Архив меток: Роснедра

Роснедра: Госпрограмма «Воспроизводство и использование природных ресурсов» (УВ сырье). 3. Планы

Реклама

Роснедра: Госпрограмма «Воспроизводство и использование природных ресурсов» (УВ сырье). 2. Газ

Роснедра: Госпрограмма «Воспроизводство и использование природных ресурсов» (УВ сырье). 1. Нефть

http://www.rosnedra.gov.ru/article/7266.html
http://www.rosnedra.gov.ru/data/Files/File/2748.pptx

МПР и реформирование Роснедр

26.11.2013
Министерство природных ресурсов и экологии РФ до конца апреля 2014 года переведет Федеральное агентство по недропользованию (Роснедра) на новую схему размещения территориальных органов, число которых будет сокращено до 11 с 86, говорится в сообщении министерства.
Соответствующий приказ подписан в ноябре, отмечается в сообщении. Цель введения новой схемы — повышение эффективности управления отраслью, устранение избыточных административных барьеров и упрощение ряда процедур.

По утвержденной новой схеме департаменты по недропользованию будут размещаться не в каждом регионе, как сейчас, а в каждом федеральном округе и будут охватывать своей деятельностью весь федеральный округ в целом, отмечается в сообщении.
При этом в Центральном, Сибирском и Дальневосточном федеральных округах будет действовать по два территориальных органа Роснедр.

«Вывод территориальных органов на федеральный уровень повысит качество контроля за исполнением лицензионных соглашений и за внесением изменений в их условия», — считает глава министерства Сергей Донской.
При этом структурные и организационные изменения системы Роснедр не должны сказаться на текущем рабочем процессе.
http://gold.1prime.ru/show.asp?id=30357

26.11.2013
Москва. Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской начал реформирование структуры Роснедр в целях усиления контроля за исполнением лицензионных обязательств. Сообщение об этом распространила пресс-служба ведомства.

В частности, для повышения эффективности управления отраслью Федеральное агентство по недропользованию (Роснедра) до конца апреля 2014 г. должно перейти на новую схему размещения своих территориальных органов. Соответствующий приказ Минприроды России подписан в середине ноября текущего года.
По утвержденной новой схеме департаменты по недропользованию будут размещаться не в каждом регионе, как сейчас, а в каждом федеральном округе и будут охватывать своей деятельностью весь федеральный округ в целом.

В итоге структурной реформы количество территориальных органов Роснедр сократится с 86 до 11. При этом в Центральном, Сибирском и Дальневосточном федеральных округах будет действовать по 2 территориальных органа Агентства.

«Вывод террорганов на федеральный уровень повысит качество контроля за исполнением лицензионных соглашений и за внесением изменений в их условия», – пояснил С.Донской суть первого этапа реформирования. Он также подчеркнул, что главными задачами начавшейся реформы являются: повышение эффективности управления системы территориальных органов Роснедр, устранение избыточных административных барьеров и упрощение ряда процедур.

При этом немаловажным является условие не создавать в ходе реформирования дополнительных трудностей добросовестным недропользователям. Таким образом, структурные и организационные изменения системы Роснедр не должны сказаться на текущем рабочем процессе.
http://angi.ru/news.shtml?oid=2807074

Говорят: только дурак может дважды наступить на те же грабли. Но есть исключение. Бюрократ наступает на грабли сколько угодно раз. Он их просто НЕ ВИДИТ. Потому что его грабли бьют по другим.
Более 10 лет назад подобная «реформа» уже проводилась в Росприроднадзоре. В результате этот, с позволения сказать, «орган» полностью атрофировался. Давайте зайдем на его сайт. Новости за последние 2 месяца: четыре совещания, два съезда, три «рабочих поездки» руководства, одна экспертиза, одно заключение. Целый год занимались «выявлением несанкционированных мест захоронения отходов», попросту свалок. Выявили таких мест 48161, штрафов взыскано 35,9 млн. руб., т.е. по 745 руб. за каждое «нарушение». Курам на смех. А свалки растут.

Теперь настала очередь геологов. Добыча ископаемых для любого субъекта РФ — дело важное. Это и занятость людей, и доходы в бюджет… Конечно, все рабочие вопросы лучше решать на месте. Но бюрократу это не нужно. Ему нужно, чтобы люди ездили кланяться к нему за тысячи километров. Там у него – все права и никаких обязанностей. А уж он найдет, как из этого личную пользу извлечь.

Очередная «реформа» Роснедр проводится в интересах бюрократии. Мотивировка у нее НИКАКАЯ. Вот она, цитирую министра С. Донского: «Вывод террорганов на федеральный уровень повысит качество контроля за исполнением лицензионных соглашений и за внесением изменений в их условия».

Пустая бюрократическая фраза. Во-первых, существующие управления и отделы в субъектах РФ и без того подчиняются Роснедрам, это территориальные службы того же самого федерального уровня. Вы не смогли наладить их работу? Тогда – освободите место. Во-вторых, коль министр считает, что надзор удобнее вести с расстояния в тысячи километров, то чего уж мелочиться? Давайте все решать сразу в Москве. Удобно, все контролеры под рукой. Пару раз в год съездят они «на места» с инспекцией, покрасуются перед корреспондентами и будут с умным видом рассуждать о проблемах отрасли…
http://angi.ru/news.shtml?oid=2807264

26.11.2013
Однако- товарисчу Паку статус понижают
А по мне- избыточные барьеры были как раз в ф округе, а туда еще и ехать далеко- и среди лета!
региональные упыри хоть территорию знают- ребята сами тут работали, а что про нас знают в Хабаровске?
Или где там будет второй орган?
При этом структурные и организационные изменения системы Роснедр не должны сказаться на текущем рабочем процессе.
«ну это вряд ли» (с.)

вопчем артюховщина пошла по второму кругу- твердые нам не нать, прирастать будем нефтью- вот и Наталенко на горизонте показался — плохая примета 😦
http://au-ru.livejournal.com/651979.html#comments
Комментарии в записи
— Билин! Без бумажки из местного отделения недр никто не пустит в фонды. Эт чего, придётся за этим делом теперь ехать в Е-бург!? Твою же ж медь! «Рационализаторы», етиху мать. Да ещё и всё лицензирование теперь там будет. От это они молодцы! «Улучшили» работу…
— вам барьеры устраняют- а вы все недовольны. сократят по стране 87*5=435 человек и радостно отрапортуют. твои бапки им экономить ни к чему
— Смешно, ага… Меньше людей — не есть меньше барьеров. 😦 В областях оставляют отделы по 5-8 человек. Должностные обязанности ещё не ясны. Это из разговора с людьми из местных «Роснедр». Вся эта канитель должна свершиться до конца марта, т.е. в первом квартале. В общем, скучать не придётся, будем смотреть как всё это делается, и чем всё это закончится…
— Фонды минимум пару лет сами дают материалы, без роснедр.
— По регламенту, ты сначала делаешь заявку в местное отделение Роснедра. Они выдают тебе своё Решение (могут и отказать, кстати). На основании этой бумажки ты уже идёшь в читальный зал и работаешь с материалами.
— А вы внимательно прочитайте регламент
http://rfgf.ru/dokumenty/fondohranilishe/Adm%20reglament.doc
Там везде сказано — или роснедра или тгф. Если вашим недрам нехрен делать и они дают разрешение на материалы, что ж, примите мои соболезнования.

— Так это наши ТФГИ требуют бумажку от Недр… Да и те не сопротивляются. Причём, такой регламент как в Е-бурге, так и в Челябинске, и в Оренбурге…
— Точно!!!
2.6 Исчерпывающий перечень документов, необходимых в соответствии с нормативными правовыми актами для предоставления государственной услуги и услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления государственной услуги, подлежащих представлению заявителем, способы их получения заявителем, в том числе в электронной форме

27. Для предоставления в пользование геологической информации о недрах заявитель подает заявку (образец заявки представлен в приложении N 2 к настоящему Административному регламенту) в Роснедра, его территориальные органы или федеральный или территориальный фонды геологической информации.
Для составления заявки заявитель вправе ознакомится с каталогами фондов геологической информации следующими способами:
— через официальные сайты Роснедр и его территориальных органов, фондов геологической информации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»;
— непосредственно в фондах геологической информации.
Заявка должна содержать:
1) данные о заявителе (для юридического лица — наименование, организационно-правовая форма, юридический и почтовый адреса; для физического лица — фамилия, имя, отчество, данные документа, удостоверяющего личность; почтовый адрес, телефон);
2) цель получения геологической информации (пользование недрами, выполнение работ по государственным контрактам, научные, учебные и иные цели);
3) перечень запрашиваемой информации (в соответствии с каталогами фондов геологической информации с указанием вида запрашиваемой информации и способа ее предоставления);
4) реквизиты документа, подтверждающего наличие допуска к информации ограниченного доступа — в случае, если запрашивается такая информация;
5) дата, подпись уполномоченного лица, печать (для юридических лиц).
Заявка заполняется от руки или машинописным способом и заверяется печатью заявителя.
Обращение за получением государственной услуги может осуществляться с использованием электронных документов, подписанных электронной подписью в соответствии с требованиями Федерального закона от 06.04.2011 N 63-ФЗ «Об электронной подписи» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2011, N 15, ст. 2036; 2011, N 27, ст. 3880) и требованиями Федерального закона от 27.07.2010 N 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2010, N 31, ст. 4179; 2011, N 15, ст. 2038, N 27, ст. 3873, ст. 3880, N 29, ст. 4291, N 30, ст. 4587, N 49, ст. 7061).
Перечень документов, установленных в настоящем пункте Административного регламента, является исчерпывающим.

— Спросил у директора местного ТФГИ на счёт этого пункта в Регламенте. Короче, пункт есть, но все Заявки только через Недра. 🙂 Вот такая вот хрень.
— Ну значит, правильно делают, что сокращают недра, не будут лишней херней заниматься. Наши недра с большим удовольствием спихнули это дело на нас, как только отменили плату за информацию три года назад. В ДВФО, насколько помню, все филиалы фондов сами дают разрешения.

Интервью Вагита Алекперова газете «Ведомости»

05.09.2013

— На прошлой неделе «Лукойл» и «Башнефть» сообщили о начале добычи на месторождениях им. Требса и Титова. Это хорошая новость. Но лицензия на участки до сих пор принадлежит «Башнефти», а не СП, хотя «Лукойл» инвестирует в разработку 25%. Устраивает вас эта ситуация, не опасаетесь потери денег?
— «Башнефть-полюс» является инвестором проекта Требса и Титова, и я хотел бы подчеркнуть беспрецедентность сроков обустройства месторождения: при сроке запуска в 2018 г. мы ввели месторождения в 2013 г. — представляете, насколько это экономически выгодно для России! В столь сжатые сроки такого рода месторождения еще не вводились! И это дает возможность нашему государству получить дополнительный доход, который исчисляется десятками миллиардов рублей.
Что касается лицензии, я считаю, она в довольно коротком периоде будет переоформлена на СП — сейчас этому мешает предписание Роснедр, выданное «Башнефти»: компания сделала (а «Башнефть-полюс» профинансировал) сейсмику 3D, хотя в лицензии прописана 2D.

— Вам не кажутся такие претензии смешными, ведь из 3D легко можно вычленить результаты 2D?
— Конечно. И все специалисты недоумевают, ведь 3D — это более качественная и дорогостоящая сейсмика, дающая полную информацию о месторождении, и 2D из нее арифметически вычисляется. Конечно, это было субъективное решение Роснедр. Мы надеемся, что этот вопрос будет урегулирован и уже в ближайшее время мы переоформим лицензию на «Башнефть-полюс».
Это выгодно и государству — ведь разработка месторождения дает дополнительный доход, а передача месторождения СП — это возможность лучше администрировать налоговую базу, потому что в этом случае будет единое юридическое лицо со всей полнотой ответственности, а не как сейчас, когда лицензия на одной компании, инвестором является другая…

— То есть вы рассчитываете, что Роснедра отменят предписание и не придется дожидаться зимы и проводить 2D?
— Мы все же надеемся, что здравый смысл возобладает и они пересмотрят свое решение. Многие профильные институты уже дали заключение.

— Вы сказали, что это решение было субъективным, — а вы не считаете, что оно было политическим? Например, была версия, что бывший руководитель Роснедр Александр Попов действует в интересах Игоря Сечина. Вы такую точку зрения разделяете?
— Сегодня сложно говорить, г-н Попов уже в отставке, за Роснедра отвечает другой человек, поэтому я не хотел бы это комментировать. Но то, что было субъективное отношение к этому процессу, что оно существует, — это факт. Был инициирован и ряд судебных процессов от непонятных акционеров «Башнефти»… Мы надеемся, что в ближайшее время этот вопрос будет урегулирован.

— А вы считаете, это действия одного центра — Игоря Ивановича Сечина?
— Да, такой центр чувствуется. Но я не говорю о персоналиях. «Роснефть» — наши коллеги, которые развиваются собственным путем, у них свое видение стратегии развития компании. А вопрос по Требса и Титова, я считаю, будет урегулирован. Кстати, в лицензии на Требса и Титова прописан ряд условий, которые, как мы считаем, не вполне отвечают интересам государства.

— Вы имеете в виду обязательство поставлять 42% нефти на переработку на российские НПЗ?
— Этот вопрос решаем — мы соединили трубопроводом Харьягинское месторождение с терминалом на Варандее, а Харьяга соединена с системой «Транснефти». Так что поставить нефть Требса и Титова на башкирские или другие российские заводы не проблема.

— А обязательно поставлять нефть именно Требса и Титова? Ее что, нельзя заменить другой?
— Я этого тоже не понимаю. У нас нет нефти персональной. Никто не может сегодня сказать, чья нефть из Западной Сибири поступает на заводы «Лукойла» — добыта она на месторождениях «Лукойла» или, скажем, «Сургута». Система «Транснефти» едина — в этом благо нашей страны, есть возможность перебросить нефть из любой точки в любую, не останавливать производство. Так что я считаю, что эти вопросы были субъективными и они будут урегулированы.

— А сейчас вы какую нефть будете отправлять на переработку — Требса и Титова или все же замещать?
— Ну пока мы отгрузки не делали — идет накопление нефти, но если будет необходимость, то мы, конечно, заместим ее. Возможно, нашей или добытой на месторождениях «Башнефти», она может быть любая — это вопрос технологический.

Акции «Лукойла» я только покупаю

— После поглощения «Роснефтью» ТНК-ВР банкиры и чиновники рассказывали, что госкомпания интересуется «Башнефтью» и даже задумывалась о «Лукойле». Слышали ли вы о таком интересе и что о нем думаете?
— Я бы не хотел комментировать непроверенную информацию, потому что она была только в прессе. Но нам не поступало официальных предложений, не было и переговоров. Потом, компания «Лукойл» не продается — я постоянно это повторяю. Кто хочет купить пакет акций «Лукойла» — он всегда может пойти на биржу. Это наиболее ликвидная из российских компаний. У нее сегодня большой пакет акций на фондовом рынке. Поэтому любой, кто захочет купить пакет акций — даже значительный, — может это сделать!

