Архив меток: суд

Как глава «Роснефти» «давит» корпорацию Владимира Евтушенкова

26 июня стало известно об аресте 31,7% акций МТС, принадлежащих АФК «Система». Основанием для ареста стало решение Арбитражного суда Республики Башкортостан в рамках иска «Роснефти» к АФК «Система» на 170 млрд рублей.

Открытая Россия вспоминает, что происходило с активами АФК «Система», и как с происходящим был связан Игорь Сечин.

Активы АФК «Система»
На сегодняшний день корпорации принадлежит 50,3% акций ПАО «Мобильные ТелеСистемы» (МТС), 100% акций лесопромышленного комплекса Segezha Group, 52,1% акций сети «Детский мир», 100% акций сети лечебно-профилактических учреждений «Медси», 91% в Башкирской электросетевой компании (АО «БЭСК») и множество других активов. По данным корпорации, АФК «Система» имеет под управлением 1,1 трлн рублей, а инвестиции в 2016 году составили 123 млрд рублей.

Одним из самых крупных активов, когда-либо принадлежавших АФК «Система», была компания «Башнефть»: в 2009 году корпорация приобрела контрольные пакеты акций компаний Башкирского топливно-энергетического комплекса и стала владельцем 76,5% акций «Башнефти». На тот момент БашТЭК контролировался сыном президента Башкирии Уралом Рахимовым. Сумма сделки составила 2,5 млрд долларов.

2011 год
В 2010 году государство объявило конкурс на лицензию на нефтегазовое месторождение имени Требса и Титова в Ненецком автономном округе, которое считается одним из самых крупных месторождений нефти в континентальной России. Среди российских нефтяных компаний, претендовавших на победу в конкурсе — гиганты отрасли «Роснефть», «Сургетнефтегаз» и «Лукойл». Однако в итоге в 2011 году лицензию получила компания «Башнефть». Как писала Deutche Welle со ссылкой на источники, знакомые с ходом проведения конкурса, компанию «Башнефть» тем самым готовили к приходу нового руководителя — тогдашнего президента России Дмитрия Медведева, стараясь обеспечить ему «отступные» к моменту ухода из Кремля. Издание называет победу компании в конкурсе на месторождение «первой громкой заявкой „Башнефти“ о себе».

2014 год
В 2014 году «Башнефть» входила в пятерку крупнейших нефтяных компаний России. Как писала «Газета.Ru», в первом полугодии 2014 года выручка «Башнефти» составляла 309,8 млрд руб., а чистая прибыль — 29,8 млрд руб.
16 сентября 2014 года Следственный комитет предъявил обвинения председателю совета директоров АФК «Система» Владимиру Евтушенкову в отмывании денежных средств. Было начато расследование уголовного дела «по факту хищения акций предприятий, входящих в топливно-энергетический комплекс Республики Башкортостан, и их легализации». Евтушенков был помещен под домашний арест.
Помимо Владимира Евтушенкова, фигурантами других уголовных дел, связанных с приватизацией компаний БашТЭКа, стали экс-глава «Башнефти» Урал Рахимов и предприниматель Левон Айрапетян.

Практически сразу после ареста Евтушенкова, 29 сентября 2014 года, Генпрокуратура потребовала возврата «Башнефти» в госсобственность. Представители ведомства утверждали, что приватизация башкирской компании проводилась с нарушением законодательства и заявляла, что власти Башкирии не советовались с федеральными властями по поводу приватизации «Башнефти». Также представитель прокуратуры сказал, что Росимущество было не в курсе сделки.

Ответчики пытались убедить суд, что не должны расплачиваться за действия правительства Башкирии и являются добросовестными покупателями акций. Юристы «Системы» тогда заявляли, что сделка по покупке «Башнефти» в 2009 году контролировалась Федеральной антимонопольной службой, и тогда у ведомства не возникло к ней претензий. К тому же акции «Башнефти» приобретались «на кредиты у банков, в которых высокая доля госучастия» — так комментировал «Интерфаксу» предъявленные обвинения представитель АФК «Система». Кредит для покупки «Башнефти» размером в 2 млрд рублей корпорации дал ВТБ сроком на семь лет, что, по словам представителя «Системы», означает, что Росимущество должно было знать о сделках по покупке «Башнефти».

Другой аргумент в пользу «Системы» заключается в том, что решение о продаже «Башнефти» было принято региональными властями. «Нельзя согласиться с тем, что 11 нормативных актов республики Башкортостан были незаконными», — сказала «Интерфаксу» юрист АФК «Система».

На арест Владимира Евтушенкова и попытки государства забрать «Башнефть» у «Системы» отреагировали бизнесмены. Тогда письмо Владимиру Путину в поддержку Евтушенкова направил Российский союз промышленников и предпринимателей. Глава РСПП Александр Шохин сравнил дело «Башнефти» с делом ЮКОСа: «Безусловно, что это все очень похоже на „ЮКОС номер два“, потому что речь идет о том, что обвинение предъявляется руководителю компании, которая заплатила $2,5 млрд за актив и теперь обвиняется в хищении соответствующих акций и в отмывании денег».

В сентябре 2014 года одной из возможных причин ареста Евтушенкова называли конфликт по поводу контроля над «Башнефтью»: высказывались мнения, что «Роснефть» собиралась приобрести компанию. Однако, как рассказывали источники «Ведомостей», близкие к Кремлю, Евтушенков не соглашался на продажу «Башнефти» по цене, которая была предложена. Глава «Роснефти» Игорь Сечин подобные предположения опровергал, говоря, что «Роснефть» никогда не рассматривала покупку акций «Башнефти» «из-за „скелетов в шкафу“ и рисков приватизации этого актива».

В 2014 году в СМИ высказывались предположения о давнем интересе «Роснефти» к активам башкирской нефтяной компании. Политолог Татьяна Становая писала о том, что сделка о покупке «Системой» акций «Башнефти» была согласована «со всеми уровнями власти» еще в 2005 году, однако тогда сделке воспрепятствовали силовые структуры при поддержке главы «Роснефти»: «решение не было консенсусным внутри российской элиты, а „силовики“ (разработкой дела занимался тогда глава юридического департамента ФНС Антон Устинов, племянник бывшего генпрокурора РФ Владимира Устинова, действовавшего при политической поддержке Игоря Сечина) вскоре почти добились успеха, убедив арбитражный суд Москвы в 2007 году вернуть предприятия государству».

После вступления Дмитрия Медведева на пост президента России в 2008 году кассационная инстанция приостановила исполнение этого решения. «В апреле 2008 года Высший арбитражный суд ограничил применение ст. 169 ГК (о недействительности сделок, противоречащих основам правопорядка и нравственности) в налоговых делах. Ключевая сделка была завершена в 2009 году, когда АФК „Система“ получила контрольные пакеты башкирских активов», — отмечает Татьяна Становая.

В 2010 году покупка «Башнефтью» месторождений имени Требса и Титова вызвала «особое недовольство» «Роснефти» и Игоря Сечина. Это, по мнению Становой, на фоне ухода Медведева с поста президента в 2012 году стало «катализатором» конфликта между претендентами на башкирскую нефть.
30 октября 2017 года Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск Генпрокуратуры РФ и постановил изъять со счетов АФК «Система» и ЗАО «Система-Инвест» (дочки АФК «Система», также владеющей акциями «Башнефти») 71% акций нефтяной компании и возвратить их государству. 50,08 % «Башнефти» получило государство в лице Росимущества, 25 % — республика Башкортостан.
В декабре 2014 Владимир Евтушенков был отпущен на свободу. О том, что следствие не нашло доказательств причастности Владимира Евтушенкова к отмыванию денег, полученных от незаконной приватизации «Башнефти», заявил Владимир Путин во время своей ежегодной пресс-конференции.

2016 год
В мае 2016 года по указу Владимира Путина «Башнефть» была исключена из перечня стратегических предприятий. Через 10 дней премьер-министр Дмитрий Медведев включил компанию в план приватизации на ближайший год.
На участие в приватизации «Башнефти» претендовали девять компаний, среди которых были «Лукойл», «Татнефть», ННК Эдуарда Худайнатова и другие. Многие чиновники изначально скептически высказывались о возможности участия «Роснефти» в приватизации компании. Как писала DW, основной спор заключался в том, может ли государственная «Роснефть» (пусть и принадлежащая государству через «Роснефтегаз») участвовать в приватизации. Игорь Сечин, в 2014 году опровергавший планы покупки компании со «скелетами в шкафу», спустя два года стал активным претендентом на покупку ее акций. В 2016 году Сечин утверждал, что принадлежность «Роснефти» государству не является препятствием для участия в сделке и подчеркивал, что слияние увеличит инвестиционную привлекательность «Роснефти».

5 августа 2016 года «Роснефть» подала заявку на участие в приватизации «Башнефти». Алексей Улюкаев, занимавший тогда пост министра экономического развития России, высказывал сомнения в целесообразности этой сделки: «Я считаю, что „Роснефть“ фактически государственная компания, формально, конечно же, она принадлежит „Роснефтегазу“, а не Росимуществу, но фактически это государственная компания. Значит, ее участие в приватизации нецелесообразно».

6 октября Правительство России выпустило директиву, обязывающую членов совета директоров «Роснефти» голосовать за приобретение акций «Башнефти».
12 октября Алексей Улюкаев заявил о том, что сделка по покупке «Роснефтью» обыкновенных акций «Башнефти» в количестве 88 951 379 шт. (50,0755% уставного капитала) завершена. Спустя месяц Алексея Улюкаева арестуют и обвинят в получении взятки размером два миллиона долларов от «Роснефти» за положительное заключение, которое сделало возможной сделку по покупке госпакета акций «Башнефти» «Роснефтью».

2017 год
В мае 2017 года Арбитражный суд Башкортостана получил иск «Роснефти» к АФК «Система» и ее дочке «Система-Инвест». Нефтяная компания просит взыскать с корпорации 106,6 млрд рублей — такие убытки, по мнению «Роснефти», потерпела «Башнефть» в связи с реорганизацией структуры собственности, проведенной в 2013-2014 годах. Позже требования «Роснефти» выросли до 170 млрд рублей, обосновав это изменением курса рубля. Реорганизацию «Башнефти» истцы называют «преднамеренными и целенаправленными действиями АФК «Система» по причинению ущерба «Башнефти».

26 июня ряд активов АФК «Система» был арестован. Компания намерена обжаловать это решение. В заявлении на сайте АФК «Система» говорится, что корпорация не согласна с иском и считает требования истца незаконными и необоснованными: «АФК „Система“ является одной из крупнейших российских компаний, стоимость ее чистых активов значительно превышает сумму убытков, якобы понесенных истцами и предъявленных ими к взысканию».
Рассмотрение иска «Роснефти» к АФК «Система» было назначено на 27 июня, однако суд отложил его до 12 июля.

https://openrussia.org/notes/710925/

Реклама

Нефтяные миллиарды. История о том, как поссорились НК «Роснефть» и АФК «Система»

Оригинал взят у в Нефтяные миллиарды. История о том, как поссорились НК «Роснефть» и АФК «Система»

На днях «Коммерсант» опубликовал топ крупнейших российских компаний, чьи акции наиболее ликвидны. Среди лидеров занимает далеко не последнее место АФК «Система». И меня, честно говоря, на фоне требований президента Путина «выстроить отношения частного бизнеса и государственных компаний», удивляет, может быть, неосознанное желание некоторых госкомпаний обвалить весьма успешный бизнес той же АФК «Системы». А это значит потеря большого количества рабочих мест,  провал в поступлении налогов в госбюджет, снижение оборотов или даже банкротство дочерних компаний и многое другое. К сожалению, по моему мнению, именно так поступает одна из крупнейших госкорпораций, пытаясь с помощью арбитражных судов получить от АФК «Системы» какие-то нереальные миллиарды по весьма сомнительным, на мой взгляд, обстоятельствам давно минувших лет. Вот некоторые подробности этого беспрецедентного процесса:

Из истории вопроса:

В начале мая «Роснефть» и «Башнефть» подали в Московский арбитражный суд иск к АФК «Система» и ее «дочке» на 106,6 млрд руб. В иске сказано, что 106,6 млрд руб. «Башнефть» потеряла при реорганизации структуры собственности в 2013–2014 гг.   Суть претензий в том, что «Роснефть» и «Башнефть» не оспаривают сделок, совершенных при реорганизации, проведенной АФК «Система», но указывают, что реорганизация имела «экономически крайне отрицательные для общества («Башнефти») итоги», а это якобы и свидетельствует о преднамеренных и целенаправленных действиях АФК «Система» по причинению ущерба «Башнефти».

Однако, мнения экспертов и участников событий говорят о совершенно иной ситуации. Так управляющий партнер адвокатского бюро «Плешаков, Ушкалов и партнеры» Владимир Плешаков и партнер BMS Law Firm Денис Фролов считают, что сами действия по реорганизации «Башнефти» абсолютно законны.

При реорганизации в 2014 г., говорится в иске, «Башнефть» утратила контроль над 49,41% «Система-инвеста», которому принадлежало 25,24% «Башнефти». Из-за этого компания потеряла косвенный контроль над Башкирской энергосбытовой компанией (БЭСК), утратила долю в «Уфаоргсинтезе» и права на дивиденды «Система-инвеста», БЭСК, «Уфаоргсинтеза», а также лишилась возможности «участвовать в их хозяйственной деятельности».
За 49,41% в «Система-инвесте» «Башнефть» получила 16,8% собственных акций и погасила их по решению АФК «Система». Убытки от этой реструктуризации «Роснефть» и «Башнефть» оценивают в 57,2 млрд руб. Еще в 36,9 млрд истцы оценивают утрату права требовать возврата займа, который получил «Система-инвест» (16,8% акций «Башнефти» проданы вместе с долгом), плюс 12,5 млрд руб. истцы хотят получить за то, что во время реорганизации «Башнефть» была вынуждена сделать обязательное предложение держателям привилегированных акций, выкупить их за свой счет, а затем погасить.

Истцы могут выстроить причинно-следственную связь между действиями «Системы» и убытками «Башнефти», но сделать это крайне сложно, полагает партнер Tertychny Agabalyan Марат Агабалян. Прежде всего нужно будет доказать, что компания из-за реорганизации понесла реальные убытки, говорит Плешаков. Чистая прибыль за 2014 г. у «Башнефти» была 43 млрд руб., свидетельствуют данные отчета; а в 2015 г. – 58,2 млрд руб.

Деньги АФК «Система», по мнению истцов, вывела из «Башнефти» через ликвидацию долга перед компанией. Истцы указывают, что решение о реорганизации компании «Система» и ее «дочка» приняли за четыре месяца до возбуждения уголовного дела о приватизации башкирского ТЭКа. «Роснефть» и «Башнефть» обвиняют компании «Системы», что они целенаправленно выводили деньги из «Башнефти». Но основной и единственный довод истцов – это проведенная ответчиками реорганизация «Башнефти», обращает внимание Фролов, но вряд ли ответчики в 2013–2014 гг., проводя реорганизацию «Башнефти», преследовали цель причинить убытки юридическому лицу, акционерами которого были. Логика, что акционеры причинили реорганизацией убытки принадлежащей им компании, выглядит весьма неубедительно.

Сроки исковой давности или кот в мешке

Управляющий партнер адвокатского бюро «Плешаков, Ушкалов и партнеры» Владимир Плешаков считает аргументацию «Роснефти» и «Башнефти» сомнительной, как и законность их требований. Вызывает сомнение и утверждение, что срок исковой давности не истек, говорит юрист.

Но юристы «Роснефти» другого мнения: мол, по общему правилу срок исковой давности начинается с момента, когда пострадавшее лицо узнало (или должно было узнать) о нарушении его прав. Позиция «Роснефти» может также сводиться к тому, что истцы узнали о нарушении после приобретения 50,08% «Башнефти» у государства в октябре 2016 г., говорится в иске.

Но в данном случае, вопрос о якобы неинформированности «Роснефти» о действиях «Системы» вызывает большие сомнения. Дело в том, что все решения о реорганизации принимало собрание акционеров, протоколы были вывешены в публичном доступе, следует из данных сайта e-disclosure.ru. Например, решение о реорганизации «Башнефти» акционеры одобряли на внеочередном общем собрании 3 февраля 2014 г.: в нем участвовало 96,5% голосующих акций, за сделку проголосовало 91,8% присутствовавших. Реорганизация, которую провела АФК «Система», в тот момент не отразилась на стоимости «Башнефти», а все акционеры восприняли ее как необходимость для оптимизации структуры собственности, говорит один из бывших акционеров «Башнефти»: «Это делалось в общих интересах для повышения прозрачности управления компанией. Реорганизация бы очень помогла при подготовке к IPO».

Как-то не хочется верить в то, что госкомпания «Роснефть», планируя покупку «Башнефти» не ознакомилась со всеми сделанными ранее решениями по реорганизации компании. Тут без вариантов: либо изучали всё, либо ничего не изучали и, соответственно, покупали кота в мешке. Получатся, что «Роснефть» знала о реорганизации «Башнефти» и теперь пытается убедить суд в том, что не знала, и таким образом продлить сроки исковой давности. А если это не так, то как же могла «Росфнеть» приобретать «Башнефть», даже не выясняя заранее про все реорганизационные процессы, которые проводились с приобретаемой ими компанией?

Вчера – не хочу, а сегодня – хочу?

Сентябрь 2014 года. РИА «Новости» сообщают: Глава «Роснефти» заявил, что «Роснефть» никогда не рассматривала покупку акций «Башнефти» из-за «скелетов в шкафу» и рисков приватизации этого актива. Тогда же в сентябре 2014 года еще более эмоционально высказался о возможном интересе «Роснефти» к приобретению акций «Башнефти» пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев: «Откуда взялся этот бред? То есть, мы должны доказывать, что никаких переговоров и никакого интереса к «Башнефти» не было. А как это доказать? Никак».

И вот уже в 2016 году… Все средства массовой информации и официальные источники сообщают, что «Роснефть» стала единственным претендентом на покупку 50,8 процентов акций «Башнефти», принадлежащих государству. Что и было благополучно сделано за 330 миллиардов рублей.

А еще менее чем через год «Роснефть» вдруг обнаружила в давней реорганизации «Башнефти» структурами «АФК «Системы», вероятно, те самые «скелеты в шкафу и риски приватизации», о которых, видимо, еще давно был информирован глава «Роснефти» и о которых он упоминал в своем интервью.   Так как же получается: в «Роснефти» знали заранее про «риски» и «скелеты в шкафу» и все же купили за 330 миллиардов рублей у государства акции «Башнефти»???

