Архив меток: ЧП

О выбросе рутения

19.10.2017 МАГАТЭ ставит точку в скандале вокруг рутения
http://geoenergetics.ru/2017/10/19/magate-stavit-tochku-v-skandale-vokrug-ruteniya/

09.11.2017 Detection of ruthenium 106 in France and in Europe
http://www.irsn.fr/EN/newsroom/News/Documents/IRSN_Information-Report_Ruthenium-106-in-europe_20171109.pdf

21.11.2017 Росгидромет зафиксировал радиоактивное загрязнение на Южном Урале
https://ria.ru/incidents/20171121/1509242098.html

21.11.2017 ГриписРутений Позавчерашнее опровержение вчерашнего наброса
https://aftershock.news/?q=node/587229

21.11.2017 Рутений-106: скрытая авария или намеренный вброс
https://www.znak.com/amp/112873

21.11.2017 Убийца — садовник. Как разрешилась интрига с рутением 106 над Европой
https://tnenergy.livejournal.com/121322.html

(без даты)
Об аварийном, экстремально высоком и высоком загрязнении окружающей среды на территории Российской Федерации в период с 6 по 13 октября 2017 года
http://www.meteorf.ru/product/infomaterials/91/15078/?sphrase_id=134576

БЮЛЛЕТЕНЬ о радиационной обстановке на территории России в сентябре 2017 г.
http://www.rpatyphoon.ru/upload/medialibrary/f21/byulleten_rorf_09_2017.pdf

— — — —
9 ноября 2017 Красноярского экоактивиста вызвали в прокуратуру из-за измерения уровня загрязнения воздуха
https://zona.media/news/2017/11/09/krsk-shpeht

Реклама

Ричард Кук. Как ломаются сложные системы

Статья написана в 1998!! Ричард Кук – доктор, доктор медицины. Судя по всему, он написал этот текст сам, без малого четыре страницы, и он при этом думал о медицинских системах. Но это неважно: статья содержит глубокое понимание любых сложных систем и отлично ложится на наши Поддержку и Предоставление ИТ-услуг.

1) Опасность – неотъемлемый атрибут сложных систем

Все интересные системы (транспорт, здравоохранение, энергетика…) естественно и неминуемо опасны по своей природе. На частоту опасных явлений в ряде случаев можно влиять, но процессы, входящие в состав этих систем, сами по себе являются источником неотвратимой опасности. И именно присутствие этой опасности приводит к созданию многочисленных средств защиты, столь характерных для этих систем.

2) Сложные системы тщательно и успешно защищаются от сбоев

Чем опаснее возможные сбои, тем более сложной становится со временем система защиты от них. Системы защиты включают в себя как очевидные технические решения (резервирование, автоматизированные средства обеспечения техники безопасности и т. п.) и «человеческие» решения (обучение, тренировки), так и разнообразные организационные, институциональные, нормативные способы защиты (политики и процедуры, сертификацию, правила…). Все они фокусируются на построении линий обороны, обычно направляющих работу системы в безаварийное русло.

3) Катастрофа подразумевает множество сбоев – одиночных нарушений недостаточно

Оборонительные сооружения работают. Работа систем, как правило, успешна. Заметные глобальные сбои возникают, когда несколько мелких, безобидных в сущности сбоев объединяются, создавая возможность глобальной системной аварии. Каждый из этих сбоев необходим для создания аварии, но только вместе они добиваются результата. Иными словами, возможностей для возникновения системных аварий гораздо больше, чем проявившихся аварий. Большая часть этих возможностей блокируется на ранней стадии развития созданными для этого средствами защиты. Большинство дошедших до уровня эксплуатации блокируется специалистами.

4) Сложные системы содержат постоянно меняющуюся комбинацию скрытых сбоев

Сложность рассматриваемых систем делает невозможной работу без множественных внутренних ошибок. Поскольку каждая из них неспособна привести к аварии, на операционном уровне они рассматриваются как несущественные. Устранение всех этих ошибок признается экономически нерациональным; кроме того, проактивная оценка их влияния на возможность возникновения системной аварии затруднена. Набор ошибок в составе системы постоянно меняется вместе со сменой технологий, организации работ, а также вследствие усилий по их устранению.

5) Сложные системы работают в режиме ограниченной производительности

Из сказанного выше следует, что сложные системы всегда работают как поврежденные системы. Система продолжает функционировать, поскольку содержит множество дополнительных средств обеспечения устойчивости, а также поскольку люди заставляют ее работать, несмотря на наличие множества ошибок. В ходе разбора случившихся аварий почти всегда отмечается, что в системе накоплена история «прото-сбоев», которые чуть не стали причиной аварии. Утверждение, что эти ситуации должны были быть выявлены заранее, обычно основано на упрощенном понимании работы систем. В то время как эта работа – и результирующая производительность системы – есть непрерывно меняющееся сочетание сбоев и восстановлений компонентов (организационных, человеческих, технических).

6) Катастрофа всегда рядом

Сложные системы склонны к катастрофам. Работающие с ними специалисты почти всегда находятся в непосредственной близости – как в пространстве, так и во времени – от возможной аварии: она может случиться в любой момент и почти в любом месте. Способность к катастрофе – фамильное свойство сложных систем. Устранить это свойство невозможно, оно присуще самой природе сложных систем.

7) Попытки найти «корневую причину» аварии – в корне ошибочны

Поскольку системные аварии происходят как следствие сочетания множества ошибок, не существует единственной «причины аварии». Всегда действует множество факторов, несущественных поодиночке, но совместно ведущих к аварии. Поэтому невозможно определить «корневую причину» аварии. Расследования, направленные на выявление такой причины, основываются не на техническом понимании природы сбоя, но лишь на социальной потребности возложения на кого-то или что-то определенной вины за случившееся *1).

8) Необъективность ретроспективной оценки работы специалистов

Знание последствий заставляет нас преувеличивать очевидность приведших к нему событий для специалистов. Это означает, что анализ работы людей, проводимый ex post facto, дает неточные результаты. Знание случившегося впоследствии мешает проводящему анализ объективно оценить поведение специалистов в прошлом. Ему кажется, что люди «должны были знать», что те или иные события «неминуемо» привели бы к аварии*2). Необъективность ретроспективного анализа остается основным препятствием для расследования катастроф, в особенности – при экспертной оценке работы персонала.

9) Люди играют двойную роль: создают сбои и защищают от них

Специалисты управляют системой для того, чтобы получить продукт, ради которого она создана, и предотвратить аварии. Это неизбежная динамическая характеристика работы системы – постоянный поиск баланса между спросом на продукцию и возможностью начала аварии. Сторонние наблюдатели редко осознают двойственность этой роли. Во время стабильной работы основной является производственная роль; при возникновении сбоев – защитная. В обоих случаях сторонний наблюдатель не осознает постоянной и одновременной вовлеченности специалистов в исполнение обеих ролей.

10) Все действия специалистов – авантюры

После аварий, когда случившиеся сбои выглядят единственно возможным следствием прошлых событий, действия специалистов воспринимаются как ошибки или как намеренное грубое пренебрежение этими событиями. На самом деле все их действия – это рискованные авантюры, попытки угадать будущие неопределенные события. Степень неопределенности может меняться от случая к случаю. То, что это именно угадывание, становится ясным вскоре после аварии – последующий разбор полетов собственно и показывает, что они не угадали.

Но то, что успешная работа систем – тоже результат угадывания, не является столь же очевидным и общепринятым.

11) Работа на переднем крае устраняет колебания

Организации колеблются, часто ненамеренно, между достижением целей, рациональным использованием ресурсов, экономией и снижением затрат и контролем рисков аварий. Все эти противоречия устраняются за счет работы специалистов на переднем крае систем. После аварии действия специалистов могут трактоваться как «ошибки» или «отклонения», но такие оценки находятся под влиянием ретроспективной необъективности и не учитывают другие движущие силы, в особенности – требования к производительности.

12) Специалисты – адаптивный элемент сложных систем

Специалисты и линейные руководители первого уровня активно адаптируют системы для получения максимальной производительности при минимуме аварий. Эта адаптация часто производится несистемно, от случая к случаю. Вот некоторые примеры такой адаптации:

Реструктуризация системы для снижения влияния уязвимых элементов.
Концентрация ресурсов в областях, где ожидается наивысший спрос.
Подготовка путей восстановления на случай ожидаемых и неожиданных сбоев.
Внедрение средств раннего обнаружения отклонений в производительности системы с целью соответствующей коррекции производства или активации других методов повышения устойчивости.
13) Уровень экспертизы специалистов в сложных системах постоянно меняется

Сложные системы требуют серьезной экспертизы для управления и эксплуатации. Эта экспертиза меняется при изменении технологий, но она также меняется и при смене сотрудников. В любом случае, обучение и обновление знаний – необходимая часть работы системы. Следовательно, в любой момент времени всякая система включает в себя специалистов с разным уровнем экспертизы. Серьезные сложности, связанные с экспертизой, возникают (1) при необходимости использования редкой экспертизы для наиболее сложных или важных производственных задач и (2) при необходимости развивать экспертизу для использования в будущем.

14) Изменения создают новые виды сбоев

Низкий уровень видимых нарушений в надежных системах может стимулировать изменения, в особенности – применение новых технологий, для устранения несущественных, но частых сбоев. Эти изменения могут привести к появлению возможностей для новых сбоев – редких, но существенных. Когда новые технологии используются для устранения известных мелких ошибок или повышения производительности, они часто становятся источником масштабных, катастрофических аварий. Нередко эти новые аварии имеют даже большее влияние, чем те, что были предотвращены внедрением новых технологий. Новые виды сбоев трудно опознать заранее; внимание уделяется в основном предполагаемым преимуществам от внедрения изменения. Поскольку новые крупные аварии возникают нечасто, до их первого проявления может пройти несколько изменений системы, что затрудняет определение связи аварий с новыми технологиями.

15) Поиск «причины» снижает эффективность мер защиты от будущих сбоев

Пост-аварийные меры в отношении «человеческих ошибок» основаны на пресечении или предотвращении действий, которые могут стать причиной аварии. Такие действия в отношении крайнего звена цепи мало способствуют снижению вероятности аварии в будущем. На самом деле вероятность повторения в точности такой же аварии и без того исчезающее мала, так как сочетание лежащих в ее основе многочисленных ошибок постоянно меняется. Вместо повышения уровня безопасности меры, принимаемые по результатам расследования аварий, только повышают сложность системы. Вместе с ней повышается вероятное число скрытых ошибок и затрудняется работа по их отслеживанию и устранению.