— Собственно, вы так поступали много лет, постепенно увеличивая долю. Но в последние несколько месяцев менеджеры стали гораздо активнее скупать бумаги. Все это совпало по времени с сообщениями об интересах «Роснефти» к новым активам, и у инвесторов появилась версия: менеджеры скупают, чтобы потом перепродать с премией за контроль.
— Знаете, это решение [о покупке акций менеджментом компании] было принято задолго до того, как появилась информация о возможной продаже «Башнефти». Это отдельная наша политика. Вы много лет меня знаете — разве я похож на человека, который что-то продает? Нет! Разве что непрофильные активы. А акции «Лукойла» я только покупаю. И самое главное — мои наследники в течение очень долгого времени не будут иметь права продать акции «Лукойла»: в своих завещаниях я четко прописал, что будет создан фонд по управлению этой долей, и наследники долго к этим акциям подойти не смогут.

— Вы же говорили, у вас один наследник — сын Юсуф, а теперь во множественном числе…
— Да. Но у меня и супруга есть.

— Не можете себе даже представить, что что-то может заставить вас продать «Лукойл»?
— Нет, не могу представить.

— Есть и противоположная версия, объясняющая активную скупку: это защитная мера от того, чтобы кто-то другой не смог собрать крупный пакет.
— Нет, и эта версия не верна. Акции слишком дорого стоят, чтобы действительно крупный пакет приобрести, — это очень большой риск для любого инвестора, тем более если иметь менеджмент в качестве крупнейшего акционера.

— Контроль-то собрали, если все вместе посчитать?
— Не скажу. Но у нас цель не контроль, у нас цель другая. Мы считаем, что акции недооценены, и все аналитики говорят: лучшие инвестиции для нас сегодня — акции «Лукойла». Мы платим достойные дивиденды два раза в год, мы по всем стандартам приблизились к нашим западным коллегам, поэтому я считаю, что это хорошие инвестиции, которые в любом случае будут оправданны.

Крупных независимых активов в России фактически не осталось

— Почему, по-вашему, компания недооценена?
— Разные есть аспекты: первый — это, как говорят инвесторы, страновой риск, его нужно учитывать. Наш рейтинг сегодня высок, он подтвержден всеми агентствами, есть ожидания наших инвесторов, как мы справимся с проблемами Западной Курны — 2, вводом этого месторождения. Я надеюсь, что мы справимся. Сегодня огромное количество людей работает на этом месторождении, и, я надеюсь, в конце этого — начале следующего года мы введем это месторождение в эксплуатацию. Всех волнует и Западная Сибирь, как мы справимся с вопросами стабилизации добычи, — как вы видите, мы прикладываем усилия и справляемся, не любой ценой, конечно, но справляемся.

— В прошлом году не получилось нарастить добычу в России, а какой прогноз на этот?
— В этом году мы приобрели «Самара-нафту», провели мероприятия по Западной Сибири, в Тимано-Печоре начали наращивать добычу, в Пермском крае, на Каспии. Это даст примерно 2%-ный прирост к результату прошлого года (по России, с учетом добычи «Самара-нафты»).

— Будете продолжать экспансию или планируете расти только за счет лицензий?
— Крупных независимых активов в России фактически не осталось. Есть небольшие компании с геологоразведочными проектами, которые по финансовым или другим причинам не способны эксплуатировать месторождения. Мы смотрим на них, но таких активов, как «Самара-нафта», на рынке уже просто нет.

— А «Дулисьму» не смотрели?
— Смотрели, вели переговоры со Сбербанком, но считаем, что этот проект экономически тяжелый, и мы не пришли к общему пониманию цены.

— Не считаете ли, что переплатили за «Самара-нафту»?
— Нет. Ряд российских инвесторов уже после покупки этого актива предложили нам за него на 30% больше.

— А почему они на конкурс не пошли?
— Многие просто думали, что продавец будет делать второй тур, а он решил отдать актив нам в первом туре. Второго не было — и некоторые желающие сделали предложение, а это говорит о том, что мы не переплатили.

— Полтора года назад вы говорили, что у вас есть 5-7 потенциальных кандидатов в преемники. Не определились еще? Как долго вы собираетесь руководить «Лукойлом» в оперативном режиме?
— Компания развивается. Вы видите, на российском рынке сложная ситуация — конкуренция возрастает. И я считаю, что какой-то период я еще должен работать в компании — и активно работать! В среднесрочной перспективе я должен оставаться оперативным руководителем «Лукойла».

— Вы говорите, что конкуренция растет, но рынок же сужается — компаний все меньше…
— Растет конкуренция за активы, их становится все меньше. Знаете, когда слоны в посудной лавке, тесно становится!

— Особенно если один из слонов все время растет… С «Роснефтью» становится сложнее конкурировать?
— Вы знаете, как правило, мы конкурируем за активы. И, например, конкурс по Имилорскому месторождению показал, что мы — сильный конкурент на российском рынке, потому что смогли победить в конкурсе, где присутствовали и «Роснефть», и «Сургутнефтегаз», и «Газпром нефть». Мы можем постоять за свои интересы, потому что платим справедливую цену за активы.

— А не завышенную?
— Справедливую! Мы оцениваем экономическую эффективность. Другая проблема в том, что мы сегодня не можем конкурировать и не участвуем в процессах освоения арктического шельфа. Я считаю, это несправедливо. Это нонсенс, когда российская компания на равных не может работать на территории России. В своей стране! Я понимаю, когда нас ограничивают в Европе и других странах, но когда это происходит в России, это нонсенс, и это нужно исправлять! Я этот вопрос ставил и ставлю, мы его обсуждаем, но, к сожалению, пока он так и не решен.

— Полтора года назад, даже чуть больше, вы говорили, что этот вопрос решится в течение года — и частные российские нефтяные компании получат равные права с государственными.
— Да, но, к сожалению, этот вопрос не решился до сих пор. Вы знаете, были совещания, но пока решения нет.

— А в чем причина? Чего власти боятся?
— Я бы не сказал, что они боятся. Был принят закон (в 2008 г. были внесены изменения в закон о недрах. — «Ведомости»), который поставил все с ног на голову. И я уверен, что этот закон будет откорректирован. У меня было даже предложение: просто передать весь арктический шельф пополам «Газпрому» и «Роснефти», но закон отменить, потому что он дискредитирует нашу страну. Инвестиционный климат нужно уравнять во всех пониманиях!

— А что бы изменила передача шельфа двум компаниям?
— Многие проекты были бы просто неинтересны «Газпрому» и «Роснефти» — и мы смогли бы в них участвовать. Нужно, чтобы не было искусственных ограничений. А еще чтобы было узаконено право первооткрывателя. Если мы открыли месторождение — и не важно, какого масштаба: мы рисковали, мы применили опыт, знания и технологии, — мы должны получить лицензию на разработку. Месторождение должно остаться у того, кто его открыл!

— Ну вы же знаете логику госкомпаний в отношении шельфа — они считают, что если у них акционер — государство, то и ответственность выше, в том числе за экологические последствия.
— Я слышал такой аргумент, но считаю, что он не мотивирован. «Лукойл» давно доказал свою состоятельность. «Лукойл» — национальная российская компания, является налогоплательщиком России, контролируется госорганами наравне с госкомпаниями.
Мы пользуемся одними и теми же нормативными актами, нас проверяют одни и те же органы. В то же время ВР сейчас крупный акционер «Роснефти». И получение без конкурса крупных месторождений, в том числе в Арктике, дает возможность поднимать капитализацию компании ВР.

— Вице-президент Леонид Федун говорил: мол, слава богу, не пустили «Лукойл» в Арктику, не придется тратить деньги! Вы его позицию разделяете?
— Я считаю, что такая возможность у нас должна быть. Будем мы участвовать в разработке Арктики или нет — второй вопрос, но в стране должны быть одинаковые законы для всех. Можно ввести какие-то параметры допуска — если хотим российский рынок оградить, можем сказать: это должно быть российское юридическое лицо с головным офисом в России, а перерегистрация в третьи страны может быть только с разрешения правительства России — и это сразу все поставит на свои места. Мы же не унесем с собой железо! Эти три параметра все делают сразу ясным и понятным.

— Закон о недрах был изменен еще в 2008 г., и вы сразу стали высказываться за его изменение. Все еще верите, что вас услышат?
— Да, верю! Я надеюсь, что это произойдет. Когда — не знаю. Может еще затянуться, а может решиться очень быстро. Пока закон еще действует, мы его будем выполнять, но будем продолжать бороться. Потому что этот закон снижает привлекательность инвестиций в российскую экономику, не идет на благо ее развития.

— Несколько частных компаний в прошлом году писали на эту тему письма в правительство. Ответ получили?
— Совещания были по этому поводу, но, к сожалению, это ни к чему пока не привело.

— Говорят, что вы недавно снова попросили президента Путина решить вопрос.
— Я попросил президента внести поправки, касающиеся лицензий, выданных до вступления этого закона в силу. У нас возникают вопросы в Калининграде, на Азове… И такое поручение есть — работа идет.

В первую очередь мы хотим развиваться в России

— С такими ограничениями какие видите перспективы для развития в России? За счет чего расти?
— Мы рассматриваем ряд геологоразведочных проектов: будем участвовать в конкурсах на площади — и в Тимано-Печоре, и в Сибири. Потому что хотим не только поддерживать объемы добычи за счет старых месторождений, но и вводить новые. Готовим к вводу Большехетскую впадину в 2016 г., когда будет достроен нефтепровод «Транснефти». Мы активны на Каспии — устанавливаем опорные блоки на акватории месторождения им. Филановского на севере Каспийского моря. Уже стоят блоки для буровой площадки, жилого блока, в сентябре эту работу закончим, в следующем году начнем воздвигать верхние строения, а с 2015 г. начнем бурение на месторождении им. Филановского. У нас есть текущие проекты, но меня сейчас больше заботят будущие геологоразведочные работы — вот почему мы так хотим рассмотреть где-то крупный участок и использовать наш потенциал.

Мы хотим найти в России крупный геологоразведочный проект, сформировать провинцию, как когда-то мы сформировали Каспий. И мы рассматриваем территории и в Красноярском крае, и в Якутии, и в Иркутской области. Нам нужен крупный проект, и мы надеемся, что Минприроды по нашей заявке объявит на него конкурс или аукцион.

У нас есть крупные перспективные проекты за рубежом. В Западной Африке мы начинаем бурить в Сьерра-Леоне — уже первая буровая стоит, у нас есть Кот-д’Ивуар, Гана, мы расширяем присутствие в Восточной Африке, имеем геологоразведочные проекты в Ираке, вышли на норвежский шельф. Мы рассматриваем еще несколько стран, куда собираемся выйти с геологоразведкой, но в первую очередь мы хотим развиваться в России — инвестировать здесь. У нас есть уникальный опыт и кадры, которые мы должны применять здесь, у себя на родине.

— Вы довольны нынешней стратегией развития компании? Не планируете ее менять?
— Что касается текущей стратегии, мы в нее вписываемся. Но мы корректируем стратегию каждые три года, потому что меняются данные о запасах, появляются активы. Так что в следующем году начнем планировать следующее десятилетие.

Меньше $100 за баррель нефть стоить не будет

— Новости из Сирии взвинтили цены на нефть. Как считаете, надолго ли это?
— Это исключительно спекулятивная цена, краткосрочный взлет. На период кризисной ситуации.

— Какой у вас прогноз на среднесрочную перспективу?
— Я считаю, что меньше $100 за баррель нефть стоить не будет. Потому что экономика — особенно новых проектов, связанных с арктическим шельфом, глубоководными залежами, сланцевой нефтью, — достаточно затратная. И цена меньше $100 не устроит производителя: возникнет дефицит нефти и отток инвестиций из отрасли. Поэтому диапазон $100-115 — это та цена, которая комфортна и для потребителя, и для производителя.

— Если говорить о будущем отрасли в России, в чем вы его видите? Возможно ли здесь повторение сланцевой революции США? Насколько перспективны разработки трудноизвлекаемых запасов, баженовской свиты?
— Налоговый режим для трудноизвлекаемых уже изменен, и компании занимаются этим: кто-то сам, кто-то с зарубежными партнерами. Мы ведем работы и по бурению горизонтальных скважин, и по ГРП, и по внутрипластовому горению, вы знаете, мы поддерживаем горение в «бажене» больше года и получаем хорошие результаты, которые нужно проанализировать, а уже потом приступать к промышленной стадии. Это будущее! То, что запасы в «бажене» есть, — это факт, насколько они будут экономически эффективными и доступными — будет зависеть от нас. Ну и от стимулов государства. Американская система немножко другая. Она стимулирует первоначальный этап, а потом работает от финансового результата. Мы тоже говорим: НДД надо внедрять, надо начинать с эксперимента. Мы с «Сургутом» предлагали сделать этот эксперимент на Имилоре и на месторождении им. Шпильмана… В Минфине было совещание в мае. Дискуссия идет, но пока в вялотекущем режиме. Но мы будем продолжать говорить об этом, потому что НДД надо внедрять — иначе мы не удержим объемы производства, а с ними и объем налогооблагаемой базы, которая сегодня является основным источником для бюджета.

— В этом году «Лукойл» сделал аналитический обзор, из которого следует, что в 2016 г. в России может упасть добыча…
— Нефть и газ — невозобновляемые ресурсы, а каждое месторождение имеет цикл жизни. Так вот вся провинция Западной Сибири сегодня находится на своем завершающем этапе, обводненность месторождений превышает 90%. Это говорит о том, что здесь добычу долго мы поддерживать не сможем. Новых подготовленных провинций, которые могли бы компенсировать это падение, нет. Поэтому необходимо усиление геологоразведки, изменение закона, чтобы мы могли поднимать и мелкие, и средние, и крупные месторождения. Все мировые технологии мы уже применяем, но без ввода новых активов добычу не удержим. Стимулирующие меры запоздали, но все же были приняты. А чтобы ввести месторождение в эксплуатацию, от получения результатов ГРР нужно 11-15 лет — это цикл. Так вот и считайте, что в какой-то момент будет «выполаживание» или даже сокращение добычи, а потом может наступить ее рост.

— При этом «Роснефть» заключила контракт с Китаем, который увеличит поставки нефти в эту страну еще на 15 млн т нефти в год. Откуда их взять, если добыча расти не будет?
— Только за счет изменения направления экспорта. Сегодня Россия экспортирует больше 40% добываемой нефти. То есть «Роснефть» просто развернет часть потоков с запада на восток.

— Не приведет ли это к тому, что Европа заменит нас кем-то и мы потеряем часть традиционного рынка?
— Мир глобален. И сегодня в Европу идет не только российская нефть. А компании должны искать эффективные рынки сбыта. Я поддерживаю «Роснефть», которая формирует для себя новые рынки сбыта — на территории Китая и Юго-Восточной Азии. Мы тоже начали поставки в восточном направлении — они сегодня более эффективны. Пока объемы небольшие — мы поставляем по ВСТО 300 000 т в квартал, но мы накапливаем опыт, а наш сингапурский офис формирует рынок для нефти, которая будет поступать с наших иракских месторождений, — чтобы она не конкурировала с российской нефтью. Мы понимаем этот рынок, выстраиваем долгосрочные отношения с конечными перерабатывающими центрами — в Сингапуре, Индонезии, Южной Корее. И «Роснефть» правильно делает, когда диверсифицирует потоки.

— А российский рынок это никак не затронет?
— В ближайшей перспективе российский рынок не потребует такого количества нефти. Сейчас идет масштабная модернизация нефтеперерабатывающих заводов, которая позволяет выпускать больше светлых нефтепродуктов. Благодаря модернизации объемы перерабатываемой нефти скорее всего будут сокращаться, а объемы производства конечного продукта — увеличиваться. И в общем у нас нет опасений, что мы не сможем обеспечить внутренний рынок.

