Архив меток: Сибур

gazeta.ru: Топ-менеджмент «Сибура» выкупает компанию у «Газпрома»

Топ-менеджмент «Сибура» выкупает компанию у «Газпрома». Однако, по словам экспертов, за сделкой стоит президент «Газпромнефти» Александр Дюков, который посредством выкупа контрольного пакета нефтехимического холдинга рассчитывает укрепить свои позиции в «Газпроме».

Начались переговоры между топ-менеджментом «Сибура» и Газпромбанком, который владеет акциями компании. Для совершения сделки была создана специальная структура, компания Hidron Holdings Ltd, зарегистрированная на Кипре. Владельцами Hidron стала «верхушка» руководства «Сибура»: президент компании Дмитрий Конов, старший исполнительный вице-президент Владимир Разумов, вице-президент по организационным вопросам Виталий Баранов, вице-президент по экономике и финансам Алексей Филипповский и вице-президент — руководитель дирекции углеводородного сырья Михаил Карисалов.

Впрочем, по слухам на фондовом рынке, приобретением акций может заняться председатель совета директоров «Сибура» Александр Дюков, однако эта информация пока не подтверждена.

На данный момент топ-менеджеры уже подали ходатайство о приобретении контрольного пакета в Федеральную антимонопольную службу и теперь ждут ее вердикта.

Агентство «Интерфакс», ссылаясь на источник, близкий к «Сибуру», сообщает, что речь идет о выкупе всего пакета, принадлежащего Газпромпромбанку (70% минус одна акция). Еще 25% плюс одна акция принадлежат «Газфонду», и 5% зарезервированы на опционную программу. Пока невозможно точно оценить, сколько денег придется заплатить покупателям, так как неизвестно, на какое именно количество акций они претендуют, однако, по оценкам экспертов рынка, контрольный пакет «Сибура» стоит не менее $2 млрд.

По словам специалистов, если сделка состоится, в российской практике она станет прецедентом. Впервые топ-менеджмент выкупит контрольный пакет такой крупной компании, как «Сибур». «Это обычная международная практика, однако в нашей стране сделки такого масштаба по приобретению контрольного пакета руководством еще не было, — говорит начальник отдела рыночного анализа Собинбанка Александр Разуваев. — «Сибур» — это очень хорошие активы, обладание ими принесет Дмитрию Конову и его коллегам хороший доход».

По словам эксперта, в настоящий момент обладанием крупным пакетом акций компании (из ведущих бизнес-структур России) может похвастаться только топ-менеджмент «ЛУКойла».

«Точно не известно, сколько именно процентов акций находится в руках руководства, однако, по оценке рынка, это около 30—40%», — говорит аналитик.

Однако в случае «Сибура» речь идет о получении контрольного пакета, причем, по словам экспертов, итоговым владельцем станет все же Александр Дюков, хотя, вероятно, и не напрямую. «Топ-менеджеры компании, выкупающие акции, — люди Дюкова, поставленные на свои посты именно им, — объясняет эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов. — И недавние слухи об убыточности «Сибура» — это лишь отголосок информационной кампании для избавления «Газпрома» от непрофильных активов».

Напомним, что Александр Дюков помимо поста главы совета директоров «Сибура» занимает и должность президента «Газпромнефти». «Выведя «Сибур» из-под контроля «Газпрома», Дюков усиливает свои позиции в монополии, — говорит Дмитрий Абзалов. — Фактически сохранив контроль над нефтехимическим холдингом, Дюков оптимизирует структуру активов «Газпрома», одновременно увеличивая финансовое состояние монополии за счет денег, полученных за «Сибур». Эти деньги помогут «Газпрому» реализовать его инвестиционные программы».
http://www.gazeta.ru/business/2008/04/28/2709379.shtml

СИБУР — крупнейший российский нефтехимический холдинг, в который входят 34 предприятия, выпускающие углеводородное сырье, синтетические каучуки, пластики, продукцию оргсинтеза, удобрения и шины. Выручка СИБУРа по МСФО за прошлый год составила 142,7 млрд рублей, чистая прибыль — 22,6 млрд рублей. На данный момент 70% акций СИБУРа принадлежат Газпромбанку, 25% плюс одна акция – «Газфонду», а оставшиеся 5% зарезервированы под опционные программы.
http://www.gazeta.ru/business/2008/04/28/2709379.shtml?p=incut&number=1

Реклама

Торговля газом: Газпром и Роснефть

«Роснефть» предложила прекратить реэкспорт среднеазиатского газа

«Роснефть» не в первый раз пытается влиять на деятельность «Газпрома». Вместе с «Новатэком» она добилась отмены экспортной монополии на СПГ. Теперь у компании другая идея. «При наличии избыточных мощностей в России продолжается реэкспорт среднеазиатского газа, который оформляется как транзит и не облагается экспортной пошлиной Российские производители могли бы добыть и поставить на рынок тот же объем газа», — заявила «Коммерсанту» вице-президент «Роснефти» Влада Русакова. Она 29 лет проработала в «Газпроме». С апреля 2013 г. она курирует добычу газа в «Роснефти».

Прямые потери бюджета от невыплаты пошлин за среднеазиатский газ составляют около $3,5 млрд в год, писали эксперты энергетического центра бизнес-школы «Сколково». В 2013 г. монополия купила в Азии около 30 млрд куб. м по средней цене $275,8 за 1000 куб. м (см. график). В 2014 г. объемы будут такие же, считает аналитик «Сбербанк CIB» Валерий Нестеров.

Независимые производители не смогут сразу заместить весь среднеазиатский газ, говорит портфельный управляющий ИК «Анкоринвест» Сергей Вахрамеев. В 2013 г. «Новатэк» добыл 62,2 млрд куб. м. На 2014-2015 гг. компания подписала контракты на поставку почти всего добываемого компанией газа и уверена в заключении контрактов в подобных объемах до 2020 г., говорил в апреле 2013 г. совладелец компании Леонид Михельсон. К 2020 г. «Новатэк» планирует добывать свыше 100 млрд куб. м. «Роснефть» в 2013 г. добыла 38 млрд куб. м. На 2014 г. были законтрактованы поставки газа в объеме 34 млрд куб. м, на 2015 г. — 37 млрд куб. м газа, следует из презентации президента «Роснефти» Игоря Сечина для встречи с инвесторами в Лондоне в 2013 г. План компании на 2020 г. — 100 млрд куб. м, из которых 80 млрд куб. м уже законтрактовано. Независимые производители не наращивают добычу газа, пока у них нет доступа к трубе, отмечает партнер Greenwich Capital Лев Сныков.