16) Безопасность – характеристика системы, а не ее компонентов

Безопасность – это общее свойство системы; она не может быть сведена к личности, устройству или отделу. Ее нельзя купить или произвести; она неотделима от других компонентов системы. Это значит, что безопасностью нельзя управлять как ресурсом. Состояние безопасности любой системы всегда динамично, непрерывные изменения системы ведут к непрерывным изменениям угроз и управления ими.

17) Люди непрерывно создают безопасность

Бесперебойная работа – это результат деятельности людей, удерживающих систему в приемлемых рамках производительности. По большей части эта деятельность – часть обычной ежедневной деятельности и внешне очень проста. Но поскольку работа системы никогда не бывает полностью свободной от ошибок, именно способность специалистов адаптироваться к меняющимся условиям обеспечивает безопасность системы в каждый момент времени. Эта способность часто предполагает лишь способность выбрать один из стандартных вариантов поведения; однако в отдельных случаях она требует создания новых комбинаций или даже принципиально новых подходов к работе системы.

18) Работа без сбоев требует опыта работы со сбоями

Выявление опасности и успешное управление системой с целью сохранить производительность в приемлемых рамках требуют тесного контакта с ошибками. Добиться высокой производительности удается в тех системах, где специалисты могут почувствовать грань, когда работа системы становится менее стабильной, менее предсказуемой или не может быть уверенно диагностирована. В системах, которые по определению опасны, это значит – вычислять и контролировать опасности так, чтобы общая производительность системы оставалась в согласованных рамках. Улучшения безопасности зависят от наличия у специалистов масштабируемого подхода к угрозам и от их способности прогнозировать влияние корректирующих действий на положение системы относительно границы между максимальной производительностью и неуправляемым разгоном.

Сноски:

*1) Исследования в области антропологии указывают на социальное значение понятия «причина» (ср. Goldman L (1993), The Culture of Coincidence: accident and absolute liability in Huli, New York: Clarendon Press; а также Tasca L (1990), The Social Construction of Human Error, неопубликованная докторская диссертация, кафедра социологии Университета Стони Брук).

*2) Это характерно не только для медицины или техники, но является общим свойством осознания людьми событий, случившихся в прошлом.

Оригинальный текст: Copyright © 1998, 1999, 2000 by R. I. Cook, MD, for CtL Revision D (00.04.21). Ричард Кук, доктор медицины. Лаборатория когнитивных технологий, университет Чикаго.

Перевод на русский язык: Copyright © 2009, Cleverics, Роман Журавлёв. Данный текст на русском языке может использоваться и распространяться без ограничений при условии неизменности, указания авторства и ссылки на источник (сайт cleverics.ru).
Перевод публикуется с разрешения автора.

Краткий реферат других работ автора:

«Природа сбоев»
«Как развиваются аварии»
«Как определяются причины сбоев»
«Итоги нового взгляда на безопасность пациентов»
Другие материалы:

Cook, Render, Woods (2000). «Gaps in the continuity of care and progress on patient safety». British Medical Journal 320: 791–4.
Cook (1999). «A Brief Look at the New Look in error, safety, and failure of complex systems». (Chicago: CtL).
Woods & Cook (1999). «Perspectives on Human Error: Hindsight Biases and Local Rationality. In Durso, Nickerson, et al., eds., Handbook of Applied Cognition». (New York: Wiley) pp. 141–171.
Woods & Cook (1998). «Characteristics of Patient Safety: Five Principles that Underlie Productive Work». (Chicago: CtL)
Cook & Woods (1994), «Operating at the Sharp End: The Complexity of Human Error», in MS Bogner, ed., Human Error in Medicine, Hillsdale, NJ; pp. 255–310.
Woods, Johannesen, Cook, & Sarter (1994), «Behind Human Error: Cognition, Computers and Hindsight», Wright Patterson AFB: CSERIAC.
Cook, Woods, & Miller (1998), «A Tale of Two Stories: Contrasting Views of Patient Safety», Chicago, IL: NPSF.
Комментарии к статье
«Снова спасибо Скептику за наводку. Интересная ссылка, интересная статья, интересный автор – в прошлом, между прочим, айтишник. Cognitive Technologies Laboratory регулярно публикует материалы по таким темам, как «Аварии, безопасность и ошибки», «Познание и работа человека» и другим, специфически медицинским. Очень рекомендую познакомиться с ними на сайте http://www.ctlab.org и от лица всей команды Cleverics благодарю Ричарда Кука за разрешение перевести и опубликовать этот материал.»
Роман Журавлёв

Продолжение следует…

«Исследования инцидентов в медицине и других областях относят большинство сбоев к такой категории как «человеческая ошибка». Например, связанные с анестезией инциденты в операционных отнесены к этой группе на 70-82%. Подобные исследования в авиации относят к ошибкам экипажа 70% инцидентов. В целом в различных областях исследования дают схожие результаты. Как следствие, в медицине, авиации, ядерной энергетике и других областях возникло ощущение «проблемы человеческого фактора». Для того, чтобы справиться с ненадежностью людей, обычно стараются сократить или зарегулировать участие персонала в критичных системах путем внедрения стандартов и правил и автоматизации.»
Cook & Woods (1994), «Operating at the Sharp End: The Complexity of Human Error», MS Bogner

Полный русский текст статьи читайте на сайте Cleverics в понедельник, 16 ноября
http://www.itsmforum.ru/reference/publication/articlle-53

Закладывать на все задачи: дополнительное время. Дополнительный ресурс. Дополнительный стог соломки, если уж на то пошло, ну да.
Всегда, всегда, всегда иметь набор действий для наименее желательного развития событий.
План эвакуации. Быстрый и эффективный возврат к рабочему состоянию после единичного сбоя (или, вернее, серии сбоев, единичный не очень-то и замечаешь), потому что накопление сбоев дает катастрофу, а не отсутствие рабочего состояния.
И еще один неожиданный и забавный вывод: если работу системы останавливают просто сбои, это простая система.

Да, и вот еще что. Относительная несущественность внутренних ошибок (несущественных для сложной системы и очень существенных для простой) может привести к двум одинаково вредным выводам, хотя сами они противоположны:
— да тут за что ни возьмешься, ничего не работает как следует
— этой штуке все ни по чем, все выдержит
http://three-is-one.dreamwidth.org/140413.html

Что будет делать «Алроса» после потери рудника «Мир» в Якутии

Поисково-спасательные работы на руднике «Мир» в Якутии прекращены. Таким образом руководство корпорации «Алмазы России» («Алроса») признало невозможность спасти восемь шахтеров, судьба которых осталась неизвестной. Не исключено, что не удастся спасти и сам рудник, который подарил России алмазы и столицу алмазного края — город Мирный, названный так в честь шахты.
Читать далее

aftershock.news: Последствия атомной энергетики, порядок величин, Фукусима

С момента аварии прошло почти 6 лет!

— 50% населения в зоне заражения не эвакуировано и эвакуировано не будет никогда — нема грошей.
— Японская АЭС уже заразила чуть ли не четверть Тихого океана и продолжает это делать.
— До сих пор у японцев нет решения как ликвидировать аварию с целью нераспространения дальнейшего заражения.
— Планируется, что работы по демонтажу начнутся в 2021 году и продлятся 30 лет.
— Уже сейчас первоначально планируемая сумма на ликвидацию аварии выросла в два раза.

Министерство экономики, промышленности и торговли Японии рассчитало, что на ликвидацию аварии на АЭС «Фукусима-1», с учетом компенсаций и демонтажа реакторов, потребуется в два раза больше средств, чем прогнозировалось – 21,5 триллиона иен (около $195 миллиардов), такие данные были обнародованы в пятницу на заседании экспертной группы ведомства «Реформа компании ТЕРСО – проблема АЭС «Фукусима-1».

[далее для экономии места привожу все суммы в долларах, а не в заоблачных иенных триллионах — мое прим.]

Расходы, которые планировались на уровне 100 миллиардов долларов, будут превышены почти в два раза. Частично они будут погашены за счет повышения платы на электроэнергию. Из них сумма, которую государство предоставит в кредит компании ТЕРСО – оператору аварийной станции, возрастет с $82 миллиардов до примерно $123 миллиардов. Расходы на демонтаж реакторов возрастут в четыре раза – с $18 миллиардов долларов до $73 миллиардов. Затраты на выплату компенсаций вырастут с $49 миллиардов до $72 миллиардов. Дезактивация загрязненных территорий также значительно превысит прежние расчеты – с $23 миллиардов до $36 миллиардов.

В то же время до сих пор нерешенным остается главный технический вопрос о том, каким образом будет извлекаться расплавившееся во время аварии ядерное топливо, скопившееся на дне защитных оболочек реакторов.
https://aftershock.news/?q=node/465318

Моделирование безопасности АЭС

Согласно докладу «Переоценка безопасности ядерной энергетики» специалистов из Швейцарской высшей технической школы (ШВТШ) Цюриха и Университета Сассекса, в ближайшие 5 лет на Украине с 80% вероятностью произойдет атомная катастрофа. Внимание к проблеме мирового масштаба привлекло объединение общественных экологических организаций «Польская зеленая сеть», опубликовав полную версию доклада ученых.

15 мая 2016 года научная работа «Reassessing the safety of nuclear power» была напечатана в журнале «Energy Research & Social Science», однако первоначальная версия документа появилась еще 26 января 2016 года на сайте ШВТШ Цюриха для обсуждения. 28 января 2016 доклад был заменен сокращенной версией для дальнейшей публикации в различных научных изданиях в соответствие политической конъюнктуре.

В непрошедшем цезуру варианте исследования говорится буквально следующее:
оригинал доклада здесь
https://ru.scribd.com/document/327040893/Reassessing-the-safety-of-nuclear-power

… … …
Мы прогнозируем, по крайней мере, одну аварию уровня Фукусимы (или более (Чернобыля, — прим. ред.)) с вероятностью 50% каждые 60-150 лет. Судя по анализу данных государств, использующих INES, сообщений о происшествиях и состоянии оборудования на АЭС в их официальных СМИ, наиболее вероятным местом возникновения следующей серьезной аварии являются АЭС на территории Украины. К примеру, в ближайшие 5 лет авария уровня «Три-Майл-Айленд» (или более) с 80% вероятностью может произойти на украинской Ривенской или Южно-Украинской АЭС. И менее крупные, но все же значительные инциденты с ущербом около $20 миллионов будут происходить примерно один раз в год, что сделает радиологические аварии рутинной составляющей будущего атомной энергетики».

Необходимо отметить, что неутешительный прогноз исследователей усугубляется перегрузкой украинских атомных электростанций из-за недостатка выработки электроэнергии ТЭС, в большинстве своем находящимися на территории ДНР и ЛНР, а также бюджетного дефицита, не позволяющего увеличить закупки альтернативных источников энергии. Об этом пишет австрийский журнал «Contra Magazin» со ссылкой на заключения экспертов-атомщиков, предостерегающих о новом Чернобыле, если не будут приняты меры для предотвращения катастрофы.