— Как вам идея Минэнерго, которое из-за ремонтов НПЗ недавно предложило временно выпускать вместо бензина «Евро-5» топливо «третьего класса»?
— Я считаю, что это недопустимо, потому что сегодня все компании инвестируют большие деньги, чтобы перейти на экологичное топливо. Нельзя принимать временное решение в ущерб долгосрочным программам и в ущерб здоровью наших людей.

— Возможно, проблема в том, что не все компании успели перейти на «Евро-5»…
— Сроки у всех были одинаковые. В Европе нас никто не спрашивал: успеешь, не успеешь. Если бы мы не перевели на новый стандарт свои заводы — румынский и болгарский, — нас просто бы остановили. И здесь нельзя входить в чье-то положение. Власти установили сроки — а мы под эти сроки формируем свои инвестиционные программы, тратим деньги не для того, чтобы услышать потом: «А я не смогла». Так нельзя, потому что если вы говорите, что сравняете экспортную пошлину на мазут с нефтью, то мы к этому сроку должны или подготовиться, или нести убытки.

— Ну а как быть, если «третьего» бензина не хватает?
— Сегодня бензина на российском рынке достаточно, потому что никто не запрещает производить «третий» и «четвертый», но акцизы на них выше, чем на «пятый». Бензина хватает. Был короткий ажиотаж в конце июля из-за ремонтов, но я не видел ни одной заправочной станции, которая была бы остановлена из-за отсутствия бензина.

— Судя по графику цен на бензин, «Роснефть» и поглощенная ею ТНК держатся в лидерах по самым высоким оптовым ценам на бензин, а в рознице, напротив, в числе тех, у кого цены самые низкие. Как такие ножницы сказываются на рынке и на вас?
— Мы сегодня покупаем часть бензинов на рынке — у нас большая сеть АЗС, поэтому мы не только поставляем на эти станции собственное топливо, но и закупаем часть бензина у «Башнефти». В 2015 г. мы вводим новый каткрекинг в Нижнем Новгороде, который даст почти 1,5 млн т бензина на российский рынок. За счет этого мы закроем проблему своего дефицита.

А коммерческую политику своих коллег я комментировать не хочу — их право формировать свой рынок, как они его видят. Нас регулируют ФАС и Минэнерго: они ежесуточно получают информацию о ценах — как оптовых, так и розничных. Это их функция — давать оценку.

— С такими сильными вертикально-интегрированными конкурентами у независимых розничных компаний есть будущее? И нужны ли они рынку?
— Я считаю, что такой рынок должен быть. Если вспомнить, как выглядели нефтяные компании 20 лет назад, — мы все имели собственные буровые компании, бригады капремонта, технику, строительные компании, банки, страховые компании. Мы имели собственную розницу, нефтепереработку, добычу. За 20 лет мы создали уникальный рынок частных предприятий в виде буровых компаний, сервисных, в банковской сфере. Мы вышли отовсюду! Я вижу, что в будущем крупные компании, так же как и на Западе, будут выходить и из розничного бизнеса. Я не знаю, сколько времени пройдет, — 10 лет или 20. Но будет формироваться новая система. Мы уже начали так работать — около 100 станций передали в управление частным лицам. Схема такая: частное лицо берет нашу станцию в эксплуатацию, гарантирует, что будет продавать только наш бензин (при нарушении мы ликвидируем договор аренды). И это частное лицо бьется за клиента, оно заинтересовано предоставлять дополнительные услуги. А крупные компании все же должны быть нацелены на крупномасштабные проекты, связанные с поиском новых месторождений в труднодоступных регионах, с модернизацией нефтеперерабатывающих и нефтехимических комплексов и обеспечением страны топливом.
Поэтому уже сегодня независимые игроки на этом рынке — это благо. На их базе и будут формироваться будущие дилеры для наших АЗС. У нас в Европе сегодня, в Голландии, на 600 станций весь аппарат — 120 человек. Всего. Все остальные — это частные лица, которые у нас арендуют заправки. В Финляндии у нас 400 станций. Аппарат работающих — с учетом шести нефтебаз — 240 человек. А люди, которые работают на этих станциях, — уже третье, четвертое поколение. Деды их там работали, отцы, сейчас сыновья пришли.
Бизнес, который завязан на обслуживании конкретного человека, в таком виде более эффективен, чем когда крупные компании нанимают персонал за зарплату и ему все равно, сколько они заправили людей — 100 человек или 150, все равно, вернется ли к нему клиент. А когда ты отдаешь АЗС в управление, эти люди уже бьются за клиента, чтобы не только он, но и его дети приезжали бы на ту же заправку.

Начинал оператором, как и все

— Вы обещали отправить сына Юсуфа после института работать в Западную Сибирь. Поехал?
— Он уже больше года там. Начинал оператором, как и все, сейчас он технолог, и он должен сам пройти этот путь. Я думаю, что опыт работы два-три года в Западной Сибири для молодого человека уникален: он начинает чувствовать, понимать, сколько стоит жизнь, на что люди живут.

— А когда он станет топ-менеджером «Лукойла»?
— Я думаю, нескоро. Это очень долгий путь, и если у него есть талант — потому что инженером без таланта можно стать, а руководителем нет… Вообще, у нас, чтобы человек стал руководителем среднего предприятия, должно пройти 10-15 лет.

— Вы не слишком строги с сыном?
— Я считаю, он должен пройти курс, который предусмотрен в системе компании. Он сам выбрал этот путь — стать нефтяником, сам пошел учиться в нефтяной вуз, а значит, он должен почувствовать, что такое Западная Сибирь, что такое нефть, что такое рабочая специальность, и только потом идти дальше.

— Не хнычет?
— Слава богу, нет.
http://www.lukoil.ru/press.asp?div_id=2&id=4302&year=2013

Кадровые перестановки в Роснедрах

Предыдущий глава «Роснедра» Попов Александр Павлович

На должность заместителя Министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации – Руководителя Федерального агентства по недропользованию назначен Пак Валерий Анатольевич

Биография Пака Валерия Анатольевича

Валерий Анатольевич Пак родился 27 мая 1959 года в Калининском районе Ташкентской области Узбекской ССР.
С отличием закончил геологический факультет Ташкентского политехнического института.
После окончания института по распределению был направлен в геологоразведочную партию Краснохолмской экспедиции.
Валерий Анатольевич прошел трудовой путь от помощника бурильщика, затем бурильщика 5 разряда, бурового мастера, начальника участка, главного инженера геологоразведочной партии «Краснохолмскгеология», начальника партии.
В 1990 году В.А. Пака направили в Благовещенскую поисково-съемочную экспедицию ПГО «Таежгеология» в Амурской области. Там он работал до 1994 года главным инженером, заместителем начальника, начальником.
В 1994 году его назначили председателем Амурского комитета по геологии и использованию недр (Амургеолком). В 1997 году Валерий Анатольевич организовал и возглавил в Амурской области первый в России Комитет природных ресурсов — территориальный орган Министерства природных ресурсов (МПР) России.
В 1999 году распоряжением Правительства Российской Федерации Валерия Анатольевича Пака назначили первым заместителем Министра природных ресурсов, где он возглавлял государственную геологическую службу РФ и осуществлял общее руководство работой аппарата Министерства и территориальных органов.
В 2000 году Валерий Анатольевич Пак окончил Российскую академию государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАГС) по специальности «Менеджмент».
После ухода из министерства в сентябре 2001 года принял предложение руководства Государственного научного центра Российской Федерации ВНИИГеосистем занять пост заместителя директора ГНЦ ВНИИГеосистем. При его непосредственном участии организован Центр стратегических исследований. За время работы в ГНЦ ВНИИГеосистем Валерий Анатольевич Пак опубликовал ряд научных статей, а также написал и подготовил к защите диссертацию на соискание степени кандидата экономических наук.
С 2000 по 2002 год Валерий Анатольевич являлся членом Совета директоров ОАО «Роснефть».
Далее с 2002 по 2009 год занимал должность генерального директора ОАО «РУСИА Петролеум».
В период с 2004 по 2009 год Пак Валерий Анатольевич являлся членом Совета директоров ОАО «Верхнечонскнефтегаз», а также членом Совета директоров ЗАО «Восточно-Сибирская газовая компания».
С 2009 по 2012 год Валерий Анатольевич работал в качестве генерального директора ОАО «Золото Камчатки» (ГК «РЕНОВА»).
С 2012 являлся членом совета директоров ОАО «Золото Камчатки».
С 2012 по 2013 год Пак В.А. являлся генеральным директором ЗАО «ОГК Групп».
4 июля 2013 года Распоряжением Правительства Российской Федерации №1136-р Пак Валерий Анатольевич назначен на должность заместителя Министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации – Руководителя Федерального агентства по недропользованию.
За особые заслуги Валерий Анатольевич награжден почетной грамотой Правительства Российской Федерации.
http://pda.rosnedra.gov.ru/article/6790.html

Игорь Сечин своих не бросает
11.07.2013
Уволенный в минувшую пятницу с поста главы Роснедр Александр Попов недолго оставался без работы. Вчера стало известно, что он возглавит газовую «дочку» «Роснефти» — НГК «Итера». Раньше эту должность занимал экс-глава госкомпании Эдуард Худайнатов, который курировал газовый бизнес «Рос­нефти». Но после прихода в компанию Влады Русаковой из «Газпрома» ему пришлось сосредоточиться на иных направлениях деятельности компании.

В «Итере» второй раз за последние полгода сменилось руководство. Бывший помощник Игоря Сечина и глава Роснедр Александр Попов станет новым генеральным директором газовой «дочки» «Роснефти». Г-на Попова назначили на эту должность вместо первого вице-президента госкомпании Эдуарда Худайнатова, который возглавил «Итеру» в начале апреля. «Он давно в естественном секторе, трудился в аппарате правительства помощником вице-премьера по ТЭК (Игоря Сечина. — РБК daily) и посвящен во многие нюансы и особенности работы этого сектора», — объяснил назначение Александра Попова источник в «Роснефти».

Г-н Худайнатов совмещал в «Итере» две позиции — гендиректора и председателя правления (по уставу компании гендиректор является председателем правления). В «Роснефти» пока не комментируют, сохранит ли первый вице-президент нефтяной компании за собой один из этих постов (с изменением устава) и как тогда будут распределяться полномочия.

С этим назначением Эдуард Худайнатов, по сути, окончательно отдалился от газовой деятельности «Роснефти». Предполагалось, что первый вице-президент будет курировать весь газовый блок «Роснефти», но весной в нее пришла из «Газпрома» Влада Русакова. Она занимается стратегией «Роснефти» в газовом бизнесе. В ведении Эдуарда Худайнатова остался только нефтяной блок, рассказал РБК daily источник, знакомый с ситуацией. На сайте «Роснефти» отмечается, что с мая (когда в компанию пришла г-жа Русакова) г-н Худайнатов курирует вопросы блока добычи углеводородов.

Александр Попов ранее был руководителем Федерального агентства по недропользованию (Роснедра). Как отмечали источники РБК daily, его на эту должность привел именно глава «Роснефти». Для Игоря Сечина было важно иметь своего человека на подобной позиции, говорили собеседники РБК daily, отмечая, что такой пост позволяет как минимум задерживать или ускорять принятие необходимых решений.

Однако подобное участие г-на Сечина в деятельности подведомственного агентства не устраивало главу Минприроды Сергея Донского. Он обратился в правительство с просьбой снять г-на Попова с должности, и на прошлой неделе его просьба была удовлетворена. Собеседники РБК daily называют назначение г-на Попова в структуру «Роснефти» логичным после его увольнения из Роснедр.

НГК «Итера» ранее была совместным предприятием «Роснеф­ти» и МГК «Итера» Игоря Макарова. У госкомпании была контрольная доля в 51%, а недавно она решила увеличить ее до 100%. За 2,9 млрд долл. «Роснефть» выкупила у Itera Holdings Limited оставшиеся акции НГК.
http://www.rbcdaily.ru/tek/562949987805431

Слухи об отставке Попова появились еще весной, отмечает ИТАР-ТАСС. По данным агентства, ранее у него возникали разногласия с вице-премьером Аркадием Дворковичем и министром природных ресурсов Сергеем Донским, в частности, по итогам конкурса по месторождению «Норильск-1». По решению Роснедр это месторождение было отдано «Русской платине» Мусы Бажаева. Другой претендент — ГМК «Норильский никель» — более года при поддержке Донского оспаривает это решение.

Еще одним предметом разногласий стала лицензия на месторождения им. Требса и Титова, которая была отозвана у «Башнефть-полюс» (совместное предприятие «Башнефти» и «Лукойла»), добавляет ИТАР-ТАСС. Уже более года эта проблема так и остается открытой.
http://www.vedomosti.ru/politics/news/13887281/aleksandr-popov

— — — — — —
уволенный 4 июля руководитель Федерального агентства по недропользованию (Роснедра) Александр Попов, давний соратник и протеже «серого кардинала» Кремля и смотрящего за ТЭК Игоря Сечина, очень сильно мешал не только руководству Минприроды и лично Сергею Донскому, но и всему кабинету министров во главе с Дмитрием Медведевым.

По большому счёту он был костью в горле либерального правительства, которое всеми силами пытается ослабить нефтегазовые госкомпании и расширить присутствие частных ВИНК на Арктическом шельфе и в Восточной Сибири, и откровенно лоббировал интересы администрации президента и руководимой Игорем Сечиным Роснефти.

Стоит сказать, что именно Сечин являлся инициатором назначения Попова в Правительство Медведева на стратегически значимую должность по контролю за природными недрами, которые являются святая святых российской экономики и обеспечивают поступление свыше 85% экспортной валютной выручки, практически 50% доходной части федерального бюджета, 30% инвестиций в экономике России и порядка 27-28% совокупных прибылей отечественных компаний.

Попов уходил из Правительства с тихим скандалом, тем самым обнажив глубокий управленческий и кадровый кризис в кабинете министров — в ответ на настойчивые попытки своего увольнения, которые активно лоббировали зампред правительства Аркадий Дворкович и глава Минприроды Сергей Донской, Попов через голову своего начальства (т.е. министра природных ресурсов и председателя правительства) с открытым письмом обратился за помощью к президенту Путину, попросив оказать поддержку. Однако, как показывает пример Алексея Кудрина, Путин старается не нарушать иерархию и вертикаль принятия решений даже ради очень близких для него коллег и давних товарищей.

Судя по всему, чтобы не вызвать гнев в Кремле в Правительстве приняли волевое решение не просто уволить опального и мешавшего им Александра Попова, но и в целом упразднить занимаемую им должность руководителя Роснедр под видом очередной реформы структуры правительства. Формальные претензии к Попову заключались в том, что якобы по его инициативе происходили задержки со стороны Роснедр в передаче прав на месторождения имениТребса и Титова. Однако неофициальной причиной «рокировочки», очевидно, было желание Аркадия Дворковича, правой руки Дмитрия Медведева и рупора идей либерального клана, поменять Попова на человека из «своей команды».

