Архив меток: уран

danko2050, vbulahtin: Американский атом

12.01.2014
Полярный вихрь

http://www.forbes.com/sites/jamesconca/2014/01/12/polar-vortex-nuclear-saves-the-day/

«Все генерирующие системы работали с перебоями, но большинство отказов пришлось на системы с ископаемыми видами топлива. Угольные отвалы замерзли, а дизельные генераторы просто не могли работать в условиях таких низких температур. Газ задохнулся — газопроводы не смогли угнаться за спросом и цены взлетели в небо (…)

В Новой Англии газовая электрогенерация оказалась настолько неспособна справится с проблемами, что региональный сетевой администратор ISO New England был вынужден задействовать более грязные угольные и нефтяные электростанции, чтобы покрыть разницу. Ядерная энергия избежала большинства проблем и стала главным поставщиком электроэнергии (29%), опередив газ (27%). Нефтяная генерация составила 15%, тогда как угольная — 14%». Издание сообщает, что в целом по стране оказалось задействовано 95% от установленной мощности АЭС
http://danko2050.livejournal.com/29446.html

Недавно появилась интересная статья в «Environmental Science & Technology» за авторством Пушкера Кареча (Pushker Kharecha) и Джеймса Хансена (James Hansen), в которой ученые постарались оценить эффект от ввода атомных генерирующих мощностей в человеческих жизнях и гигатоннах СО2, не попавших в атмосферу в результате сжигания ископаемого топлива. Получившиеся цифры впечатляют: за период 1971-2009 годы атомная энергия спасла жизни 1,84 млн. человек и предотвратила попадание в атмосферу около 64 Гт парниковых газов.
http://danko2050.livejournal.com/23783.html

IEO 2013: «развивающиеся» страны делают ставку на мирный атом
http://danko2050.livejournal.com/26149.html

Деньги помогут "сохранить готовность" технологии по обогащению урана

Либеральная экономика хороша, когда есть много денег, чтобы поддерживать её на плаву.
Кто не знает — есть в славной Америке компания USEC Inc. (United States Enrichment Corporation) — американская атомно-энергетическая корпорация, ведущий в стране поставщик ядерного топлива для коммерческих АЭС. USEC управляет единственным в США заводом по обогащению урана — заводом газовой диффузии в городе Падука, штат Кентукки.
Предприятие принадлежит Министерству энергетики США и отдано USEC в аренду.
USEC — исполнительный агент договора купли-продажи высокообогащенного урана, реализуемого по соглашению ВОУ-НОУ (Мегатонны в мегаватты) — поставки оружейного урана СССР в виде обедненного (разбавленного до 5%) урана на американские АЭС
Программа закончилась в декабря 2013 и несмотря на то, что есть другие соглашения о поставках урана из России, ручеек основательно пересох + USEC, несмотря на многолетние вливания не решило проблему отрицательной рентабельности проекта American Centrifuge по внедрению в коммерческую эксплуатацию нового поколения обогатительных технологий. На проект потрачено уже $2,5 млрд. (при этом почти $0,6 млрд. — коммерческие займы USEC, которые необходимо погашать)

USEC так основательно её решало, что теперь прибегло к процедуре банкротства — но поскольку создание/выбор (из кого?)) нового оператора по обогащению урана Министерству энергетики обойдётся в круглую сумму, Правительство США приняло решение удерживать USEC на плаву — и проект новой американской центрифуги подморозить, и компанию не банкротить и заводы поддержать.

Вот основания для государственной поддержки:
— цены по обогащению урана на историческом минимуме
— невозможно пройти через коммерческого внедрения [«американской центрифуги»] прямо сейчас
— «Мы должны иметь внутренний источник производства обогащенного урана. Это вопрос национальной безопасности, а также вопрос энергетической и экономической безопасности.»

Утверждаемые расходы по подмороженному проекту разные:
— $ 118 млн. идет на завод по обогащению урана в Piketon
— $ 265 млн. на очистку газодиффузионной установки в городе Падука
— краткосрочно USEC получит $ 62 млн, чтобы сохранить жизнеспособность проекта в течение еще нескольких месяцев (после этого «Министерство энергетики должен провести анализ затрат и выгод, доступных и перспективных технологий по обогащению» и определить, что является лучшим вариантом для обеспечения национальной безопасности).
+ еще какие-то $ 59 млн. разобраться можно, например, по этой ссылке
Там есть прекрасная фраза, вынесенная в заголовок: «деньги помогут «сохранить готовность» технологии по обогащению урана для «любого потенциального будущего развития в целях поддержки целей национальной безопасности.»
Фактически речь идёт о временной консервации

О проекте American Centrifuge можно добавит — он должен был выполняться в девять технических этапов.
К настоящему времени шесть из этих этапов достигнуты и сертифицированы Министерством энергетики.

Долги USEC реструктуризировались и неизвестно, сколько раз можно еще отложить выплаты

Самое прекрасное — это открытые данные о количестве субподрядчиков USEC — только 1100 субподрядчиков работает на заводе в Падуке. Около 600 через подрядчиков наняты для поддержания площадки, части инфраструктуры, и для устранения загрязнения окружающей среды на месте…

Мне кажется, что в случае с американской центрифугой так же как в хорошем американском сериале, ситуация будет развиваться напряженно, но не спеша — в четвертом сезоне все будут долго переживать из-за низких цен на уран, в пятом — долго будут ломать голову, как реструктурировать долги в условиях «ограниченного» финансирования и перезапустить проект
в шестом — о, чудо, появятся признаки оживления уранового рынка, и потребуется увеличение финансирования, чтобы завершить последние три этапа проекта

этот сериал может длиться довольно долго, если предполагать, что средства, на которые он снимается, всё еще являются средствами платежа во всём мире

Реклама

Pricedingold.com: цены товаров в золоте

http://ardelfi.livejournal.com/30922.html

Медь

http://pricedingold.com/copper/

Нефть


http://pricedingold.com/crude-oil/

Электроэнергия
This chart shows the retail price of electric power in the US

http://pricedingold.com/electric-power/

Природный газ (США)

Хороший долгосрочный прогноз роста по газу в США — в раза от уровня декабря 2013, примерно, до 6-8 долларов за 1000 куб.футов.
http://pricedingold.com/natural-gas/

Бензин (США)

http://pricedingold.com/us-retail-gasoline/

Палладий

http://pricedingold.com/palladium/

Платина

This chart shows the number of grams of gold required to buy one troy ounce of platinum, based on the European price of platinum (from http://www.platinum.matthey.com) and the price of gold, based on the London PM gold fix from http://www.lbma.org.uk
http://pricedingold.com/6/

Серебро


http://pricedingold.com/silver/

Уран

http://pricedingold.com/uranium/

— — — —
The Perth Mint published palladium data back to 1995.
http://www.perthmint.com.au/investment_invest_in_gold_precious_metal_prices.aspx

http://www.chartsrus.com/

eot.su: Большая энергетическая война. Часть VIII. Ядерная энергетика – продолжение

Нельзя не задать вопрос: а что дальше? Есть ли у нас в «советско-российском загашнике» какие-либо крупные идеи и ноу-хау, позволяющие нам сохранить ядерно-энергетическое лидерство?

Еще в конце 60-х годов ХХ века, когда обогащенный энергетический уран впервые вышел на Западе на широкий рынок (то есть стал доступным товаром), руководство СССР выяснило цены на него и решило, что на этом рынке может неплохо зарабатывать. И в 1971 г. был заключен первый контракт с Францией (тогда вполне дружественной, вышедшей из военных структур НАТО) о предоставлении ей советских услуг по обогащению урана.

В ходе исполнения этого соглашения вскрылись два очень важных для СССР факта.

Первый — что западное обогащение урана очень дорогое. Настолько дорогое, что обогащать (и, значит, добывать) бедные урановые руды просто невыгодно.

Второй — что обогатительные мощности на Западе слабы и не справляются с потребностями растущей ядерной энергетики. То есть, нет смысла строить новые реакторы и АЭС, поскольку нет гарантий их обеспечения топливом.

Важнейшим симптомом этой тенденции стали появившиеся в середине 70-х годов сообщения о том, что заказы на новые АЭС в США прекратились. А в 1979 г. произошла авария на АЭС «Три-Майл-Айленд» (Three Mile Island accident), за которой последовало официальное решение о «замораживании» американской ядерно-энергетической программы.

Тогда о подоплеке этого решения можно было только догадываться. Но в последние годы появились достаточно подробные данные о динамике мировой добычи урана и его использования на энергетические нужды, которые выявили очень интересную и содержательную картину.

Так, по данным World Nuclear Association (WNA) — крупнейшей мировой организации, занимающейся исследованиями ядерной энергетики, — соотношение между добычей и энергетическим использованием урана (в тысячах тонн) в мире менялось следующим образом:

Совершенно ясно, что примерно до 1987 г. мировая добыча урана намного превышала его «энергетическое» расходование. И значит, добываемый избыток урана использовался, прежде всего, для оружейного обогащения (для бомб). А также, видимо, накапливался в качестве обогащенных и необогащенных складских запасов. Из этой же таблицы не менее ясно, что последние 25 лет энергетическое расходование урана намного превышает его добычу. И значит, огромная часть «мирного атома» с тех пор работает на ранее добытом уране.

На каком именно? Либо «со складов» необогащенного урана. Либо «со складов» оружейного урана. Либо и оттуда, и оттуда.

А у кого и такого, и такого урана больше всего? У СССР. А как заставить СССР им делиться? Только поставить в безвыходное положение!

А как поставить в безвыходное положение? Вряд ли я выйду в сферу конспирологии, если предположу, что эти «урановые» соображения были не последними в американской активности по поддержке перестройки и развала СССР. Которые быстро превратили Россию в ключевого (и подневольного!) игрока на мировом рынке ядерного топлива.

Во-первых, в 1986 г. (как вовремя для дефицитного мирового уранового рынка!) грянул Чернобыль. И в СССР, с одной стороны, снизилось потребление энергетического урана его реакторами и, с другой стороны, были приостановлены программы достройки новых АЭС и поставки топлива для них. Остановлены не только в СССР, но и во многих других странах.

Во-вторых, после распада СССР Россия лишилась крупнейших урановых резервов Казахстана и Узбекистана, на которых до этих пор работали наши обогатительные мощности.

В-третьих, разрыв кооперационных связей с постсоветскими республиками крайне затруднил исполнение Россией ранее заключенных контрактов на строительство АЭС за рубежом.

Мощнейший ядерный комплекс России оказался совсем без денег (вспомним экономическую разруху конца 80-х — начала 90-х годов) и буквально «за гранью выживания».

Единственной возможностью выживать стал поиск зарубежных контрагентов, готовых платить за такие услуги, которые наш ядерный комплекс был еще способен оказать.

Первым типом таких услуг стало обогащение чужого урана. Западные газодиффузионные заводы ввиду неэффективности своей технологии нередко снимали с природного урана только «обогатительные сливки». И в результате оставляли в «хвостах» обогащения от 0,2 до 0,35 % U235. А для высокоэффективных советских центрифуг такие «хвосты» были вполне даже богатым сырьем. И контракты на их обогащение стали той первой частью «базы выживания», которая поддерживала на плаву наш ядерный комплекс в позднесоветские и первые постсоветские годы.

А второй частью этой «базы выживания» стал знаменитый американский контракт «ВОУ-НОУ» (превращение высокообогащенного оружейного урана из советских ядерных боеголовок в низкообогащенный энергетический уран), который пышно назвали «Мегатонны в мегаватты». Согласно этому контракту, заключенному в 1993 г. на 20 лет, Россия обязалась переработать 500 тонн высокообогащенного урана из снятых с вооружения советских боеголовок в энергетический уран и поставить этот уран в качестве топлива для американских АЭС.

Контракт этот в основном ругают и вполне заслуженно.

Конечно же, он явно нерыночный и для России очень невыгодный. Невыгодный хотя бы потому, что даже только себестоимость обогащения этих 500 тонн урана до оружейной концентрации на лучших советских центрифугах в несколько раз превышала принятую правительством Ельцина–Гайдара цену контракта в 10 млрд долларов. Так что навязывание этого контракта России, конечно, было актом «ядерно-топливной» и, одновременно, экономической войны.

Другие обвинения этого контракта — в «одностороннем ядерном разоружении России» и т. п. — несерьезны. К началу его исполнения в СССР–России были накоплены десятки тысяч ядерных боеголовок. Это в 3–4 раза больше, чем можно было поставить на имеющиеся ракеты, которые к тому же начали скоропалительно резать. А еще немалый запас обогащенного оружейного урана (который, в итоге, в основном и перерабатывали на самом деле по контракту «ВОУ-НОУ») находился на складском хранении. А еще были плутониевые боеголовки и плутоний, который в России завершили нарабатывать на реакторе только в 2010 году…

Так что, конечно, российский ядерный комплекс, спасаясь от смерти контрактом «ВОУ-НОУ», заодно оказывал Америке очень крупную и очень дешевую для США «экономическую услугу». Но многие осведомленные эксперты считают, что это была (случайно или целенаправленно — отдельный вопрос) особая, «медвежья» услуга.

Дело в том, что этот контракт лишил США необходимости наращивать собственные обогатительные мощности. В результате в последнее десятилетие почти 40 % (!!!) ядерной энергетики США работает на «разубоженном» уране из российских боеголовок. А еще не менее 7–9 % их ядерной энергетики работает на таком же «разубоженном» уране из американских боеголовок.

Но это означает, что дефицит мощностей обогащения урана в США составляет почти 50 %. И быстро такой дефицит — даже если удастся успешно решить проблемы новых центрифуг и лазерного обогащения — не ликвидировать. А контракт «ВОУ-НОУ» заканчивается в 2013 г., после чего Россия не несет перед США никаких «урановых» обязательств. И может продавать уран — и обогащенный, и «разубоженный» оружейный (которого у нас, по оценкам экспертов, еще немало) — кому угодно по достаточно высоким рыночным ценам. Поскольку — напомню цифры — мировой рынок энергетического урана и сегодня, и завтра остается остродефицитным.

