Архив меток: термины и определения запасы

gornyak-d-b: НДПИ в системе недропользования

26 августа 2013 http://gornyak-d-b.livejournal.com/7041.html

https://ru.wikipedia.org/wiki/Налог_на_добычу_полезных_ископаемых_(Россия)

Реклама

zolotodb.ru: О проблеме методологии геологоразведочных работ в современной России

О проблеме методологии геологоразведочных работ в современной России, действующих нормативных документах и человеческой гордыне
Тимофеев П.Ф., геолог
Золотодобыча, №193, Декабрь, 2014
http://zolotodb.ru/news/11179

Ниже рассмотрены изменения, происходящие в горно-геологической отрасли России после 1992 года. Предположено, что одной из причин стагнации является использование устаревших нормативно-правовых актов (НПА), созданных в условиях плановой экономики; показана необходимость институциональных перемен для оздоровления отрасли.

Причина продолжительного застоя в геологоразведочном производстве в том, что в «золотой век» советской геологии, в 1970–80-х годах было найдено и разведано впрок слишком много месторождений, запасов которых хватило на 1990-е и нулевые годы, — что иногда ошибочно трактуется как «сырьевое проклятие».

Пока «проедали» сырьевое наследство, естественным путем ушло поколение, его создавшее; существенно деградировали (из-за ненадобности) производственная и научная сферы геологоразведки бывшего СССР; а государственные институты горно-геологической сферы после смены общественно-политической формации в 1991 году так и не смогли сформулировать свои новые задачи в изменившейся обстановке, найти адекватные методы их решения и инструменты управления процессом «недропользования». (Термин «недропользование» здесь и далее взят в кавычки потому, что до 1992 года он не употреблялся в современном значении.)

В итоге сегодня мы имеем разбалансированную минерально-сырьевую базу (МСБ), деградацию корпуса инженеров-геологов и отсутствие внятной стратегии выхода из этого кризисного положения. Последний вывод следует из того, что, невзирая на принятие программ развития отрасли [1], вся нормативная база «недропользования» осталась практически старая, времен СССР, и блокирует дальнейшее развитие.

В первую очередь, это относится к «Классификации запасов…» [2] и «Положению о проведении геологоразведочных работ по этапам и стадиям (твердые полезные ископаемые)» [3], созданных для работы в рамках государственного горно-геологического комплекса (ГГК) для решения задач «недропользования» именно в условиях плановой экономики и государственной собственности на средства производства, а при переходе к рынку они потеряли свое созидательное значение.

Далее рассмотрим по порядку.
Действующая «Классификация …», как и предыдущая (1997), представляют собой несущественную косметическую правку классификации советского периода развития и не способны решить свою основную задачу — привлечение финансовых средств в разведку и разработку месторождений. Советские «Классификации…» решали эту задачу только в условиях плановой экономики, а в рыночной под запасы, подсчитанные по нашей классификации, никто не даст ни гроша: в России на эти цели нет денег (нет закона), а за рубежом нашу классификацию не понимают и не принимают.

Попытку разработать механизм конвертации категорий запасов классификации ГКЗ в зарубежные аналоги нельзя признать удачной. По сути своей, конверсия — специальный технический словарь для одинакового понимания существа различных категорий запасов и ресурсов для обеспечения правильного перевода западного «Публичного отчета о ресурсах и запасах» в его российский аналог — «Протокол ГКЗ/ТКЗ вкупе с экспертными заключениями» и, наоборот, «Протокола ГКЗ…» — в «Публичный отчет…».

Предлагаемые схемы меппинга запасов и ресурсов классификаций ГКЗ ↔ КРИРСКО приведены на рисунке 4 Приложения А к «Руководству по гармонизации…» [4] и на рисунке 2 к п.10 Кодекса НАЭН [5].
Но если попробовать использовать предлагаемую схему, то получится очень несуразный документ, что можно продемонстрировать на следующем примере [6].
«SRK Consulting (Russia) Ltd.» представлен отчет по кодексу JORC о минеральных ресурсах Удоканского месторождения2 по состоянию на 05 февраля 2014 г.:
— измеренные ресурсы — 352 млн т 1, х % Cu и 9 г/т Ag;
— выявленные ресурсы — 1311 млн т 1, х 1% Cu и 11 г/т Ag;
— предполагаемые ресурсы — 227 млн т 0,9 х % Cu и 11 г/т Ag.
Минеральные ресурсы на 01 апреля 2014 г. включают следующие рудные запасы:
— доказанные запасы — 208,0 млн т 1, х % Cu и 9 г/т Ag;
— вероятные запасы — 1013,5 млн т 1, х % Cu и 12 г/т Ag.

При переводе этого сообщения на нашу Классификацию, используя Конверсию, протокол ГКЗ будет звучать нелепо и утверждать невозможное:
1. Утвердить следующую характеристику модели Удоканского месторождения по состоянию на 01.04.2014 г.:
— прогнозные ресурсы категории Р1 — 227 млн т, геологические запасы категории С2 — 1311 млн т и категории С1 — 352 млн т.
2. Утвердить в контурах геологических запасов категорий С1 и С2 следующие балансовые эксплуатационные запасы:
— категории С2 — 1113,5 млн т, в оцененной части модели месторождения;
— категории С1 — 208 млн т, в разведанной части модели месторождения.
Парадокс № 1. Про эти эксплуатационные запасы, расположенные в контуре геологических запасов, нельзя сказать, что они «в том числе» или «кроме того». Они не те и не эти. То есть, при переводе на язык протокола ГКЗ здесь неизбежен «двойной счет» запасов.
3. Признать эксплуатационные запасы разведанного и оцененного участков месторождения подготовленными к промышленному освоению.
Парадокс № 2. С одной стороны, это так: ведь иначе, какой смысл был бы выделять именно «эксплуатационные запасы», если они не готовы к освоению? Но это противоречит нашим требованиям, т.к. в разведанной части они слагают только 11 % от ресурсов всего месторождения. А запасы из оцененной части месторождения у нас считаются не готовыми к добыче. Как быть?
4. Отнести Удоканское месторождение к (неизвестно какой?) группе по сложности геологического строения.

Откровенно нелепый протокол. Причем с ошибкой «двойного счета»

(Учтем также, что на Удокане еще числится (по ГКЗ) государственная собственность в виде железа в магнетите, серы в сульфидах и золота, получаемое при аффинаже серебра. Здесь виден принципиально разный подход к оценке: жизнеспособность проекта (для привлечения инвестиций) против патологически скурпулезного подсчета (чтобы ничего не утаили и не украли при добыче?))

Причина появления такой ошибки Конверсии заключается в том, что на Западе и в России — разные традиции в проведении геологоразведочных работ (ГРР), разные практика поисков, оценки и разведки месторождений. Ошибка меппинга появилась из-за незнания этих нюансов, при прямом переводе (кальке) Шаблона КРИРСКО в примерные российские эквиваленты так, как это показалось правильным автору, не обладавшему необходимыми знаниями и опытом.