Безусловно, уход Попова из Правительства существенно ослабит позиции Газпрома и Роснефти при распределении нефтегазовых месторождений. Однако во многом благодаря усилиям правой руки Сечина (т.е. Попова) госкомпании уже успели получить контроль над крупнейшими и наиболее перспективными с инвестиционной точки зрения месторождениями углеводородного сырья. Прежде всего, речь идёт о месторождениях на Арктическом шельфе, а также о Восточной Сибири и Дальнем Востоке. С этой точки зрения уход Попова и потеря «человека Сечина» в Правительстве Медведева не видится критической. В конце концов, на защите коммерческих интересов нефтегазовых гигантов, контролируемых государством (хоть доля последнего в них последовательно и целенаправленно размывается все последние месяцы), стоит Закон «О недрах», который вводит двойной фильтр на участие в разработке крупнейших и наиболее лакомых кусков Арктического шельфа — с одной стороны, получить лицензии и разрабатывать месторождения нефти и газа могут только те компании, в которых государству принадлежит не менее 50% акционерного капитала. А, во-вторых, вводится минимально необходимый опыт глубоководной добычи нефти и газа в размере пяти лет, что вкупе с первым требованием ограничивает круг разработчиков шельфа Газпромом и Роснефтью. Совершенно очевидно, что борьбы за либерализацию контроля над недрами и допуск иностранных и российских частных нефтегазовых гигантов к наиболее лакомому куску российских запасов углеводородного сырья будет только нарастать — на стороне Правительства всё активней выступает ФАС и
Минэкономики.

На место несговорчивого Попова пришёл гораздо более лояльный Валерий Пак — представитель частных нефтегазовых компаний России и проводник интересов снижения государственного участия в ТЭК. Указом Медведева он возглавил преобразованные из агентства в федеральную службу Роснедра. Стоит напомнить, что Пак с середины 2002г. до конца 2009г. занимал должность генерального директора компании «РУСИА Петролеум» — одного из структурных подразделений ТНК-ВР. Весьма показательно, что в это же время время компания находилась в стадии острого и затянувшегося конфликта с Роснедрами, которые обвиняли «РУСИА Петролеум» в медленных темпах освоения Ковыктинского месторождения в Иркутской области.
http://communitarian.ru/novosti/v-rossii/uvolneniya_v_rosnedrah_putin_prodolzhaet_prikryvat_liberalov_13072013/

По словам источника «Ъ» в министерстве, отставка Александра Попова с поста «самостоятельного» руководителя Роснедр и назначение на этот пост нового заместителя министра Валерия Пака находятся в русле похожих назначений в Минэкономики, Минрегионе и Минсельхозе. Совмещение постов главы агентства и заместителя министра в министерстве—кураторе агентства стало возможным по одному из указов Владимира Путина в мае 2012 года, а впервые опробовано на практике в Минэкономики: заместитель главы министерства Ольга Дергунова одновременно возглавляет Росимущество.

Теоретически этот подход, разрушающий принципы административной реформы 2004 года, призван повысить исполнительскую дисциплину в рамках отраслевого регулирования и ускорить исполнение решений, но на практике он применяется крайне нечасто, как и такой оригинальный способ увольнения, как сокращение должности. Источник в правительстве сообщил «Ъ», что такая схема была применена для того, чтобы без публичного конфликта уволить Александра Попова. По словам собеседника «Ъ», он имел неразрешимые разногласия как с министром Сергеем Донским, так и с курирующим вице-премьером Аркадием Дворковичем. Пресс-секретарь вице-премьера Алия Самигуллина подтвердила, что перестановки в Роснедрах были господином Дворковичем согласованы. По данным «Ъ», глава «Роснефти» Игорь Сечин, протеже которого считался господин Попов, против отставки не протестовал.

По мнению источника «Ъ», суть конфликта, который стоил господину Попову поста,— перерегистрация лицензии на стратегические нефтегазовые месторождения имени Требса и Титова. Впрочем, первые слухи о грядущей отставке Александра Попова появились еще весной: у руководителя Роснедр возникли разногласия с Аркадием Дворковичем и Сергеем Донским по итогам конкурса по месторождению Норильск-1.

Новый руководитель Роснедр Валерий Пак и для агентства, и для министерства человек не новый. Первым заместителем главы Минприроды, курирующим вопросы лицензий, он уже работал в 1999-2001 годах, после чего в течение нескольких лет возглавлял ОАО «Русиа Петролеум», а затем работал в различных проектах группы «Ренова». В вышеупомянутых конфликтах, по данным «Ъ», господин Пак прямого участия не принимал.

Смена главы Роснедр по довольно сложному и необычному сценарию показывает, что, несмотря на очевидный «увод» околокорпоративных конфликтов в правительстве из сферы внимания публики в 2007-2012 годах, прямая поддержка той или иной стороны спора за госактивы со стороны чиновников высшего уровня остается обычной (хотя и редкой) и не репрессируемой властью практикой. И, как и ранее, разногласия по активам такого масштаба с руководством может стать причиной увольнения: в этом смысле правительство Дмитрия Медведева демонстрирует преемственность с правительствами прошлого десятилетия
http://www.kommersant.ru/doc/2228845

Анатолий Валерьевич Пак
В 2007 году окончил Российский Государственный Геологоразведочный Университет им. С. Орджоникидзе по специальности «Геология геофизика нефти и газа».
2005-2007 гг. – Генеральный директор ООО «ЭйДиСкрин».
Компания являлась владельцем патента на новый рекламный носитель, разработанный Паком А.В.. Продажа рекламного носителя происходила по схеме франчайзинга. В 2007 году бизнес был продан.
2007-2008 – Специалист I-го разряда Отдела надзора в области недропользования Управления по надзору в сфере недропользования и государственной экологической экспертизы Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзор).
2008-2010 – Генеральный директор «Calder&Brooks» LLC
Привлечение инвестиций в крупнейшие девелоперские проекты Черногории.
12.01.2010 — 17.06.2010 – помощник Финансового директора ООО «Русская Буровая Компания»
06.2010 – 03.2011 – помощник Генерального директора ФГУГП «Урангео»
03.2011 – 07.2012 – заместитель Генерального директора по договорным отношениям ФГУГП «Урангео»
10.2012 – н.в. заместитель Генерального директора ООО «Интернедра Менеджмент» (Управляющая компания ЗАО «ОГК Групп» и дочерних обществ).

— — — — —
Предыдущий глава Роснедр перешел дорогу крупных силам: Норильскому никелю, ЛУКОЙЛу, АФК Система (Башнефть) будучи сам связан с Роснефтью.
Конкурс по «Норильску-1» потенциально создавал возможности для большой войны за передел запасов (и дальнейших войн того же типа), отдавая их не традиционному разработчику, имеющему: инфраструктуру для добычи, кадры, полную информацию о геологии, а стороннему «варягу», который бы с нуля (в условиях Таймыра?!) должен был создавать инфраструктуру, а также находить сотрудников, набирая новичков или переманивая, весьма вероятно, вместе с информацией, составляющей корпоративную тайну, из компании, разрабатывающей основное месторождение.
Тендер по воронежским участкам тоже крайне неоднозначен: плохая внешняя конъюнктура, самообеспечение России никелем, угрозы экологии, недовольство общественности.
По Норильску и Воронежу, кажется, попытка поднять середнячков до уровня гиганта и расширить орбиту влияния Сечина за пределы нефтегазового сектора.

— — — — —
После объявления о победе «Амура» «Норникель» заявлял, что конкурсная комиссия, состоявшая преимущественно из сотрудников Роснедр и подведомственных им органов (10 из 13 человек), допустила ряд нарушений и приняла «необоснованное решение». Из протокола ее заседания следовало, что заявка «Русской платины» была по целому ряду показателей лучше, чем у «Норникеля». Результаты конкурса «Норникель» пытался оспорить через обращения в ФАС, Роснедра, Минприроды и другие ведомства. Минприроды встало на сторону «Норникеля» — глава ведомства Сергей Донской в конце июля написал письмо Дмитрию Медведеву, в котором предлагал отказать в утверждении результатов конкурса, так как Минприроды сочло технико-экономические предложения (ТЭП) «Амура» недостаточно обоснованными, а ТЭП ГМК, наоборот, более проработанными. ФАС высказалась в поддержку «Русской платины». Вице-премьер Аркадий Дворкович в конце сентября поручал провести независимую экспертизу, которую сделала РАН. Академия сочла «предложение «Амура» более предпочтительным», говорится в подготовленном заключении (копия есть у „Ъ“).
http://www.kommersant.ru/doc/2061401

РАН в этом чисто лоббистском споре хозяйствующих субъектов встала на сторону Сечина. Бумага с ТЭП стерпит все, но реальная хозяйственная деятельность вряд ли приведет к большей эффективности новичка за Северным полярным кругом.

Дворкович хочет взять недра под свой контроль

Главу Роснедр Александра Попова могут отправить в отставку из-за конфликта с Минприроды и вице-премьером
Читать далее

Заседание комиссия по вопросам стратегии развития ТЭК 13.02.2013. Выступление Попова (Роснедра)

Минерально-сырьевой комплекс России на протяжении многих десятилетий является основой нашей экономики. Сегодня в России добывается более 150 видов полезных ископаемых, из которых 29 отнесены к стратегическим. В целом созданная поколениями геологов сырьевая база позволяет обеспечить потребности хозяйственного комплекса страны и экспортные поставки по меньшей мере в течение ближайших 40 лет.

Прежде чем перейти к анализу текущего состояния сырьевой базы, следует несколько слов сказать о действующей сегодня в России классификации запасов и ресурсов нефти и горючих газов, которая была принята в 1983 году и практически не менялась со времени плановой экономики. Главной её особенностью является то, что она отражает только количественную оценку балансовых запасов и ресурсов, но не отражает их качества, а это не даёт нам самого главного – возможности объективной оценки их стоимости, то есть возможности понять, какие запасы сегодня востребованы, а какие нет.

Попытка внедрить экономические категории в классификацию запасов на практике была предпринята в 1997–2005 годах, но оказалась неудачной. Таким образом, учёт запасов по экономическим параметрам в России до сих пор отсутствует. На деле же это значит, что государство формирует свои перспективные программы, базируясь на балансовых запасах, а компании планируют свою деятельность, опираясь на данные международного аудита.

При этом, как правило, западные аудиторы занижают наши запасы минимум на 30 процентов. Сегодня нами разработана новая классификация, которая приближена к международным требованиям, мы планируем до конца текущего года ввести её в действие.

Наличие современной классификации, учитывающей экономические параметры, даст возможность компаниям и государству работать в одном информационном пространстве и строить взаимосогласованные прогнозы развития отрасли, а наша страна будет занимать не восьмое место по доказанным запасам нефти, а третье, что соответствует действительности.

Не менее важный вопрос, который предлагается обсудить сегодня, это снятие грифа секретности с данных по балансу запасов. 95 процентов всех запасов нефти и газа находятся на балансе ВИНК, которые ежегодно заказывают зарубежным компаниям международный аудит запасов, при этом передавая исходные данные. Получается, что внутри страны информация о запасах – это государственная тайна, а за рубежом – уже давно нет. Данные ограничения создают большие трудности при работе как для нас, так и для недропользователей, в связи с чем, уважаемый Владимир Владимирович, прошу поддержать данную инициативу.

В своём докладе остановлюсь на состоянии сырьевой базы нефти и газа – наиболее важных для экономики России полезных ископаемых. Россия обладает уникальными газовыми ресурсами, значительная часть которых сконцентрирована в гигантских по запасам месторождениях на Северо-Западе, в Западной Сибири. В целом ситуация в газовой отрасли вполне благоприятная.

Если там и есть проблемы, то они находятся в сфере маркетинга и геополитики. Что же касается сырьевой базы, то она не накладывает ограничения на добычу и позволяет не только удерживать достигнутые в России объёмы производства, но и нарастить их по меньшей мере до 800 миллиардов кубических метров.

Иная ситуация с нефтью. В основном добывающем регионе страны – Ханты-Мансийском округе – начинают отчётливо прослеживаться тенденции в падении добычи в среднем на 1,5 процента в год. На сегодняшний день 95 процентов всех разведываемых запасов передано недропользователям, которые, как я покажу чуть позже, не всегда рационально их используют. Хочу заметить, что в России 96 процентов запасов и 84 процента ресурсов нефти сосредоточено на суше.

Одной из наиболее серьёзных проблем в нефтяной отрасли является невовлечение в добычу значительной части разведываемых запасов.

Во-первых, не все месторождения осваиваются. Лишь 82 процента разведываемых запасов нефти введено в разработку.

Во-вторых, даже на осваиваемых месторождениях есть неразрабатываемые залежи, и их много. Это наш резерв первой очереди. Многие месторождения разрабатываются с неоптимальными темпами отбора. Низкие темпы отбора – менее одного процента. Это ещё один резерв добычи, который необходимо использовать.

На этом слайде показано, как недропользователи не выполняют свои же обязательства, прописанные в проектах разработки месторождений. В последние годы разница между фактической добычей жидких углеводородов в стране и проектной добычей увеличивается. В 2012 году она составила более 65 миллионов тонн, а это, по нашим оценкам, потери бюджетной системы страны в объёме 900 миллиардов рублей в одном только 2012 году.

Я не буду говорить о причинах такого расхождения, но вывод ясен. Во-первых, мы должны изменить подход к принятию проектных решений по разработке месторождений. Во-вторых, необходимо усилить контроль за соблюдением недропользователями своих же проектов. И это ещё не все проблемы, связанные с нерациональным пользованием недр.

Ситуация с приростами запасов нефти, показанная на этом слайде, на первый взгляд, вполне благополучная: в последние пять лет мы приращиваем больше, чем добываем. Но за счёт запасов новых месторождений и залежей компенсируется не более 15–20 процентов текущей добычи, все остальные приросты – это либо доразведка разрабатываемых месторождений, либо переоценка запасов с увеличением коэффициента извлечения нефти.

Вещи эти, безусловно, важные, но новых открытий они не заменят. Такое положение с приростом запасов объясняется просто: объёмы поисково-разведочного бурения сократились почти с 2 миллионов в 2001 году до 1170 тысяч погонных метров проходки в 2011 году. Для обеспечения расширенного прироста запасов нефти необходимо увеличивать объёмы бурения в 2,5 раза.

Не обязывают к проведению геологоразведочных работ и действующие лицензионные соглашения. Сегодня лишь 21 процент лицензий содержит обязательства по проведению геологоразведочных работ. За последние 10 лет число таких лицензий уменьшилось на треть. Практически полностью прекращены работы на малоизученных территориях, вдали от развитой инфраструктуры.

В результате за последние 20 лет в России не был подготовлен ни один новый район нефтедобычи. На данном слайде отчётливо видна закономерность: чем меньше у компании запасов, тем эффективнее она их использует и имеет больше поисковых лицензий.

На следующем слайде, который мне представляется ключевым в сегодняшнем докладе, показан возможный сценарий добычи нефти в России до 2030 года. Если не вводить в эксплуатацию неразрабатываемые месторождения и залежи, а оставить всё как есть, после 2020 года добыча начнёт снижаться, и к 2030 году может сократиться до 360 миллионов тонн.

Ввод в эксплуатацию неразрабатываемых залежей на введённых в разработку месторождениях, а это порядка 2,1 миллиарда тонн, представляющих разведанные запасы, может ежегодно добавить дополнительно до 40 миллионов тонн добычи. Вовлечение в разработку неэксплуатируемых месторождений, а это ещё примерно 3,1 миллиарда тонн, позволит дополнительно добывать ещё более 50 миллионов тонн.