Исходя из этого, придется признать, что катастрофа «Фукусимы», опять-таки, случилась очень кстати для США. Ведь она — хотя бы на время — вновь существенно снизила дефицитность рынка ядерного топлива. Шутка ли: Япония остановила 52 из своих 54 ядерных реакторов, Германия — 8 из своих 17, другие страны — еще несколько реакторов. А это в сумме около 12 % мировых ядерных энергомощностей. Плюс многие страны приостановили или сократили свои программы строительства АЭС.

Но ведь кроме этого многие реакторы в Европе уже отработали нормативный и «продленный» срок службы, и вскоре тоже должны быть остановлены. Откуда же тогда брать энергию?

Так что вовсе не случайно такое пристально-возмущенное отношение Европы к «диктатору-Газпрому» и российской «газовой политике». И неслучайно заинтересованное участие крупнейших германских и итальянских корпораций в проектах «Северного» и «Южного» потоков.

И неслучайно именно сейчас, когда Россия «по факту» оказалась владельцем одновременно и «газовой дубины», и «ядерно-энергетической дубины», началась столь острая и мощная международная политическая война вокруг тезиса о необходимости перестройки-2. Россию вновь хотят развалить и поставить в безвыходное положение, чтобы ей пришлось (конечно же, добровольно, по собственной необходимости) задешево или вовсе бесплатно «делиться» тем, что ей принадлежит…

Возвращаясь к ядерной энергетике, еще раз подчеркну, что «постфукусимский» синдром сокращения потребности в реакторном уране принципиально дела не меняет. Новых реакторов планируется строить много, и 104 работающих американских реактора тоже никуда не делись и «хотят топлива»…

Однако нет сомнений в том, что Россия вряд ли останется «королем» рынка энергетического урана надолго. США и Франция (они, прежде всего) построят новые обогатительные мощности. Они же, так или иначе, миром или войной, обеспечат себе доступ к урановым резервам Австралии, Мали, Казахстана, Намибии и т. д. Кроме того, здесь следует отметить, что американская корпорация NUKEM с 1992 года до середины прошлого десятилетия была исключительным поставщиком на мировой рынок узбекистанского урана. И что многолетняя американская игра в стиле «дружба-вражда» с Исламом Каримовым, безусловно, содержит в себе весомую «урановую» компоненту. Так что США вполне могут расширить свое участие в разработке (и покупках) урана из немалых (около 100 тыс. тонн) резервов в недрах Узбекистана.

Это означает, что России в ближайшие годы следует максимально использовать свои преимущества мирового лидера по дешевому обогащению урана и поставкам качественного топлива для АЭС.

В связи с топливом нужно подчеркнуть еще одно важное обстоятельство. Недавние события на украинских АЭС еще раз показали всему миру с полной определенностью, что ядерный реактор и топливо для него «друг без друга не ходят». В 2005 г., при Ющенко, украинский «Энергоатом» заявил о диверсификации своей ядерно-топливной политики. А позже «Энергоатом» начал (сначала осторожно, помалу) загружать в реактор Южно-Украинской АЭС советской постройки вместо привычных топливных сборок (кассет) производства российского концерна «ТВЭЛ» аналогичные кассеты американо-японской корпорации Westinghouse. В 2010 г. на этом реакторе стояла половина кассет «ТВЭЛ» и половина — Westinghouse. И начались закупки кассет Westinghouse для других блоков Южно-Украинской, а также Запорожской АЭС.

Но в 2011 г., во время плановой контрольной остановки реактора, выяснилось, что в кассетах Westinghouse начали разрушаться конструкционные элементы. Пришлось полностью выгружать из реактора и проверять все топливо, причем выяснилось, что кассеты «ТВЭЛ» целы, а значительная часть кассет Westinghouse имеет существенные повреждения.

Проведенное расследование показало, что лишь своевременное обнаружение этих повреждений позволило избежать тяжелых «ядерных» последствий. А в сентябре 2012 г. представители украинской Главной инспекции ядерной безопасности заявили, что использование и ввоз в Украину свежего топлива Westinghouse запрещены.

И поскольку аналогичный печальный опыт поставок неработоспособных топливных сборок Westinghouse на реакторы ВВЭР советской постройки (такие же, как украинские) был в 2007 г. на чешской АЭС «Темелин», «мировое сообщество» не могло не усвоить, что подобные замены поставщика топлива обходятся «слишком дорого».

Однако повторим, статус уранового «топливного лидера» Россия вряд ли получила надолго. И тогда нельзя не задать вопрос: а что дальше? Есть ли у нас в «советско-российском загашнике» какие-либо крупные идеи и ноу-хау, позволяющие нашей стране сохранить ядерно-энергетическое лидерство и выигрывать будущие сражения на ядерном фронте энергетической войны?

Об этом — в следующей статье.
http://gazeta.eot.su/article/bolshaya-energeticheskaya-voyna-chast-viii-yadernaya-energetika-prodolzhenie

eot.su: Большая энергетическая война. Часть VII. Ядерная энергетика

Иметь ядерную энергетику, которая дешевле, чем углеводородная, и освобождает от тягостной угольно-нефте-газовой зависимости, хотят почти все

В отличие от углеводородной, ядерная энергетика еще очень молода — ей чуть более полувека. Но первая эйфория ядерного «детства» человечества, соприкоснувшегося с новым источником гигантской энергии, уже прошла. Как в результате осознания неразделимости развития мирного и военного атома (синдром Хиросимы и повседневное ощущение угрозы возможного ядерного апокалипсиса в эпоху холодной войны), так и в ходе осмысления трагедий Чернобыля и Фукусимы.

В результате растет почти повсеместный «ядерный скептицизм» или даже «ядерный алармизм» — вплоть до требований полностью избавить человечество от любого: и военного, и мирного — атома.

Однако разумный скептицизм, не доходящий до таких крайностей, осознает, что «ядерного джинна» назад в кувшин уже не загнать. И требует строго и честно выявлять плюсы и минусы, подводные камни и перспективы ядерной энергетики.

Этим и займемся.

Начнем, как и прежде, с сырьевого базиса. То есть, с ресурсообеспеченности ядерной энергетики.

Ее сторонники нередко стараются впечатлять грандиозными цифрами. Например, сообщениями о том, что 1 грамм урана в ядерном реакторе выделяет столько же энергии, как 2 тонны бензина. И это правда. Но она не отвечает на вопрос о том, сколько таких граммов имеется в распоряжении человечества.

Такие расчеты есть. В частности, если учитывать резервы (доказанные извлекаемые запасы) ядерного топлива только по одному сравнительно редкому изотопу урана (U235, которого в природном уране всего около 0,7%), то они эквивалентны примерно 90 млрд тонн нефти. То есть лишь вдвое меньше, чем имеющиеся на нашей планете резервы нефти.

А ведь кроме U235 у нас имеются еще и торий, и самый массовый изотоп урана U238, технологии энергетического использования которых уже имеются и применяются. И вместе с ними совокупный энергопотенциал имеющихся мировых резервов ядерного топлива превышает энергопотенциал мировых нефтяных резервов примерно в 150 раз! Почти «энергетическое Эльдорадо» на тысячи лет!

Но все не так просто.

Во-первых, экономичные технологии производства ядерной энергии пока освоены только для обогащенной смеси названных выше изотопов урана (содержание в этой смеси U235 нужно увеличить с природных 0,7% до 3–4%).

И если считать по природному урану, то на 2011 г. мировые резервы составляют, по данным Международного агентства по атомной энергии (IAEA, МАГАТЭ) около 6,5 млн тонн. А первая десятка стран-обладателей этих резервов (в тыс. тонн) выглядит примерно так:

Австралия 1670

Казахстан 710

Канада 510

Россия 480

ЮАР 310

Намибия 300

Бразилия 290

Нигер 290

США 220

КНР 190

А теперь глянем, какова первая десятка стран по установленной мощности реакторов в ядерной энергетике (в гигаваттах, ГВт):

США 101,2

Франция 63,1

Россия 23,6

Южная Корея 20,6

Украина 13,1

Канада 12,6

КНР 11,7

Великобритания 9,7

Швеция 9,3

Испания 7, 5

Отметим, что ни Япония, ни Германия, после катастрофы на Фукусиме остановившие большинство своих реакторов, в этот список лидеров уже не попали. И еще отметим, что у большинства лидеров мировой ядерной энергетики (Франция, Южная Корея, Украина, Великобритания, Швеция, Испания) собственных резервов урана практически совсем нет, а у США и КНР резервов для самообеспечения ядерным топливом совершенно недостаточно.

И потому за прямой или косвенный контроль имеющихся крупных месторождений урана идет острая — и нарастающая — энергетическая война.

Иногда это война очень кровавая. Такая, как много лет шла в формате племенных конфликтов, гражданских войн и государственных переворотов в Габоне и Нигере. В результате Нигер уже много лет является основным поставщиком урана для ядерной энергетики Франции, а в последние годы — еще и Китая.

Еще одна — и не менее кровавая — война с отчетливым «урановым» запахом сейчас идет в Мали. На севере этой страны были обнаружены крупные урановые месторождения, к которым сразу же проявили высокий интерес Китай, Франция и США. И именно здесь сейчас развернулись сражения между правительственными войсками, сепаратистами-туарегами, нацеленными на создание независимого государства Азавад, а также радикальными исламистами «Аль-Каеды» и движения «Ансар-Дин», стремящимися установить в Мали исламское государство на основе шариата.

При этом специалисты указывают, что интерес США к проблеме Мали связан в значительной степени именно с ураном. И что бывший глава страны Амаду Туре неприемлем для США (впрочем, как и для Франции) именно по той причине, что допустил в страну китайцев. И что нынешний премьер Мали Шейк Диарра (астрофизик, работавший в американском НАСА и затем в представительстве «Майкрософт» в Африке) — это «кандидат США» на пост президента Мали…

Но такое бывает не только в Африке. Например, некоторые эксперты убеждены, что одним из «спусковых крючков» кровавых событий в Киргизии летом 2010 года (Баткен–Ош) был, помимо этнического кланового конфликта и передела наркотрафика, вопрос будущего контроля над киргизскими урановыми резервами.

Иногда эта «война за уран» бывает тихая. Например, такая, как с момента распада СССР и до недавних пор шла вокруг поставок урана с месторождений Казахстана. Участвовали в ней, прежде всего, компании из Японии, Южной Кореи и КНР. Причем местные «злые языки» утверждают, что взятки, которые эти компании предлагали за «правильное решение» уранового вопроса, по размерам соперничали с «нефтяными откатами».

В итоге некоторые из зарубежных компаний получили доли в ряде казахстанских урановых месторождений, а другие (прежде всего, китайские) заключили на поставки казахстанского урана долгосрочные контракты… А потом в Казахстане появилась «как бы канадская» корпорация Uranium One, почему-то тесно связанная с американской General Atomics и нашим «Росатомом». А потом еще одним крупным (привычным и квалифицированным) партнером «Казатомпрома» стала дочерняя компания «Росатома» — «Атомредметзолото»… А потом возник крупный — якобы коррупционный — скандал с уголовным обвинением и увольнением главы «Казатомпрома» Мухтара Джакишева…

Однако конфликты за месторождения урана — не единственная сфера «ядерно-энергетических войн».

Добыть природный уран — это полдела. Для того чтобы он мог работать в реакторе, давая энергию, его нужно обогатить. То есть увеличить в нем содержание изотопа U235 примерно в пять раз. А это занятие очень и очень непростое, поскольку U235 от своего полного химического «родственника» U238 отличается совсем чуть-чуть — всего тремя нейтронами из имеющихся в ядре более чем двухсот тридцати.

Известны три способа обогащения урана. Причем все они требуют использования урана в виде газообразного соединения с минимумом «лишних» атомов в молекуле. Наиболее удобным из таких соединений оказался гексафторид, в котором «тяжелый» атом урана соединен с шестью «легкими» атомами фтора, и который превращается в газ при температуре 56,5°С.

Первый способ обогащения — газодиффузионный. В нем гексафторид урана «продавливается» через мелкопористую среду, и в результате более легкие молекулы с U235 «забегают вперед», накапливаясь во фронтальной части газодиффузионной колонны.

Второй способ обогащения — газоцентрифужный. В нем гексафторид урана поступает во вращающуюся с большой скоростью центрифугу, и в ней более легкие молекулы с U235 накапливаются ближе к оси вращения, а более тяжелые молекулы с U238 «отбрасываются» к стенкам и удаляются.

Третий способ (который пока не вышел из опытно-производственной стадии) — лазерно-электростатический. В нем лазерное излучение с очень точно подобранным уровнем энергии избирательно «выбивает» электроны из атомов U235 в гексафториде, превращая их в положительно заряженные ионы. А далее эти ионы «прилипают» к отрицательному электроду обогатительной установки.

Сложно? На самом деле гораздо сложнее, чем здесь написано. И не только сложно, но еще и весьма дорого. А потому стран, которые имеют собственные мощности обогащения урана, в мире всего 15. В алфавитном порядке: Аргентина, Бразилия, Великобритания, Германия, Израиль, Индия, Иран, Китай, Бельгия, Северная Корея, Пакистан, Россия, США, Франция, Япония. Причем у России — 40% мировых мощностей обогащения урана, у США — 20%, у Франции — 15%, у Германии, Великобритании и Бельгии вместе — 22%, у остального мира — всего 3%.

Но ведь обогащать уран можно по-разному. Можно до энергетических 3,5% U235, а можно и до оружейных 80–90% U235 (и затем делать ядерное оружие). И потому страны, которые занимаются обогащением урана, обязаны поставить свои обогатительные комплексы под контроль и инспектирование МАГАТЭ.

Однако для нашей темы важнее другое.

Поскольку на первых стадиях «ядерной гонки» между Западом и СССР главным вопросом были бомбы, сфера обогащения урана была строго засекречена. И если Запад (прежде всего, США) пошел по линии газодиффузионного обогащения, то СССР — по пути центрифуг.