При отказе от среднеазиатского газа «Газпром» сам будет наращивать добычу, полагают Нестеров и Вахрамеев. В 2013 г. монополия сократила добычу на 0,4% до 480,45 млрд куб. м. Но может ее нарастить: добычные мощности «Газпрома» составляют около 600 млрд куб. м в год, говорится в годовом отчете монополии. В июне предправления «Газпрома» Алексей Миллер говорил, что «Газпром» собирается заменить среднеазиатский газ российским. Поручений заняться этим вопросом пока не было, сказал федеральный чиновник.

Представители «Роснефти», «Газпрома», «Новатэка», Минэнерго не ответили на запрос.

Глава газового направления «Роснефти» Влада Русакова о монетизации добытого
Год назад независимые производители газа, включая «Роснефть», подорвали экспортную монополию «Газпрома», получив разрешение на поставки за рубеж сжиженного природного газа (СПГ). Сейчас на фоне избытка предложения газа в России конкуренция в отрасли обостряется. О планах «Роснефти» по газодобыче в Восточной Сибири и на Сахалине, о создании собственной газопереработки и о том, чем отличается работа в «Роснефти» и «Газпроме», рассказала «Ъ» руководитель газового направления, вице-президент «Роснефти» ВЛАДА РУСАКОВА.

— В последнее время «Роснефть» начала уделять огромное внимание развитию газового бизнеса. Компания уже добилась разрешения экспортировать СПГ. Вы бы хотели получить возможность экспорта и трубопроводного газа?
— Мы работаем в рамках законодательства и ищем для своих проектов способы, как эффективно монетизировать газ. Мы можем продавать СПГ, у нас есть разрешение. Когда принималось решение о либерализации экспорта СПГ, понятно было, что без такого экспорта никакие запасы газа на шельфе монетизировать невозможно. Сейчас на газовом рынке появились сильные независимые игроки, возможности по добыче превышают фактические объемы потребления. При этом транспортный тариф для независимых производителей сейчас превышает аналогичные тарифы в Европе и США. Нужен переход на единую ставку на транспортировку, нужна большая транспарентность тарифообразования. Сейчас независимые производители, по сути, оплачивают транспортные расходы «Газпрома».

— Почему вы хотите получить доступ к газопроводу «Сила Сибири», который будет строить «Газпром»?
— «Сила Сибири» — это газопровод, который строится под контракт на экспорт трубопроводного газа в Китай. На востоке страны внутренний рынок развивается очень медленно из-за отсутствия инфраструктуры. А у «Роснефти» на юге Восточной Сибири и в Якутии чуть больше 1 трлн кубометров запасов газа.

— Насколько мы понимаем, руководители «Роснефти» и «Газпрома» в присутствии министра энергетики достигли договоренности о том, что транссахалинский газопровод, построенный для проекта «Сахалин-2», должен перейти напрямую в собственность государства, поскольку по соглашению о разделе продукции затраты участникам проекта уже возмещены. Каков итог диалога двух компаний?
— Обсуждался не вопрос собственности, а вопрос доступа к трубопроводу, и принципиальная договоренность с «Газпромом» достигнута. А какой это будет механизм — строительство дополнительных компрессорных станций либо расширение трубы с помощью лупингов, это вопрос технического обоснования. Механизм будет определен позже, а принципиально, насколько я понимаю, возражений со стороны «Газпрома» нет. Во всяком случае, мы благодарим Алексея Борисовича Миллера за объективность.

— Не возникнет противоречия с проектом «Газпрома» по расширению его СПГ-завода?
— Технологически возможны оба проекта. Сечение существующей трубы предполагает определенные технические возможности, сейчас она построена так, чтобы можно было ее расширять за счет компрессорных станций. Можно дополнительно сделать лупинги, тогда мощность еще возрастет и будет достаточной и для нашего газа, и для газа «Газпрома» при строительстве третьей очереди его завода.

— А какие схемы сотрудничества с «Газпромом» по Сахалину обсуждались?
— «Роснефть» направила письмо с предложениями по сотрудничеству в «Газпром». Идея в том, чтобы совместно проработать эти проекты, посмотреть, как эффективнее для всех было бы сделать, но ответа пока еще не получили. «Роснефть» в любом случае сделает свой СПГ-проект на Сахалине. Даже если не получится договориться с «Газпромом» по транссахалинскому газопроводу, завод можно расположить в другом месте, что позволит реализовать проект.

— Концепцию СПГ-завода не будете пересматривать? Была объявлена мощность 5 млн тонн.
— Нет, не будем пересматривать. Уже выбраны основные технические решения, подготовлена и направлена на Сахалин декларация о намерениях, много что сделано. Планируется к середине 2015 года закончить FEED, по его результатам будем принимать инвестрешение. В таком случае завод может быть построен к концу 2018 года, чтобы запустить его в 2019 году.

— Расширение завода планируется?
— Да, у «Роснефти» есть на Сахалине участки под геологоразведку, и мы видим, что можем его расширить. Но это уже дальняя перспектива.

— А вопрос санкций и возможных ограничений, в том числе со стороны вашего партнера ExxonMobil, может ли это повлиять на строительство завода?
— Я не могу отвечать за Exxon, пока мы идем по графику.

— Есть ли понимание, как будет устроено финансирование завода, как вы будете привлекать проектное финансирование с учетом санкций?
— Мы смотрим бизнес-схему и находимся в обсуждениях с Exxon, как нам лучше сделать и саму бизнес-схему и как лучше отработать вопросы финансирования. Потому что там есть газ «Сахалина-1», а есть часть газа самой «Роснефти».

— Как, по вашему мнению, нужно развивать регулирование внутреннего рынка с точки зрения ценообразования, тарифов, спроса, доступа к газотранспортной системе?
— Когда в 2003 году утверждалась энергетическая стратегия РФ, планировалось, что независимые производители газа к 2020 году будут занимать 20% рынка, а сейчас у них на этом рынке уже 27%. Это совершенно новая ситуация, и, для того чтобы развитие шло и дальше, для работы на таком конкурентном рынке должны быть изменены условия. Нужно обеспечить предсказуемое развитие отрасли, чтобы не было таких ситуаций, как в 2007 году, когда не хватало газа, или, как сейчас, когда, наоборот, на рынке значительный избыток. Должен быть прозрачный регулируемый тариф, гибкий и свободный доступ к ГТС, что позволит обеспечить работу газовой биржи. Торги на бирже дадут нам какое-то представление о реальной цене газа. Вы знаете, что, когда первые торги на бирже были в 2007 году, биржевая цена оказалась на 57% выше, чем регулируемая цена. Конечно, сейчас такой ситуации не будет, потому что рынок другой, но в любом случае это будет уже рыночный показатель цены. При этом нужна независимая биржевая площадка, на которой будут торговаться реальные объемы газа.