На фоне вышесказанного примечательно феноменально быстрое принятие Украины в Европейскую организацию по ядерным исследованиям (ЦЕРН) и появление средств на членский взнос в размере $250 тысяч. Членство в ЦЕРНе предполагает введение дополнительных гарантий ядерной безопасности, а также отдельной ответственности для государства и предприятий атомной энергетики.
http://rurik-l.livejournal.com/1730668.html

https://yadi.sk/i/dKF_gRFOx4FxM

http://jim-garrison.livejournal.com/tag/ПСЭ%20АЭС

statista.com: Natural Disasters


https://www.statista.com/chart/5682/the-most-powerful-earthquakes-ever-to-hit-europe/

https://www.statista.com/topics/2155/natural-disasters/
Читать далее

weltrisikobericht.de: World Risk Report (2016)

WorldRiskReport 2016 E

Техас: последствия нефтедобычи (до массового внедрения горизонтального бурения и гидроразрыва)

June 15, 2016 Texas: Giant unstable sinkholes are growing, could be on verge of catastrophic collapse http://www.ibtimes.co.uk/texas-giant-unstable-sinkholes-are-growing-could-be-verge-catastrophic-collapse-1565636

Two giant sinkholes in Texas are getting bigger and are at risk of collapsing – the effects of which could be «catastrophic», scientists have warned. The sinkholes, found in the towns of Wink and Kermit, have been observed via satellite, and images indicate major changes could be underway.

The two sinkholes are currently a mile apart.
The first one – Wink 1 — appeared in 1980, while the second – Wink 2 – opened up in 2002.
They were caused by intense gas and oil extraction in the region from the 1920s to the 1960s.

Wink 1 is currently 110m across, while Wink 2 can reach up to 270m.

Researchers from the Southern Methodist University in Dallas have now carried out a study on the sinkholes using satellite radar remote sensing. Publishing their findings in the journal Remote Sensing, the team found the sinkholes are unstable as a result of changing groundwater levels and minerals being dissolved.

The team also found large areas of subsidence around the sinkholes, indicating more could appear in the future, or that they could collapse into one massive sinkhole. Jin-Woo Kim, one of the study authors, said: «This area is heavily populated with oil and gas production equipment and installations, hazardous liquid pipelines, as well as two communities. The intrusion of freshwater to underground can dissolve the interbedded salt layers and accelerate the sinkhole collapse. A collapse could be catastrophic.»

The town of Kermit, which is close to the most unstable of the two sinkhole, has a population of around 6,000. Wink meanwhile has 940 residents. The area also has active oil fields. «A sinkhole collapse can be severe under natural conditions, but it could be catastrophic in urban settings or at oil/gas exploration facilities,» the scientists wrote.

The satellite images show that when groundwater levels rise, the ground lifts up. The groundwater then increases the rate at which the salts are being dissolved, which then in turn causes the surface to subside. Both holes are getting bigger, while areas connected to the sinkholes are also showing signs of deformation – something the authors say could be an «alarming precursor» to future hazards.

«Sinkhole formation has previously been unpredictable, but satellite remote sensing provides a great means to detect the expansion of the current sinkholes and possible development of new sinkholes,» Kim said . «Monitoring the sinkholes and modelling the rate of change can help predict potential sinkhole development… Following our study, we are collecting more high-resolution satellite data over the sinkholes and neighbouring regions to monitor further development and collapse.»


The Wink 2 sinkhole in Texas


Measurements from satellite radar images of two giant West Texas sinkholes (dark black areas) shows the ground around them is sinking, including indications a potential new sinkhole is developing.


Wink 1


Wink 2 in foreground


Wink 2 in foreground


Overhead image of both sinkholes

— — — — —

Received: 17 February 2016 / Revised: 15 March 2016 / Accepted: 5 April 2016 / Published: 8 April 2016

Ongoing Deformation of Sinkholes in Wink, Texas, Observed by Time-Series Sentinel-1A SAR Interferometry (Preliminary Results)
Jin-Woo Kim, Zhong Lu * and Kimberly Degrandpre
Roy M. Huffington Department of Earth Sciences, Southern Methodist University, Dallas, TX 75275, USA
http://www.mdpi.com/2072-4292/8/4/313
http://www.mdpi.com/2072-4292/8/4/313/htm
https://yadi.sk/i/JowVWuNJsZPQT

— — — — —
i/ Добыча с 1920-1960-е годы. Наиболее близкие к поверхности месторождения, возможно даже обнаруженные по выходу на поверхность нефти.
ii/ Вероятно было поддержание пластового давления путем закачки воды в пласты и вероятные минигидроразрывы пластов
iii/ Современные гидроразрывы на много более мощные и проводятся многократно, поэтому возможны различные ситуации. Геофизики без работы не останутся

chornobyl.in.ua: Чернобыль, Припять, Чернобыльская АЭС и зона отчуждения

Вся информация и новости чернобыльской зоны отчуждения и ЧАЭС, природа загрязненных территорий

http://chornobyl.in.ua/

Карты радионуклидного загрязнения

Карты загрязнения Украины http://chornobyl.in.ua/karta-radionulid-ukraine.html
Карты загрязнения Белоруссии http://chornobyl.in.ua/karta-belorussii.html

Карты загрязнения России http://chornobyl.in.ua/karta-radionulid-ukraine.html

Фильм rt: Нефтяные топи Луизианы

Каждый день море отвоёвывает у побережья Луизианы землю размером с несколько футбольных полей. Местные жители называют происходящее «холокостом окружающей среды». Происходит это не по прихоти природы, а из-за действий добывающих компаний. Фильм «Нефтяные топи Луизианы» рассказывает о том, как постепенно уничтожается всё живое в одном из самых плодородных штатов Америки.

Природные богатства Луизианы общеизвестны. Треть всех морепродуктов в США поступала из её прибрежных вод. Пятая часть всех перелётных птиц останавливается именно здесь. Треть всех болот Америки — также в Луизиане.

А еще здесь треть всего объёма добычи нефти и газа Америки. «Нефтяная лихорадка» Луизианы длится уже более ста лет. Больнее всего она ударила по каджунам.

Каджуны — франкоканадцы, в середине XVIII века депортированные с островов нынешней Канады. С тех пор они живут в Луизиане и зарабатывают на жизнь рыбным промыслом. Каджуны сохраняют деревенский образ жизни и на ты с местной природой.

Один из главных героев фильма — каджун Тимми Мелансон, «ловец креветок в четвёртом поколении, способный на спор поймать аллигатора голыми руками». Он рассказывает, как постепенно истощается земля каджунов, а вместе с этим уходит в прошлое их самобытная культура.

Бывшие рисовые поля каджунов заставлены буровыми установками. Море, получившее «право доступа» к суше благодаря каналам, прорытым нефтяниками, лишило Луизиану почти 5 тыс. кв. км суши — это примерно площадь штата Делавэр.

И это лишь небольшая часть списка экологический преступлений, совершённых в Луизиане. «Земля выглядит так, будто её разбомбили», — говорят местные жители. Каждый из них в фильме рассказывает свою историю борьбы за право жить так, как они хотели бы.
https://russian.rt.com/article/305452-lihoradka-v-luiziane-na-rtd-vyshel-film

В последние годы добыча морепродуктов в Луизиане пришла в упадок. Рыболовный промысел в этом некогда процветающем штате пострадал от последствий разрушительного урагана Катрина в 2005 году и взрыва нефтяной платформы Deepwater Horizon в 2011. Однако самым тяжёлым испытанием для местных рыбаков и их семей стала добыча нефти, из-за которой южную часть штата постепенно поглощает море.
https://doc.rt.com/filmy/neftyanie-topi-luiziani1/

code-noname: Дыра в земле угрожает безопасности ВСМ Пекин — Шанхай

Огромная дыра в земле появилась 30 мая прямо рядом с высокоскоростной железнодорожной магистралью Пекин-Шанхай. Провал глубиной в 15 метров — с пятиэтажный дом — образовался в районе города Чжаочжуан на юге провинции Шаньдун. Он располагается всего лишь в 80 метрах от ВСМ, к железнодорожному полотну от него идут грлубокие трещины в земле. На место происшествия в срочном порядке стянуты специалисты-железнодорожники, которым еще предстоит выяснить, повлияет ли провал на эксплуатацию ключевой железнодорожной артерии КНР.
Большие провалы почвы в КНР не редкость. Так, в марте нынешнего года огромная дыра в земле «выпила» крупный водоем одного из рыбных хозяйств в Гуанси-Чжуанском автономном районе КНР. Вместе с водой под землю ушли 25 тонн рыбы. В 2012 году страна была шокирована ситуацией в городе Иян центральнокитайской провинции Хунань. Там за два месяца образовалось 693 дыры в земле. Провалы были зафиксированы в том числе на дне водоемов — под землю стекли целые речки. Север КНР уходит под землю из-за нещадной эксплуатации подземных вод: это приводит к падению водных горизонтов и проседанию земли. Северокитайская равнина стала чуть ли не мировым лидером по темпам проседание почв: понижение их горизонта на 20 см зафиксировано на территории в 60 тыс. кв. км. В отдельных регионах ситуация катастрофическая: город Цанчжоу (провинция Хэбэй) фактически провалился под землю: за четыре десятилетия местные высоты над уровнем моря упали на 2,5 метра. Уседание почв создало непосредственную угрозу безопасности движения на автобанах и скоростных железных дорогах, «поплыли» фундаменты зданий во многих городах, началось серьезное обмеление многих озер и рек в регионе, что нанесло серьезный удар по местной экосистеме. По оценкам экологов, общий объем сверхнормативной эксплуатации подземных вод на севере Китая достиг 120 млрд кубометров. В общей сложности серьезное проседание почв зафиксировано в 50 муниципалитетах 12 провинций КНР. Общей статистики по китайским деревням попросту нет.


http://code-noname.livejournal.com/582073.html

30 лет аварии на ЧАЭС

Сергей Переслегин Мифы Чернобыля http://flibusta.is/b/227226/read
Припять «до…» (Фото) http://foto-history.livejournal.com/9341113.html

Чернобыль и Фукусима https://russian.rt.com/article/160169
Чернобыльская катастрофа: как это было https://russian.rt.com/article/160585

Фильм «Припять: до востребования» https://www.youtube.com/watch?v=JFAul8R0nQk

О Чернобыле
http://chernobyl30.rt.com/#/ru
Кто всё-таки виноват в аварии на ЧАЭС? Конструкторы или сотрудники? http://chernobyl30.rt.com/#/ru/chapter4#id2

Чернобыль сегодня: чем живёт мёртвая зона https://russian.rt.com/article/159151
https://russian.rt.com/article/160295

Спустя тридцать лет после аварии на Чернобыльской АЭС скепсис в отношении развития атомной энергетики сменил оптимизм, основанный на уверенности в высоком уровне безопасности современных атомных электростанций.
http://wciom.ru/index.php?id=236&uid=115670
— — — —
Украинские АЭС http://so-l.ru/news/show/garantiyniy_srok

Панорамы г.Припять (Украина)

https://yandex.ru/maps/29082/pripyat/?l=stv%2Csta

Обвалы и оползни

Оползень в Ульяновске (с 06.04.2016)
http://www.8422city.ru/news/search?period=&s=Оползень

24.03.2015 «Сползет сам и утащит за собой улицу Минаева» http://sim-k.ru/2015/03/24/spolzet-sam-i-utashhit-za-soboj-ulicu-minaeva/

Многие ульяновцы, в том числе экологи и специалисты по противооползневым работам, ошарашены планами компании «КПД-2» по строительству комплекса зданий высотой до 24 этажей на пересечении улиц Минаева и Железной дивизии.