Необходимость внедрения современных технологий нефтедобычи ни у кого не вызывает сомнения. При увеличении коэффициента извлечения с сегодняшних 38 процентов до вполне скромных по мировым меркам 42 процентов мы сможем дополнительно добывать ещё 30 миллионов тонн.

А ведь у нас есть ещё более 10 миллиардов тонн предварительно оценённых запасов категории С2. Здесь потенциал добычи составляет ещё порядка 100 миллионов тонн. Таким образом, просто добившись эффективного использования уже имеющейся сырьевой базы, мы сможем в период как минимум до 2030 года не только поддерживать достигнутые уровни добычи, но и существенно их превзойти.

В связи с рассмотренным сценарием необходимо остановиться на проблеме трудноизвлекаемой нефти, доля которой в российских разведывательных запасах разными экспертами и нефтяными компаниями оценивается от 50 до 67 процентов. По данным Государственного баланса, запасы нефти, на которые сегодня уже распространяются льготы в соответствии с Налоговым кодексом, не столь велики и составляют менее 2 миллиардов тонн категорий А, В, С1 и менее 1 миллиарда тонн категории С2. Это всего 11 процентов от всех запасов, поэтому проблема трудноизвлекаемых запасов, как нам кажется, сильно преувеличена.

Несмотря на столь оптимистичные прогнозы, вести геологоразведочные работы необходимо. Во-первых, самые радужные предсказания могут и не сбыться, и к этому надо быть готовым.

Во-вторых, мы отчётливо понимаем, что сегодняшняя добыча нефти в России ведётся из запасов, которые были разведаны в 60-е и 80-е годы прошлого века. И так не может продолжаться бесконечно.

Где же нам сосредоточить свои усилия? Почти 60 процентов запасов нефти разведано в Уральском федеральном округе, здесь же локализована значительная часть ресурсов. Поэтому, несмотря на довольно высокую выработанность запасов, этот округ в обозримой перспективе останется главным добывающим регионом в России. И именно здесь, в Западной Сибири, мы считаем необходимым сосредоточить основные объёмы геологоразведочных работ.

Мы предлагаем сконцентрировать усилия на пяти нефтеперспективных зонах. Три из них находятся в Западной Сибири, одна – в Восточной Сибири и одна – в Предкаспии. По нашим расчётам, в пределах этих пяти зон, затратив примерно 65 миллиардов рублей бюджетных средств, можно рассчитывать на выявление запасов нефти категории С1, С2 более 1,8 миллиарда тонн и ресурсов категории С3 – 1,7 миллиарда тонн. Это позволит дополнительно добывать ежегодно порядка 60 миллионов тонн нефти.

Что же касается российского шельфа – малоизученного обширного пространства. В настоящее время компании «Роснефть» и «Газпром» уже приступили к реализации проектов в Баренцевом и Карском морях. Главной задачей здесь является объединение усилий компаний и государства для завершения геологического изучения арктического шельфа России. Более подробно о проблемах шельфа расскажет в своём докладе Сергей Иванович Кудряшов.

Таким образом, для эффективного развития российской сырьевой базы необходимо.

Первое. Ускорить ввод в действие новой классификации запасов и ресурсов полезных ископаемых, построенных на геолого-экономических принципах и позволяющие оценивать не только количество, но и качество сырьевой базы.

Второе. Внести изменения в постановление Правительства Российской Федерации № 210 от 2 апреля 2002 года, исключив из списка сведений, составляющих государственную тайну, данные о балансовых запасах месторождений полезных ископаемых.

Третье. Ввести государственную экспертизу проектных документов на разработку месторождений с внесением соответствующих изменений в нормативную базу.

Четвёртое. Разработать и ввести в действие регламенты на проектирование и разработку месторождений полезных ископаемых, которые должны стать обязательными для исполнения.

Пятое. Организовать государственный мониторинг за разработкой месторождений углеводородного сырья из стратегических видов твёрдых полезных ископаемых.

Шестое. Провести актуализацию лицензионных соглашений в части закрепления обязательств недропользователя за проведением геологоразведочных работ, обеспечивающих перевод ресурсов категорий С3 и запасов категорий С2 в промышленные запасы, и дополнение условий лицензионных соглашений геологическими отводами с целью изучения нижележащих горизонтов.

Седьмое. Активизировать геологоразведочные работы на нефть за счёт средств федерального бюджета, сконцентрировав их в малоизученных перспективных регионах страны.

Восьмое. В целях стимулирования поисково-разведочных бурений внести изменения в Градостроительный, Земельный и Лесной кодексы Российской Федерации, направленные на снятие административных барьеров при оформлении разрешительной и проектной документации на строительство параметрических, поисково-оценочных и разведочных скважин.
http://news.kremlin.ru/news/17511

Alliance Oil приобрела лицензии на разведку пяти участков в Тимано-Печоре

20 ноября 2012 г
Alliance Oil приобрела у государства лицензии на разведку пяти участков в Тимано-Печоре. Неудачи нефтяников в этом регионе, свои и чужие, не вызывают у компании сильных опасений. Аналитики считают, что новые месторождения помогут Alliance Oil стабилизировать уровень добычи в будущем.

Как вчера стало известно, Alliance Oil выиграла тендер Роснедр на разведку пяти лицензионных участков в Тимано-Печорcкой нефтегазоносной провинции. Компания будет работать на Северо-Табровояхинском, Факельном, Белугинском, Надеждинском и Нирейском участках. Они находятся в непосредственной близости от уже разрабатываемых месторождений компании — Колвинского и Западно-Осовейского. Общая площадь выигранных участков — 2,7 тыс. кв. км. Суммарные ресурсы по категории D1 и D2 оцениваются в 325 млн барр. нефти (около 45 млн т) и около 14,6 млрд куб м. газа. Сейчас предполагаемые и доказанные запасы Alliance Oil составляют 760 млн барр. (около 100 млн т) нефтяного эквивалента.

Представитель Alliance Oil отметил, что в случае положительных результатов разведки компания рассчитывает получить «сквозные» лицензии. Сумма приобретения не раскрывается. Будут ли полученные участки в случае успеха поисковых работ внесены в СП с итальянской Repsol, в компании комментировать отказались. Соглашение о создании предприятия по совместной разведке и добыче углеводородов в России было подписано в конце 2011 года.

Alliance Oil, образованная на базе слияния НК «Альянс» и шведской West Siberian Resources, начала разработку своего первого в Тимано-Печоре актива — Колвинского месторождения в сентябре 2011 года. В апреле этого года стало известно, что запасы месторождения не подтвердились. В результате Alliance Oil пришлось уменьшить суточный прогноз добычи нефти на этот год с 63—69 тыс. барр. до 55—60 тыс. барр. Чтобы поправить ситуацию, в июле был приобретен «Геоинвестсервис», которому принадлежит лицензия на разведку Западно-Осовейского блока. Добычу там планируется начать в 2014—2015 годах, а запасы до сих пор не оценены.

Неудачи в Тимано-Печоре до этого преследовали и другие компании: ЛУКОЙЛ понес 1,2 млрд долл. убытков от переоценки запасов на Южном Хыльчую, а французская Total сообщила о снижении максимального уровня добычи на Харьягинском месторождении почти на 40%.
Впрочем, это явно не пугает Alliance Oil. Управляющий директор компании Арсен Идрисов, комментируя покупку, заявил, что новые лицензии позволят выгодно расширить портфель компании и обеспечить рост производства в течение ближайших лет. В январе—августе текущего года Alliance Oil увеличила объем добычи нефти по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 26,7%, до 13,3 млн барр. (1,8 млн т); переработка возросла на 7%, до 19,2 млн барр. (2,6 млн т).

Как отмечает Валерий Нестеров из Sberbank Investment Research, Тимано-Печорская нефтегазоносная провинция остается перспективным регионом. Но разработка на соседних участках в дальнейшем может помочь Alliance Oil прирастить ресурсную базу и обеспечить стабильный и высокий уровень добычи компании, заключил эксперт.
http://topneftegaz.ru/news/view/102473

29.11.2012
Alliance Oil заманивает инвесторов дивидендами
Получив новые месторождения в Томской области и Тимано-Печоре, Alliance Oil начала искать средства на их разработку. В частности, компания решила выпустить привилегированные акции. Это означает, что впервые в своей истории она будет выплачивать дивиденды.

Образованная в результате слияния НК «Альянс» и шведской West Siberian Resources нефтяная компания Alliance Oil вчера объявила о готовящейся эмиссии привилегированных акций. До этого акционеры компании владели только обыкновенными акциями. Компания надеется привлечь на рынке около 675 млн шведских крон (или 100 млн долл.). Вопрос об эмиссии будет вынесен на декабрьское внеочередное собрание акционеров компании. Предполагаемый размер выпуска составит от 2,7 млн до 5,3 млн префов по цене 38—45 долл. за бумагу. Количество акций компании вырастет до 174,3—176,8 млн, что составляет 1,6—3,1% от уставного капитала.

Площадкой для размещения выбрана биржа NASDAQ OMX в Стокгольме, где уже обращаются обыкновенные акции Alliance Oil. Группа «Альянс» приобретет бумаги на 15 млн долл., отметили в компании.

Alliance Oil исторически не выплачивала дивиденды своим акционерам. Теперь владельцы префов получат свою часть прибыли: ежегодные дивиденды будут равны 4,5 долл. на акцию, средства будут направляться ежеквартально в объеме 1,13 долл. на бумагу. Дивидендная доходность составит 10—12%, отмечается в сообщении компании.

Привлеченные деньги пойдут на финансирование корпоративных нужд и новых проектов компании. Недавно Alliance Oil получила лицензии на разведку двух газовых участков в Томской области, а также пять месторождений в Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции. Таким образом компания намерена компенсировать падающую добычу на Колвинском месторождении и стабилизировать ее уровень в дальнейшем.

Alliance Oil неоднократно обращалась к долговым инструментам. В 2009 году она выпустила конвертируемые евробонды и привлекла 265 млн долл. (дата погашения выпуска — 2014 год), а в 2010 году разместила пятилетние евробонды на 350 млн долл.

Теперь же у Alliance Oil нет выбора: ей необходимы деньги на разработку новых месторождений, а наращивать долги компании проблематично — по итогам третьего квартала отношение чистого долга (1,6 млрд долл.) к EBITDA составило 2,1, объясняет аналитик «Уралсиб Кэпитал» Алексей Кокин. Поэтому, по его словам, Alliance Oil и выбрала такой инструмент привлечения инвестиций, как привилегированные акции.

В зависимости от количества выпущенных акций на дивиденды будет направляться 12—24 млн долл. в год, подсчитал г-н Кокин. Отношение дивидендов к прибыли компании может составить 3—6%. Вчера на 21.00 мск бумаги Alliance Oil на NASDAQ OMX упали на 3,1%, до 51,6 шведской кроны. С начала года они подешевели на 58%
http://www.rbcdaily.ru/2012/11/29/tek/562949985227542

Роснедра: крупных месторождений больше нет

В России завершается эпоха крупных месторождений, заявил замруководителя Роснедр Игорь Плесовских. После того как с молотка уйдут стратегические месторождения им. Шпильмана, Имилорское и Лодочное, в стране уже не останется крупных нефтеносных участков, которые можно будет продать на аукционах.

«Крупных месторождений, на базе которых можно было бы создавать новые нефтяные районы и строить градообразующие предприятия, уже не осталось», — цитирует г-на Плесовских информационное агентство РБК. По словам чиновника, с продажей Лодочного, Имилорского и Северо-Рогожниковского (им.Шпильмана) участков завершается эпоха резерва минерально-сырьевой базы по нефти, созданная в советское время. «20 лет успешной жизни мы прошли», — отметил представитель Роснедр.

Напомним, вчера руководитель Федерального агентства по недропользованию Александр Попов и замминистра природных ресурсов Денис Храмов заявили, что до конца 2012 года на аукционах могут быть проданы последние три крупных месторождения нераспределенного фонда. Приказ на продажу Лодочного уже подписан, и аукцион состоится 11 или 12 декабря, сказал министр. Сроки продажи месторождения им. Шпильмана будут объявлены до конца недели, но, скорее всего, это будет вторая декада декабря. Продажа Имилорского месторождения еще обсуждается в ведомстве.

Кроме того, сегодня Дмитрий Медведев подписал распоряжение, согласно которому стартовый платеж за месторождение им. Шпильмана с запасами нефти 145,9 млн т составит 14 млрд руб. Ранее Александр Попов оценил стартовые платежи по Имилорскому месторождению (193 млн т нефти) в размере 23,5 млрд руб., а по Лодочному (доказанные запасы — 43 млн т нефти и около 70 млрд куб. м газа) в 4,3 млрд руб.

Напомним, все три месторождения правительство хотело продать еще в прошлом году. Тогда размер стартовых платежей по Лодочному был также на уровне 4,3 млрд руб., а по Имилорскому и им. Шпильмана анонсированные суммы были меньше — 20 млрд и 8,5 млрд руб. соответственно. Но даже такие деньги нефтяники не готовы были платить. По неофициальной информации, компании направили просьбу о снижении платежей.

В результате было объявлено о том, что разведочные данные по месторождениям устарели, и было решено провести дополнительные поисковые работы. Роснедра себе этого позволить не могли, и в результате месторождения доразведывали компании: ЛУКОЙЛ получил право на работы на Имилорском участке, «Роснефть» — на Лодочном, а «Сургутнефтегаз» — на месторождении им. Шпильмана. Как сообщил в конце сентября директор департамента Минприроды Алексей Орел, значительных результатов доразведка не принесла.

Последними крупными месторождениями, проданными с конкурсов, были доставшиеся «Башнефти» месторождения им. Требса и им. Титова (140 млн т), а также Наульское месторождение (40 млн т нефти), которое получила «Роснефть».

Как уже сообщала РБК daily, основным претендентом на Лодочное месторождение остается «Роснефть», которая за годы сообщений о его возможной продаже неоднократно заявляла о своем интересе. По мнению экспертов, других серьезных претендентов на участок нет. Раньше на него претендовала ТНК-BP, однако теперь она принадлежит госкомпании.

Наиболее вероятным претендентом на Имилорское месторождение является ЛУКОЙЛ, так как компания уже изучила участок и имеет о нем больше данных, чем другие нефтяники. Ранее об интересе к Имилорскому месторождению заявляли «Газпром нефть» и «Башнефть». В пресс-службе «Башнефти» РБК daily недавно пояснили, что компании интересны все крупные месторождения, но для начала необходимо ознакомиться с условиями. Месторождением им. Шпильмана интересовались «Сургутнефтегаз» и «Башнефть».
http://www.rbcdaily.ru/2012/10/25/tek/562949985003115

rbcdaily.ru: Чем компенсировать падение нефтедобычи в Западной Сибири

Решить проблему обвального падения добычи углеводородов в Западной Сибири в ближайшие годы сможет геологоразведка. Компании показывают прирост запасов в регионе в основном за счет их переоценки, а немногие открытые месторождения — «лужицы». Исправить ситуацию может вмешательство государства в лице «Росгеологии». Другой вариант — сделать ставку на нефтепереработку, тогда Тюмень должна стать центром нефтехимического кластера.

Государству вместе с нефтяными компаниями необходимо сформировать специализированные поисковые программы для увеличения разведки и, как следствие, повышения показателя добычи углеводородов в Западной Сибири. Об этом говорится в докладе руководителя Роснедр Александра Попова, презентованном на Третьем международном инновационном форуме «НефтьгазТЭК-2012», организованном при поддержке губернатора Тюменской области Владимира Якушева.