Природа этой ошибки в следующем:
— проигнорирован инструмент «разведочные кондиции», который является решающим при оценке запасов в России, но не используется на Западе (т.е. у нас нет прямых аналогов минеральным ресурсам Indicated и Measured);
— западная система публичной отчетности предполагает возможным одновременное наличие на объекте как ресурсов, так и запасов (парадокс двойного счета);
— Конверсия не учитывает требования нашей Классификации об обязательном определении балансовой принадлежности запасов и степени изученности месторождения, что также приводит к парадоксам при конвертации;
— западная система не использует такие понятия, как оцененное или разведанное месторождение.

Можно констатировать, что наша Классификация, достигнув совершенства в рамках ГГК государственной плановой экономики, зашла в тупик. Она органично связана с инструментом «разведочные кондиции» и институтом государственной экспертизы запасов, которые не вписываются в рыночную экономику [7, 8]. Именно по этой причине ее дальнейшее развитие нецелесообразно, она исчерпала свои возможности и не подлежит реформированию. Еще один яркий порок действующей Классификации: вкупе с системой принятия решений (госэкспертиза запасов) она не позволяет в полной мере использовать компьютерные технологии, современное программное обеспечение, блочное моделирование и т.п., что в наше время не поддается пониманию.

Нельзя признать верным и предлагаемое порой решение этого парадокса допуском одновременного существования классификаций запасов как «по ГКЗ», так и «по Кодексу НАЭН», предоставив право выбора недропользователю [7, 8]. Ведь эти системы не допускают взаимной конвертации (см. пример Удокана), а п. 21 Кодекса НАЭН однозначно отдает приоритет подсчету запасов «по ГКЗ». То есть, решение ГКЗ (ТКЗ) единственно верное, и именно эти запасы будут числиться за недропользователем и подлежать контролю их использования . (Теоретически, недропользователь будет обязан их добыть, или заплатить за не добытое, как за сверхнормативные потери. Но на практике такого не было, обычно всегда есть способы отчитаться правильно на бумаге, а в крайнем случае — ликвидируется предприятие и остается «книжный остаток»).

Резонный вопрос: зачем же тогда нужна оценка запасов по Кодексу НАЭН? Ошибочно полагать, что Кодекс НАЭН и Классификация ГКЗ — разные документы. По сути это близнецы-братья от одной матери (ГКЗ), неудачно оплодотворенной в результате зарубежных контактов. Но ведь всем понятно, что вектор развития (интеграция в мировой рынок) выбран правильно и, чтобы от слов перейти к делу, необходимо отказаться от Классификации ГКЗ, а это осознавать уже обидно. Получается, что в процессе развития геологоразведочного дела в России (1930–1991) мы зашли в тупик, для выхода из которого необходимо «поступиться принципами» и отказаться от идеалов, оказавшихся ненужными в новых условиях. Таким образом, обоснованная гордость за реальные достижения геологоразведки советского периода невольно трансформируется в гордыню, поскольку как-то неуместно гордиться тем, что не пригодно к использованию.

«Положение о проведении геологоразведочных работ по этапам и стадиям (твердые полезные ископаемые)» в условиях СССР позволяло управлять воспроизводством МСБ, поддерживая ее сбалансированную структуру, которая в то время состояла из трех частей: разведанной, предварительно оцененной и прогнозной. Все три структурные части МСБ увязывались с объемами текущей и перспективной добычи, что обеспечивало устойчивость МСБ и позволяло планировать воспроизводство запасов.

Управление воспроизводством МСБ достигалось путем прямого перераспределения бюджетных средств по этапам и стадиям геологоразведочного процесса по каждому виду полезных ископаемых. То есть этот НПА был инструментом того же былого института государственных капиталовложений, с помощью которого регулировались бюджетные потоки на ранние стадии изучения недр (съемка, поиски и оценка месторождений).

Последний вариант «Положения …» весьма похож на своего предшественника (от 1984 года), но ситуация сегодня кардинально отличается от ситуации, бывшей до 1992 года, что исключает возможность полноценного использования этого НПА в качестве инструмента управления изучением недр и воспроизводством МСБ:
Недееспособность «Положения…» подтверждается результатами работ: сейчас в триаде структуры МСБ практически отсутствует блок оцененных запасов и значительно сокращен реальный потенциал блока прогнозных ресурсов, факт исчерпания поискового задела. Налицо явный дисбаланс МСБ, подрывающий систему минерально-сырьевой обеспеченности. А разве могло быть иначе?
•Фактический отказ (с 1994 года) от работ стадии ГСР-50 с общими поисками привел к существенному перекосу ресурсной базы воспроизводства МСБ: накоплению объема прогнозных ресурсов категории Р3, достоверность которых недостаточна для постановки поисковых работ, и к исчерпанию поискового задела категории Р2.

•А откуда возьмется блок оцененных запасов? Ведь, чтобы такие запасы появились сейчас, надо допустить абсурдную мысль, что частник может инвестировать свои средства в разведку месторождения без намерения его разрабатывать? Нонсенс!

Таким образом, и этот НПА, хотя и существует, но не может работать в современных условиях. (Следует сказать, что и проекты «Положения…» (ГКЗ-ЦНИГРИ, 2014 г) также проигнорированы эти очевидные факты, следовательно, и этот документ работать не будет.)

Но и полностью отказаться сейчас от этих НПА, перейдя, например, на отчетность по шаблону КРИРСКО, мы не готовы, т.к. это будет означать, что не только наша Классификация ущербна и не пригодна для использования в условиях рыночной экономики, но и то, что последние 25 лет Минприроды и Роснедра занимались откровенной фигней и не заботились о проведении необходимых перемен. Требуются институциональные перемены, но ждать такого самопожертвования от самих институтов — неоправданный оптимизм.

НПА, регулирующие «недропользование» и, в первую очередь, «Классификация запасов…» нуждаются в усовершенствовании для решения задач эффективного управления недрами в рыночных условиях. Но, чтобы избежать ошибки очередной косметической правки советской «Классификации…», этот вопрос следует решать совместными усилиями ассоциаций добывающих компаний и независимых сообществ геологов и горняков.
Для выхода из стагнации требуются институциональные перемены. Надо определить, что имеем, и понять, что мы хотим сделать, уточнить задачи и решить их. Потенциал для решения пока есть, старые специалисты пока еще живы, и есть их ученики — не те, которые превратились в «креативных менеджеров», а те, что с принципами, с мозгами в голове и желанием что-то делать.