В результате оказалось, что и по затратам энергии на обогащение урана, и по эффективности обогащения «русский способ» лучше американского минимум в 20 раз! Вот какое «экономическое ядерное оружие» придумали и создали советские умельцы. Причем за более чем 20 лет, прошедшие после раскрытия части советских «центрифужных» секретов, ни США, ни какая-либо другая страна в этой сфере «догнать и перегнать» Россию не смогла. Сейчас у США и Франции только появляются современные качественные центрифуги, но достаточного количества заводов, способных поставить дешевое хорошее обогащение на промышленный поток, еще нет. И построить такие заводы — опять-таки дело сложное и долгое.

Все перечисленное принципиально важно. Потому что если уран добывается из бедных месторождений, то концентрат природного урана для обогащения уже оказывается довольно дорогим. И если затем его обогащать газодиффузионным способом, то топливо для атомных электростанций (АЭС) влетает в очень серьезную копеечку. Тогда цена производимой на таком топливе «атомной» электроэнергии становится неконкурентоспособной. А значит, тот, кто обогащает уран быстрее и лучше — захватывает рынки ядерного топлива.

И, что не менее важно, не только топлива.

АЭС — суперсложное и очень дорогое сооружение со сроками строительства минимум 7–8 лет. Те, у кого нет урана и обогащения, на АЭС решаются только тогда, когда есть гарантии топливного снабжения на весь срок службы станции — порядка 40 лет. А урановое топливо не нефть, не уголь и не газ, его просто так на рынке не купишь. И потому, как правило, контракт на строительство АЭС заключается «в одном пакете» с контрактом на ее обеспечение топливом, а также на утилизацию отработанного топлива.

Однако иметь ядерную энергетику — которая не только в итоге все-таки дешевле, чем углеводородная, но и в значительной степени освобождает от все более тягостной угольно-нефте-газовой зависимости, — хотят почти все. Хотят и те, у кого есть уран, мощности обогащения и технологии строительства АЭС, и те, у кого ни того, ни другого, ни третьего нет. В результате даже после фукусимской катастрофы мировые планы строительства АЭС не претерпели принципиальных изменений.

По последнему (2012 г.) минимальному прогнозу МАГАТЭ (он включает официально объявленные и уже реализуемые правительствами и энергокомпаниями планы), к 2030 г. установленная мощность АЭС в мире увеличится с нынешних 370 ГВт (10 ГВт сейчас, после Фукусимы, полностью остановлены) до 447 ГВт. А по максимальному прогнозу, учитывающему долгосрочные планы правительств и энергокомпаний, установленная мощность АЭС в 2030 г. достигнет 691 ГВт. Соответственно, вырастет и потребление обогащенного урана.

Вывод: тот, кто добывает и лучше и дешевле обогащает уран, одновременно получает возможности доминировать и на рынке строительства АЭС. А ведь это одновременно и быстрорастущий, и высокотехнологичный рынок. Это один из главных мировых рынков, на котором продается наиболее выгодная продукция: как говорят экономисты, «с высокой добавленной стоимостью».

Потому и проблемы контрактов на строительство АЭС, и типы строящихся ядерных реакторов, и вопросы обогащения и поставок недорогого качественного ядерного топлива — также оказываются единой сферой энергетических войн.

О них — в следующей статье.
http://gazeta.eot.su/article/bolshaya-energeticheskaya-voyna-chast-vii-yadernaya-energetika

Половина всей атомной энергии в США производится благодаря российским ядерным боеголовкам

10 октября 2013
Низкообогащённый уран, полученный в результате уничтожения 20 тыс. российских ядерных боеголовок и переработанный для топлива американских АЭС, используется для производства примерно половины всей атомной энергии в США. Такие данные привела заместитель госсекретаря США по разоружению Роуз Гёттемюллер.

«За последние 15 лет ядерное топливо из списанных российских ядерных боеголовок обеспечило 10% всей электроэнергии, произведённой в США», — отметила Гёттемюллер, добавив, что за это время специалисты переработали около 20 тыс. ракет.

По её словам, в этом году завершается поставка последней партии урана из России в рамках заключённого между правительствами двух стран в 1993 году соглашения по программе ВОУ-НОУ (высокообогащённый уран — низкообогащённый уран), сообщает Agence France-Presse.

Так называемое Соглашение ВОУ-НОУ между Россией и США было подписано в Вашингтоне 18 февраля 1993 года в целях нераспространения ядерного оружия. Оно также известно как программа «Мегатонны в Мегаватты» и предусматривает переработку российского оружейного урана в топливо для атомных электростанций США.

В соответствии с соглашением, Россия преобразует высокообогащённый уран из снятого с вооружения ядерного оружия в низкообогащённый. Полученный НОУ поставляется в США, перерабатывается в ядерное топливо и используется для работы 104 американских АЭС. Соглашение рассчитано на 20 лет и предусматривает переработку 500 тонн оружейного урана, что эквивалентно оснащению зарядами около 20 тыс. ядерных боеголовок.

Эксперты отмечают, что 500 тонн оружейного урана эквивалентны 10 млрд баррелей нефти.
Последняя отправка в США контейнеров с российским ядерным топливом запланирована на декабрь этого года.

«В конце ноября в Москву и Санкт-Петербург отправятся американские официальные лица, чтобы проконтролировать этот процесс и соблюсти все необходимые формальности по завершению договора. Мы с нетерпением ждём, когда совместно отпразднуем это историческое достижение», — сказала Гёттемюллер.
http://russian.rt.com/article/16587

— — — —

http://iv-g.livejournal.com/955093.html

2011-08-16 theoildrum: Добыча урана http://iv-g.livejournal.com/528994.html
2011-11-14 Добыча урана: миниобзор отрасли http://iv-g.livejournal.com/573802.html
2012-05-15 eia.gov: US Uranium Marketing Annual Report http://iv-g.livejournal.com/671800.html
2012-05-30 eia.gov: US Uranium Production Report 2011 http://iv-g.livejournal.com/680987.html
2012-08-15 Monthly Energy Review July 2012: Primary Energy Production, Consumption http://iv-g.livejournal.com/727674.html
2013-07-21 BP Statistical Review of World Energy 2013: Nuclear energy http://iv-g.livejournal.com/911521.html

Гренландия отменила 25-летний запрет на добычу урана

Парламент Гренландии проголосовал за отмену запрета на добычу радиоактивных полезных ископаемых, таких, как уран, сообщает The Copenhagen Post. На отмену закона уже отреагировали инвесторы из Австралии, Китая и других стран, которые готовы разрабатывать богатые ресурсами недра автономной территории Дании.

Решение об отмене запрета на добычу ископаемых было принято большинством голосов после дебатов в парламенте, продолжавшихся в течение пяти часов, уточняет датская газета. В результате закон был принят с минимальным перевесом: 15 парламентариев проголосовали «за» отмену запрета, а 14 — «против».
«Мы не можем жить в условиях безработицы и растущей стоимости жизни в то время, как гренландская экономика простаивает», — заявила премьер-министр автономной территории Алека Хаммонд.

Эксперты называют это решение самым важным в истории страны, так как добыча и экспорт полезных ископаемых могут дать толчок развитию экономики региона и даже открыть путь к независимости самого большого в мире острова от Дании.

Принятое решение позволяет начать добычу залежей не только урана, но также и редкоземельных элементов, используемых в высокотехнологичном производстве такой продукции, как ветряные турбины, автомобили с гибридным приводом и смартфоны.

Проблема снятия запрета на добычу урана расколола политические силы страны и гренландское общество на два лагеря. Правительство во главе с премьером Алекой Хаммонд выступало за отмену запрета, рассчитывая таким образом получить средства, необходимые для развития экономики.

Оппозиция во главе с прежним премьером Куупиком Клейстом высказывалась за сохранение запрета, утверждая, что слишком велик риск загрязнения окружающей среды.
В последние дни на острове проходили непрерывные манифестации как сторонников, так и противников добычи урана.

Австралийская компания Greenland Minerals and Energy заявила, что уже готова приступить к разработке крупнейшего месторождения редкоземельных металлов на юге Гренландии. По данным аналитиков, уже в ближайшее время в Гренландии могут закрепиться и китайские добывающие компании, также возможно участие европейских инвесторов в крупных проектах.
http://russian.rt.com/article/17356

McKinsey: Отставить траур, «супер-цикл» роста цен на сырье не закончился

Разговоры о закате «супер-цикла» роста цен на сырье преждевременны, уверены в McKinsey Global Institute.

http://www.mckinsey.com/insights/energy_resources_materials/resource_revolution_tracking_global_commodity_markets
http://www.mckinsey.com/~/media/McKinsey/dotcom/Insights/Energy%20Resources%20Materials/Resource%20revolution%20Tracking%20global%20commodity%20markets/MGI%20Resources%20survey_Full%20report_Sep%202013.ashx

В будущем цены на основные виды сырья будут расти из-за сокращения предложения: легкодоступных месторождений нефти и металлов становится все меньше.Урожайность сельского хозяйства тоже падает, а это значит, что еда будет становиться все менее доступной.

Супер-цикл еще не закончен

— На протяжение практически всего XX века ресурсы постепенно дешевели, что поддерживало рост мировой экономики. Это сопровождалось ростом спроса на энергоресурсы, металлы, продукты питания и воду, но к росту цен не приводило. В этот период серьезно росло предложение ресурсов и производительность экономик.
— На протяжение XX века Commodity Index McKinsey Global Institute, в который входят цены на энергоносители, металлы и продукты питания, упал практически в два раза в реальном выражении.
— Но в 2000-е годы все изменилось: рост предложения не успевал за ростом спроса со стороны Китая и других азиатских стран. В среднем цены на ресурсы удвоились за этот период.
-Рост экономик развивающихся стран, прежде всего, Китая был беспрецедентным. Ресурсы им нужны были на строительство инфраструктуры, поддержание роста городского населения, домохозяйства предъявляли все больший спроса на продукты питания, а потребительские привычки населения становились все более разнообразными.

— Выросла волатильность цен на ресурсы: с начала века она была в три раза выше, чем в 1990-е годы. После 2008 года волатильность несколько ослабла, но все равно остается крайне высокой.
— На волатильность повлияли временные факторы, например, наводнения, засухи, различные военные конфликты. Однако стало ясно, что рост волатильности имеет структурные причины: спрос сейчас настолько высок, что предложение уже не может гибко и быстро ответить на его увеличение.
— Эти структурные проблемы никуда не денутся, ведь предельные издержки на добычу ресурсов также серьезно выросли. За исключением природного газа и возобновляемых источников энергии, добывать сырье стало сложнее и дороже. Например, издержки на содержание месторождения нефти в последние 10 лет удвоились.
— Из-за урбанизации к 2030 году города захватят 30 млн га сельскохозяйственной земли хорошего качества – это порядка 2% земли, которая сейчас обрабатывается. Более 80% пахотных земель сейчас находятся в зоне риске из-за политических и инфраструктурных причин.
— В этот же период цены на сырье стали коррелировать друг с другом – такого в мировой истории еще не было. Особенно это видно на примере сельского хозяйства: цены на продукты зависят от цен на энергоресурсы, так как топливо нужно для техники и различного оборудования. От стоимости энергии зависит 15-30% стоимости урожая и 25-40% стоимости стали.

— Часто ресурсы теперь заменяют друг друга. Хороший пример – это нефть и другие возобновляемые источники энергии, для замены которых используют биотопливо.
— С 2011 года цены на сырье немного просели, но говорить об окончании «супер-цикла» преждевременно. Цены все равно остаются крайне высокими, а после кризиса они росли куда быстрее глобального ВВП.

На рынке нефти установилась нижняя граница цен

— До 1970-х годов ситуация на рынке энергоресурсы была стабильной: цены на уголь, газ и нефть не росли, ведь спрос и предложение соответствовали друг другу. Тогда появлялись новые дешевые источники предложения, повышалась эффективность нефтепереработки, а добывающие компании мало влияли на рынок.
— Затем случился нефтяной шок 1970-х годов. Впоследствии цены все равно начали снижаться: ОПЕК не могла в достаточной мере влиять на рынки, открывались новые месторождения, а в развитых странах снижалось потребление нефти.
— Но с начала 2000-х годов номинальные цены на энергоресурсы выросли на 260% (рост ежегодно на 10,2%).
— Самый большой рост показали цены на уран, выросшие на 350% в номинальном измерении.
— Цены на нефть и уголь выросли соответственно на 293% и 282% по сравнению с уровнем 2000-х годов.
— За ростом цен стоял рост спроса, сокращение свободных мощностей в странах ОПЕК и рост стоимости добычи нефти в странах, не входящих в картель. С 2000 по 2010 годы расходы на открытие и разработку нового месторождения нефти почти удвоились. Проекты становились все более сложными и дорогостоящими.
— В результате цены на нефть выросли до $140 за барр в 2008 году. При этом американская нефть благодаря сланцевой революции продавалась с существенной скидкой.

— Меньше всего за последнее десятилетие выросли цены на газ. В США они вообще существенно снизились по сравнению с уровнем 2008 года: все больше потребностей в энергии США покрывают с помощью газа, добытого из нестандартных источников.
— Цены на газ существенно выросли лишь в Японии, где из-за катастрофы на АЭС «Фукусима» закрыты все ядерные электростанции.

— Спрос на энергоносители в мире продолжит расти. Лишь спрос Китая на энергию будет расти примерно на 2% в год вплоть до 2030 года. Он обеспечит порядка 40% спроса на энергию в мире. В McKinsey предполагают, что ВВП Китая будет расти на 6,8% в год.
— Спрос на энергию растет до тех пор, пока доходы на душу населения не достигнут $15-20 тысяч по ППС. Затем экономика изменяется: развивается сектор услуг, который требует меньших затрат энергии.

