Архив меток: энергетика альтернативная

Южная Корея отказывается от атомной энергетики

Новый президент Южной Кореи Мун Чжэ- ин заявил, что в стране будет прекращено строительство новых атомных электростанций и не будет продлен срок службы существующих.Мун заявил об этом на мероприятии, посвященном закрытию АЭС Кори № 1 в Пусане, примерно в 300 км (186 миль) к юго-востоку от Сеула. Старейший ядерный реактор Южной Кореи Кори № 1 была окончательно закрыт в полночь в воскресенье 20 июня 2017 года после 40-летней эксплуатации.

Южная Корея имеет 25 ядерных реакторов, которые производят около одной трети общего объема электроэнергии страны. Судьба строящихся АЭС Кори за № 5 и № 6 будет решена с учетом произведенных затрат на строительство, безопасности и потенциальных издержек, связанных с выплатой компенсации. Мун также сообщил, что правительство будет стремиться закрыть второй старейший в стране атомный реактор, Wolsong 1 как можно скорее в зависимости от условий электроснабжения. Мун заявил, что он будет поддерживать возобновляемые источники энергии и ТЭС на сжиженном природном газе. Новое правительство планирует увеличить к 2030 году долю возобновляемых источников энергии до 20 процентов от общей выработки электроэнергии.

South Korea’s President Moon says plans to exit nuclear power

http://www.reuters.com/article/us-southkorea-nuclear-president-idUSKBN19…
https://aftershock.news/?q=node/535280

— — —
27 Июль 2015 eia.gov: Ядерная генерация Кореи, России, Японии, Китая, Франции и США http://iv-g.livejournal.com/1211043.html

13 Февраль 2013 eia.gov: South Korea Country Analysis Brief http://iv-g.livejournal.com/835452.html

https://www.eia.gov/beta/international/analysis.cfm?iso=KOR
— — —

24 Ноябрь 2016 Считалочки: Риски атомной энергетики http://iv-g.livejournal.com/1363423.html

Против лома нет нет приема.
Против политических решений экономическая целесообразность бессильна. Особенно показателен опыт СССР с учреждением и отменой плановой экономики

Реклама

bash-m-ak: Китайское электричество

ссылка на статистику производства электроэнергии в Китае
http://chinaenergyportal.org/en/2016-detailed-electricity-statistics/

— Китай продемонстрировал, что ВИЭ могут быть очень быстро развернуты.
— Ветер обогнал ядро в 2012 и пока не сдается
— Солнце достигло уровня ядра десятилетней давности. В этом году в первом квартале рост на 80% — по результатам года видимо будет больше 100 TWh — уровень ядра 5 летней давности.

Вообще, китайцы молодцы — они теперь способны под ключ развернуть энергетику в любом желаемом варианте: хотите ядерную — пожалуйста, ветер — нет проблем, солнце — со всем удовольствием, добить микс углем — запросто. И важно не только что они все это в производстве освоили, но, в случае ВИЭ, еще и в виде развертывания в глухих областях силами малограмотного населения — рота обезьян и один надсмотрщик с бамбуковой палкой. Эта технология как бы не важнее окажется в ближайшее десятилетия при экспорте энергетики в ЮВА/Африку/Латинскую Америку. СССР тоже смог «сварку взрывом и клепку газом», а вот «сборка трезвым» так и не далась, хоть и простая технология.
Читать далее

celado: Возобновляемая энергетика: счастье лишь к концу века?

Человечество много раз меняло свою энергетическую парадигму, изначально потребляемая энергия была только в виде пищи: ягоды, фрукты, бизоны и так далее. Затем человек сменил чернику с мамонтами на более удобные и мощные источники энергии: древесина, уголь, нефть, ядерная энергия. Каждый переход длился десятки и сотни лет и ставил очередные гигаватты на службу человечеству — в домах стало тепло, появилось откуда подзарядить смартфон и миллионы людей бороздят широкие просторы лесов, полей и рек на автомобилях и поездах. Тем не менее, вопроса канет ли в лету текущий энергетический уклад не стоит — непонятны лишь сроки когда это произойдёт. Перепитиям этого нового перехода уже посвящена не одна сотня страниц “Мира на пике”, но по мере приближения к кульминации наблюдения и выводы не перестают быть интересными.

Энергетическое подразделение агентства “Блумберг” на днях опубликовало
https://www.bloomberg.com/news/articles/2017-06-15/solar-power-will-kill-coal-sooner-than-you-think
свои ежегодные прогнозы для возобновляемой энергетики, которая претендует стать новым энергетическим укладом. Ниже график распределения производства электроэнергии в зависимости от источника:


Читать далее

Доклад группы «Renewables 21»: ВИЭ

https://aftershock.news/?q=node/534247

Сайт greentechmedia.com

https://www.greentechmedia.com/

О «зеленых» технологиях — Солнце, сети

Как солнечные батареи выглядят с точки зрения сетей

Деревня в Баварии с 2600 жителей, получилf около € 6 млн ($ 7 млн) от субсидий и продажи излишков электроэнергии.

В 2014 году Международное энергетическое агентство (МЭА) предсказало, что декарбонизации глобальной энергосистемы, потребует почти $ 20trn инвестиций в 20-е годы до 2035 года, после чего этот процесс будет все еще далек от завершения

Борьба с изменением климата дала огромный рост в возобновляемых источников энергии, энергии ветра и солнца, в течение последнего десятилетия, как в развитых странах, так и развивающихся. В 2015 году правительства вылило $ 150 млрд на поддержание таких инвестиций.

В 2015 году от таких источников приходится лишь 7% электроэнергии, вырабатываемой во всем мире. Более 80% энергии в мире до сих пор происходит от ископаемых видов топлива.

Хорошая новость заключается в том, что десятилетие роста субсидий принесло снижение затрат. Это говорит о том, что рост может в скором времени потребовать намного меньше субсидий, чем привлекали к настоящему времени.

В Европе избыток возобновляемых источников энергии более резко виден. Оптовые цены на электроэнергию снизились с около € 80 мегаватт-час в 2008 году до € 30-50 в настоящее время.


http://www.economist.com/news/briefing/21717365-wind-and-solar-energy-are-disrupting-century-old-model-providing-electricity-what-will

Технические революции и энергетическая сверхдержава

Электромобили, альтернативная энергетика, китайская сланцевая нефть — какие еще угрозы стоят перед сырьевой российской экономикой
Читать далее

Доклад Сечина на ПМЭФ-2017: Нефтяной рынок – на пути к балансу и устойчивому развитию

https://www.rosneft.ru/press/news/item/186793/

Избранное из текста к презентации
I. ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ И СОСТОЯНИЕ РЫНКА

… В.В. Путин внес важный вклад в достижение договоренности группы производителей нефти на международном уровне. Это повлияло на улучшение ситуации на рынке, а достигнутый в итоге ценовой уровень в 50 долл. за баррель и выше полезен для российского бюджета и российских компаний, но это состояние рынка не является устойчивым.

Так называемая «договоренность ОПЕК и стран не ОПЕК», основной вклад в которую вносят Саудовская Аравия и Россия, дает рынку «передышку», но это сложно считать системными мерами, эффект от которых приведет к долгосрочной стабилизации. Ряд крупных производителей, которые не участвуют в данных договоренностях, активно используют конъюнктуру для усиления собственной рыночной позиции, что скорее создает предпосылки для новой нестабильности, нежели для выхода на траекторию устойчивого развития. Так, сланцевые производители в США стали крупными экспортерами в объеме свыше 1,3 млн барр./сут. Майские данные, опубликованные вчера показывают, что добыча в США достигла максимума за последние 21 месяц, составив свыше 9,3 млн барр./сут, значительно вырос и экспорт сырой нефти из США – до 1,3 млн барр./сут.

