Архив меток: экология карта

Карта: Концентрация формальдегида в атмосфере Земли


Читать далее

chornobyl.in.ua: Чернобыль, Припять, Чернобыльская АЭС и зона отчуждения

Вся информация и новости чернобыльской зоны отчуждения и ЧАЭС, природа загрязненных территорий

http://chornobyl.in.ua/

Карты радионуклидного загрязнения

Карты загрязнения Украины http://chornobyl.in.ua/karta-radionulid-ukraine.html
Карты загрязнения Белоруссии http://chornobyl.in.ua/karta-belorussii.html

Карты загрязнения России http://chornobyl.in.ua/karta-radionulid-ukraine.html

Интерактивная карта Баренцева моря покажет траекторию движения судов

Систему демонстрации таких данных создали в связи с активацией судоходства.
В Международный день биоразнообразия Всемирный фонд дикой природы в России опубликовал интерактивную карту экологических угроз в Баренцевом море, сообщает сайт unmultimedia.org.
Теперь каждый желающий в режиме реального времени может познакомиться с траекторией движения судов, найти места, где планируется развитие нефтегазовых проектов. кроме того, можно увидеть, где находятся районы, жизненно важные для морских млекопитающих, и где проходят границы заповедников.
У пользователей также есть возможность загружать свои данные на портал, и таким образом наглядно демонстрировать конфликты интересов различных хозяйственных отраслей. Как подчеркивают эксперты Всемирного фонда дикой природы, необходимость в единой системе демонстрации данных возникла в связи с активизацией судоходства и ростом числа нефтегазовой разработки.

Интерактивная карта Баренцева моря – это один из первых проектов, призванных познакомить общественность с угрозами биоразнообразию в российской Арктике. В карту также включена акватория Карского моря.

Посмотреть на карту можно, перейдя по ссылке http://projects.scanex.ru/RussianArcticMSP-Barents/.

http://www.seafarersjournal.com/
http://moryakukrainy.livejournal.com/1602192.html

http://projects.scanex.ru/RussianArcticMSP-Barents/

Самые старые деревья планеты


Полностью
http://www.priroda.su/item/2919

Спил гигантской секвойи, хранящейся в Американском музее истории природы (Нью-Йорк).

http://www.priroda.su/item/3726

Мексиканская Микстека – самое эродированное место на Земле

Фотограф Мэтт Блэк побывал в Микстеке в июле прошлого года. Сделанные там фотографии являются частью продолжающегося долгосрочного фотопроекта, рассказывающего о регионе и его людях. На этот раз Блэк сосредоточил свое внимание на сельском хозяйстве и его проблемах, связанных с сильной эрозией почв. Вот, что он пишет: «Регион Южной Мексики Микстека является одним из наиболее эродированных мест на земле. Около пяти метров верхнего слоя почвы были потеряны в городке Santiago Mitlatongo, что вызвало геологическое явление, названное здесь «резким падением». Словно оползень, город постепенно скользит вниз, в результате чего разрушаются дома, средства к существованию и сельхозугодия. Все проваливается в долину.»
http://bigpicture.ru/?p=340928


http://poleshift.ning.com/profiles/blogs/mexico-landslides-cracks-and-overturn-rocks-hit-the-area-of

Новости Фукусимы


Это результат моделирования центра океанографии в Киле распространения радиоактивного загрязнения через 16 месяцев после катастрофы (название центра Geomar Helmholtz-Zentrums für Ozeanforschung in Kiel)
Их сайт тут: http://www.geomar.de/
Красное — это разбавление примерно в тысячу раз.

Побережья Америки они достигнут через три года, значения будут меньше, чем в Балтике после катастрофы на ЧАЭС (типа 20 Бк/литр). Первая проверка модели ожидается на Гаваях.
В расчете предполагалось, что в океан попало около 10 ТБк. Зимние штормы утащили осадки в глубину океана (в моделирование заложено 500 м глубины), а Куросио уже разнесло их по северу, и теперь уровень загрязнения составляет от 10 до 20 Бк/литр. На восток течения почти ничего не унесли, поэтому нашему побережью ничего особого не грозит.
http://world-japan.livejournal.com/550418.html

У меня тут совершенно случайно развелось энное количество знакомых японцев, входящих в объединение родителей, требующих снижения предельно допустимой рад.дозы для детей (логично требующих, разумеется).
От них эта карта, которая находится в японском варианте доклада парламентской комиссии.

Для примера чернобыльские требования:
Принудительная эвакуация зоны: 5.362μSv / ч
2,011 ~ 5,362 мкЗв / ч: зона вынужденного отселения
Отселение «по желанию»: 0.670 ~ 2,011 мкЗв / ч
Радиоактивность зона нуждается в управлении: 0,134 ~ 0,670 мкЗв / ч

На вопрос, который мне задали в предыдущей Фукусимской теме я еще отвечу там (пока некогда), но часть ответа вынесу сюда. Это вопрос — «правильно ли они действуют и все ли сделано, что можно?»