Список литературы
1. Стратегия развития геологической отрасли Российской Федерации до 2030 года. Утверждена распоряжением Правительства РФ от 21 июня 2010 г. № 1039-р
2. Классификация запасов и прогнозных ресурсов твердых полезных ископаемых. Утверждена приказом МПР России № 278 от 11.12.2006 г
3. Положение о проведении геологоразведочных работ по этапам и стадиям (твердые полезные ископаемые). Утверждено распоряжением МПР России 05.07.99 г № 83-р.
4. Руководство по гармонизации стандартов отчетности России и CRIRSCO. Москва, 2010 г., http://www.gkz-rf.ru/index.php?option=com_docman&task=doc_download&gid…
5. Российский кодекс публичной отчетности о результатах геологоразведочных работ, ресурсах, запасах твердых полезных ископаемых (Кодекс НАЭН).М.: НП НАЭН. 2014. — 107с.: ил. Приложение к журналу «Недропользование XXI век».
6. Отчет по оценке рудных запасов Удоканского месторождения меди в соответствии с кодексом JORC. ООО «Байкальская горная компания» SRK Consulting (Russia) Ltd.
7. И. В. Эпштейн. Повышение эффективности стандартов отчетности о запасах ГКЗ и НАЭН и реформирование Закона РФ «О недрах» // «Недропользование XXI век», № 1, 2014 г.
8. Резолюция конференции НП НАЭН «К созданию на базе ГКЗ единого центра государственной экспертизы рационального использования недр» (принята по итогам обсуждения в ходе пленарного заседания и на основании оn-line опроса участников конференции) 5–6 июня 2014 г., г. Москва, http://naen.ru/press_center/novosti/rezolyutsiya_po_rezultatam_konferentsii_k_
sozdaniyu_na_baze_gkz_edinogo_tsentra_gosudarstvennoy_eksp/

Комментарии к статье
— В геологии наши нормативно-правовые акты такие же древние и неэффективные. Их применение, в частности, привело к тому, что на месторождении Наталка содержание оказалось вдвое ниже, чем ожидалось. Соответственно, вместо прибыли, больших налогов в бюджет, многих рабочих мест, на Наталке получились огромные убытки, так как в Наталку было вложено 42 миллиарда рублей! Наталка не единственный убыточный проект (здесь на сайте их приведено много).
Конечно, можно разработать российскую систему, я даже думаю, что она может быть лучше зарубежной. Но это долго и дорого. С 1991 года прошло уже 24 года, чего же не разрабатывали свое? А сейчас проще взять уже разработанную, конечно, обидно, что она не российская.

— Проблема методологии ГРР в современной России, о которой пишет П.Ф. Тимофеев, к сожалению, лишь одна из проблем кризисного состояния ГРР и минерально-сырьевой базы РФ.
На мой взгляд, проблема не столько в методологии разведки (ГРР): западные и российские геологи используют практически одни и те же методы для поисков и разведки МПИ, или системе подсчета запасов (по российской системе, кодексу JORC или какому-то другому): отнесение запасов к той или иной категории запасов в любой системе подсчета основывается на густоте разведочной сети.
Проблема — в принципиальной разнице: для чего проводится подсчет запасов?
На Западе подсчет запасов МПИ выполняется одной целью: для получения кредита в банке на освоение (отработку) МПИ.
Именно банк (а не чиновники, как в РФ), с помощью системы независимых оценщиков (это могут быть как компании, так и физические лица), проверяет достоверность подсчета запасов, так как банк рискует деньгами, а независимый оценщик – репутацией (соответственно, карьерой и деньгами).
В России подсчет запасов МПИ выполняется для чиновников ГКЗ, которые не несут никакой ответственности за утвержденные ими запасы.
Кредит на разработку МПИ на основе запасов, утвержденных в ГКЗ, в РФ
могут получить, видимо, только компании олигархов (да и то под высокие %).
Поэтому, компаниям (особенно СП) проще пересчитать запасы МПИ по кодексу JORC (с помощью той же SRK , AMC или другой), чтобы получить дешевые кредиты в западных банках.
Убежден, что кризисное состояние геологоразведочной отрасли и минерально-сырьевой базы РФ, можно преодолеть только решив комплекс проблем, о которых много говорится последние 25 лет, но фактически ничего не делается, ситуация все больше усугубляется, а изменений к лучшему практически не чувствуется.
Для этого, необходимо от постсоветской – феодально-олигархической экономики, наконец-то перейти к действительно рыночной.
Основное требование рыночной экономики к ГРР – быстро и дёшево найти и разведать рентабельное МПИ наталкивается в РФ на большое количество преград, как в виде рецидивов прошлого, так и современных.
Снятие таких преград позволит не только сделать ГРР отдельным, самостоятельным, эффективным бизнесом, но и существенно улучшить состояние МСБ РФ.
Для этого необходимо:
1. Ввести заявительную форму для получения лицензий на проведение ГРР для площадей, на которых отсутствуют запасы полезных ископаемых (только прогнозные ресурсы). Принцип: первый заявил – первый получил. Плата за такую лицензию должна быть минимальна, чисто символическая. При этом должен быть четко прописан механизм отбора лицензии при невыполнении ГРР в установленные сроки.
2. Автоматическое получение лицензии на добычу владельцем лицензии на ГРР по факту выявления и разведки месторождения в ее пределах.
3. Ввести вторичный рынок лицензий, как на ГРР, так и добычу. Чтобы мелкая компания, занимающаяся только ГРР, могла продать ГРР-лицензию более крупной компании, либо продать лицензию на добычу горнорудной компании при факте выявления месторождения. Точно также, крупная компания, при выявлении мелкого и среднего рентабельного месторождения, которое ее не интересует, могла продать лицензию мелкой или средней горнорудной или ГРР-компании.
4. В соответствие с заявительной формой получения лицензии на. ГРР — отменить апробацию ресурсов.
5. Отменить стадийность ГРР (геологическое изучение и разведка), в существующем в социалистический период виде, как одну из причин длительного и затратного изучения месторождения. Процесс ГРР должен быть непрерывным и осуществляться в рамках одного проекта.
6. Отменить использование, как рецидив прошлого, старых СУСН-ов, СНОР-ов при составлении проектов ГРР, смета на проведение ГРР должна осуществляться по СФР в реальных ценах.
7. Отменить государственную экспертизу проектно-сметной документации, а сами проекты на ГРР максимально упростить и сократить по объему.
8. Отменить использование «постоянных» кондиций, которые, в принципе, невозможны в условиях быстро меняющейся рыночной коньюктуры, отработка части месторождения может осуществляться по временным кондициям на ранней стадии изучения.
9. Ликвидировать ГКЗ, подсчет запасов МПИ производить по международным стандартам (например, кодексу JORC).
10. Отменить налог на прибыль для ГРР-предприятий.
И так далее.

АЛРОСА: Обзор запасов и ресурсов АЛРОСА

http://www.alrosa.ru/investment/alrosa_update/year2011.php
24 мая 2011 г.
Минеральные запасы и ресурсы группы «АЛРОСА»

http://www.alrosa.ru/investment/alrosa_update/year2012.php
21 ноября 2012 г.
Запасы и ресурсы «АЛРОСА» в соответствии с кодексом JORC по отдельным месторождениям

21 ноября 2012 г.
IR-релиз, объявление запасов и ресурсов в соответствии с кодексом JORC

http://www.alrosa.ru/investment/alrosa_update/
19 сентября 2013 г.
Обзор запасов и ресурсов АЛРОСА согласно кодексу JORC на 1 июля 2013 г.