И еще один удивительный момент, вызывающий массу вопросов. Если, как утверждают юристы «Роснефти» в иске к АФК «Система», имели место  «преднамеренные и целенаправленные действия АФК «Система» по причинению ущерба «Башнефти» на многие миллиарды рублей, то это уже серьезное уголовное преступление и совсем не юрисдикция арбитражного суда. Однако, никакого уголовного дела в отношении «Системы» по преднамеренному нанесению ущерба «Башнефти» не существует и, насколько известно, и не планируется. Тогда каким образом «Систему» пытаются обвинить в уголовном преступлении с помощью арбитражного суда? 

И вот, знаете, когда выяснилось, что на последнем заседании судья удовлетворил всех ходатайства «Роснефти» и ни одного «АФК «Системы», мне вдруг показалось, что данный арбитражный суд однозначно закончится разгромной победой «Роснефти», чьи требования к АФК «Системе» удовлетворят в полном объеме. Ну, так бывает. Но только вот выхлоп у этого суда будет весьма нехороший, причем не в России, а в мировых деловых и финансовых изданиях, которые, скорее всего вынесут свой журналистский вердикт о том, что, мол, российский арбитражный суд стал на сторону крупнейшей госкомпании, которая, по их мнению, близка к нынешней власти. Некрасиво это будет.

И, может быть, имеет смысл в этой войне пойти на мировую, придя к результату, который устраивал бы обе стороны арбитражного спора. Тем более, насколько мне известно, сторона ответчика, в общем-то, готова договариваться. И я сомневаюсь, что той же «Роснефти» нужен этот суд, эхо которого может сработать в имиджевый минус не только крупнейшей госкомпании, но и всей стране.

Российский инвестиционный климат

04.05.2017 Атака на АФК Систему http://spydell.livejournal.com/638733.html
26.05.2017 Mafia State http://spydell.livejournal.com/640052.html
25.05.2017 «Роснефть» увеличила сумму иска к «Системе» из-за ослабления рубля
Нефтяная компания требует с АФК 170,6 млрд рублей
https://www.vedomosti.ru/business/articles/2017/05/25/691532-rosneft-uvelichila
07.06.2017 АФК Система и Роснефть: начало http://spydell.livejournal.com/640888.html

http://spydell.livejournal.com/tag/АФК%20Система

Во вторник 6 июня в Государственной думе прошли парламентские слушания под названием «Создание правовых условий для обеспечения жителей города Москвы комфортным и современным жильем как ключевой элемент реновации жилищного фонда». На них обсуждали законопроект о внесении изменений в Закон Российской Федерации «О статусе столицы Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления особенностей регулирования отдельных правоотношений в целях реновации жилищного фонда в столице Российской Федерации — городе федерального значения Москве, более известный как «закон о сносе».

Вице-премьер Козак в крайнем раздражении сказал, что этот колхоз с приватизацией квартир создали не они, а расхлебывать приходится им. «Не надо абсолютизировать право собственности» — посоветовал он.
http://scilla.ru/content/view/5153/2/

aftershock: Россия представила суду США доказательства мошенничества при приватизации ЮКОСа

https://aftershock.news/?q=node/408417

Доказательства нарушений при приватизации нефтяной компании «ЮКОС» Россия представила в суд округа Колумбия 5 июня. «Шестеро олигархов захватили права собственности на компанию «ЮКОС» в ходе залоговой приватизации 1995–1996 гг. путем мошенничества, сговора и подкупа государственных должностных лиц», – пересказываетсуть обновленного ходатайства собеседник ТАСС, близкий к российской стороне. Речь идет о госчиновниках, назначенных правительством Виктора Черномырдина управляющими ЮКОСа, которые «помогли подстроить процесс приватизации в пользу олигархов, сразу сделав тех миллиардерами». В обмен чиновники получили 15%-ный «откат», что «было равносильно взятке в размере $1–2 млрд», – рассказал собеседник агентства.

Получателями взятки в ходатайстве названы Сергей Муравленко, Юрий Голубев, Виктор Казаков и Виктор Иваненко, назначенные государством менеджерами ЮКОСа до приватизации компании, сообщает РБК со ссылкой на судебные документы.
http://www.rbc.ru/politics/08/06/2016/575881139a794764b42124fe
Из ходатайства следует, что шестеро российских «олигархов» пообещали им «огромные взятки», если те помогут правильно приватизировать компанию. Взятки перечислялись в 2002–2003 гг. в адрес подставной компании Tempo Finance Ltd. (Британские Виргинские острова). Между ней и Yukos Universal в 2002 г. был заключен договор, из которого следует, что «олигархи» пообещали отдать «должностным лицам» 15% от любой сделки по продаже акций ЮКОСа. На тот момент эта доля могла составлять от $1 млрд до $2 млрд, указывается в ходатайстве.

Российская защита в лице юристов White & Case утверждает, что эти доказательства мошенничества при приватизации ЮКОСа были впервые представлены в документах для Высшего регионального суда Берлина 20 апреля 2016 г., но имена Муравленко, Казакова, Иваненко и Голубева звучали в судах по делам компании в 2000-х гг. Обвинений им, впрочем, предъявлено не было. В 2007 г. Муравленко, давая свидетельские показания, рассказывал следователям, что перед приватизацией ЮКОСа Михаил Ходорковский «устно пообещал» экс-чиновникам, что их «материальные интересы будут учтены». Муравленко также рассказывал, что подписывал договор 2002 г., по которому Group Menatep Limited выплачивает денежные средства Tempo Finance, бенефициарами которой являлись четверо топ-менеджеров.

Эта же схема фигурировала в постановлении о привлечении Ходорковского в качестве обвиняемого и приговоре Хамовнического суда Ходорковскому и Платону Лебедеву в декабре 2010 г.

Как рассказали собеседники ТАСС, после заключения соглашения часть акций была продана «олигархами» в виде американских депозитарных расписок инвесторам из США, которые в итоге «потеряли миллиарды долларов, когда олигархам пришлось расплачиваться за свои преступления».

Глава Международного центра правовой защиты Андрей Кондаков оценивал потери американских инвесторов в $4,5 млрд., приводит РБК его заявление ВВС. «Было размещено приблизительно 15% уставного капитала ЮКОСа на американском и европейских рынках, и их купили мелкие инвесторы. Суммарно от продажи 15% своих акций ЮКОС получил порядка $4,5 млрд. То есть потери американских инвесторов составили $4,5 млрд», – отметил он.

Информация о взятках при приватизации ЮКОСа была представлена в американский суд, который рассматривает ходатайство бывших акционеров компании о признании и исполнении в США решения Гаагского третейского суда о выплате им $50 млрд.

В конце марта 2016 г. Ходорковский заявил, что считает приватизацию нефтяных активов, на базе которых был создан ЮКОС, несправедливой, но законной. «Я купил ЮКОС в 1996 г., а отняли его у меня в пользу «хорошо известной лично» Путину «Байкалфинансгрупп» из распивочной «Лондон» в Твери в 2004. Я считаю несправедливым и первое, и второе. Но я купил, как все прочие, по тогдашним законам, а у меня отняли для друзей Путина, убив тюрьмой Алексаняна и изломав судьбы десятков людей», – написал он в Facebook.

Ведомости http://www.vedomosti.ru/business/news/2016/06/09/644739-rossiya-sudu-moshennichestva-yukosa

Сергей Муравленко – — депутат Государственной думы 4-го, 5-го и 6-го созывов, член комитета по природным ресурсам и природопользованию, фракция КПРФ. Занимал пост председателя совета директоров НК «ЮКОС» с 1997 по июнь 2003 года, бывший член президиума центрального политсовета движения «Россия». В 2004 году занял 73 место в списке богатейших людей России по версии журнала Forbes с состоянием в 340 млн долларов.
Ссылка на сайт КПРФ: https://kprf.ru/personal/muravlenko

Виктор Казаков — депутат Государственной Думы четвертого-шестого созывов (2003-2007, 2007-2011, 2011-2016), бывший первый вице-губернатор Самарской области, бывший президент ЗАО «ЮКОС Эксплорейшн & Продакшн», бывший первый вице-президент АО «Нефтяная компания «ЮКОС».
Ссылка на сайт ГД: http://www.duma.gov.ru/structure/deputies/131082/

Виктор Иваненко —бывший генерал-майор ФСБ. С мая 1991 года — и. о. председателя, а с 5 августа по 26 ноября 1991 года — председатель КГБ РСФСР. Создатель Службы безопасности РАО «Газпром». С апреля 1993 по октябрь 1998 года вице-президент, первый вице-президент, заместитель председателя правления АО «Нефтяная компания „ЮКОС“».

mk.ru: Интервью Геращенко о деле Юкоса

6 апреля 2016 «Боженька все видит»: Виктор Геращенко раскрыл тайны дела ЮКОСа. «Если называть вещи своими именами, наши власти обделались» http://www.mk.ru/politics/2016/04/06/bozhenka-vse-vidit-viktor-gerashhenko-raskryl-tayny-dela-yukosa.html
http://www.mk.ru/print/article/1418490/


Владимир Путин и Михаил Ходорковский во время встречи президента с представителями Российского союза промышленников и предпринимателей. Москва, Кремль, 31 мая 2001 года.

Приближается дата вынесения окружным судом Гааги решения по жалобе России на вердикт третейского суда, присудившего бывшим акционерам ЮКОСа компенсацию в размере 50 млрд долларов. Своими воспоминаниями о том, как начиналось дело ЮКОСа, с «МК» поделился Виктор Геращенко — последний председатель наблюдательного совета компании ЮКОС.

Как ожидается, решение будет оглашено в Гааге 20 апреля. Вряд ли, впрочем, оно станет последней точкой в споре: проигравшая сторона скорее всего обратится в следующую инстанцию — Верховный суд Нидерландов. Но время работает, пожалуй, уже против нас: с 15 января 2015 года на сумму компенсации начисляются штрафные проценты, ежедневно увеличивая ее на 2,6 млн долларов. Одновременно быстро растет список зарубежных активов РФ, арестованных по требованию истцов. Россия, однако, готовится нанести ответный удар: в конце прошлого года принят закон, позволяющий арестовывать имущество иностранных государств на территории нашей страны. В общем, конца противостоянию пока не просматривается. Но зато отчетливо видны истоки.

— Виктор Владимирович, какие чувства вызывают у вас новости о поражениях России в юридических баталиях, инициированных бывшими акционерами ЮКОСа? Радует то, что в зарубежных судах эта история получила именно ту оценку, которую в свое время дали вы, — «украли, сволочи»? Я, естественно, привожу смягченный вариант вашей исторической фразы.
— Нет, никакой радости я, конечно, не испытываю. И так все непросто у нас с экономикой, а тут такие суммы… Но решение, принятое в Гааге, считаю совершенно справедливым. В те годы, когда я возглавлял наблюдательный совет, я прямо говорил людям из президентского окружения, что они совершают большую глупость, уничтожая ЮКОС. Ведь ограбленными оказались не только владельцы компании, но и большое количество миноритарных акционеров. Большинство из которых были иностранцами. Понятно же было, что они не оставят это просто так.

— Начнут мстить…
— Не мстить, а искать справедливости. Но в Кремле продолжали гнуть свою линию. И вот теперь это аукается. Если называть вещи своими именами, наши власти обделались. Не просчитали последствий, не разобрались в ситуации. Да и не хотели разбираться. Я уверен, что в основе дела ЮКОСа лежит личная обида Владимира Владимировича на Михаила Ходорковского. За то, что тот посмел ему перечить.

— Вы имеете в виду их перепалку в феврале 2003 года на встрече президента с представителями крупного бизнеса?
— Совершенно верно. Ходорковский ведь тогда при всех заявил Путину, что тот не разбирается ни в экономике, ни во внешней политике. Мало того, после того, как встреча завершилась, Ходорковский, насколько мне известно, сказал в коридоре Владимиру Потанину: «Володя, ну его на фиг. Давай ты будешь президентом, а я премьером». Сказал не один на один, у разговора были свидетели, которые, судя по всему, и доложили «кому надо». А потом, как мне говорили, уже где-то за границей произнес похожую фразу. Мол, люди, находящиеся у власти, некомпетентны, и пора их менять. И опять при свидетелях. А доносчиков у нас всегда хватало.

— Есть мнение, что европейскими судьями тоже двигала обида. Что, мол, Запад наказывает таким образом Россию за ее независимую политику.
— Ну, наверное, наш конфликт с Западом несколько добавил прыти судьям. Но не более того. Очевидно же, что с компанией и ее акционерами обошлись несправедливо. Как говорили в нашем дворе во времена моего детства, жадность фраера сгубила. Активы распродавались по явно заниженным, надуманным ценам. Хотя я и не крещеный, но не могу не сказать: боженька все видит.

— Как считаете, придется платить?
— Считаю, надо платить. Мы же сами связали себя обязательствами: подписали Энергетическую хартию, согласились на рассмотрение дела Гаагским арбитражем… Никто ведь не заставлял. Значит, должны выполнять то, под чем подписались.

— Известна история тяжбы, затеянной владельцем компании «Нога» швейцарцем Насимом Гаоном: тот тоже долго судился с Россией, но остался в итоге на бобах.
— Да, по его искам даже арестовывались средства Центробанка (Виктор Геращенко возглавлял ЦБ РФ в 1992–1994 и 1998–2002 гг. — «МК») в некоторых европейских странах. Но мы тогда успешно отбились.

— Так, может, и на этот раз обойдется?
— Вряд ли стоит на это рассчитывать. Масштабы и характер этого дела совершенно другие. Нет, на этот раз все будет гораздо серьезнее.

— Виктор Владимирович, вы возглавили наблюдательный совет ЮКОСа в самый разгар атаки на него. Что заставило вас, искушенного, опытного человека, ввязаться в это явно безнадежное дело?
— После отставки с поста председателя Центробанка я какое-то время работал в научно-исследовательском институте при ЦБ. Делать там особо было нечего, и когда в 2003 году ко мне обратились Рогозин и Глазьев, сказали, что есть такой кремлевский проект, партия «Родина», и предложили в нем участвовать, я согласился. Ну, прошли мы в Думу. Начинается формирование комитетов — ни в какой приличный комитет не зовут. Потом предложили войти в комитет по собственности. Важный, конечно, но все-таки не моя стезя. С моим бэкграундом мне больше подошел бы комитет по бюджету или по экономической политике.

И тут, это был конец января 2004 года, мне нежданно-негаданно говорят, что со мной хочет поговорить один товарищ из ЮКОСа — заместитель председателя правления Юрий Бейлин. Первая беседа была самая общая: как я смотрю на экономику, на развитие страны и так далее. Недели через две встретились вновь. И вот тут уже пошел конкретный разговор: «Хотели бы предложить вам возглавить наблюдательный совет ЮКОСа».

На тот момент из 11 членов совета выбыли двое: Ходорковский, который находился в тюрьме, и Семен Кукес, прежний председатель, который вскоре покинул компанию. По словам Бейлина, никто из оставшихся членов совета не хотел занимать председательский пост. Но понятно, что в ЮКОСе рассчитывали, что со мной им легче будет выходить на людей во власти и вести переговоры.

— Сразу согласились?
— Нет, сказал, что надо подумать. Я посоветовался с двумя знающими людьми, мнению которых доверяю, — с Владимиром Пансковым (глава Минфина в 1994–1996 гг., с 1997 по 2006 год аудитор Счетной палаты. — «МК») и Владимиром Петровым (первый замминистра финансов в 1995–1997 гг., член Совета Федерации. — «МК»).

Спросил их, насколько, на их взгляд, обоснованны налоговые претензии к ЮКОСу. Оба заверили меня, что это просто придирки, что законодательство позволяло использовать внутренние офшорные зоны, что все компании это делали. И тогда я подумал: «Почему бы и нет?» Все-таки самая крупная нефтяная компания страны, модернизированная, с очень маленькой внешней задолженностью.

С другой стороны, ясно было, что следующие четыре года в Думе будут пустыми. Ну, депутат. И что? Понятно, что все будет решать думское большинство. И я дал свое согласие. Когда я объявил о своем решении «родинцам», Дима Рогозин сказал: «Вить, возьми меня с собой». В шутку, конечно. А Скоков (Юрий Скоков, сопредседатель высшего совета избирательного блока «Родина». — «МК») состроил такую мину… По-моему, всерьез на меня обиделся. Хотя на что обижаться-то?

Некоторое время спустя со мной зачем-то захотел встретиться мой бывший помощник в Центробанке, выходец из спецслужб. Сказал, что ему позвонил Виктор Иванов, помощник президента (c 2008 года — директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков. — «МК»), и попросил «сказать ему», то есть мне, что «он не туда идет». «А чего, — спрашиваю, — сам не позвонил? Мы же лично знакомы! И вообще, шел бы он куда подальше!» — «Так и передать?» — «Можешь так и передать».

Ну а 24 июня прошло собрание акционеров, на котором меня избрали председателем наблюдательного совета. На следующий день звоню в приемную Путина: «Здрасьте». — «Здравствуйте, рады вас слышать». — «Как бы мне записаться на прием к Владимиру Владимировичу?» — «А это через Дмитрия Анатольевича, главу администрации». В приемную Медведева я звонил две недели, почти каждый день. Мне всякий раз вежливо сообщали, что Дмитрий Анатольевич не может со мной переговорить: то его нет на месте, то он занят.

В конце концов мне сказали, что меня примет Игорь Шувалов, который тогда был помощником президента. Ну, к Шувалову так к Шувалову. Я, кстати, был неплохо с ним знаком. Прихожу, говорю: «Игорь Иванович, так и так, не находим общего языка с властью».

— А каким, собственно, вам виделся общий язык?
— Наша позиция была следующей. Да, мы не согласны с претензиями и будем судиться. Но поскольку нам сказали «платите», то, как законопослушные налогоплательщики, мы, естественно, будем платить.

На тот момент было известно о двух налоговых требованиях, за 2000 и 2001 годы, составлявших в сумме порядка семи миллиардов долларов. За 2002 и 2003 годы, по нашей оценке, могли «накрутить» еще миллиардов пять. Мы ведь еще не знали, что к нам применят двойные штрафные проценты как к злостным неплательщикам и общая сумма налоговых претензий дойдет до почти 30 миллиардов долларов. Охренеть, я извиняюсь. Но тогда мы исходили из 12 миллиардов. Компания была мощная, эффективная, цены на нефть вполне приличные, так что погасить эту сумму было вполне реально. Но, естественно, не сразу.