Преференций не должно быть, у всех должны быть одинаковые условия для работы на рынке. И важно, чтобы потребители от всех производителей газа имели возможность получать гибкость поставок, поэтому должно быть государственное регулирование тарифов на хранение газа в подземных хранилищах. Кроме того, при таком избытке газа на рынке нужно все-таки этот пузырь убирать. При наличии избыточных мощностей в России продолжается реэкспорт среднеазиатского газа, который оформляется как транзит и не облагается экспортной пошлиной. Совершенно спокойно, учитывая, что у туркменского и в целом среднеазиатского газа уже есть возможности выхода в Китай, можно уже сейчас этот газ заместить. Российские производители могли бы добыть и поставить на рынок тот же объем газа, уплатив налоги и создав рабочие места. Концепция внутреннего рынка газа должна быть включена в новую генсхему развития газовой отрасли, и в решениях президентской комиссии по ТЭКу это записано.

— На ваш взгляд, нужно отменить законодательное ограничение, по которому объектами единой системы газоснабжения может владеть только «Газпром»? «Роснефть» хотела бы владеть магистральными газопроводами?
— Зачем это отменять? Нужно только раздельный учет вести, потому что непрозрачность образования тарифов на прокачку газа ведет к тому, что они все время растут. Мы посмотрели: за последние пять лет тарифы на прокачку выросли больше, чем инфляция, чуть ли не в 1,8 раза.

— То есть вы за раздельный учет в рамках «Газпрома»?
— Да. Это устроило бы независимых производителей.

— Какой должна быть дальнейшая динамика тарифов на газ, о которой сейчас идет большая дискуссия?
— Да, дискуссия большая. Есть несколько приоритетов, которые, как мне кажется, сейчас рассматриваются правительством. Есть возможность задать сейчас темп роста тарифов, который позволит выйти на энергоэффективность.

— О каких цифрах идет речь?
— У нас есть естественные ограничения — это отсутствие экспорта. Пока в рамках нашей программы до 2020 года для нас был бы приемлемым рост тарифа по принципу инфляция плюс 2%.

— То есть, если исходить из прогнозов Минэкономики, вы хотели бы роста тарифа на 7-8% в год?
— Да, 7-8%, но многое зависит от инфляции затрат.

— Есть данные «Газпрома» о том, что более 95% газовых поставок «Роснефти» приходится на очень прибыльных, высокомаржинальных потребителей, тогда как у «Газпрома» таких меньше 30%.
— Почти 11% нашей выручки от продаж газа приходится на ЖКХ и население — это социальная нагрузка. Я думаю, что аналогичный показатель у «Газпрома» меньше (8,2% по отчетности по МСФО за 2013 год.— «Ъ»). У нас тоже есть и неплатежи потребителей, и проекты, где нужно повышать эффективность.

— Вы сохраняете план по добыче 100 млрд кубометров газа к 2020 году? Не считаете, что это много сейчас?
— Вы имеете в виду для рынка? Я вас прекрасно понимаю, на конкурентном рынке тяжело работать, когда избыток газа. Мы работаем пока под те контракты, которые у нас есть. У нас есть до 2040 года контракты, есть до 2028 года, поэтому мы намерены добывать столько, сколько необходимо для закрытия своих контрактных обязательств.

— Каков сейчас законтрактованный годовой объем?
— Сейчас больше 80 млрд кубометров, и мы рассчитываем на новые контракты.

— По добыче вы предполагаете только органический рост или возможны новые приобретения?
— Нет, в основном органический. У нас есть «Роспан», «Сибнефтегаз», Харампурское месторождение, Кынско-Часельская группа, «Варьеганнефтегаз» плюс попутный нефтяной газ (ПНГ).

— Какой сейчас уровень утилизации ПНГ у «Роснефти»?
— В этом году в целом будет около 80%, на некоторых предприятиях уже больше 95%. А к 2017 году мы выйдем на 95% по компании. У нас есть газовая программа по использованию ПНГ, утвержденная советом директоров, которая и реализуется.

— Как вы оцениваете сделку по продаже СИБУРу доли «Роснефти» в «Юграгазпереработке»? В чем заключалась проблема в совместной работе с СИБУРом в параметрах, в которых раньше работала ТНК-ВР?

— Это очень хорошая сделка. Наша задача была эффективно продать актив, минимизировать затраты на создание инфраструктуры и переработку. Эта задача выполнена. Надеемся, что и СИБУР доволен, что консолидировал 100% предприятия.

— Передоговориться по цене на ПНГ в рамках СП с СИБУРом не получалось?
— Да. Потом мне кажется, что в направлении переработки мы больше двигаемся к тому, чтобы самостоятельно заниматься этими вопросами. Мы хотим все-таки к 2018 году полностью вывести газовый бизнес компании на самоокупаемость. Мы стремимся к тому, чтобы повысить стоимость компании за счет газа. Сейчас пока, как вы знаете, у нас много разных газовых активов, и они недооценены.

— А в каких регионах могут появиться газоперерабатывающие проекты?
— На «Роспане», сейчас планируем на Приразломном, Приобском и Майском месторождениях.

— Там будет только отбензинивание газа или более глубокая переработка?
— Мы смотрим отбензинивание на Приобском, а на Приразломном и Майском — глубокую переработку. Есть и несколько перспективных проектов, специалисты компании сейчас работают над стратегией газоперерабатывающего направления.

— Вы планируете покупать какие-нибудь газораспределительные сети?
— Пока нет, «низкие» сети — это не наше приоритетное направление.

— Почему «Роснефть» решила войти в проект «Печора-СПГ»? Он довольно долго был на рынке, и к нему не было особенного интереса…
— Эта сделка еще не закрыта, есть только рамочное соглашение. В принципе хороший проект, интересный, мы пытаемся развиваться в этом направлении.