02 октября 2013 г.
Отчет о запасах и ресурсах АЛРОСА согласно кодексу JORC на 1 июля 2013 года (+геология)

— — — — —
На двух последних диаграммах очень оптимистично: операционные расходы не растут, свободный денежный поток быстро растет 🙂

DOI.gov: Bureau of Ocean Energy Management

OCS Lands Act History
The Reorganization of the Former MMS

BOEM Organizational Chart

Combined Leasing Status Report

2012 — 2017 Lease Sale Schedule

External Studies

Comparative Assessment of the Federal Oil and Gas Fiscal System

Oil & Gas Energy Programs2012-2017 Five Year Program

Fact Sheets & Press Releases

Resource Evaluation Program Office
http://www.boem.gov/About-BOEM/BOEM-Regions/Alaska-Region/Resource-Evaluation/Index.aspx
http://www.boem.gov/GOMR-Resource-Evaluation/

Outer Continental Shelf Oil & Gas Assessment 2006

The Bureau has completed an assessment of the undiscovered technically recoverable resources (UTRR) underlying offshore waters on the Outer Continental Shelf (OCS).

The Bureau estimates that the quantity of undiscovered technically recoverable resources ranges from 66.6 to 115.3 billion barrels of oil and 326.4 to 565.9 trillion cubic feet of natural gas.

The mean or average estimate is 85.9 billion barrels of oil and 419.9 trillion cubic feet of natural gas.
(нефть — 12 млрд. toe, газ — 11.8 трлн. м3
По данным BP Statistical Review of World Energy June 2013 в 2012 г. в США потребление
нефть — 819.9 млн. toe
газ — 722.1 млрд. м3)

These volumes of UTRR for the OCS represent about 60 percent of the total oil and 40 percent of the total natural gas estimated to be contained in undiscovered fields in the United States. The mean estimates for both oil and gas increased about 15 percent compared to the 2001 assessment. For the oil resources, the vast majority of this increase occurred in the deepwater areas of the Gulf of Mexico, while for gas resources the majority of the increase was in deep gas plays located beneath the shallow water shelf of the Gulf of Mexico.

Resource Evaluation Program


http://www.boem.gov/Oil-and-Gas-Energy-Program/Resource-Evaluation/Resource-Assessment/2006-RA-Assessments.aspx

— — —
06/28/2012
Interior Finalizes Plan to Make All Highest-Resource Areas in the U.S. Offshore Available for Oil & Gas Leasing. Next Five-Year Strategy Includes Frontier Areas in the Alaska Arctic

MarineCadastre.gov: Map Gallery

SPE.org: Petroleum Reserves & Resources Definitions

http://www.spe.org/industry/reserves.php

Публикации World Petroleum Council

Reserves & Resources

http://www.world-petroleum.org/index.php?/Technology/

Alternative Transport Fuels
Liquified Petroleum Gas — Courtesy of AIP

http://www.world-petroleum.org/index.php?/publications.html
Education Series

WPC published Guidebook to Unconventional Gas (2012) (pdf)

WPC published Guidebook to Petrochemicals (2013) (pdf)

http://www.world-petroleum.org/index.php?/Special-Publications/
WPC Yearbook 2013 (pdf)

Роснефть, день инвестора-2013. 4. Газ

Директор Департамента газового бизнеса ОАО «НК «Роснефть» В.В. Русаковой


На суше все оценено более-менее достоверно, запасы АВС1+С2. Хотя было бы лучше отдельно показать С2. Отличие категории С1 от категорииС2. На шельфе только ресурсы


Немного гринфилдов к 2020, чуть больше половины


В 2013 г. планируется рост продажа газа на 28 млрд. м3. Очень расплывчатое понятие.
Если смотреть отчет за 1Q2013 (Анализ (MD&A)) общая добыча газа составила 5.97 млрд. м3, увеличившись за квартал на 0.6 млрд. м3, а с 1Q2012 на 2.47 млрд. м3

Роснефть: запасы нефти и газа

Справочник Аналитика по МСФО за 2 кв. 2012 г. (xlsx)

PRMS (SPE) — Petroleum Resources Management System «PRMS» (оценка запасов углеводородов в соответствии с «Системой управления углеводородными ресурсами», утвержденной в марте 2007 г. Обществом инженеров-нефтяников, Всемирным нефтяным советом, Американской ассоциацией геологов нефтяников и Обществом инженеров по оценке нефти и газа)

SEC — Securities and Exchange Commission «SEC» (оценка запасов углеводородов в соответствии с Правилами 4-10(а) (1)-(13) Предписания S-X Комиссии Соединенных Штатов по ценным бумагам и биржам)

Коэффициент замещения запасов — Отношение чистого прироста новых доказанных запасов к объему годовой добычи. Компания рассчитывает коэффициент замещения своих запасов нефти путем сравнения чистого прироста новых доказанных запасов в тоннах с объемом годовой добычи в тоннах, а также путем сравнения чистого прироста новых доказанных запасов в баррелях с объемом годовой добычи в баррелях. Величина коэффициента замещения запасов нефти оказывается разной при его расчете в тоннах и в баррелях, что объясняется, в том числе, неодинаковой удельной плотностью нефти, содержащейся в новых запасах, и добываемой нефти

Отчетность, Презентации и Годовые отчеты

geolib: сопоставлении категорий запасов нефти России и США

Геология нефти и газа. 1998, №4
Н.Н. Немченко, М.Я. Зыкин (ГКЗ), В.И. Пороскун (ВНИГНИ), И.С. Гутман (ГАНГ им. И.М. Губкина)

Важной и актуальной проблемой стало сопоставление «Классификации запасов…», принятой в России, с западными классификациями. Связано это с тем, что в последние годы ряд российских нефтяных компаний для привлечения иностранных инвестиций специально провел аудит своих запасов по западным стандартам.

Аудит запасов нефтяных и газовых месторождений, разрабатываемых российскими нефтяными компаниями, повышает ликвидность ценных бумаг этих компаний. В связи с этим должно возрасти доверие к конкретным проектам инвесторов, привыкших делать выводы на основании заключений западных аудиторских фирм. Крупные российские компании (НК «ЛУКойл», НК «ЮКСИ» (раньше «ЮКОС»), РАО «Газпром» и др.) таким образом получают выход на международный фондовый рынок, а для России в целом улучшается инвестиционный климат.

Одной из первых выполнила аудит запасов по западным стандартам НК «ЛУКойл», которая тем самым решала задачу по продвижению своих собственных акций на мировой фондовый рынок. В марте 1996 г. компания Miller & Lents (США) завершила оценку запасов месторождений НК «ЛУКойл» в Западной Сибири. Аудит запасов по времени был привязан к размещению на фондовом рынке США 15 % акций компании в виде ADR (американские депозитарные расписки) третьего уровня. Соответствующее разрешение Американская федеральная комиссия по ценным бумагам (SEC) дает лишь в том случае, если экспертиза выполнена в соответствии с западными требованиями [З].

По оценке компании Miller & Lents суммарные доказанные извлекаемые запасы НК «ЛУКойл» по месторождениям Западной Сибири составляют 1078 млн т, по районам европейской части (Калининградская, Пермская, Волгоградская и Архангельская области) — 380 млн т. Запасы, оцененные по методике западных специалистов на месторождениях Западной Сибири, оказались на 24 % меньше, чем числящиеся на государственном балансе [1, 2].