Предложение было такое: дайте нам спокойно работать, и через два года мы полностью рассчитаемся со всеми долгами. Кроме того, Ходорковский объявил о том, что он и его партнеры по Group MENATEP, основного акционера ЮКОСа, готовы безвозмездно передать в распоряжение юкосовского менеджмента принадлежавшие им пакеты акций, которые могли быть использованы для погашения налоговой задолженности. Правда, с этих акций нужно было снять арест.

Вот со всеми этими идеями я и пришел в администрацию президента. Да, кроме того, показал Шувалову письмо известного финансиста Рудлоффа, возглавлявшего тогда банк Barclays Capital. На тот момент уже было известно о намерении властей продать с молотка «Юганскнефтегаз», и в письме говорилось, что распродажа производственных активов ЮКОСа ударит по интересам иностранных акционеров и будет во всем мире воспринята как конфискация.

— И что на это ответил Шувалов?
— «Мы, — говорит, — Ходорковскому не верим». Мол, тот просто добивается, чтобы ему дали срок поменьше. Выйдет потом и заявит, что его заставили отдать акции. Начнет судиться.

— Словом, общего языка с властью вы так и не нашли.
— Думаю, у Шувалова была единственная задача — избавить власть от упреков в том, что она не хочет нас выслушать. Мол, ты просил о встрече — вот тебе встреча. Не будешь потом говорить, что в администрации президента не захотели разговаривать с представителями ЮКОСа.

— Это была последняя ваша попытка достучаться до Путина?
— Нет, была еще попытка контакта — при посредничестве бывшего канадского премьера Жана Кретьена. После своей отставки тот работал в юридической фирме, которая в числе прочего представляла интересы группы МЕНАТЕП в Канаде. Осенью 2004 года он приехал по каким-то своим делам в Москву и встречался с Путиным. По просьбе нашего президента.

Как мне рассказывал тогдашний председатель правления ЮКОСа Стивен Тиди, с которым этим поделился сам Кретьен, Путин якобы попросил канадца использовать свое влияние и переговорить со своим преемником Полом Мартином, а по возможности и с лидерами других стран — членов G8. Речь шла, насколько я помню, о том, что Россия хотела стать полноправной участницей «восьмерки», включая обсуждение финансовых вопросов.

Кретьен сказал: «Хорошо, я попробую». И попросил, в свою очередь, позволения затронуть тему ЮКОСа. Путин согласился выслушать, и Кретьен изложил нашу позицию: считаем налоговые требования несправедливыми, но готовы все заплатить. Но не сразу, естественно, — нужна какая-то рассрочка. По словам Кретьена, президент ответил, что он, вообще-то, вне этого дела. Но пусть, мол, они, юкосовцы, напишут письмо премьеру и министру финансов, а он попросит их это письмо рассмотреть. Мы быстренько составили и отправили такое письмо. Ответ пришел через месяц или чуть больше: рассрочка невозможна. Примерно в это же время нам выставили новые налоговые требования. Их общая сумма превысила 20 миллиардов долларов…

В начале 2005 года Кретьен вновь оказался в Москве и захотел увидеться со мной. Встретились в «Метрополе», в его номере. «Как дела?» — спрашивает. «Банкротить, — отвечаю, — нас будут. Вот продали с аукциона наш «Юганскнефтегаз». С вопиющими нарушениями, по заниженной цене». Рассказал о том, что нам ответили из правительства. Кретьен, в свою очередь, сказал, что написал Путину о том, что выполнил свою часть договоренности. Но никакого ответа не получил.

Говорю: «Может, вы не на том языке к нему обращаетесь? Вы пишете по-английски, а он знает немецкий». Кретьен рассмеялся, поняв мой сарказм… Из Москвы он поехал в Казахстан, на какую-то международную конференцию, и выступил там с довольно резкими заявлениями. Сказал, что с Россией сложно иметь дело, что российские власти ущемляют интересы иностранных инвесторов.

— На тот момент вы были одним из немногих представителей юкосовского руководства, которые не оказались за решеткой либо в эмиграции.
— Да, почти все остававшиеся на свободе руководители ЮКОСа уехали из страны. Мне волей-неволей пришлось стать спикером, выступать от имени компании. Здорово помогала Светлана Бахмина, которая тогда была заместителем начальника правового управления. Но потом и ее арестовали…

Пришлось, кстати, заняться формированием наблюдательного совета. В 2005 году его покинули все иностранцы, причем управляющий директор Group MENATEP Тим Осборн написал нам, что больше не будет предлагать своих людей в совет. Сами, мол, разбирайтесь.

Интересная история, кстати, произошла с Иваном Силаевым (в 1990–1991 гг. председатель Совета министров РСФСР, глава Комитета по оперативному управлению народным хозяйством СССР. — «МК»). Приходит ко мне, говорит: «Слышал, что у вас проблемы с наблюдательным советом. Я бы с удовольствием вошел. Думаю, Михаил Борисович не будет возражать, поскольку хорошо меня знает». Ходорковский и Невзлин были советниками у Силаева, когда тот возглавлял российское правительство.

«Хорошо, — отвечаю, — спросим у Ходорковского». Через адвоката Антона Дреля пришел ответ: «Конечно, почему нет». А через несколько дней вновь прибегает Силаев: «Знаете, я не могу быть в совете. Сыновья отговаривают, жена на коленях умоляет…» А мы уже объявили, кто войдет в совет, изменить ничего нельзя. Или же надо вносить поправки в документы и сокращать его численность, а это большая головная боль.

Говорю: «Иван Степаныч, извините, но так дела не делаются». Я еще понимаю, если бы это я его позвал, ничего тому толком не объяснив. Но он-то ведь сам пришел, никто не тянул! В итоге Силаев все-таки стал членом совета. Сразу же стал активно выступать: нельзя ли, мол, увеличить закупки ЮКОСом оборудования нашего, российского производства. Он ведь был председателем Союза машиностроителей. Но выяснилось, что у нас и так все в основном отечественное — 85 процентов. Из импортного покупали только то, что не производилось в России.

— Соответствует ли действительности информация о том, что к ЮКОСу в этот период проявляли большой интерес потенциальные иностранные покупатели?
— На меня дважды выходили представители иностранного бизнеса с предложением провести переговоры о возможной покупке остатков ЮКОСа. Первый раз это был немецкий Deutsche Bank, второй — одна крупная индийская компания. Намерения у инвесторов, насколько я могу судить, были серьезными.

Но наблюдательный совет не был уполномочен вести такие переговоры, поэтому я порекомендовал этим людям обратиться к владельцам и менеджменту. Было ли у этого зондажа какое-либо продолжение, мне неизвестно. На мой взгляд, на тот момент подобная сделка уже не могла состояться. Ситуация полностью контролировалась нашими властями, которые явно не были заинтересованы в таком развитии событий.

— Банкротство ЮКОСа было неизбежным?
— Против лома, как говорится, нет приема. Поводом для начала конкурсного производства стала задолженность ЮКОСа перед консорциумом иностранных банков. Из миллиардного кредита, взятого летом 2003 года, оставалось погасить меньше половины, 450 миллионов долларов с хвостиком. Но когда нам запретили любые платежи, кроме относившихся к производственной деятельности, ЮКОС, естественно, вынужден был прекратить выплаты по кредиту.

Мы сказали банкам, что погасим долг со всеми набежавшими штрафными процентами сразу после того, как продадим принадлежавший ЮКОСу пакет акций Мажейкяйского нефтеперерабатывающего завода. Стоил этот актив примерно 2,5 миллиарда долларов. Им мы могли распоряжаться свободно, поскольку он находится в Литве, за пределами российской юрисдикции. Банки сначала вроде бы пошли навстречу, а потом втихую продали этот клейм.

Дело явно не обошлось без наших чиновников: на банки, судя по всему, надавили, объяснив, что от их позиции по этому вопросу зависят перспективы развития их бизнеса в России. Точно так же, как надавили на «прайсов». PricewaterhouseCoopers отозвала в конце концов свои аудиторские заключения по причине якобы недостоверной информации, предоставленной ЮКОСом. Но, насколько мне известно, им грозили не продлить лицензию на деятельность в России.

Кстати, накануне того дня, когда «прайсы» выпустили это свое заявление, один из партнеров их московского подразделения приезжал ко мне на дачу извиняться. Мол, очень сожалеем, ничего личного, но вынуждены пойти на этот шаг, потому что хотим остаться в России.

— А сами вы ощущали какое-либо давление?
— Как-то в одном из интервью я в шутку сказал, что на меня никто не давит, кроме жены. Но в принципе так оно и было. Дело, конечно, не в том, что я обладал каким-то иммунитетом. Просто от наблюдательного совета тогда уже мало что зависело. Да и придраться ко мне было сложно: я ведь пришел в ЮКОС уже после того, как были совершены «преступления», в которых обвиняли руководителей компании. Пожалуй, единственный случай давления был после моего выступления на «Эхе Москвы».

— Того самого, в котором прозвучал не вполне, скажем так, цензурный аналог выражения «украли, сволочи»?
— Да. В тот день, незадолго до эфира, я встречался с двумя приехавшими в Москву коллегами, членами наблюдательного совета ЮКОСа Алексеем Конторовичем, директором Института нефтегазовой геологии и геофизики Сибирского отделения РАН, и Юрием Похолковым, ректором Томского политехнического университета. Посидели в ресторане неподалеку от их гостиницы, выпили, поговорили по душам… Время уже поджимало, поэтому, чтобы не опоздать на передачу, я добрался до «Эха» на метро. Ну и там, что называется, начал резать правду-матку.

Я-то, правда, думал, что передача выйдет в записи и меня, если что, «запикают». Но когда у меня вторично вырвалось «выражение», Венедиктов испуганно сказал: «Виктор Владимирович, у нас вообще-то прямой эфир…» После интервью звонит жена: «Как тебе не стыдно, на всю страну матом!» А на следующий день я был в гостях у родственников. Выхожу из дома, навстречу незнакомый мужчина лет 60: «Здрасьте, Виктор Владимирович». — «Здравствуйте». — «А я вас вчера слушал». — «Ну и как? Не слишком я?» — «Ни фига, все в порядке». Ну, он тоже употребил более сильное выражение. Говорю потом жене: «Видишь, какое у народа мнение?»

— Ну а в чем выразилось давление?
— Спустя день или два еду утром на работу. Звонит завсекретариатом: «Виктор Владимирович, пришли делать обыск в вашем кабинете». Никакого смысла в этом обыске не было: наш офис перерыли вдоль и поперек и давно изъяли то, что имело хоть какое-то отношение к делу. И потом, что у меня-то может быть интересного для них? Ну, приезжаю. Заходит молодой парень. Покопался в ящиках, взял какие-то аналитические бумажки. Потом говорит: «Виктор Владимирович, на память не распишетесь?» Тогда же мне вручили повестку с вызовом на допрос. Ну, раз вызывают, надо идти. Вопросы, как и следовало ожидать, были ни о чем. А под конец прозвучала та же просьба: «Не могли бы вы дать автограф».

— И эти действия вы связываете с тем вашим резким выступлением?
— А с чем еще это можно связать? Намекнули, чтобы, так сказать, выбирал выражения.

— Вы как-то сказали, что, когда вы работали в ЮКОСе, кто-то предложил вам вести дневник. На что вы ответили, что не уверены, что дневник не сожгут вместе с дачей…
— Это, конечно, было сказано в шутку. Мы как-то сидели с одним моим давним знакомым, швейцарским бизнесменом, и я стал рассказывать о том о сем… Тут-то он и сказал мне: «Виктор, веди дневник, книгу напишешь». Но желания вести дневниковые записи у меня не было. О чем сейчас часто жалею.

— Не собираетесь, кстати, и в самом деле взяться за книгу о своей работе в ЮКОСе?
— Это, конечно, был очень интересный опыт. Но писательских талантов в себе не чувствую. В слове «писать» я, извините, обычно использую другое ударение. К тому же многие имена и даты уже стерлись из памяти… Так что буду читать, что напишут другие. Да и история эта, как видите, еще далеко не закончилась.

Российская нефтяная отрасль: источники финансирования

«Роснефть» отсудила старые льготы. Компания может получить 60 млрд руб. из бюджета в течение месяца.

«Роснефть» вплотную приблизилась к получению 60 млрд руб. из бюджета. Компания через суд добивается возврата переплаченных таможенных пошлин на нефть по своему активу ВЧНГ, и Минэнерго не удалось убедить Верховный суд приостановить решения предыдущих инстанций, вставших на сторону «Роснефти». Теперь компания, если обратится за получением денег, может получить их в течение месяца. Но у Минэнерго еще остается шанс убедить Верховный суд пересмотреть дело.

Верховный суд отказал Минэнерго в приостановлении решений апелляционной и кассационной инстанций в споре с «Роснефтью» о переплаченных таможенных пошлинах на нефть с Верхнечонского месторождения в Иркутской области. Минэнерго подало соответствующую жалобу 10 февраля. Теперь министерство обязано будет выполнить решение судов и выдать «Роснефти» справку о подтверждении «особых физико-химических характеристик» нефти с этого месторождения. В свою очередь, такая справка даст «Роснефти» право претендовать на возврат таможенных пошлин на сумму 60 млрд руб.

«Роснефть» считает, что имеет право на пошлины, которые «Верхнечонскнефтегаз» (ВЧНГ, разрабатывает месторождение) избыточно уплатил в бюджет в 2012-2013 годах. Тогда ВЧНГ был активом ТНК-ВР, но был куплен «Роснефтью» в 2013 году. ВЧНГ имел право на льготы по экспортной пошлине на нефть, но не пользовался ими. «Роснефть» после покупки компании продолжила платить полную пошлину и лишь в январе 2015 года попыталась истребовать льготы для ВЧНГ задним числом, упирая на то, что срок возмещения излишне уплаченных налоговых платежей (три года) еще не истек. «Роснефть» хотела получить от Минэнерго подтверждение того, что на месторождении велась добыча льготируемой нефти в 2012-2013 годах, но министерство отказалось на том основании, что были пропущены сроки подачи документов (см. «Ъ» от 29 апреля 2015 года).

В итоге Минэнерго проиграло дело в двух инстанциях, а после того как Верховный суд отклонил его ходатайство, «Роснефть» может непосредственно приступить к получению денег. Минэнерго должно выдать компании справку в течение пяти дней с момента принятия решения в кассации, которое было вынесено 10 февраля. В Минэнерго и «Роснефти» отказались комментировать, выдана ли уже эта справка. Получив справку, компания может обратиться в ФТС с заявлением о возврате денег. На его рассмотрение и возврат уплаченных пошлин таможенным органам по закону дается месяц. Подобные прецеденты уже были, хотя и с меньшими суммами. ТНК-BP подавала несколько исков к ФТС за переплату пошлин в 2004-2008 годах — в общей сложности на 10 млрд руб. Суды взыскали эту сумму в пользу ТНК-ВР в 2009-2010 годах, а затем компания взыскала с таможни и 922 млн руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Вместе с тем само по себе рассмотрение дела пока не завершено. Хотя Минэнерго не удалось добиться приостановления решений предыдущих инстанций, судья Верховного суда (ВС) все равно будет рассматривать жалобу министерства. Если тот откажет Минэнерго в передаче дела на рассмотрение судебной коллегии ВС, то Минэнерго может пожаловаться председателю ВС и «все-таки добиться рассмотрения своей жалобы по существу», отмечает партнер адвокатского бюро «Дмитрий Матвеев и партнеры» Юрий Поспеев. Если же дело дойдет до судебной коллегии, то вариантов развития событий гораздо больше. Среди ее полномочий — отмена постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций, а также всех вынесенных по делу судебных актов. «Она может направить дело на новое рассмотрение в суде первой инстанции. В таком случае рассмотрение дела начнется с самого начала»,— говорит юрист. Впрочем, как напоминает старший юрист Herbert Smith Freehills Сергей Еремин, жалобы в Верховный суд на решения кассаций удовлетворяются чрезвычайно редко — примерно в 2% случаев.
http://kommersant.ru/doc/2917235

ТНК-BP имела льготы но почему-то (?!) не пользовалась ими 🙂
А Роснефть сумела 🙂
«Все животные равные, но некоторые равнее» (c)
«Друзьям все, остальным закон» (с)

— — —
11 дек 2014 «Роснефть» за час привлекла на рынке 625 млрд руб http://www.rbc.ru/business/11/12/2014/5489d9682ae59641787e909c
— — —
Интересный вопрос: восьмое чудо света — это сложный процент или фиатные деньги?

Судебные иски против Газпрома

Читать далее

Генпрокурор Чайка о некоторых этапах истории Газпрома

В День юриста, 3 декабря, генеральный прокурор Юрий Чайка назвал расследование Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) заказным, заявив, что изложенные в нем сведения «носят заведомо лживый характер и не имеют под собой никакой почвы». Тогда же он сообщил, что знает, кто и что стоит за фильмом ФБК, пообещав вскоре это обнародовать.

С 2004 года правоохранительными органами Российской Федерации расследуются преступные схемы хищений в период с 1996 по 2006 год из России огромных денежных средств. Их идеологами являются спецслужбы США, а организатором выступил гражданин США, ныне подданный Великобритании У. Браудер.

В результате задуманной спецоперации, последующих действий Браудера и подконтрольных ему лиц в указанный период в нашей стране были зарегистрированы десятки фиктивных фирм с целью преодоления установленного указом президента РФ запрета на приобретение нерезидентами акций российских предприятий и незаконной скупки акций ОАО «Газпром».

Сформировав семипроцентный пакет акций (133 млн штук) этого общества, Браудер через подконтрольных ему лиц пытался шантажировать руководящие органы ОАО «Газпром», требовал изменения устава общества, проведения досрочного созыва собрания акционеров, включения в руководство общества его представителей, блокировал принятие решений. Я думаю, вы представляете, что могло бы произойти, если бы спецоперация достигла цели. Все документы, в том числе конфиденциального характера, о деятельности самой крупной корпорации страны через участие в совете директоров стали бы доступны спецслужбам иностранного государства, американским корпорациям — конкурентам «Газпрома» в сырьевой отрасли. Это создавало реальную угрозу безопасности государства, его экономическим устоям. К счастью, все эти планы не воплотились в жизнь по не зависящим от Браудера обстоятельствам.

Все указанные события сопровождались выводом преступно полученных дивидендов на миллиарды рублей в офшоры, неуплатой налогов и преднамеренным банкротством предприятий.

Криминальным апогеем деятельности группировки У. Браудера стала реализация схемы хищения более 5 млрд рублей из российского бюджета, ответственность за которую он всячески пытается переложить на российских чиновников.

Российским судом У. Браудер признан виновным в совершении налоговых преступлений и заочно приговорен к девяти годам лишения свободы.