Впервые планы по освоению земельного участка над грузовой «восьмеркой» были озвучены в 2011 году. Тогда, впрочем, многие посчитали затею безумной и заведомо нереализуемой. Специалисты, назвав земельный участок «очень сложным», пришли к выводу: затраты на его подготовку и защиту от оползней делают всякое строительство на нем нерентабельным.

Правообладатель участка – группа компаний «КПД-2» – от своей задачи, однако, не отказался. Чтобы выжать из земли максимум, был подготовлен проект жилого комплекса под названием «Пионер-парк», предусматривающий строительство нескольких зданий высотой от восьми до 24 этажей. В феврале тихо и без всяких публичных обсуждений КПД-2 удалось получить в администрации Ульяновска разрешение на строительство и тут же приступить к работам.

— Участок, на котором предполагается построить жилой комплекс, является оползневым склоном. Строить там можно только с соблюдением очень серьезных ограничений и при условии проведения предварительной экспертизы, – рассказал горный инженер-геолог, почетный разведчик недр РФ Иван Мирошников.

— Нужны просчеты по определенным линиям устойчивости склона, серьезные изыскательские работы. Ничего этого мы не видели.

По словам Мирошникова, строительство «по сути целого микрорайона» на небольшом участке может иметь очень опасные последствия.

— В 1970-х годах, во время массовой застройки улицы Минаева, устойчивость склона оценивала очень серьезная комиссия с участием столичных специалистов. В результате наюжной стороне было разрешено поставить распластанный Дворец пионеров и легкое здание детской библиотеки, на остальном же пространстве от улицы Гончарова до улицы Железной дивизии был разбит парк, – вспоминает бывший главный геолог института «Ульяновскгражданпроект» Иван Мирошников. – Позже на том самом участке начали строить семиэтажный корпус гостиницы «Интурист», что тоже было ошибкой. Я хорошо помню, что вскоре после забивки свай по свайному полю пошла широкая трещина. Ее быстро засыпали песком, но строительство приостановили. Что там сейчас – неизвестно. Но то, что склон не стал устойчивее – это точно. В районе грузовой «восьмерки» ежегодно наблюдается просадка грунта на 50-60 сантиметров. Судя по всему, там целое «ущелье», которое уходит под железную дорогу. Если нагрузить склон сверху, не исключено, что он поползет вниз и потащит за собой улицу Минаева.

07.04.2016 Оползень в Ульяновске продолжает движение. Фоторепортаж http://www.8422city.ru/news/1182815

08.04.2016 http://www.8422city.ru/news/1184419
Оползень начал свое движение 5 апреля, и с тех пор Ульяновск остался без грузовой «восьмерки» и нормального подъезда к речпорту. Грунт понемногу продолжает спадать, а тем временем над зоной ЧС быстрыми темпами продолжается строительство строительства жилого комплекса «Пионер».
08.04.2016 Оползень в центре Ульяновска охватил почти девять гектаров http://www.8422city.ru/news/1184144
08.04.2016 Оползень в Ульяновске может разрушить Обелиск, железную дорогу, речпорт http://www.8422city.ru/news/1184495

13 апреля 2016 Ульяновск дошел до края и сползает в Волгу http://ura.ru/articles/1036267581
Город стал жертвой мощнейшего оползня, «цена» которого уже исчисляется миллиардами. Чиновники утверждают, что виной всему теплая зима, жители уверены, что город разрушается из-за коррупции.

Началось все с того, что в Ульяновске в одночасье обрушилась дорога, ведущая к мосту через Волгу — переправа соединяет две части города. Поначалу мало кто мог представить, какими чудовищными оказались разрушения — дороги, по которой ульяновцы каждый день ездили в центр из Заволжского района и обратно, просто не стало. «Поплыли» по склону и частные дома, стоящие на волжском склоне.

Возникла угроза и соединяющей регионы страны железной дороге, которая также проходит в зоне оползня.

Так получилось, что мощнейший оползень произошел вскоре после того, как на склоне в самом центре города компанией КПД-2 была начата стройка 24-этажного жилого комплекса «Пионер-Парк». В советское время строительство в этом месте было под запретом — специалистами было признано опасным возводить здания в оползневой зоне, ведь подвижки грунта фиксировались за время наблюдений неоднократно. Однако нынешним строителям, судя по всему, те предостережения показались ошибочными — не пропадать же земельному участку в центре города.

«Мы с самого начала выступали против этой стройки, требовали ее прекратить. Ведь даже многоэтажный дом, находящийся напротив стройки, давно укреплен специальными стяжками. Он тоже может сползти», — рассказала «URA.Ru» местная жительница. Однако ни бизнес, ни власть не услышали население — сваи для нового комплекса стали вбивать едва ли не круглосуточно. Ждать пришлось недолго — мощный оползень накрыл дорогу, а сегодня расширил свои границы. Смещение грунта зафиксировано и в районе волжской набережной — по мнению экспертов, могут быть разрушены и Обелиск на площади 30-летия Победы, и здание областной филармонии, и краеведческий музей, и сельхозакадемия, и даже речной порт.

В городе введен режим чрезвычайной ситуации. Лишь по предварительным данным, ущерб составляет 3 млрд руб. — около трети всего годового бюджета Ульяновской области.

Однако власти заявляют, что виной всему — не стройка, а погода. По словам главы города Сергея Панчина, причина явления — теплая зима и резкие перепады температуры. «Вся влага, которая скопилась на территории города, устремилась к берегам и склонам. При сухой ветреной погоде можно наблюдать, что родниковая вода стоит и не уходит в почву, поэтому грунт смывает», — заявил он. Сити-менеджер Алексей Гаев в свою очередь пояснил, что стройка не имеет никакого отношения к оползню. Более того, Гаев даже заявил, что стройка, наоборот, укрепляет склон. Отметим, что в недавнем прошлом Гаев являлся одним из топ-менеджеров компании КПД-2, которая и возводит сегодня комплекс.

На сходе граждан по вопросу оползня и Гаев, и Панчин выступали словно представители застройщика. «Аргументы горожан не принимаются во внимание, а ведь речь идет о реальной опасности. Власти, к сожалению, активно лоббируют интересы строителей и прикрываются заключениями каких-то непонятных контор», — заявил «URA.Ru» депутат областного парламента Алексей Куринный.

Известно, что экспертизу строительного проекта выполняли две негосударственные организации ООО «САЛИН-МЕТ» и ООО «Стройэкспертиза». По имеющейся информации, это две компании с уставным капиталом по 10 тыс. руб. Депутат не исключает, что основная причина оползня — коррупция: «В пользу этой версии говорит и то упорство, с которым чиновники отстаивают данный проект. Такое ощущение, что власти ждут жертв — оползень ведь не закончился и угрожает жизни людей».

Сергей Панчин заявил корреспонденту «URA.Ru», что стройка даже на время проверок приостанавливаться не будет. Он также сообщил, что государственная комиссия в составе специалистов из «трех проектных институтов» выдала заключение о причинах оползня.

Однако местные журналисты выяснили, что на самом деле в «государственную комиссию» вошли два специалиста: гендиректор ЗАО «УльяновскТИСИз» Сергей Трибунский и главный инженер московского проектно-изыскательского института «Гипрокоммунстрой» Владимир Кукушкин. Общественники опасаются, что данные специалисты ангажированы местными властями.

Накануне следственными органами СК РФ по региону было возбуждено уголовное дело по факту оползня по признакам состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 293 УК РФ (халатность).

В понедельник рассерженные ульяновцы в знак протеста почти на час перекрыли автомобильное движение по улице Кирова. Сегодня вечером горожане вновь собираются на очередной сход, на котором потребуют от властей незамедлительно прекратить строительство жилого комплекса.

Обвалы скал

masterok: отвалы и опозни

Читать далее

Россия: особенности национального газоснабжения

Читать далее

Урта-Булак, Узбкексистан, 1966

Тушение неуправляемых газовых фонтанов с помощью подземных ядерных взрывов являлось одним из ярких практических применений ядерных взрывов в мирных целях. В СССР таким образом было потушено четыре аварийных фонтана на газовых месторождениях, наиболее мощным из которых был фонтан на месторождении «Урта-Булак» (30.09.1966 г.). В течение трёх лет этот фонтан пытались ликвидировать всеми известными к тому времени способами.

Англоязычная версия со схемами

http://picturehistory.livejournal.com/1246887.html

— — — — —
Урта-Була́к — газовое месторождение на территории Узбекистана. Активная разработка месторождения велась в советские годы.

1 декабря 1963 года на месторождении произошла авария с выбросом природного газа. Бур попал в пласт аномально высокого пластового давления (АВПД) с пластовым давлением порядка 300 атмосфер и высоким содержанием сероводорода.

При дальнейшем бурении была сделана ошибка: не было использовано специальное буровое оборудование из стали, противостоящей агрессивной среде. Буровая колонна была выдавлена из скважины, и мощный фонтан газа воспламенился. Под напором газа буровая вышка рухнула и частично расплавилась. В течение короткого времени разрушилась защитная арматура на устье скважины, и факел увеличился.

Этот факел горел в течение трёх лет (1064 дня), фонтан газа достигал высоты 70 метров, объём сгораемого газа составлял до 12 миллионов м3 (в отдельных источниках идёт речь о 14 миллионах м3) в сутки.

Из-за высокой температуры к факелу было невозможно подойти ближе, чем на 250—300 метров. Местность вокруг была покрыта копотью, в окрестностях скважины изменилось поведение животных. Для защиты от жары вокруг факела зимой с помощью бульдозеров был насыпан песчаный бруствер. Для тушения факела применялись различные методы, использовавшиеся в то время, в том числе и применение артиллерии, но огонь не был потушен.