Страны, входящие в ОПЕК, но находящиеся вне расчетных квот, сообщают об активном росте добычи – в Нигерии на 100 тыс. барр./сут и Ливии на 210 тыс. барр./сут. По оценкам некоторых экспертов, по итогам мая общая добыча ОПЕК превысила определенные ноябрьским Соглашением объемы на 450 тыс барр./сут.

Таким образом, можно констатировать, что период низких нефтяных цен пришел надолго. В течение прошедшего года цены зафиксировались в диапазоне от 45 до 50 долларов за баррель Brent – на короткое время превышая этот интервал – а волатильность рынков и неопределенность значительно выросли.

В этих условиях, аналитики уже рассматривают сценарии с ценовыми параметрами 50-40 и даже 30 долл. за баррель. Достаточно длительная балансировка рынка на уровне 40 долларов за баррель выведет половину производства на уровень убыточности – прежде всего, на глубоководных проектах Бразилии, на нефтяных канадских песках, создаст проблемы и для сланцевых производителей, за исключением высокоэффективных участков Пермского бассейна. Как следует из слайда, Россия, Саудовская Аравия, ряд эффективных проектов США, Иран и проекты в некоторые других странах сохранят конкурентоспособность, но рынку потребления это не поможет.

К сожалению, неопределенность на рынке также приводит к обострению борьбы за рынки потребления, и я вынужден констатировать, что сегодня всеми участниками рынка ведется подготовка к увеличению объемов добычи и усилению борьбы за рынки сбыта. Мы должны согласиться с тем, что если отрасли необходима устойчивая и долгосрочная стабильность, – в регулировании производства должны участвовать все крупные производители. Поэтому, в текущем состоянии, мы не можем говорить о стабилизации или устойчивом переломе негативных рыночных тенденций.

II. РАСТУЩИЙ СПРОС НА ЭНЕРГИЮ, РОЛЬ УГЛЕВОДОРОДНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ И АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ИСТОЧНИКИ

Важно отметить, что сейчас, впервые с 2010 года, наблюдается рост экономической активности одновременно в развитых и развивающихся странах. Растущая мировая экономика предъявляет уверенный спрос на энергию

несмотря на рыночный и растущий спрос со стороны потребителей энергии, существует очевидный диссонанс регуляторной повестки с задачами эффективного удовлетворения растущего спроса.

Во-первых, это касается использования доходов от классической углеводородной энергетики для неоправданного субсидирования альтернативной энергетики.

В 2016 году общий темп снижения энергоемкости мировой экономики составил всего лишь немногим более 1,0%. Учитывая снижение роли угля по экологическим причинам, ограничение роли атомной энергетики, значительная нагрузка в покрытии этих потребностей ляжет на газ, жидкие углеводороды и потенциально возобновляемые источники энергии (ВИЭ).

Вопрос для участников сегодняшней дискуссии – в какой мере ВИЭ готовы взять на себя роль основного ресурса покрытия растущего спроса? Представляется, что эти возможности достаточно ограничены.

Хорошим и важным примером для нефтяной отрасли в ответе на такой вопрос о новых источниках энергии является роль и динамика развития рынка электромобилей.

Скорее всего, в отдаленной перспективе электромобили займут свое место в растущем парке средств обеспечения мобильности населения и бизнеса. Это в определенной степени скажется на темпах потребления, но не приведет к вытеснению нефтепродуктов и использованию газа на транспорте.

Более серьёзное изменение роли электромобилей будет требовать переосмысления и задач энергетической безопасности, и требований к производству основных компонентов этих продуктов, и масштабных, связанных с ростом этого сектора инвестиций, которые регуляторами зачастую не рассматриваются.

По оценкам ведущих инвестиционных банков, для снижения мирового потребления нефти всего на 2% к 2035 году необходимо будет построить в 2020-30 гг. предприятия по выпуску аккумуляторов мощностью производства более 500 гигаватт-часов аккумуляторного заряда. При этом, запланированные к вводу до 2020 года мощности не превышают 35 гигаватт-часов, т.е. требуется 15 кратное увеличение мощностей! Уже сегодня строящиеся мощности реализуются с задержками сроков. Производство аккумуляторов в таких масштабах будет требовать принципиально других объемов потребления никеля, лития, кобальта. При этом, основным поставщиком того же кобальта – одного из ключевых компонентов аккумуляторов на рынок электромобилей – будет Демократическая Республика Конго (более 50% мирового производства и запасов).

Вопрос для обсуждения – энергобезопасность развитых стран увеличится или уменьшится при переносе принятия решений в новые географии в сравнении сегодняшней распределенной моделью принятия решений?

Да, сегодня уже появились электромобили, хотя о полномасштабном коммерческом успехе говорить рано – объемы продаж малы и зависят от налоговых и акцизных стимулов в разных странах. На сегодня доля электромобилей не превышает 1,0% в общем объеме продаж в США (около 157 тысяч единиц по итогам 2016 года), 1,3% в ЕС (212 тысяч единиц), 1,7% в КНР (351 тысяча единиц). Единственная страна, где доля электромобилей в продажах вышла на серьезный уровень – 24% от общих продаж это Норвегия. Причина проста – уровень субсидий в Норвегии для такого автомобиля составляет 18-19 тыс. долл. (для сравнения – 6-8 тыс. долл. в США и других странах ЕС). Также, давайте не будем забывать о других важных «деталях»:

– электромобили значительно дороже автомобилей с двигателями внутреннего сгорания;
– зарядка электромобиля является весьма продолжительной по времени, что не слишком удобно для вечно спешащих автомобилистов;
– актуальны вопросы эффективного хранения электроэнергии, а также экологичности производства аккумуляторов и их последующей утилизации;
– распространение зарядной инфраструктуры достигло значительных масштабов пока только в США, ЕС, Японии; в целом создание достаточно разветвленной сети заправок и сопутствующей инфраструктуры только начинается; пока эти вопросы не решены;
– во многих регионах, в частности, в Евросоюзе, налоги и акцизы на нефтепродукты составляют немаловажную часть бюджетных поступлений, направляемых, в том числе, на социальные цели. Пока производители ВИЭ и потребители электромобилей скорее привыкли к обратному – к государственным дотациям;
– неясно, как будет удовлетворяться дополнительный спрос на электроэнергию, который будет порождать массовое развитие сектора электромобилей (здесь придется увеличивать генерацию и находить решения по развитию сетей);
— бесспорно, проблему будет представлять эксплуатация электромобилей в зимних условиях в регионах с суровым климатом, так как в этих условиях происходит быстрая разрядка аккумуляторов.

По итогам наших недавних обсуждений с рядом европейских регуляторов мы видим подтверждение, что электромобили не пользуются ожидаемым спросом в таких ключевых экономиках, как Германия и другие крупные страны Евросоюза, что ставит под сомнение возможность того взрывного роста спроса, про который говорили некоторые аналитики.