— А этот проект потенциально может быть сопряжен с вашими шельфовыми проектами с Exxon? Возможно, это будет площадка для переработки газа?
— В перспективе, конечно.

— Вы собираетесь полностью выкупить проект?
— Пока, как вы читали, у нас есть право на 50%. Окончательная конфигурация проекта и срок запуска завода будут определены сторонами после проведения предпроектных работ, по их результатам может рассматриваться и привлечение стратегического инвестора.

— Что вы думаете про перспективы России на европейском газовом рынке с учетом того, что в ЕС говорят о необходимости сокращать зависимость от российского газа?
— Европа ничем не сможет заменить российский газ. То есть напрямую такая замена невозможна. Для того чтобы им убрать наш трубопроводный газ вообще, нужно полностью перестраивать всю систему газопроводов. Глобально их газотранспортная система формировалась под три направления экспортных поставок, и перестроить ее очень сложно — это сумасшедшие инвестиции. У кого будет интерес строить все эти перемычки и интерконнекторы, чтобы получить ту же цену на газ? Никто реально не готов вложить в это деньги. Конечно, европейцы будут пытаться что-то делать, но так эту задачку не решишь.

— Вот если бы «Роснефть» экспортировала газ, она не подпадала бы под Третий энергопакет ЕС…
— Главное — обеспечить увеличение экспорта российского газа в Европу по рыночной цене и не допустить замещения российского газа другими источниками. А название конкретного поставщика не должно иметь значения для бюджета. Если это может обеспечить «Газпром», пожелаем ему успехов. Пока это поручено «Газпрому», он должен показать эффективность, которую надо контролировать.

— Как вы думаете, может ли Иран заменить Россию в поставках газа в Европу?
— Ресурсная база позволяет, но нужны дополнительные большие инвестиции в инфраструктуру. Кроме всего прочего Ирану самому требуется газ на севере, потому что там всегда не было газа, они в Туркмении покупали. Как вы видите, их газ даже в Турцию все время идет с большими проблемами. В любом случае, это решение не на ближайшее время.

— До конца 2012 года вы работали в «Газпроме», а уже в 2013 году перешли в «Роснефть». Как вы получили предложение о работе в «Роснефти»?
— Мы давно знакомы с Игорем Ивановичем (президентом «Роснефти» Игорем Сечиным.— «Ъ»). После завершения моей работы в «Газпроме» он меня пригласил. Мы обсуждали разные варианты монетизации газа — даже альянс с «Газпромом», но интересы ведущих игроков настолько разные, что было принято решение самостоятельно развивать газовое направление. Я увидела перспективу и согласилась — и не жалею.

— Ваши бывшие коллеги обижались?
— А почему они должны были обижаться? Я же уже ушла из «Газпрома», то есть у меня уже не было там обязательств.

— Почему вы все-таки согласились прийти в «Роснефть»?
— Потому что мне это очень интересно было. Это новая задача. У меня здесь шире круг ответственности. В «Газпроме» я занималась перспективой, балансами, планированием развития ЕСГ, проектированием, наукой, техническим регулированием. Я с предприятиями работала только в части проектирования и внедрения. А в «Роснефти» у меня еще и ответственность за предприятия, которые добывают газ, за их экономику. И мне всегда хотелось, чтобы экономическая составляющая была определяющей, и здесь удается это сделать. В «Газпроме» несколько по-другому. Там тоже занимаются экономикой, но здесь управление идет через проекты, а там управляют программами.

— В чем разница?
— Здесь совершенно другие подходы. Идет управление конкретными проектами. Для того чтобы проект вывести на реализацию, надо пройти очень много ступеней анализа и оценки, причем он обсуждается на уровне практически всей «Роснефти».

— Говорят, что все равно в «Роснефти» только одна ступень принятия решений и это президент компании…
— Нет, неправда. До тех пор пока этот проект доходит до президента, он обсуждается на научно-техническом совете с участием всех специалистов. Например, за последние полтора года мы провели пять или шесть проектов, несколько раз обсуждали каждый из них на научно-техническом совете (НТС), приходилось перерабатывать инвестмеморандум. А этот меморандум включает в себя все от самого начала — от геологии до в принципе ликвидации проекта. С первого раза мы, может быть, только один проект провели через НТС. И только потом проект попадает на инвесткомитет, а затем в зависимости от его суммы может перейти на правление и совет директоров.

Русакова Влада Вилориковна
Родилась 13 декабря 1953 года в Москве. Окончила Московский институт нефтехимической и газовой промышленности им. И. М. Губкина по специальности «проектирование и эксплуатация газонефтепроводов, газохранилищ и нефтебаз». С 1978 года работает в газовой отрасли. В 1995-1997 годах — начальник службы развития зарубежных проектов управления перспективного развития «Газпрома». В 1997-1998 годах — заместитель начальника, в 1998-2003 годах — начальник управления прогнозирования перспективного развития департамента перспективного развития, в 2003 году возглавила департамент перспективного развития. В 2003-2012 годах — член правления «Газпрома». В декабре 2012 года ушла из «Газпрома», с апреля 2013 года — вице-президент «Роснефти», где курирует газовый блок.
Газовый бизнес «Роснефти»
Company profile

«Роснефть» является третьим по объему добычи производителем газа в России. Добыча газа в 2013 году — 38,2 млрд кубометров, выручка от реализации — 103 млрд руб., запасы на конец 2013 года по ABC1+C2 — 6,5 трлн кубометров. Кроме того, «Роснефть» владеет 44 лицензиями на освоение шельфа, ресурсы газа компании на шельфе — 24 трлн кубометров. К 2020 году компания планирует добывать 100 млрд кубометров газа в год. Основные добывающие активы — «Роспан», Харампурское и Береговое месторождения, Кынско-Часельская группа месторождений. На базе проекта «Сахалин-1» вместе с ExxonMobil «Роснефть» планирует строительство завода по сжижению газа мощностью 5 млн тонн, также компания в мае 2014 года договорилась о покупке 51% в проекте «Печора СПГ».
http://www.kommersant.ru/doc/2547577

— — — —
06 Июнь 2013 Роснефть, день инвестора-2013. 4. Газ http://iv-g.livejournal.com/891707.html

BCS Financial Group: корпоративный справочник по российским эмитентам еврооблигаций, нефть и газ

http://smart-lab.ru/blog/191710.php
http://www.putit.ru/MTM4NTMyOTA1NTA4Mg==

Исследования
Equity Research http://bcsprime.com/research/equity
Fixed Income Research http://bcsprime.com/research/fixed
Cross Asset Liquidity Report http://bcsprime.com/research/cross
Quant Research http://bcsprime.com/research/quant

forbes.ru: Почему менеджеры в госкомпаниях зарабатывают больше, чем в частном бизнесе