Весной 1966 года для тушения фонтана был предложен метод подземного подрыва ядерного заряда. Эту идею одобрили на уровне правительства и поручили выполнять КБ-11 (современный ВНИИЭФ), так как у них уже был опыт разработки промышленного заряда для проекта «Чаган».

Для закладки заряда была пробурена наклонная штольня, в которой заряд был помещён на глубине 1500 метров под поверхностью земли. В этой точке была достаточно высокая температура, поэтому опущенный в точку подрыва заряд пришлось дополнительно охлаждать.

Подрыв ядерного заряда был произведен 30 сентября 1966 года, результат был полностью достигнут. Газовая скважина была пережата слоями породы, фонтан пламени погас через 22 секунды после подрыва.

Ядерные заряды применялись для тушения газовых факелов ещё трижды:
«Памук», Кашкадарьинская область (21 мая 1968 года),
«Факел», Харьковская область (9 июля 1972 года, цель не достигнута),
«Кратер», Марыйская область, (11 апреля 1972 года).
Результаты применения практических решений тушения факелов были обобщены в книге, вышедшей в 1974 году.
В. И. Игревский, К. И. Мангушев. «Предупрежение и ликвидация нефтяных и газовых фонтанов». — М.: «Недра», 1974. — 192 с.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Урта-Булак

masterok: Фукусима сегодня

http://masterok.livejournal.com/2797416.html

FUKUSHIMA

Польский фотограф Аркадиуш Подньесински (Arkadiusz Podniesiński) провел две недели на территории зоны отчуждения возле атомной электростанции Фукусима-1. Напомним, что на этой АЭС 14 марта 2011 года произошел взрыв в третьем реакторном блоке.

Сразу после катастрофы на станции Фукусима-1 началась эвакуция населения. Сначала в трехкилометровой зоне, затем ее расширили до 20 км. Свои дома покинули около 160 тысяч жителей. Спустя четыре года более 120 тысяч человек все еще не могут вернуться в свои дома, и многие живут во временных жилищах, специально построенных правительством Японии.

Изменения в зоне отчуждения с 2011 по 2015 год
На карте сверху показано изменение границ зоны отчуждения за последние четыре года. В красный сегмент доступ закрыт, так как уровень радиации там превышает 50 микрозивертов в год. На этих землях не ведутся восстановительные работы.

В оранжевой зоне радиации меньше, но уровень все еще слишком высок для постоянного проживания (20-30 мкЗв в год). Здесь ведутся восстановительные работы, жители могут посещать свои дома.

В зеленой зоне уровень радиации составляет менее 20 мкЗв/год. Все восстановительные работы здесь закончены или близятся к завершению.

Обеззараживание

В зоне отчуждения только над очисткой почвы постоянно работает около 20 тысяч человек. Они снимают верхний слой земли и упаковывают его в специальные мешки. Черные свалки из таких мешков стали главным элементом ландшафта.

Мешки с радиоактивной землей часто складируют на полях

Миллионы мешков. Вид с воздуха

Работы по очистке территории не ограничиваются сбором земли. Города и поселки зачищаются тоже, улица за улицей, дом за домом. Стены и крыши домов обеззараживают специальной жидкостью.


Крыши домов очищаются вручную. Дом за домом

При этом местные жители все чаще задают себе вопрос: куда правительство уберет эти завалы из черных мешков? Ответа на вопрос пока нет, но есть обещания властей избавить регион от радиоактивного мусора не позднее чем через 30 лет. Впрочем, жители региона справедливо опасаются, что даже через это время радиация не позволит им вернуться домой.

Зачистки полей и территорий, где проживают люди, может не хватить. Ведь есть леса, горы и ненаселенные районы, радиоактивые изотопы с которых могут разлетаться по округе.

Согласно опросам, только 10% жителей пострадавшего региона хотят вернуться в свой дом.

До сих пор постоянное проживание в оранжевой зоне является незаконным. Жители могут проводить время на этой территории только днем, но редко делают это. С каждым годом оставленные дома все больше разрушаются, и скоро возвращаться будет просто некуда. Молодые семьи давно оставили мысли вернуться в район Фукусимы, но многие старики все еще верят, что смогут еще пожить в своем доме, где провели всю жизнь.

Кто не уехал в поисках лучшей жизни в другие регионы Японии, живет во временных жилищах. Им построили небольшие домики с двумя комнатами и кухней в коридоре

Намиэ — один из трех городов, расположенных в красной зоне. Несмотря на то что город абсолюто безлюден, здесь работают светофоры и уличное освещение.

На побережье из-за цунами была разрушена большая часть домов. Уцелели лишь прочные здания. К примеру, школа, построенная на деньги TEPCO — компании, являющейся владельцем АЭС Фукусима-1. Школьники этого учереждения спаслись от волны, забравшись на холм, расположенный неподалеку.

Вид из башни школы на побережье, пострадавшее от цунами

В пригороде Намиэ живет еще один фермер, Масами Ёсидзава. Он также вернулся к своему хозяйству практически сразу после трагедии.
В настоящее время на ферме Масами Ёсидзава около 360 единиц крупного рогатого скота. Разлом на земле — последствие землетрясения

Футаба. Еще один город из запретной зоны. Он граничит с территорией АЭС, так что здесь самый высокий уровень заражения. Школа в Футабе. На дозиметре уровень радиации: 2,3 микрозиверта в час (безопасным считается показатель в 0,5)

Станция Фукусима-1

На выезде из Футабы контроль с дозиметрами.

Неподалеку от границы красной зоны множество брошенных автомобилей. Издалека их заметить сложно — они поросли травой и кустарником. Скорее всего, владельцы просто отказались от этих машин из-за их высокого уровня радиации. Текущий уровень радиации высок: 6,7 мкЗв/час

sapojnik: Экономика риска

2016-02-29 Экономика риска http://sapojnik.livejournal.com/2136111.html

В 90-е по НТВ шел один из первых русских качественных сериалов — «Дальнобойщики», с Гостюхиным и безвременно ушедшим недавно Галкиным в главных ролях. Сериал, натурально, рассказывал о приключениях на бескрайних просторах России двух напарников — водителей-дальнобойщиков.

Прошло чуть больше 10 лет, но сериал уже устарел. Дело в том, что нынче дальнобойщики почти не ездят парами — «невыгодно». Дальнобойщик нынче в кабине один. Причем не сказать, чтобы время доставки грузов существенно удлинилось… Отставший от жизни читатель спросит — как так? Ведь два водителя всегда будут быстрее одного! Когда едут вдвоем, один отдыхает, второй ведет машину, потом меняются. А если за баранкой один — значит, он спит, и в это время машина стоит!

Не совсем так. Нынешние «гостюхины», потерявшие в бурных волнах путинской России своих «галкиных», просто едут «так» — то есть без отдыха. Сидят за рулем до упора. Падают, но ведут машину — свой огромный «трак».

Принято считать, что таковы нынче требования «современного капитализма»: мол, что поделать, приходится работать вдвое больше, больше утомляться, ничего не поделаешь… Дело, однако, в том, что утомлением вопрос вовсе не ограничивается: водители «траков» не просто устают — они РИСКУЮТ. Когда дальнобойщик вместо 10 часов за рулем проводит за ним все 20 ч — у него притупляется реакция, начинают слипаться глаза, становятся менее резкими движения. Это неизбежно; особенно, если это происходит ночью, на темной дороге, когда свет фар вырезает из темноты лишь узкий участок…

Все дело в том, что это — общая тенденция. По всей России на производстве не просто возрастает, говоря попросту, уровень эксплуатации — то есть когда рабочего вынуждают (часто — практически за те же самые деньги) выполнять больше работы за меньшее время; это считается хорошо, это «рост производительности труда». Однако повсеместно этот самый «рост производительности» обеспечивается параллельным — а то и опережающим! — ростом уровня РИСКА. Почему-то в нашей бедовой стране производительность растет вместе с опасностью самого процесса производства. Дальнобойщик тут только один из примеров, и не самый яркий.

Приведу еще несколько примеров из того же ряда. К примеру, почти по всем «живым», то есть что-то производящим или перевозящим предприятиям в РФ за последние годы прошли не одна, а несколько волн т.н. «оптимизаций», говоря проще — сокращений персонала. Штаты сокращали пачками, в итоге на множестве заводов, фабрик и комбинатов он нынче меньше не на проценты, а в разы — 3, 4, 5 и более раз. Принцип, очевидно, тот же, что и в случае с парой дальнобойщиков: избавились от «лишнего рта» — сократили издержки, следовательно — увеличили прибыль.

Проблема, однако, в том, что «лишний» напарник все же не был совсем лишним — он все-таки должен был в определенные моменты вести машину. По идее, сокращение персонала надо было бы компенсировать какими-то иными мерами, заменяющими сокращенных работников — автоматизацией там, или какой-то революционно более эффективной организацией труда оставшихся… На деле же во многих случаях вся «компенсация» ограничилась лишь повышением нагрузки на оставшихся: на них «повесили» функции убранных напарников, с копеечной оплатой за совмещение или вообще без оной. Причем на большом количестве производств персонала стало не хватать просто физически — из-за чего работники вынуждены чаще работать сверхурочно, выходить на 2 смены подряд, переходить на 3х-сменный график при 12-часовой смене и т.п. Естественно, в этом случае не так уж мала вероятность, что на переутомленном шахтере или слесаре скажется «эффект дальнобойщика»: просто если прикрывший на минуту глаза шофер улетит в кювет, то рабочий прозевает приближение сзади многотонного крана, а шахтер заснет на конвейерной ленте и свалится с 5 метров вместе с тоннами угля в углехранилище…

Но «оптимизация» и связанное с ней переутомление — далеко не полный перечень угроз. Все чаще в последнее время хозяева и менеджеры производственных холдингов с ужасом смотрят на цифры травматизма на своих предприятиях. Люди гибнут или получают серьезнейшие увечья, ведя себя так, словно вообще незнакомы с правилами техники безопасности. Они «упорно» работают в так называемой «активной зоне» огромных заводских агрегатов, проводят мелкий ремонт и уборку конвейеров без обязательного их выключения, «варят» (работают сваркой) стоя на неустойчивой лестнице, гоняют тяжелые грузовики на повышенной (неразрешенной) скорости по гололеду, «чинят» проводку высокого напряжения, не отключая это самое высокое напряжение, и т.д. и т.п. Причем все это проделывают не какие-то новички, еще не знающие что к чему, а наоборот — опытнейшие работники, часто со стажем в 10, 20 и более лет!

