2013: 2.3 million BOE per day (oil + natural gas equivalents).
2003: 1.8 million BOE per day (rank: 15)

17. Iraqi Oil Ministry
2013: 2.22 million BOE per day (oil + natural gas equivalents).
2003: 1.6 million BOE per day (rank: 20)

18. Sonatrach (Algeria)
2013: 2.19 million BOE per day (oil + natural gas equivalents).
2003: 2.36 million BOE per day (rank: 11)

19. Pdvsa (Venezuela)
2013: 2.1 million BOE per day (oil + natural gas equivalents).
2003: 1.6 million BOE per day (rank: 18)

20. Statoil (Norway)
2013: 2 million BOE per day (oil + natural gas equivalents).
2003: 1.6 million BOE per day (rank: 19)
http://www.forbes.com/sites/christopherhelman/2013/11/17/the-worlds-biggest-oil-companies-2013/

Данные по Роснефти 2003 взяты из годового отчета

i/ Изменение ранга

Сохранили положение Saudi Aramco (1), Gazprom(2), National Iranian Oil Company (3), ExxonMobil (4), Royal Dutch Shell (6)

Поднялись Rosneft(+16), Qatar Petroleum (+7), Iraqi Oil Ministry(+3), PetroChina (+2), Kuwait Petroleum Company (+2)

Опустились Chevron (-1), ADNOC (Abu Dhabi) (-1), Lukoil (-1), Pdvsa (Venezuela) (-1), Statoil (Norway) (-1), Total(-2), Pemex(-3), BP (-4), Sonatrach (Algeria) (-7)

Сохранили положение в рейтинге национальные нефтегазовые компании и два гиганта IOC
Поднялись поддерживаемые государством компании.
Опустились
старые поддерживаемые государством компании (Алжир, ОАЭ, Венесуэла, Норвегия, Мексика)
IOC без господдержки (Chevron (?), Lukoil) или со слабой поддержкой (Total)

ii/ Неясно насколько корректен рейтинг:
в 2003 г. было окончание периода низких цен,
в 2013 г. продолжение периода высоких цен

— — — —
28 Июль 2013 crudeoilpeak.info: Сrude oil export (2002-2012) http://iv-g.livejournal.com/914072.html
24 Январь 2013 danko2050: Вести с полей. Падение добычи Exxon, Shell, BP и Total (1997-2010) http://iv-g.livejournal.com/822328.html
29 Октябрь 2012 forbes: Рейтинг нефтяных компаний мира http://iv-g.livejournal.com/771977.html
07 Сентябрь 2012 eia.gov: Who are the major players supplying the world oil market? http://iv-g.livejournal.com/740931.html
30 Январь 2012 Нефть в мире в 2011 году: рейтинг стран по добыче http://iv-g.livejournal.com/590105.html

forbes.ru: Почему менеджеры в госкомпаниях зарабатывают больше, чем в частном бизнесе

21.11.2013
За год разрыв в уровнях зарплат увеличился — в частном секторе компенсации почти не изменились, а в госкомпаниях сильно выросли

Двадцать пять самых высокооплачиваемых руководителей компаний в России могут похвастаться совокупным заработком $325 млн. По $13 млн на человека. Впечатляющий результат, но он производит куда более сильное впечатление, когда узнаешь, что всего за год эта сумма выросла на треть. Как это получилось?
В 2012 году Forbes впервые составил рейтинг наиболее высокооплачиваемых гендиректоров российских компаний. Год назад государственные компании платили руководителям значительно больше, чем частные, а за год разрыв только увеличился. В 2012 году в список вошли 11 представителей госкомпаний, их общий заработок составил $147 млн, в 2013-м их 13, с вознаграждением $226 млн. Сумма компенсаций СЕО компаний частного сектора почти не изменилась — $97 млн против $99 млн в 2012 году.

Мы ограничили круг потенциальных участников 70 крупнейшими по выручке за 2012 год предприятиями, исключив компании, которыми управляют собственники («Лукойл», «Северсталь», «Русал», «Норильский никель» и др.). Изучив официальную отчетность компаний, опросив более 10 консультантов по подбору менеджеров высшего звена, используя информацию источников, мы получили экспертную оценку компенсаций СЕО. Итоговая цифра учитывает вознаграждение гендиректора в компании (зарплата, гарантированный бонус, бонус по результатам деятельности компании, бонус, привязанный к росту акций, процент от прибыли и другие денежные выплаты) и в советах директоров дочерних структур. Также учитывались возможные выплаты руководителям за пределами России.

Практически во всех госкомпаниях суммарное вознаграждение заметно выросло. Исключение — «Газпром нефть» и Газпромбанк. Но этому есть объяснение: «Газпром нефть» в 2012 году приняла новую программу по выплате вознаграждения, основанного на приросте стоимости акций. То, что топ-менеджеры недополучили в прошлом году, они получат позже. В Газпромбанке зарплаты и премии немного выросли, но в 2012 году не было выплат, привязанных к росту акций.

В частных компаниях суммарное вознаграждение во многих случаях существенно уменьшалось. В АФК «Система» оно за 2012 год оказалось почти в три раза меньше, чем за 2011 год ($55 млн вместо $149 млн), выплаты ключевым менеджерам X5 Retail Group сократились с $269 млн до $113 млн.

Самый большой рост — в «Роснефти», где топ-менеджеры заработали за 2012 год в два раза больше, чем за 2011-й ($293 млн против $150 млн). Глава компании Игорь Сечин заработал, по оценкам, $50 млн и занял первое место в списке.

Существенно увеличила выплаты и Группа ВТБ — с $194 млн до $232 млн. Кроме того, ряд менеджеров, как и в 2011 году, получили дополнительно $40 млн в виде дивидендов от входящего в группу кипрского банка. Вознаграждение Андрея Костина выросло до $35 млн (2-е место в списке).

Третье место занял Алексей Миллер. Его результат, $25 млн, с прошлого года не изменился. «Газпром» наградил менеджеров щедрее, чем в прошлом году, но ненамного — в совокупности они заработали $68 млн (в 2011-м — $61 млн).

В отличие от государственных частные компании понимают, что рынок труда стагнирует вместе со всей экономикой, и стараются сохранить фиксированную часть компенсации топ-менеджеров на прежнем уровне, рассказывает Антон Стороженко, гендиректор консалтинговой компании Kienbaum в России. Компенсацию увеличивают в исключительных случаях, обычно когда невозможно найти нужного человека внутри компании.

Нередко компании стараются избавиться от высокооплачиваемых руководителей, которых наняли в тучные докризисные времена. Так, например, владелец и СЕО «Северстали» Алексей Мордашов недавно расстался с двумя топ-менеджерами, которым платил, по оценкам хедхантеров, по $5 млн, продвинув более молодых и не столь высокооплачиваемых. Главу дивизиона «Северсталь Российская Сталь» Александра Грубмана, которого наняли в 2006 году, в июле 2013-го сменил Сергей Топоров — он проработал в «Северстали» 18 лет. В сентябре ушел гендиректор дивизиона «Северсталь Интернэшнл» и подразделения «Северсталь Северная Америка» Сергей Кузнецов. На это место пришел его бывший подчиненный, индиец Сайкат Дей.

«Сегодня больше внимания уделяется операционной эффективности, поиску этой эффективности внутри своих организаций», — говорит партнер Ward Howell Элла Сытник. На большинство государственных компаний это правило пока не распространяется.
http://www.forbes.ru/kompanii/resursy/247681-gosudareva-shchedrost-pochemu-gosmenedzhery-zarabatyvayut-bolshe-glav-chastn

25 самых дорогих топ-менеджеров России
1. Игорь Сечин
Совокупная компенсация за год: $50 млн
Должность: президент, председатель правления «Роснефти»
Возраст: 53 года […]

2. Андрей Костин
Совокупная компенсация за год: $35 млн
Должность: президент — председатель правления Банка ВТБ
Возраст: 57 лет […]

3. Алексей Миллер
Совокупная компенсация: $25 млн
Должность: председатель правления ОАО «Газпром»
Возраст: 51 год […]

4. Андрей Акимов
Совокупная компенсация: $15 млн
Должность: председатель правления Газпромбанка
Возраст: 60 лет […]

5. Герман Греф
Совокупная компенсация: $15 млн
Должность: президент, председатель правления Сбербанка
Возраст: 49 лет […]

6. Михаил Кузовлев
Совокупная компенсация: $15 млн
Должность: президент — председатель правления Банка Москвы
Возраст: 47 лет […]

7. Дмитрий Разумов
Совокупная компенсация: $15 млн
Должность: генеральный директор «Группы Онэксим»
Возраст: 38 лет […]

8. Иван Стрешинский
Совокупная компенсация: $15 млн
Должность: гендиректор USM Advisors
Возраст: 44 года […]

9. Владимир Якунин
Совокупная компенсация: $15 млн
Должность: президент ОАО «Российские железные дороги»
Возраст: 65 лет […]

10. Михаил Задорнов
Совокупная компенсация: $12 млн
Должность: президент — председатель правления ВТБ24
Возраст: 50 лет […]

11. Михаил Шамолин
Совокупная компенсация: $12 млн
Должность: президент АФК «Система»
Возраст: 43 года […]

12. Александр Дюков
Совокупная компенсация: $10 млн
Должность: генеральный директор ОАО «Газпром нефть»
Возраст: 45 лет […]

13. Шафагат Тахаутдинов
Совокупная компенсация: $10 млн
Должность: гендиректор — председатель правления «Татнефти»
Возраст: 67 лет […]

14. Дмитрий Конов
Совокупная компенсация: $8 млн
Должность: председатель правления «Сибур холдинга»
Возраст: 43 года […]

15. Евгений Дод
Совокупная компенсация: $7 млн
Должность: председатель правления ОАО «РусГидро»
Возраст: 40 лет […]

16. Андрей Дубовсков
Совокупная компенсация: $7 млн
Должность: президент МТС
Возраст: 47 лет […]

17. Борис Дубровский
Совокупная компенсация: $7 млн
Должность: гендиректор — председатель правления Магнитогорского металлургического комбината
Возраст: 55 лет […]

18. Гульжан Молдажанова
Совокупная компенсация: $7 млн
Должность: генеральный директор «Базового элемента»
Возраст: 47 лет […]

19. Олег Бударгин
Совокупная компенсация: $6 млн
Должность: председатель правления ОАО «Российские сети»
Возраст: 53 года […]

20. Анна Колончина
Совокупная компенсация: $6 млн
Должность: главный управляющий директор ИГ «Нафта Москва»
Возраст: 41 год […]

21. Александр Корсик
Совокупная компенсация: $6 млн
Должность: президент «Башнефти»
Возраст: 57 лет […]

22. Иван Таврин
Совокупная компенсация: $6 млн
Должность: генеральный директор «Мегафона»
Возраст: 37 лет […]

23. Николай Токарев
Совокупная компенсация: $6 млн
Должность: президент, председатель правления «Транснефти»
Возраст: 62 года […]

24. Владислав Баумгертнер
Совокупная компенсация: $5 млн
Должность: генеральный директор «Уралкалия»
Возраст: 41 год […]

25. Алексей Москов
Совокупная компенсация: $5 млн
Должность: председатель правления ГК «Ренова»
Возраст: 42 года […]
http://www.rusenergy.com/ru/read/read.php?id=71255

Forbes.ru: Эхо ЮКОСа: куда исчез автор залоговых аукционов Константин Кагаловский


Слева направо: Михаил Ходорковский, Михаил Фридман, Бадри Патаркацишвили, Анатолий Чубайс, Владимир Потанин, Джаванфар Замани, Борис Березовский, Александр Шохин, Петр Авен, Виталий Малкин, Константин Кагаловский.

Известный бизнесмен уже 10 лет живет в Британии в добровольной ссылке. Почему он не торопится возвращаться на родину?

Кагаловский вполне мог стать одним из лидеров российского списка Forbes. Он все время был на расстоянии вытянутой руки от огромных денег и власти. Сначала в гайдаровском правительстве, где отвечал за взаимодействие с МВФ. А затем и в крупном бизнесе. Именно он разработал в 1995 году схему залоговых аукционов, которая по сей день служит точкой отсчета состояний большинства лидеров списка Forbes, и был правой рукой Ходорковского в операции по приватизации ЮКОСа. В 1999 году он оказался вовлечен в скандал с русскими капиталами в Bank of New York, завершивший романтический период отношений России и Запада. Кагаловский оказался одним из немногих ключевых людей в «Менатепе», кого не коснулись уголовные дела, заведенные на совладельцев и менеджеров нефтяной компании ЮКОС.

Однако предприниматель уже 10 лет находится в Великобритании в добровольной ссылке и на родину не торопится. В России его почти забыли. Но на Украине Кагаловский в последние годы стал чуть ли не главным защитником свободы слова. Телеканал, принадлежащий Кагаловскому, превратился в ведущий оппозиционный ресурс страны, на защиту его от посягательств власти выходило 10 000 человек. При этом на трибуна он не похож. «Это получилось ситуативно, совершенно случайно», — говорит, разводя руками, Кагаловский в разговоре с корреспондентом Forbes. Он совсем не готов бороться за украинскую демократию и с гораздо большим энтузиазмом рассказывает о политике… в Камбодже.

Из Бибирево в Вашингтон

«Ты приготовила что-нибудь? К нам едет Костя, надо его кормить», — кричал молодой семьянин Михаил Леонтьев жене. Примерно раз в неделю в квартире Леонтьева появлялся худой и сутулый аспирант Константин Кагаловский. Когда он приезжал к другу, то наедался на неделю вперед. Будущий телеведущий и апологет путинского режима Михаил Леонтьев познакомился с Кагаловским еще до поступления в институт. Они были в одной неформальной компании, пили портвейн, периодически переходя на водку. В компании они казались белыми воронами, потому что имели интересы за пределами общего раздолбайства. Кагаловский, к примеру, где-то раздобыл и прочел толстенную «Экономику» Самуэльсона — классику западной экономической теории, переведенную на русский «для служебного пользования».

После вуза Кагаловского забрали начфином в воинскую часть в Забайкалье, недалеко от границы с Китаем. Леонтьев рассказывает: «Вел он себя вызывающе. Военная контрразведка изъяла у него девять страниц тезисов будущей диссертации». В работе говорилось о неравенстве доходов советских людей. Однажды Кагаловского обвинили в том, что тот «принудил бойцов отказаться от пищи». Он ответил, что этого быть не могло, «поскольку пищи в наличии не было». После армии молодой экономист пошел работать в ЦЭМИ, Центральный экономико-математический институт РАН, — знаменитый закрытый НИИ, где пытались найти математические решения экономических проблем. В ЦЭМИ, кроме Кагаловского, о судьбах советской экономики размышляли Андрей Вавилов, Александр Шохин, Владимир Машиц и другие экономисты, которые потом вошли в состав первого демократического правительства, сформированного Борисом Ельциным.

Хотел ли Кагаловский быть ученым? «При социализме, если люди не хотели делать партийную карьеру, наука оставалась единственной нишей, где можно было делать что-то интересное, — говорит Кагаловский. — Половина тогдашних ученых при другом раскладе учеными бы и не стали». Кагаловский очень быстро вошел в круг Егора Гайдара, работавшего в дружественном ВНИИ системных исследований (ВНИИСИ).

Однако пока Кагаловский учился и работал в ЦЭМИ, денег ему не хватало даже на мебель. «Он снимал квартиру в Бибирево. Там вообще отсутствовала мебель и была только кухня, — рассказывает Леонтьев. — Туда периодически заселялись люди, и потом их Костя долго и муторно выселял. Он лишал их пищи, доступа, воздуха, сортира».

Все изменила революция, точнее крах СССР.

Ельцин назначил Гайдара ответственным за реформы, и тот стал формировать правительство. План реформы и состав первого правительства рисовался на госдаче №15 в Сосенках, и Кагаловский был одним из основных разработчиков. Его ставили всегда в пару Егору Гайдару, когда упоминали о «независимых экспертах», разрабатывавших план.

Как рассказывает Кагаловский, он сам придумал для себя должность полпреда по связям с мировыми финансовыми организациями. Сначала он взаимодействовал с кредиторами в Москве и в командировках, а в октябре 1992 года, почувствовав, что правительство Гайдара вот-вот падет, Кагаловский решил ехать в Вашингтон, где стал директором Международного валютного фонда от России.

Как рассказывает близкий друг Кагаловского, американские контрагенты были немного шокированы манерой общения нового директора. «Они говорили, мол, Кагаловский делает вид, что плохо понимает по-английски. Наиболее употребляемый глагол Кагаловского в разговоре с американцами был must».

Содержательные тезисы Кагаловского удивили американцев еще больше. Кагаловский доказывал, что Россия является не дебитором, а нетто-кредитором, взвалив на себя большинство стран постсоветского пространства. Простив им долги и отпуская им энергоносители по демпинговым ценам, Россия решала проблему МВФ. Жесткость Кагаловского оказалась очень полезной, когда он торговался по квоте России при включении в МВФ. Ему удалось довольно существенно ее повысить — с 2,5% до 3%. Цифра только кажется небольшой, на самом деле благодаря этим полпроцента кредиты обходились дешевле и просить можно было больше, а главное — выше становился экономический и политический статус России, поскольку по размеру квоты страна стояла сразу за «большой семеркой» и Канадой.

С окончанием срока в ноябре 1994 года он покинул свой пост. «У меня не было желания делать государственную карьеру, а в МВФ все прорывы уже были сделаны и осталась рутинная работа», — объясняет Кагаловский. Но есть и другая версия. «В Вашингтоне Кагаловский не терял времени даром — он там обзавелся хорошими знакомствами и, что важнее, выяснил современные финансовые технологии. Как работают рынки капиталов, инвестиционные и просто банки… по тем временам такое знание было настоящим товаром», — вспоминает бывший подчиненный Кагаловского. — А в Москве было много покупателей…»

Из чиновников — в бизнес

С Михаилом Ходорковским и его ближайшим партнером Леонидом Невзлиным Кагаловский стал приятельствовать еще в Вашингтоне. Кагаловского интересовала возможность начать бизнес, а Невзлина — связи и понимание финансовых рынков. «Бизнесовая сфера для меня тогда была непонятна, — говорит Кагаловский. — Это был взаимовыгодный контакт. Не в смысле выгоды, как принято сейчас, — я чиновник, ты нам помоги это, а мы тебе дадим то. Это был контакт скорее на интеллектуальном уровне».

Когда у Кагаловского стал заканчиваться контракт с правительством, он решил уйти в бизнес. Предложений было много, в том числе и от нынешних лидеров списка Forbes, говорит Кагаловский, не называя фамилий. Однако экс-чиновник решил идти в «Менатеп».

Сам Кагаловский объясняет это тем, что у него «душа лежала» к Ходорковскому.

По его словам, в партнеры «Менатепа» его не взяли, однако предложили «очень серьезную зарплату».
Первое время Кагаловский смотрел по сторонам, общался с подчиненными, пытаясь вникнуть в бизнес-процессы: «Было непросто. У меня ушло несколько месяцев на то, чтобы понять, как все функционирует». По словам Кагаловского, руководитель «Менатепа» рассчитывал, что он станет общаться с чиновниками. «Был Невзлин, который был довольно эффективным менеджером по GR, все сотрудники, которые взаимодействовали с правительством, были под ним, — рассказывает бывший акционер и директор по стратегическому планированию ЮКОСа Алексей Голубович. — Но не все топ-менеджеры компании могли с ним работать». Михаил Ходорковский отказался ответить на вопросы Forbes о Кагаловском.

«Ходорковский смотрел, как у этого человека получится, — рассказывает о себе в третьем лице Кагаловский. — Не у всех чиновников в бизнесе хорошо пошло. Но Ходорковский думал, что из меня выйдет прок». И, похоже, он не ошибся.