21.11.2013
За год разрыв в уровнях зарплат увеличился — в частном секторе компенсации почти не изменились, а в госкомпаниях сильно выросли

Двадцать пять самых высокооплачиваемых руководителей компаний в России могут похвастаться совокупным заработком $325 млн. По $13 млн на человека. Впечатляющий результат, но он производит куда более сильное впечатление, когда узнаешь, что всего за год эта сумма выросла на треть. Как это получилось?
В 2012 году Forbes впервые составил рейтинг наиболее высокооплачиваемых гендиректоров российских компаний. Год назад государственные компании платили руководителям значительно больше, чем частные, а за год разрыв только увеличился. В 2012 году в список вошли 11 представителей госкомпаний, их общий заработок составил $147 млн, в 2013-м их 13, с вознаграждением $226 млн. Сумма компенсаций СЕО компаний частного сектора почти не изменилась — $97 млн против $99 млн в 2012 году.

Мы ограничили круг потенциальных участников 70 крупнейшими по выручке за 2012 год предприятиями, исключив компании, которыми управляют собственники («Лукойл», «Северсталь», «Русал», «Норильский никель» и др.). Изучив официальную отчетность компаний, опросив более 10 консультантов по подбору менеджеров высшего звена, используя информацию источников, мы получили экспертную оценку компенсаций СЕО. Итоговая цифра учитывает вознаграждение гендиректора в компании (зарплата, гарантированный бонус, бонус по результатам деятельности компании, бонус, привязанный к росту акций, процент от прибыли и другие денежные выплаты) и в советах директоров дочерних структур. Также учитывались возможные выплаты руководителям за пределами России.

Практически во всех госкомпаниях суммарное вознаграждение заметно выросло. Исключение — «Газпром нефть» и Газпромбанк. Но этому есть объяснение: «Газпром нефть» в 2012 году приняла новую программу по выплате вознаграждения, основанного на приросте стоимости акций. То, что топ-менеджеры недополучили в прошлом году, они получат позже. В Газпромбанке зарплаты и премии немного выросли, но в 2012 году не было выплат, привязанных к росту акций.

В частных компаниях суммарное вознаграждение во многих случаях существенно уменьшалось. В АФК «Система» оно за 2012 год оказалось почти в три раза меньше, чем за 2011 год ($55 млн вместо $149 млн), выплаты ключевым менеджерам X5 Retail Group сократились с $269 млн до $113 млн.

Самый большой рост — в «Роснефти», где топ-менеджеры заработали за 2012 год в два раза больше, чем за 2011-й ($293 млн против $150 млн). Глава компании Игорь Сечин заработал, по оценкам, $50 млн и занял первое место в списке.

Существенно увеличила выплаты и Группа ВТБ — с $194 млн до $232 млн. Кроме того, ряд менеджеров, как и в 2011 году, получили дополнительно $40 млн в виде дивидендов от входящего в группу кипрского банка. Вознаграждение Андрея Костина выросло до $35 млн (2-е место в списке).

Третье место занял Алексей Миллер. Его результат, $25 млн, с прошлого года не изменился. «Газпром» наградил менеджеров щедрее, чем в прошлом году, но ненамного — в совокупности они заработали $68 млн (в 2011-м — $61 млн).

В отличие от государственных частные компании понимают, что рынок труда стагнирует вместе со всей экономикой, и стараются сохранить фиксированную часть компенсации топ-менеджеров на прежнем уровне, рассказывает Антон Стороженко, гендиректор консалтинговой компании Kienbaum в России. Компенсацию увеличивают в исключительных случаях, обычно когда невозможно найти нужного человека внутри компании.

Нередко компании стараются избавиться от высокооплачиваемых руководителей, которых наняли в тучные докризисные времена. Так, например, владелец и СЕО «Северстали» Алексей Мордашов недавно расстался с двумя топ-менеджерами, которым платил, по оценкам хедхантеров, по $5 млн, продвинув более молодых и не столь высокооплачиваемых. Главу дивизиона «Северсталь Российская Сталь» Александра Грубмана, которого наняли в 2006 году, в июле 2013-го сменил Сергей Топоров — он проработал в «Северстали» 18 лет. В сентябре ушел гендиректор дивизиона «Северсталь Интернэшнл» и подразделения «Северсталь Северная Америка» Сергей Кузнецов. На это место пришел его бывший подчиненный, индиец Сайкат Дей.

«Сегодня больше внимания уделяется операционной эффективности, поиску этой эффективности внутри своих организаций», — говорит партнер Ward Howell Элла Сытник. На большинство государственных компаний это правило пока не распространяется.
http://www.forbes.ru/kompanii/resursy/247681-gosudareva-shchedrost-pochemu-gosmenedzhery-zarabatyvayut-bolshe-glav-chastn

25 самых дорогих топ-менеджеров России
1. Игорь Сечин
Совокупная компенсация за год: $50 млн
Должность: президент, председатель правления «Роснефти»
Возраст: 53 года […]

2. Андрей Костин
Совокупная компенсация за год: $35 млн
Должность: президент — председатель правления Банка ВТБ
Возраст: 57 лет […]

3. Алексей Миллер
Совокупная компенсация: $25 млн
Должность: председатель правления ОАО «Газпром»
Возраст: 51 год […]

4. Андрей Акимов
Совокупная компенсация: $15 млн
Должность: председатель правления Газпромбанка
Возраст: 60 лет […]

5. Герман Греф
Совокупная компенсация: $15 млн
Должность: президент, председатель правления Сбербанка
Возраст: 49 лет […]

6. Михаил Кузовлев
Совокупная компенсация: $15 млн
Должность: президент — председатель правления Банка Москвы
Возраст: 47 лет […]

7. Дмитрий Разумов
Совокупная компенсация: $15 млн
Должность: генеральный директор «Группы Онэксим»
Возраст: 38 лет […]

8. Иван Стрешинский
Совокупная компенсация: $15 млн
Должность: гендиректор USM Advisors
Возраст: 44 года […]

9. Владимир Якунин
Совокупная компенсация: $15 млн
Должность: президент ОАО «Российские железные дороги»
Возраст: 65 лет […]