ОАО «Юганскнефтегаз» по оценке компании Sewell (США) имеет запасы 1080 млн т, в то время как по российским оценкам они составляют более 1600 млн т.

Имеет место и обратная картина. По данным Miller & Lents запасы НК «Татнефть» составляют 841,1 млн т, что на 10 % выше оценки по российским стандартам (рис. 1).

НК «Татнефть» оказалась единственной из нефтяных компаний России, прошедших аудит, которой иностранные эксперты, использующие международную методику, дали более высокую оценку запасов нефти по сравнению с государственной. Более того, специалисты НК «Татнефть» намерены после пересчета запасов нескольких групп мелких месторождений, а также самого крупного — Ромашкинского месторождения «показать» аудиторам еще 100-150 млн т нефти.

Результаты проведенных переоценок в ряде случаев неверно трактуют как низкую достоверность подсчета промышленных запасов России. Необходимо подчеркнуть, что расхождения запасов, числящихся на балансе российских компаний, и запасов, оцененных независимыми западными фирмами, в первую очередь обусловлены различием принципов, положенных в основу классификаций, применяемых в России и на Западе (Немченко Н.Н., Зыкин М.Я., Гутман И.С., Пороскун В.И., 1996; [4]).

Принятый в США термин «reserves» соответствует не «запасам», а ближе по смыслу принятому в России понятию «запасы участка,дренируемого скважиной». И поэтому критерии выделения «reserves» западными фирмами более жесткие, чем принято в отечественной практике по отношению к выделению «запасов» именно категории С1.

Кроме того, в США не проводится детальная разведка залежей перед вводом их в разработку. Поэтому при классификации запасов учитываются главным образом их коммерческие и технологические показатели, а не геологическая изученность продуктивных пластов. Так, если в «Классификации запасов…», принятой в России, учитываются геологические показатели, на основании чего выделяются запасы категории С1 на значительных участках при расстояниях между раз-ведочньми скважинами, превышающих расстояния между эксплуатационными скважинами в несколько раз, то по классификациям, принятым в США, подобные запасы относятся к вероятным. В «Классификации запасов…», принятой в России, полнее учитываются технологические показатели и показатели подготовленности залежей к разработке в смысле изученности характеристик изменчивости вещественного состава пород и их коллекторских свойств, свойств пластовых флюидов, продуктивности скважин по площади, условий применения методов воздействия на пласты с самого начала разработки и т.д. с целью обоснования рационального числа эксплуатационных скважин и экономически оптимальных сроков разработки.

При сопоставлении категорий запасов нефти России и США необходимо учитывать и существующее различие в методике определения величины нефтеизвлечения, по которой оцениваются величины извлекаемых запасов. В России коэффициент извлечения нефти определяют на основании повариантных технологических и технико-экономических расчетов и утверждают в ГКЗ.

В США запасы, которые предполагается извлечь с помощью каких-либо вторичных (или третичных) методов разработки, только тогда считаются доказанными, когда эти методы уже реализуются на данном месторождении.

В результате такого подхода в США по месторождению первоначально принимаются на учет минимальные величины извлекаемых запасов, которые по мере внедрения вторичных методов разработки постепенно увеличиваются. В связи с этим постепенно растет и общий по США коэффициент нефтеизвлечения, при котором определены начальные доказанные запасы.

Запасы газа в России в отличие от США оцениваются без учета возможного коэффициента извлечения газа.

В США выделяются «установленные экономически нерентабельные» («subeconomic») ресурсы, и в их составе можно отметить долю, отвечающую по классификации Горного бюро и Геологической службы США как «приграничным» («paramarginal») ресурсам, т.е. по затратам на освоение, близко примыкающим к экономически рентабельньм известным запасам, так и «суб маргинальным» («submarginal»), для перевода которых в категорию «экономически рентабельных» требуется значительный рост цен (более чем в 1,5 раза по сравнению с уровнем, существующим на момент оценки) или же значительное уменьшение издержек производства в результате технического прогресса.

Таким образом, в силу действующих в США ограничений геологического, технического и экономического (иногда и правового) порядков доказанные запасы представляют собой только некоторую часть выявленного объема нефти, которую можно физически извлечь из пласта без этих ограничений.

Сопоставление действующей в настоящее время в России «Классификации запасов…» с классификацией запасов, принятой в США, показывает, что последняя обосновывается с коммерческих и технологических позиций отдельных участков залежи. В российской классификации более полно учитываются технологические и экономические показатели подготовленности залежей к разработке и геологическая изученность (вещественного состава пород и их коллекторских свойств, свойств пластовых жидкостей, продуктивности скважин, применения эффективных методов воздействия на пласт).

«Классификация запасов…» в России рассматривает запасы комплексно — с геологических, технологических и экономических позиций всей залежи, т.е. с учетом степени изученности, подготовки и ввода в разработку всей залежи, а не отдельных ее участков, причем предусматривается рациональная, научно обоснованная система разработки с применением методов воздействия на пласт, а классификация запасов в США исходит из того, что разрабатывать можно отдельные участки залежей, если это сегодня выгодно, без детального изучения залежи в целом, так как применение методов воздействия на пласт в США рассматривается как вторичный метод разработки.

В России «Классификация запасов…» формировалась в условиях планового ведения хозяйства — освоение месторождения проводилось в целом, при этом особый упор делался на достижение максимального коэффициента извлечения. Это диктовало необходимость такой системы оценки запасов, в основе которой были бы показатели, характеризующие геологическую изученность и подготовленность месторождения к промышленному освоению.

Американская система оценки запасов изначально ориентировалась на оценку отдельных участков месторождений и освоение месторождения несколькими независимыми недропользователями. Законодательством США разрешается начинать разработку залежи до завершения ее полной разведки^ Согласно классификации SPE оцениваются и учитываются только те запасы, которые реально могут быть извлечены существующей сеткой скважин. В принципе можно сказать, что доказанные запасы в американской классификации — это «запасы участка, дренируемого скважиной». В российской системе нет категории, соответствующей этому термину.

На основании работы группы экспертов ГКЗ, проводивших свои исследования на выборке из 290 залежей по 50 месторождениям Западной Сибири, было показано, что в группу доказанные запасы переводятся 95-100 % суммы запасов категорий A+B+С1. Из общей суммы запасов категории С1 доказанным запасам соответствует 70-75 % (Немченко Н.Н., Зыкин М.Я., Гутман И.С., Пороскун В.И., 1996; [4]).

Аудиторская проверка запасов НК «ЮКСИ» показала, что доказанные запасы составляют 73 % запасов категорий A+B+С1 доказанные + вероятные — 90 % запасов категорий A+B+С1.