Расследование иных совершенных им и его соучастниками преступлений продолжается. По делу была образована мощная следственная группа, ее работа заметно активизирована. Следствие проводится сразу в нескольких странах. Его результаты однозначно будут иметь для У. Браудера крайне нежелательные последствия — и не только для него.

Понимая это, Браудер предпринимает все возможные меры по нейтрализации возникающих угроз. Средства и способы достижения данной цели для него привычные — угрозы, шантаж, дискредитация лиц, проводящих расследование. Как раз с этим мы сейчас и столкнулись, но обо всем по порядку.

Первое. Вся криминальная деятельность Браудера в России сопровождалась чередой загадочных смертей людей из его окружения, происшедших после начала расследования в нашей стране совершенных им преступлений. Так, в течение непродолжительного времени скоропостижно скончались представитель кипрских компаний Браудера Гасанов и номинальный директор одного из вовлеченных в преступную схему обществ Курочкин. Вслед за этим при странных обстоятельствах при падении с 16-го этажа новостройки погибает Коробейников — владелец банка, использовавшегося в хищении средств. Именно уход из жизни нескольких людей, чьи показания о деятельности Браудера могли быть интересны следствию, вынудил еще двоих его соучастников, опасавшихся за свою жизнь, выехать из Украины, где они скрывались, явиться с повинной в российские правоохранительные органы и дать признательные показания, в том числе об участии Браудера в совершении преступлений. По каждому из случаев смерти вышеназванных лиц в настоящее время возбуждены уголовные дела об убийствах.

Второе. На определенной стадии расследования в России преступлений Браудера последний понимает, что все для него может закончиться очень плохо. И в этот момент в следственном изоляторе от заболевания умирает Магнитский. Браудер и его руководители из спецслужб США решают использовать эту смерть по максимуму. Для Браудера она явилась спасательным кругом, а спецслужбы США воспользовались трагедией для старта своей очередной спецоперации по дискредитации России в глазах мирового сообщества.

В ход пошли заказные публикации в СМИ и другие, самые разные способы воздействия на общественное мнение. Манипулируя им, используя присущее людям чувство сострадания, Браудер преподносит смерть С. Магнитского в качестве расправы над его адвокатом за проведенное расследование коррупции в российских органах власти.
Первое. Вся криминальная деятельность Браудера в России сопровождалась чередой загадочных смертей людей из его окружения, происшедших после начала расследования в нашей стране совершенных им преступлений. Так, в течение непродолжительного времени скоропостижно скончались представитель кипрских компаний Браудера Гасанов и номинальный директор одного из вовлеченных в преступную схему обществ Курочкин. Вслед за этим при странных обстоятельствах при падении с 16-го этажа новостройки погибает Коробейников — владелец банка, использовавшегося в хищении средств. Именно уход из жизни нескольких людей, чьи показания о деятельности Браудера могли быть интересны следствию, вынудил еще двоих его соучастников, опасавшихся за свою жизнь, выехать из Украины, где они скрывались, явиться с повинной в российские правоохранительные органы и дать признательные показания, в том числе об участии Браудера в совершении преступлений. По каждому из случаев смерти вышеназванных лиц в настоящее время возбуждены уголовные дела об убийствах.

Второе. На определенной стадии расследования в России преступлений Браудера последний понимает, что все для него может закончиться очень плохо. И в этот момент в следственном изоляторе от заболевания умирает Магнитский. Браудер и его руководители из спецслужб США решают использовать эту смерть по максимуму. Для Браудера она явилась спасательным кругом, а спецслужбы США воспользовались трагедией для старта своей очередной спецоперации по дискредитации России в глазах мирового сообщества.

В ход пошли заказные публикации в СМИ и другие, самые разные способы воздействия на общественное мнение. Манипулируя им, используя присущее людям чувство сострадания, Браудер преподносит смерть С. Магнитского в качестве расправы над его адвокатом за проведенное расследование коррупции в российских органах власти.

Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2876887

— — — —
Глава инвестиционного фонда Hermitage Capital Билл Браудер в интервью американскому телеканалу CNN заявил, что президент России Владимир Путин обладает состоянием в $200 млрд. http://www.forbes.ru/news/280367-bill-brauder-otsenil-sostoyanie-putina-v-200-mlrd

Сам глава Hermitage Capital назвал себя «акционером-активистом». По его словам, он начинал инвестировать в Россию, покупая акции российских компаний, но затем обнаружил, что «олигархи и правительственные чиновники крадут у этих компаний всю прибыль». «Я подумал, что единственным способом, с помощью которого я смогу делать нравственный и прибыльный бизнес, будет попытка остановить это. По сути, мы изучили, как они совершали кражу, а затем поделились этим с международными СМИ. И около четырех лет огласка и обличение российских компаний действительно работали, потому что мои интересы совпадали с (интересами) Путина», — рассказал британец.

«Он боролся с теми же ребятами, что и я. Олигархи похищали у него власть, и они похищали деньги у нас. И каждый раз, когда я публично устраивал скандал, Путин вмешивался и исправлял все. И так мои доходы росли. Прибыли компаний росли. И я чувствовал себя лучшим парнем в мире, потому что я зарабатывал деньги и творил добро одновременно», — продолжил он.

Ситуация начала меняться, когда президент России «заключил сделку с олигархами», предположил журналист CNN Фарид Закариа. Браудер в ответ заметил: «Он арестовал богатейшего олигарха страны, а затем сказал остальным ребятам: «Если вы не хотите быть арестованными, то должны делиться деньгами со мной».

https://ru.wikipedia.org/wiki/Дело_Hermitage_Capital_Management
дело о совершённом в 2007 году хищении из российского бюджета 5,4 млрд. рублей, которое считается крупнейшим в истории единоразовым хищением средств из государственного бюджета России

https://ru.wikipedia.org/wiki/Hermitage_Capital_Management
британский инвестиционный фонд, основанный в апреле 1996 года Уильямом Браудером и бывшим совладельцем банка «Republic National Bank of New York» Эдмондом Сафрой. По словам Уильяма Браудера «Со временем мы стали третьим по величине инвестиционным фондом в России. На пике объём наших вложений был равен четырём с половиной миллиардам долларов.»

В России инвестировал в акции «Газпрома», Сбербанка, «Сургутнефтегаза», РАО «ЕЭС России», «Транснефти» и других крупных компаний. В 2006 году фонд распродал все свои российские активы.

По состоянию на 2008 год, с точки зрения ИД «Коммерсант», фонд управлял средствами около 6 тыс. иностранных инвесторов.

До расследований Сергея Магнитского фонд был известен как активный защитник прав миноритариев и конфликтами с менеджментом крупнейших компаний. После публикации его расследований — как бывший владелец ООО «Парфенион», ООО «Махаон» и ООО «Риленд», использовавшихся в 2007 году для хищения из бюджета РФ 5,4 млрд. рублей.

— — — —
i/ Изначальные планы ([1], [2], [3]) в силу внешних и связанных с ними внутренних российских «обстоятельств непреодолимой силы» вынудили приватизацию вести не тем путем.
ii/ В изначально номенклатурную приватизацию стали проникать различными путями иностранцы и местные несистемные элементы.
iii/ Новое упорядочивание системы (с выметанием посторонних посредников) с конца 1999 г. коснулось в первую очередь нефтегазовой отрасли (Юкос и Сибнефть, СРП, Газпром).

Суд над директором Института геофизики Уральского отделения РАН Мартышко П.С.

01.12.2015, 16:19
Ленинский райсуд Екатеринбурга приговорил к трем годам лишения свободы директора Института геофизики Уральского отделения РАН Петра Мартышко, который обвинялся сотрудниками УФСБ по Свердловской области в мошенничестве. Суд посчитал доказанным версию о присвоении директором более 1 млн руб. в виде зарплаты недействующего сотрудника института. Защита подсудимого, который был взят под стражу в зале суда, намерена обжаловать решение в вышестоящей инстанции и добиться полного оправдания.
http://www.kommersant.ru/doc/2866942

http://vk.com/martyshkops

Одному из ведущих геофизиков страны предъявлено обвинение в хищении средств из федерального бюджета за пять лет на сумму 1 166 918 рублей, путем использования зарплатной карты подчиненного. Причём средств, полученных по проектам фундаментальных исследований, руководителем и распорядителем которых являлся сам профессор (и, следовательно, мог выплачивать эти деньги себе на законных основаниях).
http://help.martyshko.ru/

— — — — —
Свердловск-Екатеринбург всегда был и есть крутым и резким городом во всём:
Здесь от веку было тяжко.

Термины и определения: Доля рынка

16.02.2015 Rosneft’ NK OAO(MCX:ROSN)

Котировки акций http://www.rosneft.ru/Investors/instruments/shareprice/


http://www.reuters.com/finance/stocks/chart?symbol=ROSNq.L


http://www.bloomberg.com/quote/BCOM:IND/chart

15.02.2015 Доля рынка http://aftershock.su/?q=node/288342

Раньше очень часто слышал в разных компаниях призывы «работать за долю рынка», или даже от топ менеджеров слышал бравурное «зато мы занимаем ХХ долю рынка» как аргумент значимости компании в целом и конкретного менеджера в частности.

Уверен что многие простые люди сейчас задаются вопросом — выживет ли моя компания в кризис или уже нужно искать работу? Советую прочитать дальше, и на основании простых ответов вы сможете оценить переживет ли ваша компания кризис или нет.

Итак, ваше руководство режет затраты, включая зарплаты, а в KPI начали вписывать долю рынка, а вы не понимаете что происходит?

Давайте разберемся что такое деля рынка и почему это хорошо или плохо.

Начнем с того, что рынки не монолитны, и имеют разные стадии прибыльности. Когда производство персональных компьютеров только начиналось, маржа с этого была небольшой, зато те кто были у истоков рынка — контролировали его, по мере роста рынка получали больший рост потребления — маржа увеличилась. Потом маржа долгое время стагнировала (лет 30), пока с приходом планшетников маржа от ПК не начала снижаться. Это очень показательный процесс зависимости маржинальности от стадии рынка —

1) начальная маржа (она интересна ВСЕГДА, иначе рынка бы не было) — 2) увеличивающаяся маржа — 3) стагнирующая маржа — 4)падающая маржа — 5) закрытие рынка или его низкомаржинальная стадия.

На каждом из этапов состояния рынка, значимость доли рынка различна:

1) на этапе начальной маржи доля рынка крайне важна. Она определяет КТО из участников рынка сожрет пирог — получит прибыль и сожрет других игроков на следующих стадиях. На этом этапе борьба за долю рынка имеет смысл даже кредитными плечами и прочими безумными либеральными накачками — все с вторицей окупится: не синтетические новые рынки всегда генерят достаточно прибыли потом.

2) Стадия увеличивающейся маржи — это основная стадия развития рынка — рынок уже сформирован, игроки известны, объем рынка известен или предсказуем, так что биться за долю рынка еще имеет смысл, но осень уже не за горами, ошибаться уже нельзя — никаких глупостей выше расчетных значений — безумству уже не место.

3) Стадия стагнирующей маржи — Рынок уже выработан в горизонт и роста не показывает, игроки плотно сидят на прибыли прошлых лет, но отсутствие роста маржи не позволяет уже пользоваться кредитными плечами для увеличения доли рынка без подрыва финансирования инвестирующей компании. Доля рынка уже не так важна — она более не на 100% коррелирует с полученной потом чистой маржей.

4) Стадия падающей маржи. Август быстро перешел в сентябрь, стога уже собраны и упакованы, все готово к осени и первым заморозкам. И вот тут, как правило, начинаются первые не инвестиционные увеличения доли рынка — объединение нескольких компаний в одну для съедения бОльшей доли рынка и сокращения издержек объединенной компании. Да, тут опять появляется рациональное зерно в слияниях и поглощениях, только делается это в погоне за сохранением маржинальности одних игроков из-за невозможности другими поддерживать приемлемую для собственников долю рынка. Это начало заката рынка.

5) низкомаржинальная стадия характерна тем, что бОльшему числу игроков рынка маржа уже не позволяет поддерживать хотелки инвесторов. Борьба за долю рынка через слияние и поглощение это хорошая стратегия. Но надо понимать, что владение сейчас 100% акциями Polariod это все равно дырка от бублика. Это все игра под столом — мышиная возня с точки зрения инвестора уже мало интересная.

Итак, где же сейчас находятся мировые рынки? Последним растущим рынком, который смогли застать читающие этот пост был рынок «дот комов». С тех пор новых рынков не было. Это была последняя ветвь пятого технологического уклада — электроники. Других новых рынков (не синтетических, таких как 3Д принтеры, а релаьных), то есть нового технологического уклада пока что нет. Так что все существующе рынки, учитывая пузырь дот комов, находятся между 4 и 5 стадией.

Итак, в какой же стадии находится бизнес Вашей компании? Во-первых давайте начнем с того, что последний, пятый, технологический уклад — электроника появился на свет более 40 лет назад. Основ нового, шестого, технологического уклада как части генерации прибыли пока что не просматривается. Так что в рамках укладов все рынки колеблются между 3-5 стадиями. Да, в рамках узких инноваций постоянно появляются дополнительные технологии, которые помогают в конечном счете снизить затраты технологического уклада. То есть появляются компании, которые якобы достаточно инновационны и находятся на стадии создания новых рынков, но это симулякр — новые рынки базируются на старых технологических укладах — их модернизации, а не создании нового уклада.

Так что, нужно признать, что весь бизнес в мире сейчас находится в не лучшей стадии с точки зрения расширения доли рынка — точно нельзя в это инвестировать, нельзя выставлять это как самоцель — ТОЛЬКО КАЖДОДНЕВНАЯ БОРЬБА ЗА МАРЖУ ЧЕРЕЗ СНИЖЕНИЕ ЗАТРАТ.

И тут в вашей компании заговорили про долю рынка и берут под это кредит — это стратегия замедленного банкротства. Ваше руководство больше не хочет считать копеечки, срывает куш в виде инвестиций под ничто и хочет их проесть красиво, но уйти с рынка первой…. ищите работу, скоро все изменится в худшую сторону очень быстро, ибо как распорядится вашей компанией новый собственник или банкиры неизвестно, гарантий на ваши доходы нет никаких.

Возможно, что заговорили о покупке конкурента, казалось бы, полностью укладывается в стратегию 4-5 стадий, но есть нюанс — нужно следить что бы суммарный долг объединенной компании к прибыли не изменился или УМЕНЬШИЛСЯ. Если суммарное соотношение долг-прибыль увеличилось, компания все равно обречена, просто продавшая сторона решила получить прибыль по-максимому, не дожидаясь банкротства, а покупатель надеется надуть пузырь.. работать в пузыре или работать в банкроте — это почти одно и то же, разве что перед банкротством в пузыре хотя бы платят.

И наконец, уже кризис на рынке, маржа и до этого была ни к черту, а сейчас просто завалилась в отрицательную плоскость, а руководство заговорило о доли рынка? Да, оно не берет под это кредитов, не покупает конкурентов а ждет пока они разорятся, и продолжает толдычить про долю рынка… это стратегия красивого банкротства. Только представьте себе как будут говорить судебные приставы «мы распродаем мебель, которая принадлежала компании контролировавшей 50% доли рынка»…. красиво, неправда ли?

Так что в целом, на всех стадиях, кроме 1 и 2-й разговоры о доле рынка это красивая сказка о возможностях компаний генерить прибыль на фоне проблем рынка. И такие сказки особо опасны на 4 и 5 стадиях рыков, и особо на фоне системных экономических кризисов, кои сейчас наблюдаются например и в Российской экономике — вспомните тот же Полароид — кому какая будет разница через 10 лет, какую долю занимает, скажем, производитель кипича, или авторучек, если технологии и кризис сделают кирпич невыгодным при строительстве, а планшетники оставят для авторучек рынок в несколько миллионов долларов на весь мир?