10. Михаил Задорнов
Совокупная компенсация: $12 млн
Должность: президент — председатель правления ВТБ24
Возраст: 50 лет […]

11. Михаил Шамолин
Совокупная компенсация: $12 млн
Должность: президент АФК «Система»
Возраст: 43 года […]

12. Александр Дюков
Совокупная компенсация: $10 млн
Должность: генеральный директор ОАО «Газпром нефть»
Возраст: 45 лет […]

13. Шафагат Тахаутдинов
Совокупная компенсация: $10 млн
Должность: гендиректор — председатель правления «Татнефти»
Возраст: 67 лет […]

14. Дмитрий Конов
Совокупная компенсация: $8 млн
Должность: председатель правления «Сибур холдинга»
Возраст: 43 года […]

15. Евгений Дод
Совокупная компенсация: $7 млн
Должность: председатель правления ОАО «РусГидро»
Возраст: 40 лет […]

16. Андрей Дубовсков
Совокупная компенсация: $7 млн
Должность: президент МТС
Возраст: 47 лет […]

17. Борис Дубровский
Совокупная компенсация: $7 млн
Должность: гендиректор — председатель правления Магнитогорского металлургического комбината
Возраст: 55 лет […]

18. Гульжан Молдажанова
Совокупная компенсация: $7 млн
Должность: генеральный директор «Базового элемента»
Возраст: 47 лет […]

19. Олег Бударгин
Совокупная компенсация: $6 млн
Должность: председатель правления ОАО «Российские сети»
Возраст: 53 года […]

20. Анна Колончина
Совокупная компенсация: $6 млн
Должность: главный управляющий директор ИГ «Нафта Москва»
Возраст: 41 год […]

21. Александр Корсик
Совокупная компенсация: $6 млн
Должность: президент «Башнефти»
Возраст: 57 лет […]

22. Иван Таврин
Совокупная компенсация: $6 млн
Должность: генеральный директор «Мегафона»
Возраст: 37 лет […]

23. Николай Токарев
Совокупная компенсация: $6 млн
Должность: президент, председатель правления «Транснефти»
Возраст: 62 года […]

24. Владислав Баумгертнер
Совокупная компенсация: $5 млн
Должность: генеральный директор «Уралкалия»
Возраст: 41 год […]

25. Алексей Москов
Совокупная компенсация: $5 млн
Должность: председатель правления ГК «Ренова»
Возраст: 42 года […]
http://www.rusenergy.com/ru/read/read.php?id=71255

Forbes.ru: Тот самый Тимченко: первое интервью богатейшего из друзей Путина. 2

ОТНОШЕНИЯ С СЕЧИНЫМ
Читать далее

forbes.ru: История «отца» «Газпрома» Рема Вяхирева: от безграничной власти до забвения на пенсии

Читать далее

forbes.ru: Эксклюзивное интервью Рема Вяхирева

11 сентября 2012
Основатель крупнейшей компании России, экс-руководитель «Газпрома» Рем Вяхирев дал большое интервью Forbes после десяти лет молчания

Читать далее

Л.Михельсон и Г.Тимченко купили 95% «СИБУР Холдинга»

Компания, подконтрольная акционерам НОВАТЭКа Леониду Михельсону и Геннадию Тимченко, Dellawood Holdings Limited приобрела 95% акций ЗАО «СИБУР Холдинг». Об этом говорится в сообщении Dellawood Holdings Limited.

По информации, полученной от акционеров, конечными бенефициарами Dellawood по состоянию на 27 октября являлись Л.Михельсон — 57,5% и Г.Тимченко — 37,5%. Менеджемент «СИБУР Холдинга» получил 5%.

ФАС одобрила данную сделку буквально неделю назад, 18 октября. Правда, ходатайство о покупке 100% «СИБУР Холдинга» было одобрено ведомством только в совокупности с предписанием, которое выдано вместе с разрешением на покупку акций.

Компании Dellawood Holdings Limited предписано заранее (за 10 дней) информировать антимонопольное ведомство о каждом намечаемом изменении цены (увеличении или снижении) более чем на 10% в течение квартала. ФАС также предписала компании заранее предоставлять данные о снижении объемов производства и продажи синтетических каучуков более чем на 10% на рынок РФ с указанием производителя, входящего в «СИБУР Холдинг».

«СИБУР-Холдинг» — крупнейшее в России нефтегазохимическое предприятие, зарегистрированное 7 декабря 2005г. Создание новой компании 4 февраля 2005г. одобрил совет директоров ОАО «Газпром» для реструктуризации задолженности АК «СИБУР» в сумме более 67 млрд руб. К декабрю 2005г. на холдинг была переведена вся операционная деятельность АК «СИБУР».

Чистая прибыль ЗАО «СИБУР-Холдинг» по РСБУ в I полугодии выросла на 58,5% и составила 34,28 млрд руб. При этом выручка компании возросла на 33,8% — до 114,1 млрд руб., себестоимость продаж стала больше на 30% — до 65,5 млрд руб., валовая прибыль увеличилась на 39,3% — до 48,6 млрд руб.
http://top.rbc.ru/economics/28/10/2011/622694.shtml

О новых хозяевах «Сибур холдинга» сегодня сообщила компания Dellawood Holdings Limited. Она стала владелицей 100% крупнейшего игрока на нефтехимическом рынке России. При этом в самой Dellawood крупнейший владелец — основатель и руководитель «Новатэка» Леонид Михельсон, у него 57,5%. У нефтетрейдера Геннадия Тимченко 37,5%. Еще 5% — у менеджеров «Сибура» (Дмитрия Конова, Михаила Карисалова и Михаила Михайлова), а также у заместителя председателя совета директоров Александра Дюкова.

До декабря 2010 г. владельцем «Сибура» был Газпромбанк, потом он объявил, что продает все 100% Михельсону. Инициатором сделки стал сам бизнесмен, утверждал тогда близкий к банку источник: «Он знал, что мы ищем покупателя, и пришел с предложением».

Как только стало известно о сделке, эксперты заговорили о том, что совладельцем актива может стать также Тимченко — партнер Михельсона по «Новатэку». А потом «Сибур» и «Новатэк» могут объединиться. Но Михельсон уверял, что никаких планов объединения или интеграции «Сибура» с «Новатэком» нет: «У «Новатэка» свои планы по развитию, и я не собираюсь уходить от текущей операционной деятельности в «Новатэке». А вот IPO «Сибура» или привлечение партнеров в эту компанию Михельсон не исключил: «Такая возможность будет рассматриваться, но для этого еще предстоит немало сделать самой компании».