Из результатов анализа аудита запасов НК «ЛУКойл» видно, что оценки величин геологических запасов по западным и российским методикам практически совпадают. В зависимости от степени разбуренности и геолого-физических характеристик залежей к американской (SPE) категории доказанных (если не учитывать экономические условия добычи) относятся 93-98 % категорий A+B+С1, в том числе 70-75 % запасов категории С1 [2]. Оценка величины доказанных запасов (включающих разбуренные разрабатываемые — proved producing, разбуренные неразрабатываемые — proved nonproducing и неразбуренные — proved undeveloped), рассчитанная Miller & Lents с учетом рентабельности их разработки в российских условиях, составила 75 % суммы запасов категорий A+B+С1 (рис. 2).

Экономическая оценка запасов нефти НК «ЛУКойл» проводилась Miller & Lents согласно требованиям, изложенным в [З]. Этот документ является определяющим для Нью-Йоркской фондовой биржи при проведении экономических оценок запасов нефти и газа. Согласно этому документу итоговым показателем экономической оценки запасов является величина чистого дисконтированного дохода (ЧДД), рассчитываемого при постоянных (принимаемых на дату расчета) параметрах: ценах на нефть и газ, дисконте, ставках налогов и нормативах капитальных и текущих затрат. Оценки величин извлекаемых запасов и их стоимости по Miller & Lents оказались существенно ниже оценок НК «ЛУКойл» [2].

Таким образом, основной причиной систематического расхождения при аудите запасов, оцененных по российской и западным классификациям, является различие в подходах к экономической оценке запасов.

По-прежнему актуальной является задача повышения достоверности подсчета запасов. По результатам анализа повторных рассмотрении запасов в ГКЗ видно, что балансовые запасы в основном подтверждаются, а извлекаемые запасы систематически завышаются (Немченко Н.Н., Зыкин М.Я., Москвичева В.Г, Пороскун В.И., 1997). Суммарно по всем рассмотренным месторождениям величина извлекаемых запасов уменьшилась примерно на 18 % . Только для месторождений с запасами до 20 млн т при пересчете запасов произошло увеличение извлекаемых запасов по сравнению с принятыми при первоначальной оценке.

Уменьшение извлекаемых запасов произошло в основном в результате изменения значений коэффициента извлечения нефти КИН (рис. 3).

Изменение КИН, как видно из приводимой диаграммы, произошло дифференцированно. Низкие значения КИН (до 0,25-0,30) подтвердились при повторной экспертизе запасов, а более высокие в большинстве случаев при пересчете существенно уменьшились. Особенно отчетливо видно систематическое завышение КИН в интервале значений 0,3-0,5.

Связано это в первую очередь с тем, что при первоначальном подсчете запасов для построения геологической модели использовалась редкая сетка скважин и сейсмических профилей. Разбуривание и проведение детализационных сейсморазведочных работ привело не только к уточнению структурного плана, но и выявлению зон выклинивания и литолого-фациального замещения коллекторов и установлению более сложного строения продуктивных пластов. В результате оказалось, что первоначально принятые значения КИН не соответствуют реально более сложному геологическому строению залежей. Такая картина изменения КИН при пересчете запасов показывает, что одной из проблем оценки запасов является разработка методики прогнозирования КИН и определения извлекаемых запасов на ранней стадии изученности залежи.

В заключение необходимо отметить, что решение рассмотренных в статье проблем подсчета запасов позволит проводить оценку месторождений в соответствии со сложившимися рыночными отношениями в недропользовании и повысит качество и эффективность государственного контроля за рациональным использованием запасов нефти и газа.

Литература

1. Аликперов В.Ю. Сырьевая база нефтяной компании: состояние и перспективы // Горный вестник. — 1997. — № 3. -С. 8-11.

2. Опыт определения стоимости запасов нефти российской компании / В.И. Азаматов, В.В. Власенко, А.В. Кочетков и др. // Минеральные ресурсы России. Экономика и управление. — 1996. — № 5. — С.26-32.

3. Financial accounting and reporting for oil and gas prodactions activities // Rule 4 -10. — N.Y., 1981. — P. 3.

4. Distinctions in Oil and Gas Reserves and Resources Classification in Russia and USA — Source of Distinctions / N. Nemchenko, M. Zikin, A. Arbatov, V. Poroskun // Energy Exploration & Exploitation. — 1995. — Vol. 13, № 6. — P. 583- 597.

Годовой отчет Роснефти 2011: Запасы и ресурсы

Сланцевый и другой газ. Заметки издалека. Часть-2

Запасы.

Запасы газ по США регулярно публикуются, правда с некоторым отставанием. Последняя цыфра запасов газа США на сайте EIA за 2009 год и она составляет 272509 триллионов кубических футов. Это сравнительно небольшая величина, однако надо понимать , что запасы газа в США это только экономически прибыльные извлекаемые запасы, которые могут быть извлечены за время действия лицензии, а не полные геологические запасы газа в пласте или все технически извлекаемые запасы. Так что эта оценка весьма консервативна и отражает только ситуацию на текущий момент времени. При изменении технологий или цены на газ запасы уже существующих местрождений могут измениться значительно, даже без дополнительного бурения.

Подсчет запасов газа начинается обычно с подсчета газа содержащегося в пласте и определении обоснованного коэфициэнта извлечения газа. И если с обычными “традиционными ” залежами процесс таких подсчетов в общем то отработан и инженеры и геологи знают возможные величины изменения всех параметров, то с “нетрадиционными ” залежами все обстоит намного сложнее.
Некоторые исследователи подвергают сомнению практически все, включая общую цифру геологических запасов, так как традиционные методы объемного подсчета запасов не могут быть применены к нетрадиционным залежам без введения определенных поправок и предположений о количестве связанного газа в пласте и возможности его извлечения. Методы материального баланса в таких залежах так же неприменимы. Притоки газа в таких залежах не зависят от разницы давлений. Основным видом анализа на сегодняшний день остается метод анализа кривых падения добычи. Однако и этот метод не является совершенным, поскольку начальный дебит и поведение дебита по времени определяется большим набором факторов, большинство из которых не является геологическими и поэтому предсказать добычу по новым скважинам до сих пор является сложной задачей. Очень распрастраненным стало создание типовых форм кривых падения добычи по аналогии с уже пробуренными скважинами с известной добычей. Одельные кривые создаются для разных условий окончания скважин, количества гидроразрывов, технической характеристики породы и т.д. Однако и сейчас достоверно предсказать добычу из новой скважин является совсем не простой работой.

В заключении надо сказать, что методологии посчета запасов газа в нетрадиционных резервуарах еще не отработаны и многие оценки расходятся весьма значительно. Кроме того надо понимать , что российская и зарубежные подсчеты запасов не совпадают даже по методике подсчета, поэтому сравнивая данные нужно отмечать какие виды запасов сравниваются (геологические, извлекаемые), как они был подсчитаны (объемным методом, методом изучения кривых падения добычи, симуляции резервуара и т.д.) и кем они были подсчитаны.

Особенности разработки.

В «нетрадиционных» залежах газ находится в значительно меньших концентрациях, и область дренирования (сбора) газа в таких породах сравнительно мала по сравнению с «традиционными» залежами, что приводит к необходимости бурения большего числа скважин на еденицу площади по сравнению с обычными залежами.