Бой за ЮКОС

Оправдывать надежды Кагаловский начал уже через несколько месяцев. Он придумал масштабную сделку с правительством, которая изменила ход экономической истории России и во многом определила политическую. Сразу несколько источников подтвердили Forbes, что именно Кагаловский придумал идею залоговых аукционов и продвигал ее через все возможные ресурсы. При этом официально автором идеи считается Владимир Потанин. Тридцатого марта 1995 года Потанин совместно с Ходорковским и еще одни банкиром, главой банка «Столичный» Александром Смоленским официально предложил правительству план «займа в обмен на акции». Консорциум банков был готов предоставить правительству кредит почти на $2 млрд под залог акций предприятий. Это была огромная для России сумма, но в список входили лучшие активы страны. В случае невозврата кредита банки получали право продать акции предприятий. Авторы идеи в числе прочего рассчитывали, что реформаторы в правительстве будут заинтересованы в ослаблении позиций «красных директоров».

Сейчас Кагаловский не скрывает, что банки сами хотели приобрести эти акции и стать собственниками предприятий. Владимир Потанин нацелился на «Норильский никель» — крупнейшую горно-металлургическую компанию, а Михаил Ходорковский — на ЮКОС, вторую по объему добычи и в то время первую по запасам нефтяную компанию России.

За эти две жемчужины и конкуренты были не прочь побороться. Основная опасность исходила от зарубежных компаний. Если в России не было денег даже у правительства, то у западных предпринимателей с лихвой хватило бы средств, чтобы перебить цену. Кагаловский, правда, считает, что среди иностранцев не было серьезных инвесторов, а «были одни жулики», и эту мысль тем или иным способом Он доносил до чиновников правительства. Но как не подпустить к аукционам иностранцев? Он придумал простой способ — не прописывать четко, кого считать иностранной компанией, а кого нет. «Когда четко не прописано — это значит, что решение вопроса остается на усмотрение российского суда. Если суд признает, что конечный бенефициар иностранный, деньги конфискуют в российский бюджет».

Между тем именно на иностранный капитал рассчитывал Альфа-банк в борьбе с «Менатепом» за ЮКОС. Кагаловский рассказывал, что Альфа-банк даже предлагал «Менатепу» перепродать ЮКОС американцам, поделив прибыль пополам. По словам Кагаловского, Альфа-банку удалось привлечь к сделке в качестве партнера калифорнийского нефтепромышленника, основателя Martin Oil Марвина Девиса. «Я не поленился ж… оторвать, слетать в Лос-Анджелес и поговорить с Девисом», — рассказывает сейчас Кагаловский. «Вы должны понимать: если мы докажем, что деньги ваши, результаты конкурса аннулируются, а деньги останутся в российском бюджете», — пересказывал ход той встречи Кагаловский. Девис выслушал его с большим интересом и вскоре после этого разговора отказался от сделки. Источник в Альфа-банке подтвердил, что переговоры с иностранным партнером действительно велись, но исход войны решился не отказом Девиса, а неожиданным ходом Анатолия Чубайса.

Альфа-банк все же решился участвовать в конкурсе, объединившись с «Российским кредитом» и Инкомбанком, однако консорциум не был допущен по формальным причинам — из-за того, что часть из депонированных $350 млн они внесли ГКО. Как рассказывает источник в «Альфа-Групп», к тому времени консорциум договорился со всеми, включая Центробанк, однако всю операцию прикрыл в последний момент Чубайс, отказавшись брать ГКО. «Чубайс изначально был на стороне покупки ЮКОСа Ходорковским», — объясняет источник. По его словам, именно Кагаловский занимался аукционом и позиционной войной с консорциумом банков.
В итоге 45% акций ЮКОСа достались «Менатепу» за $159 млн — всего на $9 млн больше стартовой цены. Позже выяснилось, что ранее правительство разместило в банке депозит на $120 млн.

Как получилось, что правительство разместило именно в «Менатепе» крупную сумму незадолго до того, как попросить ее в качестве кредита?

В Минфине тогда в ранге первого заместителя министра финансов работал давний друг Кагаловского Андрей Вавилов. Именно Вавилов от имени министерства финансов подписывал документы по залоговым аукционам. Но Кагаловский этот факт отрицает, а Вавилов на вопрос Forbes о том, он ли принимал решение о передаче $120 млн на хранение в банк «Менатеп», заявил, что такого не помнит.

Как отразилась эта блестящая лоббистская операция на состоянии Кагаловского? Сейчас Кагаловский говорит, что Ходорковский его не обидел. По его словам, по итогам сделки ему хорошо заплатили. Однако достался ли Кагаловскому хоть сколько-нибудь значимый пакет ЮКОСа?

В число бенефициаров Group Menatep, владевшей 61% акций ЮКОСа, Кагаловский не вошел. Алексей Голубович, другой миноритарий ЮКОСа, утверждает, что не видел Кагаловского в составе акционеров. Другой топ-менеджер компании говорит, что если Кагаловскому и достался пакет компании, то не более 2%. По словам бывшего топ-менеджера ЮКОСа, Кагаловский продал акции в 2003 году и мог получить за них до $800 млн (8 октября 2003 года стоимость компании достигла максимума — $43 млрд). Сам Кагаловский не отрицает и не подтверждает заявленную сумму, скромно напоминая, что о деньгах в Европе говорить не принято.

Черная метка

После покупки за бесценок ЮКОСа Кагаловский еще раз сослужил службу Ходорковскому, нейтрализовав опасного врага. Американский инвестор Кеннет Дарт купил акции дочерних компаний ЮКОСа на несколько десятков миллионов долларов, а затем блокировал любые решения компании, жалуясь на то, что вся прибыль оседает в головной компании. В ЮКОСе расценили эти действия как шантаж, классический «гринмейл».
Война шла в несколько этапов. Сначала акции компании была спрятаны в офшорные зоны, затем были подготовлены планы размывания доли Дарта в компаниях, параллельно велись переговоры о покупке доли миноритария за адекватную цену. На борьбу с миноритарием был брошен Кагаловский. Применялись самые неожиданные средства. Например, в июне 1999 года, когда представители Дарта прибыли в офис ЮКОСа на собрание акционеров «Томскнефти», они увидели записку о том, что собрание перенесено в городок на юге Подмосковья. Когда же они помчались туда на машине, то по указанному адресу обнаружили здание в процессе реставрации. Поднявшись по лестнице без перил, они увидели комнату с семью стульями и на столе повестку дня собрания. «Собрание закончилось минут 20 назад», — сообщил им человек в помятой куртке строителя. По словам близкого к Кагаловскому источника, тот с помощью родственников Дарта даже выяснял психотип этого человека, чтобы знать все его слабые места. В итоге Дарт получил более $120 млн, хотя первоначальные требования доходили до $750 млн. Кагаловский справился с этим делом, сэкономив для компании немалые средства и выведя из-под удара дочерние предприятия.

Но уже в том же 1999 году Кагаловский был исключен из совета директоров ЮКОСа — «в немалой степени из-за недовольства его деятельностью со стороны Невзлина», вспоминает бывший чиновник правительства, хорошо знакомый с Кагаловским (Невзлин от комментариев для этой статьи отказался). Это совпало с тем, что Ходорковский взял курс на рост капитализации, создание открытой публичной компании. По несчастливой случайности именно в это время один из ключевых его менеджеров оказался вовлечен с крупный международный скандал. Жена Кагаловского, глава восточно-европейского отделения Bank of New York Наталья Гурфинкель стала фигурантом громкого дела. Западные СМИ обвинили руководство этого крупного американского банка в пособничестве при отмывании денег русской мафии. Статьи про русскую мафию и американский банк появились в ведущих мировых СМИ в конце августа 1999 года. В одной говорилось, что с октября 1998-го по март 1999-го через Bank of New York прошло $4,2 млрд, в другой речь шла о сумме $10 млрд. Упоминали деньги Инкомбанка, которые якобы выводили менеджеры втайне от собственника Владимира Виноградова.

22 августа в старейшем британском еженедельнике The Observer вышла статья «Русская мафия взяла цель на Сити», посвященная Константину Кагаловскому.

Ни следствия, ни суда в связи с этими обвинениями так и не было, однако Гурфинкель отправили в отпуск, а затем освободили от должности, а финансовые связи Кагаловского на Западе стали рассматривать исключительно через призму этого дела. Кагаловский говорит, что эта история отразилась на семье скорее психологически. «Константин, конечно, был ни при чем, просто пострадал за жену», —рассказывает бывший коллега Кагаловского в «Менатепе». Гурфинкель подала в суд на руководство банка, обвинив его в незаконном увольнении и нанесении ущерба репутации, и в итоге заключила мировое соглашение, получив от банка несколько миллионов долларов.

Однако для ухода из ЮКОСа у Кагаловского были и другие причины. Он сам говорит, что устал от рутины. Но и это не все. Он не всегда подчинялся корпоративным требованиям. Михаил Леонтьев рассказывает, что Кагаловский не захотел отдавать свои акции в «общий котел», когда Ходорковский собирал всех акционеров в Group Menatep. Это был первый конфликт Кагаловского с Ходорковским. Потом конфликты стали возникать все чаще.

Оказавшись без работы, Кагаловский поначалу пытался встроиться в политический истеблишмент. По словам Леонтьева, экс-менеджер «Менатепа» основал небольшой исследовательский институт и занялся прикладной экономикой. При этом большую часть времени Кагаловский уже жил в Лондоне. Но поработать не удалось даже в таком «половинчатом» формате. Началось «дело ЮКОСа».

Когда Ходорковского арестовали, Кагаловский успел ему позвонить — у того еще не отобрали телефон. «Костя, я сейчас не очень могу говорить, я в прокуратуре», — сказал Ходорковский. Это был последний разговор Кагаловского с Ходорковским. Буквально через пару недель Кагаловский улетел в Лондон. Дел в России он больше не вел.

Лишь однажды Кагаловский вступился за родную компанию. В мае 2004 года он собрал группу иностранных инвесторов, которая обратилась в правительство России с предложением выкупить долги ЮКОСа в обмен за право приобрести контрольный пакет компании. В число инвесторов входили самые разные люди — от Джорджа Миллера, главы IWMS (компании, чей основной бизнес — очистка систем стоков британских свиноферм), до семьи Аль-Мактум, из которой происходят шейхи и наследные принцы ОАЭ. Однако его инициатива наткнулась на полное непонимание российской стороны.

Приватное дело

После увольнения из Bank of New York Наталья Гурфинкель переехала из Нью-Йорка в Лондон, и Кагаловские замкнулись в семейном мирке. «Обсуждали детей, школу, другие вещи, как там в Лондоне быт — тысячу вопросов. Но мы никогда не касались бизнеса», — рассказывает его товарищ, предприниматель Андрей Вавилов.

Из спячки Кагаловского вывел беглый предприниматель Владимир Гусинский. Бывший медиамагнат и основатель НТВ предложил ему вложиться на двоих в новый медиапроект на Украине. Кагаловский, в отличие от Гусинского, мог свободно перемещаться по миру и согласился туда съездить. «Решил — посмотрим, любопытно, телевидением я никогда не занимался».

Проект ТВi партнеры основали в 2008 году. Гусинский пригласил на работу двух человек, сыгравших ключевую роль в создании НТВ, — бывшего президента телекомпании НТВ Игоря Малашенко, который стал главным внешним консультантом и де-факто управляющим, и Евгения Киселева, который начал вести еженедельную телепрограмму, а также стал главным редактором-консультантом.

Почти сразу отношения партнеров не заладились. Кагаловского не устроило то, что весь менеджмент привел Гусинский, не дав ему возможности влиять на управление. К тому же возник финансовый спор: большая часть эфира была отдана сериалам и фильмам производства компании Гусинского New Media Distribution Company. Пока телеканал присутствовал лишь в кабельных сетях, сериалы обходились компании в копейки. Но амбиции бывших олигархов требовали иного масштаба. Свободных частот на тот момент не было, поэтому они решили арендовать региональные передатчики у телекомпаний, у которых оставался свободный местный эфир.
После того как ТВi стал полноценным эфирным каналом, расценки на фильмы и сериалы пошли вверх. Кагаловского раздражало, что Гусинский «сгружал» на ТВi фильмы, которые другие не брали, по ценам, сравнимым с теми, что выставляли другим украинским каналам. «Я Гусинскому сказал: у тебя конфликт интересов — ты отвали от правления и сиди тихо, — рассказывает Кагаловский. — А он: я на это пойти не могу».

Малашенко считает, что конфликт интересов, наоборот, возник бы, если сериалы продавались бы ТВi по дешевке. Миноритарным акционером New Media Distribution Company была страховая компания AIG, которой было бы сложно объяснить, почему сериалы отдаются за бесценок. Мотивация Кагаловского была иной, считает Малашенко: «Он хотел быть главным, чтобы его уважали как некоего медиамагната. Он вложил деньги в канал ради уважения и самореализации. Но так этого и не приобрел. В этом была главная причина, почему он начал разрабатывать план захвата канала».

К сентябрю 2009 года инвестиции Гусинского в общий бизнес составил $12 млн, а Кагаловского — $11,6 млн. К этому времени ТВi поднялся в рейтинге украинских телеканалов с 47-го на 14-е место.
Кагаловский забрал канал у партнера привычными методами — как он сам говорит, «по старинному российско-украинскому рецепту», который называется «дополнительная эмиссия». «Доля Гусинского с 50% уменьшилась до одного. Что вы, не слыхали, что в России это делается?» — с ласковой улыбкой говорит Кагаловский. В результате серии транзакций в сентябре 2009 года 99% ТВi стало принадлежать компаниям Aspida и Seragill, которые, в свою очередь, принадлежат компании Кагаловского Beta Trust.

Как следует из материалов нью-йоркского суда, в котором разбирался спор Гусинского и Кагаловского, вся операция обошлось Кагаловскому в $68 000. Чтобы Гусинский не заподозрил неладное, Кагаловский присылал ему письма, в которых говорил о важности сотрудничества. Спокойный и довольный Гусинский продолжал финансировать по сути уже чужой канал и перевел с сентября 2009-го по январь 2010 года более $3 млн структурам Кагаловского.
Узнав об изменениях в составе акционеров компании, Гусинский подал в арбитраж Нью-Йорка. Двухлетнее судебное разбирательство завершилось его полной победой (решение суда есть в распоряжении редакции Forbes). Кагаловский остался должен Гусинскому вместе с процентами и издержками около $36 млн (сейчас дело на апелляции).

Хотя дело и было проиграно в суде, в течение двух лет Кагаловский мог чувствовать себя полноценным медиамагнатом. Постепенно телеканал стал одним из влиятельных независимых медиаресурсов. Фильмы производства NMDC сначала заменили на более дешевые сериалы National Geographic, а позже этот жанр и вовсе исчез из эфира, который насыщался новостными программами и расследованиями.
В начале 2010 года Национальный совет по вопросам телерадиовещания наконец выделил ТВi частоту. Однако в феврале президентом Украины стал Виктор Янукович и освободил от должности и. о. главы Нацсовета, а лицензию ТВi не получил.

Следующей мишенью новой украинской власти стали владельцы телеканалов. С украинскими предпринимателями удалось сладить довольно быстро. И неожиданно ТВi оказался главным независимым и оппозиционным телеканалом в стране. По словам бывшего гендиректора ТВi, депутата Верховной рады Николая Княжицкого, канал стал главным общественным явлением Украины: «На него ориентировалась вся интеллигенция. Пика влияния канал достиг в мае 2012 года». В сентябре 2012 года, когда канал стали отключать в регионах, а на Княжицкого завели уголовное дело в связи с неуплатой налогов, в Киеве вышли на митинг более 10 000 человек. Когда Княжицкий объявил о сборе средств на телеканал, чтобы заплатить налоги, за несколько дней люди принесли сумму эквивалентную €400 000, рассказывает депутат.

Зачем Кагаловскому понадобилось становиться знаменосцем оппозиции в украинском телеэфире?
Он пожимает плечами: «Это ситуативно произошло. Но отступать в этой ситуации уже было западло».
Весной 2012 года ТВi был настолько популярен на Украине, что в рейтингах обогнал полноценный эфирный «5 канал». Однако с осени 2012-го начал постепенно терять аудиторию. Сказалось как отключение от региональных телеэфиров, так и промахи Кагаловского, который, по утверждению Княжицкого, лично участвовал в подборе программ, ведущих и тем. Депутат напоминает, что украинская аудитория с трудом восприняла новую программу Павла Шеремета, на кандидатуре которого настоял основной акционер. «Кагаловский просто захотел быть очень большим игроком и мнил себя великим, — убежден Княжицкий. — И это всех, с кем я разговаривал, раздражало».

Дальнейшая судьба этого телеканала в чем-то повторяет судьбу «старого» НТВ. 23 апреля 2013 года гендиректор ТВi Наталья Катеринчук пришла, как обычно, на работу, но в офис ее не пустили. Оказалось, что компания «Медиа инфо», которая владеет 100% «ТРК ТелеРадиоСвит» (владелец лицензии на вещание) провела собрание акционеров, на котором приняла решение об увольнении Катеринчук с поста гендиректора. От владельцев участвовал только генеральный директор «Медиа Инфо» и ее же миноритарий (1%) Олег Радченко. Бенефициаром «Медиа инфо» и владельцем канала объявил себя предприниматель Александр Альтман.
Буквально за несколько дней от менеджмента Кагаловского не осталось и следа. Часть журналистов уволилась с канала в знак протеста против рейдерского захвата, часть — осталась. Кагаловский называет операцию рейдерским захватом и утверждает, что ее курировал замсекретаря Совета безопасности Украины Владимир Сивкович (его представитель от комментариев отказался), а технически осуществлял Николай Княжицкий. Княжицкий от участия в судьбе канала открещивается, заявляя, что всего лишь хочет, чтобы канал продолжал дальше работать.

Кагаловский уехал в Лондон, откуда теперь уже сам пытается вернуть канал. Он подал иск в Высокий суд Англии, где сейчас неспешно разбирается это дело. Кагаловский говорит, что рассчитывает вернуть хотя бы часть вложений. Он не рассчитывал, что канал станет бельмом в глазу власти, — он всего лишь «хотел с помощью него заработать». Заработать у него как раз не получилось: по словам Княжицкого, даже на пике популярности доходы канала покрывали лишь половину его расходов (по оценке Княжицкого — $4 млн из $8 млн).

Говорить о размере своего состояния Кагаловский отказывается, намекая, впрочем, что денег хватит еще не на один проект. Во что он готов их вкладывать? Теперь только холодный расчет, все инвестиции под контролем супруги — финансиста Натальи Гурфинкель.

Увидит ли Россия человека, который в свое время изменил ее судьбу и породил первых долларовых миллиардеров? «Сейчас в России любая деятельность — это конкуренция. В любой конкуренции дружба и связь с Ходорковским будет использоваться против меня», — убежден Кагаловский. Разговор о политике в России плавно переходит на ситуацию в Камбодже. Там тоже недавно прошли выборы, партия власти умудрилась их провалить. Кагаловскому это очень интересно.

Посмертное свидетельство

Через несколько дней после таинственной смерти Бориса Березовского в марте 2013 года Константин Кагаловский неожиданно объявил, что покойный владел долей в «Сибнефти». За полгода до этого Лондонский суд и судья Элизабет Глостер пришли к прямо противоположному выводу: доли в «Сибнефти» у Березовского не было.