— Сейчас уровень использования энергии в Китае можно сравнить с показателями Сингапура и Южной Кореи в 1980-е годы. К 2030 году интенсивность использования энергоресурсов в Китае достигнет уровня этих стран 1990-х годов.
— Цены на нефть вряд ли могут упасть еще ниже — издержки на ее добычу становятся все больше. Все чаще приходится разрабатывать нетрадиционные источники топлива или традиционные, но труднодоступные.
— За последние 10 лет предельные издержки на добычу нефти выросли на 250% — с $30 за барр в 2002 году до $104,5 за барр в 2012 году.
— Ситуацию может изменить сланцевая революция в США, которая привела к падению цен в стране на нефть и газ. Также ситуацию может исправить повышение эффективности производства, которое снизит спрос на нефть. Изменить рынок энергетики может также быстрое изменение технологий.

Металлы: азиатские экономики определят будущее рынка

— На протяжении XX века цены на металлы падали благодаря улучшению технологий, открытию новых месторождений и изменению спроса.
— С начала 2000 годов номинальные цены на металлы выросли на 176%. Средний рост в год составил 8%.
— Самые большой рост показали цены на золото: инвесторы активно вкладывались в металл, уверенные в том, что он защитит их от рисков. При этом издержки на добычу золота росли на 15% в год, а новые месторождения не появлялись.
— Цены на медь и сталь выросли соответственно на 344% и 167% во многом благодаря спросу со стороны Китая. Китай потребил больше стали в последние 10 лет, чем за все 60 лет до этого.
— Цены на алюминий выросли всего на 27% — это меньше, чем на все другие виды сырья. Предложение на рынке достаточно стабильно благодаря быстрому росту добычи в Китае и достаточным резервам. Сейчас в мире накоплено 10 млн т алюминия – этого достаточно, чтобы сделать 750 млрд банок для напитков.

— К росту цен на металлы привел рост спроса со стороны развивающихся стран, а также серьезный рост издержек на производство.
— В будущем издержки будут расти: новые месторождения находятся далеко и разрабатывать их сложно, а качество уже разработанных месторождений снижается. Новые месторождения обычно находятся в странах с высокими политическими рисками, а это затрудняет общение между компаниями и правительствами.
— Проекты становятся настолько крупными, что на их реализацию нужно все больше капитала. Часто новые проекты становятся недоступны для небольших компаний.
— Развивающиеся страны продолжат скупать металлы: спрос к 2030 году вырастет на 75% лишь на сталь. Во многом это произойдет благодаря урбанизации Индии и Китая.
— Несколько снизить спрос на металлы помогут технологии их переработки и повышения эффективности их использования.

Сельское хозяйство

— В XX века также подали цены на сельскохозяйственную продукцию. В реальном выражении цены в год снижались на 0,7%. При этом с 1961 по 2000 годы спрос на сырье рос на 2,2% в год.
— С 1961 по 1970-е годы урожайность росла на 3% в год, но затем рост замедлился в 1990-х годов до 1,1%. Рост урожайности злаковых замедлился до 0,4%.
— Снижение урожайности связано с ухудшением состояния пахотных земель, снижением инвестиций в исследования новых способов повышения урожайности, а также из-за различных ограничений на распространение новых технологий между странами.
— На этом фоне растет спрос на продукты питания, а также увеличивается количество шоков – засух, наводнений, различных перепадов температур. Это привело к тому, что с начала века номинальные цены на продукты выросли на 120%.
— Примером шока на рынке сельскохозяйственной продукции может стать лето 2012 года. Тогда цены на соевые бобы, кукурузу и пшеницу выросли из-за засухи и наводнений, поразившей США, Россию, Европу и Латинскую Америку.
— Цены на непродовольственные продукты сельского хозяйства с начала века выросли на 30-70%. Самый большой рост показали цены на каучук, который подорожал на 350%.
— В будущем рост спроса на продукты питания обеспечат страны Азии и Африки. Это связано с тем, что они будут потреблять больше калорий, да и население этих стран продолжает расти. Меняются и их потребительские привычки: эти страны начинают потреблять все больше мяса.
— Это потребует увеличения площадей пахотных земель. Сейчас в Китае потребляется порядка 75 кг мяса на человека в год. Если потребления вырастет до уровня США – 120 кг мяса на человека, к 2030 году понадобятся еще 60 млн га сельскохозяйственных земель.
http://finmarket.ru/main/article/3493537

Об энергетике на odnako.org

http://energetikatek.odnako.org/

Украинский атом. Как в угоду олигархам убивается кооперация с РФ
http://www.odnako.org/blogs/show_28683/

Специалист по атомной энергетике
http://alexeyorlov.odnako.org/

Европейский атом. От чего российские АЭС будут спасать Британию


Читать далее

ga.gov.au: Australian Energy Resource Assessment

http://www.ga.gov.au/energy/australian-energy-resource-assessment.html

Приставки СИ

GJ = Гига Джоуль = 10^9 Джоуля
PJ = Пета Джоуль = 10^15 Джоуля

1 т.н.э = 42 GJ

1 000 PJ = 23.81 млн. т н.э.
2 000-10 000 PJ = 47.62-238.1 млн. т н.э.
25 000-50 000 PJ =595-1190 млн. т н.э.
100 000-250 000 PJ = 2381-5952 млн. т н.э.
500 000 PJ = 11905 млн. т н.э.

Для перевода в извлекаемые ресурсы, вероятно, надо умножить на 1/3

ga.gov.au: Australian Operating Mines, June 2012

This map shows operating mines, developing mines and selected mineral deposits in Australia. Operating mines are mines that were operating at the end of 2011. Developing mines are deposits with a proven minable resource and where mine site development has commenced or where a decision to mine has been announced. Mineral deposits highlight selected areas of known mineralisation of interest. The map illustrates broadly the geographic distribution of the mines and deposits, and the range of selected broadly grouped commodities. This information is superimposed on a generalised (colour) surface geology map of Australia overlain by aeromagnetics (greyscale, 0.5 vertical derivative). Closed mines or mine not currently operating are not shown.


5505×4707

https://www.ga.gov.au/products/servlet/controller?event=GEOCAT_DETAILS&catno=73623

Япония вторгается в ниши, которые Китай уже давно и успешно осваивает в Казахстане

20.02.2013

Подписано 9 соглашений о сотрудничестве в сферах, где первенство Китая на казахстанском рынке неоспоримо. Япония предложила Казахстану самые передовые в мире технологии для сотрудничества в сфере разработки ресурсов. Речь идет о добыче и переработке редкоземельных металлов, урана, железа и цветных металлов, разработке нефтегазовых месторождений. В этих сферах казахстанской экономики весьма активно работают китайские компании. Между тем Астана в последнее время взяла курс на диверсификацию партнерских связей.
Читать далее

Марат Шибутов: Казахстан и Средняя Азия – ведущий регион добычи урана

В феврале 2013 г. в Москве выходит в свет сборник аналитических статей «Средняя Азия: Новые координаты». В сборник, в частности, вошло исследование Марата Шибутова «Казахстан и Средняя Азия – ведущий регион добычи урана», которое ниже публикуется в сокращённом виде.

Казахстан и Средняя Азия в глобальном смысле интересны только в двух аспектах:

Как приграничная территория для России, Китая, Южной Азии
Как источник сырья и энергоресурсов. При этом больший упор идет именно на энергоресурсы.
Правда в прессе акцент делается на газ и нефть, как наиболее прибыльные энергоресурсы, но надо отметить, что в общем производстве, как нефти, так и газа регион даже с учетом освоения месторождений шельфа Каспия не играет существенной роли. Тоже самое и с углем. Но есть один энергоресурс, который играет крайне важную роль в мировой энергосистеме – это уран.

Казахстан и Средняя Азия, а точнее Казахстан вместе с Узбекистаном являются ведущими производителями урана. В большей части это конечно за счет Казахстана, который уже несколько лет является ведущим мировым производителем урана. Но Узбекистан является 7 по размеру производителем урана и имеет хороший потенциал для роста добычи.

Ниже приведены объемы добычи урана в мире и в Казахстане с Узбекистаном. Хотя объем добычи в Узбекистане находится в стагнации и даже падает (в начале 90-х было 3000 тонн, а сейчас около 2500 тонн), Казахстан с 2006 года усиленно наращивает добычу – с 2000 года по 2011 добыча выросла в 11 раз.

Если же подсчитать совместную долю Казахстана и Узбекистана, в мировой добыче, то получается, что в 2007 году они вместе перешагнули критически важную отметку в 20% мировой добычи, а с 2011 году уже добыли 41% от мировой добычи, что делает регион ключевым для атомной промышленности.

Это что касается добычи. Если взять запасы, то возникает немного другая картина. По данным World Nuclear Association на 2011 год запасы урана стоимостью разработки ниже 130долларов/кг в мире составляют 5 327 200 тонн, из них на Казахстан приходится 629 000 тонн, а на Узбекистан 96 200 тонн. Получается, совместная доля Казахстан и Узбекистана составляет 13,6%, что ниже их доли по добыче. Однако надо отметить, что основные запасы урана в этих странах сосредоточены в песчаниках и удобны для добычи методом подземного выщелачивания, что делает освоение крайне быстрым (3-4 года от контракта до добычи) и очень низким по себестоимости.

В связи с атомным ренессансом эти обстоятельства делают региона крайне важным для атомной промышленности, особенно после 2020 года.

Атомный ренессанс

Потребности АЭС в уране до 2030 году будут только расти и есть проблема, что добыча урана их не будет покрывать. Сейчас данный зазор ликвидируется за счет превращение в топливо российского оружейного урана, но в 2013 году этот источник иссякнет.

Развитие атомной отрасли в мире

Надо отметить, что дефицит урана не сможет покрываться больше за счет высокообогащенного оружейного, так как в мире наблюдается заодно и гонка вооружений и расширение ядерного арсенала стран Третьего мира. Таким образом, цены на уран и потребность в нем будут расти, и расти существенно.

Современное состояние атомной отрасли региона

После развала СССР довольно развитая атомная отрасль региона первоначально пришла в упадок, и были разрушены большинство действующих хозяйственных связей с другими частями некогда единого советского комплекса Минсредмаша. Поэтому в дальнейшем пути развития ее в разных странах крайне отличались друг от друга. Разными стало все:

Приоритетность отрасли для государства
Допуск иностранных инвесторов
Стратегия и цели развития отрасли
Доля государства в ней
Технологическое развитие
Описание развития урановой отрасли в странах дано по открытым источникам.

Кыргызстан

С 1907 по 1970-е годы месторождения радиоактивных руд и минералов Кыргызстана около 100 лет служили в качестве единственных источников радиевого и уранового сырья в дореволюционной России, а затем из руд этих месторождений был получен первый советский радий. Начиная с середины 50-х годов, Кыргызстан был крупнейшим производителем урана в бывшем Советском Союзе. Месторождение Майлуу-Суу и горно-химическое производство, размещенное здесь же, играли при этом важнейшую роль. Ежегодно в республике добывалось порядка 3000 тонн U3O8. Однако себестоимость производства была крайне высокой и поэтому когда были найдены месторождения в Казахстане и Кыргызстане кыргызстанские месторождения (Майлуу-Суу, Шекафтар и Кызыл-Джар) были законсервированы. Сейчас добыча урана в Кыргызстане не ведется.

В настоящее время есть перспективные месторождения:

Кызыл-Омпольская группа ураноториантовых россыпей и урановое месторождение Кок-Мойнок (запасы урана — 20 тыс. т. и тория свыше — 50 тыс. т.)
месторождения Камушановское (с установленными запасами 297 тонн U (0,031% U) и предполагаемыми 362 тонн U)
Сарыджазского месторождения 8222 т (при среднем содержании урана-0,022%)
Серафимовское месторождение
Единственным перерабатывающим предприятием Карабалтинский горнорудный комбинат, введенный в строй в 1955 году. В период максимальной загрузки на предприятии производилось до 3 тыс. тонн закиси-окиси урана. Предприятие было сориентировано на добычу и переработку урановых руд, но с годами на комбинате осваивается производство молибдена, вольфрама, олова, золота, серебра, баритов, выпуск буровых станков, средств индивидуальной защиты органов дыхания.

Крупнейшим акционером комбината и управляющей компанией является ГК «Ренова», (владеет 72, 28% акций ОАО «КГРК»).

В структуру производственного комплекса ОАО «Карабалтинский горнорудный комбинат» входят:

Гидрометаллургический цех;
Центральная научно-исследовательская лаборатория;
Служба главного механика, главного энергетика, главного прибориста;
Железнодорожное управление;
Автотранспортный участок;
В 2007 году ОАО «Карабалтинский горнорудный комбинат» (ГРК) подписало контракт с казахстанско-российско-киргизским предприятием «Заречное» о поставках уранового концентрата для последующей переработки. Комбинат также зависит от поставок из Казахстана серной кислоты.

Таджикистан

В период с 1945 года по 1993 год в Таджикистане велась разработка месторождений и переработка урановых руд на Ленинабадском горнохимическом комбинате (сейчас государственное предприятие «Востокредмет») на севере Таджикистана велась добыча урана в районах города Чкаловск, города Табошар и поселка Адрасман. В настоящее время добыча урана не ведется. В результате деятельности предприятий по добыче урана образовалось около 170 миллионов пустой породы и хвостохранилище с радиоактивными отходами объемом 55 миллионов тонн и суммарной активностью 6,5 тысяч Кюри. Сейчас хвостохранилище представляет экологическую угрозу для всего региона, так как находится в верховьях рек.

В настоящее время «Востокредмет» выпускает чистую пятиокись ванадия из нетрадиционных видов сырья, облицовочные плиты и другие изделия из природного камня, аффинирует золото и серебро, добываемые в Таджикистане, создало технологические линии по производству высокочистого марганцевого концентрата и по очистке вольфрамосодержащего концентрата от вредных примесей. Хотя и после 1993 года периодически перерабатываются партии урансодержащего сырья, поступающего из Казахстана, мощности все же простаивают.