Сейчас территория Западной Сибири разведана примерно в десять раз лучше Восточной Сибири и шельфа. По данным нефтяных компаний, в текущем году прирост запасов нефти составил почти 25% от показателя предыдущего года. Это происходит за счет переоценки запасов уже известных участков и открытия новых залежей. «Почти 90% новых месторождений мелкие или очень мелкие, реже встречаются средние», — говорит Алексей Варламов, генеральный директор Всероссийского научно-исследовательского геологического нефтяного института, выступавший от лица г-на Попова.

Несмотря на это, обеспеченность российских нефтяных компаний запасами с учетом нынешнего уровня добычи выглядит неплохо. ЛУКОЙЛу углеводородов хватит на 40 лет, «Сургутнефтегазу» — на 24 года, «Газпром нефти» — на 37 лет. Лидер — ТНК-ВР, ей хватит запасов на 53 года. Это отнюдь не стимулирует компании больше инвестировать в геологоразведку. Государство это понимает, поэтому «Росгеология» также планирует реализовывать свои проекты в регионе, рассказал РБК daily заместитель генерального директора холдинга Александр Писарницкий. «В первую очередь компания войдет в Западную Сибирь с сейсмическими проектами», — пояснил он.

Зампред правления компании «Сибур» Кирилл Шамалов в свою очередь предлагает сместить приоритеты с добычи сырой нефти на ее глубокую переработку. Согласно «Энергетической стратегии до 2030 года» Тюменская область должна стать одним из шести кластеров нефтехимической и нефтегазовой промышленности. «Особая климатическая зона соответствует тому кластерному подходу, который проводится государством в развитии отрасли», — отметил он. Согласно проекту «Сибура» и правительства региона Тюмень к 2030 году должна стать центром Западно-Сибирского нефтехимического кластера. Это позволит привлечь в область значительные инвестиции от ведущих мировых отраслевых компаний, объясняет г-н Шамалов. «У нас перед глазами есть пример Западной Европы. Территория стала центром нефтяной и нефтехимической промышленности, не имея никакой самостоятельной минерально-сырьевой базы», — заключил г-н Шамалов.

http://www.rbcdaily.ru/2012/09/21/tek/562949984760027

rbcdaily: Аукционы и конкурсы Роснедр снова стали интересны нефтяникам

22.08.2012

С начала года на продаже углеводородных месторождений Роснедра заработали 9 млрд руб. Из заявленных аукционов и конкурсов состоялось 30%, это вдвое превышает показатели прошлых лет. Самые дорогие и привлекательные участки достались «Башнефти», ЛУКОЙЛу и «Газпром нефти». Но даже на совсем небольшие нефтяные «лужицы» нашлись покупатели. Но не исключено, что для выполнения плана Минфина по наполняемости бюджета ведомству все же придется выставить на торги долгожданные стратегические месторождения.

Всего на продажу было выставлено 83 участка, из которых новых собственников обрели 26, исходя из данных, опубликованных на официальном сайте Роснедр. При этом 53 аукциона были признаны несостоявшимися из-за отсутствия заявителей — никто из компаний не заинтересовался предложениями. Еще три были отменены по другим причинам. Например, Соболиный участок не был продан из-за ошибки самого ведомства, допущенной организатором в процессе аукциона. Что именно было сделано не так, в сообщении не поясняется, но говорится, что начальнику отдела лицензирования, экономики и бухгалтерского учета Роснедр было объявлено замечание.
В двух других случаях к участию в торгах были не допущены все заявители. Дело в том, что условия проведения аукционов и конкурсов достаточно жесткие — если хотя бы один из пунктов в сведениях о заявители нарушен, юристы имеют право не допустить его к аукциону, пояснил РБК daily источник в Роснедрах. «Там большой список необходимых документов, вплоть до копий паспортов сотрудников предприятия. И если хоть один документ не приложен, в заключении это отмечается. Например, отсутствие выписки по финансам или по технике, например, буровой — может, у них вообще нечем бурить», — отметил собеседник.

За семь месяцев этого года Роснедра заработали только на продаже углеводородных лицензий более 9 млрд руб. Это сопоставимо с результатами за 2010 год, без учета средств от продажи месторождений им. Требса и им. Титова (они ушли «Башнефти» за 18,4 млрд руб.). Как пояснили РБК daily в Минфине, «планируется, что, администрируя разовые платежи в аукционах и проводя экспертизы, Роснедра ежегодно будут пополнять бюджет на 42 млрд руб. вплоть до 2015 года». Амбиции финансового ведомства на 27,5% ниже прошлогодних, когда перед Роснедрами стояла планка в 58 млрд руб.

Если исключить из списка «Роснефть» и «Газпром», которым лицензии на шельфовые месторождения доставались без всяких конкурсов, то видно, что активнее всего в торгах участвовали «Газпром нефть», ЛУКОЙЛ и «Башнефть».

В случае «Башнефти» это объясняется стремлением укрепить позиции в Ямало-Ненецком АО — в окрестностях принадлежащих ей месторождений им.Требса и им.Титова, считает аналитик «Уралсиб Кэпитал» Алексей Кокин. По его мнению, это позволит компании рационально использовать инфраструктуру региона.

Крупные компании все же предпочитают не размениваться по мелочам. ЛУКОЙЛ уже стал обладателем одной из самых дорогих лицензий этого года и теперь ждет торгов по стратегическому Имилорскому месторождению, где сейчас проводит доразведку. «Мы заинтересованы прежде всего в «сквозных» лицензиях, потому что непонятно, как будут возмещаться затраты компании на разведку, если кому-то другому потом отдадут этот участок. Слишком много рисков», — заключил представитель ЛУКОЙЛа.

Возобновился спрос и на маленькие месторождения, которые нефтяники называют «лужицами». Причем если раньше цель приобретения небольших участков была скорее спекулятивная, то сейчас средний бизнес заинтересован в самостоятельной разработке месторождений. «Мы понимаем, что в регионе растет спрос на газомоторное топливо. Мы давно вынашивали идею собственного нефтегазодобывающего бизнеса с перспективой заниматься газопереработкой. Ждали только подходящего месторождения», — рассказывает РБК daily директор «Окагаза» Станислав Питьев. Эта компания приобрела Спортивный участок в Саратовской области за 7,7 млн руб.

http://www.rbcdaily.ru/2012/08/22/tek/562949984564764

Новости Норильского никеля. 2

28.05.2012
ГМК «Норильский никель» заинтересован в покупке компании, разрабатывающей медно-никелевое месторождение во Вьетнаме Банфук (Ban Phuc). «Норникель» планирует выставить оферту акционерам Asian Mineral Resources (AMR) через свою «дочку». Месторождение Банфук расположено в 180 км к западу от Ханоя. Его запасы оцениваются в 200 тыс.т никеля и 18 тыс.т меди.
http://www.mineral.ru/News/48751.html

31.05.2012
Топ-менеджер УГМК Григорий Рудой рассказал о планах компании по освоению воронежских недр
— Пока можно говорить только о прогнозных запасах никеля, которые выявили советские геологи в 70 – 80-е годы, – пояснил топ-менеджер.
— Первые 50 000 тонн руды мы должны получить в 2022 году, в 2023-м, возможно, добудем уже 200 000 тонн, в 2027-м – до 1,5 миллиона тонн, – сказал топ-менеджер УГМК. – Тогда же на Урал мы начнём отправлять концентрат порядка 300 тысяч тонн – это около 5 000 вагонов в год, то есть примерно 500 вагонов в месяц.
В освоении месторождений, по словам Рудого, должны задействовать 2500 человек, около 1400 из них – горняки, которые будут работать под землёй. 50 – 60 специалистов приедут к нам с других предприятий, все остальные из нашей области. Для них обещают построить вахтовый посёлок.

Комментируя ситуацию с недовольствием Норникеля по поводу итогов конкурса на разработку недр, топ-менеджер отметил, что не вправе давать оценку решению комиссии. Однако он не исключает, что компания, которую считали наиболее вероятным победителем, не смогла добиться успеха из-за того, что в Роснедрах засомневались, нужен ли Норильску ещё один объект.

— У них запасов по сырью на 122 года. Есть три объекта, которые они в 2006 году выиграли в районе Читы, однако к разработке так и не приступили, продлив лицензию. Там ничего не делается – не платят налоги, не заключают социальных соглашений, не создают рабочих мест, – подытожил Григорий Рудой. – Спрашивается, зачем им ещё объект? Разрабатывайте те, которые уже есть!
http://vrntimes.ru/news/view/4836-S_tyemi_kto.html

06.06.2012
Норникель интересуется медными месторождениями в Ботсване, Зимбабве и Замбии
http://www.nornik.ru/press/publications/1906/

19.06.2012
ГМК «Норильский никель» потерпела очередное поражение в борьбе за российские недра. В конкурсе на полиметаллическое месторождение Норильский-1, на которое претендовала ГМК, победила группа «Русская платина» Мусы Бажаева. В мае «Норникель» проиграл воронежские месторождения УГМК. Эксперты думают, что причина неудач компании в ее акционерном конфликте, между тем без договоренностей с «Норникелем» «Русской платине» будет сложно реализовать свой проект.

Роснедра подвели итоги конкурса на освоение южной части полиметаллического месторождения Норильский-1 на Таймыре. По информации „Ъ“, победителем признана группа «Русская платина», подконтрольная Мусе Бажаеву. Детали проекта группы и его стоимость неизвестны, стартовый платеж за участок был определен на уровне 4,4 млрд руб.

В южной части Норильского-1 содержится 273,2 тыс. т никеля по категории B+C1 и 578,1 млн т — по категории C2; меди — 378,1 тыс. т (B+C1) и 836,1 тыс. т (C2); кобальта — 12,7 тыс. т (B+C1) и 23,2 тыс. т (C2); платиноидов — 517,9 кг (B+C1) и 1 121,4 кг (C2); золота — 37,1 т (C2). Содержание никеля в руде — 0,4-2,7%, меди — 0,6-5%.

«Русская платина» добычей никеля и меди до сих пор не занималась, но у компании есть проект на Таймыре — платиново-палладиевая Черногорская ГРК. На Норильский-1 также претендовал «Норникель», в этом регионе у компании расположены основные сырьевые активы, в том числе северная часть Норильского-1. Представитель ГМК не стал комментировать предложения компании по освоению месторождения, но выразил сожаление по поводу решения конкурсной комиссии. Заявку также подавала «Уральская горно-металлургическая компания» (УГМК), но потом отказалась участвовать в конкурсе.

«Норникель», впрочем, может еще получить западный фланг расположенного в том же районе Октябрьского месторождения (стартовый платеж за него составляет 22,5 млн руб.). Лицензия на участок разыгрывалась параллельно с Норильским-1. Формально конкурс признан недействительным, так как на него была подана только одна заявка — от ГМК. Но по закону компания все равно может получить лицензию.

Это уже второе крупное поражение «Норникеля» в борьбе за российские недра. В конце мая компания уступила последние в России крупные медно-никелевые месторождения — Еланское и Елкинское в Воронежской области (см. „Ъ“ от 23 мая) УГМК, которая, как и «Русская платина», никелем раньше не занималась.

Сейчас «Норникель», как и после поражения в Воронеже, говорит о необъективности конкурсной комиссии. По мнению члена комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Ильи Пономарева, причина неудач ГМК — хоть и стихший, но продолжающийся акционерный конфликт: «Он нейтрализовал часть лоббистского ресурса компании, а в России победителей конкурсов на крупные месторождения в основном определяют кулуарно». Но в любом случае, отмечает Олег Петропавловский из БКС, без договоренностей с «Норникелем», которому на Таймыре принадлежит почти вся инфраструктура, «Русской платине» будет сложно реализовывать там свои проекты. А с учетом дефицита квалифицированных кадров в Норильске, уточняет аналитик, договориться сторонам будет непросто.
http://www.kommersant.ru/doc/1961394

18.06.2012
«Норильск-1» — одно из крупнейших месторождений на Таймыре. Запасы его южной части составляют 273 тыс. т никеля, 378 тыс. т меди, а также 12,7 тыс. т кобальта и около 518 кг платиноидов.
http://www.rbcdaily.ru/2012/06/18/industry/562949984127154

21.06.2012
Норильский никель собирался вложить в разработку «Норильска-1» 47,6 миллиарда рублей в ближайшие 25 лет, используя производственные мощности и инфраструктуру рудника «Заполярный», сообщает «Вестник золотопромышленника» (ВЗ), ссылаясь на источник, близкий к «Норникелю», а за 57 лет — более 150 миллиардов рублей. Глобальность и долгосрочность их замыслов, настолько поражает сознание, что невольно возникают сомнения в реальности этих планов.

Со своей стороны, «Русская платина» готова затратить более $2,5 млрд. на месторождение Норильск-1, что в приблизительном пересчёте в рубли составит 75 млрд. рублей и дополнительно до $300 млн. в инфраструктуру. По словам представителя компании, пишет «ВЗ», часть денег на освоение выделят акционеры, часть составит проектное финансирование, а в пятилетней перспективе компания начнет выделять на проект собственные средства.

То есть вялому, медленному развитию Норильского промышленного района, который предлагает Норильский никель, члены комиссии Роснедра предпочли агрессивный стиль, быстрое развитие производственных мощностей.

«Технические решения, предложенные «Русской платиной», более эффективны, чем используемые сейчас в Норильском промышленном районе», — заявил представитель выигравшей стороны изданию «ВЗ».

Наши эксперты, обсуждая сложившуюся ситуацию, отмечают, что говоря о развитой инфраструктуре, «Норильский никель» прежде всего, имеет в виду созданную им гигантскую монопольную империю одного собственника. Которая включает себя не только такие монополии, как доставка грузов рекой и морем и их обработка в Дудинском порту. Но и 100% контроль авиаперевозок, абсолютные права на поставки всех видов топлива, на поставки электроэнергии, природного газа и в конечном итоге, — монополию на людские ресурсы и власть в регионе, если учесть находящийся под полным контролем норникеля, Норильский городской совет, вместе с назначенным этой структурой мэром.
http://www.osanor.ru/?id=753&category=61

22.06.2012
«Норильский никель» до сентября 2012 года может подписать соглашение с индонезийской компанией Nusantara, касающееся совместных планов развития бизнеса в этой стране, сообщил журналистам директор департамента развития зарубежных активов ГМК Роман Панов.
http://www.nornik.ru/press/publications/1909/

22.06.2012
«Норникель» рассматривает покупку платиновых активов в ЮАР, отказался от запуска рудника Black Swan в Австралии
http://www.nornik.ru/press/publications/1908/

27.06.2012
Вчера губернатор Алексей Гордеев впервые признал протесты против разработки никелевых месторождений региона «одной из самых важных и обсуждаемых тем». Глава области считает, что ситуация «стала предметом спекуляции безответственных политиканов, чужих на воронежской земле». При этом губернатор заявил, что «без поддержки населения» не допустит разработки месторождений. Оппозиция считает, что глава региона лукавит, когда говорит о возможном отказе от инвестпроекта.