Кагаловский рассказал Forbes, что документальных подтверждений у него не было. Однако интересно, что во время работы Кагаловского в «Менатепе» ЮКОС впервые предпринял попытку слияния с «Сибнефтью». В январе 1998 года ЮКОС и «Сибнефть» подписали протокол о намерении объединить свои управленческие и операционные структуры. Создаваемый холдинг ЮКСИ по доказанным запасам нефти и газа (3,2 млрд т) должен был занять первое место среди мировых нефтекомпаний, а по нефтедобыче (65 млн т) стать третьим после Shell и Exxon. Вскоре после сообщений о создании ЮКСИ появились слухи о скором развале этого холдинга. Кагаловский говорит, что в объединении компаний задействован не был, но правду насчет Березовского «знала каждая собака». Свидетельствовать об этом в суде Кагаловский не стал.
http://www.forbes.ru/sobytiya/biznes/247636-ekho-yukosa-kuda-ischez-avtor-zalogovykh-auktsionov-konstantin-kagalovskii

Forbes.ru: Нефтяной пузырь: почему сланцевая революция в США близка к провалу

Американским компаниям все более невыгодно добывать сланцевую нефть: рынок насыщается сырьем, цены падают, а разработка новых месторождений становится экономически нецелесообразной

Американские нефтегазовые компании лихорадит. В последние несколько лет они совершили впечатляющий рывок. Добыча нефти в США выросла на 43% по сравнению с 2008 годом, до 6,5 млн баррелей в сутки — это самый высокий показатель для страны за несколько десятилетий. Такую динамику отрасли обеспечили два самых успешных молодых месторождения — Баккен и Игл Форд. Только в 2012 году 50 лидеров американской «нефтянки» инвестировали в разработку этих и других проектов $186 млрд, подсчитали аналитики Ernst & Young. Это абсолютный рекорд для США, более чем на 20% превышающий объем вложений 2011-го. Но можно ли вернуть эти деньги?

На грани рентабельности
С учетом всех издержек многие месторождения уже сейчас работают на грани рентабельности и даже легкая корректировка котировок рискует сделать их неэффективными. А снижение цены нефти на 10-15% способно поставить крест на американском нефтяном буме.

В этом году нефть марки WTI балансирует в диапазоне $88-98 за баррель. За последние два года этот коридор составил $77-109. Пока объективные факторы говорят, скорее, в пользу дальнейшего роста цен. Что может заставить их двигаться в обратном направлении? Прежде всего эскалация мирового кризиса. Пока США переживают лишь жалкое подобие экономического роста, увеличение процентных ставок и доходности суверенных бондов способно быстро привести к усложнению условий доступа к заемным ресурсам и поспособствовать обрушению цен. Европейские проблемы остаются неразрешенными, растут риски рецессии и в экспортно ориентированных странах.

Еще одной причиной падения цены на нефть могут стать действия ОПЕК, которая по итогам последнего саммита выразила опасения в связи с насыщением рынка американской нефтью. Организация пообещала «изучить» проблему ценового соперничества с новым конкурентом из-за океана, а входящая в картель Нигерия и вовсе констатировала спад спроса на свое сырье (по качеству нигерийская нефть соответствует нефти, добываемой США на месторождении Баккен в Северной Дакоте).

«Если ОПЕК надеется сохранить подобие своего ценового диктата, самое время резко нарастить добычу, обрушить цены, обанкротить мелких американских конкурентов и в долгосрочной перспективе отвоевать долю на рынке», — говорит преподаватель экономики Университета Хьюстона, член экспертного совета при Йеле Эд Хирс.

Вместе с профессором Йеля Полом Макэвоем он подсчитал: рост глобальной добычи на 1 млн баррелей в сутки может понизить мировые цены на 10%, на 2 млн — на 20%. Если США не сбавят набранных темпов, показатель в 1 млн баррелей будет достигнут еще до конца 2014 года. «А если ОПЕК откажется снижать квоты на добычу в свете американской угрозы, компании из Штатов рискуют собственноручно разрушить свой бизнес», — констатирует Хирс.

Почему сланцевая нефть не дешеет? Огромные залежи сланцев занимают сотни тысяч и даже миллионы акров, но качество геологического ландшафта этих территорий неравномерно. Есть настоящие «лакомые куски», которые компании разрабатывают в первую очередь, чтобы окупить расходы на приобретение участка (цена которых зачастую доходит до $10 000 за акр).
(iv_g — 1 акр = 0,00405 кв. км, 1 кв. км = 247,105 акра,
$10 000 за акр = 2.47105 млн $/кв. км)

Но добыв «легкие» объемы, нефтяники сталкиваются с затратными технологическими сложностями. Аналитики Bernstein Research в мае констатировали, что рост издержек вкупе со стабилизацией котировок из-за усиления конкуренции выразился в снижении рентабельности чистой прибыли до минимальной отметки за десятилетие. Часть американских производителей сознательно теряют деньги на нефти, которую продают на рынке. По расчетам Bernstein, себестоимость барреля нефти в странах, не входящих в ОПЕК, составляет $104,5. В США этот показатель увеличился с $89 в 2011-м до $114 в 2012-м. Это допустимо для компаний, которые лишь приступают к добыче на разведанных месторождениях, но даже независимые игроки хотят демонстрировать инвесторам прибыльную модель бизнеса. Отрасли остро необходимо либо увеличение цен, либо сокращение стоимости издержек, уверены эксперты Bernstein Research. Еще одна альтернатива — пересмотр в сторону уменьшения планов по добыче.

Норвежское терпение
Расчеты Bernstein нужно принимать с оговоркой: эти данные касаются в первую очередь США (на глобальном уровне дела в целом обстоят не так плачевно). Глава фонда прямых инвестиций Pinebrook Road Partners Говард Ньюман недавно заявил в ходе лекции в Йеле, что большая часть американских сланцевых месторождений останется эффективной до тех пор, пока цена нефти не упадет ниже отметки в $80 за баррель. Аналитики Morgan Stanley назвали другую цифру — $64 за баррель. Но это без учета затрат на покупку участка. Если их учитывать, то цифры будут варьироваться от компании к компании. К примеру, первые участники проекта Игл Форд платили за акр земли всего несколько сотен долларов. А когда о перспективах месторождения прослышали гиганты BHP Billiton Petroleum и Marathon Oil, цены взлетели до $20 000 за акр. Не удивительно, что после покупки участка на Игл Форд в 2011 году из-за обесценивания актива BHP списала миллиарды долларов убытков (на данный момент инвестиции компании в проект приближаются к отметке в $20 млрд).

В том же 2011 году Statoil потратила $4,5 млрд на поглощение одного из первых участников проекта Баккен — компанию Brigham Exploration. Норвежскому гиганту досталось 375 000 акров, на которых на момент сделки добывалось 20 000 баррелей в сутки. Новые владельцы поставили цель довести этот показатель до 100 000 баррелей, но остановились на отметке в 50 000. И даже этого покупателя удастся достичь не ранее, чем через шесть лет.

Сколько нужно нефти, чтобы Statoil смог вернуть $4,5 млрд? Бурение скважины стоит около $8,5 млн. Каждая скважина на месторождении Баккен способна обеспечить добычу 500 000 баррелей на протяжении 10 лет, а точнее 450 000 баррелей (с учетом лицензионных выплат владельцам земли). Каждый баррель, получается, обходится компании примерно в $19. Еще $5 составляют налоговые выплаты, $3 — попадание нефти в трубопроводы, $2 — компенсация экологических рисков. Итого — $29. Продавать нефть Statoil может по $75 за баррель (с учетом логистических издержек и привязки к WTI), так что разница в $46 остается на покрытие $4,5 млрд. Чтобы выйти на прибыль, компании необходимо добыть с месторождения 100 млн баррелей нефти. Но $4,5 млрд — это не все затраты. Еще $2,9 млрд уйдет на бурение. Итого $7,4 млрд. Именно на такую сумму нужно продать нефти, чтобы проект Баккен начал приносит прибыль Statoil.

Цена кажется очень высокой, но таковы сегодня реалии рынка. Если нефть подешевеет на $10, Statoil придется добывать дополнительные 25 млн баррелей для достижения эффективной бизнес-модели. В денежном эквиваленте это еще $725 млн вложений. С точки зрения временных затрат это дополнительный год работы.

Кейс месторождения Баккен доказывает: даже крупные игроки на рынке сланцевой нефти работают с низкой рентабельностью. При нынешних котировках нефтяники не откажутся от развития этих проектов, но отрасли из года в год будет все сложнее удерживать набранные темпы.

Аналитик Bernstein Боб Брэкетт так описал стоящий перед индустрией вызов. В первый год добычи средняя сланцевая скважина приносит 600 баррелей нефтяного эквивалента в сутки. Темп истощения скважины — около 40% в год. Бурение каждой скважины обходится в $7 млн. Выходит, наращивание добычи на 1000 баррелей в сутки стоит $11,7 млн. Если вам досталось месторождение мощностью в 100 000 баррелей в сутки, сумма инвестиций вырастет до $500 млн, которые необходимы лишь для сохранения текущих темпов. Около двух третей всех вложенных в сланцевую отрасль ресурсов идет на поддержание динамики добычи, а не на ее стимулирование, заключает Брэкетт.

Штаты кратно нарастили объем производства нефти за несколько лет, но потенциал роста будет исчерпан, когда у инвесторов лопнет терпение и они перестанут вкладывать масштабные средства с прицелом на долгосрочную окупаемость. Возможно, что пузырь уже лопнул. В прошлом году Chesapeake Energy продала 1 млн акров в Пермском нефтегазовом бассейне в Техасе консорциуму Shell и Chevron. Вместо $6 млрд, на которые надеялась Chesapeake, компания получила лишь $3,3 млрд, после чего отчиталась об убытках в несколько миллиардов. А в этом году году энергетическая компания Hess продала участок в Игл Форд уже по цене $6000 за акр. И это притом что полтора года назад эта земля стоила $24 000 за акр.

Сейчас на продажу выставлены огромные территории, где залежей нефти хватит на сотни лет. Но кто готов рискнуть? Цены на нефть и газ недостаточно высоки, чтобы инвестиции оправдали себя. Чтобы продать такие участки, продавцам приходится либо распродавать землю по низким ценам, либо консервировать актив до лучших времен.

Чек на оживленной улице
Итак, американский нефтяной бум на распутье. Результаты поражают воображение: страна уже производит нефти больше, чем импортирует. Но мечты о полном отказе от поставок из-за рубежа до конца десятилетия вряд ли воплотятся в реальность. У отрасли попросту не хватит капитала, чтобы компенсировать темпы разработки месторождений и ввод в эксплуатацию новых проектов. Затраты компаний, опоздавших к началу сланцевой революции, перестают окупаться.

Нельзя недооценивать и фактор конкуренции со стороны ОПЕК. Ближневосточным экспортерам добыча одного барреля, по оценкам властей США, обходится в $20. Так что для членов картеля представляется целесообразным открыть хранилища, обвалить цену до $75 и выкинуть из игры американских независимых производителей. Некоторые эксперты все еще не исключают, что ОПЕК снизит добычу, чтобы создать рыночную нишу для нефти из Штатов, но эти прогнозы выглядят все более нерациональными: зачем поставщикам сырья помогать конкурентам?

В докладе на прошлой неделе ОПЕК отчиталась о росте производства нефти на 106 000 баррелей в сутки, до 30,57 млн баррелей. Главным драйвером этой динамики стала Саудовская Аравия, прибавившая 143 000 баррелей в сутки, до отметки в 9,4 млн баррелей.

Иначе ситуация видится эксперту Эду Хирсу, по совместительству гендиректору маленькой нефтяной компании Hillhouse Resources. Он не слишком переживает насчет провала сланцевой революции: пока отрасль замерла в ожидании, Hillhouse неожиданно оказалась владельцем богатых нефтегазовых залежей традиционного происхождения. Компания взяла в лизинг 45 квадратных миль рачно к югу от Хьюстона, на которых обнаружились запасы, доступные к добыче без применения горизонтального бурения или гидравлического разрыва пласта. Это поможет Хирсу оставаться в плюсе, даже если цена упадет до $20 за баррель. Звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой, но не верить экономисту нет никаких оснований. У Хирса хорошее портфолио в бизнесе: Hillhouse одной из первых оценила перспективы проекта Ниобрара в Колорадо.

До сланцевой «лихорадки» традиционные месторождения регулярно обнаруживались на территории США. Теперь геологоразведочные работы практически свернуты, хотя ресурсный потенциал далек от исчерпания, уверяет Хирс. «Похоже на историю про экономиста, который не стал поднимать чек на $100 на оживленной улице, будучи уверен в том, что, если бы чек был настоящим, кто-то другой уже подобрал бы его раньше», — резюмирует экономист.
http://www.forbes.ru/sobytiya/ekonomika/240808-neftyanoi-puzyr-pochemu-slantsevaya-revolyutsiya-v-ssha-blizka-k-provalu

forbes.ru: 22 великих цитаты о нефти. Мысли о том, что такое нефть и как на ней заработать

Дик сказал, что ведь у нас, в Америке, хватает нефти. Роббинс стукнул кулаком по столу. «Никогда никому ничего не хватает. Это основной закон термодинамики. Мне никогда не хватало виски… Вот вы — молодой человек, вам когда-нибудь хватало баб? Так вот, ни «Стандард Ойл», ни «Ройал Датч Шелл» никогда не будет хватать нефти».
—Джон Дос Пассос, американский писатель

Вот моя формула успеха: вставай раньше, работай больше и качай нефть.
—Пол Гетти, американский промышленник, один из первых долларовых миллиардеров

Не так труба кормит, как ее ответвления.
— Павел Бородин, управляющий делами Президента Российской Федерациив 1993-2000 гг.

Нефтяник никогда не положит голову себе на дорогу или на рельсы. Шахтеры — это особая страница в топливно-энергетическом комплексе.
— Виктор Калюжный, министр топлива и энергетики России в 1999—2000 гг

Справедливая цена бензина — столько, сколько можно за него получить, плюс десять процентов.
— Али Ахмед Аттига, автор нескольких книг о значении нефти для арабских стран

Хочется украсть — иди в другую отрасль, в нефть или в газ. Оружие — это святое, его красть нельзя.
— Александр Котелкин, бывший гендиректор «Росвооружения»

Моя жизнь прошла в атмосфере нефти и газа.
— Виктор Черномырдин, бывший премьер-министр России

Там, где есть мусульмане, есть нефть; обратное утверждение неверно.
— Чарлз Иссави, американский историк

Русские разворачиваются на восток, к Китаю — на удивление европейцам. Мне всегда казалось, что в отношениях России и Китая нефть и газ постепенно вытеснят Маркса и Ленина.
— Дэниел Ергин, председатель Кембриджской ассоциации энергетических исследований CERA, автор книг о нефти

[Моисей] водил нас по пустыне 40 лет, чтобы привести к единственному месту на Ближнем Востоке, где нет никакой нефти.
— Голда Меир, 5-й премьер-министр Израиля (1969 — 1974 гг.)

«Может, нам сталь, чугун, прокат, уголь и нефть следует жрать, закусывая продукцией нашего завода?»
— Юз Алешковский, российский писатель, поэт и бард

Сжигать нефть все равно что топить печку ассигнациями.
— Дмитрий Менделеев, российский ученый, химик

На дне пролетариата оседает слой отверженных и бесправных, советских париев, которыми вынуждена, однако, широко пользоваться такая важная отрасль промышленности, как нефтяная.
— Лев Троцкий, политический и государвстенный деятель, один из руководителей Октябрьской революции (1879 — 1940 гг.)

Солнечная энергетика пока не развивается, поскольку Солнце не принадлежит нефтяным компаниям.
— Ральф Нейдер, американский адвокат и политический активист

Во всей Вселенной пахнет нефтью.
— Бертран Рассел, английский философ , математик, общественный деятель

Если вы хотите контролировать мир, вы должны контролировать нефть, одно из главных условий этого — сломить Ирак.
— Саддам Хусейн, 5-й президент Ирака (1979 — 2003 гг.)

Ваши внуки просто не поверят, что вы сжигали галлон бензина, чтобы купить пачку сигарет!
— Пол Маккреди, американский конструктор

За последнее время политика очень часто пахнет нефтью, а нефть — политикой.
— Феликс Дзержинский, революционер, деятель коммунистической партии и советского государства (1877 -1926 гг)

Нью-йоркские банкиры и дельцы
Доселе Мексику держали под уздцы:
Нет стран для них приманчивей, чем страны,
Где нефтяные бьют фонтаны.
— Демьян Бедный, севетский писатель и публицист

Я разговаривал с новым президентом Мексики по поводу поставок нефти в США. Таким образом, мы больше не будем зависеть от поставок нефти из-за границы.
— Джордж Буш-младший, 43 -й президент США 2001 -2009 гг.

Наша культура зиждется на кофе и бензине, причем первое вкусом уже напоминает последнее.
— Эдвард Эбби, американский писатель

Может ли кто ходить по горящим угольям, чтобы не обжечь ног своих?
—Из Библии. Притч. 6:28
http://www.forbes.ru/forbeslife-opinion/obrazovanie/236694-22-velikih-tsitaty-o-nefti

forbes: Влияние нетрадиционных газа и нефти на экономику США


http://www.forbes.com/sites/energysource/2012/12/13/how-unconventional-oil-and-gas-is-transforming-the-u-s-economy/

Из комментариев
— В трубопроводах цифра завышена на порядок
— Не думаю. На порядок — это 5-6 млрд. За такие деньги в США можно построить всего около 1000 км магистрального трубопровода — мизер. Кстати автор не включил в оценку трубу с Аляски за 65 млрд.) Еще одна оценка необходимых инвестиций в трубопроводы — 205 млрд.до 2035 года:

http://www.energyandcapital.com/articles/infrastructure-stocks/2249
— я про рабочие места

http://slanceviy-glas.livejournal.com/90177.html#comments

vedomosti.ru, forbes.ru: О будущем банке «Роснефти»

13.11.2012

В понедельник «Роснефть» сообщила о планах создать универсальный банк, ранее об этом в интервью The Wall Street Journal заявлял сам президент нефтяной компании Игорь Сечин.

Его созданием на базе принадлежащего «Роснефти» Всероссийского банка развития регионов (ВБРР) займется группа советников при президенте компании, куда вошли бывшие руководители Morgan Stanley Райр Симонян, Елена Титова и Валид Чамма (Титова будет выдвинута на должность президента ВБРР, все трое войдут в набсовет банка).

Прежде всего задача — построить «много-продуктовый» финансовый институт, предлагающий разные виды кредитование и различные услуги, говорит Титова. Ключевая задача — не доля на рынке, а рентабельность капитала, неорганический рост через слияния и поглощения также не исключен. Первый этап — упорядочить имеющиеся активы. «Роснефть вступила в соглашения с крупнейшими финансовыми институтами, учитывая громадные потоки, цена ошибки будет очень большой — компания хочет застраховаться себя, ей нужны люди, которые скажут, что правильно, а что — нет», — пояснил Симонян необходимость для компании иметь свой банк.

При этом будет и выход на внешние рынки, уверяет менеджмент, подтвердив слова Сечин в интервью WSJ о том, что банк будет международный. Это будет рыночная структура, а не кэптивный банк, подчеркнул Симонян: «Мы даже не сможем обслуживать материнскую компанию, если не будем сами эффективными».

Чамма пояснил, что основными клиентам будут большие компании энергетического сектора и компании развивающихся стран, а спектр услуг для них очень широкий — от консультирования M&A и корпоративного кредитования до страхования: «банк планирует создать торговую платформу, которая позволит оптимизировать цену хеджированием рисков и снижением волатильности». Подробности менеджмент пока раскрывать не стал. Банк сможет найти нишу даже на международных рынках, уверен Шамме, сейчас идут глобальные изменения в мире, Сбербанк и ВТБ целятся на тех же клиентов, что и Роснефть-банка, но у них нет особого фокуса на энергетическом секторе, нет особой специализации, объяснил он.