В этих условиях оценка рынком перспектив производителей электромобилей, на наш взгляд, существенно завышена. Так, оценка стоимости компании Tesla базируется на крайне агрессивных планах по росту продаж – ежегодный темп прироста в 90% в течение 4 лет для достижения цели в 1 миллион автомобилей в год, запланированный компанией темп запуска новых моделей и строительства обеспечивающей инфраструктуры являются крайне сложными задачами. Половина из недавно привлеченных Tesla 1,2 млрд долл. были потрачены уже в 1-ом квартале 2017 года и есть безусловные вопросы по экономической состоятельности бизнес модели. Поэтому и J.P.Morgan и ряд других инвестбанков считают, что текущая рыночная капитализация компании Tesla (56 млрд. долл.) существенно – почти в два раза – превышает ее фундаментальные показатели. Надеюсь, что 6 июня на собрании акционеров Tesla рынок услышит ответы на многие из этих непростых вопросов.

Таким образом, до тех пор, пока отрасль электротранспорта не станет столь же удобной и привлекательной для потребителей, как и автомобили с двигателями внутреннего сгорания, перспективы электромобилей остаются в значительной степени неопределенными. Те же самые проблемы касаются и других источников альтернативной энергии – они характеризуются неустойчивыми государственными субсидиями и отсутствием возможности работы в базовом режиме электропотребления.

Поэтому, безусловной истиной остается тот факт, что углеводородная энергетика была и будет востребована.

Аналитики сходятся на том, что доля жидких углеводородов в покрытии мирового энергопотребления несколько снизится, но и в дальней перспективе будет выше 25-28%, роль газа – как высокоэкологичного источника – будет только расти. Поэтому мы призываем привести регуляторную и фискальную повестку в соответствие с фундаментальными задачами эффективного обеспечения мировых потребителей энергией.

III. КРАТКО- И СРЕДНЕСРОЧНЫЕ РИСКИ

С этой точки зрения важно отметить, что за период последнего кризиса произошло значимое снижение объемов инвестиций в новые проекты.
В 2016 году операционные и капитальные затраты в мировой разведке и добыче составили около 860 млрд долл., что на 33% ниже, чем в 2014 году (1,3 трлн долл.). Прежде всего, компании сокращали бюджеты на разведку. В результате прирост запасов нефти не компенсировал добычу. Так, в 2014-2016 годах инвестиции в разведочное бурение упали в 2,7 раза. Отрасль потеряла 2-3 года эффективной геологоразведки, которые на горизонте 5-7 ближайших лет могут сказаться дисбалансом в соотношении мирового спроса и предложения.

Оценки масштабов складывавшегося в последние кварталы превышения добычи над спросом, озвучиваемые ведущими аналитическими агентствами, существенно различаются между собой – по состоянию на 4-ый квартал 2016 года в диапазоне от 0,6 млн барр./сут до 1,1 млн барр./сут. Это само по себе затрудняет достижение равновесия на рынке.

Скоординированное поведение участников отрасли нуждается в получении четких сигналов, но очевиден недостаток надежно обоснованных данных по состоянию рынка. Так, в США до первой сланцевой революции 2009-2011 гг. не было острой необходимости в формировании детальной информации о динамике нефтяной добычи на горизонте недели. Рынок стал ориентироваться на «заменители» данных по добыче в виде динамики коммерческих запасов. Но на этот показатель влияли многие факторы совсем иного характера – от изменения объемов нефтепереработки до масштабов хранения нефти и нефтепродуктов. Также произошло изменение роли коммерческих запасов нефти в мире, управление ими превратилось в самостоятельный бизнес, ставший менее чувствительным к краткосрочным колебаниям спроса и предложения.

Спекулятивная торговля фьючерсными контрактами усиливает волатильность на рынке. За последнее время объемы этой торговли на двух крупнейших мировых товарно-сырьевых площадках в Нью-Йорке и Лондоне марками WTI и Brent соответственно достигли исторического максимума, более чем в три (!) раза перекрыв объемы чисто финансовой торговли десятилетней давности.

Само функционирование нефтяного финансового рынка все больше развивается по собственным законам и в соответствии с интересами рыночных спекулянтов, при этом оказывая сильное воздействие на развитие физического рынка. Можно утверждать, что сегодня финансовые рынки – динамика которых по объемам торгов более чем на 70% определяется североамериканскими торговыми площадками – выступают в роли своеобразных регуляторов. Это проявляется и в различных возможностях доступа к заемному и акционерному капиталу у разных компаний сектора.

К сожалению, эти и другие объективные проблемы создали условия для расширения методов манипулирования рынком, о которых мы говорили год назад, и подтвердили чувствительность рынка к манипулированию путем генерирования и распространения ложных сигналов, отвлечения внимания участников на второстепенные факторы.

В 2016 году фиксировались длительные периоды исключительно высокой ценовой волатильности рынка. Так, в 1-м квартале 2016 года волатильность производных финансовых инструментов (индекс OVX – Oil Volatility Index) составляла 65-70%. Эта волатильность и сами ценовые скачки многократно превосходили масштабы реальных изменений рыночного баланса спроса и предложения. В I квартале 2017 года вмененная волатильность снизилась до 25-30%, это признак временной стабилизации.

На физическом рынке стабильный рост спроса на нефть так и не привел в прошлом году к достижению баланса с поставками, поскольку временное снижение добычи в США, было компенсировано инерционным ростом добычи по ранее начатым крупным проектам вне ОПЕК и, главным образом, ростом добычи теми странами-членами ОПЕК, которые пытались таким образом компенсировать падение своих доходов. Со своей стороны, российские компании активно выходят на новые рынки, наладив эффективный диалог с партнерами в азиатско-тихоокеанском регионе. Отечественные компании наращивают инвестиции в импортозамещение, активно реализуя проекты с зарубежными компаниями. Российский нефтяной рынок, по оценкам Financial Times и Wall Street Journal, успешно развивается и привлекает капитал, несмотря на внешние ограничения. Отдельно нельзя не отметить выдержку и качество работы российских регуляторов, в меньшей мере ориентированных на политическую конъюнктуру и в большей – на обеспечение интересов развития отрасли.

Делая более общий комментарий, можно сказать, что идёт «нивелирование» характера собственности отрасли – даже частные компании в результате применения санкционных механизмов регулирования вынуждены участвовать в политических процессах. Стираются грани между частным и публичным сектором – это касается как цен сбыта нефтепродуктов, так и выбора тех или иных проектов для реализации путём прямых указаний регулирующих органов, таких, как OFAC. Часто это происходит в ущерб собственным акционерам, и я не удивлюсь, если на другой стадии цикла этот вопрос будет гораздо более активно подниматься собственниками компаний, которые вынуждены принимать ситуацию с упущенной выгодой.

Выход цен в 1-ом квартале 2017 года на уровень 50-55 долларов за баррель привел к возвращению осторожного инвестиционного оптимизма в отрасли, сокращению волатильности. В то же время, неуверенность в реальном состоянии баланса, рост добычи в странах ОПЕК, не участвующих в Соглашении, и активная разработка сланцевых запасов в США привели в начале мая к выходу цен из этого коридора и создали риски дестабилизации рынка. Парадоксальным образом недавнее достижение договоренности о продлении Соглашения на 9 месяцев произвело эффект «короткой волатильности» и даже привело к падению цен, которые впоследствии скорректировались.