Апофеоз — это, конечно, проникшие в прессу рассказы о шахтерах с шахты «Распадская», которые якобы сами специально портили импортные приборы контроля уровня метана в воздухе шахты: по сигналу о повышенной концентрации метана шахтеры должны были бы срочно прекращать все работы и подниматься на поверхность — а они этого не хотели, хотели «делать план» — вот и сделали…

Ко мне как к специалисту по «производственной социологии» и обращались представители холдингов: проведите исследование, объясните — что происходит? Почему наши рабочие так себя ведут? Они что все — самоубийцы? Им жизнь не дорога?! Московские специалисты по корпоративному управлению персоналом говорили даже с некоторой обидой: мы их (работников холдинга по всей России) учим-учим, разрабатываем плакаты, правила по ТБ (технике безопасности), заставляем всех их учить, сдавать по ним зачеты и экзамены — а поди ж ты! Они все равно переутомляются, выходят на работу как сомнамбулы, лезут в «активную зону», снимают очки и каски… ПОЧЕМУ??

И излагали даже свою теорию, которую им хотелось бы подтвердить: мол, дело действительно в каком-то специфически искаженном восприятии реальности, присущем старым, опытным работникам, в каком-то «притуплении чувства опасности», будто бы всем им свойственном. Другими словами, если говорить попросту: они очень хотели бы услышать, что рабочие немного (или «много») сумасшедшие, «не такие как мы» — потому и лезут, куда не надо, и гибнут от этого…

Рассказывать о конкретных примерах из моего исследования я, естественно, не могу — корпоративная этика, конфиденциальность и все такое. Но в этом и нет нужды; для иллюстрации вполне достаточно информации, имеющейся в открытых источниках. Въедливым читателям могу лишь сказать, что я знаю, поверьте, гораздо больше примеров, чем привожу здесь — причем из самых разных производственных сфер. Ситуация везде примерно одна и та же.

Я провел фокус-группы с рабочими на десятке разных предприятий — и одно могу сказать на 100%: они показались мне какими угодно, но только не сумасшедшими. Я бы даже сказал, что это люди не просто нормальные, а супернормальные. Они работают за ОЧЕНЬ небольшие деньги, и их нагрузка действительно колоссальна, причем — постоянно растет. Я побывал внутри многих из этих предприятий (Заказчики хотели, чтобы я изучил все «на своей шкуре») — некоторые из них показались мне, буквально, настоящим адом. Но там, в диких условиях, при нагрузках порой на грани физического выживания — они-таки дают ПРОДУКТ. Которым, между прочим, все мы так или иначе пользуемся.

Так вот вопрос, мучивший моих заказчиков из теплых офисов: хотят ли эти люди жить? Ответ таков: БЕЗУСЛОВНО, ДА. Так почему же тогда они идут — да, идут! — на постоянное, СИСТЕМАТИЧЕСКОЕ нарушение правил техники безопасности?!

Давайте вернемся на минуту к тем, с чего мы начали — от рабочих к дальнобойщикам. Шофер спит 4 ч, 20 часов без перерыва гонит свою фуру по весьма и весьма НЕПРОСТЫМ российским дорогам — всё, лишь бы успеть «в срок». Вопрос — надо ли ему доплачивать, помимо платы за стандартные транспортные услуги, еще и «за риск»? Ведь он реально рискует своей жизнью?!

Если вы зададите такой вопрос грузоотправителю, то он сначала не поймет, о чем вы, а потом, вполне возможно, обидится. За что платить? Какой риск? Да, — скажет он вам, — допустим, что «дальнобой» уснет за рулем на 19-м часу «гонки» — и на полном ходу врежется в стоящую на обочине цистерну с бензином. Он, понятно, погибнет в огне; но ведь вместе с ним погибнет и весь мой груз! К чертовой матери полетят обязательства поставки, груз не просто не придет вовремя — он не придет НИКОГДА!

Ни грузоотправитель, ни хозяин фуры — работодатель водителя — не могут платить ему «за риск», так как этот риск включает в себя не только жизнь работника, но и сохранность груза и самой фуры. Факт тот, что никто — ни заказчик, ни работодатель — не заинтересованы в том, чтобы дальнобойщик рисковал; им этот риск совершенно ни к чему. Для них груз и сама фура стоят гораздо дороже жизни работника.

Поэтому «за риск» никто не платит; «по умолчанию» обеими сторонами риск понимается как исключительно личная ответственность работника, его «страх и риск». Да и как это будет выглядеть — спросит нас хозяин фуры, — что, «я тебе заплачу, чтобы ты рискнул чужим грузом и моей фурой»?!

Мы опять приходим к тому же вопросу: почему же на риск идет работник? Идет, понимая, что ему НИКТО не будет его риск компенсировать? Более того — ЗНАЯ, что если «не повезет», то на 99% его риск будет интерпретирован работодателем как его же вина?

Планы и риски
Отчего же люди рискуют, причем – рискуют массово? На фокус-группах я специально просил рабочих рассказать мне о причинах тех или иных несчастных случаев. Официальная интерпретация мне уже была известна: «неосторожность», «халатность», «безрассудство», «нежелание рабочего соблюдать требования ТБ». Однако в подавляющем большинстве более подробный анализ с участием рабочих показывал иное: жертва нарушала, потому что хотела выполнить ПЛАН.

Напряженность плановых заданий на российских заводах постоянно растет, невзирая на все «оптимизации». Причем – не только персонала: на заводах нынче «оптимизируют» всё. К примеру – количество плановых ремонтов оборудования (ремонтируют реже, следовательно – оборудование меньше простаивает). Или – закупают новые мощные агрегаты, не оплачивая постпродажное обслуживание. Тоже экономия! А ремонтировать заморские машины будут заводские умельцы из подручных материалов – правда, если их тоже раньше не «оптимизируют».

Повсеместно продлеваются сроки эксплуатации оборудования, и никакой государственный Ростехнадзор не в состоянии с этим справиться. По бумагам, к примеру, некий станок или конвейер уже лет 5 назад выработал уже второй срок эксплуатации – однако ему «продлевают» этот срок еще лет на 10, да заодно повышают для него норму выработки. Это не какой-то Кафка – это ФАКТЫ. Говорить с рабочими очень интересно – после них любой Беккет не удивит, покажется МХАТом… Рабочие знают – они на этих агрегатах 50х, 60х, а то и 40-х годов выпуска работают, «дают план».

Как это влияет на безопасность труда? Естественно, самым пагубным образом. Чем «древнее» станок или агрегат, тем чаще он выходит из строя, тем чаще его надо «подлатывать» — однако времени на ремонты нет! Оборудование должно работать, «давать план». Поэтому опытные рабочие изловчаются ремонтировать капризную технику «на ходу», не выключая – или же умудряясь втискиваться с ремонтом в узкие технологические перерывы. О том, чем чреваты попытки копаться в невыключенных центнерах и тоннах металла, написано в методичках по ТБ и показано в учебных фильмах…

Не лучше становится ситуация и тогда, когда поступает новая техника. Рабочие уже знают и редко радуются новым поставкам. Они знают, что новая импортная техника стоит дорого, и, значит, с ее появлением план резко увеличат – ведь деньги надо «отбивать». Причем скорее всего – план увеличат непропорционально ее возможностям, а еще больше: новая техника станет работать сразу «на износ», форсированно – и, соответственно, возрастет опасность для тех, кто работает рядом с ней.

Слушая рабочих, я пришел к выводу, что рискуют они вовсе не потому, что у них «бурлит адреналин», не потому, что они этого хотят; самое поразительное – они рискуют, потому что осознают это как свою должностную обязанность. Корпорации воздействуют на них двусмысленно: с одной стороны, они повсюду развешивают плакаты с правилами ТБ, показывают учебные фильмы и проводят инструктажи – но с другой стороны, всем строем всей РЕАЛЬНОЙ организации труда они доказывают работнику другое: что главное для работника – это ПЛАН, и что ради этого он ДОЛЖЕН идти на риск.

Лучше всего сказал об этом один бригадир. Когда я спросил, чем же, все-таки, отличается «опытный» работник от «молодого», от «зеленого новичка», он ответил, пожав плечами: «Опытный, квалифицированный работник – это такой, который может делать свою работу опасным образом». Вот так! Молодой, новичок – он будет работать «по правилам», поскольку по-другому никак не умеет; и он сделает работу, но будет делать ее ДОЛГО, и, следовательно, неэффективно; а старый, опытный работник – он сделает «по понятиям», пусть неправильно, но БЫСТРО, то есть, опять-таки, эффективно.

Что значит в данном случае эффективность? Да все тот же ПЛАН, количественные показатели. Тот, кто работает быстро, произведет больше единиц продукции за заданное время. Работать «по правилам», в том числе и по правилам ТБ, неэффективно, потому что ВРЕМЯ. Таковы и есть на сегодня правила – Правила Российского Производства. Надо

а) минимизировать издержки (на персонал, на ремонт, на обновление, на закупки) – и таким образом резко повысить уровень эксплуатации всего имеющегося в наличии, и персонала, и «железа».
б) максимизировать «выпуск», то есть выполнить и перевыполнить плановые задания.

Отсюда и повышение риска: если и кадровый состав, и оборудование работают в буквальном смысле «на износ» — сбои и аварии в таком режиме не просто неизбежны, они запрограммированы. Их не может не быть. Они и есть.

Взрывы на «Распадской»
И вот теперь давайте вернемся к самому, пожалуй, жуткой в новейшей российской истории производственной катастрофе – взрывам на шахте «Распадская» в Кемеровской области, когда погибло более сотни шахтеров, а сама шахта вышла из строя практически полностью на неопределенный срок.

Почему не сработала сигнализация об опасных концентрациях метана, так и не последовало внятного ответа от официальных структур. Однако наиболее распространенная версия – что все-таки шахтеры там что-то «подкручивали», потому что при жестко сдельной оплате труда им было крайне невыгодно при каждой «тревоге» подниматься на поверхность.

Я говорил с шахтерами и горными инженерами (не оттуда, с другими шахтерами и инженерами) о «Распадской». Их мнение таково: да, рабочие вполне могли заклеивать скотчем или еще чем датчики уровня метана, которые есть во всех «стволах» и штреках. Другое дело, что те же шахтеры подняли на смех идею, будто бы такой простой способ достаточен, чтобы обмануть автоматику. Все на шахте знают: данные со всех датчиков выводятся «наверх»: все заклеить невозможно, а заклеивание некоторых, «чтобы не мешали», станет сразу же заметно диспетчерам в здании шахтоуправления.