Опрошенные «Ведомостями» инвестбанкиры отказались в открытую комментировать инициативу Сечина. Такой банк будет очень тяжело сделать, cкептичен управляющий директор крупнейшего международного финансового консультанта, консультировавшего крупные сделки в России, в том числе с участием госкомпаний: «Под силу ли это Симоняну и Титовой — вопрос, их адекватно воспринимают в инвестсообществе, репутация у них по крайне мере «не плохая».

У них достаточно известные имена, чтобы своим брендом привлекать инвесторов и клиентов, говорит бывший вице-президент JP Morgan, занимавшийся развитием банка в России). Что касается Сечина, репутация его и правда сейчас очень плохая, дело «Юкоса» еще помнят, продолжает он: «С другой стороны, при желании, при мощном пиаре, который у Сечина будет, ее всегда можно отмыть, особенно на Западе, что и подтвердило IPO “Роснефти” в 2006 г». Против Сечина на Западе нет какого-либо предубеждения, наоборот у него сейчас репутация эффективного менеджера, умеющего доводить дело до конца, уверяет один из источников, близкий к ВБРР.

«Навряд ли Роснефть-банку удастся стать чем-то похожим на Сбербанк или ВТБ, это будет что-то вроде внутреннего департамента M&A-специалистов, и это совершенно правильный ход — у Exonn Mobile, к примеру, в штате около 200 специалистов, занимающихся финансированием сделок», — говорит топ-менеджер крупного инвестбанка, имеющего бизнеса в России. «Сейчас все от Токио до Нью-Йорка хотят дать какой-то совет “Роснефти” — сделка по приобретению ТНК-BP такая большая, финансирование такое сложное по структуре, что Сечину нужен очень большой штат, чтобы хотя бы просо все это регулировать», — объясняет он.

Сам Сечин давно интересуется финансовыми рынками, еще с момента IPO «Роснефти» в 2006г., утверждает менеджер одного из инвестбанков, консультировавших размещение «Роснефти». Сначала он был очень далек от всей финансовой тематики, но очень живо ее интересовался и в период организации размещения любил вникать во все детали, вспоминает он.

http://www.vedomosti.ru/finance/news/6028001/simonyan_poobeschal_predstavit_strategiyu_rosneftbanka

13.11.2012
Сечин хочет создать универсальный банк
«Роснефть» планирует создать универсальный банк, целью которого будет реализация крупномасштабных международных проектов, оптимизация системы торговли нефтью и нефтепродуктами, а также оказание полного спектра финансовых услуг индивидуальным и корпоративным клиентам нефтегазового и энергетического секторов, сообщила в понедельник крупнейшая российская нефтяная компания. Новая структура получит название Роснефть-банк.

Для этого при президенте компании Игоре Сечине будет создана группа «стратегических советников» из числа бывших и действующих топ-менеджеров банка Morgan Stanley. Она займется консолидацией финансовых активов «Роснефти» и созданием на их основе «универсального финансового института».

«На данном этапе развития “Роснефти” необходим такой финансовый институт, который позволит нам привлечь наиболее квалифицированных профессионалов, внедрить в свою практику лучший мировой опыт корпоративного управления, самые современные технологии и обеспечить максимально эффективное оказание финансовых услуг. Группа советников будет управлять процессом планирования и реализации мер по созданию нового финансового института», — приводятся в сообщении слова президента, председателя правления Игоря Сечина.

В группу советников Сечина войдут Райр Симонян и Елена Титова, руководившие до недавнего времени российским Morgan Stanley, и бывший глобальный сопрезидент и экс-председатель совета директоров Morgan Stanley International Валид Чамма. Титова будет выдвинута на должность президента принадлежащего «Роснефти» Всероссийского банка развития регионов (ВБРР), вместе с Симоняном и Чаммой она войдет в наблюдательный совет банка.

Слухи о создании финансовой структуры при «Роснефти» возникли после того, как стало известно, что из Morgan Stanley уходят топ-менеджеры. Симонян близко общался с Сечиным, при нем Morgan Stanley проводил IPO «Роснефти», сопровождал крупнейшие сделки по продаже активов ЮКОСа, в частности покупку 9,44% акций «Роснефти» ее «внучкой», «консультировал “Интер РАО”, “Русгидро” — словом, все, что курировал Сечин», рассказывал «Ведомостям» один из сотрудников Morgan Stanley, работавший с Симоняном.

В начале ноября Сечин в интервью The Wall Street Journal сообщил, что «Роснефть» может создать «совершенно новую, возможно, международную, кредитно-финансовую структуру». «Инвестиционная группа, инвестиционный холдинг никогда не будут лишними, а в некоторых случаях будут даже необходимыми для “Роснефти” и для любой крупной компании», — объяснял он необходимость этого шага.

Помимо BБРР «Роснефть» владеет подконтрольным ему Дальневосточным банком (обслуживает клиентов ВБРР в восточной части страны). Но сейчас ВБРР даже не входит в топ-50 российских банков по активам (к 1 октября с показателем 87,6 млрд руб. он занимал 58-е место в списке «Интерфакс-ЦЭА»). На базе ВБРР может быть создан расчетный центр для энергетических компаний, рассказывали «Ведомостям» знакомые менеджеров банка и источник, близкий к самому банку. Одним из авторов идеи был Григорий Курцер, до конца августа возглавлявший ВБРР.

Сечин любит все контролировать, и ему вполне под силу создать второй Газпромбанк, отмечал управляющий директор «Дашевский и партнеры» Стивен Дашевский. У компаний, входящих в орбиту влияния Сечина даже до приобретения ТНК-BP, обороты составляют десятки миллиардов долларов, а на комиссионные от обслуживания таких финансовых потоков вполне можно содержать отдельный банк, уверен он.

Такой банк будет очень тяжело сделать, cкептичен управляющий директор крупнейшего международного финансового консультанта, консультировавшего крупные сделки в России, в том числе с участием госкомпаний: «Пока очень мало деталей, все будет зависеть от того, как все будет сделано». Под силу ли это Симоняну и Титовой — еще вопрос, их адекватно воспринимают в инвестсообществе, репутация у них, по крайне мере, «неплохая», продолжает он.

Сам Сечин давно интересуется этой темой, еще с момента IPO «Роснефти», утверждает менеджер одного из инвестбанков, консультировавших размещение компании в 2006 г. «Сначала он был очень далек от всей финансовой тематики, но очень живо ею интересовался и в период организации размещения любил вникать во все детали, так что сейчас сам уже мог бы стать инвестбанкиром», — вспоминает он.

http://www.vedomosti.ru/finance/news/5985961/rosneft_sozdaet_gruppu_iz_eksmenedzherov_morgan_stanley_dlya

13.11.2012
Игорь Сечин собрал группу финансовых советников из топ-менеджеров Morgan Stanley Райра Симоняна, Елены Титовой и Валида Шаммы и планирует создать финансовый холдинг. Каким он будет, Forbes рассказал один из его создателей

— Зачем «Роснефти» банк?

— «Роснефть» — очень большая компания с колоссальными обязательствами по всем проектам, гигантскими денежными потоками. Цена ошибки в проектах, которые исчисляются сотнями миллиардов, может составлять миллиарды. Поэтому они хотят своего рода защиту, чтобы быть уверенными, что есть финансовый институт, который будет абсолютно прозрачным и профессиональным.

— То есть все денежные потоки «Роснефти» и ТНК-BP будут переведены в новый банк?

— Нет, трудно сказать. Помните тот анекдот? Съесть-то он съест, да кто ж ему даст. Мы даже съесть это не сможем. Надо быть реалистами и понимать, с чего начинаем. Есть некая платформа, на которой не очень многое можно сделать. Большой скачок трудно осуществим, может быть, даже невозможен. Поэтому надо выстраивать бизнес органически и, что еще важнее, выстраивать правильно. Нам интересно выстроить российский финансовый институт на уровне мировых образцов.

— А есть понимание, какого размера этот банк должен быть? Может быть, стоят какие-то цели по капиталу?

— Нет, таких задач нет. Первоочередные задачи следующие. Разобраться с наследием, но это не самая интересная часть работы. Выработать стратегию, чтобы понимать опции и потом уже из них выбирать. В универсальном банке может быть все на свете, но надо исходить из потребностей компании и эффективности тех или иных финансовых инструментов. У них (ВБРР, дочернего банка «Роснефти». — Forbes) уже 400 000 индивидуальных клиентов, следовательно, ритейл нужен: сейчас эти люди получают на карточки деньги, обналичивают — и все, больше никаких услуг не получают. Сотни корпоративных клиентов, которые тоже не получают толкового обслуживания. Управление активами — если будут многомиллиардные сделки, нужно понимать, как правильно управлять этими активами. Commodities…. Эта тема вчера прозвучала.

— Да, что имелось в виду под оптимизацией торговли нефтью и нефтепродуктами?

— Масштабы бумажной торговли многократно превышают масштабы реальной торговли. Финансовые инструменты при торговле commodities нужны для системы управления рисками. Крупной компании нужна система управления рисками? Безусловно. Нам надо страховать себя и от волатильности цен, и от волатильности валютных куров, особенно если на кону громадные инвестиции и надо планировать капиталовложения. Вся система управления рисками должна быть внутри. Но сейчас ставить цифровые показатели смешно. Надо посмотреть, что может быть сделано с точки зрения оптимизации физической торговли нефтью, в какой мере нужна бумажная торговля нефтью. Каждый инструмент имеет свою стоимость, можно его использовать, а можно нет. Но это колоссальный блок, этого в России никто не делает.

— В бирже нефтепродуктов будете каким-то образом участвовать?

— Это один из элементов, по всей видимости, да. Если будет полная ревизия системы торговли нефтью и нефтепродуктами, это, безусловно, может включить биржу. Но перечень этих вопросов гигантский. Нужен ли собственный бенчмарк? И если нужен, то как к нему прийти? Потому что биржа — это уже следствие. Ты не можешь заставить людей насильно торговать через созданную тобой площадку, они должны быть заинтересованы. А для этого нужен бенчмарк — не только Brent, но и российский бенчмарк.

— Планы по созданию российского бенчмарка есть?

— Это было бы логично.

— Вы сказали про ревизию торговли нефтью и нефтепродуктами. Планируется какая-то ревизия?

— Нет, ревизия в смысле анализа того, что есть: посмотреть со стороны, как это организовано, и потом решить, как это оптимизировать.

— Идея объединения ВБРР с банком «Траст» еще жива?

— Я, правда, о ней не слышал, но это не самоцель. Я всегда был сторонником органического роста. Сейчас сложилась абсолютно уникальная ситуация, на рынке масса банкиров, которым либо не интересна их работа, потому что нет бизнеса, либо им недоплачивают. Поэтому можно нанять квалифицированных людей по разумным ценам.

— Но сейчас и банки продаются недорого, можно купить…

— Можно, но это следствие стратегии. А она у нас еще даже не разработана. Может быть органический рост, могут быть и поглощения. С моей точки зрения, главное — выстроить работающий механизм, взять правильных людей и построить правильно работающие процедуры. И тогда уже можно смотреть. Надо сначала понять приоритеты. Эта работа только начинается, она еще не проведена.

— А создаваемое инвестиционное подразделение будет участвовать в приватизации, например?

— Возможно, но инвестиционное подразделение — не приоритет. Advisory бизнес сейчас тухлый везде в мире, есть гораздо более важные направления, в которых за счет небольших усилий можно получить громадную отдачу. Поэтому, когда дойдет дело до инвестиционно-банковских услуг, тогда и будет видно. Большинство банков сейчас не знают, что делать с инвестиционными подразделениями. Зачем брать дорогостоящих людей, если ты не сможешь покрыть издержки по их содержанию?

— У госбанков вроде бы все неплохо с этим бизнесом…

— Я могу обещать, что мы ничего не будем делать для того, чтобы выглядеть лучше, чем мы есть. Нам не нужно никому ничего доказывать, а нужно заниматься прозаическим делом — на имеющейся платформе и ресурсах выстроить суперинститут.

— Розница где находится с точки зрения приоритетов?

— Чуть ли не первый приоритет.

— То есть это будет в большей степени розничный банк?

— Это совсем не обязательно будет один банк. Скорее всего, в конечном счете это будет холдинговая структура, которая объединит различные типы финансовых институтов будь то розничный банк, корпоративный банк, инвестиционное подразделение, если оно будет, управление активами, страховую компанию, пенсионный фонд. Они все будут развиваться параллельно, но в рамках холдинговой структуры. Но мы еще не инвентаризировали все активы — там много чего есть, но вопрос в том, что нужно из этого развивать. Помните, как Козьма Прутков говорил? «Плюнь тому в глаза, кто скажет, что может объять необъятное». А там именно необъятное.

— Кроме ВБРР, пенсионного фонда и Дальневосточного банка какие еще активы вы планируете консолидировать в этой структуре?

— Страховой компании нет, она может быть создана. Нужен ли лизинг при таких объемах капиталовложений? Мы знаем, что на лизинге зарабатываются очень большие деньги. Нужно ли нам это как самостоятельный бизнес? Пока не знаю.

— Первые обещания пополнить капитал ВБРР уже есть?

— Нет, потому что мы не хотим ставить телегу поперед лошади. Сначала надо посмотреть, что за лошадь, сколько у нее ног и кто ездоки.

— Покупку инвестиционного бизнеса не рассматриваете?

— Нет, рано.

— Розничный банк будет на базе ВБРР?

— Мы не решили пока.

— Может быть, купите?

— Нет, на первой стадии мы будем использовать то, что есть. Может быть, это будет Дальневосточный банк.

— Есть понимание, когда должна быть сформирована эта холдинговая структура?

— Стратегия занимает 3-4 месяца, работа над ней началась. В течение полугода, я думаю, уже будет ясно, как это будет выглядеть хотя бы на первых порах и какие приоритеты стоят на более долгосрочную перспективу.

— Второй Газпромбанк не будете делать?

— Ни в коем случае. Мы идем из западных банков, где абсолютно понятная культура, и мы идем не для того, чтобы свой психологический комфорт разрушать. Этот банк должен быть абсолютно рыночной структурой, карманный банк обречен заранее.

— Структура собственности как-то изменится?

— Не сейчас. Что сейчас об этом говорить? Сейчас надо собрать камни, а потом уж разбрасывать.
http://www.forbes.ru/sobytiya/finansy/206174-rair-simonyan-o-rosneft-banke-karmannyi-bank-obrechen-zaranee

06.11.2012
Зачем «Роснефти» понадобился инвестиционный банк
Игорь Сечин решил создать инвестхолдинг; его могут возглавить бывшие топ-менеджеры российского Morgan Stanley

«Роснефть» планирует создать «совершенно новую, возможно международную, кредитно-финансовую структуру», заявил Сечин The Wall Street Journal: «Инвестиционная группа, инвестиционный холдинг никогда не будут лишними, а в некоторых случаях будут даже необходимыми для “Роснефти” и для любой крупной компании». По словам Сечина, эта структура будет создана «на базе тех возможностей, которые имеются у компании “Роснефть” в настоящее время».

«Роснефть» владеет Всероссийским банком развития регионов (BБРР) и подконтрольным ему Дальневосточным банком (обслуживает клиентов ВБРР в восточной части страны). Но сейчас ВБРР даже не входит в топ-50 российских банков по активам (к 1 октября с показателем 87,6 млрд руб. он занимал 58-е место в списке «Интерфакс-ЦЭА»).

О планах создания коммерческого и инвестиционного банка на базе ВБРР слышали несколько инвестбанкиров, один из которых работает с «Роснефтью». На этот банк планируется перевести финансовые потоки энергетиков и нефтяников, говорит один из собеседников «Ведомостей». О планах создания на базе ВБРР расчетного центра для энергетических компаний рассказывали знакомые менеджеров банка и источник, близкий к самому банку. Одним из авторов идеи был Григорий Курцер, до конца августа возглавлявший ВБРР.

Руководить банком «Роснефти» будут Райр Симонян и Елена Титова, которые в августе объявили об уходе из российского Morgan Stanley, утверждают близкие к банку люди, знакомый топ-менеджеров «Роснефти» и несколько инвестбанкиров. Предполагается, что Титова уже в ноябре возглавит ВБРР, а Симонян займется созданием инвестиционного бутика, говорили их знакомые.

Титова сказала «Ведомостям», что до середины ноября она и Симонян работают в Morgan Stanley. С Симоняном связаться не удалось.

Слухи о создании инвестхолдинга при «Роснефти» возникли после того, как стало известно, что из Morgan Stanley уходят топ-менеджеры, говорили инвестбанкиры. Такие же разговоры ходили и при создании Наташей Цукановой из JPMorgan инвесткомпании Xenon Capital Partners, разве что сейчас более отчетливо говорится о ВБРР, сообщил топ-менеджер иностранного инвестбанка. Xenon провела несколько сделок в электроэнергетике, которую Сечин курировал как вице-премьер. Например, компания Хеnon, как управляющая «Русэнерго фондом», участвовала в покупке консорциумом инвесторов 26,4% «Энел ОГК-5» за $625 млн.

Общий объем финансовых сделок Xenon в электроэнергетике — $6,6 млрд.

Симонян руководил российским Morgan Stanley с 1998 г., при нем банк консультировал правительство в топливно-энергетической сфере, рассказывал один из сотрудников Morgan Stanley, работавший с банкиром: он близко общался с Сечиным, Morgan Stanley проводил IPO «Роснефти», сопровождал крупнейшие сделки с активами ЮКОСа, консультировал «Интер РАО», «Русгидро».

За последнее время в ВБРР перешло около 10 человек из Morgan Stanley, они занимаются созданием инфраструктуры — HR, IR и операциями клиентов, еще один человек из инвестблока в процессе перехода, говорит близкий к Morgan Stanley финансист.

Инвестбанк при «Роснефти» выглядит логичной идеей, отмечает управляющий директор «Дашевский и партнеры» Стивен Дашевский: Сечин любит все контролировать и ему вполне под силу создать второй Газпромбанк. У компаний, входящих в орбиту влияния Сечина даже до приобретения ТНК-BP, обороты составляют десятки миллиардов долларов, а на комиссионные от обслуживания таких финансовых потоков вполне можно содержать отдельный банк, уверен Дашевский. Если речь идет о небольшом собственном инвестподразделении, то это может иметь смысл для крупной компании — лидера рынка, но создавать с нуля большой инвестбанк долго и дорого, к тому же в этой нише представлено немало качественных игроков, предупреждает управляющий директор Arbat Capital Юлия Бушуева.
http://www.vedomosti.ru/companies/news/5739541/baza_vozmozhnostej

Forbes.ru: Путь Тимченко: от мастера цеха до миллиардера

Читать далее

Forbes.ru: Тот самый Тимченко: первое интервью богатейшего из друзей Путина. 2

ОТНОШЕНИЯ С СЕЧИНЫМ
Читать далее

Forbes.ru: Тот самый Тимченко: первое интервью богатейшего из друзей Путина. 1

Один из самых таинственных миллиардеров путинской эпохи Геннадий Тимченко рассказал Forbes об отношениях с Путиным и Сечиным, связях с «Сургутнефтегазом» и истории создания Gunvor

Неизменная улыбка, быстрая реакция. «Я знаю, как уговорить вас, к примеру, купить у меня этот чай», — убедительно жестикулирует наш собеседник. Еще недавно опознать его можно было по единственной гулявшей в интернете фотографии. Мы сидим за столом с «гражданином Тимченко» — самым состоятельным бизнесменом из давних знакомых Владимира Путина.