Медленнее всего происходит восстановление активности в крупных долгосрочных проектах мейджеров. Так, количество запущенных крупных проектов в 2015-2016 гг. сократилось в 4-5 раз по сравнению с уровнем 2008-2012 гг., снизившись до минимальных значений, наблюдавшихся только в конце 1990-х и начале 2000-х годов, когда цена нефти составляла всего 20-25 долларов за баррель (в сегодняшних реальных ценах это около 30-35 долларов).

Это объясняется рядом факторов:
– объективным качеством их ресурсной базы, относительно низкой – в сравнении с крупными национальными компаниями – обеспеченностью высококачественными ресурсами с конкурентоспособными удельными затратами на разведку и разработку;
– ранее принятыми решениями, в том числе в отношении финансирования проектов с высокой точкой безубыточности, которые в текущей ценовой реальности являются нерентабельными.

Кроме того, традиционные сильные стороны мейджеров – передовые технологии, оперативность принятия решений, координация на рынке, большие объемы своповых операций – все активнее используются национальными компаниями, и мейджеры, основу бизнес-модели которых прежде всего составляют технологии, сейчас конкурируют не столько с другими мейджерами, сколько со странами-производителями и их национальными компаниями, активно выходящими на международный рынок.

Совсем не очевидно, что сегодня компании-мейджеры будут самыми лучшими покупателями традиционных ресурсов; национальные компании вполне конкурентоспособны с ними и уже приобрели необходимые опыт и компетенции при реализации крупных и сложных проектов. Вклад национальных компаний в мировую добычу более чем в три раза превышает долю мейджоров.

В результате мы все более отчетливо наблюдаем усиление национальных нефтегазовых компаний, в том числе Saudi Aramco, Qatar Petroleum, китайских CNPC и Sinopec. Причем их активность распространяется не только в своих странах, но и в глобальном масштабе.

В частности, китайские национальные нефтегазовые компании ведут активную работу по усилению международного присутствия, приобретая доли в проектах не только в развивающихся странах, но и в США, Канаде, Великобритании.

Также мы можем говорить о политической и экономической интеграции стран Шелкового пути. Китай активно создает зону особого экономического партнерства, связанного, в том числе, с поставками и переработкой нефти, нефтехимией. Фактически, складывается новый энергетический хаб, который будет иметь собственные индикаторы и тем самым сможет снижать влияние традиционных центров торговли нефтью, таких как лондонская биржа ICE, нью-йоркская NYMEX и чикагская CME.

Аналогичные стратегии реализуют и индийские компании, скоординированная политика которых и возможная консолидация поддерживаются на высоком государственном уровне.

IV. Гармонизация условий функционирования на нефтяном рынке

Так, например, важным фактором как для ОПЕК в целом, так и для Саудовской Аравии как крупнейшего участника организации в частности, является предстоящее IPO холдинга Saudi Aramco. Уже сейчас можно утверждать, что оно станет одним из самых значимых событий в мировой энергетике.

Отметим активную государственную политику руководства Саудовской Аравии, направленную на поддержку национальной нефтегазовой компании. Особенно впечатляет кардинальный пересмотр налоговой системы Саудовской Аравии в пользу повышения инвестиционной привлекательности компании Saudi Aramco, что обеспечит радикальное снижение налоговой нагрузки и рост дивидендов.

Также благоприятные условия созданы и в нефтяной отрасли США, остановлюсь на них.

Реакция сланцевой добычи в США даже после снижения цен ниже точки безубыточности была замедленной, и только в конце 2015 года падение объемов добычи стало отчетливо проявляться. Общая добыча жидких углеводородов в США в условиях кризиса снизилась примерно на 0,8-1 млн барр./сут. При этом сланцевая добыча внесла основной вклад в это падение, снизившись примерно на 600-700 тыс. барр/сут.

Сказались ряд факторов:
– постоянный технологический прогресс в отрасли, который в стрессовых условиях кризиса только ускорился. Отмечу, что технологические вызовы стоят и будут стоять в обозримой перспективе перед всеми нами в условиях растущей конкуренции;

– гибкость американской нефтяной отрасли в целом, включая избыточность сервисных и транспортных мощностей в период кризиса и возможность давления заказчиков на стоимость услуг сервисных компаний, развитые механизмы хеджирования, возможности оперативного изменения планов бурения, развитая сеть нефте- и газопроводов.

Положение в сланцевой отрасли США по-прежнему очень неоднородно – на многих месторождениях продолжается стагнация или спад, но появились лидеры роста, и прежде всего Пермский бассейн. Думаю, что, одновременно с восстановлением активности в сланцевой отрасли, мы стоим на пороге довольно заметного роста затрат, обусловленного увеличением спроса на услуги сервисных компаний и потребностью в значительных инвестициях для его удовлетворения. Не исключаю, что «новая волна» инфляции затрат может затронуть и другие страны.

Наши укрупненные оценки показывают, что изменение цены WTI приводит к изменению количества активных буровых установок на нефть и газ с лагом около 4 месяцев, а число активных буровых установок является наилучшим показателем количества ввода новых скважин через два месяца. Таким образом, изменение цены нефти приводит к изменению добычи сланцевой нефти в США примерно через 5-6 месяцев.

В целом мы наблюдаем оптимизм аналитиков в отношении ожидаемого роста сланцевой добычи в США в 2017 году – сейчас это 700-1000 тыс. барр./сут. Такая динамика обусловлена, прежде всего, ростом производительности в сланцевой отрасли в США. Так, в 2016 году по сравнению с 2014 годом капитальные затраты по проектам снизились на 71% и на 60-70% снизился объем бурения горизонтальных скважин. Несмотря на это, на 47% повысилась проходка на буровую установку, а стоимость прироста новой добычи нефти снизилась вдвое.

Еще более оптимистично видятся перспективы роста в 2018 году – порядка 1,5 млн барр./сут. Таким образом, сокращение добычи в рамках соглашения стран ОПЕК и стран не-ОПЕК может уже к середине 2018 года быть в значительной мере компенсировано ростом добычи сланцевой нефти в США.
При этом для сланцевой добычи в США созданы исключительно благоприятные условия:
– текущие налоговые платежи, если учесть широко применяемые стимулы, по данным компании Rystad Energy, не превышает 10-15%;
– новые налоговые инициативы правительства США в части снижения налога на прибыль создадут дополнительные преференции;
– развитые финансовые рынки со всем набором инструментов – дешевым финансированием, хеджированием

Конечно, необходимо отметить, что существует ряд факторов, которые могут замедлить восстановление сланцевой добычи, в их числе инфраструктурные ограничения, масштаб требуемых инвестиций, ограничения стоимость сервисных подрядчиков. Возможно, ряд этих ограничений будет преодолен в рамках реализации новых энергетических инициатив США.

Вместе с добычей нефти в США увеличивается и добыча попутного газа, избыток предложения которого создаст дополнительные предпосылки для развития экспорта американского СПГ на перспективные и высоко конкурентные рынки стран АТР и Европы. При этом на европейском газовом рынке конкуренция обещает быть еще более жесткой, учитывая большие объемы поставок трубопроводного газа не только из России, но и из стран Африки и Норвегии.

Важным фактором стал рост производства в США «газовых жидкостей» – именно он привел к тому, что общая добыча жидких углеводородов в США за период кризиса снизилась всего на 200 тыс. барр./сут. Фактор расширения производства «газовых жидкостей» будет вносить важный вклад в рост американской добычи в среднесрочной и долгосрочной перспективе и давать мощный стимул развитию нефтегазохимии.