Другими словами, «игры» с датчиками были возможны только в одном случае: если бы руководство, по крайней мере – средний инженерно-технический персонал «было в курсе» этих игр и дало на них свое негласное «добро». Почему? Да все по той же причине: нужен план, необходимо обеспечить непрерывность производства, уголь «на гора» должен поступать постоянно, без сбоев. Шахтер-ГРОЗ (горный рабочий очистного забоя) шел, безусловно, на огромный риск – но он не мог обеспечить себе его самостоятельно; ему разрешила СИСТЕМА, просто потому, что она так устроена и «наверху» — то есть нацелена прежде всего на обеспечения плана добычи угля.

Так что, правы коммунисты?
И вот тут мы подходим, пожалуй, к самому главному – тому, ради чего я и пишу этот пост. До этого момента, соглашусь, я не говорил ничего особо нового. Все, о чем я веду речь, в рамках привычного всем в России «левого» дискурса – о закабаленных людях труда, о буржуях-кровопийцах и т.д. Та же «Распадская» — это, как считается, чуть ли не исконно-посконная «территория коммунистов», их база, ключевая тема, с которой их не собьешь и откуда они могут пачками извлекать свои лозунги. С их объяснениями согласится любой средний российский читатель, даже если он «в целом» коммунистам не очень сочувствует.

Как объяснят взрыв коммунисты? Ну, конечно же, дело тут в том, что «таков капитализм». «Вы этого хотели – вы это получили». Безусловно, «буржуям сто раз наплевать на простых людей». Да, «они отправили на смерть сотню шахтеров, оставили сиротами их детей и вдовами их жен – а почему? Да потому что им наплевать на жизни рабочих (как и учили нас Маркс-Энгельс-Ленин), им главное – прибыль!» Разве нет?

Конечно, буржуи и олигархи – владельцы «Распадской» — проигнорировали соображения безопасности – им ведь важен только план, этот их проклятый уголь, за который они, поди, уже получили в предоплату свои кровавые доллары или там евро! Миллионы – что по сравнению с ними сотня простых русских людей?! Такие риторические вопросы – при полном сочувствии аудитории – коммунист может задавать часами. Горе огромно, катастрофа ужасающа, сотни семей действительно лишились кормильцев… И виновато, безусловно, в том числе и руководство шахты. С чем тут спорить?

Можно лишь обратить внимание на одно бесспорное обстоятельство. А именно – на то, что некий неведомый управленец, группа управленцев или сам хозяин, решившие рискнуть жизнями шахтеров «ради своего гребаного бабла» — как раз бабла-то и не получили. Мы можем легко допустить, что некто «пошел на сознательный риск» ради сохранения непрерывности добычи угля – но несомненный факт, что в итоге добыча угля все ж таки прервалась. Причем – на неопределенный срок.

Буржуи со значками доллара вместо зрачков, толкнувшие несчастных шахтеров на риск и страшную гибель – да, это очень понятный и похожий на правду образ. Но – за исключением одной детали: полного краха. Шахта не просто встала: при взрывах погибло новейшее оборудование на десятки миллионов долларов, оказались сорваны долгосрочные договоры о поставках кокса с ведущими металлургическими комбинатами России и зарубежных стран, «курица, несущая золотые яйца» — то есть сама шахта, ценнейший актив – получила почти смертельный удар…

Миллиардные неустойки, угроза банкротства, необходимость вести дорогостоящие спасательные и поисковые работы, необходимость новых миллиардных вложений в восстановление шахты – вот итог «риска ради непрерывности добычи». И что самое должно быть печальное для «буржуя» — никакой непрерывности!

Система, заставлявшая шахтеров идти на риск «ради плана», закономерно привела к краху – и плана прежде всего. Выходит, что наш гипотетический «буржуй» не только крайне жесток, но и крайне при этом глуп?

Обратная сторона риска
Самое главное, что под этим дамокловым мечом Катастрофы работают сегодня большинство производственных предприятий. Да иначе при «работе на износ» и не может быть. Мы начали с того, что долго бились над вопросом – что же заставляет рисковать работника? Однако, по всей видимости, куда важнее вопрос другой: что же заставляет ТАК рисковать предпринимателя?

Все те факторы «оптимизации», о которых мы говорили выше – это ведь факторы риска еще и ХОЗЯИНА. Не стоит думать, будто бы «Распадская» — какое-то исключение. На грани взрыва, обрушения, пробоя сегодня – масса заводов, электростанций и так далее. Мы можем допустить, наученные марксистско-ленинской идеологией, что «буржуям-капиталистам на людей плевать». Но почему им плевать также на КАПИТАЛ? Чем объясняется такое дикое легкомыслие?

Я не знаю точного ответа, могу предложить лишь несколько гипотез.

Первый вариант, «народный». Собственностью в РФ владеют в основном – через подставных лиц или напрямую – бандиты. Версия на вид примитивная, но я бы не стал ее отвергать с порога. На самом деле очевидно, что уровень проникновения криминала в собственность должен быть очень глубок – просто потому, что в насквозь коррумпированном государстве с мафией бороться некому, и «серое» владение «заводами и пароходами» распространяется беспрепятственно.
В чем – теоретически рассуждая – должна быть основная особенность «бандитского владения»? Тем, что оно не персонифицировано, бандит не рассчитывает и не стремится к легализации владения, и его интересует в основном «кэш». То есть – та самая интенсификация СЕГОДНЯ, без особых планов на будущее. Почему бы бандиту не выжать предприятие досуха? Я не вижу причин.

Второй — политэкономический. Чрезвычайно низкий – практически для всех в РФ – «горизонт планирования». Даже вполне себе законные собственники предприятий сегодня не могут быть уверены в том, что будут владеть своей собственностью и завтра. При разгуле рейдерства и полной деградации судов кто может поручиться за сохранность собственности? Никто. Оттого люди стараются планировать на короткие сроки, стараются извлечь максимум прибыли уже сегодня. Очевидно, что сверхэксплуатация, стремление убрать все издержки сразу и выжать из железа и рабочих максимум – отсюда.

Наконец, третья гипотеза чуть более сложная. Причина многих описанных перекосов – в «вертикализации собственности». Огромные холдинги, поглотившие десятки и сотни предприятий по всей России, просто не в состоянии «чувствовать риски». Опасаясь воровства и мошенничества со стороны «провинциалов», сегодня владельцы холдингов концентрируют в своих руках – то есть фактически в руках московских клерков-экономистов – практически все нити управления производством. Такой «экономический» подход ведет к тому, что клерк из московского управления, который по должности «старше» любого директора «провинциального комбината», просто не в состоянии услышать тикание часового механизма стремительного износа, который он же и запускает своими оптимизациями и «напряженными планами».

Грубо говоря, если некий котел грозит взорваться в Пензе, в московском офисе этого не заметят никогда – до тех пор, пока он действительно не взорвется. А до тех пор – люди в Пензе будут смотреть на этот котел каждый день с нарастающим ужасом, не имея никаких ресурсов что-то с ним сделать. Тут спасает только одно – классический русский пофигизм…

Собственность у нас в стране не защищена. Система управления страной выстроена в корне неправильно, слишком много централизации. Если бы не это – дикие, уродливые, фактически неуправляемые холдинги не могли бы возникнуть, а бандиты не имели бы в стране столько власти…

А пока все так, как сейчас – работники по всей стране привыкают к мысли, что работа – не только тяжкий труд, но и постоянный риск. Работа слесарем или токарем в России сродни работе артистом цирка. Российский цирк, бессмысленный и беспощадный.

Исходные публикации
2011-03-06 Экономика риска (ч.1) http://sapojnik.livejournal.com/1024297.html
2011-03-06 Экономика риска (окончание) http://sapojnik.livejournal.com/1024701.html

Авария на шахте «Северная», Воркута, 25, 28 февраля 2016

Читать далее

Видео: аварии на буровых

http://www.youtube.com/results?search_query=аварии+на+буровых

foto-history: Пожар на нефтяной скважине под Самарой в 1955 году

Утром 27 ноября 1955 года жители села Киндяково, что под Самарой, а тогда она называлась Куйбышевым, были разбужены сильнейшим взрывом огненный столб пламени бил из земли в небо

Горящая нефтегазовая скважина у села Киндяково, 1955 год

Буровую №1 у села Киндяково заложили 7 октября 1955 года. Думали, что нефть залегает на глубине 2300 метров. Но 21 октября,когда бур дошёл до отметки в 1535 метров началось интенсивное выделение газов. А когда бур достиг отметки в 1577 метров случился прорыв нефти в ствол скважины. Все уже мечтали об орденах и премиях. Дисциплина упала. 24 ноября приочередно выбросе газа, к скважине была направлена пожарная машина для дежурства на объекте. Но начальнику нефтепромыслового управления В.В. Рехвиашвили не понравилось то, что пожарные потребовали убрать все разливы мазута около буровой, и он потребовал, чтобы пожарные не выёживались, а уехали. Поэтому 26 ноября пожарные вернулись на базу. До взрыва оставались сутки. Также Госкомиссия нашла многочисленные нарушения на буровой. Например глинистый раствор, который закачивали в скважину, имел гораздо меньшую плотность, поэтому грунт и не выдержал напора нефтяных газов.

«Министру внутренних дел РСФСР тов. Стаханову Н.П.

Строго секретно. Спецсообщение. Передать по «ВЧ».

В 8 часов 30 минут местного времени 27 ноября с.г. на буровой № 1 треста «Нефтеразведка» объединения «Куйбышевнефть» в Красноярском районе, в 2 километрах от деревни Киндяково, в результате прорыва газов произошел взрыв и пожар. Шесть рабочих бригады бурильщиков получили незначительные ожоги лица. Буровая со всем оборудованием сгорела. На устье скважины остались два превентера, на них лежит ротор и остался конец квадрата с вертлюком. Столб горящего газа и нефти имеет диаметр до 8 метров, высоту 45-60 метров.

27 ноября из Куйбышева на место пожара были высланы силы пожарных команд для ограничения распространения огня по поверхности земли и создания зоны безопасности для деревни Киндяково. На 30 ноября на месте пожара обстановка следующая. Изменений в характере горения, в размерах горящего столба газа и нефти, равно как и угрозы населенным пунктам нет. Из-за медлительности руководства объединения «Куйбышевнефть» в стягивании на место пожара землеройных и других механизмов, согласованные подготовительные мероприятия осуществляются крайне медленно… Необходимая пожарная автотехника, рукава, стволы, защитные приспособления в ВПО Куйбышева подготовлены. Организована тренировка выделенного на пожаротушение личного состава ВПО…

И.о. начальника управления МВД Куйбышевской области полковник Паутов.

30 ноября 1955 года».