Тимченко утверждает, что стал миллионером еще в 1990-е, а к концу 2000-х его компания Gunvor, поднявшаяся на торговле российской нефтью и нефтепродуктами, уже занимала третью строчку по выручке среди мировых трейдеров.

Нельзя не заметить, что восхождение Gunvor совпало по времени с приходом Путина к власти. В 2000-е на компанию приходилась значительная часть экспорта «Роснефти», получившей добывающие активы ЮКОСа, и треть всего российского морского нефтеэкспорта. Через Gunvor торговали уже ТНК-BP и «Газпром нефть», а Тимченко и вовсе записывали в акционеры «Сургутнефтегаза». Но всякий раз, когда СМИ пытались связать бизнес-успехи Тимченко с именем Путина, бизнесмен или его представители яростно отбивались в судах и ответных публикациях. А теперь, когда Gunvor проигрывает новые тендеры и многие связывают это с тлеющим конфликтом хозяина Gunvor и президента «Роснефти» Игоря Сечина, сам Тимченко настаивает: ничего личного, только бизнес.

Первое большое интервью для российского издания Тимченко дает в очищенном от любых характерных деталей пространстве маленькой переговорной — на 41-м этаже одного из московских бизнес-центров. Стол и стулья, панорамный вид из окна. Ищем глазами портрет Путина, но его нет. И на протяжении всего разговора Тимченко убеждает нас, что президент не имеет отношения к его успехам. Его ответы при этом часто начинаются со слова «вранье», а характерный жест поднятых ладонями вверх рук как будто свидетельствует: «Ребята, я тут ни при чем».

Как нам показалось, кредо Тимченко лучше всего можно выразить словами «гибкий путь к победе». Очень гибкий. Примерно так переводится с японского языка первая часть названия любимого Путиным клуба для занятий дзюдо «Явара-Нева». Forbes публикует расширенную версию интервью с миллиардером Геннадием Тимченко из ноябрьского номера журнала.

— Вы давно перестали быть просто Геннадием Тимченко. Едва ли не каждая публикация о вас начинается со слов «друг Путина». Вы действительно друзья с президентом?
— Как я могу на этот вопрос ответить? Наверное, вы должны спросить Владимира Владимировича об этом.

— Но вы-то его своим другом считаете?
— Понимаете, мы знакомы уже много лет, периодически встречаемся. Сейчас это связано в основном со спортом и с работой Российского географического общества. Я очень уважаю Владимира Владимировича. Мне кажется, это тот лидер, который нужен сегодня России. Владимир Владимирович — очень глубокий, взвешенный человек. Он умеет слушать. Можете говорить что угодно, но это тот человек, который реально очень много сделал для России. Без него у нас давно уже не было бы страны, и мы бы распались, как это предсказывал [Збигнев] Бжезинский. Я вспоминаю, как в 1990-е мы отказались от партийных билетов, когда в очередной раз ввели карточки, по которым можно было купить несвежую колбасу или кусок костей без мяса. Моя жена в Петербурге за этим всем по два-три часа стояла в очередях с номерками. Сегодня мы живем в другой стране, и в этом значительная заслуга президента.

— Вы часто видитесь?
— Нечасто. Недавно была встреча в Сочи — Владимир Владимирович пригласил хоккеистов, олимпийских чемпионов, с женами. Я тоже присутствовал, как представитель КХЛ. Иногда мы даже встречаемся на льду. Я, к примеру, участвовал в матче между сборной любительской лиги и олимпийскими чемпионами на Ходынке, где Владимир Владимирович забил шайбу.

— Бизнес-вопросы, пользуясь случаем, обсуждаете?
— Никогда! Мы действительно общаемся больше в связи со спортом. Я и мои партнеры, к примеру, одними из первых начали спонсировать клуб «Явара-Нева». Кстати, у этого названия интересная история. Мы все очень любили японскую кухню и в 1990-е годы едва ли не первыми открыли в Петербурге японский ресторан «Сёгун», который только в прошлом году продали. Владимир Владимирович тогда еще не был ни премьером, ни президентом и, если не ошибаюсь, работал в администрации. И вот в этом ресторане собрался как-то попечительский совет клуба, и мы обсуждали название. Я пошел за советом к нашему повару-японцу, который и сам приличный очень дзюдоист был: «Слушай, как нам клуб назвать?» Он говорит, назовите «Явара» — это старое название дзюдо и переводится приблизительно как «гибкий путь к победе». Владимир Владимирович заметил тогда, что название хорошее, но надо бы привязать его к месту, и предложил назвать клуб «Явара-Нева». И вот наш клуб уже девятикратный чемпион Европы.

— Идея создания клуба чья была?
— Не помню. К нам с партнерами по компании «Кинэкс» («Киришинефтехимэкспорт». — Forbes) пришел [Аркадий] Ротенберг. Предложил этот проект, так мы и познакомились. Ему нужны были деньги на клуб, мы уже были состоятельными бизнесменами и согласились помочь.

— То, что вы стали состоятельным бизнесменом, принято связывать как раз с приходом Путина к власти. Вы эту взаимосвязь прослеживаете?
— Эта теория все время повторяется в прессе. Приведу один аргумент: в 2000 году, когда он стал президентом, я уже был 28-м в списке крупнейших финских налогоплательщиков, я уже был миллионером.

— Но стали-то миллиардером?
— Извините, но если вспомнить о чековых аукционах, скажите — за какие деньги олигархи 1990-х получили все свои компании? За десятки, сотни миллионов. А сегодня сколько они имеют? Миллиарды. То есть произошло кратное увеличение. Вот и у меня все то же самое, только я никогда ничего не приватизировал. Даже «Кинэкс» приватизировали мои партнеры, когда я был за границей, а я свою долю купил потом на вторичном рынке. Я в нефтяном бизнесе с 1987 года. Что вы думаете, я за эти 25 лет не мог денег заработать?

— Расскажите вашу версию: как вы, инженер-электрик по образованию, стали таким крупным нефтетрейдером. С чем был связан выбор специальности, кстати?
— Я окончил Военно-Механический институт в Петербурге. Не скажу, что выбор был осознанным — просто папа был военным. Мы из-за этого часто переезжали — в шесть лет он увез меня из Армении в ГДР, а школу я заканчивал в небольшом городке под Одессой. После института я по распределению пошел работать на Ижорский завод под Питером. В Советском Союзе как раз тогда сделали упор на строительство атомных станций, и [председатель Совета министров СССР Николай] Рыжков решил, что молодым специалистам на профильном производстве нужно платить двойной оклад. Мне, мастеру цеха, платили 280 рублей в месяц, профессор в университете тогда получал 300 рублей. Но я работал почти два года в жутком режиме — четверо суток утром, четверо — вечером, и четверо — ночью, между ними — полтора дня выходных. Спать приходилось в автобусе, держась за поручень: из Питера ездить нужно было с тремя пересадками. Мы с женой тогда в Петербурге комнату снимали, родилась первая дочь. Она у нас сначала в чемодане спала, не было денег купить кроватку. Ей сейчас 30 лет, но она до сих пор это вспоминает.

— А «революцию» вы как встретили?
— Уже во внешнеторговой организации. Мастером на заводе я проработал пять лет, а потом нам срезали премию. И когда однокашник предложил мне перейти на его место в управление внешних связей на заводе, я долго не раздумывал. После огромного цеха, где руки вечно по локоть в масле, эта работа казалась очень интересной, с перспективой ездить по всему миру, участвовать в выставках. Меня взяли, потому что я неплохо знал немецкий, а им нужен был инженер, который понимал в строительстве и в оборудовании. Я хотел тогда поступить в Академию внешней торговли, но, чтобы туда попасть, нужно было быть родственником Ленина или иметь похожие серьезные основания. Как минимум нужна была рекомендация обкома партии.

— В органы для этого не надо было вступать?
— Нет, в органы не надо было. Или вас интересует, что про меня пишут, будто я сотрудник КГБ и там с Путиным познакомился?

— Но ведь пишут же…
— Вранье! Я всегда был на виду. Думаю, финны, когда выдавали мне паспорт, серьезно все проверяли. Я все-таки десять лет прожил в Финляндии.

— Но в партии-то вы были?
— Да. Хотя меня долго не принимали. Ну не брали тогда инженеров в партию, только рабочих. В результате меня все-таки приняли, и я даже был секретарем партячейки, когда работал в «Кинэксе». Но получить внешнеторговое образование не успел, «революция» случилась. Накануне, когда в очередной раз ввели карточки, мои однопартийцы — а нас с [Андреем] Катковым и [Евгением] Маловым всего трое было в ячейке — заявили категорический протест. И со словами «просьба более нас коммунистами не считать» сдали мне партбилеты. Я пару месяцев еще за них взносы платил, штампы ставил. А потом и сам сказал: все, до свидания. Дальше вы все знаете: демократия, либерализм (вместе с гендиректором «Кинэкса» Адольфом Смирновым Катков и Малов стали в итоге партнерами Тимченко в его первом крупном бизнесе — компании «Кинэкс». — Forbes).

НАЧАЛО БИЗНЕСА

— Вы как-то сказали, что трудоустройство в «Кинэкс» стало вашей первой большой удачей в жизни. Как вы туда попали?
В 1987 году Рыжков издал постановление, по которому около 70 предприятий получали право внешней торговли. Среди них был и тогда еще государственный «Киришинефтеоргсинтез» (Киришский НПЗ).
Я к этому времени по рекомендации того же однокашника с завода уже трудился в Управлении внешней торговли по Санкт-Петербургу. На Киришском заводе с внешним миром никто не общался никогда, они там ни одного контракта в глаза не видели. И тогда коммерческий директор завода Адольф Смирнов пришел в наше управление и нашел там Малова. А тот уже порекомендовал нас с Катковым, мы с ним сидели в одном кабинете, иногда играли в шахматы. Так мы попали в «Кинэкс». Эта фирма была учреждена заводом, для того чтобы продавать его нефтехимическую продукцию и обеспечить предприятие импортными товарами. Пришлось, конечно, немного подучиться. Практику мы проходили в зарубежных «дочках» «Союзхимэкспорта».

— Кто за что отвечал в «Кинэксе»?
— Поскольку Малов был с внешнеторговым образованием, ему дали должность руководителя. Катков отвечал за импорт, я — за экспорт. Кроме нас троих там еще были секретарь и уборщица. Секретаря мы взяли из Музея Ленина, потому что она умела печатать по-английски. Первый офис «Кинэкса» был рядом с кафе «Вольф и Беранже» на Невском проспекте.
Так мы оказались единственной организацией в городе, которая могла торговать нефтехимией и реализовать квоты на экспорт нефтепродуктов.

— Вокруг распределения квот было много шумихи…
Квоты раздавали в Москве. Скандалы, конечно, были. У кого-то из чиновников потом нашли Рембрандта в кабинете, у кого-то — полный сейф наличных. Но мы в это не лезли, квоты выбивал завод, наша задача была только их реализовать. Помню, Собчак просил выделить нам квоту, чтобы достроить библиотеку на Московском проспекте. Продовольствия в городе оставалось на два с половиной дня, какая библиотека? Но нет, надо отдать ему должное, Собчак думал не только о хлебе насущном, библиотеку в итоге достроили.

— Кстати, о продовольствии. Как «Кинэкс» стал участником скандала, связанного с расследованием депутата Ленинградского городского совета Марины Салье? Якобы вы продали нефтепродукты, на полученные деньги должны были закупить продовольствие для Петербурга и не закупили. А саму эту программу в мэрии курировал тогда Путин…
— Это неправда. «Кинэкс» никогда не имел отношения к этой истории. Долго я даже не понимал, откуда это все взялось. Нас ведь все время проверяли. И вот недавно у меня наконец появились документы, из которых следует, что «Кинэкс» к истории с этим дизелем отношения не имел, там просто фигурировала компания с похожим названием. Хотя я вообще не встречал свидетельств того, что это досье имеет под собой реальные основания.

— Вы бензин не продавали в Петербурге?
— Мы построили несколько заправок, было и такое.

— Но там же бандитская ситуация была. Ни «Лукойл», ни «Сургутнефтегаз» не могли на питерский рынок зайти.
— Мы с Петербургской топливной компанией (ПТК, один из крупнейших игроков на розничном рынке Санкт-Петербурга, считается, что компанию контролируют «авторитетные бизнесмены». — Forbes) не были связаны. На нас пытались наехать, но мы сумели увернуться.

— А как от ПТК можно было увернуться в то время?
— Ну, можно было…

— Как вы познакомились с другим другом Путина — Юрием Ковальчуком?
— Мы стали акционерами банка «Россия».

— Зачем?
— Банки были ненадежными, постоянно лопались. Вот мы и решили, что лучше контролировать ситуацию изнутри. Каткова назначили председателем совета директоров банка, поэтому мы имели возможность видеть, что и как там происходит. Когда мы туда вступали, там акционером уже был Ковальчук, какие-то совместные предприятия. Вступили туда совместной компанией, а потом, когда с партнерами по«Кинэксу» расставались, разобрали акции банка по карманам, что называется.

ПЕРЕЕЗД В ФИНЛЯНДИЮ
— В 1991 году вы уехали в Финляндию, в 1999-м получили гражданство этой страны. А сейчас вы чей гражданин?
— У меня есть и российское, и финское гражданство. Но я всегда был российским гражданином по сути и по духу.

— Но налоги платите в Швейцарии?
— Да, я являюсь налоговым резидентом Швейцарии. Я очень долго платил налоги в Финляндии. И по российским меркам это было слишком много — больше 60% дохода. Через 10 лет я решил перебраться в Швейцарию, но не из-за налогов даже, а потому что хотел дать сыну хорошее европейское образование.

— А с налогами там все же как?
— У меня есть соглашение с налоговыми властями Швейцарии. Там работает система, при которой можно договориться о том, что вне зависимости от дохода на протяжении определенного времени ты будешь платить некую фиксированную сумму.

— Меньше 60% в среднем выходит?
— Поменьше, конечно. Скажу даже, значительно поменьше.

— А в России подоходный налог и вовсе 13%. Может, здесь выгоднее?
— А я (долгая пауза) действительно многим иностранцам рекомендую переезжать работать в Россию. С точки зрения налогов, наверное, сегодня это одно из лучших государств в Европе, где можно, платя налоги, зарабатывать приличные деньги. Кстати, важно ведь не только то, где я лично плачу налоги, но и то, где и как работают мои компании. А они в основном платят налоги, создают рабочие места и развиваются здесь, в России.

— Почему вы в Финляндию уехали?
— В 1989 году в Союзе разрешили создавать совместные предприятия с иностранцами. Их деятельность на несколько лет освобождалась от налогов. К нам с этой идеей пришли люди из «Союзнефтеэкспорта» (монополист по продаже нефти и нефтепродуктов в СССР. — Forbes). Так появился трейдер Urals. Его учредителями стали Киришский НПЗ, «Волготанкер» и шведская компания Sadko. Нас позвали на работу в ее «дочку» Urals Finland. Зарплата там была очень приличная, а работа — почти такая же, как в государственной организации. Кому переезжать в Финляндию, мы с Катковым и Маловым решали практически по жребию, уезжать я не особо хотел.

— Как? За границу не хотели?
— Послушайте, я работал во внешней торговле с 1987 года, мы ездили за границу чуть ли не каждую неделю, стажировался я в Швеции. Но конечной цели уехать за границу не было. Для нас с женой важны были связи с друзьями, связь с Петербургом. Однако выпало ехать мне. И хотя я еще не очень хорошо по-английски говорил, пришлось. Английский я, кстати, сдал, еще когда работал в управлении внешней торговли на заводе. Не знал тогда, что в жизни мне это пригодится, за знание иностранного языка давали 10% к зарплате. Я и немецкий сдал потом.

— Это правда, что идею создания Urals предложил бывший советский шпион Андрей Панников, которого выслали из Стокгольма?
— Это так. Но я не знал сначала, что он был разведчиком. Мы западную прессу в союзе не читали. А когда я познакомился с Андреем Ильичом, он работал в «Союзнефтеэкспорте» и я его знал как нефтяника.
В Urals работало несколько первоклассных специалистов из «Союзнефтеэкспорта», и их опыт и контакты очень нам пригодились. Но через пару лет мы уже были в состоянии вести все операции самостоятельно, и мои партнеры по «Кинэксу» выкупили у Urals финскую «дочку».

— Правда, что вы в Финляндии отвечали и за прием гостей — чиновников, проверяющих? А еще что якобы там вы Путина учили на лыжах кататься?
— Владимир Владимирович был председателем в российско-финской комиссии. Естественно, нас к ее мероприятиям подключали, как любую другую российскую организацию. Но на лыжах мы с ним там ни разу не катались. С Владимиром Владимировичем мы познакомились еще до моего отъезда. Его ведомство к нам обращалось, когда нужно было экспертное мнение по поводу экспорта нефтепродуктов, мы с ними общались по поводу квот.

ПАРТНЕРСТВО С «СУРГУТНЕФТЕГАЗОМ»

— Так когда вы свой первый миллион заработали?
— Я не помню. Никогда об этом не задумывался. Знаете, меня деньги не очень интересуют.

— Вы же языки учили ради прибавки к жалованию в 10%…
— Тогда другое дело, нужно было семью кормить. А когда у тебя $500 000 или $1 млн — это уже непринципиально.

— «Кинэкс» приватизировался примерно в одно время с «Сургутнефтегазом», которому достался Киришский НПЗ. «Сургут», став частным, остался главным клиентом «Кинэкса». Как вам это удалось?
— Это интересная история. У Киришского НПЗ были и другие акционеры помимо «Сургута». В частности, у нас с «Альфа-эко» было на двоих около 15% акций завода, купленных на вторичном рынке. [Гендиректор «Сургута» Владимир] Богданов хотел взять под контроль 100% НПЗ. И «Кинэкс» с ним договорился так: «Давайте мы вам продадим акции завода, неважно, по какой цене, но с условием, что вы оставляете нас на какой-то период времени комиссионером». Он согласился, и на этих договоренностях мы проработали пару лет. А потом ему просто понравилось, как мы работаем, и сотрудничество продолжилось.

— Богданову понравиться не просто. Многие считают, что «Сургутнефтегаз» с вами работал так плотно, потому что вы совладелец этой компании.
— Я однажды в сердцах уже сказал об этом, перекрестившись, и снова повторю: это не мое, никогда не было и вряд ли будет. Я покупал акции «Сургута» на самом начальном этапе. Это был совсем небольшой пакет.

— А вы как думаете, Богданов контролирует компанию лично?
— Нет, конечно. Он не может иметь такой пакет. Это коллектив, пенсионный фонд. А какой у него лично пакет, я не знаю. Хочу подчеркнуть, что через нас «Сургут» торговал, потому что у нас было важное логистическое преимущество.

— В чем оно заключалось?
— Был такой эстонец Ааду Луукас, он строил дороги в Сургуте, а когда Эстония получила независимость, вернулся и построил нефтеперевалочный и нефтепродуктовый терминал в Мууге. А мы ему в этом помогли. У «Кинэкса» тогда уже была компания Linkoil, которая занималась поставками в Эстонию по железной дороге. Луукас пришел к нам однажды и сказал, что ему нужно взять кредит под строительство терминала, но банк требует в качестве обеспечения длинный контракт на перевалку. Тогда я пошел к Богданову и уговорил его написать гарантийное письмо, что «Сургут» даст для терминала определенный объем на какой-то период. По сути, это ни к чему его не обязывало, и он подписал. В благодарность мы получили в Мууге право «первой ночи»: терминал должен был переваливать преимущественно наши объемы. Второй по объемам перевалки терминал был в Петербурге. Мы смогли организовать финансирование для его развития и тоже получили преимущественное право на перевалку. Кстати, гендиректором Петербургского нефтяного терминала был Александр Дюков (сейчас гендиректор «Газпром нефти». — Forbes), а директором Морского порта — Алексей Миллер (предправления «Газпрома»). В итоге, работая с ближайшими к Киришам терминалами, мы получили решающее конкурентное преимущество. У нас была лучшая нефтяная логистика на северо-западе России, так что нефтяники охотно шли на сотрудничество.