Так что если вы эффективный менеджер у вас в компании все плохо — начинайте считать долю рынка и вставлять ее в KPI, это конечно конец компании не отложит, зато сделает его красивым.
— — —
Ключевые показатели эффективности (англ. Key Performance Indicators, KPI)
https://en.wikipedia.org/wiki/Performance_indicator
— — —
Комментарии в записи:
— KPI не показатель, KPI не может быть дутым. KPI — это система оценки, которая помогает организации определить достижение стратегических и тактических (операционных) целей. Стратегические и операционные цели могут быть установлены неверно, конкретные ключевые показатели конкретного должностного лица также могут быть выставлены неверно. Однако, это ещё не повод говорить о том, что вся концепция KPI — лажа.
— Чем обеспечена маржа(добавленная стоимость) со стороны покупателя ?
— Как ни странно — предыдущим технологическим укладом. Потому как предыдущий технологический уклад генерит прибыль, которая постепенно накапливается и которую потом и тратят на новый технологический уклад. Сбой проихзошел только из-за необузданнйо кредитной накачки в США — нового технологического уклада не пришло, а прибыль уже прожрали. зато теперь уже точно нового технологического уклада без войны не появится, вы же видите как амеры хотят ее развязать, это не случайно 🙂
— Для создания чего-либо нужны ресурсы и труд человека, а не деньги.
— это справедливо только если труд не требует дорогостоящих средств производства. Начиная с 4-го тех уклада это уже не так.
— А теперь подумайте — были настольные ПК, потом появились планшентные. Один рынок умер, другой появился, но все в рамках одного тех уклада. Насколько рынок ПК выше рынка планшетников? Вы удивитесь, но они сопостовимы в деньгах. То есть это всего лишь трансформация прибыли и придание рынку свежей струи в рамках одного тех уклада. Всего-лишь рекламная замануха в попытке еще раз обобрать рынок. Причем, в рамках всего тех уклада (а ему уже более 40 лет) вся движуха с планшетниками заняла 5 лет до насыщения рынка. Следующий симулякр выдохнется еще быстрее. Вот этим симулякры и опасны — каждый следующий умирает быстрее предыдущего и скоро не смогут генерить достаточно прибыли даже для старта.
— Вы считаете планшетники симулякрами? Они появились за счет дальнейшего улучшения характеристик электронной базы устройств. Количественные изменения перешли в качество и появление нового рынка. А рынок софта, и софтовых сервисов явно продолжает
развитие.
— нет никакого «качественного изменения». все те же компы просто стали меньше благодаря вечной гонке производителей ПК за снижение размеров. Те же ПК, та же начинка, те же ОС. Полный симулякр. Раскрасили его модным словом, лишь что бы оживить инвесторов и надуть эппл с гуглом.
— Ну, да, я лет 5 уже как зарекся вести споры про качественное, где свою позицию не подтвердить цифрой. Но здесь довольно очевидно, что планшет, который можно было сделать в 2000 году не был бы востребован пользователем (как не был бы востребовал персональный компьютер, созданый кем-нибудь в 1965), в силу своих низких потребительских качеств. Улучшение производительности, производительности на ватт и дало возможность планшетам появится. Это и есть качественное отличие.
— НЕТ отдельного рынка планшетников, то все тот же рынок ПК, который стал не инетерсным для инвесторов, и которому придумали новое название, под старые технологии, название не имеющее под собой никакой НОВОЙ физической сути — СИМУЛЯКР.
Планшетники те же ПК — планшетник это просто маленький ПК, а название симулякр, выдумка, фейк для разводки Ынвесторов.
Причем настолько неудачный симулякр, что уже начали делать планшетники с док станцией, что бы хоть немного ассоциировать его с с удобством ноутбука, который тоже персональный и тоже носимый, и тоже компьютер — те же ПК.
В отрасли ИТ потребителям гоняют шелудивого по мозгу, что бы пипл хавал. В 90-х это было оправдано — ПК ускорил многие бизнес процессы, но в 0-х этого уже было недостаточно и придумали вымысел — симулякр «ноутбук», потом симулякр «планшет», и меперь все заканчивается полным симулякром в ВИН10 — объединение планшета и стационарного ПК. ВСЕ круг раскрутки потребителей закончен. Форма фактор больше не будет влиять на инвестиционную способность продуктов и их потребление в зависимости от пипоразмера — все эти часы, очки, ТВ — это уже не сработает, возможность раздувать рынок по критерию типоразмеров закончен.
Поэтому обкатывается новый симулякр — ОБЛАЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ… то что и сейчас есть, но мы сейчас увидим,как ему придумают емкое определение — симулякр, или подрехтуют это, и выкинут на рынок генерить прибыли. ТАк что сейчас мы все уже наблюдаем, а скоро это увидим в бизнес-реализации, как объемы даты на внешних носителях рядового пользователя превысят объемы хранимого ими локально, и опять через монетизацию этот процесс сделает круг. и еще через 10 лет объемы локальной даты опять начнут расти.
— Когда руководство режет зарплаты, это видит каждый. Но как узнать, что драгоценное руководство пишет себе в KPI?
— Обратите внимание, что KPI обычно транслируются вниз, ну, например большому директору удалось у акционеров поставить себе «долю рынка» в KPI, значит он будет вынужден разобрать ее «вниз» директорам поменьше.
Проблема «доли рынка» в том, что это не просто «больше штук» или «больше денег», это больше и штук и денег. Начали в кризис ни с того ни с сего гонобить и за штуки и за деньги — скорее всего пошли по варианту «доля рынка»… разговаривайте между технарями и коммерсанатами — такую аномалию можно заметить…
— Вот возьмём рынок лабораторной медицинской техники. Который отлично знаю.
До 2008 году на этапе «жыра», когда средняя валовая маржа доходила до 35% на рынке расплодилось огромное количество мелких компаний-поставщиков. На рынке по сути не было ни одного игрока, занимавшего больше 5% рынка. Кризис 2008 года сократил расходы на здравоохранение и заставил снижать цену, средняя норма маржи упала до 15-20%. С рынка ушло до половины компаний — потому что при такой операционной марже их бизнес оказался неэффективным. Их долю поделили другие игроки. Те, кто подсуетились.
К 2010 году рынок поднялся (и в объёмах и в норме марже) и вау (!) те, кто просто «выживал на своей базе клиентов» остались при той же марже. А те, кто подсуетились вышли из кризиса в 2-3 раза выросшими. И потом за счёт эффекта масштаба подъели «выживальщиков».
В итоге рынок консолидировался и до 80% его занимают именно те компании, которые в момент кризиса удачно сыграли на расширение своей доли на рынке.
— Кризис -> падение спроса -> понижательное давление на цены -> снижение нормы маржи -> банкротство и уход с рынка части игроков
завершение кризиса -> рост спроса -> повышательное давление на цены -> доходы, оставшихся на рынке растут.
При этом действует эффект масштаба: крупный игрок может отказаться от маржи в какой-то зоне, чтобы убить конкурента в ней, живя за счёт маржи на других субрынках.
— Вы вообще не про то — вы про посредников-спекулянтов, которые меняют свою рассадку под коньюктуру.

Обратите внимание — рынок, это востребованность, вот у полароида больше нет рынка — никто не хочет моментальное бумажное ФОТО, а у мед техники и в мире и в России востребованость есть, рынок есть. было лишь временое изменение путей дистрибьюции из-за локального коллапса спроса.

Речь в статье о макропоказателях — состоянии рынка, можно сказать отрасли, и микропоказателях — в вашем случае это перекупы медтехники. Но глобальный ранок медтехники растущий, в принципе медтехника живой рынок, к тому же числящийся как зерно роста 6-го технологического уклада (если будет платежеспособный спрос), вот у вас на рынке мед техники даже перекупы умудряются растить доли и оптимизироваться.

Если вы посмотрите на рынок находящийся в более чахлом стостоянии — например автопром, там уже переход из 4-й в 5-ю стадию, так многие дилеры (такие же перекупы, которых вы описываете в своем посте про медтехнику, но в другом рынке) уцелевшие после 2008 года и занявшие тогда доли рынка все равно влачат жалкое существование и в аболютном денежном выражении на уровни до 2008 года не вернулись — мышиная возня началсь! А все потому что там в отрасли (глобальном рынке) в принципе прибыльность падает и денег на всех не хватает, явный переход в 5-ю стадию рынка — «бежать».
Так что ваш пример ничуть меня не смущает. А что бы и вас не смущал разбирайте каждый конкретный пример, так же как я его разобрал — сначала на общее ГЛОБАЛЬНОЕ сосстояние рынка в котором работает тот или иной игрок, а потом уже смотрите в рамках рынка (описанный мной второй уровень) конкретную бизнес модель — на какой она стадии. Ибо уверен, что и в рамках мед лаб техники есть игроки которые продают то, что ненужно или как это ненужно и могут разориться даже несмотря на общую перспективность отрасли, но и в рамках общего автопрома есть бизнес цепочки с повышенной маржинальностью, например производители не брэндованых запчастей (поддельщики в том числе).
PS а вот если каризис сейчас затянется и на биотех платежеспособного спроса не найдется не только в России, но и во всем остальном мире ближайшие лет 20, как вы думаете, будет ли это означать, что в этот кризис так же надо консолидировать проценты рынка и бороться за них даже кредитным плечем?
— а как себя чувствуют те дилеры, что не нарастили долю рынка? каких компаний с 2008 года больше умерло тех кто в кризис увеличил долю рынка или тех, кто долю не нарастил? без ответа на этот вопрос ваш вывод о том, что стремление нарастить долю в кризис является неправильным, несостоятельно. Вы уверены, что мелкие игроки сейчас себя чувствуют лучше? «Там, где толстый сохнет, худой сдохнет»…
— Вот это уже важно. Соглашусь, что длительность кризиса очень важна — при разной длительности разная стратегия более корректна. И чем дольше ожидается кризис тем важнее поддерживать показатели ликвидности на хорошем уровне. И не допускать постоянного убытка. И тем меньший смысл рисковать кредитным плечом.
Вот для нас основной показатль в момент кризиса это сколько рублей прибыли генерит категория на 1 рубль инвестированных в категорию средств (дебиторка+склад-кредиторка). но задачу как минимум сохранить долю рынка никто не снимал.
— 2008-й год не был КРИЗИСНЫМ ДЛЯ ОТРАСЛИ МЕДТЕХНИКИ глобально. Он был локально низким но не убил РЫНОК. изменил локально спрос, отложил его, но не убил. Так что глобальный рынок медтехники как был так и остался. Новый кризис может убить. И если так случится, то уже неважно кто, но тот кто погонится «за долей» сдохнет толстым, но первым.

14.02.2015 Роснефть удивляет http://smart-lab.ru/blog/237028.php
+48,5% с начала года. цена движется к историческому максимуму, который был зарегестрирован 2/06/2008 года — 291,36 рублей на ММВБ.
Табл. доходности акций нефтегазового сектора с начала 2015 года


Роснефть занимает третье место по такому показателю как доходность с начала года.

как видно из сканов первых двух страниц в основном новости, трактуемые как положительные, то что нравится инвесторам: снижение долгового бремени, сокращение кап расходов при планах сохранить добычу и переработку на прежних уровнях.
… но есть и ложка дёгтя — это суд над прошлым Роснефти — тяжба с акционерами Юкоса.

ниже привожу сравнение Роснефти с крупнейшими нефтегазовыми компаниями мира:

Рисунок Роснефть и мейджоры в нефтегазовом секторе мира

как видно из этой таблицы при среднем значении Р/E 14.9 у Роснефти этот показатель 3,4.
Знаю наперёд, что скажут критики:
— капитализация такая за счёт падения рубля относительно доллара, т.е. это из-за — девальвационного дисконта
— наши компании всегда низко оценивались из-за… (впишите свои аргументы сами, господа критики)
— на Роснефть наложены санкции
— Роснефти придётся платить ущерб акционерам Юкоса

13.02.2015 Сечин не жалеет о покупке ТНК-BP на пике цены http://www.vedomosti.ru/companies/news/39376961/sechin
http://newsru.com/finance/13feb2015/sechintheindependent.html

В 2015 г. «Роснефть» сократит инвестиционную программу «примерно на 30%» на фоне падения мировых цен на нефть, сообщил Independent президент компании Игорь Сечин. Издание называет это сокращение серьезным и напоминает, что инвестпрограмма-2014 обошлась «Роснефти» в $14-$16 млрд.

Пресс-служба «Роснефти» уточнила «Интерфаксу», что затраты будут сокращены в долларовом выражении. На IP Week в Лондоне 10 февраля Сечин говорил, что инвестпрограмма «Роснефти» в 2015 г. сохранится на уровне прошлого года. В 2014 г. план был около 730 млрд руб., за девять месяцев 2014 г. эта сумма была освоена только наполовину. Дивиденды сохранятся на уровне 25% от чистой прибыли.

Подчеркнув, что не хотел бы гадать, Сечин сказал, что не исключает, что цены на нефть начнут расти в IV квартале 2014 г. Сравнивая нынешнюю ситуацию с нефтяным кризисом 1985 г., он отметил, что переизбыток предложения нефти незначителен по сравнению с 1985 г., а спрос начинает расти, а не падает, как тогда. Если нефтяникам удастся обеспечить прежний уровень инвестиций, в 2016 г. нефть может стоить в пределах $60-$80 за баррель, но в случае сворачивания инвестпрограмм она может подорожать до $100-$110 из-за дефицита мощностей, считает он.

Сечин сказал Independent, что не жалеет о покупке ТНК-BP на пике цен на нефть за $28 млрд. «Сожаление — это неправильное слово. Я считаю, мы имеем право гордиться, что смогли провести сделку такой сложности. Синергия продолжает расти, и с ней — эффект от этого приобретения», — сказал Сечин (цитаты по Independent).

Сечин сказал, что не имеет личных претензий к олигархам, продававшим ТНК-BP. «Нужно понимать, насколько сложной была сделка и насколько разными интересы сторон. Все отстаивали свои позиции. На промежуточных этапах были сложные моменты и переговоры, но это не привело к каким-то личным трениям». На вопрос, как Сечин относится к олигархам сейчас, он ответил: «они все очень приличные люди». По его словам, во время недавней встречи с председателем совета директоров Альфа-банка Петром Авеном тот сказал, что соскучился.

Санкции ЕС против «Роснефти» Сечин считает «абсолютно незаконными и нелегитимными» и называет их попыткой посягнуть на демократию. Невозможно оправдать применение санкций к компании, которая не принимает политические решения, уверен он. Он предупредил, что последствия этих санкций могут стать тяжелыми для мировой экономики. Ограничительные меры вредят иностранным акционерам санкционных компаний и иностранным партнерам, они наносят ущерб иностранным производителям оборудования, вредят банкам и инвестфондам, лишая их возможности вкладывать средства в российскую индустрию. По его словам, его компания готова к долгой судебной борьбе за снятие санкций. Запрет Европейскому суду рассматривать жалобы от попавших под санкции российских компаний и граждан заботит Сечина больше всего. В связи с этим он даже задался вопросом, есть ли в Европе независимое правосудие и действует ли там принцип верховенства закона.

В сложившейся ситуации Сечин пожелал правительствам стран Европы и США успеха в построении «многополярного мира на благо всем странам и нациям», отметив, что он не политик, а простой менеджер.

В интервью Сечин также опроверг предположения, что «Роснефть» стремится к консолидации нефтяного сектора. «Это невозможно, такие варианты никогда не будут рассматриваться, — сказал он. — Российская нефтегазовая индустрия является частью мировой нефтегазовой промышленности, примерно на 25% она принадлежит иностранным инвесторам. И я хотел бы повторить, что “Роснефть” не получала свои активы в ходе приватизации, а приобрела их на рыночных условиях и заплатила за них». На вопрос, не рассматривает ли компания новые сделки, например поглощение «Лукойла», Сечин со смехом ответил: «Причем тут “Лукойл”? Во время кризиса всегда бывают хорошие возможности для покупок и слияний, но к “Лукойлу” мы не присматриваемся». Он заверил, что на рынке сейчас такого предложения нет, а слухи «Роснефть» не комментирует.

11.02.2015 «Роснефть» проиграла суд в Амстердаме по иску Yukos International http://top.rbc.ru/business/11/02/2015/54db468b9a7947634f4f0d06
Суд Амстердама признал, что «Роснефть» обязана возместить убытки Yukos International, которая принадлежит бывшим акционерам ЮКОСа. Размер убытков в решении не указывается

Суд Амстердама признал, что «Роснефть» и ее бывшая структура «Промнефтьстрой» обязаны возместить убытки Yukos International (принадлежит бывшим акционерам ЮКОСа). Но размер убытков не указывается, он будет рассматриваться отдельно, следует из решения, опубликованного в среду на сайте суда.

Представитель «Роснефти» не стал комментировать решение.

«Промнефтьстрой» – бывшая структура «Роснефти», которая еще в 2007 году в ходе банкротства ЮКОСа получила контроль над Yukos Finance, которая контролировала часть зарубежных активов нефтяной компании. В 2007 году в ходе банкротства ЮКОСа «Промнефтьстрой» приобрела голландскую Yukos Finance на конкурсных торгах примерно за $300 млн. Крупнейшими активами Yukos Finance были контрольный пакет литовского нефтеперерабатывающего завода Mazeikiu nafta и почти половина словацкого нефтепровода Transpetrol. Но эти активы так и не достались «Роснефти» – бывшие акционеры ЮКОСа их перевели в два так называемых штихтинга (stichting), а компании получили взамен депозитарные расписки.​

В 2006–2008 годах Yukos International продала 53,7% акций Mazeikiu nafta за $1,2 млрд и 49% акций словацкой трубопроводной компании Transpetrol за $240 млн. Но в марте 2008 года «Промнефтьстрой» и «Роснефть» добились ареста счетов Yukos International.

Yukos заявляла, что то решение суда Амстердама ограничило ее способность инвестировать средства в наиболее надежные активы, такие как драгоценные металлы. Это решение впоследствии было отменено Верховным судом Нидерландов.

Компания Yukos International UK BV требовала взыскать с «Роснефти» и с ответчиков в счет возмещения понесенных убытков $333 млн, плюс набежавшие на эту сумму проценты с февраля 2011 года. Суд начал рассматривать дело в 2012 году, а осенью того же года «Роснефть» подала возражение на иск, заявив, что суд надлежащим образом вынес приказ об аресте и что компания Yukos International UK B.V. не понесла никаких убытков вследствие размещения своих средств на процентном счете, выбранном е​ю самой.

«Это очень важное решение для каждого акционера ЮКОСа и невинных жертв экспроприации ЮКОСа, который был организован Владимиром Путиным, [президентом «Роснефти»] Игорем Сечиным и Российской Федерацией», — заявил бывший финансовый директор ЮКОСа и директор Yukos International Брюс Мизамор (его заявление прислала пресс-служба). Он добавил, что арест активов компании нанес акционерам ЮКОСа «существенный ущерб» в виде потерянного времени, юридических издержек и недополученного дохода по инвестициям «Почти десять лет назад «Роснефть» и «Промнефтьстрой» предъявили [Yukos] незаконные требования, сконструированные Кремлем. Теперь настало время, чтобы они понесли ответственность за ущерб, который нанесли бывшим акционерам ЮКОСа (это более 55 тыс. акционеров, указал Мизамор). Решение [суда Амстердама] приближает эту цель на один шаг», – резюмировал он.

Дело Юкоса: Гаагский арбитраж

Энергетическая хартия

Энергетическая хартия 1991 года, которую также иногда называют Европейской энергетической хартией, представляет собой политическую декларацию намерения поощрять энергетическое сотрудничество между Востоком и Западом. Хартия является чётким выражением принципов, которые должны стать фундаментом международного сотрудничества в энергетике на основе общей заинтересованности в надёжном энергоснабжении и устойчивом экономическом развитии.

Договор к Энергетической хартии (ДЭХ) был подписан в декабре 1994 года и вступил в силу в апреле 1998 года. Договор был разработан на основе Энергетической хартии 1991 года, носившей декларативный характер. В отличие от хартии, которая свидетельствовала о политических намерениях укреплять международные связи в энергетике, Договор 1994 года является юридически обязательным многосторонним соглашением.

США и Канада подписали Хартию, но не подписали ДЭХ. Австралия, Беларусь, Исландия, Норвегия и Россия подписали ДЭХ, но не ратифицировали его. Россия и Беларусь применяют Договор на временной основе до его ратификации. Это означает, что эти страны согласились применять положения Договора к Энергетической хартии в той степени, в которой они не противоречат их конституциям, законам и подзаконным актам.

В августе 1996 года ДЭХ был внесен в Государственную Думу России на ратификацию. В июне 1997 года участники парламентских слушаний в Думе рекомендовали отложить ратификацию.

ДЭХ вступил в силу в апреле 1998 года.
В январе 2000 года начались переговоры по Протоколу ДЭХ по Транзиту.
В январе 2001 года участники парламентских слушаний в Госдуме рекомендовали дополнительно проработать вопросы, связанные с ДЭХ, а также завершить переговоры по Протоколу ДЭХ по Транзиту. В течение 2001 года в Госдуме РФ шли дебаты по вопросу ратификации ДЭХ. По информации СМИ, Минэнерго, Транснефть, нефтяные компании, РАО ЕЭС выступали за ратификацию; Газпром был категорически против.