Суммируя, подчеркнем, что способность определять глобально конкурентоспособный регуляторный режим – включая налоговые и другие факторы – является залогом устойчивого качественного роста для производителей нефти, и пример США здесь является показательным.

Нефтяная отрасль России также имеет свои особенности в части способности финансировать собственное развитие, прежде всего, за счет внутренних финансовых резервов и генерируемых денежных потоков. Доля России в покрытии мирового спроса оставалась в последние годы в целом стабильной, так что обусловленный реализацией бизнес-планов компаний рост добычи (порядка 2% в год) лишь незначительно превышал темпы роста спроса (порядка 1,5-1,7% в год).

Устойчивость российской нефтедобычи, на мой взгляд, была недооценена рынком.
Теперь причины этого феномена хорошо объяснены – они состоят в качестве российской ресурсной базы, успешном развитии собственных технологических и сервисных компетенций, активной работы по снижению затрат, эффективных приобретений, высокой корпоративной ответственности.

В целом инвестиции российского нефтяного сектора в рублевом выражении (а большинство статей затрат выражаются в рублях) в условиях кризиса росли, увеличивалась и добыча.

В России ряд компаний, включая «Роснефть», уже несколько лет назад приняли инвестиционные решения, реализация которых влечет рост добычи. Конечно, мы их корректируем в соответствии с пониманием важности достижения глобального баланса. Думаем, что по мере роста потребности рынка в новых поставках мы сможем внести значимый вклад в их удовлетворение.

Отмечу готовность во многих странах к снижению фискального бремени на бизнес. Представляется, что и другим регуляторам отрасли, включая ответственных российских регуляторов, важно отслеживать такие процессы для обеспечения конкурентоспособности отрасли.

V. ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС И НОВЫЙ ОБЛИК НЕФТЕГАЗОВЫХ КОМПАНИЙ

Мы неоднократно подчеркивали важность технологических сдвигов в энергетике в целом и в нефтегазовой отрасли в том числе. Без технологических прорывов было бы невозможно многое из того, что мы сейчас обсуждаем и на чем мы строим перспективу нашего бизнеса.

Отдельно хочу отметить процессы, происходящие на рынке сервисных услуг.

Компании переходят к интегрированной модели поставщиков комплексных услуг и оборудования – это не только способствует развитию технологических компетенций, но также позволяет диверсифицировать риски и повысить финансовую устойчивость. Важную роль будут продолжать играть процессы слияний и партнерств для обеспечения синергии совместного использования компетенций (технологических, рыночных, производственных, финансовых) их участников. Знаковой в этом плане стала сделка по объединению Baker Hughes, одной из компаний «Большой нефтесервисной тройки», с компанией General Electric Oil and Gas, создающая синергию активов и усиливающая роль обеих компаний в отрасли, а также в значительной степени иллюстрирующая изменение роли нефтесервисного сектора как такового.

Нужно находить и более активно использовать инструменты развития отрасли, отвечающие стоящим перед нами задачам.
В частности, необходимо создание вертикально интегрированных цепочек с участием потребителей и производителей, обмен активами, другие подходы, способствующие повышению открытости и устойчивости отрасли.

VI. РОСНЕФТЬ – ОТВЕТСТВЕННЫЙ ЛИДЕР ОТРАСЛИ

Что касается Роснефти, то несмотря на волатильность рынка, мы смогли добиться рекордных показателей – мощности по добычи углеводородов составили 5,6 млн барр. н.э., увеличившись за год на 4%. По объемам добычи нефти (210 млн т в год) Компания превосходит многие страны мира.

Отмечу некоторые важные стратегические сделки прошлого года:
– в декабре 2016 года нами была приобретена доля в крупнейшем газовом месторождении Средиземного моря Зохр в Египте, что позволяет выйти на перспективные рынки газа региона (мы участвуем в этом проекте вместе с нашими партнерами из Италии Eni и компанией ВР);
– проведенная в декабре 2016 года реструктуризация СП с компанией BP в Германии позволила нам усилить позиции на одном из наиболее перспективных рынков нефтепродуктов в Европе, стать третьим крупнейшим переработчиком немецкого рынка;
– в октябре 2016 года мы объявили о приобретении доли в одном из крупнейших НПЗ Индии, что не только позволяет выйти на новый быстро растущий рынок, но и обеспечить стабильность работы в этом регионе.

Это и новые проекты, и возможности своповых поставок нефти, и поставки оборудования, и участие в совместных добычных и логистических проектах, совместные добычные проекты для монетизации ресурсной базы Компании.

Важным этапом не только для Компании Роснефть, но и для всей экономики России, стала интегральная приватизационная сделка по приобретению пакета ПАО АНК «Башнефть» и реализации 19,5% акций самой Роснефти новым стратегическим инвесторам. Сделка показала, что даже в сложной рыночной конъюнктуре проведенные транзакции и сформированные партнерства продемонстрировали высокий потенциал стоимости действительно качественных активов.
Выскажу уверенность, что самые важные успехи у нас еще впереди.

Мы знаем, что сегодня на выходе находятся подготовленные Правительством РФ новые налоговые инициативы, связанные с введением налога на дополнительный доход, что должно придать новый импульс привлечению инвестиций в отрасль и стать важным шагом в создании конкурентоспособной фискальной системы с учетом недавних инициатив Саудовской Аравии и США – мы такие инициативы можем только приветствовать.

bloomberg.com: The Cheap Energy Revolution Is Here, and Coal Won’t Cut It


Читать далее

На aftershock.news об энергетике за январь-апрель 2017 года

Читать далее

Электроэнергетика Великобритании


http://iv-g.livejournal.com/986235.html


http://www.economist.com/blogs/graphicdetail/2016/09/daily-chart-13

aftershock.news: Последствия атомной энергетики, порядок величин, Фукусима

С момента аварии прошло почти 6 лет!

— 50% населения в зоне заражения не эвакуировано и эвакуировано не будет никогда — нема грошей.
— Японская АЭС уже заразила чуть ли не четверть Тихого океана и продолжает это делать.
— До сих пор у японцев нет решения как ликвидировать аварию с целью нераспространения дальнейшего заражения.
— Планируется, что работы по демонтажу начнутся в 2021 году и продлятся 30 лет.
— Уже сейчас первоначально планируемая сумма на ликвидацию аварии выросла в два раза.

Министерство экономики, промышленности и торговли Японии рассчитало, что на ликвидацию аварии на АЭС «Фукусима-1», с учетом компенсаций и демонтажа реакторов, потребуется в два раза больше средств, чем прогнозировалось – 21,5 триллиона иен (около $195 миллиардов), такие данные были обнародованы в пятницу на заседании экспертной группы ведомства «Реформа компании ТЕРСО – проблема АЭС «Фукусима-1».

[далее для экономии места привожу все суммы в долларах, а не в заоблачных иенных триллионах — мое прим.]

Расходы, которые планировались на уровне 100 миллиардов долларов, будут превышены почти в два раза. Частично они будут погашены за счет повышения платы на электроэнергию. Из них сумма, которую государство предоставит в кредит компании ТЕРСО – оператору аварийной станции, возрастет с $82 миллиардов до примерно $123 миллиардов. Расходы на демонтаж реакторов возрастут в четыре раза – с $18 миллиардов долларов до $73 миллиардов. Затраты на выплату компенсаций вырастут с $49 миллиардов до $72 миллиардов. Дезактивация загрязненных территорий также значительно превысит прежние расчеты – с $23 миллиардов до $36 миллиардов.