Сумма сделки с Газпромбанком не раскрывалась. Однако первые 25% «Сибур холдинга» банк продал за 37,5 млрд руб., о чем сообщалось в его отчете по МСФО. Исходя из этой суммы весь «Сибур» оценивался примерно в 150 млрд руб.

Решение пригласить в проект Тимченко Михельсон объясняет, в частности, тем, что нестабильность на финансовых рынках существенно снизила возможности по привлечению дешевого капитала. «Я рад, что в этой сделке меня поддержал партнер по бизнесу, — цитирует Михельсона «Интерфакс». — У нас уже сложилась комфортная и эффективная для развития компаний модель взаимодействия, которая будет работать и в «Сибуре». Не исключены и другие партнеры, например, еще один акционер «Новатэка» — французская Total. «Если Total, наш партнер в “Новатэке”, или какой-либо другой стратегический инвестор выразит такое желание, мы готовы будем рассмотреть эти предложения», — заявил бизнесмен. В пресс-службе Total на вопросы «Ведомостей» пока не ответили.

По словам Михельсона, «Сибур» должен стать публичным. При этом он намерен сохранить контроль в компании.
Тимченко сделкой также доволен. «Сибур» является одной из наиболее динамично развивающихся российских компаний, — цитирует бизнесмена его представитель. — Поэтому я с интересом принял предложение [Михельсона] войти в акционерный капитал компании. Опыт нашего взаимодействия в «Новатэке» дал позитивный для бизнеса результат«.

Планов по увеличению доли в «Сибуре» у Тимченко нет. При благоприятной ситуации на рынке можно будет рассматривать возможность выхода из капитала компании через продажу имеющегося пакета, отмечают представители Тимченко со ссылкой на самого бизнесмена.
http://www.vedomosti.ru/newsline/news/1406558/mihelson_i_timchenko_podelili_sibur

wikipedia: Сибур

«Сибур Холдинг» — крупнейший нефтехимический холдинг в России и Восточной Европе. Полное наименование — Закрытое акционерное общество «СИБУР Холдинг». Штаб-квартира расположена в Москве (зарегистрирована компания в Санкт-Петербурге).

ОАО «Сибирско-Уральская нефтегазохимическая компания» создано Постановлением Правительства РФ от 7 марта 1995 года. Первоначально в состав компании вошло объединение «Сибнефтегазопереработка» (ГПЗ Западной Сибири) и Пермский газоперерабатывающий завод.

В 1998 году компания была приватизирована, крупнейшим акционером холдинга стал «Газпром», однако реальный контроль над производственно-экономической деятельностью перешел к «Газонефтехимической компании» Якова Голдовского. В течение 1998—2001 годов компания включила в свой состав значительную часть нефтехимических активов России и стала крупнейшим нефтехимическим холдингом страны.

В конце 2001 года руководство компании во главе с Яковом Голдовским предприняло попытку размывания доли ОАО «Газпром» в уставном капитале компании путем проведения дополнительной эмиссии обыкновенных акций, а ранее пыталось вывести нефтехимические активы «Сибура» из под юридического контроля компании. В ответ на это ОАО «Газпром» в марте 2002 года инициировал процедуру банкротства компании.

Процесс переговоров с кредиторами относительно условий реструктуризации долга продолжался более шести месяцев и завершился 10 сентября 2002 года подписанием мирового соглашения. По некоторым данным, решающим фактором в этом послужило силовое давление и последующий арест тогдашнего совладельца «Сибура» Якова Голдовского (арест был осуществлен в приемной председателя правления «Газпрома» Алексея Миллера)[1]. После передачи акций «Сибура» «Газпрому» Голдовский был освобожден, некоторое время жил в Австрии, однако затем вернулся в российский нефтехимический бизнес (дзержинское предприятие «Корунд»).

В июле 2005 года «Сибур» учредил ОАО «АКС Холдинг» для «расчистки» холдинга от долгов в сумме 60 млрд руб, большая часть которых приходится на долг перед материнской компанией. На баланс этого ОАО были переданы принадлежавшие «Сибуру» акции 26 нефтехимических предприятий. В декабре 2005 года «АКС Холдинг» был переименован в «Сибур Холдинг».

23 декабря 2010 года было объявлено о продаже «Газпромбанком» 50 % компании структурам Леонида Михельсона, совладельца и председателя правления газовой компании «Новатэк». В сентябре 2011 года, после получения разрешения ФАС, структуры г-на Михельсон докупили акций и его доля превысила 50%.

Слияния и поглощения
19 сентября 2008 года ОАО «Газпромбанк» и кипрская HidronHoldingsLimited решили не продлевать действие соглашения о продаже контрольного пакета акций ОАО «СИБУР Холдинг». Данное решение было принято под влиянием кризиса на фондовом и кредитном рынках.
20 октября 2008 года компания «Сибур — Минеральные удобрения» приобрела ООО «Ангарский Азотно-туковый завод» (город Ангарск). Приобретение «Ангарский Азотно-туковый завод» закрепило лидирующие позиции компании на рынке аммиачной селитры промышленного и сельскохозяйственного назначения в Сибири и на Дальнем Востоке.
2 декабря 2009 года «Сибур» приобрёл 50 % в ООО «Биаксплен», крупнейшем производителе БОПП-пленки в России. «Биаксплен» — крупнейший потребитель полипропилена, производимого холдингом.
В июле 2010 года СИБУР через свою дочку — Сибурэнергоменеджмент приобрёл 7 % акций компании Межрегионэнергосбыт

Деятельность
Сырьевая основа бизнеса «Сибура» — переработка попутного нефтяного газа в Западной Сибири и производство сжиженных углеводородных газов. Углеводородное сырье перерабатывается в синтетические каучуки (заводы в Тольятти, Воронеже и Красноярске) и полимеры («Сибур-Нефтехим» в Нижегородской области, «Сибур-Химпром» в Перми, Томскнефтехим и др.).
В состав холдинга также входит ООО «Сибур-Русские шины», которое управляет шинными заводами в Ярославле, Омске, Волжском и Екатеринбурге и рядом технологически смежных предприятий, а также ОАО «Сибур-Минудобрения» с производствами в Перми, Кемерово, Алтае, Ангарске, научно-исследовательский центр ООО «НИОСТ».