По большей части текста Протокола согласие было достигнуто к концу 2002 года. Осталось только несколько вопросов, решение которых позволило бы закончить работу над Протоколом. Именно эти вопросы с тех пор остаются предметом обсуждения между Европейским союзом и Россией. В июне 2003 года Виктор Христенко заявил, что после подписания Протокола Россия ратифицирует ДЭХ. Делегации России и ЕС достигли «рабочего компромисса», и текст Протокола был подготовлен для одобрения Конференцией по Энергетической хартии на её заседании 10 декабря 2003 года.

Тем не менее, во время этого заседания стало очевидно, что единогласного решения на основе компромиссного текста достичь не удастся; усложняющим обстоятельством было то, что вопросы энергетики, в том числе вопросы транзита, являлись предметом двусторонних отношений между Европейским союзом и Россией в контексте российских переговоров о вступлении в ВТО. Переговоры по Протоколу были временно отложены.

Во время заседания Конференции по Энергетической хартии в июне 2004 г. было принято решение вернуться к переговорам по Транзитному Протоколу после того, как Россия и ЕС достигли согласия по условиям присоединения России к ВТО; дальнейшие двусторонние консультации между ЕС и Россией по Протоколу продолжались с осени 2004 г.

Россия подписала Хартию и ДЭХ, но не ратифицировала ДЭХ. Согласно официальной позиции российского правительства, ратификации ДЭХ препятствует неурегулированность трёх частных вопросов между Россией и ЕС в рамках Протокола ДЭХ по транзиту. Все эти вопросы касаются транзита газа вне России (речь идёт об условиях транзита российского газа через Восточную Европу, причём неприсоединение к Протоколу ставит Россию в худшие условия в этом вопросе, чем любой из дискутируемых вариантов). По сообщениям ряда СМИ, отказ от ратификации ДЭХ связан не с формальными разногласиями, а отражает возросшее влияние «Газпрома», руководство которого отрицательно относится к Энергетической хартии в целом.

6 августа 2009 г. Россия окончательно отказалась ратифицировать Энергетическую хартию.

Иск GML в международный арбитраж
3 февраля 2005 г. три компании, связанные с бывшим основным акционером ЮКОСа Group MENATEP Ltd (GML) — Yukos Universal Ltd, зарегистрированная на острове Мэн, кипрская Hulley Enterprises Ltd и кипрский фонд Veteran Petroleum Trust подали иски в Международный арбитражный суд в Гааге. Истцы потребовали от России около $100 млрд, ссылаясь на положения о защите инвестиций Энергетической хартии, которую Россия подписала, но не ратифицировала.

30 ноября 2009 г. Гаагский арбитраж принял решение рассматривать дело по существу на основании специального положения Энергетической хартии, позволяющего сразу применять её к подписавшему государству.

28 июля 2014 года Международный арбитражный суд в Гааге постановил, что государство осуществило полномасштабную атаку на ЮКОС и ее бенефициаров с целью обанкротить компанию и присвоить ее активы в пользу государственных компаний Роснефть и Газпром, таким образом экспроприировав собственность и нарушив положения Договора к Энергетической хартии. Арбитраж решил, что Байкалфинансгрупп была фиктивной компанией, аукцион по продаже Юганскнефтегаза был сфальсифицирован и был связан не с желанием вернуть налоги, а был обусловлен намерением государства приобрести самый желанный актив ЮКОСа, а затем обанкротить всю компанию. Если решение вступит в силу, российские власти должны компенсировать судебные издержки и выплатить истцам сумму в $50 млрд. до 15 января 2015 года. Решение было вынесено единогласно тремя судьями, один из которых был назначен Россией

08.01.2010 Арбитражный суд в Гааге по делу ЮКОС http://www.inoforum.ru/inostrannaya_pressa/arbitrazhnyj_sud_v_gaage_po_delu_yukos

28.07.2014
Третейский суд в Гааге счел, что Россия нарушала Энергетическую хартию в деле ЮКОСа, и фактически признал нефтекомпанию экспроприированной. Об этом газете «Коммерсантъ» сообщил источник, знакомый с ходом процесса.
http://top.rbc.ru/politics/28/07/2014/939219.shtml

29.07.2014
Российскую сторону в суде Гааги по делу ЮКОСа погубила самонадеянность и нежелание возиться с доказательствами и свидетелями
Дмитрий Гололобов принципал практики Gololobov and Co (Лондон), бывший юрист ЮКОСа

Согласно пункту 252 Решения постоянного арбитража в Гааге, Российская Федерация желала, чтобы выступавшие истцами акционеры ЮКОСа пригласили в суд в качестве свидетелей нескольких бывших сотрудников компании. Первым было названо мое имя. Но поскольку ни одна из сторон не озаботилась письменно пригласить меня в суд (очевидно, сочтя это для себя невыгодным), тот так и не смог услышать, что я думаю о налоговых схемах компании, ее «слиянии» с «Сибнефтью», атаке государства на компанию и ее последующей ликвидации. Но тем удобнее будет комментировать решение с позиции несостоявшегося свидетеля, не нарушая своих обязательств перед судом. Как говорилось в известной антрепризе — «а теперь давайте послушаем начальника транспортного цеха».

Следует заметить, что само участие России в суде по Энергетической хартии было абсолютно случайным и являлось наследием общероссийского бардака 90-х, когда многие международные договоры и конвенции подписывались совершенно бездумно, безо всякого анализа возможных последствий даже на пятилетку вперед.

Если считалось, что каким-то способом бумажка поможет «привлечению инвесторов в Россию» — она подписывалась.
Причем подписание очень многих из этих самых «бумажек» активно лоббировалось олигархическими группами, которые надеялись извлечь из этого свою выгоду. Разумеется, невозможно уже установить, кто организовал присоединение к пресловутой Энергетической хартии, но заложенная в ней возможность предъявить требование к России о незаконной экспроприации, почти через 24 года после ее подписания, была успешно использована группой «Менатеп» (GML). Так вместо инвестиций Российская федерация получила потенциальную «дыру» в бюджете в размере $50 млрд.

Изначальным камнем преткновения в споре между акционерами ЮКОСа и Россией был вопрос о том, является ли нератифицированная конвенция обязательной для подписавшего ее государства. И тут Россия допустила первый (и, возможно, решающий) просчет в этом судебном процессе, решив не игнорировать арбитраж, а принять в нем активное участие в надежде продемонстрировать свою «непредвзятость» в деле ЮКОСа и решить проблему с его назойливыми акционерами правовыми способами. И как следствие подобной самонадеянности — суд вынес прецедентное решение, указав, что Россия должна нести ответственность по конвенции, которую она по большому счету и не одобряла.

Огромный юридический капкан захлопнулся, хотя сам хозяин капкана на это особенно и не рассчитывал.

С учетом того что делалось в России в начале «нулевых», когда громилась компания и сажались ее сотрудники, дальнейшее — дело юридической техники и применения уже имевшихся прецедентов по международным инвестиционным спорам. Но на всякий случай акционеры ЮКОСа дополнительно «обкатали» юридическую методологию на двух небольших инвестиционных спорах с участием британских и испанских акционеров, которые прошли не без купюр и финансовых затрат, но в целом достаточно успешно.

Само же решение постоянного арбитража для любого читателя, хоть сколько-нибудь интересующегося делом, совершенно неинтересно: в нем практически пересказано то, о чем на протяжении нескольких лет писали все СМИ, освещавшие последние годы существования некогда самой передовой российской компании и уголовные дела против ее руководителей. Решение формально призвано ответить на один вопрос: были ли налоговые претензии к компании предъявлены действительно в целях взыскания незаконно неуплаченного налога и пополнения, соответственно, государственного бюджета? Или же основной целью предъявленных претензий была исключительно «конфискация» активов компании и контролируемая передача их указанному государством лицу — ОАО «Роснефть»? Решение детально, по пунктам отвечает на этот вопрос: претензии были явно завышены, штрафы — незаконны, требования об уплате налогов предъявлялись с нарушением процедуры, компании не дали возможность их урегулировать, руководство компании было «атаковано» уголовными делами, а банкротство было контролируемым. Суд методично соглашается практически со всеми аргументами истцов, изредка упоминая, что точку зрения ответчиков тоже следует учесть, что, впрочем, мало меняет крайне негативную для Российской Федерации тональность решения. Из него прямо следует, что власти, используя ряд «инструментов» вроде западных банков, «Сургутнефтегаза» (финансировавшего приснопамятную «Байкалфинансгрупп» из тверской рюмочной) и «Роснефти», атаковали, обанкротили и захватили активы ЮКОСа, чем лишили его акционеров произведенных ими инвестиций.

Правда, в одном месте суд несколько «спотыкается».
Это вопрос о законности налоговых схем ЮКОСа, осуществлявшихся через специальные «торговые компании» (названные в материалах различных уголовных дел «подставными»). Тут суд слегка принимает строну ответчика и постановляет следующее:
s. 1615. Несмотря на то что Суд установил, что Президент Путин и его администрация использовали налоговые проблемы ЮКОСа как оправдание возможности инициирования банкротства Компании, а не получения налогов, которые могли бы быть законно начислены в связи с деятельностью «торговых компаний» на основании доктрины «добросовестного налогоплательщика», Суд приходит к выводу, что существует однозначная причинная связь между незаконным использованием ЮКОСом налоговой системы отдельных регионов и его ликвидацией…

Подобной позицией суд «убивает» сразу двух юридических «зайцев»: с одной стороны четко определяет «виновных» в экспроприации, а с другой — фактически «легализует» все уголовные дела по уклонению от уплаты налогов, возбужденные в свое время против сотрудников компании. Небольшая подачка России.

Весьма показательным будет сравнение юридических подходов Европейского суда, который рассматривал заявление самой компании о нарушении ее прав при предъявлении ей налоговых претензий и последующем банкротстве, и Гаагского арбитража, который занимался исключительно вопросом: были ли у инвесторов ЮКОСа незаконно «экспроприированы» их вложения в соответствии с Энергетической хартией. Европейский суд занял четкую позицию: государство имело право взыскивать налоги, которые в целом начислило законно, хотя порой слишком творчески подходило к толкованию законодательства. При этом оно допустило некоторые нарушения прав компании. Например, слишком быстро «отняло» у нее ее основной актив — «Юганскнефтегаз». Но в целом действовало «в пределах полномочий». Гаагский же арбитраж говорит совершенно другое: российское государство «экспроприировало» инвестиции акционеров ЮКОСа, за что и должно им огромную компенсацию. Правда, следует учесть, что компания сильно мудрила с незаконными налоговыми схемами, но это только слегка облегчает вину государства. Но даже после дисконта, который сделал суд, Россия должна GML $50 млрд плюс проценты, которые начнут неминуемо «капать» с 15 января 2015 года, если Россия добровольно не заплатит.

Обсуждение же вопроса — будет Россия платить GML или нет — в текущей ситуации представляется пустой тратой времени экспертов. Понятно, что Россия принципиально не может заплатить Ходорковскому, заявившему, что Путин виновен в убийствах украинских граждан, и Невзлину, заочно осужденному на «пожизненное» за якобы имевшие место «заказные» убийства. Предположение же, что акционеры GML могут достичь с Россией (читай — с Путиным) какого-либо соглашения о мирном урегулировании спора, представляется еще менее вероятным, чем добровольный возврат Крыма. Удар по самолюбию первого лица государства в первом случае может быть даже больше. Следует учесть также и то, что взять 50 «лишних» миллиардов просто неоткуда и, даже если «случайно» все контролируемые государством компании согласятся «скинуться в фонд «спасения Отчизны от Ходорковского», эти деньги все равно в итоге окажутся вынутыми из карманов рядовых россиян.

Сможет ли Россия в итоге оспорить решение арбитража в соответствующем суде Нидерландов как принятое с нарушением процедуры, юрисдикции суда и публичного порядка и избежать «дамоклова меча» ареста ее зарубежных активов, а в перспективе — и активов контролируемых ею компаний, зависит теперь исключительно от самой России. Агрессивности, настойчивости и денег, денег, денег… И прежде всего четкого контроля и координации своих юридических действий. Ведь даже поверхностное прочтение решения суда дает ответ, почему оно все-таки было вынесено: исключительно из-за того, что лица, ответственные «за ЮКОС» со стороны России, решили, что достаточно дать крупной международной юридической фирме много денег и она легко выиграет дело.

А доказательствами и свидетелями можно даже и не заморачиваться — пусть юристы приведут экспертов, и все будет в порядке.
Теперь представьте себе позицию суда, который рассматривает дело на сумму годового бюджета весьма приличного государства и видит со стороны истца десяток свидетелей — бывших топ-менеджеров компании, готовых к перекрестному допросу, а со стороны ответчика — только невнятные бумажки из налоговой и следственных органов, а также экспертов, которые ни России, ни ЮКОСа в глаза не видели. Так что не GML выиграла процесс на $50 млрд, это Россия, а вернее — типичная российская безответственность и бесконтрольность проиграли процесс на $50 млрд. Экспроприировали у кого-нибудь нефтяную компанию, так будьте любезны — обеспечьте юридическую защиту свой позиции, доказательства, свидетелей и прочее, а не спешите делить должности, дивиденды и бонусы.
Итоговый, но неизбежный вопрос: а не является ли решение суда таким же «политически мотивированным», как и решение российских властей захватить ЮКОС путем предъявления к нему налоговых претензий. Только в данном случае уровень гораздо выше — «международная политическая мотивация», поддержанная международными судами и международными СМИ, которые будут однозначно твердить об ее отсутствии. Но слишком однозначно в уме рядового обывателя выстраиваются в единую линию взъярившие Европу украинские события, крушение «Боинга» с голландцами на борту и решение (неоднократно откладываемое) Гаагского арбитража. А более искушенный в юридических тонкостях читатель может посмотреть на недавние решения по спорам инвесторов с государством и увидеть, что уровень удовлетворения претензий инвесторов варьируется где-то от 27% (Petrobart vs Kyrgyzstan) до 10% (Ascom vs Kazakhstan) от сумм, которые изначально требовали истцы. И это притом что взысканные суммы не достигали даже миллиарда долларов. Версий будет много, но Россия в данном случае неизбежно окажется в незавидной роли Ходорковского, когда российские суды в упор не хотели видеть никакой политической мотивированности в предъявленных ему обвинениях.
http://www.forbes.ru/mneniya-column/gosplan/263973-gaagskii-arbitrazh-zametki-nesostoyavshegosya-svidetelya

12.08.2014 В МИДе РФ считают, что Гаагский арбитраж был не вправе выносить вердикт по делу ЮКОСа http://www.newsru.com/russia/12aug2014/nebenzya.html

06.02.2015
Россия попросила отменить решения по искам бывших акционеров ЮКОСа

В суд Гааги подано три ходатайства от РФ с просьбой об отмене решений по иску бывших акционеров ЮКОСа, пишет в пятницу, 6 февраля РИА Новости со ссылкой на официальное заявление Министерства финансов РФ.

«Минфин России информирует, что 28 января 2015 года Российская Федерация подала в Окружной суд города Гаага три ходатайства об отмене арбитражных решений, вынесенных международным арбитражем в рамках трех параллельных арбитражных разбирательств, инициированных бывшими мажоритарными акционерами ОАО «НК ЮКОС» на основании договора к Энергетической хартии», — говорится в сообщении.
.
Постоянная палата третейского суда в Гааге 18 июля 2014 года рассмотрела иски трех компаний, представляющих бывших акционеров ЮКОСа. Суд пришел к выводу, что Россия нарушала Энергетическую хартию и фактически конфисковала активы нефтяной компании. В результате российскому государству по решению суда предстояло выплатить в общей сложности 50 миллиардов долларов в качестве возмещения. Получателями по иску являются компании Hulley Enterprises и Yukos Universal Limited, которые суммарно владели 51 процентом ЮКОСа, а также Veteran Petroleum Ltd. — пенсионный фонд бывшей нефтяной компании.

По условиям иска, выплаты необходимо осуществить до 15 января 2015 года. В противном случае на сумму компенсации начинают начисляться проценты.

Россия обжаловала приговор 11 ноября 2014 года. Документы поступили в канцелярию Гаагского суда буквально за несколько часов до истечения возможного срока обжалования.

Нефтяная компания ЮКОС работала с 1993 по 2007 год. 1 августа 2006 года компания была признана банкротом: она задолжала синдикату иностранных банков около 500 миллионов долларов. Позднее этот долг выкупила «Роснефть». В течение 2007 года имущество компании продавалось на аукционах, а 21 ноября того же года компания ликвидирована.
http://lenta.ru/news/2015/02/06/ukos/

rbcdaily.ru: Хроника 2014 г. новостей Башнефти (до ареста Евтушенкова)

Материалы с тегом «Башнефть» http://rbcdaily.ru/tags/562949978961565
Читать далее

rbcdaily.ru: «Еврохим» не смог взыскать 660 млн долларов с подрядчика

«Еврохим» проиграл иск на 660 млн евро в Амстердамском окружном суде. Компания судилась с акционером подрядчика, который осваивал Гремячинское месторождение, один из проблемных активов компании. Суд отказался признать, что акционер виноват в том, что подрядчик использовал неправильные технологии и нанес убытки российскому производителю удобрений.

В конце 2012 года «Еврохим» подал иск в Швейцарскую торговую палату в Цюрихе и Международную торговую палату в Париже на сумму 800 млн долл. против южноафриканской компании Shaft Sinkers за неспособность в срок завершить строительство клетьевого ствола на Гремячинском месторождении. Договор с компанией был разорван.

Прямые убытки «Еврохим» оценил в 161 млн долл. Российский производитель также подал иск против International Mineral Resources, владеющей 48% Shaft Sinkers. «Еврохим» требовал признать, что IMR ответственна за действия «дочки» и пыталась скрыть возможную неэффективность Sheft Sinkers при реализации проекта. В июле 2013 года голландский суд вынес предварительное решение в пользу «Еврохима» и наложил ограничения на активы IMR на сумму 886 млн евро, которая включает основную сумму иска и проценты по ней.

Вчера Окружной суд района Rechtbank в Амстердаме отказал «Еврохиму» в иске о взыскании убытков IMR на 660 млн долл., говорится в сообщении IMR. Суд решил, что акционер Shaft Sinkers не имеет отношения к претензии российской компании.

Представитель «Еврохима» Владимир Торин сообщил РБК, что в компании разочарованы первоначальным решением суда в Нидерландах. Российская компания нашла дополнительные доказательства мошеннических действий контрагента и представит их суду следующей инстанции, говорит он.