— Вы не удивились, кстати, когда вашего знакомого Миллера назначили главным в «Газпроме»?
— Нет. Алексей Борисович уже проявил себя хорошим руководителем, и Владимир Владимирович его хорошо знал.

— Он и вас хорошо знал…
— Мне поступали разные предложения. Но я считаю, что я на своем месте. Я умею торговать, это мое. Нескромно, но знакомые говорят, что я мертвого уговорю.

— Почему в 2003 году вы разошлись с партнерами по «Кинэксу»?
— Видимо, мы перестали понимать друг друга: куда идти, как развиваться. С 1987 года мы все-таки были вместе, а разошлись только в 2003 году. Все-таки 15 лет проработали.

— В чем именно была причина развода?
— Я долго жил за границей, и они почему-то стали считать, что раз я там, значит какие-то решения можно принимать кулуарно, в обход меня.

— Вы фактически забрали у бывших партнеров торговлю нефтью и нефтепродуктами: после развода «Сургутнефтегаз» начал торговать через ваши Gunvor и «Сургутэкс». Как так вышло?
— Вы знаете, кто дневал и ночевал в Сургуте, кто там свою печень посадил? Я! Я постоянно летал туда из Финляндии. Работать с Богдановым очень непросто. Он среди ночи мог позвонить, начать спрашивать про цистерны. Бухгалтерам моим допросы устраивал. Он, конечно, неординарный человек. У его компании на счетах сейчас $30 млрд! И ведь он же ничего не утащил, не создал ни одной офшорной компании. Он даже самолет себе отказывался покупать долгое время. Мотался в Москву обычными рейсами, все время опаздывал. Я еле его уговорил, что нужно купить свой борт, ведь самое ценное для бизнесмена — не деньги, а время.

— У «Кинэкса» был и шиппинговый бизнес. Вашим партнером в нем был Юрий Никитин…
— Очень непорядочный человек.

— Он про вас то же самое говорил, когда судился с «Совкомфлотом» в Лондоне.
— Он там много глупостей и неправды наговорил на суде.

— Почему вы не подали иск о клевете?
— Возможно, время еще не пришло.

— Что стало с железнодорожным бизнесом «Кинэкса»?
— Его мы разделили. В конце концов, мне вернули мои цистерны, на их базе я создал «Трансойл». А с бывшими партнерами у меня сейчас хорошие отношения. С Катковым я виделся неделю назад в Питере. Он развивает свою компанию «Пеноплэкс», которой мы начинали заниматься вместе.

— У «Пеноплэкса» были проблемы с долгами и недавно Газпромбанк, по нашей информации, выкупил 20% этой компании.
— Газпромбанк часто вкладывается в производственные активы. На мой взгляд, это правильная стратегия.

СОЗДАНИЕ И УСПЕХ GUNVOR

— Место «Кинэкса» на рынке заняла в итоге компания Gunvor. Как вы познакомились с партнером по Gunvor Торбьорном Торнквистом?
— Я никогда не торговал нефтью, только химией и нефтепродуктами. В нефтяном бизнесе я благодаря ему. А наше знакомство — это отдельная история. В железнодорожном бизнесе мы создали систему, которая работала как отлаженный механизм. Представьте: зима, минус 25. Но мазут из Киришей приходит в Эстонию тепленьким, мы в порту его сразу сливаем, и цистерна тут же возвращается. Но тут господин Торнквист создает в Эстонии свою торговую компанию и начинает подгребать мазут из Нижнего Новгорода, из Рязани — зимой этот мазут по дороге превращается в камень, его только разогревать надо несколько суток. И вот приходит мой горяченький мазут и утыкается в это замерзшее, извините, не знаю, как назвать. Я негодовал! Пошел к этому шведу разбираться и говорю: «Знаешь, дружище, я твои объемы тебе сам продам, по цене мы договоримся, но ты, пожалуйста, не морозь меня больше, как в песне поется». Мы договорились, а потом стали общаться и сдружились. И в Швейцарии мы в итоге рядом поселились. Он очень грамотный специалист, один из лучших в индустрии, я считаю. И когда мы развелись с моими партнерами по «Кинэксу», у которых отношения с Торнквистом как-то не сложились, мы с ним создали новую компанию вдвоем.

— Или втроем — с до сих пор не названным партнером?
— Хотите спросить, не господин ли это Путин был? Я вам отвечаю — нет!

— Была информация, что это ваш бывший партнер по «Сургутэксу» и «Ямал СПГ» Петр Колбин…
— Это был мой давний товарищ, со времен детства, который на некоторое время выступил финансовым инвестором, получив за это небольшой пакет акций. Он никак не связан с властью или крупным бизнесом. Сегодня в Gunvor два крупных акционера — это я и Торнквист в равных долях (примерно по 44%), еще есть опционный план для менеджмента.

— Ни «Нафта Москва» (наследница «Союзнефтеэкспорта»), ни Urals не смогли остаться на рынке. Почему они сошли со сцены, а Gunvor — стала третьим трейдером в мире?
— Главное наше преимущество в том, что мы всегда были привязаны к Киришскому заводу. А значит, у нас всегда был товар, нам не нужно было рыскать по рынку и искать сырье. При этом нами была создана уникальная логистическая схема, о которой я уже говорил.

— Взлет Gunvor — это начало 2000-х годов, когда пришел к власти Путин и началась атака на ЮКОС, активы которого достались «Роснефти»…
— Поймите, что росли в первую очередь сами нефтяники, которые после приватизации дружно начали выстраивать вертикально интегрированные компании. Они росли, а мы росли вслед за ними. Мы изначально были неким придатком к «Сургутнефтегазу», одного его сырья достаточно, чтобы быть трейдером уровня выше среднего. Но у нас были и другие клиенты — мы немножко работали с Омском, немножко с Нижним Новгородом. А с «Роснефтью» и ее тогдашним руководителем Сергеем Богданчиковым я выстроил отношения задолго до банкротства ЮКОСа.

— Как?
— Мы начали с ними работать, потому что им нужно было обеспечивать свою сеть заправок в Мурманской и Архангельской областях, и, естественно, с заводов «Роснефти» это было делать значительно дальше и дольше. Богданчиков хотел прокачивать на Кириши свою нефть, а забирать нефтепродукты. Но Богданов никого к себе не пускал. Я сумел с ним договориться о том, чтобы Кириши перерабатывали примерно 100 000—150 000 т нефти «Роснефти» в месяц. Мы организовали своего рода своп для «Роснефти».

— И этого эпизода хватило, чтобы Gunvor в итоге стала для «Роснефти» основным продавцом?
— Ну вот вы представьте: есть «Роснефть», у нее нет экспортного подразделения за границей. Кому ей тут продавать? Glencore, Shell, Vitol, Daxin… всем им она и продавала, и нам в том числе. Но сначала она добывала 20 млн т, а потом эта цифра увеличилась до 100 млн т. И вот эта разница в 80 млн т, скорее всего, приблизительно в тех же пропорциях, что и были, расползлась между всеми трейдерами. Только не забывайте, что у нас было конкурентное преимущество благодаря «Трансойлу». А еще мы предлагали лучшие цены. Никто из конкурентов, а их в каждом тендере не меньше 20, даже не ожидал такой агрессии от нас. Правда, сейчас приходится расплачиваться: мы, трейдеры, настолько высоко задрали цены на Urals, что теперь она продается дороже Brent. А это ненормальное явление, потому что по качеству Brent превосходит российскую нефть. Но зато мы помогли российским нефтяникам получить дополнительную прибыль.

— Какой процент от общего экспорта госкомпаний — «Роснефти» и «Газпром нефти» — шел через Gunvor на пике и когда это было?
— Это, скорее, вопрос к Торнквисту. Я никогда особо не следил, было у нас там 35%, 30% или 20%. В любом случае никто нам не помогал: ни я, ни Gunvor никогда не обращались ни в правительство, ни куда бы то ни было еще для того, чтобы получить эти объемы.
http://www.forbes.ru/sobytiya/lyudi/181713-tot-samyi-timchenko-pervoe-intervyu-bogateishego-iz-druzei-putina?page=0,0

forbes.ua: Энергетическая империя Ахметова. Взгляд изнутри

ДТЭК Рината Ахметова использует любую возможность для экспансии. Сегодня таких возможностей невпроворот

Ринату Ахметову хватило 12 минут и 40 секунд, чтобы прорубить энергетическое окно в Европу. Ровно столько продлился конкурс по продаже государственного пакета акций «Западэнерго» – единственной в стране генерирующей компании, которая может экспортировать украинский ток в ЕС. Конкурентов у самого богатого украинца не было: заявку на участие в конкурсе подала только аффилированная с ДТЭК кипрская компания. Единственная заминка возникла, когда пухлый конверт с предложением победителя не пролез в щель прозрачной урны, установленной в конференц‑­зале Фонда госимущества.

Толщина конверта оказалась обманчивой: цена, предложенная ДТЭК, превысила стартовую всего на 0,005%. Прижимистость крупнейшей энергетической компании Украины объяснима. Конец 2011 года выдался для нее очень затратным. За день до покупки «Западэнерго» компания получила в концессию два предприятия, добывающих 17% всего угля в Украине (инвестиционные обязательства ДТЭК до 2016 года – 5,7 млрд гривен), а еще через две недели должна была принять участие в конкурсе по продаже блок-пакета «Киевэнерго». В 2012‑м компания Ахметова участвовала еще в четырех приватизационных конкурсах и ни разу не ушла с пустыми руками. Кому проигрывать, если реальных конкурентов нет? Контроль над тремя генерирующими и тремя энергораспределяющими компаниями обошелся Ахметову почти в 5 млрд гривен. Для сравнения: в России за аналогичные объекты ему пришлось бы заплатить в полтора–три раза больше.

«Крупнейшая частная вертикально интегрированная энергетическая компания Украины» – так характеризует себя ДТЭК на собственном сайте. Лоббистский потенциал заставляет чиновников говорить о ДТЭК как о «втором министерстве энергетики». «Частная монополия, которая не могла появиться ни в одной другой стране, кроме Украины», – категоричен бывший председатель Фонда госимущества Александр Бондарь.
Читать далее

Forbes.ua: Газ Украины

Газ

26 сентября 2012
Где спрятан газ на Украине

Самые богатые природным газом области Украины – Харьковская и Полтавская. Даже по крайне консервативной оценке Управления энергетической информации США, в недрах этих областей залегают около 1 трлн кубометров голубого топлива. Украине этого хватит, чтобы обходится исключительно своим сырьем ближайшие 20 лет.

А вот на газе Прикарпатья, по расчетам американцев, можно протянуть только пару лет. Хотя в 1940-е регион обеспечивал 87% газовой добычи во всем СССР. Сегодня месторождения Западной Украины дают примерно пятую часть всей добычи газа в стране.

Всего украинская энергетика выдает на-гора ежегодно около 20 млрд кубометров природного газа. Это в три раза меньше, чем добывалось в 1970-е.

Если верить Управлению энергетической информации, Украине хватит собственного газа примерно на 30 лет. Но есть и более оптимистичный сценарий. Его предлагает компания IHS CERA, аналитики которой утверждают, что в украинских недрах спрятано около 11,5 трлн кубометров топлива. Если правы окажутся эксперты IHS, наша страна сможет обрести энергетическую независимость более чем на 200 лет.

27 сентября 2012
Украина без «Газпрома»

$24 млрд – цена независимости Украины от «Газпрома». Такова суммарная оценка стоимости проектов, которые правительство запустило в этом году для диверсификации поставок природного газа в страну.

Главную ставку в Кабмине делают на увеличение собственной добычи. Большие надежды чиновники возлагают на нетрадиционный газ, который, по самым оптимистическим прогнозам, сможет заменить более 40% импортного топлива. Для двух проектов – Юзовской (Донецкая и Харьковская области) и Олеской (Львовская и Ивано-Франковская области) газовых площадей – уже найдены потенциальные инвесторы. Готовность вкладывать в нетрадиционную добычу в Украине выразили Shell и Chevron. Сейчас компании обсуждают с Кабмином условия подписания соглашения о разделе продукции.

Еще около 25% «газпромовского» газа должны заменить месторождения в Черном море. В августе «Надра Украины» провела тендер по двум черноморским газовым площадям – Скифской и Форосской. Последней инвесторы пока не заинтересовались. А вот в Скифскую готовы инвестировать Shell, ExxonMobil и «Лукойл». Результаты тендера будут известны в сентябре.

Оставшаяся доля импорта, скорее всего, так и останется «привозной». Но это не значит, что ее будет контролировать «Газпром». К 2018 г. Украина обещает построить морской терминал по перевалке и регазификации природного газа. Мощность предприятия позволит принимать 10 млрд кубометров топлива в год, примерно треть от всего украинского газового импорта.

Какие проекты могут позволить Украине отказаться от газа «Газпрома»

forbes: Рейтинг нефтяных компаний мира

1. Saudi Aramco – 12.5 million barrels per day
2. Gazprom – 9.7 million barrels per day
3. National Iranian Oil Co. – 6.4 million barrels per day
4. ExxonMobil – 5.3 million barrels per day
5. PetroChina – 4.4 million barrels per day
6. BP – 4.1 million barrels per day
7. Royal Dutch Shell – 3.9 million barrels per day
8. Pemex – 3.6 million barrels per day
9. Chevron – 3.5 million barrels per day
10. Kuwait Petroleum Corp. – 3.2 million barrels per day
11. Abu Dhabi National Oil Co. – 2.9 million barrels per day
12. Sonatrach – 2.7 million barrels per day
13. Total – 2.7 million barrels per day
14. Petrobras – 2.6 million barrels per day
15. Rosneft – 2.6 million barrels per day
16. Iraqi Oil Ministry – 2.3 million barrels per day
17. Qatar Petroleum – 2.3 million barrels per day
18. Lukoil – 2.2 million barrels per day
19. Eni – 2.2 million barrels per day
20. Statoil – 2.1 million barrels per day
21. ConocoPhillips – 2 million barrels per day
22. Petroleos de Venezuela – 1.9 million barrels per day
23. Sinopec – 1.6 million barrels per day
24. Nigerian National Petroleum – 1.4 million barrels per day
25. Petronas – 1.4 million barrels per day
Всего = 89.5 mb/d
http://www.forbes.com/pictures/mef45gkei/1-saudi-aramco-12-5-million-barrels-per-day-2/
http://ariefhidayat.wordpress.com/2012/10/05/
http://trubagaz.livejournal.com/60788.html
http://neftegaz.ru/analisis/view/7909

— — — — — — — —
Мировая добыча 2011 согласно
BP Statistical Review of World Energy (стр. 8) = 83.576 mb/d
OPEC Monthly Oil Market Report, Сенятябрь (стр. 32) = 87.89 mb/d (World oil demand)

OPEC natural gas liquids and non-conventional oils (стр. 52)= 5.32 mb/d
Total OPEC, secondary sources (стр. 52) = 29.786 mb/d
Total OPEC, direct communication (стр. 52) = 29.942 mb/d
Non-OPEC Non-OPEC oil supply (стр. 44) = 52.44
Мир даже по высшей оценке (direct communication) OPEC = 87.702 mb/d

Eia.gov, International Energy Statistics, = 87.0926 mb/d

Борис Немцов: История о том, как чуть не украли Газпром

18 сентября 2012

Не перестаю восхищаться интервью, которое дал бывший председатель Газпрома Рем Вяхирев журналу Forbes. Молчавший 11 лет когда-то всемогущий начальник Газпрома заговорил. И заговорил так, что мало не покажется.

Вот, например, цитата: «У нас было напрямую 35% акций «Газпрома», ну и еще акции, которые мы рассовывали по своим. В разных местах прятали, потому что в государстве были жулики Чубайс, Немцов и прочие — они же первые все отняли бы».

Итак, Рем Иванович возмущается, что мы кровные, принадлежащие ему акции, которые он «рассовывал по своим», решили у него отнять, чтобы вернуть государству. Да, дорогой Рем Иванович и уважаемый читатель, действительно, работая первым вице-премьером правительства России и министром топлива и энергетики, я приложил немало сил к тому, чтобы вернуть государству 35% акций Газпрома, которые жулик Вяхирев хотел за бесценок скупить и оставить себе.

Речь идет о самой крупной афере в истории России по захвату крупнейшей в мире газовой компании.
В 1994 году по указанию премьер-министра Черномырдина, его первый заместитель Олег Сосковец подписал так называемый трастовый договор с Ремом Вяхиревым. Текст его здесь.

На страницах договора изложена мошенническая схема приобретения 30% акций по цене дома на Рублевке или небольшого молочного завода. А именно согласно пункту 8 договора Вяхирев получал право купить 30% акций Газпрома за 71 миллион рублей. Согласно трастовому договору, выкуп должен был быть произведен в течение 1997 года. То есть тогда, когда я перешел из Нижнего на работу в правительстве. Курс доллара на тот момент составлял около 6 рублей (деноминированных). Таким образом Вяхирев мог купить 30% акций Газпрома за 12 миллионов долларов. При этом капитализация Газпрома в 1997 году была около 30 миллиардов долларов, а 30-процентный пакет акций стоил 9 миллиардов.

Итак, скромный труженик газовой отрасли Вяхирев получал контроль над компанией по цене в 750 раз (!!!!!!) дешевле рынка. Допустить такой грабеж страны я не мог. И практически весь 1997 год был посвящен борьбе с этим бандитским и мошенническим трастовым договором.

Вяхирев и Черномырдин сопротивлялись этому отчаянно. Виктор Степанович, помнится, задавал мне каверзные вопросы. Например, «как реализация трастового договора скажется на газоснабжении страны?». Рем Иванович приходил и хихикая задавался вопросом «А почему это вы мне не доверяете?». Я ему отвечал, что хищение 9 миллиардов долларов тянет на пожизненный срок и договор надо отменить, чтобы его не посадили.

Вяхирев не унимался. Интриговал, боролся, бегал к Ельцину, чтобы тот его защитил от меня. Но все тщетно. Осенью 1997 года на трастовом договоре появилась резолюция Ельцина, адресованная генеральному прокурору Скуратову: «Это грабеж России. Требую разобраться». Вяхирев обладал в то время колоссальной лоббистской силой. Резолюция Ельцина его напрягла, но не остановила.

Вопрос был решен лишь во время государственного визита президента России в Швецию в конце 1997 года. Тогда во вдоре королевского дворца в Стокгольме состоялся наш памятный разговор, в котором приняли участие Ельцин, Вяхирев и я. Во время церемонии встречи российской делегации король Карл Густов XIV вместе с королевой Сильвией президентом Ельцины и Наиной Иосифовной здоровались с членами российской делегации. Подойдя ко мне Ельцин тихо спросил: «Трастовый договор разорвали или нет?». Я ответил «Нет». Тогда мы на глазах у изумленной королевской четы развернулись и пошли в другую сторону, туда, где стоял Вяхирев. Далее Борис Николаевич, гляда в упор на Вяхирева, спросил, почему до сих пор договор не расторгнут. Ненависть, застывшую в глазах Вяхирева, невозможно описать.
По возвращении в Москву трастовый договор был расторгнут, а в отместку за это Черномырдин лишил меня должности министра топлива и энергетики, и я стал простым вице-премьером.