Другой особенностью разработки нетрадиционных залежей газа является применение высокотехнологичных методов бурения о заканчивания скважин. Дело в том , что традицоныые вертикальные скважины в таких залежах дают очень небольшие дебиты газа и являются большей частью неприбыльными. Горизонтальные стволы немного улучшают ситуацию. Главным компанентом успеха в разработке таких залежей стало применение многоступенчатых гидроразрывов пласта, когда в горизонтальном стволе скважины последовательно проводится несколько (часто до 30) гидроразрывов. Каждый гидроразрыв сфокусирован на определенный интервал, выделенный по геолого-геофизическим данным и изолированный от соседних интервалов пакерами. Проведение каждого гидроразрыва отслеживается по сейсмическим данным в режиме реального времени. Этот вид сейсморазведки получил название микросейсмика. Он позволяет довольно уверенно отследить зону искусственной трещеноватости , образованную гидроразрывом и определить объем вовлеченной в разработку залежи. На основании данных микросеймики подбираются оптимальные параметры гидроразрывов для каждой зоны и определяются величина вовлеченных в разработку запасов и плотность сетки эксплуатационного бурения.

Отличительной особенностью разработки сланцевых залежей газа является значительное падение дебита газа в течении первого года. Во многих скважинах падение дебита газа в первый год составляет 50-80 процентов. В последующие годы дебит продолжает падать, но значительно меньшими темпами. Начальный дебит газа зависит от многих показателей, главные из которых отпределяются техническими параметрами скважины (длина горизонтального ствола, количество гидроразрывов и т.д.) и геологическими параметрами ( пористостью, способностью пласта к формированию трещиноватость и т.д.). Начальные дебиты скважин достигают 300-500 тыс куб метров в сутки. Создание же динамических моделей разработки таких месторождений остается лишь перспективной задачей.

Особенности экономики.

Разработка нетрадиционных залежей газа и нефти имеет огромное значение для экономики США и Канады. О размерах этой индустрии можно судить по объему инвестиций в эту отрасль. Только за три года (с 2008 по 2011) в месторождения сланцевого газа в США было инвестировано около 70 миллиардов долларов США . Это позволило значительно увеличить добычу газа.
Много работ было опубликовано в последнее время по вопросам экономики добычи сланцевого газа. Цена добычи сланцевого газа зависит от многих параметров, включая капитальные затраты на строительство скважины и проведение гидроразрывов, эксплуатационные затраты, платы за лицензию , количество лет эксплуатации скважины, затраты на траспортировку и т.д. Наиболее дорогой составляющей частью затрат является строительство горизонтальных скважин и проведение гидроразрывов. На эти операции приходится от 2 до 10 миллионов долларов.

А так как горно-геологические условия залегания продуктивных пластов значительно различаются в разных бассейнах Северной Америки, налоговая система также различна в различных штатах США и Канады, то сказать уровне затрат и прибыли при добыче сланцевого газа довольно сложно. В среднем добыча 1000 кубических футов газа обходится от 2 до 7 долларов за 1000 кубических футов. Примеры экономики добычи сланцевого газа по различным регионам США и Канады можно найти в интернете.

В настоящее время в условиях низких цен на газ в Северной Америке многие месторождения shale газа становятся нерентабельными. Например по данным R.Andrews (2009) многие залежи в формации Woodford в Оклахоме становятся нерентабельными при ценах на газ ниже 6 долларов за 1000 куб футов.

Политические аспекты.

Газ «нетрадиционных» источников важен не только для геологов и бизнесменов, этот газ играет важную роль и региональной и мировой политике. Залежи «нетрадиционных» источников газа есть на всех континентах, однако не все хотят и не все могут его разрабатывать и извлекать пользу из этого вида топлива. Часто это определяется политическими решениями правительства той или другой страны.

Рассмотрим политико-экономические аспекты разработки нетрадиционных видов газа на примере США.
Еще пятнадцать лет назад США были импортером газа, запасы и добыча газа неуклонно снижались . Обеспечение страны газом превратилось в важную политическую проблему. Началось строительство терминалов по приемке по прему сжиженного газ, Катару оказывалась помощь в строительстве терминалов по экспорту сжиженного газа. Газ также импортировался в больших количествах из Канады, обсуждалось строительство нового газпровода с дельты реки МакКинзи и Аляски. Цена на газ доходила до 10 – 12 долларов за тысячу кубических футов. Но уже тогда были определенные исследования и резудьтаты в области разработки «нетрадиционных» источников газа, ресурсы которых были просто огромны. Именно ресурсы, не запасы, поскольку разработка таких залежей не приносила прибыли.

Правительство решило стимулировать развитие этой отрасли, поскольку это решало стразу несколько задач. Одними из шагов в этом направлении стали государственное финансирование научно-исследовательских работ по нетрадиционным источникам газа и снижение налоговой нагурузки на нетрадиционные источники газа. Да, на первый взгляд государство теряло деньги в виде недоплаченных налогов и сборов. Однако позитивных результатов было гораздо больше и государство в конечном итоге получало значительно больше прибыли.

Первое – в разработку стали вовлекаться трудноизвлекаемые ресурсы газа, добыча из которых стоила дороже и при одинаковом налоговом режиме с традиционным газом была не рентабельна. При снижении налогов компании стали получать хоть и небольшую, но прибыль. А добытый газ и поставленные на учет запасы стали исправлять ситуацию в энергетике. Запасы стали расти и добыча газа увеличивалась с каждым годом.

Добыча газа на своей территории сократила зависимость страны от импорта газа и позволила платить деньги своим производителям , вместо того, чтобы отправлять деньги их зарубеж. Американские компании , добывающие такой газ, стали развивать производство и прикладную науку, стали платить налоги государству. Эти компании также обеспечили работой сотни тысяч людей. Все эти люди также начали зарабатывать деньги и платить налоги, стали меньше нуждаться в социальных пособиях (в пособии по безработице например). При производстве газа возрасла потребность в квалифицированных кадрах, в машинах и механизмах, трубах и т.д. То есть сопредельные производства также получили развитие.

Во время проделанный анализ и предоставление небольшой помощи этому виду производства обернулось для страны большой выгодой как для бюджета, так и для решения глобальных государственных задач, как обеспечение страны газом вне зависимости от экспорта, обеспечение людей работой, развитием науки , образования и сопредельных производств. В добыче нетрадиционного газа развивалась здоровая конкуренция, в этом новом виде производства возникли десятки новых газодобывающих компаний. Острая конкуренция привела к значительному снижению стоимости добычи газа благодаря научному подходу в выборе наиболее продуктивных участков и применении наиболее эффективных технологий.

На определенном этапе газа в Америке стало добываться столько, что цена на него стала падать. Это так может рассматриваться как позитивный фактор для государства. Жители континента как бы получили дополнительный кредит, когда стали платить меньше за газ. Это позволило людям откладывать эти деньги на другие нужды. Производство также получило значительный стимул. Американские компании стали платить меньше за газ , что сделало американские товары более конкурентноспособными по сравнению например с европейскими, где высокая цена газа влияла на конечную цену продукции.

В 2012 году цены на газ в Америке стали значительно ниже мировых и встал вопрос о возможности экспорта газа из США и Канады в другие страныю согласно опубликованным данным США станут экспортером газа с 2016 года.