Запуск Гремячинского месторождения первоначально планировался на 2013 год, но из-за неправильного создания шахты был перенесен на 2017 год. Лицензия на освоение месторождения была приобретена компанией в 2005 году. На первом этапе добыча должна составить 2,3 млн т калия в год, после выхода на полную мощность — 4,6 млн т.
http://www.rbcdaily.ru/industry/562949991785067

Сланцевый газ: решение суда Нью-Йорка

Читать далее

Суд в США пожизненно запретил семье обсуждать добычу газа

Ранее семья Хэллоувич подала иск против газодобывающей компании Range Resources Ltd, по их мнению, добыча газа рядом с их фермой вредила здоровью детей. Одним из условий мирного соглашения сторон стал запрет на обсуждение проблем газовой промышлености.

МОСКВА, 6 авг — РИА Новости. Суд в американском штате Пенсильвания пожизненно запретил двум детям в возрасте 7 и 10 лет разговаривать о добыче сланцевого газа в рамках соглашения, достигнутого нефтегазовой компанией с их родителями, пишет во вторник газета Guardian.

По данным издания, семья Хэллоувич, в которой проживали дети, ранее подала иск на газодобывающую компанию Range Resources Ltd. Родители детей считали, что развернутая компанией добыча газа рядом с их фермой наносит ущерб их собственности и вредит здоровью детей.

Стороны тяжбы пришли к мировому соглашению еще в 2011 году, однако подробности этих договоренностей стали известны только в последнее время. В рамках соглашения компания согласилась заплатить семье Хэллоувич 750 тысяч долларов, в обмен истцы обязались снять претензии к газовикам и никогда впредь не обсуждать проблемы газовой промышлености.

Такие сделки между гражданами и добывающими компаниями не являются редкостью в США, но на этот раз внимание СМИ привлек тот факт, что суд распространил ее условия и на детей Хэллоувич — 10-летнего мальчика и его 7-летнюю сестру.

Представитель Range Resources уже заявил, что компания не требовала, чтобы судебный ордер действовал и в отношении детей. По его мнению, условия мирового соглашения в области нераспространения информации на них не распространяется.
http://ria.ru/world/20130806/954672255.html

Итальянских сейсмологов приговорили к шести годам тюрьмы

22.10.2012
Суд признал виновными в массовом убийстве семь человек, которые обвинялись во «введении в заблуждение» жителей итальянского города Аквила перед землетрясением 2009 года. Шесть сейсмологов и один чиновник были приговорены к шести годам лишения свободы за «невозможность сделать адекватное предупреждение». Об этом сообщает Agence France-Presse.
Землетрясение магнитудой в 6,3 балла произошло в Аквиле 5 апреля 2009 года. В результате катастрофы погибло 309 человек и был сильно разрушен исторический центр города. Событию предшествовало около шести месяцев повышенной сейсмической активности.
Читать далее

vedomosti.ru: Посредничество Махмудова могло примирить Дерипаску и Черного

28.09.2012
Стороны подписали мировое соглашение, оставив неразрешенным вопрос о том, был ли Черной партнером Дерипаски или только обеспечивал ему бандитскую «крышу»
Читать далее

drugoi: глубокое бурение

В ноябре 2009 г. Алексей Навальный опубликовал у себя в блоге пост под названием «Как пилят в ВТБ», где рассказал о том, что дочернее предприятие банка ВТБ — компания ВТБ-Лизинг приобрела 30 буровых установок китайского производства не у производителя, а у посредника с большой переплатой: буровые купили в 1,5 раза дороже официальной цены производителя, указанной в прайс-листе: $457 млн против $300 млн. Увеличение цены произошло исключительно за счет участия в сделке посредника — кипрской компании Clusseter Ltd, которая приобрела 30 буровых у Sichuan Honghua Petroleum Equipment Co. Ltd и перепродала их «ВТБ лизингу», в результате чего 165 миллионов долларов остались на счетах кипрского офшора.

Через полтора года Алексей вновь вернулся к проблеме буровых установок для ВТБ-Лизинга — теперь, в подтверждение своей версии о распиле, он показал копии двух контрактов: ВТБ-Лизинг — Clusseter Ltd; Clusseter Ltd — китайский производитель буровых. Вдобавок к этому появились фотографии мест хранения установок в ЯНАО с комментарием: «Зимой полмиллиарда долларов акционеров ВТБ лежат под снегом, а летом в болоте».

В 2011 г. Навальный как акционер банка ВТБ подал в суд на Кипре с требованием выплатить компенсацию за счет ответчиков (Clusseter Ltd, ВТБ-Лизинг и др.) за ущерб, нанесенный договором о покупке буровых. Кроме этого, в феврале 2012 г. Навальный требовал признать сделку по покупке 30 буровых ничтожной. В обоих исках Алексею было отказано, по разным причинам.

История с покупкой буровых наделала немало шума и, по мнению многих, нанесла значительный урон репутации банка. До последнего времени ВТБ практически не комментировал ситуацию. И вот в августе 2012 г. ВТБ-Лизинг решила показать в каком состоянии находятся буровые установки, купленные по контракту с Clusseter Ltd, а также представить свою версию событий вокруг сделки. Для этого ВТБ-Лизинг пригласила Алексея Навального с группой журналистов, блогеров и акционеров ВТБ в Оренбургскую область и Ямало-Ненецкий автономный округ, где работают буровые установки ZJ50DBS. Алексей не смог поехать — он находится под подпиской о невыезде и следователь отказался отпустить его из Москвы. А жаль — с его присутствием поездка получилась бы куда интереснее.

Итак, версия Алексея Навального известна — банк ВТБ с помощью кипрского офшора отмыл 160 млн долларов. У банка и ВТБ-Лизинга есть свой взгляд на ситуацию. В его изложении история выглядит так:

В 2007 г. в ВТБ-Лизинг обратился Председатель совета директоров компании Well Drilling Corporation Юрий Яковлевич Лившиц. Рассказав о своем контракте на буровые работы с геолого-разведочной компанией «Северная экспедиция», Well Drilling Corporation предложила ВТБ-Лизингу купить 30 буровых установок ZJ50DBS китайского производства, чтобы взять их в лизинг. Well Drilling Corporation указала поставщика буровых — кипрскую компанию Clusetter Ltd.

Согласно ст.2 Федерального закона о финансовой аренде (лизингу) №10-Ф3 лизингодатель (ВТБ-Лизинг) обязан приобрести в собственность указанное лизингополучателем (Well Drilling Corporation) у определенного им продавца (Clusetter Ltd). Проще говоря, закон обязывал ВТБ-Лизинг купить буровые именно у кипрской компании, а не у производителя. Для покупки буровых по указанной цене в 15 млн долларов за каждую установку ВТБ-Лизинг взял кредит у китайского банка — 240 млн долларов. Финансовую экспертизу сделки проводила известная консалтинговая компания НЭО Центр.

Well Drilling Corporation внесла 45 млн долларов аванса и указала грузополучателя — ЗАО «Грант», которое должно было получить оборудование на свой склад на станции Пурпе в ЯНАО.

Таким образом в проекте покупки буровых со стороны лизингополучателя участвовали четыре компании — Well Drilling Corporation, УК «Северная экспедиция», ЗАО «Грант» и ЗАО «ИжДрил-НордЭкс-Хунхуа», которое отвечало за сертификацию и т.н. мобилизацию буровых установок по контракту К161/01-07 от 26 июля 2007 г.

ВТБ считает, что все четыре компании были тесно связаны:

Юрий Лившиц одновременно был совладельцем и Председателем совета директоров УК «Северной экспедиции» и Well Drilling Corporation, а также входил в Совет директоров ЗАО «ИжДрил-НордЭкс-Хунхуа».

Виктор Александрович Андреев был гендиректором ЗАО «Грант» и одновременно совладельцем ГРК «Северной экспедиции», а его сын Сергей Викторович Андреев владел частью акций «Северной экспедиции».

В свою очередь, со стороны кипрского продавца оборудования Clusseter Ltd. по доверенности действовал Вадим Игоревич Попов, в 2006 г. бывший Председателем совета директоров геолого-разведочной компании «Северная экспедиция». Упоминаемая в том же протоколе собрания директоров кипрской компании Clusetter Ltd. Анна Синицина участвовала в собрании акционеров компании Well Drilling Corporation.
_ _ _ _ _ _

В то время китайские буровые установки ZJ50DBS называли экономичной альтернативой для Сибири. В марте 2008 г. издание Oil&Gas Eurasia писало:

Всего в 2008 году компании планируют поставить из Китая до 56 буровых установок. Десять из них будут доставлены в Россию еще до начала апреля. Такой объем поставок позволит «Иждрил-Нордэкс-Хунхуа» быстро занять нишу тяжелых стационарных буровых установок, особенно в сегменте глубокого бурения. По мнению Юрия Лившица именно этот сегмент является «незанятой нишей на рынке».

Для решения столь масштабных планов российским компаниям, прежде всего, следует обратить внимание на то, насколько эффективными и оправданными будут эти буровые установки на российском рынке. Следующим, не менее важным, вопросом станет финансирование производства. С учетом того, что компании, планируют поставить только в 2008 году более 50 буровых установок, для этого потребуется до $1,12 млрд (по оценке НГЕ, из расчета $20 млн за одну установку). В этом случае для компаний, скорее всего, собственных финансовых ресурсов будет недостаточно. Следовательно, необходимо искать дополнительные финансовые ресурсы у потенциальных стратегических партнеров, которыми могут стать крупные финансовые организации.
_ _ _ _ _ _

Настроение было радужным недолго — грянул кризис, цена нефти падала до $56 за баррель и у Well Drilling Corporation c «Северной экспедицией» начались проблемы.

Буровые работали, но деньги ВТБ-Лизинг (3,5 млн руб в месяц за одну установку) получать перестал. По документам буровые эксплуатировались, приносили прибыль, но лизинговая компания денег не видела. Зимой 2009 г. началась длинная череда судебных исков, в результате которых ВТБ-Лизинг хотел получить назад своё оборудование.

Это было непросто — к буровым установками ни на месторождениях, ни на территории склада ЗАО «Грант» сотрудников ВТБ-Лизинг не подпускали. В феврале 2009 г. у ЗАО «Грант» появился новый владелец — Вадим Смоляр. Тогда же «Грант» попытался выставить на аукцион две буровые ВТБ-Лизинг, которые находились на территории склада, чтобы покрыть свои убытки от переставшей платить «Северной экспедиции».

Только к 2010 году ВТБ-Лизинг смог отобрать своё имущество у ЗАО «Грант» и «Северной экспедиции». С начала 2010 первые 7 буровых начали сдавать в аренду другим компаниям. В настоящее время все тридцать установок переданы или законтрактованы Оренбургской буровой компании, ООО «Газпром бурение» и ООО «НЭУ». Где они сейчас находятся можно посмотреть в этой таблице. Компания «Северная экспедиция» оказалась банкротом и была ликвидирована. Компания Well Drilling находится в процессе банкротства. «Грант» переехал в Москву.

Таким образом, как считает ВТБ, благополучно разрешилась история с покупкой 30 буровых установок. Техника работает и приносит прибыль. Банк ВТБ и ВТБ-Лизинг продолжают отрицать существование контракта о покупке буровых за 297 млн. у китайского поставщика — ни российская, ни китайская сторона оригинала контракта, о котором писал Алексей Навальный, не видели. ВТБ-Лизинг предоставил акционерам таможенную декларацию на одну из буровых, где указана цена $15 220 598.

Вот то, о чем рассказало нынешнее руководство ВТБ-Лизинг. А вот, что показали акционерам, журналистам и блогерам:

Оренбургская область. Облет буровой установки в процессе монтажа

Облетев пятнадцать буровых в разных стадиях монтажа и работы,

мы попрощались с Оренбургом и отправились в Новый Уренгой

Мы летим за 200 км, где на берегу Тазовской губы работает буровая №7 компании «НЭУ». Облачность низкая, погоды нет, нас долго не выпускали из аэропорта и вертолет летит низко, над самой тундрой.

Подлетаем к буровой. Она уже немало потрудилась в этом месте: трубопроводы справа — это несколько уже пробуренных и работающих скважин.

По пути в Новый Уренгой облетели усовершенствованную буровую ВТБ-Лизинг — установка поставлена на рельсы и движется по ним. Всё отечественного производства. Колоссальная экономия времени на разборку/сборку станка. Он так и передвигается в собранном состоянии.

На следующий день после пятичасовой поездки по бетонке через тундру мы оказались на той самой станции Пурпе, куда когда-то приходили буровые из Китая. В тот день там грузили одну из законтрактованных установок — это больше 80 железнодорожных платформ.

Один из участков хранения буровых, на которые ВТБ-Лизинг привозила своё оборудование, вызволенное из плена у «Гранта». В тот день на этом участке находились на хранении четыре установки, которые планируются к модернизации.

Почва здесь — сплошной песок, сухой, почти белый. На болото, как я сказал в разговоре с Алексеем Навальным, это место совсем не похоже. Алексей признал, что это было художественным преувеличением. Здесь, однако, была беда — весной за пару дней температура резко повысилась и часть хранилища затопило талой водой. Случай, как говорят в ВТБ-Лизинге, признали страховым, получили компенсацию.

P.S. А теперь необходимое пояснение: я ни в коем случае не собираюсь быть арбитром в споре Алексея Навального и банка ВТБ. Я ни на чьей стороне, я сам по себе. Мне хотелось увидеть своими глазами и потрогать своими руками скандальные буровые — я это сделал. Я хотел получить информацию для блога от ВТБ-Лизинг — я её получил в том объеме, который смог переварить, спасибо. Я поговорил на эту тему с Алексеем — он уверен в своей правоте, ОК. То, что я рассказал выше, десятая часть того, что я услышал и прочитал. Уверен, не всем эта тема интересна, как мне, поэтому я её, как мог, сократил, оставив только канву и немного деталей. Хотите судить о деле сами — очень хорошо, я вам не судья.

А так, вообще: тундра и степь потрясающе красивые, буровые работают, на вертолете полетать здорово, а увидеть людей, занятых делом в суровых условиях, еще здоровее. В Новом Уренгое небо с радугами и очень разное. Страна у нас бесконечная.
http://drugoi.livejournal.com/3764162.html

Кантор судится в Канаде со своими бывшими партнерами

Владелец «Акрона» Вячеслав Кантор судится в Канаде со своими быв­шими партнерами, которых он обвиняет в воровстве и предательстве. Оказалось, что бывшие соратники российского бизнесмена действовали в собственных интересах, а теперь еще претендуют на долю в прибыли от продажи калийных месторождений. Сумма невелика, 14 млн долл., но судебные тяжбы, как стало известно РБК daily, длятся уже полтора года.

Когда владелец «Акрона» Вячеслав Кантор в 2007 году заинтересовался месторождениями калийных солей в Канаде, он нанял Игоря Меджа и Джейсона Манна представлять его интересы. В начале 2008 года г-н Манн организовал фирмы «711 Saskatchewan» и «718 Saskatchewan» (числа в названиях — номера участков). Через первую структуру («711») была куплена компания Devonian Potash, располагавшая 11 разрешениями на геологические изыскания на участках месторождения калийных солей в провинции Саскачеван, цена сделки составила 15 млн долл. Через вторую («718») за 61 млн долл. была приобретена Vancouver Syndicate, у которой на момент сделки были разрешения на разведку по 26 участкам.

Как следует из материалов Суда королевской скамьи Саскачевана и Апелляционного суда Саскачевана, за помощь в организации сделок Джейсон Манн и его брат Джеймс получили долю 14,3% в «711», Игорь Медж и Джейсон Манн также возглавили Devonian Potash, компании «711» и «718». Позже эти структуры были объединены в North Atlantic Potash, канадскую «дочку» «Акрона». Летом 2011 года North Atlantic Potash продала китайской Yanzhou Coal Mining (YC) восемь из принадлежавших Vancouver Syndicate лицензий за 109,5 млн долл. Параллельно Devonian продала YC все 11 своих лицензий за 150,5 млн долл. (из этой суммы 100,5 млн долл. покупатель заплатил сразу, остальное до сих пор зарезервировано на эскроу-счетах).

Накануне сделки с YC отношения Вячеслава Кантора и его партнеров испортились. Оказалось, что г-да Манн и Медж владеют также фирмами Agrikalium Potash и «529 Saskatchewan», которые пытались реализовать свои лицензии на разработку калийных месторождений в то же время, когда покупателя искал «Акрон». То есть менеджеры не только приобрели на свое имя лицензии в 2008 году, когда любые доступные варианты, по идее, должны были предлагать своему российскому партнеру, но и составляли ему конкуренцию в момент перепродажи. Этим они, по мнению г-на Кантора, нарушили свои фидуциарные обязанности (обязанности доверенного лица). Как заявил Игорь Медж (эти данные содержатся в судебных материалах), г-н Кантор даже назвал его «вором и предателем», который своими действиями пустит его по миру. Поэтому от управления канадскими активами «Акрона» г-да Медж и Манн были отстранены еще в начале 2011 года.

Пока доказать нарушение фидуциарных обязанностей г-дами Меджем и Манном представителям «Акрона» не удалось. «Закон возлагает повышенные обязательства на директоров, и они должны избегать конфликта интересов», — говорит юрист Art de Lex Виталий Кононов. Если представители Вячеслава Кантора докажут, что действия менеджеров привели компанию к убыткам, оценить размер потерь будет легче, ведь прецедентное право предлагает больший круг доказательств, чем, например, российская практика.

Параллельно Игорь Медж и Джейсон Манн подали в тот же суд на Вячеслава Кантора и его структуры, поскольку «имели опасения», что не получат долю от продажи принадлежащих Devonian лицензий. Теоретически они могут претендовать примерно на 14,3 млн долл. в соответствии с долей в «711» и суммой, которую YC уже выплатила продавцу, эта сумма по решению суда хранится у юрфирмы McKercher LLP. «Формальных оснований требовать выплаты дивидендов у миноритария нет, — комментирует Виталий Кононов. — Решение о дивидендах будут принимать директора компании». Представители «Акрона» заверили суд, что права миноритариев будут соблюдены, но г-н Манн почему-то боится, что совет директоров соберется без него и переведет все деньги мажоритарию.

Сейчас между структурами Вячеслава Кантора и его экс-партнерами Игорем Меджем и Джейсоном Манном идут несколько судебных тяжб в судах разных инстанций. В том числе обсуждается, может ли вообще это дело рассматриваться в канадской юрисдикции, ведь сам г-н Кантор имеет гражданство России и Израиля и постоянно проживает в Швейцарии. В «Акроне» эти тяжбы не комментируют, связаться с г-дами Меджем и Манном не удалось.
http://www.rbcdaily.ru/2012/09/18/industry/562949984735616

ЮКОС (summary)

Оригинал взят в ЮКОС (summary).
Про cерию постов о сабже — это в принципе основные записи из коммуны yukos_crimes, часть из них — это материалы для NGFR были, часть просто копипаста и криминальная хроника для любителей жанра и полноты картины. Всякие сектанты туда, кстати, практически не набигали, т.е. включили игнор — что свидетельствует.