В результате той жесткой борьбы нам удалось сохранить Газпром для государства. А все могло быть иначе. Вяхирев мог стать самым богатым человеком планеты с высокой вероятностью пожизненной посадки за ограбление страны.

Ряд граждан, хорошо знающих эту историю, говорят, что борясь за интересы государства, я сохранил Газпром для Путина, который считает эту компанию своим личным бизнесом. Единственное, что я могу сказать в свое оправдание, так это то, что в 1997 году никакого Путина и в помине не было. Но то, что я Вяхирева спас от тюрьмы — это точно. И сейчас он тихо перепахивает грядки на своем скромном пятидесятигектарном ранчо и не боится вспоминать те жаркие годы. А мог бы и варежки шить в колонии строгого режима.
http://echo.msk.ru/blog/nemtsov_boris/931483-echo/

Обсуждение договора в комментарих
http://b-nemtsov.livejournal.com/156036.html

forbes.ru: История «отца» «Газпрома» Рема Вяхирева: от безграничной власти до забвения на пенсии

Читать далее

forbes.ru: Эксклюзивное интервью Рема Вяхирева

11 сентября 2012
Основатель крупнейшей компании России, экс-руководитель «Газпрома» Рем Вяхирев дал большое интервью Forbes после десяти лет молчания

Читать далее

Forbes (США) расследует отношения американской компании Hess Corporation с самарской нефтяной мафией

Forbes.com опубликовал расследование, посвященное российскому криминальному нефтяному бизнесу. Тема заинтересовала издание потому, что одно из главных действующих лиц этой истории — крупная американская нефтяная компания Hess Corporation, которой принадлежит 85% компании «Самара-Нафта». (Материал публикуется с сокращениями.)

Новокуйбышевск, Самарская область. Город известен своими нефтеперерабатывающими предприятиями и преступной группировкой под названием «Индейцы». Основной бизнес «Индейцев» называется «врезкой» и заключается в краже нефтяных продуктов из чужих труб. Самое интересное — возможная связь «Индейцев» с корпорацией Hess, седьмой по величине нефтяной компанией США.

Излюбленная цель «Индейцев» — трубы, принадлежащие «Роснефти», которая перерабатывает в Самарской области около 180 млн баррелей нефти в год. По данным российской полиции, каждый год «Индейцы» зарабатывают на краже части этой нефти как минимум $40 млн. А по данным источников Forbes, помогают им в этом субподрядчики «Самары-Нафта», в которой Hess приобрела контрольный пакет в 2005 году.

Все это напоминает сериал «Клан Сопрано» или фильм «Славные парни». Субподрядчики «Самары-Нафта» сообщают «Индейцам», когда путь к трубам чист, а мафия «врезается» в них и начинает выкачивать «черное золото». Каким образом связана с «Индейцами»? Стоит понимать: в России никогда не бывает так, что все до конца очевидно. И эта история, включающая похищения, яростные разборки, странные обвинения в хранении кокаина и покушение на топ-менеджера Hess, не исключение. Но в любом случае сага с участием «Индейцев» и Hess заставляет задуматься о возможности ведения бизнеса в России и о том, чем же занимается там американская корпорация.

Знакомьтесь: Юрий Бочкарев, глава нефтебазы «Коралл». На протяжении последних десяти лет, рассказывает он, «Индейцы» пытаются захватить его бизнес. Их тактика хрестоматийна для России: рейдерство, подкупленные правоохранительные органы, угрозы и т. д.

Знакомьтесь: Алексей Вейман. По данным российской полиции, этот 35-летний адвокат не только замешан в дела «Индейцев», но и имеет шансы стать лидером группировки. Он занимает одну из руководящих должностей в «Самаре-Нафта» и обладает политическими амбициями.

До 2009 года Вейман возглавлял частную компанию, которая выполняла половину строительных контрактов для подразделения Hess в Самарской области. В какой-то момент он продал свой бизнес (по данным полиции, впрочем, он так и остается его конечным бенефициаром) и пошел работать к главе «Самары-Нафта» Семену Кукесу. Кукес — американец русского происхождения, который возглавлял управляющую компанию ЮКОСа после того, как в тюрьме оказался Михаил Ходорковский. Кукес руководит «Самарой-Нафта» с момента сделки с Hess и, по некоторым данным, владеет 10% компании. Hess принадлежит еще 85%. Кто владеет оставшимися 5%, остается загадкой.

«Самара-Нафта» крайне важна для Hess. В последнее время показатели Hess во всем мире падают (в 2011 году прибыль сократилась на 20%, до $1,7 млрд), однако российское подразделение — исключение. Данных за последние два года нет, но в 2009 году «Самара-Нафта» заработала $122 млн, продемонстрировав рост выручки на 48%. Несколько недавно открытых компанией месторождений выглядят крайне привлекательно.

Параллельно с тем, как Hess начинала играть в регионе все большую роль, дела «Коралла» Юрия Бочкарева шли все хуже. По словам местных жителей, «Индейцы» интересуются нефтебазой Бочкарева, потому что она расположена всего в нескольких сотнях метров от трубы «Роснефти» и имеет собственную ветку железной дороги, идущей к городу: идеальное место для кражи государственной нефти.

Начиная с 2005 года «Коралл» несколько раз пытались захватить вооруженные люди в масках. Одного из менеджеров «Коралла», заявившего, что среди рейдеров был Алексей Вейман, избили бейсбольной битой и несколько раз выстрелили в него резиновыми пулями. Алексей Вейман отказался подтвердить Forbes свое участие в каких-либо рейдерских атаках.

«Я плачу налоги. Мне нечего прятать, — рассказывает Бочкарев. — Я родился в семье рабочих. Я не занимаюсь никакими грязными делами, поэтому я неуязвим для полиции и налоговой инспекции». По словам помощницы Бочкарева Инны Нариковой, в «Коралле» столько обысков и инспекций, что она уже сбилась со счета: «При этом невозможно понять, кто здесь чиновник, а кто гангстер». Наталья Рыбалко, бухгалтер «Коралла», припоминает случай, когда люди в масках заперли 30 сотрудников компании в небольшой комнате на весь день, угрожая им тюрьмой.

Сам Бочкарев был арестован в 2010 году и провел несколько месяцев в заключении за нелегальное хранение оружие и 45 г кокаина. «Криминальную группировку, которая пытается отобрать у Юрия бизнес, поддерживают местные власти и силовики. Впрочем, как и везде в России», — рассказывает адвокат Бочкарева Павел Афанасьев. Кстати, его машину однажды облили бензином и подожгли.

Был в «Коралле» и внутренний конфликт. Бочкарев утверждает, что его партнер Юрий Милов затевал темные дела с «Индейцами» и пытается захватить контроль над компанией. А помогал Милову в этом, говорит Бочкарев, не кто иной, как Вейман. Оба они отрицают эти обвинения. По словам Милова, это Бочкарев пытался отобрать его долю, а не наоборот. Милов также говорит, что в 2005 году на него было покушение и он лишь чудом остался жив. Он полагает, что «заказал» его Бочкарев. «У Бочкарева нашли наркотики. Сами думайте, кто здесь мафия», — говорит Милов.

«Я уверен, что дело против Бочкарева было сфабриковано», — рассказывает бывший главный редактор самарской «Новой Газеты» Сергей Курт-Аджиев.

По данным полиции, возглавляет «Индейцев» человек по кличке «Винни». Другие высшие чины группировки — «Галеев», «Суслик» и «Говнюк». Какая кличка у Веймана? «Очкарик». Согласно полицейскому рапорту, «Говнюк» ездит на «ягуаре», является юристом и считает «Очкарика» своим близким другом. Один из источников в областной полиции назвал Веймана «финансовым директором» «Индейцев». «У «Индейцев» хорошие связи в правоохранительных органах и правительстве», — говорит он.

По словам Веймана, кто-то пытается добиться его увольнения из Hess. «Служба безопасности компании трижды проверяла меня по подозрению в связях с мафией и ничего не обнаружила», — рассказывает Вейман, добавляя, что даже ни разу не слышал ни про каких «Индейцев».

Каждая западная компания знает, что инвестиции в Россию — рискованное дело. Ты можешь заработать состояние, а можешь оказаться в водовороте коррупции. Или и то и другое. У некоторых компаний, например у Ford и IBM, кажется, нет никаких проблем. У других есть — достаточно вспомнить IKEA, Starbucks, Daimler, BP. Как дела обстоят у Hess? «Наша компания внимательно следит за тем, что происходит в ее подразделениях. Последняя проверка в России не выявила никаких проблем», — заявил Forbes пресс-аташе Hess.

Вейман, в свою очередь, обещает подать в суд на всех, кто обвиняет его в связях с криминальном миром. А Бочкарева он называет «психически больным».

Насилие тем временем продолжается. В ноябре четыре человека были арестованы по подозрению в покушении на топ-менеджера Hess. Ему выстрелили в голову, однако он чудом выжил.

Что касается Бочкарева, в мае суд окончательно освободил его от всех обвинений. Вскоре после этого один из депутатов региональной Думы направил письмо новому прокурору области с просьбой разобраться в деле Бочкарева. Поэтому есть надежда, что в истории с «Кораллом» станет меньше белых пятен. «Я до сих пор не понимаю, как Юрию удалось выжить», — говорит адвокат Афанасьев. Бочкарев же не собирается прятаться: «Они могут убить меня, но им не удастся меня сломать».

http://www.forbes.ru/sobytiya/kompanii/82958-russkaya-mafiya-i-amerikanskie-neftyaniki-chto-ih-svyazyvaet

http://flb.ru/info/51263.html

Российские нефтегазовые новости

21 мая
Президент РФ Владимир Путин сообщил, что подписал указы о структуре и составе правительства и намерен провести сегодня встречу с новым кабинетом министров.
http://www.itar-tass.com/c366/425872.html

Федеральное агентство по недропользованию (Роснедра) отменило приказ о передаче ООО «Башнефть-Полюс» (СП ОАО «Башнефть» и ОАО «ЛУКОЙЛ») лицензии на освоение нефтяных месторождений им.Р.Требса и А.Титова в Ненецком автономном округе, сообщил представитель Роснедр в ходе судебного заседания. По его словам, соответствующий приказ был подписан 18 мая.
Между тем Роснедра пока не опубликовали этот приказ. В ЛУКОЙЛе отказались комментировать ситуацию до получения официального уведомления из Роснедр. С представителями «Башнефти» связаться не удалось.
http://top.rbc.ru/economics/21/05/2012/651342.shtml

21 мая, за день до выдвижения Игоря Сечина на должность председателя правления «Роснефти», подписал указ о включении этой компании в список стратегических предприятий. Таким образом, в список включена одна акция «Роснефти», которой владеет государство, сообщает «Интерфакс». Также в список внесены доли государства в ОАО ФСК ЕЭС, ОАО «Холдинг МРСК», ОАО «РусГидро» и ОАО «Системный оператор».

«Включение этих долей в список стратегических означает, что они не подлежат приватизации», – пояснил «Интерфаксу» пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. В список внесены одна акция (0,000000009% акций) «Роснефти», 60,38% акций «Русгидро», 79,55% акций ФСК ЕЭС, 53,69% акций «Холдинга МРСК» и 100% акций «Системного оператора». Песков подчеркнул, что это, однако, не означает, что приватизации не подлежит доля «Роснефтегаза» в «Роснефти» (в настоящий момент она составляет 75,2%).
«Приватизация (акций из пакета «Роснефтегаза» – «Интерфакс») возможна в случае, если это будет признано целесообразным», – сказал Песков, добавив, что четкие сроки продажи не установлены.
http://www.gazeta.ru/business/news/2012/05/22/n_2354141.shtml

Ранее СО ЕЭС, ФСК ЕЭС, Холдинг МРСК и «РусГидро» в список стратегических предприятий не входили. Все эти компании являются наследницами РАО ЕЭС, расформированного в 2008г.

Между тем «Роснефть» ранее значилась в списке стратегических предприятий, однако в 2004г. была оттуда исключена. Взамен в перечень включен «Роснефтегаз», который на 100% принадлежит государству.

НК «Роснефть» принадлежит на 75,16% государственному ОАО «Роснефтегаз», остальными акциями владеет широкий круг инвесторов. До 2015г. государство планирует передать инвесторам до 25% в уставном капитале компании. Аудированные доказанные запасы «Роснефти» по классификации PRMS на конец 2010г. составляли 22,77 млрд барр. нефтяного эквивалента. В 2011г. добыча углеводородов компании выросла по сравнению с предыдущим годом на 2,5% — до 122 млн т нефти и газового конденсата. Чистая прибыль «Роснефти» по МСФО в I квартале 2012г. составила 112 млрд руб., что на 8,9% меньше, чем годом ранее.
http://top.rbc.ru/economics/22/05/2012/651584.shtml

22 мая
Бывший вице-премьер правительства РФ Игорь Сечин сохранит определенное влияние в новой конфигурации власти, сообщил сегодня журналистам пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. «У Игоря Ивановича не может не быть роли», — подчеркнул он.

Накануне, 21 мая, В.Путин огласил список членов нового правительства. И.Сечина в нем не оказалось, хотя многие эксперты считали, что он может сохранить пост вице-премьера. Сегодня глава государства подписал указы о назначениях на ключевые посты в администрации президента. В.Путин вновь приблизил к себе министров, которым не нашлось места в правительстве Д.Медведева, но про И.Сечина вновь «забыл».
http://top.rbc.ru/politics/22/05/2012/651496.shtml

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подписал директиву совету директоров «Роснефти» об избрании бывшего вице-премьера Игоря Сечина главой правления этой компании.

«Я только что подписал директиву совету директоров АО «Роснефть», чтобы вы заняли должность главы исполнительного органа этой компании», — сказал Медведев в ходе встречи с Сечиным во вторник.

Премьер напомнил, что Сечин на посту вице-премьера в последние годы активно занимался вопросами энергетики. «Вы привели их в хорошее управление. Поэтому я считаю, что этими результатами Вы вправе распорядиться», — подчеркнул Медведев. «Компания за последние годы не без вашего участия сделала очень мощный рывок вперед. Она является очень важным поставщиком энергоносителей, нефтепродуктов, является одним из бюджетообращующих предприятий и имеет очень хороший потенциал для инвестиционного сотрудничества», — отметил премьер, попросив Сечина «со всей своей энергией заняться работой в этой компании» и пожелав ему в этом успеха.

Согласно уставу «Роснефти», функции председателя правления общества осуществляет президент компании. В настоящее время президентом, председателем правления «Роснефти» является Эдуард Худайнатов, который занимает должность главы компании с сентября 2010 года.

Сечин, в свою очередь, пообещал, что компания будет наращивать добычу и увеличивать платежи в бюджет. «Постараемся сосредоточить работу на сохранении и наращивании добычи. В прошлом году это было 122 млн тонн, будем стремиться нарастить эти показатели», — сказал он в ходе встречи с Медведевым, напомнив также, что компания «является крупнейшим налогоплательщиком страны, и направила в бюджет в 2011 году почти 1,5 трлн рублей за счет таможенных платежей и налоговых сборов». «Будем это направление стараться тоже развивать и наращивать», — сказал он.

После известий о назначении Сечина главой правления этой нефтяной компании. На фондовой бирже «ММВБ-РТС» акции «Роснефти» к 16:46 МСК подорожали до 200,86 рубля за штуку, что на 3% выше уровня понедельника.

Ранее во вторник президент и премьер России озвучили состав аппаратов президента и правительства: главной интригой новых назначений стало отсутствие в списках членов Администрации Игоря Сечина. На это пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заявил, что Сечин будет в любом случае играть какую-то роль в новой системе. «У него не может не быть роли», — сказал Песков, отвечая на вопрос журналистов.
http://www.interfax.ru/politics/txt.asp?id=246949

После вчерашнего назначения нового правительства главной кадровой интригой оставалась судьба бывшего вице-премьера Игоря Сечина. Теперь ее нет: Дмитрий Медведев подписал указ о назначении Сечина руководителем «Роснефти» и попросил бывшего чиновника «со всей своей энергией заняться работой в этой компании».

Как формально будет звучать должность Сечина, пока неясно. Медведев сказал, что он станет «главой исполнительного органа» «Роснефти», то есть правления. Но по уставу компании функции председателя правления исполняет ее президент. До назначения Сечина эти должности совмещал Эдуард Худайнатов. Он, вероятнее всего, останется первым вице-президентом «Роснефти», говорят двое источников Forbes, близких к компании и ее руководству.

С 2008 года Игорь Сечин курировал весь российский топливно-энергетический комплекс, и формально его назначение в «Роснефть» — это понижение. «Но это как посмотреть», — рассуждает топ-менеджер одной из крупных нефтяных компаний. «Роснефть» — глобальная компания, которая обязана своим ростом непосредственно Игорю Ивановичу. Нет сомнений, что в новом качестве он продолжит работать над ее укрупнением», — считает собеседник Forbes.

Сечин отвечал за «Роснефть» многие годы. В 2004 году он возглавил совет директоров госкомпании и это «стало поворотной точкой» в ее истории, сообщает «Роснефть» на своем сайте. С этим не поспоришь: Сечин курировал банкротство ЮКОСа, и в результате этой операции «Роснефть» получила большую часть его активов. Купив в 2005 году «Юганскнефтегаз», госкомпания со скромного восьмого места по добыче сразу переместилась в тройку лидеров. Еще через два года благодаря оставшимся активам ЮКОСа «Роснефть» и вовсе стала недосягаема для конкурентов. Сейчас это крупнейшая по запасам публичная нефтегазовая компания в мире. Ее добыча с 2004 года выросла почти в шесть раз (с 21,6 млн т до 122,5 млн т в 2011 году).

Сечин пообещал Медведеву, что «Роснефть» будет и дальше наращивать добычу и платежи в бюджет. Сам премьер попросил нового руководителя госкомпании также обеспечить стабильные цены на нефтепродукты на внутреннем рынке.

Назначение Сечина руководителем «Роснефти» — «начало долгой серьезной истории», говорит источник Forbes в правительстве. Следующим шагом, по его мнению, может стать «надувание» компании за счет поглощений на нефтяном рынке. По его версии, первый шаг в этом направлении — отстранение «Лукойла» от совместной с «Башнефтью» разработки крупных месторождений имени Требса и Титова. В дальнейшем объектами для поглощения «Роснефтью» могут стать «Татнефть» и «Сургутнефтегаз», говорит собеседник Forbes. К этому списку можно добавить и «Газпром нефть», считает крупный бизнесмен, хорошо знакомый с Сечиным. Но оговаривается, что даже с ресурсом Сечина реализовать такие задачи может оказаться непросто.

У «Роснефти» есть возможности для органического роста, но под руководством Сечина компания будет стремиться к новым покупкам, соглашается топ-менеджер одного из конкурентов «Роснефти». Будучи чиновником, Сечин не раз сетовал на то, что российские нефтегазовые компании играют недостаточную роль на мировом рынке. Его идеей были глобальные альянсы национальных игроков с мировыми мейджорами. Неудачной попыткой создать такой альянс была сорвавшаяся сделка между «Роснефтью» и BP, в результате которой компании собирались обменяться пакетами своих акций. Под руководством Сечина «Роснефть», скорее всего, попытается продолжить международную экспансию, уверен нефтяник. Речь может идти как о покупке средних по размеру нефтегазовых компаний, так и об альянсах с крупными игроками, такими как BP. Пока в копилке «Роснефти» — покупка долей в четырех НПЗ в Германии, участие в проекте по добыче нефти с Венесуэле и договоренности с иностранцами, включая ExxonMobil, о совместной работе на российском шельфе.