В то же время до сих пор нерешенным остается главный технический вопрос о том, каким образом будет извлекаться расплавившееся во время аварии ядерное топливо, скопившееся на дне защитных оболочек реакторов.
https://aftershock.news/?q=node/465318

OFW: Зеленая энергосистема

OFW: Даже если ветряки и солнечные батареи будут *бесплатны*, вменяемую зеленую энергосистему построить *невозможно*
https://aftershock.news/?q=node/430975
Intermittent Renewables Can’t Favorably Transform Grid Electricity

А.Собко: Перспективы энергетики Украины

10/09/2016 Почему Украина не Германия. Что будет делать Киев после закрытия своих АЭС?

На прошлой неделе на Украине в очередной раз повысили цены на электричество. Теперь тариф для населения (в группе до 100 кВт-ч в месяц) составит 71,4 (украинских) копейки — примерно 1,8 российских рублей за кВт-ч.

Хотя повышение тарифов является актуальной проблемой для населения, нельзя не признать: тарифы на электроэнергию по-прежнему невелики.

Даже после трёх раундов повышения цены на электроэнергию для населения остаются самыми низкими в Европе (на втором месте — Казахстан, на третьем — Россия).

Отчасти заниженный тариф объясняется перекрёстным субсидированием (достигает 40 млрд гривен в год) — низкие тарифы для населения компенсируются повышенным тарифом для промышленности. Но даже и тариф для промышленности приемлемый — он составляет 4-5 рублей за кВт-ч. (в пересчёте на российскую валюту).

Таким образом, цены на электроэнергию для населения на Украине намного ниже, чем в России, а для других групп потребителей — тариф сопоставимый. Например, те же 5 рублей за кВт-ч — текущий тариф для населения в московском регионе (для домов с газовыми плитами). При этом в России есть собственные запасы газа, угля, мощные ГЭС, обслуживаемые нашим же «Росатомом» АЭС.

Разгадка украинской дешевизны проста и давно известна — большая доля АЭС в структуре украинской электрогенерации. Она составляет свыше 50%. Капитальные затраты по ним уже давно самортизированы, а стоимость топливных сборок, хотя их и приходится закупать у «Росатома», составляет небольшую часть в конечной стоимости энергии.

Вот как выглядит типичная зимняя структура генерации в течение суток — основная часть приходится на АЭС (коричневый цвет), высока и доля угольной генерации (чёрный цвет). Газовая генерация (фиолетовый) — вынужденная, в основном это когенерация с теплом.

Источник (здесь и далее): Oleg Savitsky. «TOWARDS THE ENERGY TRANSITION IN UKRAINE. Finding pathways to energy independence and carbon-neutral power sector»

Однако, сроки эксплуатации многих из украинских АЭС постепенно подходят к концу.

Устаревают и тепловые ТЭС (которых, к слову сказать, по установленной мощности больше чем АЭС, просто работают они с низким коэффициентом использования:

В качестве решения проблемы предлагается замещение традиционной генерации возобновляемыми источникам — ветряками и солнечными электростанциями.

И тогда, в идеале, уже к 2028 году профиль генерации будет похож на нынешний «немецкий», а выглядеть так:

https://aftershock.news/?q=node/433881
https://www.nalin.ru/pochemu-ukraina-ne-germaniya-chto-budet-delat-kiev-posle-zakrytiya-svoix-aes-2493

— — —
http://www.succow-stiftung.de/tl_files/pdfs_downloads/MDF%20Working%20Paper/MDF%20Paper_%20Energy_transition_UA_Oleg%20Savitsky.pdf
https://yadi.sk/i/6Kau38Dgv3qr6

Фонд Михаэля Зуккова по охране природы
http://www.succow-stiftung.de/

Считалочки: Промышленная революция. Начало


James Eckford Lauder: James Watt and the Steam Engine: the Dawn of the Nineteenth Century, 1855
https://en.wikipedia.org/wiki/James_Watt

Ф.Бродель. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV-XVIII века.
т.3. Время мира https://yadi.sk/i/AewF6bIsuvo7M

Глава 6 Промышленная революция и экономический рост, С.522

C.554
Например, в соответствии с объяснением У. У. Ростоу., английская экономика «пошла на взлет» между 1783 и 1802 гг. по причине преодоления критического порога капиталовложений.

C.555
[Промышленная революция] даже в свои относительно взрывчатые годы (скажем, в общем начиная с 1760 г.) это важнейшее явление никого из самых общепризнанных очевидцев не поражало! Адам Смит, с его примером маленькой шотландской игольной фабрики, ретроспективно предстает плохим наблюдателем; однако же, он умер довольно поздно, в 1790 г. Давид Рикардо (1772—1823), более молодой и, следовательно, меньше заслуживающий извинения, едва лишь включает машину в свои теоретические рассуждения. А Жан-Батист Сэ в 1828 г., описав английские «паровые повозки», добавляет, к нашей радости: «Однако… никакая машина не будет служить, как служат самые плохие лошади, для перевозки людей и товаров посреди толпы и стеснений большого города»

C.584-585 ТЕХНИКА—УСЛОВИЕ НЕОБХОДИМОЕ, НО, ВНЕ СОМНЕНИЯ, НЕДОСТАТОЧНОЕ
Так, для текстильного производства двумя великими операциями служат прядение и ткачество. Ткацкий станок требовал в XVII в. для своего непрерывного питания продукции семи-восьми прядильщиков или, скорее, прях. Логически говоря, технические новшества должны были быть направлены на операцию, требовавшую больше всего рабочей силы. Однако в 1730 г. именно ткацкий станок был усовершенствован посредством самолётного челнока Кея. Это простейшее изобретение (запускаемый в движение пружиной челнок управляется вручную), которое ускоряло темп тканья, распространится, однако, лишь после 1760 г. Может быть, потому, что как раз в этот самый момент были введены три новшества, на сей раз ускорявшие прядение и очень быстро распространившиеся: прядильная машина-дженни (spinning jenny — около 1765 г.), простые модели которой были доступны семейной мастерской; гидравлическая машина Аркрайта (около 1769 г.); затем, десять лет спустя (в 1779 г.),— Кромптонова «мюль-машина», прозванная так потому, что соединила в себе характеристики обеих предыдущих машин. С этого времени мы видим удесятеренный выпуск пряжи и возрастание импорта хлопка-сырца с Антильских островов, из Ост-Индии, а вскоре и с Юга английских колоний в Америке. Но тем не менее хромающее соотношение между скоростями изготовления пряжи и ткани удержится чуть ли не до 40-х годов XIX в. Даже когда паровая машина около 1800 г. механизирует прядение, традиционному ручному ткачеству удалось выдержать темп, число ткачей выросло, а равным образом—и их заработки. В конечном счете ручной стан будет ниспровергнут лишь после наполеоновских войн, и медленно, невзирая на усовершенствования, внесенные около 1825 г. машинами Робертса. Дело в том, что вплоть до 1840 г. не было ни необходимо, ни даже выгодно (принимая во внимание сильное падение заработной платы ткачей, вызванное конкуренцией машин и безработицей) заменять его механическим станком.
Значит, Поль Бэрош прав: «В течение первых десятилетий промышленной революции техника гораздо более была фактором, определяемым экономикой, нежели фактором, определявшим экономику».
Тем не менее, если спрос создавал инновацию, сама она зависела от уровня цен. Англия с начала XVIII в. вполне располагала народным рынком, совершенно готовым поглотить немалое количество индийских хлопчатых тканей, потому что они были дешевы. Дефо, когда он насмехается над модой на набивные ткани в Лондоне, определенно указывает, что именно горничные раньше своих хозяек стали носить эти импортные хлопчатые ткани. Несомненно, этот английский рынок сузился, когда мода привела к росту цен на набивные ткани, но главным образом он был задушен авторитарно (дополнительное доказательство его силы), когда английское правительство запретило ввоз индийских хлопковых тканей в Великобританию, разве что в целях их реэкспорта. В таких условиях, возможно, не столько давление английского спроса, сколько, как полагает К. Н. Чаудхури, конкуренция низких индийских цен подстегнула английское изобретательство, к тому же, что показательно, в области хлопчатобумажного производства, а не в национальной промышленности, [работавшей] на крупное потребление и на большой спрос, какой была шерстяная и даже льняная. Шерстяную промышленность механизация затронет лишь намного позднее.