Ответ на первую часть нетривиальный. Никто не может сказать, кто вел себя правильно — мы, согнавшие миллионы людей получать дозу, или они, предпочитающие все делать страшно долго и дистанционно. Вероятно, это станет понятно только после окончательной ликвидации аварии.
На данный момент среди безусловных плюсов — отсутствие смертей от острой лучевой болезни. Полное отсутствие. (У нас было свыше ста человек)
Среди безусловных же минусов — атмосферные выбросы, тянувшиеся полгода (кстати, и сейчас дымок-то идет, только высоко не поднимается и далеко не разносится), морские выбросы, по объемам сравнимые (или превосходящие многократно — по разным оценкам) Чернобыль, отсутствие постоянного мониторинга населения и продуктов (они по-прежнему часто измеряются «по желанию»), наконец, и возможно, в главных — постоянное присутствие угрозы утечки высокоактивных жидких отходов, количество которых по оценкам выглядит вполне устрашающе. Настораживает и отсутствие мониторинга мусора на заводах и уровней радиации в канализации, где это все должно благополучно аккумулироваться.
С населением ситуация остается крайне неясной, потому что с одной стороны все, кого подозревали в радиоактивном поражении, оказались радиоактивно пораженными (содержание цезия-137 в моче у всех), мониторинг в самое опасное время — во время выброса йода-131 — не велся совсем, но и сейчас наблюдения за щитовидной железой не ведутся. Но я полагаю, что через три года они начнут это делать очень активно, потому что дети 2010 года рождения должны «отозваться» на это происшествие. Собственно, тогда начнет проявляться общая клиническая картина.

На вторую часть ответить проще — нет, не делается и не делалось. Самая опасная ситуация на станции на 2 и 3 блоках, а к ним все еще не приступили, все еще идет разведка, хотя мы плавненько подходим к полутора годам со времени аварии. Наконец, у японцев нет даже приблизительного ответа на вопрос, что они собственно вообще собираются делать. Демонтировать через тридцать лет — это не ответ, потому что ответ это выбор способа захоронения (саркофаг, зеленая лужайка, коричневая лужайка и т.п. — это все разные способы, так называются), хотя бы примерный план действий и т.п. Пока они все делают по мере поступления проблем.
Совершенно неясно и что делать с РАО. Во-первых, на площадке копится РАО от завалов и техники, во-вторых, огромное количество жидких отходов тоже подлежит утилизации, на этот счет я вообще не видела ни одного предложения за все полтора года. При этом даже их замечательные цистерны, где ЖРАО, вероятно, предполагалось хранить вечно, нет-нет, да протекают, а концентрация там после очистки достаточно большая, чтобы считать это все миной замедленного действия.
С поправкой на сейсмоопасность региона все это остается крайне тревожным.
Но в этом смысле в первую очередь все угрожает самим японцам и рыбе, а не нам…

Если же возвращаться к процессу ликвидации — то все происходило крайне медленно и неэффективно. Очень долго продолжались атмосферные выбросы, очень долго не было мониторинга, очень долго учились измерять стронций (и все равно его измеряют очень редко), до сих пор нет хороших измерений по плутонию (и вообще альфа-активным изотопам). И мне до сих пор интересно, почему у них не было измерений нейтронной активности в первые дни, что однозначно показывало бы — идет СЦР или нет.
Единственное, где они порадовали оперативностью — это решением по демонтажу четвертого блока, который совершенно очевидным образом перекашивало на сторону с угрозой опрокинуть бассейн выдержки с его очень немаленьким содержанием отработанного топлива. Тут — молодцы, да… Если еще успеют разгрузить — вообще будут герои.
Но по 2 и 3 блоку по-прежнему ничего…

(СЦР — самопроизвольная цепная реакция, РАО — радиоактивные отходы, ЖРАО — жидкие РАО)
http://world-japan.livejournal.com/550317.html

В целом все так же, как и было. Роботы ходят, фотографируют, измеряют радиацию.
Первый блок не трогают, измеряют 2 и 3 (первый, напомню, накрыт некой конструкцией сверху, которую можно сильно условно назвать саркофагом, но саркофаг — это термин в данном случае, подразумевающий, что утечек нет и быть не может, что не так)
Четвертый блок постепенно распиливают сверху, поскольку несмотря на все усилия по удержанию здания в вертикальном положении, его стабильность ухудшалась постоянно и сейсмоопасность вынудила приступить к его демонтажу.
Кадры ниже.

В подвалы, где и без того красивое количество высокоактивных отходов (высота воды 3.5 метра, картинка тоже ниже, под катом) поступила обычная вода из системы охлаждения (трубу прорвало), так что их количество снова возросло. Есть масса утечек по площадке, но я об этом обычно не пишу, ибо это на фоне общей ситуации уже обычное дело.

Тем временем на Дальнем Востоке по Японскому морю каталось наше исследовательское судно «Профессор Гагаринский» (вчера вернулось в порт). Каталось-каталось, но ничего интересного не нашло, радиационная обстановка тихая (хотя фоновые значения превышаются в 10-100 раз, а это, учитывая количество воды, разбавлявшей выбросы, заметное число). Но рыбу из японского моря есть пока можно.
http://eco.ria.ru/discovery/20120710/695849860.html
Хотя надо понимать, что рыба, как и звери — разная, поэтому что-то есть можно, что-то нет, и уж точно надо все проверять. А то восточные соседи тоже полагали, что обойдется, а окуня нынче уже не ловят…
http://world-japan.livejournal.com/549640.html