Относительно возможной добычи урана существуют разные мнения:

Сверхоптимистичное – в Таджикистане в гранитоидах и других горных породах сосредоточены 14-40% от общего количества мировых запасов урана. Правда эти данные пока разведкой не подтверждаются и также надо учесть, что концентрации урана могут быть крайне низкими, а условия добычи в высокогорье очень тяжелыми. В общем, таджикский большой уран – это как лунный гелий-3 – вроде бы он есть, но сколько и как его достать непонятно.
Оптимистичное – сейчас в Таджикистане есть несколько уранорудных месторождений на севере, востоке и в центральной части страны: это районы Моголтау-Карамазара, Гиссаро-Каратегина и Памира. Также в центральной части республики открыто более шестидесяти рудных полей и пять месторождений, которые необходимо тщательно обследовать. Уникальным также является расположенное на Памире озеро Сасык-куль, вода которого содержит большое количество следов присутствия урана.
Рациональное – ну а наиболее простым способом добывать уран в Таджикистане является переработка отвалов 55 миллионов тонн радиоактивных хвостов от урановой руды.
Надо отметить, что расположение месторождений в гранитах и крайне сложные условия добычи делают Таджикистан неконкурентоспособным по отношению к Казахстану и Узбекистану. Но таджикские власти, тем не менее, надеются найти побольше месторождений и подтвердить запасы. Недавно была создана специализированная экспедиция по поиску радиоактивного сырья. Интерес к урану проявляют китайцы, россияне и французы.

Туркменистан

В настоящее время о запасах урана в Туркменистане достоверно не известно. Добычи урана не ведется.

Узбекистан

В Узбекистане подтвержденные запасы урана в 2009 году составляли:

Дешевле 80 долларов/кг – 86 200 тонн
Дешевле 130 долларов/кг – 114 600 тонн
Дешевле 260 долларов/кг – 144 600 тонн
Они распределены по 40 месторождениям с большими запасами урана, основу же узбекской урановой базы составляют 20 месторождений, находящихся в пустыне Кызылкумы. Добычу урана ведут 4 комбината: «Учкудук» в Северном горнорудном районе с месторождениями «Учкудук» и «Кендекъюб» ресурсами в 51 000 тонн; «Зарафшан» с Сагрельским месторождением в 38 000 тонн; «Зафарабад» в Центральном горнорудном районе с месторождениями: Северный и Южный Букинай, Бешкак, Лювлюкан, Тохумбет в 52 000 тонн; «Нурабад» в Южном горнорудном районе с месторождениями Самирсай, Кетменчи, Шарк, Улус с запасами в 13 000 тонн. Есть около 10 перспективных урановых площадей. Добыча переходит на метод подземного выщелачивания, что снижает затраты. Максимальная добыча в советский период была около 3800 тонн в год, а сейчас она снизилась до 2500 тонн в год.

Переработка производится на Новойском горно-металлургическом комбинате. Поставки закиси урана идут на мировой рынок – в основном их покупает американские фирмы. Более высоких технологий у Узбекистана нет. Надо кстати отметить, что НГМК также выпускает золото, что делает его одним из самых главных стратегических предприятий Узбекистана.

Ключевой проблемой Узбекистана является невозможность пока нарастить добычу (ее вполне можно увеличить до 5000 тонн в год) и получить технологии для более высокого передела урановой продукции.

Казахстан

В Казахстане подтвержденные запасы урана в 2009 году составляли:

Дешевле 40 долларов/кг – 44 400 тонн
Дешевле 80 долларов/кг – 475 500 тонн
Дешевле 130 долларов/кг – 651 800 тонн
Дешевле 260 долларов/кг – 832 000 тонн
Урановые месторождения в Казахстане сосредоточены в 6 ураноносных провинциях. Известные урановые месторождения в Казахстане делятся на две группы: эндогенные месторождения в домезозойских образованиях (включающие Североказахстанскую и Балхашскую ураноносные провинции) и экзогенные месторождения в мезозойско-кайнозойских остаточных образованиях (включающие Чу-Сарысуйскую, Сырдарьинскую, Илийскую и Каспийскую ураноносные провинции).Надо отметить, что многие месторождения находятся в песчаниках и добыча в них идет с помощью подземного выщелачивания, делая казахстанский уран одним из самых дешевых в мире.

Максимальная добыча в Казахстане будет примерно после 2017 года и составит 27 130 тонн. Однако эта цифра может быть больше за счет ввода новых месторождений. Доля НАК «Казатомпром» в добыче может достигать 12 854 тонн. После Казахстана наибольшую долю будет иметь Россия (особенно когда полностью выкупит полностью акции Uranium One Inc и если учесть, что «Карабалтинским комбинатом» владеет российская «Ренова») – 7203 тонн. Затем будет идти Канада – 2400 тонн, Япония – 2250 тонн, Франция- 2040 тонн, Китай – 333 тонны.

В Казахстане также 2 мощные предприятия перерабатывающих уран – Степногорский горно-химический комбинат и Ульбинский металлургический завод. Последний, помимо топливных таблеток, вскоре начнет также производить топливные сборки совместно с французской «АРЕВА» и будет перерабатывать оружейный уран в топливо совместно с канадской «Cameco».

Из-за радиофобии населения, которая затрагивает даже государственный аппарат, перспективы строительства АЭС крайне туманны, хотя имеется подготовленная площадка и обученный персонал, работавший ранее на БН-350.

Надо отметить, что в Казахстане бурно начинает развивать отрасль по добыче редкоземельных элементов – запущен уже один завод совместно с японцами и готовится аналогичный проект с немецкими фирмами.

Выводы

Подводя итоги можно сказать, что в регионе с атомной отраслью сложилась следующая ситуация:

Наиболее развитая атомная отрасль в Казахстане – практически, она во многом превзошла советский уровень – особенно по добыче урана. Широкое вхождение в атомную отрасль страны иностранных компаний и грамотный менеджмент позволило вырваться в мировые лидеры и даже в некоторой степени получить новые технологии.
Атомная отрасль Узбекистана находится в стагнации – хотя освоена технология подземного выщелачивания, но добыча урана падает, и разведки новых месторождений нет. Иностранные инвесторы в страну не допускаются. В целом, Узбекистан – это страна с нереализованным потенциалом в атомной отрасли.
В Таджикистане и Кыргызстане атомная отрасль практически за исключением перерабатывающих предприятий практически умерла. Несмотря на радужные прогнозы шансов, что снова начнется массированная добыча урана, ждать не приходится. Максимально на что они могут рассчитывать – на переработку казахстанского сырья, в случае, если казахстанские предприятия не будут справляться.

Геополитическое значение и прогнозы

В ближайшем будущем Казахстан и Узбекистан будут сохранять свои позиции на рынке урана. Их суммарная доля в мировой добыче не будет опускаться ниже 35-40%, что говорит о том, что их влияние на рынок будет очень сильным. При желании, они смогут нарастить добычу до 45-50% рынка. Ближайшим их соперником может стать только Монголия.

Их ресурсы будут весьма востребованы, так как добыча является дешевой и освоение месторождений может быть произведено в короткие сроки (3-5 лет в Казахстане). Поэтому страны с дефицитом топлива для своих АЭС (Россия, Китай, Япония, Франция) будут заинтересованы в доступе к ним, что повлияет на отношения Казахстана и Узбекистана с этими странами.

Основным вопросом развития урановой отрасли региона будет вопрос допуска Узбекистаном иностранных компаний к добыче урана и вопрос развития производства топливных таблеток и топливных сборок в Казахстане (какая доля добываемого урана будет перерабатываться там)
http://ostkraft.ru/ru/articles/250

СМИ: В Египте обнаружены большие запасы урана

21 января
Управление ядерных материалов Египта сообщило об обнаружении пяти крупных месторождений урана.

Мохсен Али Мухамедин, глава управления , сообщил что уран обнаружен в районе Абу Зенима на Синае, Абу Рашид на Красном море, Сила в Верхнем Египте и в районе Гтар в 70 км от Хургада.

В Абу Рашид также обнаружены «14 других редких и дорогих элементов, включая церий, тербий и неодим, которые могут быть использованы в авиационной промышленности, электронике и производстве медицинской техники».

Мухамедин заявил, что поскольку Египет не располагает необходимыми технологиями добычи и переработки, на добычу урана будет объявлен международный тендер.
http://www.mignews.com/news/economics/world/190113_200612_16685.html

Egypt announces uranium discoveries
The Nuclear Materials Authority announced the discovery of huge amounts of uranium ore. Mohsen Ali Mohamadeen, head of the Nuclear Materials Authority, says the uranium was discovered in high concentrations in five main areas, included Abu Zenima in Sinai, Abu Rashid on the Red Sea, Sila in Upper Egypt, and the Gtar area, which is located 70 kilometers away from Hurghada. «Because uranium is considered an important strategic raw material, the plan is to use it mainly as fuel for energy production,» Mohamadeen explains. (Egypt Independent Jan. 18, 2013)

Egypt runs pilot scale plant for uranium extraction from phosphoric acid
Egypt’s assured phosphate reserves of 700 million t contain 40,000 t of uranium at average concentrations of 60 ppm. A pilot scale plant for the extraction of uranium from phosphoric acid obtained from the Abu Zaabal Fertilizer And Chemical Co. is being operated by the Nuclear Materials Authority.
Source: Extraction of Uranium from Egyptian Phoshates Pilot Scale, by Mohamadin Mohsen, Egypt, IAEA Technical Meeting on «Uranium Exploration and Mining Methods», 17 — 21 November 2008, Amman, Jordan
http://www.wise-uranium.org/upafr.html#EG

Egypt-uranium mining
posted: 9/1/2011

— — — — — —

Новость, прошедшая в СМИ не так, чтобы сенсация, но видимо, в эпоху дешевого урана они были не интересны.

Месторождения, наверное, что-то типа сланцевых нефти и и газа, но в урановом варианте

— — — — — —
Урановый цикл записей crustgroup

А теперь наш пилот… (PEAK5, NUC17)
Последняя урановая рубашка (NUC16)
Пик урана : не бойся, я с тобой (NUC15)
Игра Крови и Пыли (NUC14)
Ночь в тоскливом октябре (NUC13) (-)
Ключи к декабрю (NUC12)
Искусство Возможного и Неуловимый Джо (NUC11)
Ядерный гамбит (NUC10)
Двери лица его, пламенники пасти его (NUC9)
Канадские слоны, австралийская черепаха (NUC8)
Государь, рождённый, чтобы властвовать миром (NUC7)
Этот увязанный, увязанный, увязанный мир (USA12/CUB2/NUC6/RUS9) (-)
Тебе дадут знак (NUC5)
Ночь короче дня (NUC4)
Ярость (NUC3) (-)
Ядерная спичка (NUC2)
Шпайш машт флоу (NUC1)

Иордания лишила французскую компанию «Арева» лицензии на добычу урана на своей территории

ЛОНДОН, 23 октября. /БИЗНЕС-ТАСС/. Правительство Иордании отозвало у крупнейшей французской компании «Арева» /Areva/ лицензию на добычу урана на своей территории. Соответствующее сообщение распространено сегодня на мировых финансовых рынках.
«Выданная совместному предприятию Иордано-французской уранодобывающей компании /JFUM/ лицензия на добычу урана в центральных районах Иордании отозвана. Данное решение вступает в силу немедленно», — отмечается в специальном коммюнике, опубликованном сегодня иорданской Комиссией по атомной энергии.

Главным участником совместного предприятия JFUM является компания «Арева». Власти Иордании вменяют ей в вину «предоставление ложных данных о размерах и качестве месторождения урановой руды» на территории королевства.

В минувшем июне специалисты французской компании объявили об открытии в центральной части Иордании месторождения урана с запасами в 20 тыс тонн. Однако, как стало известно в европейских деловых кругах, проведенная недавно по заказу иорданского правительства альтернативная оценка месторождения показала, что оно содержит в два раза больше урановой руды, которая отличается более высоким качеством, чем было ранее объявлено.

Между тем, нынешний отзыв лицензии не повлиял на планы Иордании по строительству первого национального ядерного реактора, сообщают деловые источники. Среди участников международного конкурса на его создание — российская компания «Атомстройэкспорт».
http://www.biztass.ru/news/one/43784

Украинский «Энергоатом» и Westinghouse

Украинский «Энергоатом» потеряет $175 млн из-за повреждений топлива
http://www.ria.ru/atomtec_news/20120831/734292559.html
Главный ядерный инспектор Украины сомневается в топливе Westinghouse
http://ria.ru/atomtec_analytics/20120831/734289372.html

Мировая добыча урана в 2011 году — данные WNA

AtomInfo.Ru, ОПУБЛИКОВАНО 22.05.2012
Всемирная ядерная ассоциация обновила в мае суммарные данные по добыче урана в мире в 2011 году.

Объёмы добычи в 2011 году практически не изменились по сравнению с 2010 годом — 53494 тонны урана против 53663 тонн.

Горняки в 2011 году обеспечили мировые потребности в уране на 85%. Недостающий уран берётся из других источников, таких как складские запасы, дообогащение хвостов и так далее.

Раскладка по странам
На первом месте среди стран третий год подряд остаётся Казахстан — 19451 тонна. Для сравнения, в 2004 году на казахстанских рудниках добыли всего лишь 3719 тонн. Не случайно в советские времена эту республику справедливо называли урановой кладовой Союза.

Бывшие лидеры Канада и Австралия удержались на втором и третьем местах, но объёмы добычи у них неуклонно снижаются. Канада добыла 9145 тонн урана, а Австралия — 5983 тонны. Для зелёного континента это наихудший показатель за последние восемь лет.

Зато неуклонно наращивает объёмы Нигер, несмотря на все политические пертурбации в регионе, где поднимает голову «Аль-Каеда» и хозяйничают повстанцы-туареги. В 2011 году на нигерских рудниках добыли 4351 тонну урана (в 2010 году — 4198 тонн).

Пятое место в списке занимает Намибия (3258 тонны), шестое — Россия (2993 тонны). Россияне сократили объёмы после трёх лет с примерно одинаковой добычей (3500-3550 тонн).