C.586
Точно так же выглядело дело в английской металлургии: воздействие цены на новшество было таким же, а может быть, и более сильным, чем воздействие спроса самого по себе. Мы видели, что плавка на коксе, разработанная Абрахамом Дерби, применялась им в доменных печах Колбрукдейла, в Шропшире, с 1709 г., но никакой другой предприниматель не последовал за ним по этому пути до середины столетия. Еще в 1775 г. 45% производства штыкового чугуна приходилось на домны, работавшие на древесном угле «.П. Бэрош связывает запоздалый успех этого [технологического] процесса с возросшим давлением спроса, которое не вызывает сомнения100. Но Чарлз Хайд ясно растолковал обстоятельства запоздания с принятием плавки на коксе. Почему ею пренебрегали до 1750 «г., на протяжении 40 лет, на тех 70 доменных печах, что работали тогда в Англии? Почему с 1720 по 1750 г. было построено по меньшей мере 18 новых домен с использованием старого процесса? Да просто потому, что, с одной стороны, предприятия эти были весьма доходными: их высокая себестоимость была защищена высокими налогами на импортное шведское железо, отсутствием конкуренции между регионами, порожденным крайне высокими ценами на перевозку и процветавшим экспортом готовых металлургических продуктов. С другой же стороны, потому, что издержки производства в результате применения кокса определенно возрастали (примерно на 2 фунта стерлингов на тонну), а произведенный чугун, более трудный для передела, вряд ли мог соблазнить хозяев передельных производств, если его цена не была ниже рыночной.
Так почему же тогда обстоятельства переменились после 1750 г. без вмешательства какого бы то ни было технического новшества, когда за двадцать лет было построено 27 домен на коксе и закрыто 25 старых доменных печей? И почему хозяева железоделательных заводов все больше и больше перерабатывали чушки выплавленные на коксе? Дело в том, что возросший спрос на черный металл очень сильно поднял цену древесного угля (а ведь она составляла примерно половину стоимости штыка чугуна). Тогда как с 30-х годов XVIII в. плавке на коксе благоприятствовало падение цены на уголь. Ситуация, таким образом, изменилась на противоположную: к 1760 г. издержки производства при плавке на древесном угле больше чем на два фунта на тонну превышали себестоимость в соперничающем процессе. Но в таких условиях еще раз задаешься вопросом, почему старый процесс сохранялся так долго, обеспечивая еще в 1775 г. почти половину производства? Вне сомнения, по причине очень быстро возраставшего спроса, который парадоксальным образом защитил «хромую утку». Такого спроса, что цены оставались очень высокими, а производители, использовавшие кокс, не старались достаточно снизить свои тарифы, чтобы устранить конкурентов. И так вплоть до 1775 г., после чего с увеличением разрыва в цене между двумя сортами чугуна отказ от древесного угля быстро сделался всеобщим явлением.

С.590
Как следствие, когда в XVII в. торговцы стали ввозить в Европу уже не только сырье, но и полотна и набивные ткани Индии, чудесные, целиком хлопковые ткани умеренной стоимости, зачастую с красивой цветной набивкой, которые, в противоположность европейским, выдерживали стирку, это явилось настоящим открытием. А вскоре наступило и массированное завоевание Европы, средством которого были корабли Индийских компаний и пособницей которого сделалась мода. Чтобы защитить свою текстильную промышленность, еще более шерстяные сукна, чем бумазею, Англия в 1700 и 1720 гг., а Франция с 1686 г. запретили на своей национальной территории продажу индийского полотна. Однако же, последнее продолжало прибывать, в принципе—для реэкспорта, но, поскольку контрабанда наслаждалась этим вволю, такие ткани были повсюду, радуя взор и угождая упрямой моде, которая смеялась над запретами, полицейскими облавами и арестами товаров.

С.591
[В хлопковой промышленности] Уровень прибыли, поначалу фантастический («…не 5%, не 10%, но сотни и тысячи процентов дохода»,— скажет позднее один английский политик) 120, очень резко упал. Тем не менее мировые рынки были наводнены настолько, что это компенсировало уменьшившуюся норму прибыли. «Прибыли еще достаточны, чтобы было возможно крупное накопление капитала в мануфактуре»,— писал один современник в 1835 г.

С.593
Не будет преувеличением говорить в применении к Англии XVIII в. о торговой революции, о настоящем торговом взрыве. На протяжении этого столетия индекс роста производства тех отраслей промышленности, что работали единственно на внутренний рынок, увеличился со 100 до 150; у тех же, что работали на экспорт, индекс вырос со 100 до 550.

С.597
Мы ясно видим преимущества, которые обретала Англия, опираясь в своих обменах на страны «периферии», бывшие резервом мира-экономики, в котором она доминировала. Ее высокие внутренние цены, которые побуждали ее модифицировать свои средства производства (машины появились потому, что человек стоил слишком дорого), толкали ее также и на то, чтобы вывозить сырье (и даже готовые изделия, пригодные для прямой перепродажи в Европе) из стран с низкими ценами.

— — —
Такие большие цитаты как попытка осмысления того, что происходит в энергетике.
Имеется старт новой революции: ВИЭ, Умные сети электроснабжения.