Вчера пресс-служба облправительства опубликовала обращение губернатора Алексея Гордеева к населению — по поводу готовящейся разработки Еланского и Елкинского медно-никелевых месторождений. Господин Гордеев признает, что «это одна из самых важных тем, обсуждаемых сегодня в регионе», а в правительство «постоянно поступают обращения, авторы которых выражают озабоченность» по поводу инвестпроекта — в связи с его возможным негативным влиянием на экологическую обстановку и на здоровье жителей региона. «С сожалением должен сказать о том, что тема никеля стала предметом спекуляции безответственных политиканов, породила потоки лжи и домыслов со стороны политических сил, чужих на воронежской земле. Решая свои сиюминутные задачи, они сделали разменной монетой искреннюю тревогу жителей области», — заявляет при этом губернатор.

Сенсационной смело можно назвать финальную часть обращения, в которой губернатор, по сути, заявляет о возможности отказа от разработки месторождений. По словам Алексея Гордеева, он не допустит реализации инвестпроекта «без поддержки его населением и без достижения общественного согласия». Ранее губернатор был активным сторонником передачи прав на месторождения инвесторам и заявлял, что добыча никеля может стать якорным инвестпроектом для экономики региона, обеспечив в том числе серьезные вливания в бюджет.

Это обращение стало первой публичной реакций губернатора на акции протеста против разработки месторождений, которые проходят не только в Воронежской области, но и в соседней Волгоградской. Самым массовым стал, пожалуй, митинг в начале июня в Борисоглебске, на который по данным полиции собралось порядка 5 тыс. человек, а по мнению организаторов — более 10 тыс. Кроме того, «никелевая» тема активно обсуждается на различных форумах в интернете, в СМИ. Создается также общественная организация «Зеленая лента», основной задачей которой, судя по всему, станет борьба против разработки месторождений, которые расположены в непосредственной близости от Хоперского заповедника.

По словам источника „Ъ“ в облправительстве, губернатор решил высказаться сейчас по этой теме, поскольку «количество дезинформации вокруг нее уже просто зашкаливает». «Политиканы, о которых говорит губернатор, применяют самые разные способы для накаливания обстановки, в том числе неформальные каналы информации, например, пуская фантастические слухи. По оперативным данным, в кампанию по запугиванию населения вложены достаточно серьезные средства — почти как в предвыборную кампанию», — пояснил собеседник „Ъ“. Еще один источник, знакомый с ситуацией, рассказал, что в восточных районах области, где особенно волнуются по поводу готовящейся разработки месторождений, «ждали заявления губернатора». «У чиновников, которые приезжали в тот же Борисоглебск „разруливать“ ситуацию, прямо спрашивали: а почему губернатор не говорит ничего по этой теме? В итоге в правительстве и решили подготовить обращение», — рассказывает источник.

Под «политиканами», «чужими на воронежской земле», губернатор явно подразумевает депутата Госдумы от региона Олега Пахолкова, уверены наблюдатели. Господин Пахолков строил свою карьеру в Волгоградской области, в столицу Черноземья он перебрался лишь в прошлом году, возглавив местных справороссов. Он, действительно, активно поддерживает «антиникелевые» протесты. Вчера господин Пахолков согласился, что «намек в обращении явно на него». «Раз пошли такие заявления, значит, власть дрогнула, испугалась сложившейся ситуации. В этом однозначно заслуга общества, которое не побоялось активно высказать свою позицию», — считает господин Пахолков. Он убежден, что «протест против разработки месторождений отнюдь не политический». «Население области просто не хочет, чтобы здесь был второй Норильск. Таким заявлением губернатор, конечно, пытается сбить протестные настроения. Но не думаю, что у него это получится», — считает депутат. По его мнению, Алексей Гордеев лукавит, говоря о возможном отказе от инвестпроекта. «Если бы власть хотела прислушаться к общественному мнению, она позволила бы провести референдум по „никелевой“ теме, который пытались инициировать общественники», — пояснил господин Пахолков.

Стоит отметить, что в истории Воронежской области уже был случай, когда протесты населения привели к замораживанию крупного инвестпроекта. В 1990 году после референдума было остановлено строительство атомной станции теплоснабжения, которое велось в непосредственной близости от областного центра.

Конкурсы на разработку Еланского и Елкинского месторождений проводились 22 мая — в них участвовали ГМК «Норильский никель» и структуры Уральской горно-металлургической компании (УГМК), которая в итоге и стала победителем тендера. Директор по горному производству ООО «УГМК-холдинг» Григорий Рудой рассказывал, что в начале 2013 года компания рассчитывает начать поисково-оценочные, а затем и геологоразведочные работы, завершив их к 2016-2017 годам. Подземный рудник и ГОК должны быть введены в эксплуатацию к 2022 году.
http://www.kommersant.ru/doc/1968047

28.06.2012
Глава «Интерроса» Владимир Потанин не исключает партнерства «Норильского никеля» с Уральской горно-металлургической компанией ( УГМК) в разработке никелевых месторождений Воронежской области. Лицензии на Еланское и Елкинское месторождения медно-никелевых руд — последние крупные месторождения никеля на территории Европы — по итогам конкурсов Роснедр 22 мая может получить УГМК. Другой претендент на эти месторождения — «Норникель» — считает решение комиссии Роснедр необъективным.

По мнению «Норникеля», конкурс прошел вопреки поручению Владимира Путина, который в апреле поддержал инициативу Минприроды о распределении лицензий через аукцион. Кроме того, по данным ГМК, проект «Норникеля» превосходил проект УГМК по скорости проведения геологоразведки, сроку начала разработки и объему отчислений на социальную сферу.

УГМК до сих пор не занималась производством никеля и не работала с сульфидными медно-никелевыми рудами, содержащими также платиноиды и кобальт — именно такие руды разрабатывает «Норникель». «Норникель» предлагал перерабатывать концентрат воронежских месторождений на высвобождающихся мощностях одной из двух своих производственных площадок в РФ, Кольской ГМК.

По мнению В.Потанина, если проект переработки на Кольской ГМК является наиболее экономически эффективным, в перспективе «Норникель» и УГМК могут создать СП по разработке месторождений. «Я не сомневаюсь, что если экономическая целесообразность (проекта переработки сырья на Кольской ГМК) есть, то этот проект точно восторжествует. Если поставка на Кольскую ГМК — это оптимальный вариант, то будет СП. А если она не восторжествует, значит, концепция была плохая», — заявил глава «Интерроса» журналистам.

«В самом факте, что кто-то выиграл месторождения, которые были интересны «Норникелю», я ничего страшного не вижу, в какой-то мере это способ сократить capex. Я отношусь очень спокойно (к итогам конкурса Роснедр, признавших УГМК победителем), считаю, что можно договариваться», — сказал он.

В.Потанин добавил, что у него хорошие личные отношения с руководителями и собственниками УГМК.

Решение Роснедр по южной части месторождения «Норильск-1», конкурс по которой «Норникель» проиграл компании «Русская платина», В.Потанин считает еще более непрозрачным, чем по воронежским месторождениям. «Я не понимаю логику, не создается конкуренция, не создается что-то новое, просто появляется инородное тело внутри Норильского промышленного района. Понятно, что » Норильск-1″ «Норникелю» было бы сподручнее освоить, при всем уважении к любым другим инвесторам, в том числе к победителю», — подчеркнул В.Потанин.

При этом он отметил, что тема прироста запасов не является для «Норникеля» наиболее животрепещущей. «Рынок никак не реагирует на такого рода события (итоги аукционов Роснедр по Воронежу и » Норильску-1″), никто не ждет что «Норникель» будет наращивать запасы, которые и так запредельные. У «Норникеля» такие запасы, что для него главная проблема в качестве их извлечения и металлургии, поэтому прирост запасов — менее актуальная вещь», — сказал глава «Интерроса».
http://www.mineral.ru/News/49119.html

28.06.2012
«Норильский никель» должен «не лениться» пересматривать низкорентабельные проекты, поскольку должен отреагировать на кризис адекватным снижением capex. Также предприятию стоит в бюджете 2013 года предусмотреть сокращение операционных расходов, не дожидаясь существенного ухудшения конъюнктуры, считает Владимир Потанин, владелец мажоритария «Норникеля», холдинга «Интеррос».

Для «Норникеля» рубежом рентабельности является падение цены никеля ниже $15 тыс. за тонну в течение 2 месяцев. При таком сценарии ГМК готова сокращать операционные и инвестиционные расходы — вопрос об этом рассмотрит совет директоров «Норникеля» на заседании 28 июня.

В.Потанин заявил журналистам в среду, что, при работе над бюджетом 2013 года, перед менеджментом будет поставлена задача в том числе поработать надо сокращением расходом операционного зарактера. По его мнению, такую работу надо начинать загодя, не дожидаясь падения цены ниже $15 тыс. за тонну.

«Упадет — не упадет, а программу сокращения себестоимости сейчас невредно было бы внедрить. Поэтому без какого-либо давления на менеджмент по срокам и по объемам, но такую задачу мы поставим. В бюджетном процессе на 2013 год мы предложим все-таки менеджменту сделать усилия по сокращению операционных расходов. Это правильная вещь», — сказал В.Потанин.

Глава «Интерроса» отметил, что издержки, связанные с capex, безусловно, надо пересматривать в сторону сокращения. Ситуация усложняется, волатильность продолжается — в этих условиях надо уметь подтягивать пояса, уверен он. В такое время надо не лениться пересматривать проекты, даже те, которые казались перспективными год-полтора назад.» Здесь никакой спешки и истерии нет, но, тем не менее, на кризис надо реагировать адекватно, сокращая capex», — добавил он.

Он уточнил, что вопрос снижения инвестиций был предложен «РусАлом», но у «Интерроса» существует такое же понимание проблемы. По словам В.Потанина, «менеджмент и так собирался в ближайшее время выходить с такого рода предложениями».

Говоря о возможности корректировки стратегии развития «Норникеля» до 2025 года, В.Потанин заметил, что «Интеррос» считает необходимым изменения, но, в отличие от «РусАла», предлагает проработать этот вопрос и вернуться к нему после подведения итогов реализации первого года стратегии в сентябре 2012 года.

«То, что стратегию нужно будет корректировать, для меня очевидно. Но график мне представляется чуть менее сжатым, чем предлагает «РусАл». Стратегия была намечена к возможному обновлению в сентябре, когда комитет по стратегии должен был заслушать ход ее реализации. Я бы рассмотрел сначала в сентябре итоги, посмотрел бы на соответствие стратегии текущей ситуации с учетом меняющихся прогнозов по ценам. Акционеры могут сформулировать более четко, что их беспокоит. На базе этого сентябрьского рассмотрения мы уже можем двигаться в сторону коррекции всей стратегии», — заявил В.Потанин.

«РусАл» ставит вопрос о пересмотре стратегии в течение ближайших нескольких недель, менеджмент «Норникеля» предлагает рассмотреть этот вопрос по итогам 2012 года, сообщил он.

«Норникель» не раскрывал объем инвестпрограммы на 2013 год. Инвестпрограмма по российским активам «Норникеля» в 2012 году составляет более $3 млрд, ее основные сферы — развитие горного, обогатительного и металлургического производства. В зарубежные активы «Норникель» планировал в 2012 году вложить $10 млн.

Стратегия производственно-технического развития «Норникеля» до 2025 года предполагает инвестиции в $37 млрд. В том числе в развитие газовых активов до 2025 года планируется вложить $4 млрд, в развитие Быстринского месторождения — $1,1 млрд до 2016 года, в выпуск кобальта — около 2 млрд рублей к 2014 году. В 50 млрд рублей «Норникель» оценивал проект освоения никелевых месторождений в Воронежской области, но лицензии на них компания уступила УГМК на конкурсе Роснедр в мае этого года.
http://www.finmarket.ru/z/nws/news.asp?id=2975104&utm_source=az.ru&utm_medium=http://az.ru

Новости Норильского никеля. 1

20 апреля, истек срок приема документов для участия в конкурсе на право разработки Еланского и Елкинского никелевых месторождений – последних крупных месторождения этого металла в Европе. Стартовая цена этих месторождений, которую определило Роснедра – 169,7миллионов рублей. Отраслевые эксперты оценивают инвестиции в разработку этих месторождений в 100 миллиардов рублей. Доля никеля в суммарной ценности руд при текущей стоимости металлов составляет более 80%, а за счет доизвлечения кобальта и драгметаллов суммарный долевой вклад этих металлов составит более 95%. В России до этого добычей и переработкой сульфидных медно-никелевых руд занимался только «Норильский никель». Документы на конкурс подали также Уральская горно-металлургическая компания (УГМК) и «Русская медная компания» (РМК). Однако последняя к участию во втором этапе не допущена. Оставшиеся участники до 20 апреля должны были представить технико-экономические показатели освоения этих месторождений.

Освоение этих месторождений «Норникелем» будет наиболее эффективно, в том числе и для государства, считает заместитель гендиректора компании по производству Юрий Филиппов. Такое мнение он высказал в интервью агентству «Прайм».

Вопрос: Юрий Александрович, почему руководство «Норникеля» приняло решение об участии в этом конкурсе?

Ответ: Учитывая принятую осенью прошлого года Стратегию производственно-технического развития компании до 2025 года и предусмотренный ею рост объемов производства, мы не могли принять другого решения. К тому же мы единственная российская компания, перерабатывающая сульфидные медно-никелевые руды, мы работаем с ними более 70 лет. Нужно понимать, какую ответственность предполагает реализация такого проекта — вложений средств, даже внушительных, здесь будет недостаточно, здесь нужен опыт и знания, приобретенные многолетней практикой работы в этой области.

Вопрос: Вы в Воронежской области будете строить такие же заводы, как в Норильске, Мурманской области для переработки руды или будете загружать имеющиеся мощности?

Ответ: Нам интересны Воронежские месторождения с точки зрения дозагрузки металлургических переделов Кольской ГМК в Мурманской области. По мере отработки месторождений уменьшается количество богатых руд, снижается содержание металлов в руде, и даже увеличение объемов добычи не компенсирует это снижение. Как результат — уменьшение объемов выпуска конечных металлов, вывод из работы освободившихся мощностей, сокращение рабочих мест, рост социальной напряженности в коллективах и регионе с учетом особенностей проживания в районах Крайнего Севера. Такая ситуация сейчас у «Норильского никеля» на Кольской ГМК. Здесь практически полностью выработаны богатые руды, а добываемая бедная руда не обеспечивают полную загрузку имеющихся мощностей. Дальнейшее увеличение добычи экономически неэффективно из-за глубины залегания и сложности строения рудного тела. Разработка месторождений Воронежской области позволит загрузить свободные мощности Кольской ГМК богатым сырьем, сохранить и прирастить рабочие места, снять все негативные тенденции.

Вопрос: А руда воронежских месторождений по составу не отличается от той, с которой работают предприятия Кольской ГМК?

Ответ: Фактически, нет. Месторождения Воронежской области содержат одновременно никель, медь, кобальт и металлы платиновой группы (МПГ), и сложены минералами, составляющими основу всех типов руд месторождений Таймырского и Кольского полуостровов, разработку которых в России осуществляем только мы. С наивысшей степенью эффективности эти руды могут быть переработаны только на предприятиях ГМК «Норильский никель», в данном случае – на Кольской ГМК.

Вопрос: Почему Вы так считаете?