Ассоциация выделяет ещё несколько государств со значимыми объёмами добычи урана:
— 7 место, Узбекистан — 2500 тонн;
— 8 место, США — 1537 тонн;
— 9 место, Украина — 890 тонн;
— 10 место, Китай — 885 тонн;
— 11 место, Малави — 846 тонн;
— 12 место, ЮАР — 582 тонн;
— 13 место, Индия — 400 тонн;
— 14 место, Бразилия — 265 тонн;
— 15 место, Чешская Республика — 229 тонн;
— 16 место, Румыния — 77 тонн;
— 17 место, Германия — 52 тонны;
— 18 место, Пакистан — 45 тонн;
— 19 место, Франция — 6 тонн.

Присутствие Германии в списке мировых производителей урана обеспечивается, как ни странно, работами по выводу из эксплуатации урановых шахт на территории бывшей ГДР. Уран там извлекается при очистке шахтных вод.

Оценка мировых запасов
Для сравнения, ассоциация приводит данные по известным мировым извлекаемым запасам урана по состоянию на 2009 год.

Общие запасы такого урана оцениваются как 5 404 000 тонн. При сохранении нынешнего уровня парка атомных энергоблоков их хватило бы почти на 100 лет. Здесь не учитываются различные возможности повторного использования ядерного топлива (MOX, регенерат, замыкание цикла на быстрых реакторах и так далее).

Лидером по урановым запасам является Австралия — 1 673 000 тонн. На втором месте Казахстан — 651 000 тонн. На третьем месте Канада — 485 000 тонн.

Россия в этом списке занимает четвёртое место — 480 000 тонн, или 9% от общемировых запасов. Естественно, здесь не учитываются зарубежные месторождения, полностью или частично принадлежащие АРМЗ, то есть, ГК «Росатом».
http://atominfo.ru/newsa/j0956.htm

eia.gov: US Uranium Production Report 2011

http://www.eia.gov/uranium/production/annual/

eia.gov: US Uranium Marketing Annual Report


http://www.eia.gov/uranium/marketing/

Новости о золотодобывающих компаниях

Канадская Barrick Gold, крупнейший в мире производитель золота, продала 20-процентную долю в Highland Gold, тем самым свернув свой бизнес на территории России. Barrick смогла выручить за свой пакет всего 128 млн долл., согласившись продать акции ниже текущей рыночной цены

Как вчера сообщили в Highland Gold, Barrick Gold продала 20,4% акций компании институциональным инвесторам, тем самым полностью выйдя из капитала Highland. Сумма сделки составила 79,5 млн фунтов стерлингов (128 млн долл.), или 120 пенсов за акцию. «Highland Gold ожидает увеличения доли акций в свободном обращении (free-float) и надеется на плодотворное сотрудничество с новыми акционерами», — отмечается в сообщении.

Учитывая, что в среду торги бумагами Highland Gold на Лондонской фондовой бирже закрылись на отметке в 131 пенс за штуку, то есть Barrick продала акции с дисконтом 8% к рыночным котировкам. «Эта сделка не совсем стандартная. Когда компания, не владеющая ни контрольным, ни блокирующим пакетом, пытается выйти из капитала другой компании, она получит скорее дисконт, чем премию. Barrick Gold скорее всего не смогла найти стратегического инвестора и продала акции институциональным инвесторам. Цена сделки невысока, но это было ожидаемо», — рассуждает аналитик UBS Анастасия Грачева. При этом еще в сентябре 2011 года цена бумаг Highland Gold превышала 200 пенсов за штуку, а доля Barrick Gold на конец третьего квартала оценивалась в 113 млн фунтов стерлингов. Однако коррекция на рынке золота, а также объявление канадской компании о намерении выйти из капитала Highland обрушили котировки этой компании.

Напомним, о своем желании выйти из капитала Highland Gold в Barrick заявили в феврале текущего года. Тогда сообщалось, что долю Barrick Gold может выкупить крупнейший акционер Highland Gold — Millhouse Романа Абрамовича (владеет 32% акций). Однако, как пояснил РБК daily представитель Millhouse Джон Манн, компанию устраивает их доля в Highland Gold и они пока не собираются ее менять.
http://www.rbcdaily.ru/2012/04/27/industry/562949983684491

Канадская корпорация First Uranium договорилась о продаже своего золотоуранового рудника Ezulwini австралийской Gold One International за 70 млн долл. Но «Ренова» Виктора Вексельберга совместно с южноафриканской Waterpan Mining Corporation (WMC) перебили цену австралийцев, предложив за актив на 10 млн больше. Правда, борьба за рудник еще не окончена — пока новоявленные партнеры собираются проводить due diligence Ezulwini, у конкурентов есть возможность сделать First Uranium еще более заманчивое предложение.
Читать далее

Активы Франции в Казахстане

оварооборот с Францией составляет:
— в 2008 году — казахстанский экспорт составил 5,389 миллиарда долларов (7,6 процента от общего), импорт составил 0,813 миллиарда долларов (2,1процента от общего);
— в 2009 году — казахстанский экспорт составил 3,381 миллиарда долларов (7,8 процента от общего), импорт составил 0,46 миллиарда долларов (1,6 процента от общего);
— в 2010 году — казахстанский экспорт составил 4,433 миллиарда долларов (7,4 процента от общего), импорт составил 0,501 миллиарда долларов (1,6 процента от общего).

Основными статьями казахстанского экспорта являются нефть, металлы и металлопродукция, химическая продукция, сельскохозяйственные продукты. Казахстан импортирует электрическое, электронное и механическое оборудование, медикаменты и косметику, автомобили, продукты питания, строительные материалы.

Что касается прямых французских инвестиций в нашу экономику, то они составляют на конец третьего квартала 2011 года 13,009 миллиарда долларов, что составляет 5,9 процента от общих инвестиций. Обратный поток инвестиций крайне мал и составляет не более 20 миллионов долларов.

Долг Казахстана Франции на 30 сентября 2011 года составлял 7,015 миллиарда долларов, из которых 14,3 миллиона долларов должны казахстанские банки, 6573,7 миллиона долларов составляет межфирменная задолженность (казахстанские филиалы французских фирм должны своим материнским компания) и 427 миллионов долларов должны остальные учреждения. Гарантированного правительством Казахстан долга перед Францией нет.

Куда же идут французские инвестиции и где французские компании покупают активы? Ведущими отраслями являются недропользование (нефть и уран), цветная металлургия, атомная отрасль, производство строительных материалов, машиностроение, пищевая промышленность, фармацевтика, реклама. Остановимся на данных активах подробнее:

1. Нефть. Французская нефтяная компания Total в настоящий момент владеет 16,81 процента в North Caspian Operating Company, компании-разработчике шельфового месторождения Кашаган, и активно участвует в работе над новым транспортным маршрутом — проект Казахстанской Каспийской системы транспортировки (ККСТ). Кроме того, Total владеет 50 процентами нефтегазовой концессии компании Oil Techno Group, контролируемой польской Petrolinvest и 17 процентами месторождения Хвалынское. Другая французская нефтяная компания GDF Suez владеет восемью процентами месторождения Хвалынское с суммарными геологическими запасами природного газа — 322 миллиардами кубометров, конденсата — 18,4 миллиона тонн и нефти — 242 миллионами тонн.

2. Уран. Компания Areva владеет 51 процентом в СП «КАТКО», разрабатывающем месторождения Торткудук и Мойынкум в Южно-Казахстанской области. На конец 2010 года добыча урана составила 3328 тонн, что составляет около 19 процентов от всей добычи урана в республике. В конце 2011 года акционеры СП озвучили планы по наращиванию объемов добычи на 21процент до 4000 тонн в год, начиная с 2012 года.

3. Атомная отрасль. Компания Areva вместе с НАК «Казатомпром» планирует создать на Ульбинском металлургическом заводе производство топливных сборок для ядерных реакторов мощностью 400 тонн в год. В обмен на создание данного производства и было получено разрешение повысить добычу СП «КАТКО» до 4000 тонн.

4. Цветная металлургия. В 2008 году французский производитель сложной металлургической продукции для аэрокосмической индустрии Aubert & Duval, Усть-Каменогорский титаномагниевый комбинат (УКТМК) и Airbus заключили соглашение об организации на мощностях УКТМК полуфабрикаты для аэробусов. Помимо партнерства в Восточном Казахстане Aubert & Duval и УКТМК в сентябре 2011 года запустили совместное предприятие UKAD на паритетных началах в провинции Овернь, центральная Франция, по обработке титановых слитков. Суммарный объем инвестиций партнеров составил 47 миллионов евро. Готовая продукция в форме титановых листов, проволоки и других полуфабрикатов будет направляться аэрокосмическим компаниям EADS и Airbus, контракт с которыми был подписан на срок до 2022 года на общую сумму в 1,2 миллиарда долларов США.

5. Производство строительных материалов. В конце 2007 года французский производитель цемента, группа Vicat выкупила 60 процентов в проекте строительства завода «Жамбыл Цемент» у аффилированной с «Казкоммерцбанком» инвестиционной компании «Казкоммерц Инвест». Завод с ежегодной мощностью в 1,1 миллиона тонн цемента был запущен в 2010 году.

6. Машиностроение. В 2010 году Alstom, российский «Трансмашхолдинг» и «Казахстан Темир Жолы» подписали договор о создании в Казахстане совместного предприятия по выпуску электровозов. Также в 2011 году, Alstom и «Камкор», дочерняя компания «Казахстан Темир Жолы», подписали соглашение на паритетных началах о создании совместного предприятия по производству стрелочных электроприводов и сигнального оборудования. А в июле 2011 компанией Alstom и руководством Астаны был дан старт строительству легкорельсового трамвая в столице общей протяженностью 68 километров. Первая очередь новой транспортной системы будет завершена в декабре 2013 года, вторая — в 2014. Другими проектами являются: создание сборочно-испытательного комплекса космических аппаратов между EADS Astrium и «Казахстан Гарыш Сапары» (100 миллионов евро) и СП по сборке, производству и коммерциализации беспилотных летательных аппаратов компаний Sagem Defense Securite и «Казахстан Инжиниринг», сборка вертолетов СП Eurocopter (входит в группу EADS) и «Казахстан Инжиниринг».

7. Пищевая промышленность. В 2004 году французский молочный гигант Lactalis купил компанию «Фудмастер» у американских и казахстанских инвесторов. Согласно официальному сайту, в настоящее время «Фудмастер» владеет в Казахстане четырьмя фабриками, двумя молочными фермами и шестнадцатью торговыми филиалами. Также на этот рынок пришел Danone — в 2010 году компания «Danone-Юнимилк» объявила о том, что инвестировала 21 милион евро в строительство своего первого завода в Казахстане в Алматинской области мощностью 24 000 тонн молочной продукции в год.

8. Фармацевтика. В 2010 году французская фармацевтическая компания Sanofi-Aventis заключила договор с «Химфарм» о контрактном производстве одного из своих препаратов на мощностях казахстанского производителя лекарственных средств. Объем инвестиций составит 6,5 миллиона тенге.

9. Реклама. В 2007 году компания JCDecaux, второй в мире игрок на рынке наружной рекламы, вышел на рынок Казахстана, купив 50-процентную долю в «РТС Перекресток» у одной из дочек «Ланкастер Груп».

Отдельной строкой хотелось бы отметить присутствие французских франшиз в сфере розничной торговли предметами роскоши, к ним можно отнести Hediard (бакалея), L’Occitane (косметика), Hermes (аксессуары и изделия из кожи), Yves Delorme (постельное белье и изделия изо льна), Roche Bobois (мебель и предметы интерьера). Местными партнерами данных люксовых брендов являются частные казахстанские инвесторы, и объемы инвестиций по ним публично не раскрываются.

http://tengrinews.kz/opinion/253/

Активы Китая в Казахстане

Товарооборот с Китаем составляет:
— в 2008 году — казахстанский экспорт составил 7,677 миллиарда долларов (10,8 процента от общего), импорт составил 4,565 миллиарда долларов (12 процентов от общего);
— в 2009 году — казахстанский экспорт составил 5,889 миллиарда долларов (13,6 процента от общего), импорт составил 3,569 миллиарда долларов (12,6 процента от общего);
— в 2010 году — казахстанский экспорт составил 10,122 миллиарда долларов (16,9 процента от общего), импорт составил 3,965 миллиарда долларов (12,9 процента от общего);

Основными статьями казахстанского экспорта являются нефть, металлы и металлопродукция, удобрения, сельскохозяйственные продукты (пшеница). Казахстан импортирует электрическое, электронное и механическое оборудование, трикотаж, косметику, товары народного потребления, продукты питания, строительные материалы, сельхозпродукцию.

Что касается прямых китайских инвестиций в нашу экономику, то они составляют на конец третьего квартала 2011 года 7,947 миллиарда долларов, что составляет 3,6 процента от общих инвестиций. Обратный поток инвестиций мал и составляет около 183 миллионов долларов.

Долг Казахстана Китаю на 30 сентября 2011 года составлял 13,247 миллиарда долларов, из которых 2,448 миллиарда долларов должны казахстанские банки, 1,259 миллиардов долларов составляет межфирменная задолженность (казахстанские филиалы китайских фирм должны своим материнским компаниям) и 9,541 миллиарда долларов должны остальные учреждения. Гарантированного правительством Казахстана долга перед Китаем в настоящее время нет.

Наиболее крупные китайские инвестиции в экономику Казахстана представлены в сфере добычи, переработки и транспортировки нефти и газа, а также добычи урана. Но в целом, это наиболее видная сторона продвижения китайских компаний, есть еще и вторая волна, состоящая из мелких и средних по размеру торговых и производственных компаний, которые группируются вокруг китайских банков.

Самой большой сферой китайских инвестиций стала нефтегазовая отрасль — почему это так, написано в моей статье «Четыре коридора и жемчужное ожерелье». Китай в основном скупает действующие компании, правда, с небольшими запасами по сравнению с месторождениями, осваиваемыми европейцами и американцами. В настоящее время китайские компании имеют доли в следующих компаниях:

1. АО «CNPC-Актобемунайгаз» — казахстанско-китайское совместное предприятие, разрабатывающее месторождения углеводородного сырья Актюбинской области на западе Казахстана (Жанажол, Кенкияк надсолевой и Кенкияк подсолевой, а также осуществляющее геологическую разведку на Центральном блоке Восточной части Прикаспийской впадины). Доля китайской China National Petroleum Corporation (CNPC) в общей собственности «CNPC-Актобемунайгаз» — 94,47 процента. Компания получила 6,2 миллиона тонн нефти и 3,4 миллиарда кубометров газа. Помимо сырой нефти продает нефтепродукты.