Аргументы против этой революции неплохо перекрываются приведенными выше цитатами
i/ Каждая новая промышленная революция имеет долгую предысторию и зачастую рефлексируется современниками только ближе к концу. Зачастую старое и новое существуют вместе десятилетия
Например, компьютерная революция стала полностью для всех очевидна только после массового распространения высокоскоростного интернета: покемоны пришли в каждый дом 🙂

ii/ Прибыли на на начальной стадии революции велики, что привлекает как дополнительные капиталы, так и стимулирует инновации. Стимулом также является падение доходности много государственных облигаций до нуля и ниже. Такая же тенденция имеется и для облигаций корпоративного сектора. Современный финансовый кризис с падением процентной ставки до нуля и ниже — явление не новое: чрезмерное обилие капиталов в Генуе с 1510 по 1625 г. привело к падению реального процента с 5 до 1% (С.165)

iii/ В промышленной революции на начальной стадии важную роль играли правительственные запрещения. Вполне аналог современных ограничений на углеродную и атомную энергетики

iv/ Промышленная революция меняет и общество. Крупная индустрия практически уничтожила массовый надомный труд, который был почти с «сотворения мира».
Революция ВИЭ и умных сетей приведет к изменению режима и структуры потребления энергии, что является большим изменением, но не беспрецедентным.

v/ Играет большую роль достаточность капитала. Зачастую критика ВИЭ идет в первую очередь из стран с недостаточным капиталом, например, Россия.
Большие капитальные затраты характерны для ранних стадий промышленной революции.
Для ВИЭ необходимы новые ЛЭП и новые способы хранения и преобразования энергии.
Затраты большие, но относительно ВВП не больше, чем затраты, например, на начальной стадии железнодорожного строительства.

visualcapitalist.com: The Decline of Coal in Three Charts

July 1, 2016

The Decline of Coal in Three Charts

Библиотека сайта «Альтернативная энергия»

Общие вопросы альтернативной энергетики
Солнечная энергия
Ветровая энергия
Гидроэнергетика
Геотермальная энергия
Биоэнергетика
Аккумуляторы
Литература по смежным областям

Библиотека сайта «Альтернативная энергия»

http://nilsky-nikolay.livejournal.com/1182865.html

Автомобили вымрут через 10-20 лет. Причина: экологическая паранойя

20.06.2016
Читать далее

spydell: Альтернативная энергетика — грандиозный взлет

Общественность упускает из внимания грандиозные, революционные трансформации в энергобалансах и в структуре генерации энергии. Мир отходит от традиционных видов производства электроэнергии к альтернативной электроэнергетике (солнце, ветер, геотермальные источники, биотопливо и другие). Скачок в разработке альтернативных видов электроэнергетики немыслимый за последние 10-15 лет.

В 1990 в альтернативной энергетике генерировалось 122 тераватт-час (ТВт-ч) в год, т.е. 1% от всей произведенной электроэнергии человечеством за год, а сейчас в 15 раз (!!) больше – 1615 ТВт-час или 6.7% от произведенного миром электричества.

Читать далее

Canada’s Energy Future

Canada’s energy superpower status threatened as world shifts off fossil fuel, federal think-tank warns http://www.cbc.ca/news/canada/calgary/canada-super-power-oil-decline-renewables-policy-horizons-1.3601400

https://drive.google.com/file/d/0B4xwsmIvvlMCaDZLTDBLWXlJYTQ/view

— — — —
Canada’s Energy Future http://www.neb-one.gc.ca/nrg/ntgrtd/ftr/index-eng.html

Canada’s Energy Future 2013 — Energy Supply and Demand Projections to 2035 — Appendices
http://www.neb-one.gc.ca/nrg/ntgrtd/ftr/2013/ppndcs/ppndcs-eng.html

— — — —
Clean energy Canada http://cleanenergycanada.org/reportfocusarea/carbon/

— — — —
Canada United States Relationship The Politics Of Energy And Environmental
http://ebookplaza.info/downloads/pdf-download-the-canada-united-states-relationship-the-politics-of-energy-and-environmental

— — — —
Policy Horizons Canada http://www.horizons.gc.ca/eng

eia.gov: Germany’s renewables electricity generation grows in 2015, but coal still dominant


http://www.eia.gov/todayinenergy/detail.cfm?id=26372

— — — —
C 1990 г.:
i/ Падение доли атомной энергетики
ii/ Рост ВИЭ за счет атома
iii/ Аномальное, но не большое по величине, разбухание доли природного газа за чет падения доли угля.

iv/ Из ВИЭ настоящая альтернатива — ветер, а не солнечная энергия

Перспективы:
i/ Избавление от АЭС при падении доли газа до уровня 1990 г. — насколько возможно?
ii/ Избавление от АЭС, угля и падение доли газа до уровня 1990 г. возможно только при деградации экономики.
iii/ Избавление от АЭС при росте ВИЭ и росте доли газ, не российского в том числе, возможно.

aftershock.news: О энергонезависимости от практика экопоселений

https://aftershock.news/?q=node/392977
Автор — Володар Иванов. Основатель экопоселения Миленки. Взято отсюда: https://vk.com/volodarivanov?w=wall107032607_1847
Читать далее

aftershock.news: Обзор электрогенерации в Германии. Вклад ВИЭ и традиционных источников энергии

https://aftershock.news/?q=node/401651
https://www.energy-charts.de/

Если посмотреть по вышеприведенным графикам, сколько на 1 ГВт установленной мощности — вырабатывает ТВ*час электричества, каждым из источников за 2015 год, то можно проследить интересные закономерности (расчет примерный: +-10%).
1) Атомная энергия 1 ГВт — 87,07/10,79= 8 ТВ*час
2) ГЭС 1 ГВт — 20,24/5,58= 3,6 ТВ*час
3) Биомасса 1 ГВт — 56,57/8,86= 6,4 ТВ*час
4) Бурый уголь 1 ГВт — 139,44/21,14= 6,6 ТВ*час
5) Каменный уголь 1 ГВт — 103,94/27,09= 3,8 ТВ*час
6) Газ 1 ГВт — 29,95/28,54= 1,04 ТВ*час
7) Ветровая генерация 1 ГВт — 85,43/40,99= 2,08 ТВ*час
8) Солнечная генерация 1 ГВт — 36,58/39,70= 0,92 ТВ*час

При «идеальном» КИУМ атомной энергетики = 0,9, можно приблизительно рассчитать КИУМ остальных источников.
1) Атомная энергия — 0,9
2) ГЭС — 0,4 (как по всему миру)
3) Биомасса — 0,72
4) Бурый уголь — 0,74 (чуть выше, чем по всему миру)
5) Каменный уголь — 0,42 (чуть ниже, чем по всему миру)
6) Газ — 0,12 (значительно ниже, чем по всему миру)
7) Ветровая генерация — 0,23 (чуть ниже, чем по всему миру)
8) Солнечная генерация — 0,1 (значительно ниже, чем по всему миру)

17/05/2015
Зигмар Габриэль заявил, что правительство Германии намерено инвестировать € 17 млрд ($ 19.4b млрд) в «широкую программу», получившую название «Effizienzoffensive», конечной целью которой является сокращение наполовину потребления энергии в стране к 2050 году.
«Чистейшая и самая дешевая энергия это та, которая не потребляется. Нам нужно не только надежно закрепить этот принцип в нашей энергетической политике, но мы также должны сделать сдвиг в сознании нашего общества», сказал Зигмар Габриэль
https://aftershock.news/?q=node/401214

О планах Саудовской Аравии по избавлению от нефтяной зависимости

08.09.2014 Короля играет рента. Как колебания цен на нефть меняют Саудовскую Аравию http://kommersant.ru/doc/2553260

10.05.2016 Становится понятной причина отставки министра нефти Саудовской Аравии. Практически сразу вслед за ней объявлено о существенном увеличении добычи нефти в 2016 году http://so-l.ru/news/show/uvelichenie_dobichi

13.05.2016 «Саудовский Гайдар» ведет свою страну к распаду http://vz.ru/politics/2016/5/13/810211.html

14.05.2016 Война на высшем уровне http://so-l.ru/news/show/voyna_na_visshem_urovne

16.05.2016 Принц и вышки. Как Саудовская Аравия избавляется от нефтяной зависимости http://kommersant.ru/doc/2978906

tnenergy: Остров зеленой энергетики, El Hierro, Канары

http://tnenergy.livejournal.com/58060.html
Читать далее