Штаб пожаротушения у Киндяковской скважины, 1955 год

Приказ по Главку Миннефтепрома СССР от 29 декабря 1955 года: «Несмотря на появление значительного количества газа… буровой мастер т. Романов, начальник разведки т. Хоботько и специально присланный на разведку главный инженер конторы бурения т. Цапенко беспечно отнеслись к состоянию скважины. Главный инженер… не только не мобилизовал коллектив на принятие мер предосторожности и усиления контроля, а, наоборот, отпустил по домам начальника разведки, мастера буровой и лаборантку, следящую за качеством глинистого раствора, а также сам не появлялся на буровой с вечера 26 ноября и до начала аварийного выброса…

Расследование… показало низкое состояние трудовой дисциплины в Красноярской нефтеразведке. Мастер т. Романов допускал на работу бурильщиков в пьяном виде и сам неоднократно бывал пьян. К сигналам техника-лаборанта по глинистым растворам относился пренебрежительно. В оборудовании устья скважины допустил элементарные отступления от принятых норм…»

«…Вахтенный бурильщик т. Ямщиков допустил грубейшие нарушения правил бурения, оставив квадрат в интервале превентеров, чем исключил возможность использования противовыбросовой арматуры, допустил размораживание пневматического управления, тем самым во время выброса не обеспечив подъем инструмента и закрытие превентера. Одновременно с этим во время выброса проявил растерянность, в результате чего поздно были выключены дизели, что повлекло за собой взрыв и загорание фонтана…»

Запись оперативном журнале Куйбышевского УПО: «В 8 часов 22 минуты высланы: автоцистерна с боевым расчетом из Красного Яра (расстояние до буровой 8 км), 5 оперативных отделений, рукавный ход и автомобиль связи из Куйбышевского гарнизона. В 8 часов 30 минут дополнительно направлены 3 отделения из Ставрополя, из ОВПК «Куйбышевгидрострой» и «Ставропольнефть» (расстояние до буровой – 60 км). На буровую № 1 выехал начальник отдела службы и подготовки УПО подполковник Глубников В.М.»

Вокруг буровой вырыли два котлована для воды по 5000 кубометров каждый. Но надо было ещё расчистить устье скважины. И к этому привлекли артиллерийские подразделения Приволжского Военного округа.

Вот что вспоминает ветеран пожарной охраны, майор внутренней службы А.Д. Тамаров, который был участником тушения скважины: «Зима 1955-1956 годов с самого начала была многоснежной и суровой. Уже в ноябре ночные морозы доходили до 30 градусов, а как раз накануне аварии в течение нескольких дней шел густой снег. Поэтому перед тем, как направить из Куйбышева на место происшествия машины с личным составом, со специальной техникой и оборудованием, необходимыми для тушения сложного пожара, с помощью дорожной снегоочистительной техники в течение двух дней через сугробы прокладывалась магистраль длиной 57 километров, по которой и должна двигаться пожарная колонна.

Снега по обеим сторонам проложенной магистрали было так много, что колонна пожарных машин порой двигалась словно бы в тоннеле. Высокие нескончаемые холмы сплошного снега на некоторых участках полностью закрывали для водителей боковой обзор.

Но гораздо больше мне запомнилось другое зрелище. Наша колонна еще не добралась до Красного Яра, а высоко над горизонтом стало уже отчетливо видно ярко-рыжее зарево, постепенно растущее и закрывающее собой половину небо. Потом мы увидели, что по мере приближения к горящей буровой снежный покров заметно уменьшался, а в километре от ревущего фонтана из-под снега уже были видны замерзшие земляные кочки после осенней пахоты. К моменту нашего прибытия в радиусе километра от горящей скважины снеговой покров исчез почти полностью. Нас всех оглушил шум и гул бурлящего огненного фонтана, который нарастал по мере приближения к нему, причем в воздухе ощущалось заметное потепление. Когда же после 30-тиградусного мороза мы, наконец, вступили на теплую, а местами и вовсе горячую землю, то в некоторых местах заметили пробивающиеся наружу зеленые травинки. Такой оказалась сила теплового излучения, идущего со стороны пылающего нефтяного факела»

На месте пожара было сосредоточено 26 оперативных отделений пожарных из Куйбышева, по два оперативных отделения из «Куйбышевгидростроя» и «Ставропольнефти», а также три специальных пожарных подразделения. Пожар был разбит на четыре боевых участка, которыми командовали капитан Краснокутский, капитан Сакмаркин, старший лейтенант Лозинский и капитан Крутов.

6 октября в 16 часов из 10 лафетных и 18 ручных стволов начали подавать воду в горящую скважину. Но это не помогло. Бойцы пожарной охраны не могли подойти близко к ней, так как даже защитные костюмы с асбестовыми щитами и накидками не спасали. Это был реальный ад.

10 декабря предприняли ещё одну попытку тушения уже из 15 лафетных и 10 ручных стволов, а также из гидромониторов. Но снова неудачно.

И тогда к делу приступили взрывники. В начале декабря в Куйбышев прибыл автор взрывного метода ликвидации пожаров на газовых и газонефтяных месторождениях, старейший работник советской пожарной охраны, доктор технических наук, инженер-полковник Граздан Мушегович Мамиконянц. К 20 декабря утвердили разработанный им план пожаротушения. Была сформирована группа из 16 солдат и двух офицеров. Было подготовлено 8 лафетных стволов и 16 ручных стволов для охлаждения территории. 5 стволов поставили на вторую линию для защиты первой. Построили рельсовый путь к скважине. В 4.30 началась подготовка к взрыву, а в 5.45 Мамиконянц дал команду пожарным, которые покатили тележку с 320- килограммовым зарядом в огонь. За 50 метров пожарные нырнули в специально сделанный окоп, а тележка покатилась в огненный ад. Взрыв оторвал пламя от нефти, тут же ударили водой лафетные и ручные стволы.

Опять обратимся к воспомиинаниям А.Д.Тамарова: «Едва в предрассветном небе погасли последние сполохи пламени, как над местом тяжелого многодневного сражения с рвущимся из-под земли огненным зверем, перекрывая рев фонтанирующей нефти, раздалось мощное троекратное «Ура!». Это кричали сотни куйбышевских пожарных и рабочих объединения «Куйбышевнефть», которые приветствовали свою долгожданную победу над стихией.

Но когда погасло зарево и стих грохочущий гул огненного фонтана, жаркое лето, словно в сказке, в считанные минуты вдруг обернулось лютой зимой с тридцатиградусным морозом. Ледяной холод в мгновение ока накинулся и на склон примыкавшего к буровой оврага, по обеим сторонам которого за минувшие горячие недели успел появиться сплошной зеленый ковер густой травы. Уже через час-другой на месте этого летнего островка возвышались снежные сугробы, нанесенные непрекращающейся метелью.

А на бойцах пожарной службы сразу же после укрощения нефтяного пламени и возвращения зимы в считанные минуты обледенели и боевая одежда, и снаряжение. Из-за толстой ледяной корки многие огнеборцы без помощи своих товарищей не смогли даже переодеться. Кроме того, быстро стали смерзаться выкидные пожарные рукава. В результате смертельно уставшим пожарным, еще не пришедшим в себя после тяжелой бессонной работы в экстремальных условиях, нужно было в быстром темпе убирать многие километры брезентовых рукавов. С этой работой мы окончательно справились, лишь когда совсем рассвело. И тут продолжавшаяся несколько дней подряд метель неожиданно прекратилась, облака расступились, и на небосклон, будто в награду укротителям огненной стихии, впервые за все время нашей битвы с неистовым пламенем во всей своей красе вдруг соблаговолило выкатиться яркое солнышко»

Пожар бушевал 26 дней. Пожарных поощрили в приказах, а семь человек были награждены орденами и медалями: оперативные дежурные УПО Крутов и Сакмаркин, командиры отделений Ершов, Гуленко, Прокопов, Лычев, а также рядовой Родин.

Убыток от пожара составил 340000 рублей. Огромные, по тем временам, деньги.

Приказ по главку Миннефтепрома СССР: «»…за грубейшее нарушение технологической и трудовой дисциплины… снять с работы бурового мастера т. Романова, бурильщика т. Ямщикова и главного инженера конторы бурения т. Цапенко. Материалы об их преступной деятельности, связанные с аварией на буровой № 1, передать в следственные органы… Начальника Красноярской разведки т. Хоботько, за не обеспечение на разведке необходимой производственной и технологической дисциплины, с работы снять».

http://foto-history.livejournal.com/8641791.html

— — —
Комментарий в записи
— Некоторые моменты этой катастрофы были внесены в сценарий фильма «Влюбленные».
Интересный момент,что я из этого поста узнал пр рядового Родина…такую же фамилию носил главный герой фильма.

Пожар у села Киндяково https://fotki.yandex.ru/users/tushinetc/album/820129

Киндяково — село в Красноярском районе Самарской области https://ru.wikipedia.org/wiki/Киндяково

В Якутии на дорогу сошел алмазный оползень

02.12.2015
В Мирнинском районе Якутии ликвидируют последствия схода оползня, перекрывшего автодорогу республиканского значения Ленск — Мирный.

Случилось это еще 28 ноября, и происшествие лишь временно затруднило проезд по трассе. Уже через несколько часов был сделан временный объезд. Любопытно другое. Как выяснилось во вторник, в породе, которая завалила дорогу, довольно много алмазов.

Дело в том, что массу оползня составляет содержимое так называемого хвостохранилища обогатительной фабрики алмазодобывающего предприятия. Это отработанная порода, из которой большая часть драгоценных кристаллов была извлечена еще в 60-х годах прошлого века. Однако, как отметили в Министерстве промышленности Якутии, в этих песках осталось еще немало алмазов, и сейчас, с появлением более современных технологий обогащения, породу перерабатывают повторно, извлекая остатки.

По оценкам специалистов, использовавшаяся в прошлом веке технология позволяла извлекать из породы до 88 процентов содержащихся в ней алмазов. Это значит, что оставшиеся 12 процентов сейчас лежат на дороге.
http://rg.ru/2015/12/02/reg-dfo/opolzen-anons.html

eia.gov: Record-low water levels on Rhine River are disrupting fuel shipments

http://www.eia.gov/todayinenergy/detail.cfm?id=23792

Премьера RTD: Нефтяное удушье

Оригинал взят в Премьера RTD: Нефтяное удушье<
В апреле 2010 года буровая платформа Deepwater Horizon компании ВР затонула недалеко от побережья американского штата Луизиана. В течение 86 дней на полуторакилометровой глубине бил мощный нефтяной фонтан. Авария причинила непоправимый ущерб экосистеме региона. Однако едва ли не больший вред нанесли меры по устранению её последствий. Каким стал Мексиканский залив после столь масштабной экологической катастрофы?
Смотреть фильм

Мир в фокусе