2. АО «Мангистаумунайгаз» — одно из крупнейших нефтегазодобывающих предприятий Казахстана, обеспечивает свыше 31 процента добычи в регионе и восемь процентов по республике. Разрабатывает 15 месторождений нефти и газа с общими начальными запасами 969 миллионов тонн (основными промышленными объектами разработки являются месторождения Каламкас и Жетыбай). Основной акционер АО «Мангистаумунайгаз» — компания Mangistau Investments B.V., которая является совместной компанией «КазМунайГаз» и компании CNPC — у каждой из сторон по 50 процентов акций. Компания в 2010 году добыла 5,475 миллиона тонн нефти, план на 2012 год 5,9 миллиона тонн.

3. Buzachi Operating Ltd. — нефтегазодобывающая компания, работающая на месторождении Северные Бузачи в Мангистауской области. Компания является совместным предприятием CNPC (50 процентов) и Caspian Investments Resources (50 процентов). Добыча нефти и газа в нефтяном эквиваленте около 1,88 миллиона тонн.
4. АО «ПетроКазахстан» — вертикально интегрированная энергетическая группа, в сферу деятельности которой входят: геологоразведка, разработка месторождений, добыча нефти и газа, а также приобретение, переработка и продажа нефти и нефтепродуктов. Акционеры — CNPC и НК КМГ. «ПетроКазахстан» также владеет 50-процентной долей в двух совместных предприятиях, осуществляющих деятельность в Южно-Тургайском нефтеносном бассейне. Партнер компании в ТОО «СП «Казгермунай» — АО «РД КазМунайГаз», а в АО «Тургай Петролеум» — «ЛУКойл Оверсиз Кумколь Б.В». Основу производственной структуры группы компаний «ПетроКазахстан» составляют два подразделения: занимающееся добычей нефти АО «ПетроКазахстан Кумколь Ресорсиз» (доля CNPC — 67 процентов) и занимающееся нефтепереработкой ТОО «ПетроКазахстан Ойл Продактс» (Шымкентский нефтеперерабатывающий завод; доля CNPC — 50 процентов). Общий объем добытой нефти в 2010 году по «ПетроКазахстан Инк.» (включая 50 процентов доли в СП «Казгермунай» и СП «Тургай Петролеум») составил 6,048 миллиона тонн нефти, а переработка нефти на ШНОС — 4,58 миллиона тонн. Имеет специализированные подразделения по продаже нефтепродуктов.

5. ОАО «Каражанбасмунай» — нефтегазодобывающая компания. Акционерами «Каражанбасмунай» являются китайская China International Trust and Investment Corporation (CITIC) и «Разведка Добыча «КазМунайГаз» — по 50 процентов. Объем добычи нефти приблизительно 1,8 — 1,9 миллиона тонн.

6. АО «CNPC-АйДанМунай» — нефтегазодобывающая компания, владеющая месторождением Арысское в Кызылординской области. 100 процентов акций компании принадлежит China National Oil and Gas Exploration and Development Corporation (CNODC). Также продает нефтепродукты. Объем добычи нефти около 400-450 тысяч тонн.

7. ТОО СП «Куат Амлон Мунай» — нефтегазодобывающая компания, обладающая правом недропользования на проведение разведки и добычи углеводородного сырья на месторождениях Коныс и Бектас в Кызылординской области. 100 процентов доли в компании принадлежит China Zhenhua Oil Co Ltd. Объем добычи нефти около 600 тысяч тонн.

8. ТОО «Эмир Ойл» — нефтегазодобывающая компания, обладающая правом недропользования на месторождениях группы Аксаз, Долинное и Емирблок, нефтегазовом месторождении Кариман, разведочных структурах Борлы и Ессен, разведочной территории Северо-Западного блока, расположенных на побережье Каспийского моря (Мангистауская область). 100 процентов доли в компании принадлежит китайской MEI Holdings Corporation. Объем добычи нефти около 150 тысяч тонн.

9. АО «КМК Мунай» — нефтегазодобывающая компания, обладающая правом на месторождения Кокжиде, Кумсай и Мортук в Актюбинской области. 86,79 процента акций компании принадлежат CNPC. Объем добычи нефти около 200-250 тысяч тонн.

10. ТОО «Сазанкурак» — нефтегазодобывающая компания, работающая на месторождении Сазанкурак в Атырауской области. 100 процентов доли в компании принадлежат First International Oil Company, которая, в свою очередь, принадлежит China Petroleum & Chemical Corporation (SINOPEC). Объем добычи нефти около 100-150 тысяч тонн.

11. ТОО «Прикаспиан Петролеум Компани» – нефтегазодобывающая компания, работающая на месторождениях Мынтеке Южный и Междуреченское в Атырауской области. 100 процентов доли в компании принадлежат First International Oil Company, которая, в свою очередь, принадлежит SINOPEC. Объем добычи около 50 тысяч тонн.

12. ТОО «Сагиз Петролеум Компани» — нефтегазодобывающая компания, работающая на месторождении Сагиз в Актюбинской области. 100 процентов доли в компании принадлежат First International Oil Company, которая, в свою очередь, принадлежит SINOPEC.

13. ТОО «Адай Петролеум Компани» — нефтегазодобывающая компания, работающая на месторождении Адайское в Атырауской области. 50 процентов доли в компании принадлежат First International Oil Company, которая, в свою очередь, принадлежит SINOPEC.

14. ТОО «Уралс Ойл и Газ» — нефтегазодобывающая компания, работающая на нефтегазовом блоке Федоровский в Западно-Казахстанской области. 22,5 процента доли в компании принадлежат First International Oil Company, которая, в свою очередь, принадлежит SINOPEC.

15. Caspian Investments Resources — инвестиционная компания, основные активы которой вложены в нефтегазовые проекты на территории Казахстана. В частности, компания владеет: 100 процентов -месторождение Каракудук; 50 процентов — месторождения Алибекмола, Кожасай, Северные Бузачи, Арман; 25 процентов — месторождения Жамбай Южный, Забурунье Южное. 50 процентов доли в компании принадлежит SINOPEC.

16. АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз» — дочерняя компания АО Национальная компания «КазМунайГаз». Основные виды деятельности: проведение геологоразведочных и изыскательских работ, разработка нефтяных, газовых и газоконденсатных месторождений; добыча и транспортировка нефти и природного газа. Основным акционером АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз» является АО «Национальная компания «КазМунайГаз» (57,9 процента). Следующий крупный акционер — China Investment Corporation (11 процентов). Остальные акций находятся у других физических и юридических лиц. Объем добычи собственно РД КМГ в 2011 году 7,9 миллиона тонн нефти.

17. ТОО «Азиатский Газопровод» — компания является собственником газопроводов «Казахстан — Китай» и «Бейнеу — Шымкент». Участниками ТОО являются казахстанское АО «КазТрансГаз» (50 процентов) и китайская Trans-Asia Gas Pipeline Company Ltd. (50 процентов). Единственным владельцем Trans-Asia Gas Pipeline является CNPC.

Вместе с китайскими нефтегазовыми компаниями на казахстанский рынок пришли китайские сервисные компании:
1. ТОО «Казахстанско-китайская буровая компания «Великая стена» — нефтесервисная компания (буровые услуги). Компания лишь формально является совместной, поскольку с казахстанской стороны совладельцем выступает АО «CNPC-Актобемунайгаз», которое практически полностью принадлежит CNPC. Партнер с китайской стороны — «Буровая компания «Великая стена».

2. ТОО «Международная Нефтяная Сервисная компания SINOPEC Казахстан» — нефтесервисная компания, обеспечивающая заказчикам разведочное бурение, прокладку инженерных сетей, монтажные работы и т.п. Является дочерним предприятием SINOPEC.

Необходимо отметить, что на рынке нефтепродуктов компании с китайским участием АО «Петро Казахстан Кумколь Ресорсиз», ТОО «Торговый Дом «Петро Казахстан», ТОО «Петрочайна Интернешнл Казахстан», АО «СНПС-АЙ ДАН МУНАЙ», АО «СНПС-Актобемунайгаз», ТОО «Sinooil» все вместе составляют достаточно большую часть и вполне могут составить конкуренцию как компаниям «Гелиос», так и «КазМунайГаз». Специализированной фирмой, которая занимается только хранением и продажей нефтепродуктов является:
— ТОО «Sinooil» — одна из ведущих компаний в области поставок и реализации ГСМ по Казахстану, имеющая филиалы, АЗС (около 80-85 штук) и дочерние компании во многих регионах Республики Казахстан и партнеров за ее пределами. В настоящее время компания Sinooil имеет филиалы в городах: Алматы, Астана, Шымкент, Актобе, Усть-Каменогорск, Кызылорда, Тараз, Актау, Атырау.

Отдельно надо отметить вложения Китая в добычу урана:
— ТОО «Семизбай-U» — компания занимается разработкой урановых месторождений «Семизбай» и «Ирколь». Участниками ТОО «Семизбай-U» являются: с казахстанской стороны — АО «НАК «Казатомпром» и его дочернее предприятие ТОО «Горнорудная компания» (11 и 40 процентов, соответственно), а также китайская компания Beijing Sino-Kaz Uranium Resources Investment Company Ltd. (49 процентов). К 2018 году планируется увеличить добычу до 680 тонн урана в год.

Инвестиции в финансовый сектор представлены двумя банками:
1. АО «Торгово-промышленный Банк Китая в Алматы». На 1 марта 2012 года активы составили 55,8 миллиарда тенге, ссудный портфель 3,3 миллиарда тенге, собственный капитал 11 миллиардов тенге, кредитов с просрочкой платежей нет.

2. АО ДБ «Банк Китая в Казахстане». На 1 марта 2012 года активы составили 28,7 миллиарда тенге, ссудный портфель 4 миллиарда тенге, собственный капитал 13,3 миллиардов тенге, кредитов с просрочкой платежей нет.

Видно, что оба этих банка в основном специализируются на обслуживании именно китайских клиентов и не стремятся выходить на собственно казахстанский банковский рынок.

Я перечислил только основные активы Китая в Казахстане — разумеется, на деле их больше и их количество ежегодно будет меняться, при этом непонятно, в какую сторону.

На мой взгляд, больше уже нефтегазовых активов Китаю не продадут — достигнута уже критическая доля собственности, а остальные активы, как видно, китайские компании сильно не интересуют.
http://tengrinews.kz/opinion/258/

«Атомная энергетика в Казахстане: за и против»

Из стенограмм казахстанского Клуба Института политических решений
26.04.2011 г.
http://www.ipr.kz/images/kipr/2011kipr.zip
стр. 8-10

Серикжан МАМБЕТАЛИН, партия зеленых «Руханият», спикер:
За последний год в Казахстане появилось три проблемы:
1. Строительство атомной электростанции;
2. Размещение банка ядерного топлива в Казахстане;
3. Призывы некоторых ученых к необдуманному и необоснованному возврату земель Семипалатинского ядерного полигона в сельскохозяйственное пользование.

Зеленые выступают против этих трех инициатив.
Сегодня обсуждается вопрос строительства АЭС в Актау, поэтому я хотел бы немного рассказать о нашем видении этого строительства. Мангистау в свое время был полуостровом, на который в конце 70-х годов пришло Министерство среднего машиностроения Советского Союза и построило там энергокомбинат, который многие ошибочно называют атомной электростанцией. На самом деле это Мангистауский энергокомбинат, который ничего общего с АЭС не имеет, это завод по производству оружейного плутония, который снабжал всю советскую армию. Там никогда не было АЭС. Но там есть залежи урановой руды, которая добывалась в советское время. С распадом Советского Союза вся утилизация урана происходит не самым луч-шим образом. Через много лет после того, как построили МАЭК, Мангистау стал центром нефтегазовой отрасли Казахстана. Это географический тупик и если поставить туда атомную электростанцию, оттуда нельзя будет подать электроэнергию для остальных потребителей в Казахстане и про-дать ее на экспорт. С экономической точки зрения это совершенно неоправданно.

Очень мало информации о планируемом строительстве АЭС. Нам известно лишь, что эту станцию лоббируют Школьник (Казатомпром), Живов (АРМЗ) и Кириенко (Росатом). При всем этом министерство экологии Казахстана открыто поддержало строительство АЭС, не знаю, чем это мотиви-рует министр экологии, но я думаю, что после этого он не может называться министром экологии. Есть версия, что есть достаточно специалистов-ядерщиков, научная база, но на самом деле МАЭК – это предприятие, существовавшее в Советском Союзе, которого уже нет. Казахстан не имеет никакого отношения к МАЭКу, поэтому надо забыть эту причину, как одну из причин строительства АЭС. Что касается самого реактора, то предлага-ется такой реактор, который до сих пор еще нигде в мире не был испробован на гражданских атомных станциях. Реактор называется ВБЭР-300, он применяется на атомных подводных лодках. При нынешнем уровне коррупции чиновников, мы не можем говорить ни о какой безопасности при строительстве АЭС.

Позиция зеленых – развивать альтернативные источники энергии. Атомные электростанции, технологии – прошлый век. Мир уже давно ушел от атомной технологии. У нас есть все возможности развивать ветровые, солнечные, малые ГЭС, начать с того, чтобы принять государственную про-грамму энергосбережения, прекратить варварскую добычу урана, внедрить механизмы Киотского протокола, создать агентство по развитию альтерна-тивных источников. Почему у нас агентство по атомной энергетике есть, а по развитию альтернативной энергии нет? Это может быть отдельный комитет или структура при больших нефтяных компаниях, которыми может заниматься «КазМунайГаз», но только не «Казатомпром», у которого совсем другие интересы. Поэтому, когда говорят, что «Казатомпром» занимается развитием альтернативных источников энергии, это просто неправ-да. Зеленые будут настаивать на проведении общенационального, общереспубликанского референдума, к организации которого, я думаю, присоеди-нятся и другие партии.