Показатели деятельности
Перерабатывая более половины российского попутного нефтяного газа, «Сибур» производит более четверти всех сжиженных углеводородных газов в России, от 30 до 49 % разных видов синтетических каучуков, шестую часть всего российского полиэтилена, около трети всех шин, 16 % азотных удобрений, а также значительную часть других нефтехимических продуктов.
Общая численность занятых на предприятиях холдинга — 54 тыс. человек (2010 год, согласно соцотчету компании). Выручка компании по МСФО в 2008 году составила 173,5 млрд руб. (в 2007 году — 142,3 млрд руб.), чистая прибыль — 16 млрд руб. (22,3 млрд руб.). Выручка компании по МСФО в 2007 году составила 142,7 млрд руб. (в 2006 году — 121,9 млрд руб.), чистая прибыль — 22,3 млрд руб. (21,4 млрд руб.).
По данным компании, выручка за 2010 год составила свыше 200 млрд рублей.

Совместные проекты
-Как собственник «Омскшины» «Сибур» владеет 50 % акций в СП «Matador-Омскшина», созданном в 1995 году «Омскшиной» и словацкой компанией Matador. Также нефтехимический холдинг имеет 50 % долю в предприятии «Отечественные полимеры», созданном для приобретения акций комбината «Полиэф» и управления им.
-В 2006 году было создано ООО «Юграгазпереработка» — совместное с «ТНК-ВР» предприятие по переработке попутного нефтяного газа. в СП входят 3 газоперерабатывающих завода СИБУРа, который владеет 51 % акций «Юграгазпереработки».
-В 2007 году на паритетных началах с компанией «SolVin» (СП Solvay и BASF) создано ООО «РусВинил», основной задачей которого является строительство в Кстово завода по производству ПВХ стоимостью около 650 млн евро.
Сибур

— — — — — — — — — — — — — — — — — —
Голдовский, Яков Игоревич (род. 26 февраля 1962, Кривой Рог)
российский предприниматель украинско-еврейского происхождения, совладелец австрийской компании «Petrochemical Holding». Известен своей деятельностью на посту генерального директора российской нефтехимической компании «Сибур» в 1999—2002 гг.

Отслужив в армии, поступил на механический факультет Ташкентского института ирригации и механизации сельского хозяйства, который не окончил. В 1997 г. получил диплом Одесской государственной академии пищевых технологий по специальности «учет и аудит».

В 1979—1987 гг. работал слесарем в Волгограде, Кривом Роге, Ташкенте. В Ташкенте начал заниматься предпринимательской деятельностью. В 1987 г. начал работать в Люберецком райпотребсоюзе, в 1988—1989 гг. — в Московском автодорожном институте. После начала кооперативного движения в СССР в 1989—1990 гг. был членом кооператива «Автотехника», выпускавшем пластмассовые изделия. В 1990—1993 гг. — гендиректор российско-панамского СП «Колумб», занимавшегося заготовкой кожевенного сырья, торговлей сигаретами, деревообработкой и т. п. В дальнейшем занимался трейдерской деятельностью в России и Казахстане.

В 1995 г. была учреждена «Сибирско-Уральская нефтегазохимическая компания» (Сибур), в которую вошли газоперерабатывающие заводы Западной Сибири и Пермский ГПЗ. Одновременно в Австрии Голдовский создал компанию Petrochemical Holding, деятельность которой в России осуществлялась через ООО «Газонефтехимическая компания». При поддержке менеджмента «Газпрома» через трейдерство и процессинговые схемы Голдовскому удалось установить контроль сначала над «Сибуром» (в 1999 он стал его генеральным директором), а затем, используя негибкие технологические связи, и над примерно двадцатью другими нефтехимическими предприятиями России. В результате к началу 2000-х годов «Сибур» стал крупнейшей нефтехимической компанией страны. На приобретение вошедших в состав холдинга предприятий Голдовский потратил около $500 млн.

Финансовую помощь холдингу оказывал Газпром, осуществлявший кредитование «Сибура» и являвшийся его основным акционером. В 2001 руководство «Сибура» предприняло попытку провести дополнительную эмиссию акций, целью которой являлось размытие пакета «Газпрома» и переход юридического контроля над активами компании к «Газонефтехимической компании» Голдовского. В конце 2001 он лишился поддержки «Газпрома», где к этому времени сменился менеджмент, был вынужден продать два из восьми газоперерабатывающих заводов.

В начале 2002 Я. И. Голдовский был арестован (прямо в приёмной председателя правления «Газпрома» Алексея Миллера[1]), сложил с себя полномочия генерального директора «Сибура» и передал «Газпрому» контроль над компанией. После этого он был освобожден из под стражи и покинул Россию.

После освобождения Голдовский переехал в Вену, где живет с семьей, но продолжает заниматься нефтехимическим бизнесом в России. В 2003-05 годах подконтрольные Голдовскому структуры приобрели ряд предприятий по выпуску ПЭТ-преформ в Литве, на Украине и в России (в 2006 году Голдовский вышел из этого бизнеса). В 2004 году он получил контроль над дзержинским «Корундом», в 2006 — над румынским НПЗ RAFO Oneşti, в 2007 — украинской девелоперской компанией FUD.
http://ru.wikipedia.org/wiki/Голдовский,_Яков_Игоревич

Производство и использование попутного нефтяного газа в России в 2010 году

РЕЗЮМЕ
§ В настоящее время увеличение объемов переработки ПНГ является основным фактором роста производства нефтехимического сырья. В среднесрочной перспективе такими основными факторами станут:
— Увеличение глубины переработки, в т.ч. использование в квалифицированной переработке тех объемов, которые сейчас используются на собственные нужды промыслов и на генерацию
электроэнергии
— Проекты переработки жирного природного газа/стабилизации конденсата
§ Создание новых крупных производств по переработке попутного нефтяного газа возможно только при освоении новых месторождений во вновь осваиваемых регионах (Восточная Сибирь, Коми, Ямал)
§ В новых регионах актуальны технологии конверсии метана в жидкие/твердые продукты – Сибур заинтересован в сотрудничестве с инжиниринговыми компаниями, готовыми к созданию промышленных установок по таким технологиям
§ Сибур подтверждает свою готовность к партнерству с недропользователями в вопросах переработки газа, стабилизации конденсата, купли-продажи продуктов переработки

http://www.sibur.ru/press_center/presentations/7391/
http://www.sibur.ru/upload/iblock/8e6/8e62f52307fe48142056f07babee9953.pdf