Но руководством «Роснефтью» Сечин может не ограничиться, предупреждают два источника Forbes в правительстве: назначение Сечина может затронуть и крупнейшую российскую компанию — «Газпром». По словам одного из источников, некоторое время назад в правительстве рассматривались планы масштабной реструктуризации нефтегазовой отрасли в целом, где в числе рабочих был вариант слияния двух крупнейших компаний ТЭК. О том, что такой сценарий возможен, говорит и топ-менеджер одной из крупных компаний, работающих с «Газпромом». По его словам, объединение «Роснефти» и «Газпрома» позволило бы по примеру тех же арабских стран создать в России единую государственную нефтегазовую компанию. Но такая сделка предполагала бы полную реформу нефтегазового комплекса, с выделением газотранспортной составляющей из «Газпрома», отмечает собеседник Forbes. Последнее, по его словам, позволило бы выполнить требования европейских регуляторов, которые настаивают на разделении бизнеса по продаже и транспорту газа.

В пользу того, что Сечин стремится к влиянию в «Газпроме», говорит его выдвижение в совет директоров «Роснефтегаза», добавляет правительственный чиновник. Распоряжение об этом Владимир Путин подписал 6 мая, в последний день своего премьерства. «Роснефтегаз» не ведет операционной деятельности, зато этой компании принадлежат 10,74% акций «Газпрома» и 75,16% «Роснефти». Источник, близкий к Сечину, допускает, что теперь «Роснефтегаз» может пополниться и другими активами, включая акции электроэнергетических компаний (любимое детище Сечина в этом секторе — госкомпания «Интер РАО ЕЭС»).

Количество версий вокруг нового назначения объясняется тем, что четкого сценария развития отрасли у власти «пока попросту нет», признает источник Forbes в правительстве. По его словам, «Сечин для того и пришел в «Роснефть» и «Роснефтегаз», чтобы предложить какие-то идеи». И новому руководителю «Роснефти» еще придется отстаивать свои соображения в диалоге с назначенным вице-премьером Аркадием Дворковичем. Именно он в правительстве Медведева будет отвечать за топливно-энергетический комплекс (получить комментарии Дворковича Forbes не удалось).

А вот дальнейшей приватизации «Роснефти» в планах пока нет, говорит близкий к Сечину источник. Владимир Путин 21 мая подписал указ о включении компании в список стратегических (наравне с ФСК, МРСК и «Русгидро»). Впрочем, представитель президента Дмитрий Песков заявил «Интерфаксу», что в случае с «Роснефтью» запрет на приватизацию касается только одной акции госкомпании (0,000000009% акции), которая принадлежит напрямую государству. Продажа акций нефтяной компании из пакета «Роснефтегаза», по его словам, «возможна, если это будет признано целесообразным». Как бы то ни было, инвесторы события вокруг «Роснефти» восприняли с воодушевлением. Сразу после новости о назначении Сечина акции компании на бирже «ММВБ-РТС» подорожали на 3%, по итогам торгов рост составил 1,67% (индекс вырос на 0,21%).
http://www.forbes.ru/sobytiya/kompanii/82460-sechin-igra-po-krupnomu

Близкий к Минэнерго источник рассказывал «Ведомостям», что несколько лет назад Сечин поддерживал идею консолидации на базе «Роснефтегаза» компаний «Роснефть», «Зарубежнефть», «Транснефть», «Транснефтепродукт» и «Сургутнефтегаз», но реализовать задуманное не получилось. Консолидация различных нефтегазовых активов на базе «Роснефтегаза» возможна и сейчас, подтверждает близкий к Сечину человек, но подробностей не раскрывает.
http://www.vedomosti.ru/companies/news/1771330/sechin_zajmet_post_predsedatelya_pravleniya_rosnefti

23 мая
Совет директоров ОАО «НК «Роснефть» на своем заседании единогласно принял решение о назначении Игоря Ивановича Сечина Президентом «Роснефти». Соответствующая директива была направлена Председателем Правительства Российской Федерации Д.А. Медведевым.

Игорь Сечин поблагодарил Эдуарда Худайнатова за проделанную работу на посту Президента Компании и проинформировал о его назначении Первым вице-президентом и заместителем председателя Правления Компании.

Игорь Сечин обратил внимание на стоящие перед Компанией стратегические задачи в части реализации программ «Роснефти» по модернизации перерабатывающего блока, разработки месторождений и наращиванию добычи нефти, комплексу мероприятий по повышению экологической и промышленной безопасности предприятий. Особое значение имеет реализация соглашений по освоению шельфа, заключенных с ведущими мировыми энергетическими компаниями, которая обеспечит развитие «Роснефти» на многие годы вперед.

Также И. Сечин поставил задачу менеджменту Компании представить предложения по повышению эффективности деятельности как структурных подразделений, так и дочерних предприятий.
http://www.rosneft.ru/news/pressrelease/23052012.html

24 мая
Нефтегазовая кубышка дождалась своего часа

Холдинг «Роснефтегаз», аккумулировавший на счетах огромные суммы дивидендов по акциям госкомпаний, в ближaйшие три года будет участвовать в процессе приватизации в качестве покупателя

Холдинг «Роснефтегаз», в совет директоров которого возвращается влиятельная фигура российской политики и экономики Игорь Сечин, в следующие три года будет участвовать в процессе приватизации в качестве покупателя благодаря огромным денежным суммам дивидендов по акциям государственных компаний, которые аккумулированы на его счетах, но так и не выплачены в бюджет.

Президент России Владимир Путин 22 мая подписал указ «в целях обеспечения гарантированного дохода федерального бюджета в 2012 году и последующих годах от приватизации пакетов акций крупнейших компании ТЭК», разрешающий «Роснефтегазу» покупать на дивиденды по принадлежащим ему акциям АО приватизируемые госактивы.

«Правительству РФ при утверждении плана приватизации находящихся в федеральной собственности пакетов акций крупнейших компаний ТЭК и принятии решений о их продаже исходить из того, что до начала 2015 года «Роснефтегаз» является инвестором по отношению к компаниям отрасли, пакеты акций которых планируются к приватизации, при условии представления ОАО программы финансирования этих сделок, предусматривающей использование дивидендов от акций компаний, находящихся в собственности «Роснефтегаза», говорится в указе.

Главные активы «Роснефтегаза» — 75,2% акций «Роснефти» и 10,7% акций «Газпрома». Госхолдинг с момента своего основания дивиденды платил государству лишь раз — за 2007 год (в 2008 году выплачено в бюджет 15,5 млрд рублей). Все остальное время деньги, получаемые по пакетам акций «Газпрома» и «Роснефти», оставлялись на балансе госхолдинга. 2010 год «Роснефтегаз» закончил с 48,2 млрд рублей на депозитах в Альфа-банке и ВТБ. В 2011 году он получил еще 31,2 млрд рублей дивидендов «Газпрома» и «Роснефти»; в 2012 году (до конца лета) получит еще 52,6 млрд рублей — итого 132 млрд рублей (более $4 млрд). Впереди еще 2013 и 2014 годы, когда госхолдинг (или госфонд) получит еще минимум 100 млрд рублей дивидендов.

Указ также поручает правительству утвердить программу продажи в 2013-2015 годах находящихся в собственности «Роснефтегаз» пакетов акций компаний топливно-энергетического комплекса с учетом конъюнктуры рынка.

Почему «Роснефтегаз» решил прекратить выплату дивидендов государству и начать копить деньги на своем балансе, никто из чиновников никогда не комментировал. Неясно также, почему государство может получить деньги «Роснефтегаза», только продав ему государственные активы. Указ поручает «Роснефтегазу» при улучшении конъюнктуры продавать приватизированные госактивы. Однако история показывает, что «Роснефтегаз» расстается с полученными активами крайне неохотно. Уже четыре года как «Роснефтегаз» и чиновники не могут провести сделку по передаче «Газпрому» государственных пакетов акций газораспределительных организаций. Сам И.Сечин известен как противник форсирования приватизации.

Согласно среднесрочным планам правительства, предлагается продать (полностью или частично) госдоли в «Роснефти», «Интер РАО ЕЭС», «РусГидро», «Совкомфлоте», «Зарубежнефти», «Транснефти», ФСК, РЖД. «Интер РАО» под крылом И.Сечина прекратилось из локального трейдера электроэнергией в госхолдинг, объединивший крупнейшие генерирующие активы. Таким образом И.Сечин, недавно сменивший пост куратора ТЭК в правительстве на кресло президента «Роснефти», может сохранить свое влияние на другие отрасли ТЭК через инвестиции «Роснефтегаза». Во всяком случае, мандат на строительство энергетической империи, по всей видимости, выписан.
http://interfax.ru/business/txt.asp?id=247234

Премьер Дмитрий Медведев продолжает демонстрировать реальность своих полномочий прежним министрам. Сегодня во время видеоселектора по отопительному сезону, который премьер провел в Белом доме, к Медведеву обратился губернатор Забайкальского края Равиль Гениатулин. Губернатор посетовал на отсутствие в регионе заправок и дороговизну привозимого топлива. В ответ Дмитрий Медведев неожиданно поднял трубку и велел соединить его с новым главой Роснефти и экс-вице-премьером по ТЭКу.

«Сечина», — скомандовал премьер. Телефон почти сразу откликнулся. Премьер сформулировал проблему, после чего несколько минут хмурил брови и молчал в трубку старого, советского вида кремового цвета телефона. Через некоторое время лицо премьера озарилось улыбкой и он приммрительно отозвался: «У меня тут сейчас прямой эфир, я попозже…» Что премьеру предложил абонент на том конце провода — приглашал ли на банкет по случаю его избрания в Роснефть или просто сказал комплимент — осталось за кадром. Но после Дмитрий Медведев заверил, что все проблема забайкальцев отныне будут решены и в регионе появится НПЗ или хотя бы заправка.

Звонок Сечину показался наблюдателям символичным. Именно Игорь Сечин в бытность вице-премьером выступал против инициативы команды Медведева по выведению из компаний с госучастием чиновников всех уровней. Кроме того, поскольку Игорь Сечин до сих пор считается самым влиятельным человеком, имеющий лоббистские рычаги в топливно-энергетическом комплексе, многие эксперты с сомнением высказывались на предмет назначения новым министром энергетики, экс-замминистра финансов Александр Новака, а его куратором — вице-пемьера и бывшего помощника президента Аркадия Дворковича. Сегодняшний звонок как бы символически продемонстрировал: «У Сечина тоже есть начальник»
http://www.rbcdaily.ru/2012/05/24/focus/562949983932975

В преддверии планирующейся приватизации государство решило заняться «предпродажной подготовкой» энергетических активов. По поручению президента Владимира Путина до 2015 года «Роснефтегаз» поучаствует в докапитализации компаний ТЭКа, для того чтобы помочь им в привлечении допфинансирования. Это позволит государству существенно повысить стоимость компаний перед приватизацией, уверены эксперты.

В течение 2013—2015 годов «Роснефтегаз» может войти в капитал ряда предприятий ТЭКа и поучаствовать в их докапитализации, заявил вчера президент Владимир Путин, передает Прайм. По его словам, «Роснефтегаз», который имеет «не бюджетные, но значительные финансовые ресурсы», войдет в капитал компаний для решения их «оперативных проблем».

Соответствующий указ президент подписал еще 22 мая. Из текста документа следует, что «Роснефтегазу» будет разрешено использовать дивиденды, которые он получает, владея пакетами в госкомпаниях, для того чтобы напрямую входить в капитал компаний ТЭКа, пакеты акций которых планируются к приватизации. На данный момент «Роснефтегазу» (100% акций у государства) принадлежит 75,16% акций «Роснефти», 10,74% акций «Газпрома», 7% в Каспийском трубопроводном консорциуме (КТК), а также более 70 пакетов акций в других энергетических предприятиях. По сути, роль компании, которая являлась лишь «держателем» бумаг, расширяется, а реализовывать поставленные задачи предстоит нынешнему главе «Роснефти» Игорю Сечину, который войдет в совет директоров «Роснефтегаза» и скорее всего возглавит его.

Указ о приватизации не меняет стратегических планов приватизационного процесса, заверил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, назвав предлагаемые меры «предпродажной подготовкой». Они призваны лишь «стабилизировать проход предприятия через период, связанный с определенной нестабильностью на мировых рынках», отметил он (цитата по Прайм), подчеркнув, что в результате компании получат средства для продолжения своих инвестпрограмм. Указ президента не отменяет возможности приватизации акций «Роснефти», подтвердил вчера и глава Минэкономразвития Андрей Белоусов.

Ранее Владимир Путин включил одну акцию «Роснефти», напрямую принадлежащую государству, а также госдоли в «РусГидро» (60,38%), ФСК (79,55%), Холдинге МРСК (53,69%) и «Системном операторе» (100%) в список стратегиче­ских предприятий, что усложняет их приватизацию. Впрочем, это не означает, что приватизации не подлежит доля «Роснефтегаза» в «Роснефти», уточнял Дмитрий Песков. Всего в рамках приватизации энергокомпаний инвесторам, как ожидается, будут предложены 25% минус одна акция «Роснефти», 7,97% минус одна акция «РусГидро» и 4,11% минус одна акция ФСК.

По мнению директора департамента due diligence «2К Аудит — Деловые Консультации/Морисон Интернешнл» Александра Штока, с помощью «Роснефтегаза» государство намерено добиться хорошей цены за госактивы ТЭКа при проведении приватизации. «При недостаточной активности других инвесторов на торгах хорошую цену за лот будет предлагать «Роснефтегаз». И пока заданная ценовая планка не будет преодолена, холдинг будет торговаться», — поясняет эксперт.

В первую очередь «Роснефтегаз» будет входит в капитал электроэнергетических компаний, испытывающих проблемы с финансированием, добавляет аналитик Rye, Man & Gor Securities Дарья Козлова. «Наиболее вероятными претендентами выступают «РусГидро», ФСК и Холдинг МРСК», — считает она.
Впрочем, подобная финансовая помощь может обернуться проблемами для самого «Роснефтегаза», который впоследствии может столкнуться с падением стоимости приобретенных им пакетов акций. «Не исключено, что волатильность на рынках будет продолжительной и неблагоприятная конъюнктура сохранится в ближайшие несколько лет. В этом случае «Роснефтегаз», скупив активы ТЭКа сегодня по завышенным ценам, вряд ли будет продавать их по более низкой стоимости через три-четыре года», — рассуждает г-н Шток. А это фактически приведет к срыву планов по приватизации, подытожил эксперт.
http://www.rbcdaily.ru/2012/05/25/tek/562949983936168

Московская область, Ново-Огарёво
Владимир Путин провёл встречу с представителями Российского союза промышленников и предпринимателей, Торгово-промышленной палаты, Агентства стратегических инициатив, общероссийских общественных организаций «Деловая Россия» и «ОПОРА России».

В.ПУТИН:
Сегодня предлагаю, как мы и договаривались, неформально поговорить о проблемах, которые вас волнуют. Думаю, это самый лучший способ обсуждения деловых вопросов.

Теперь второе – по поводу Указа, о котором Вы сказали. Он вышел вчера, по-моему. Он ничего не меняет, я хочу это подчеркнуть, с точки зрения наших планов по приватизации, но он как бы отражает реалии сегодняшнего дня. В чём они заключаются?

Во-первых, я хочу вернуть Вас к статье, к предвыборной статье о развитии экономики. Там что написано в этой части? Написано, что «считаю возможным (я цитирую) до 2016 года понизить долю участия государства в сырьевых компаниях и, может быть, целиком выйти из некоторых несырьевых». В первой части указано, о каких компаниях идёт речь: «Ростехнологии», корпорация по авиастроению, судостроительная корпорация, «Росавтодор» и некоторые другие.

Что касается компаний ТЭКа, то, конечно, они представляют особую ценность для государства. В современных условиях, сегодня можно совершенно очевидно, с полной ответственностью утверждать, что они недооценены. И нам бы очень не хотелось, чтобы они были приватизированы за копеечки, а потом тут же перепроданы за серьёзные деньги.

Я прекрасно осведомлён о двух подходах к этим процессам. Первый заключается в том, что нужно продать любой ценой, даже за копейки, с целью институциональных изменений, имея в виду, что частные компании работают эффективнее государственных. Часто так и бывает, но далеко не всегда. И мы с вами тоже знаем эти примеры. Мне всё-таки хотелось бы, чтобы мы и продали, если уж продавать, за приличные деньги, и государство получило бы доход. Первое. И второе – решили бы институциональные задачи с точки зрения реструктуризации экономики.

В статье также написано: до 2016 года, а в Указе, который Вы сейчас упомянули, написано, что в 2013–2015 осуществлять эти процессы. То есть никаких противоречий здесь нет.

И, наконец, мы исходим из того, что компании ТЭКа, о которых идёт речь, нуждаются в дополнительном финансировании для своего развития. Приватизация – это один из видов привлечения капитала. Именно поэтому предлагается войти в их капитал «Роснефтегазу», который имеет не бюджетные, хочу это подчеркнуть, но значительные финансовые ресурсы. И с целью решения текущих оперативных проблем компаний он может вполне поучаствовать в их декапитализации.

Повторяю ещё раз, с 2013-го по 2015-й мы будем предпринимать те самые шаги, о которых я говорил выше. Это совсем не значит, что если конъюнктура существенным образом в лучшую сторону будет меняться, что мы уже в этом году можем предпринять какие-то шаги, направленные на приватизацию этих компаний.

Хочу обратить ваше внимание ещё на одно. Я думаю, что все мы (и государство, и предпринимательское сообщество) заинтересованы в том, чтобы мы действовали в этой сфере аккуратно. Почему? Вот мы проводили приватизационные мероприятия в области электроэнергетики. Не думаю, что все участники рынка обрадовались результату. Для населения мы ещё держим более или менее низкие тарифы, для промышленных потребителей – не очень. Поэтому, скажем, по некоторым видам первичного сырья, по электроэнергетике мы должны действовать очень аккуратно, в интересах всех участников этого процесса.

Что бы я хотел сказать ещё: мы и эти вопросы будем обсуждать совместно с вами, будем вместе обсуждать и учитывать ваше мнение.

И, наконец, Указ, о котором Вы сказали, имеет отношение к ограниченному количеству компаний, всего-то компаний – по пальцам на одной руке пересчитать можно, а между тем наше государство имеет акции более чем в 2500 компаниях. В нашей прямой собственности находится 2500 различных ГУПов, которые, наверное, делают правильно работу, но внимание к ним со стороны общественности, со стороны государства, со стороны предпринимательского сообщества очень большое – в силу, к сожалению, неэффективности работы ряда этих предприятий.

Вы понимаете, в чём дело, Александр Николаевич, никому не запрещено идти работать на шельф. У нас ведь какое правило: правило, что государственные компании, где есть контрольный пакет со стороны государства, там работают, но они могут привлекать кого угодно. Сейчас они привлекают иностранных партнёров: это «ExxonMobil», «Statoil», «Total». Все эти компании взяли на себя прямые юридические обязательства вкладывать деньги в рискованные проекты: геологическое изучение, предварительное бурение и так далее. И стоит это миллиарды, хочу подчеркнуть – миллиарды долларов.

Если какая-то из наших частных компаний готова к такой же работе, к таким же рискам, то дверь открыта для всех компаний, я хочу это совершенно официально заявить. Единственное, чего бы мы не хотели, это чтобы частные компании взяли права на эти участки шельфа, а потом перепродали бы эти права тому же самому «Exxon», «Chevron» или кому-то ещё. Только в этом заключается проблема. Это большие средства и риск. Я, будучи Председателем Правительства, говорил коллегам и сейчас хочу повторить: если какие-то наши компании готовы к тому, чтобы работать вот так: и рисковать, и солидные деньги вкладывать, – двери для всех открыты.
http://kremlin.ru/news/15423