1. О схемах оптимизации налогов, и один из примеров результатов этой деятельности.
2. О беспримерной эффективности руководства лучшей компанией.
3. Криминальная хроника: убийство и покушение.
4. О честно нажитом имуществе и прозрачности компании.
5. Об инвестициях в будущее: благотворительность и образовательные проекты.

Вот, наверное, и всё — поскольку произошла инверсия пищевой цепочки и та структура отправилась по вполне справедливым мотивам в Ад — завершим например, но если кому-то ещё интересно что-то — вот есть специальный ресурс.

ЮКОС-1: ЗАТО и скважинная жидкость

Оригинал взят в ЮКОС: ЗАТО и скважинная жидкость

Об этом везде много говорилось и писалось, однако же кроме того, что это очень нехорошо, мало чего сказано. В чём смысл, ради чего это делалось?

Если систематизировать информацию из соответствующих изданий, то картина получается примерно следующая.

Согласно налоговому законодательству РФ, до 2001 г. годы добыча нефти облагалась дифференцированным акцизом, а также налогом на воспроизводство минерально-сырьевой базы (10%) и роялти (6-16%). Последние два налога исчислялись в процентах от отпускной цены добывающего предприятия на товарную нефть. Впоследствии указанные налоги были заменены на налог на добычу полезных ископаемых.

Скважинная жидкость – смесь нефти, воды, солей и мехпримесей товарной продукцией не является и её производство, естественно, упомянутыми налогами не облагается.
Объектом налогообложения согласно НК РФ является нефть обезвоженная, обессоленная и стабилизированная.

Согласно разработанной руководителями компании схеме, добывающие объединения продавали скважинную жидкость подставным фирмам, зарегистрированным на территориях с льготным налогообложением (закрытых административно-территориальных образованиях – ЗАТО), так называемых «внутренних оффшорах». История их возникновения в целом описана здесь , правда, с лишними фразами.
Ставки налогов на таких территориях кратно отличались от предусмотренных действовавшим налоговым кодексом, от некоторых налогов организации вообще освобождались, в зависимости от конкретного ЗАТО.

В результате, в период осуществления технологических операций по подготовке нефти её собственником являлась подставная фирма, облагаемая по льготным ставкам, соответственно, она же в итоге становилась собственником товарной нефти, что позволяло существенно сократить налоговые выплаты.

Далее, если нефть поставлялась на НПЗ, то принадлежность её фирме, зарегистрированной в ЗАТО, позволяла минимизировать налоги и на производство нефтепродуктов. До 2000 г. производство бензинов, дизельного топлива и моторных масел облагалось налогом на реализацию ГСМ – 25%, уплачиваемого собственником сырья, кроме того, производство бензина облагалось акцизом, уплачиваемого самим нефтеперерабатывающим заводом. В 2001 г. в законодательство были внесены изменения и производство нефтепродуктов стало облагаться акцизами по фиксированным ставкам.

Если вопрос с НРГСМ (ранее – НДФ) и оборотных налогов до их отмены решался за счёт поставки нефти через подставную фирму, то от акциза так уйти было невозможно – его должен был платить производитель. Данный вопрос решался путём сдачи в аренду аналогичным фирмам заводских мощностей по смешению нефтепродуктов. Формально завод производил лишь компоненты нефтепродуктов, не облагаемые акцизом, а производителем товарных нефтепродуктов становилась опять-таки фирма, зарегистрированная в ЗАТО.

Принадлежавшие упомянутым фирмам нефть и нефтепродукты выкупались по минимальным ценам, обеспечивающим их нулевую рентабельность, структурами, представлявшими собой центры прибыли компании, и реализовывалась по рыночным ценам на внутреннем рынке. Если же продукция отгружалась на экспорт, то цены на неё устанавливались, исходя из потребности в прибыли структур компании, расположенных в России. Экспортная продукция выкупалась зарубежными оффшорами, связанными с компанией, после чего реализовывалась уже по мировым ценам. Таким образом осуществляется как вывоз капитала и его легализация, так и минимизация налога на прибыль. Подробнее об этом – статья здесь.

Подобные схемы в том или ином сочетании применялись всеми нефтяными компаниями, однако вариант со «скважинной жидкостью» применялся только ЮКОСом. При этом руководителями компании постоянно утверждалось, что применяемы схемы абсолютно законны.

Из интервью Ходорковского М.Б. «Финансовому контролю» от 21.08.2003:

Вопрос:
«Депутат Дайхес (КПРФ) обратился в Генпрокуратуру по поводу «нарушений налогового законодательства РФ» ЮКОСом в результате использования схем ЗАТО, офшоров, в частности, в городе Лесной Свердловской области. Другие депутаты в своих запросах указывают, что ЮКОС покупает у собственных подразделений не нефть, а «скважинную жидкость» по так называемой «внутрикорпоративной цене»».

Ответы:
«Каждое из этих обвинений и десятки других (я хочу напомнить еще раз, что в год у нас проходит более тысячи проверок) неоднократно исследовались с разных точек зрения юристами. С учетом нашего несовершенного законодательства по каждому из этих вопросов бывает несколько мнений у юристов и ровно потому, что это обычная практика, у нас в год идет порядка 150 процессов».

«Что касается «скважинной жидкости» — это такой уже более специальный вопрос, и он неоднократно рассматривался. Но что же поделаешь, если в России мы действительно добываем не чистую нефть, а жидкость, в которой нефти всего 3 или 10%. Или в среднем по компании, если взять ЮКОС, — 30% нефти, остальное — вода, соль, металл и так далее. Это специфика наших месторождений. Вот то, что мы добываем, называется «скважинная жидкость», а потом, после различных технологических переделок, достаточно непростых, в рамках которых работают тысячи людей, огромные установки, уже получается чистая стандартная нефть, соответствующая требованиям ГОСТа, которую мы и сдаем в систему «Транснефти»».

Если второй абзац в общем-то вызывает улыбку, то по поводу первого действительно подтвердилось, что у юристов могут быть разные мнения:

Из приговора (формулировки сохранены):

«Ходорковским М.Б., Лебедевым П.Л. и членами и членами организованной группы были использованы подконтрольные подставные (перечень фирм), чтобы от имени этих юридических лиц создать видимость осуществления посреднической деятельности и совершить указанные действия и преступления. При этом Ходорковскому М.Б., Лебедеву П.Л. и действовавшим с ними в группе по предварительному сговору на совершение указанных преступлений лицам было достоверно известно, что перечисленные общества с ограниченной ответственностью фактически не обладали функциями и признаками юридического лица, предусмотренными ст.ст. 48-50 ГК РФ, а именно: не имели в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество по переработке, хранению и реализации сырой нефти и нефтепродуктов, не могли самостоятельно без указания Лебедева П.Л. и других лиц приобретать и осуществлять имущественные права, не могли осуществлять деятельность, основной целью которой являлось извлечение прибыли, т.к. их деятельность была убыточной, предназначенной в целях уклонения от уплаты налогов с занимающихся сбытом нефти и нефтепродуктов нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих дочерних предприятий ОАО «НК «ЮКОС» и аффилированными ему коммерческими организациями».

iimes.ru: Нефтегазовое законодательство: ближневосточный опыт. Часть 3

Сервисные контракты

В некоторых странах БВСА, не имеющих единого федерального нормативно-правового акта, детально регламентирующего порядок и процедуру заключения нефтегазовых договоров с зарубежной стороной, результатом тендеров становится заключение сервисных контрактов (а не СРП или концессий) на проведение разведки, оценки, разработки и добычи углеводородов с нефтяных и газовых участков. Далее охарактеризуем правовую суть сервисных контрактов, заключенных Ираком с иностранными компаниями в 2009-2010 гг. по итогам двух тендеров.

Согласно подготовленному Министерством нефти Ирака Итоговому протоколу на заключение сервисных контрактов от 17 ноября 2009 г. (далее – Итоговый протокол 2009 г.), сервисными контрактами являются договоры, которые предусматривают получение зарубежным партнером фиксированной выплаты от иракской стороны за объем сырья, добытый сверх установленной нормы. Ключевыми условиями данных договоров являются следующие:

• срок действия соглашения может доходить до 20 лет с момента вступления договора в силу;
• предусматривается разработка разведанных и разведка новых запасов;
• все запасы, которые компания или консорциум собираются разрабатывать в настоящий момент или в будущем, должны быть переданы на определенном этапе обратно;
• сторона, заключившая договор, имеет право на получение компенсации фактических издержек (нефтяных и дополнительных) и на плату, эквивалентную объему добытого сверх нормы сырья. Выплаты осуществляются в виде углеводородов или в денежной форме (по выбору стороны);
• взимание с компании или консорциума нефтяных издержек, а также получение обозначенной выше платы возможны лишь по достижении 50% рубежа от предполагаемой доходности от всего участка, как только будут достигнуты объемы добычи, согласованные сторонами ранее;
• национальная компания участвует в каждой сделке в процентной доле, составляющей не менее 25%;
• иностранной компании или консорциуму безвозмездно выплачивается определенная сумма при подписании контракта;
• доходы иностранной компании или консорциума облагаются подоходным налогом в соответствии с законодательством местной стороны;
• для каждого их выставленных на аукцион участков установлен минимальный уровень инвестиционных вложений;
• на иностранные компании будут наложены обязательства по подготовке персонала и передачи технологий по трудоустройству местных граждан, а также по закупке местных товаров и пользованию услуг;
• процедуры рассмотрения возможных споров между сторонами предусматривает либо обращение к независимым экспертам, либо обращение в международный арбитраж (к примеру, в Арбитражный суд Международной торговой палаты в Париже или какой-либо иной по согласованию сторон);
• вся деятельность по разработке участков регулируется внутригосударственными законами, а также соответствующими нормативно-правовыми актами профильного министерства и должна соответствовать высоким стандартам международной нефтедобывающей отрасли, в частности, связанным с обеспечением здоровья и безопасности людей, государственной безопасности, сохранением окружающей природной среды и соблюдением надлежащей деловой этики.

Следует обратить внимание, на то, что законодательство некоторых стран БВСА достаточно полно закрепляет требования и правила ведения бизнеса, которым должны следовать зарубежные фирмы и консорциумы, претендующие на заключение контракта с местной стороной.

В частности, иракское тендерное законодательство закрепляет следующее:
• в консорциум должны входить компании, способные осуществлять функции оператора проекта;
• компании-оператору надлежит иметь не менее 30% от проекта (без учета процентной доли местной стороны);
• минимальная доля каждого из участников консорциума должна составлять не менее 10% от всего проекта;
• компания/консорциум может участвовать в тендере на все заявленные нефтегазовые участки, но вправе получить максимально лишь 4 из них, быть оператором лишь в 2, а иногда только в 1 проекте;
• ни одна компания не вправе подавать самостоятельно и в составе консорциума 2 заявки на тот же участок;
• если компания, после того как подала заявку на участие, но до подписания контракта, вдруг выйдет из консорциума, то стальные участники должны принять на себя ее обязательства по договору. В этот период новые члены не вправе вступать в состав консорциума.

Нормативные акты, регламентирующие правовой статус организаций, допущенных к тендерной процедуре, также закрепляют и условия, при которых наступает дисквалификация ее участников. Среди них:
• банкротство, распад либо продажа головной компании;
• требование самого участника тендера;
• подача ложной информации;
• участие в нефтегазовой деятельности без согласования с правительством;
• несоответствие условиям заявки организаторов;
• совершение преступного деяния, доказанного судебным органом.

Стоит особо отметить, что судебная система многих государств региона наименее приспособлена для решения коммерческих споров. Опыт свидетельствует, что арбитражное урегулирование возникающих разногласий в целом допускается по закону, однако разрешение коммерческого спора таким путем, если только это не предусмотрено отдельно в договоре, фактически не практикуется. В этой связи обычно в контрактах договаривающимися сторонами прописывается ссылка на международный арбитраж, к вердикту которого местное правительство относится благосклонно.

Таким образом, проанализировав основные тенденции, происходящие в нормативно-правовой базе некоторых ближневосточных стран, можно прийти к следующему выводу. Прежде чем пытаться принять участие в различных проектах на территории этих государств потенциальному зарубежному инвестору следует внимательно изучить соответствующее законодательство на предмет того, создает ли оно привлекательные условия для сотрудничества или же откровенно лоббирует интересы лишь местной стороны. Хотя закон не панацея от возможных рисков.
http://www.iimes.ru/rus/stat/2012/06-08-12c.htm

kommersant.ru: процесс «Черной против Дерипаски»

На прошлой неделе в Лондоне стартовало очередное судебное шоу на миллиард — иск Михаила Черного к Олегу Дерипаске. Зрителям гарантирована демонстрация множества «скелетов в шкафах», почти неизбежен очередной удар по репутации российского бизнеса и власти, а в случае даже частичного успеха иска российской алюминиевой отрасли угрожает очередной передел.
Читать далее

Бразильский суд разрешил Vale не платить 12 миллиардов долларов налогов

Верховный федеральный суд Бразилии наложил запрет на постановление правительства страны, требующее от горнодобывающей компании Vale выплатить 24 миллиардов реалов (12,4 миллиарда долларов) в качестве налогов, передает Reuters. Решение означает, что выплаты отложены как минимум до пленарного заседания суда.

Сейчас Vale, являющаяся крупнейшим производителем железной руды в мире, ведет с правительством борьбу сразу по четырем искам. Государство требует от компании выплат с прибылей, полученных от иностранных «дочек». В то же время в Vale заявляют, что уже уплатили эти налоги за рубежом, так что Бразилиа требует несправедливого двойного налогообложения.

Из-за спора уже серьезно пострадали акции компании. За последний год они снизились на 2 процента, тогда как рыночная конъюнктура предполагала их подъем.

В последние годы Vale находилась под давлением со стороны правительства, желающего более активно управлять национальными природными ресурсами. Руководство страны вынуждало ее в большей степени инвестировать в проекты, связанные с созданием рабочих мест, нежели получением прибылей.

Налоги, которые правительство требует с Vale, не были перечислены в начале 2000-х годов. По объему эта сумма равна половине прибыли корпорации в 2011 году и почти всей прибыли за 2010 год.

Одним из потенциально неприятных последствий этого разбирательства для Vale может стать прекращение роста за рубежом. Компания в прошлые годы активно разрабатывала месторождения различных руд в других странах, но угроза двойного налогообложения может заставить ее свернуть эту деятельность.

В случае, если суд все же примет окончательное решение в пользу Vale, то и другие бразильские компании, в последнее время получающие от правительства требования выплатить налоги за деятельность иностранных подразделений, могут также потребовать компенсаций.
http://www.lenta.ru/news/2012/05/10/vale/

rusanalit: Про Березовского и Абрамовича

Я решил разобраться в претензиях березовского к абрамовичу.
Их три:

— березовский и патрацикашвили (далее — БП), которым принадлежало по 23% акций Сибнефти продали свои акции абрамовичу а. под давлением со стороны властей России б. вследствии чего понесли убытки

— березовский продал свой пакет акций ОРТ абрамовичу а. под давлением властей б. вследствии чего понес убытки ибо до него дошли только 10 миллионов долларов из якобы уплаченных абрамовичем 150 миллионов.

— березовский и патрацикашивили владели совокупно 25% Русала, еще 25% было у абрамовича, 50% — у дерипаски
абрамович без согласования с березовским и патрацикашвили продал свои 25% дерипаске, который таким образом увеличил свой пакет Русала до 75% и 25% принадлежащие березовскому-патрацикашвили вследствии этого сильно упали в цене

В случае Сибнефти убытки БП представляют собой разницу между полученной ими в 2001 году за свои 46% акций суммой и тем, сколько стоил этот пакет акций в некоем будущем (например в 2007 году — на момент подачи березовским иска) — ведь не будь БП принужден к продаже, они могли бы продать свои акции позже и в разы дороже.

В случае ОРТ березовский заявляет что до него дошли только 10 миллионов долларов, что гораздо меньше оговоренных с абрамовичем 150 миллионов за пакет в 49% ОРТ.

В третьем случае претензия березовского состоит в том, что поскольку в России действовал и действует принцип «49% акций = 0, а 51%=100», то после несогласованной продажи абрамовичем своих акций Русала дерипаске, стоимость пакета принадлежащего БП резко упала и они были вынуждены продать его всего за 450 млн. долларов.

Начнем с Русала.
Как следует из обнародованных судом материалов, договоренность о продаже акций и их цене была достигнута в мае 2001 года, деньги были уплачены в 2001 году.
БП просил 2,5 млрд. долларов, согласился и получил 1,3 млрд.

1. Если обратиться к отчетности Сибнефти за 2001 год, то из нее следует что в мае 2001 года капитализация Сибнефти составляла 2,5 миллиарда долларов и 46% акций БП были оценены точно в соотвествии со своей рыночной стоимостью на момент заключения сделки.

2. Впрочем уже в декабре 2011 (2001? — iv_g) капитализация Сибнефти составила более 5 миллиардов долларов.

3. Отмечу, что в мае 2001 года налоговыми органами против Сибнефти было открыто следствие, которое без всяких последствий для компании завершилось в августе того же 2001 года.

4. Специально отмечу, что несмотря на то, что неспрведливая на взгляд БП сделка «под принуждением» состоялась в 2001 году, в суд по ее поводу березовский подал шестью годами позже — в 2007 году.

Даже не в 2005 когда абрамович продал свой пакет акций Сибнефти госкомпании Газпром за 13 миллиардов долларов, из которых — не продай БП свои 46% акций в 2001 году — 6,5 млрд. получили бы БП.
Собственно к абрамовичу претензии юридически обосновано можно предъявлять именно по момент продажи его акций Газпрому — т.е. по 2005 год.

Таким образом мы видим следующее:
— БП получили за свой пакет ровно столько, ссколько составляла его рыночная стоимость на момент продажи
— «принуждение» в каком-то виде возможно имело место в виде открытого против Сибнефти в месяц заключения сделки дела (закрыли его видимо после окончательной расплаты абрамовичем за купленные акции)
— но в течении шести лет (с 2001 по 2007) березовский не считал нужным подавать иск против абрамовича
— не считал нужным даже в момент фиксации максимальных убытков в 2005 году
— зато ему срочно понадобилось показать всему миру, что Путин его ограбил, в 2007 году (кстати это год, когда березовский продал последние из своих российских активов)
http://rusanalit.livejournal.com/1348852.html