Марат ШИБУТОВ, Ассоциация приграничного сотрудничества, спикер:
Большинство областей Казахстана являются энергодефицитными (Рис. 1).

Часть областей имеет более или менее сбалансированную структуру энергобаланса, и единственная область, которая имеет профи-цит, – это Павлодарская область, Экибастуз. Мангистауская область полностью на своих собственных ресурсах, но следует отме-тить, что с 2003 по 2009 год энергопотребление здесь возросло в 1,5 раза.

В 2014-2015 годах у ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2 МАЭКа, построенных еще в 60-х годах, начнет падать технологический ресурс, соответствен-но и мощность (Рис. 2).

Примерно к 2018-2020 годам производство снизится до 600 мегаватт, что, в принципе, вызовет для Актау энергетическую катастрофу, учитывая то, что на электроэнергию посажена питьевая вода, отопление и т.д.

Сейчас в Мангистауской области газа нет. Падение добычи газа достаточно большое, в настоящее время МАЭК работает на тенгизском газе по специальному соглашению. Большинство недро-пользователей уже закончило программу утилизации газа, то есть газ у них идет либо на газотурбинные станции для внутреннего электроснабжения, либо закачиваются в пласт.

В мире с 50-х годов 20-го века работают 442 реактора. На апрель 2011 года только две аварии оценены по максимальному, 7-му уровню (Чернобыль и Фукусима-1), и одна по 6-му (авария на ПО «Маяк»). За всю историю атомной энергетики в авариях на АЭС погибло где-то 475 человек. На уголь-ных станциях – на порядок больше.

Реактор ВБЭР-300 является совместным, казахстанско-российским. Его сегодня ис-пользуют уже на ледоколах и на судовых реакторах. Уровень безопасности реактора, который стоит на движущемся объекте или на ледоколе, на порядок выше, чем у стоя-щего на стационарном, недвижущемся зда-нии. Это реактор, рядом с которым люди работают. Атомная подводная лодка «Курск» взорвалась из-за взрыва торпеды, а реактор, согласно норвежским сведениям, был безопасен.

АЭС стоит около 2 млрд. долларов, топливная составляющая – 20-30 млн. долларов ежегодно, стоимость вывода из эксплуатации – около 300-500 млн. долларов. ГТС стоит около 700 млн. долларов, топливная составляющая – 150 млн. долларов (при стоимости газа 150$).

Топливная составляющая за 60 лет: АЭС – 1,5 млрд. долларов, ГТС – 9 млрд. долларов.
Человек, который летает на самолетах, ходит в больницу, делает рентген зубов, костей, получает гораздо боль-ше излучения, чем тот, который проживает в районе АЭС.
Отработанное ядерное топливо сначала хранится на АЭС, затем оно продается в страну, владеющую технологиями переработки, так как мы не имеем таковой. Это стоит очень дорого, топливо будет продаваться во Францию, Россию, Великобританию или США.

На большей территории Казахстана скорость ветра не является достаточно большой, чтобы можно было эксплуатировать промышленную ВЭС. Основная проблема использования ВЭС – это асинхронность. ВЭС хороши для отдельно изолированных объектов, для месторождений, маленьких поселков и т.д.
Ночью солнца нет, поэтому необходима дублирующая система. Также может быть зависимость от освещения и песчаных бурь. Сейчас стоимость солнечной электро-энергии составляет от $0,15 до $0,50 за кВт*ч (в среднем ─ $0,25 за кВт*ч). По мнению Европейской Ассоциации Фотовольтаики (EPIA), к 2020 году стоимость электроэнергии, вырабатываемой солнечными система-ми, снизится до уровня менее 0,10 €/ за кВт*ч для про-мышленных установок и менее 0,15 €/ за кВт*ч для установок в жилых зданиях. Максимум к 2020 году стоимость электроэнергии снизится до 20 тенге.

Казахстанцы работают на БН-350, который гораздо опаснее. Реактор ВВР-К исследовательский в Алматы работает с 1967 года, ИВГ.1М – с 1971г. На всех этих реакторах работают люди. Если кто-то говорит, что казахстанцы необучаемые, то это, в принципе, уже звучит как оскорбление.
Теперь о банке ядерного топлива (БЯТ). Это в первую очередь – инструмент политического и экономического влияния. Наличие БЯТ обеспечит воен-ную безопасность РК и вмешательство международных сил в разных случаях.

Был такой тезис, что БЯТ только для РК. На самом деле проект БЯТ находится под большим вопросом и, возможно, его заберет Великобритания или Россия.

Руслан ДЖУСАНГАЛИЕВ, Республиканский центр кризисной экономики:
Без атомной электроэнергии Казахстан в ближайшие семь лет энергетически не выживет. Сегодня энергетика технологически шагнула достаточно далеко, единственное, в чем я поддерживаю партию зеленых «Руханият», – это то, что необходимо проведе-ние публичных, но научное обоснованных слушаний.
Вопрос атомной энергии – исключительно вопрос тарифа. На сегодняшний момент, если мы будем топить только газом, тариф для населения будет неподъемным. Если мы сейчас с вами закроем весь уголь, атом, выполним все экологические нормы, которые требуют от нас партия зеленых, то населению Казахстана нечем будет питаться, потому что все заработанное придется отдать за энергетический тариф.
В силу того, что энергопотребление на территории Казахстана неравномерно, необходимо строительство нескольких малых станции, а не одной крупной.

Антон БАЧУРИН, КазНИИ энергетики имени академика Ш.Чокина:
Атомная электростанция отличается от тепловой наличием реактора, вся схема практически та же самая. Энергетическая и тепло-вая схемы идентичны.

Возобновляемые источники энергии абсолютно нельзя расценивать как одну цель. При строительстве ВЭС возникает ряд про-блем: асинхронность, амплитуды ветра, переменный ветер, сейсмика и т.д. Решать эти проблемы очень дорого и себестоимость электроэнергии очень высокая. Я за развитие ВЭС, но ВЭС – это для покрытия пиковой нагрузки, а есть базовая нагрузка, это разные вещи. Для покрытия базовой, я считаю, другого источника, кроме атома, нет.

Серик КОЖАХМЕТОВ, Институт высоких технологий при НАК «Казатомпром»:
Атомная отрасль выполняет свою функцию в рамках всех энергетических отраслей Казахстана, то есть обеспечивает экологиче-скую, техническую компетентность в этой области. Игнорировать, что в мире генерируется более 15% объема общей энергии в этой сфере, нельзя и неразумно. Мы, стремясь на глобальный рынок, должны владеть этими компетенциями. Тем более предпо-сылки в виде огромного доступа к очень дешевому эффективному сырью есть.

Входя в глобальное общество, не можем отказать стране в научно-технологическом развитии. Нужно ужесточить требования безопасности и максимально вовлечь общество в то, чтобы все инциденты были действительно открыты, вся технологическая мощь мира могла как можно быстрее прийти в качестве конструктивной помощи там, где эти инциденты могут произойти.

Я позволю себе уточнить, что основная вредность идет от радона, которого гораздо больше в концентрациях, сопутствующих угольным и нефтегазо-вым месторождениям.

Александр ДАНИЛЕНКО, Инжиниринговая фирма «Oriental Co. Ltd»:
Прежде всего мы должны подумать о нашей стране. Если бы здесь не было природных ресурсов, мы не были бы интересны. Но у нас все 74 элемента таблицы Менделеева. Чтобы эти элементы работали на экономику Казахстана, нам нужна энергетика. Энерге-тика, прежде всего, может базироваться на двух энергоносителях – нефти и уране. В Казахстане практически самый большой за-пас урана. Наша страна вышла на производство химических концентратов природного урана, но он не работает на экономику Казахстана. Потому что мы не можем его использовать сейчас, отправляем его далеко за границу. Сырьевые ресурсы надо исполь-зовать рационально, на интересы страны и народа. Другой вопрос: «Как?». Это чисто инженерная работа. Что бы ни говорили о подводной лодке «Курск», нужно отметить, что она показала надежность своей энергетической установки. Касательно подземного выщелачивания урана, я считаю, что это наиболее эффективный способ. Для этого снизу и сверху ищется постилающий слой, чтобы создалась гидро-изоляция – добыча нашего урана идет на глубинах 600-700 метров.

Мейрамбек БАЙГЕЛЬДИ, Ассоциация предприятий индустрии и новых технологий РК:
То, что мы будем строить атомные электростанции, однозначно. В течение пяти лет – 125 заводов и фабрик на 49 миллиард долла-ров. Это уже согласовано с правительством, у нас есть инвестор на 300 млрд. долларов.
Почему мы выбрали атомные электростанции? Мы сравнили буквально все, что у нас есть в Казахстане и самое выгодное – это АЭС, она перспективная, безотходная и безвредная.

Ливийское «эхо» в Сахеле

21.02.2012
В Мали, богатом полезными ископаемыми государстве на западе Африки, разворачивается полномасштабная война, ставшая прямым следствием конфликта в Ливии. Сепаратистская группировка «Движение за освобождение Азавада» захватила пять городов на севере и в центре Мали. Правительственные войска бросили против мятежников бронетехнику и вертолеты, а счет погибших идет уже на сотни. Эксперты опасаются, что вслед за Мали может вспыхнуть весь регион, чем наверняка воспользуются «Аль-Каида в странах Магриба» и другие радикальные движения.

В октябре прошлого года «Ъ» предсказывал, что последствием ливийской революции может стать дестабилизация как минимум десяти государств региона (см. «Ъ» за 6 октября). Прогноз, похоже, начинает сбываться. Основу повстанческих отрядов в Мали составляют туареги, сражавшиеся на стороне Муамара Каддафи во время войны в Ливии. После поражения и гибели полковника они отступили в Сахару — хорошо вооруженные, закаленные в боях и готовые к новым войнам.

Туареги в чем-то напоминает курдов — этот народ также не имеет своего государства. Территория проживания туарегов (сами они называют ее Азавад) поделена между Мали, Нигером, Буркина-Фасо, Алжиром и Ливией. Туарегов насчитывается до 5,5 млн человек. Наиболее многочисленные и боеспособные сепаратистские отряды действуют в Мали и Нигере. Последнее восстание туарегов в Нигере длилось два года — с 2007-го по 2009-й — и получило название «урановая война». Боевые действия нанесли серьезный ущерб добыче урана, которую ведут французские и китайские компании.

Туареги, белые воинственные кочевники, живущие в Сахаре, разительно отличаются от остального населения Мали — оседлых чернокожих африканцев. Район обитания туарегов всегда считался зоной повышенного риска, но до последнего времени властям Мали удавалось держать ситуацию под контролем. Северные и центральные области страны даже были открыты для туристов — организованные группы из Франции, Италии, Германии приезжали посмотреть город Томбукту на берегу реки Нигер. Но с прошлого года туризм стал слишком опасным — несколько иностранцев были убиты, а еще несколько взяты в заложники. А теперь дошло и до настоящей войны — повстанцы осаждают лагерь правительственных войск в окрестностях города Тесалит, а власти направили против них вертолеты, которые пилотируют летчики из Восточной Европы и республик бывшего СССР.

Жестокие нравы ливийской войны перенесены и в Мали. Когда отряды сепаратистов захватили город Агельхок, они казнили несколько десятков попавших в плен солдат. После этого в столице Бамако прошли демонстрации, участники которых потребовали от президента Амаду Тумани Туре покарать убийц. По Бамако прокатилась волна погромов — толпы жгли дома и магазины, принадлежавшие выходцам с севера. Война поставила целые области страны на грань гуманитарной катастрофы. Десятки тысяч жителей городов прифронтовой полосы покинули свои дома.

Оснащенная устаревшей техникой армия Мали едва ли в состоянии быстро подавить мятеж. По оценке экспертов, отряды туарегов, прошедшие «ливийскую подготовку», вооружены гораздо лучше. Ведь они входили в состав элитных частей армии джамахирии — Панафриканский легион и бригаду Хамиса, которую возглавлял сын полковника Хамис Каддафи.

Конфликт в Мали уже затронул соседние страны — Мавританию, Нигер и Алжир, где тоже остро стоит проблема туарегов. В октябре прошлого года в интервью «Ъ» вице-президент Международной кризисной группы Ален Делетроз предупреждал: «Туареги не признают границ. Во многих странах у них и так конфликты с правительством. По нашим оценкам, угроза дестабилизации нависла сегодня над десятью государствами региона: помимо самой Ливии это Нигер, Мали, Чад, Буркина-Фасо, Алжир, Мавритания, Центрально-Африканская Республика, Демократическая Республика Конго и Судан».

Эксперты опасаются, что восстание малийских туарегов может перекинуться на Нигер и другие страны, вызвав серьезный региональный кризис. Дело в том, что после смерти Муамара Каддафи туареги стали практически неуправляемыми. Полковник, оказывавший кочевникам щедрую помощь, был для них непререкаемым авторитетом. В прошлом, столкнувшись с восстанием туарегов, власти африканских государств не раз привлекали вождя джамахирии в качестве посредника. Теперь эта схема работать не будет. И решать проблемы «государства Азавад» придется силой оружия. Тем более что вместо Каддафи у туарегов уже появились новые покровители и спонсоры, среди которых «Аль-Каида в странах Магриба».
http://www.kommersant.ru/doc/1877850

18.03.2012
http://www.iimes.ru/rus/stat/2012/18-03-12.htm

Россия: Основные результаты геологоразведочных работ на твердые полезные ископаемые в 2010 году

http://gold.1prime.ru/bulletin/analytics/show.asp?id=23403
http://gold.prime-tass.ru/documents/files/dgold_Некрасов_Докл%20_2011_.pdf

http://au-ru.livejournal.com/608193.html

Минерально-сырьевая база и производство урана в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке

Журнал «Минеральные ресурсы России», №1, 2008
http://www.vipstd.ru/gim/content/view/588/76/