В нстоящее время в правительство США утвердило план о конвертации терминалов по приему LNG в терминалы по сжижению газа. Уже утвержден план по конвертации пяти из девяти таких терминалов. Одновременно строительство терминалов по отправке сжиженного газа планируется в Канаде, экспорт из которой в США как ожидается сократится. Российский Газпром также объявил, что будет учавствовать в строительстве терминалов в США.

Все конвертируемые терминалы в Северной Америке располагаются на восточном побережье США. Сразу же можно задать вопрос — а куда будет экспортироваться этот газ? Вероятнее всего в Европу. А в Европе сейчас также пытаются найти газ, правда с помощью тех же американских и международных компаний, которые вкладывают деньги в экспортные терминалы в Америке. Эта ситуация кажется на первый взгляд странной, ведь если они найдут газ в Европе, американские компании потеряют деньги вложенные в конвертацию терминалов в Америке. Возможно, эти компании и взялись помогать европейцам, чтобы подтвердить, что ресурсов газа в Европе крайне мало и добывать их не выгодно. Кроме того, в настоящее время эксперты в США и России единодушно соглашаются , что плотное бурение и тем более гидроразрывы опасны в густонаселенных районах Европы.
http://slanceviy-glas.livejournal.com/43588.html

Руководящие документы по недропользованию

Закон Российской Федерации «О недрах » с действующими поправками от 21 февраля 1992г

«Методические рекомендации по проектированию разработки нефтяных и газонефтяных месторождений » утвержденные Приказом Министерства Природных Ресурсов № 61 от 21 марта 2007г

«Регламент составления проектных документов по разработке газовых и газоконденсатных месторождений» ВНИИГАЗ 1999г

«Переписка с органами ГосГорТехНадзором о согласовании проектных документов на разработку месторождений УВ в ЦКР Роснедра»

«Положение о порядке лицензирования (п. 6.3)» Постановление верховного совета РФ № 3314-I от 15 июля 1992г

» Регламент составления проектных технолгических документов на разработку нефтяных и газовых месторождений » РД 153-39-007-96 1996г

» Правила разработки нефтяных и газовых месторождений » Москва 1987г

» Правила разработки нефтяных и газовых месторождений » Москва 2002г

» Газодинамические методы исследования газовых и конденсатных пластов и скважин»

» Правила геофизических исследований и работ в нефтяных и газовых скважинах » Москва 1999г

» Регламент по созданию постоянно действующих геолого-технологических моделей нефтяных и газонефтяных месторождений » РД 153-39.0-047.00

» Положение об оценки воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду в Российской Федерации » утвержденный приказом Госкомэкологии России №372 от 16.05.2000г

» ПРОЕКТ методических рекомендаций по составу и правилам оформления предоставляемых на государственную экспертизу материалов по технико-экономическому обоснованию коэффициентов извлечения газа » Москва 2007г

» ПРОЕКТ требования к составу и правилам оформления предоставляемых на государственную экспертизу материалов по технико-экономическому обоснованию коэффициентов извлечения нефти » Москва 2005г

» Классификация запасов и ресурсов нефти и горючих газов » утверждена приказом МПР России №0298 от 01.11.2005г
http://www.sibrcen.ru/ruk_doc/

Классификация запасов природного газа, газоконденсата и сырой нефти

Оценку запасов природного газа, газоконденсата и сырой нефти можно разбить на две составляющие: (i) геологические запасы или количество природного газа, газоконденсата и сырой нефти, содержащееся в недрах, и (ii) извлекаемые запасы или доля геологических запасов, извлечение которых из недр на дату расчета запасов является экономически эффективным с учетом рыночной конъюнктуры и рационального использования современного оборудования и технологий добычи, а также с учетом выполнения требований об охране недр и окружающей среды.

Российская система классификации запасов значительно отличается от стандартов SEC и стандартов PRMS, особенно в части методики и степени учета коммерческих факторов при расчете запасов. Запасы, которые рассчитаны разными методами, невозможно точно выверить.
Читать далее

Проблемы перевода: «Reserves» и «Запасы»

Трудности перевода проектной терминологии, касающейся классификации запасов нефти и газа (classification of oil and gas reserves), обусловлены частичным несовпадением используемых основных понятий в английском и русском языках.

В частности, международный термин reserves не является полным аналогом термина «запасы» в российской классификации (по смыслу он ближе к «извлекаемым запасам участка, вскрытого скважиной»).

В отличие от Российской Федерации, где действует единая государственная система учета запасов углеводородов, западные компании, ведущие геологоразведку, подсчет запасов и разработку месторождений, используют несколько классификаций.

Компания «Шелл» использует в своей работе как классификацию международного общества инженеров-нефтяников (SPE – Society of Petroleum Engineers), так и классификацию SEC (the U.S. Securities and Exchange Commission). Первая применяется при планировании разработки месторождений, вторая – для оценки активов компании.

В соответствии с классификацией SPE выделяют категории от наименее изученных «перспективных ресурсов» (the most immature, undiscovered “scope for recovery”) до наиболее изученных «ожидаемых запасов» (the most mature, “expectation reserves”). Запасы подразделяются на «недоказанные»: «вероятные» и «возможные» (probable reserves and possible reserves) – и «доказанные» (proved reserves). Среди доказанных запасов, в свою очередь, выделяют «доказанные неразбуренные» и «доказанные разбуренные» (proved undeveloped reserves and proved developed reserves). Далее выделяются «разбуренные разрабатываемые» (proved producing reserves) и «разбуренные неразрабатываемые» (proved non-producing reserves).

Что касается классификации SEC, она отличается исключительной жесткостью применяемых правил и критериев и относит к доказанным только запасы ограниченного участка залежи, примыкающего к пробуренной и опробованной на приток скважине.

В России действует классификация (A+B+C1+C2+C3), по которой учтены все имеющиеся на сегодня запасы. В ноябре 2005 г. министр природных ресурсов России Ю. П. Трутнев подписал приказ «Об утверждении классификации запасов и ресурсов нефти и горючих газов». Новая классификация, введенная в действие 1 января 2009 г., установила единые для Российской Федерации правила группирования запасов и ресурсов, основывающиеся на следующих принципах:
• экономическая эффективность (economics),
• геологическая изученность (exploration maturity),
• степень промышленного освоения (degree of commercial development).

Согласно новой классификации, по промышленной значимости и экономической эффективности геологические запасы подразделяются на промышленно-значимые (commercial reserves) и непромышленные (non-commercial reserves).

В категории промышленно-значимых запасов выделяются извлекаемые (recoverable reserves) и неизвлекаемые запасы (non-recoverable reserves).

В составе извлекаемых запасов по степени промышленного освоения и геологической изученности выделяются четыре категории запасов:
• достоверные (А) (reasonably assured reserves),
• установленные (В) (identified reserves),
• оцененные (С1) (estimated reserves),
• предполагаемые (С2) (inferred reserves).

http://www.norma-tm.ru/sakhalin-2/sakhalin2_translation_reserves.html