Ответ: Я уже говорил, что «Норникель» более 70 лет специализируется на переработке подобного сырья и имеет возможность его вовлечения в производство при минимальных дополнительных капитальных затратах. Технология обогатительно-металлургического комплекса Кольской ГМК полностью отвечает основному критерию эффективности переработки воронежских медно-никелевых руд — обеспечивает комплексность использования сырья. Можно сказать, наиболее приемлемой схемой переработки воронежских медно-никелевых концентратов является именно существующая технология предприятий «Норникеля», позволяющая из сплава металлов селективно выделять товарные никель, медь, кобальт, а также богатые концентраты МПГ и золота.

Вопрос: Но в воронежских рудах высокое содержание меди, а УГМК является крупнейшим в стране производителем этого металла. Насколько велики их шансы?

Ответ: Основным профилем УГМК в цветной металлургии является производство меди и изделий из нее, а также цинка и свинца. Но ни на одном из предприятий УГМК никогда за всю ее историю не перерабатывались сульфидные медно-никелевые руды и не производились первичные никель и кобальт. На предприятиях, принадлежащих УГМК, в основном добывают и перерабатывают руды медно-колчеданного и медно-цинково-колчеданного типов, содержащие помимо меди и цинка попутные металлы и металлы-примеси: золото, серебро, олово и свинец. Перерабатываемые ими руды практически не содержат никель и платиноиды.

Ни одна из технологий заводов УГМК не ориентирована на переработку сульфидного медно-никелевого сырья. При этом УГМК не имеет ни опыта добычи подобных руд, ни действующих предприятий по производству никеля и кобальта.

Вопрос: Но они могут специально построить, или перепрофилировать часть из имеющегося производства, или нет?

Ответ: Я считаю, что УГМК не обладает необходимыми компетенциями и собственными «ноу-хау» в области производства этих металлов. Как показывает мировой опыт, строительство новых металлургических заводов по производству никеля, кобальта и МПГ, а также подготовка специалистов займут не менее 5 лет. Кроме этого, в никелевой индустрии важнейшим фактором рентабельной работы предприятия является масштаб производства. Особенно важен этот фактор в условиях колебаний мировых цен на металлы, характерных именно для никеля. В этом отношении новое никелевое предприятие УГМК средней производительности априори будет проигрывать по всем экономическим показателям заводам ГМК «Норильский никель».

Вопрос: На чем основано это ваше убеждение?

Ответ: Анализ экономических показателей ведущих предприятий никель-кобальтовой отрасли показывает, что при действующих ценах на металлы, металлургические заводы, работающие на сульфидном медно-никелевом сырье, имеют порог «нулевой» рентабельности при объемах производства никеля не менее 35-40 тысяч тонн в год. В условиях планируемой мощности предприятия по добыче и обогащению руд Еланского и Ёлкинского месторождений устойчивая рентабельная переработка концентрата из этих руд реально возможна только при использовании его для дозагрузки действующих свободных мощностей. Именно этот вариант, обеспечивающий максимальную рентабельность переработки концентрата, планируется у нас на предприятиях. Для УГМК этот вариант является нереальным в связи с отсутствием собственного никелевого производства.

Вопрос: Но почему они не могут построить новое металлургическое предприятие, ориентированное именно на производство никеля?

Ответ: Могут, но как я уже сказал, оно будет гораздо менее рентабельным, чем существующие заводы «Норникеля», из-за малых объемов производства, при том, что потребует инвестиций порядка 3 миллиардов долларов. И компания все равно столкнется с рядом серьезных технологических проблем, которые мы на наших действующих предприятиях уже давно решили. Одним из наиболее сложных вопросов в технологии медно-никелевого производства является разделение никеля и меди с получением высококачественных никелевых катодов, производство металлического кобальта и обогащение электролитного никелевого шлама, содержащего драгоценные металлы. Есть у них и другой вариант работы с месторождениями — производство из руды медно-никелевого флотоконцентрата с последующей его продажей стороннему покупателю. Он представляется более реальным, но противоречит условиям конкурса.

Вопрос: А ТЭО «Норникеля» полностью учитывает все условия конкурса?

Ответ: Конечно. Главным аргументом в пользу «Норильского никеля» являются компетенции в области обогащения медно-никелевых руд. Наши специалисты имеют здесь особенно сильные позиции. Для примера: в конкурсе на лучшую технологию обогащения медно-никелевых руд, проведенном в 2007 году, наши исследователи превзошли своих коллег из канадской компании Lakefield Research, ФГУП «Институт Гинцветмет» и ЗАО «Механобр Инжиниринг». Разработанная Горно-металлургическим опытно-исследовательским центром «экстра»-технология обогащения положена сегодня в основу Стратегии производственно-технического развития компании на период до 2025 года. Таким образом, известные факты позволяют уверенно заявить, что технология обогащения руд Еланского и Ёлкинского месторождений, разработанная с использованием «ноу-хау» наших специалистов, обеспечит максимальный уровень извлечения всех полезных компонентов, содержащихся в этих рудах. Имеющийся у ГМК опыт строительства, пуска и освоения крупных обогатительных фабрик по переработке медно-никелевых руд различных типов и составов позволит в сравнении с УГМК, не имеющего аналогичного опыта, запустить обогатительную фабрику на воронежском месторождении в более короткие сроки с получением большей прибыли.

Вопрос: Ну и что, что у них нет опыта, все когда-то что-то начинали с нуля.

Ответ: Отсутствие у УГМК необходимых компетенций в области переработки сульфидных медно-никелевых руд неизбежно приведет к высоким безвозвратным потерям никеля и МПГ на всех стадиях технологической цепочки, начиная от добычи руды и заканчивая производством металлов.

Вопрос: А есть ли у УГМК третий вариант освоения? Например: дозагрузка собственных действующих мощностей рудой этих месторождений?

Ответ: Исходя из той информации, которой мы располагаем, могу с уверенностью сказать, что дозагрузка действующих медных металлургических мощностей УГМК никель-медным концентратом, получаемым из руд Еланского и Ёлкинского месторождений, технологически неприемлема по двум причинам. Во-первых, плавка медно-никелевого сырья в любых технологических вариантах приводит к образованию медно-никелевого файнштейна. Его разделение — сложнейшая технологическая задача, которая неизбежно потребует строительства нового разделительного передела с использованием дорогостоящих приемов, решения проблем балансирования медной и никелевой ветвей, утилизации выбросов, сбросов и твердых железосодержащих отходов производства. Во-вторых, текущее медное сырье УГМК содержит высокий процент свинца и цинка. Для получения кондиционных никелевых катодов, отвечающих требованиям Лондонской биржи металлов, в этом случае потребуется сложная и дорогостоящая технология очистки никелевых растворов от ионов свинца и цинка с утилизацией образующихся вредных отходов.

Вопрос: Если все обстоит так, как вы говорите, то почему УГМК и РМК вообще подавали заявки на участие в конкурсе?

Ответ: Это мне неизвестно. Но, на мой взгляд, «Норильский никель» не может проиграть конкурс, если представленные нами материалы будут рассмотрены конкурсной комиссией объективно и непредвзято. Все-таки стоит помнить о том, что основную ценность в рудах Еланского и Ёлкинского месторождений, расположенных на территории Воронежской области, представляет никель. Во-вторых, следует учитывать, что прибыль, которая будет получена при дозагрузке наших мощностей и использовании наших «ноу-хау», будет существенно выше по сравнению с переработкой концентрата в УГМК. Следовательно, гарантированно выше будет и размер налогов на прибыль, выплачиваемых государству.

Вопрос: Есть еще один аспект в освоении воронежских месторождений — многие жители региона переживают, что из-за их разработки будет нанесен непоправимый ущерб природе и конкретно Хоперскому заповеднику?

Ответ: Снижение воздействия на окружающую среду — одно из основных условий Стратегии производственно-технического развития «Норильского никеля» до 2025 года. Мы ежегодно тратим миллиарды рублей на экологические проекты, при этом постоянно модернизируем свои мощности, снижая объемы выбросов. Хочу обратить ваше внимание на то, что в Воронеже мы будем строить лишь рудники и обогатительную фабрику. Существующие сегодня технологии строительства таких объектов позволяют практически полностью исключить нанесение вреда окружающей природе. Будет учтено наличие водоносных горизонтов, в том числе будет сохранен плиоценовый водоносный комплекс, который используется для питьевого водоснабжения.

Вопрос: А заповедник?

Ответ: Что касается заповедника, то от появления в регионе «Норникеля» он, наоборот, может выиграть. Компания реализует программу оказания шефской помощи заповедникам. В нее включены государственные природные биосферные заповедники «Таймырский», «Путоранский» и «Большой Арктический», расположенные на территории Таймыра. Большое внимание мы уделяем мониторингу и восстановлению окружающей среды вблизи своих производственных площадок и на территории Кольского полуострова. Эти работы компания ведет совместно с Лапландским заповедником, а в Печенгском районе — с заповедником «Пасвик». Часто Норильск приводят в качестве негативного примера загрязненности, и совсем упускают из вида, возможно, умышленно, что наибольший вред окружающей среде причиняют металлургические переделы, поэтому и здесь мы имеем преимущество перед УГМК в том, что в отличие от них — не будем строить рядом с заповедником металлургических заводов.

СПРАВКА:

Роснедра в середине февраля 2012 года объявило о проведении 15 мая конкурс на право разработки Еланского и Елкинского медно-никелевых месторождений в Воронежской области. Итоги конкурса планируется подвести 20 мая.

Стартовый платеж по Елкинскому месторождению определен в 73,4 миллиона рублей. Ресурсы месторождения по категории P2 составляют 54,6 тысячи тонн меди, 393,8 тысячи тонн никеля и 14,4 тысячи кобальта.

Стартовый платеж по Еланскому месторождению 96,3 миллиона рублей. Прогнозные ресурсы по категории P1 составляют: 5,6 тысячи тонн меди; 54,1 тысячи тонн никеля; 1,7 тысячи кобальта. По категории P2 — 40,3 тысячи тонн меди; 351,6 тысячи тонн никеля и 10,3 тысячи тонн кобальта.

Сбор за участие в каждом конкурсе по 90 тысяч рублей. Победителю будут предоставлены лицензии на 25 лет.
http://www.1prime.ru/news/interviews/-202/{744FE1D7-4B12-4BE8-A5F0-63576FFA6379}.uif

26.04.2012
Международные амбиции «Норильского никеля»
http://www.nornik.ru/press/publications/1905/
http://izvestia.ru/news/522968

28.04.2012
Битва на никель – все только начинается

22.05.2012
Конкурсная комиссия Федерального агентства по недропользованию (Роснедра) во вторник признала ОАО «Уральская горно-металлургическая компания» (УГМК) победителем в конкурсе на освоение Еланского никелевого месторождения в Воронежской области, сообщил агентству «Прайм» источник, близкий к Роснедрам.

По его словам, другой участник торгов — ГМК «Норильский никель» — отказался от участия в конкурсе на второе месторождение в Воронежской области — Елкинское.

«В конкурсе участвовали две компании-представителя УГМК, тем самым лицензия на Елкинское, скорее всего, тоже перейдет к УГМК», — отметил источник.

Роснедра объявили конкурс на право разработки Еланского и Елкинского медно-никелевых месторождений в федерального значения в середине февраля 2012 года. Общая стартовая цена лицензий, которую определило ведомство, составляет 169,7 миллиона рублей. Срок приема документов для участия в конкурсе истек 20 апреля, предложения компаний-участников должны были быть рассмотрены конкурсной комиссией 15 мая, а подведение итогов ожидалось 20 мая.

Между тем, в начале мая появилась информация, что Минприроды предлагает изменить форму продажи никелевых месторождений в Воронежской области, выставив лицензии на аукцион вместо конкурса. В пресс-службе министерства тогда сообщили, что считают аукцион предпочтительнее, так как он является более открытым и приносит в бюджет государства больше денежных средств. Позднее заседание конкурсной комиссии Роснедр по рассмотрению предложений претендентов на лицензии было перенесено на 22 мая.

Поскольку данные месторождения стратегические — федерального значения, то вопрос, проводить по ним конкурс или аукцион, решает только правительство на уровне премьер-министра. Порядок проведения конкурса был утвержден распоряжением правительства от 26 декабря 2011 года, однако новых документов по этому вопросу в адрес Роснедр и Минприроды так и не поступило. Между тем источник в Роснедрах говорил агентству «Прайм», что, как ожидается, «конкурс будет отменен, а позднее будет назначена дата аукциона».

«Конкурсная комиссия проявила необъективность в конкурсе по Еланскому месторождению. ГМК «Норильский никель» опасалось такого результата, о чем руководство компании не раз говорило ранее. Недоумение вызывает тот факт, что поручение экс-председателя правительства, а ныне президента РФ Владимира Путина об отмене конкурса по данным месторождениям и проведении аукциона — более объективной формы распределения недр — не было исполнено и было полностью проигнорировано Роснедрами. В связи с этим «Норильский никель» будет защищать свои права. Сейчас рассматриваются различные способы, к которым «Норникель» может прибегнуть», — сказали агентству «Прайм» в компании.

Кроме того, в пресс-службе ГМК подтвердили, что компания отказалась от участия в конкурсе по Елкинскому месторождению после того как были объявлены результаты по Еланскому, аргументировав это необъективностью конкурсной комиссии.

Еще одним претендентом на участие в конкурсе была ЗАО «Русская медная компания» (РМК), но она в итоге отказалась от участия. В пресс-службе РМК агентству «Прайм» пояснили, что стратегия развития компании предусматривает строительство мощностей для производства никеля. У РМК имеются лицензии на разработку двух никель-кобальтовых месторождений. Речь идет о Куликовской группе месторождений (Челябинская область), где сейчас заканчиваются геологоразведочные работы, и разрабатывается ТЭО кондиций, и Белининском месторождении окисленных никелевых руд в Алтайском крае, по которому завершены все геологоразведочные работы и ведется отработка технологических схем.

«С этой точки зрения интерес вызывали и воронежские месторождения. Однако, после конкретизации условий конкурса, в соответствии с которыми введен запрет на строительство металлургического завода непосредственно на месторождении на территории Воронежской области, участие в данном проекте стало экономически не выгодно», — сказали в РМК.

Уральская горно-металлургическая компания на протяжении всех этапов подготовки и проведения конкурса отказывалась давать комментарии по данному вопросу. Также компания никогда не раскрывала свои планы по освоению месторождений и предлагаемые параметры реализации проектов.

«Норникель» вполне может попытаться пересмотреть результаты, но только не конкурса, а попытаться настоять на своей инициативе, предложенной в начале мая — то есть опротестовать реализацию этих лицензий путем конкурса и попытаться доказать необходимость проведения аукциона, где шансы ГМК будут существенно выше», — считает аналитик «Инвесткафе» Павел Емельянцев.

Кроме того, он полагает, что УГМК способна самостоятельно осуществить разработку Елкинского и Еланского. «Первоначально затраты на освоение оценивались в 1,6-1,8 миллиарда долларов. Однако, это сумма для «Норникеля», а остальным участникам еще придется построить необходимый завод — а это дополнительно около 2 миллиардов долларов. Но и эта сумма не должна создать особых проблем для УГМК», — сказал Емельянцев.

Аналитик Номос-банка Юрий Волов полагает, что данные проекты не выглядят неподъемными для УГМК, однако, вряд ли будут форсироваться при текущей рыночной конъюнктуре. «Обычно реализация подобных проектов растягивается по меньшей мере на пять-семь лет, а основные средства требуются ближе к концу этого срока. Поэтому, думаю, что привлекать какое-либо крупное финансирование или партнера в связи с победой в конкурсе прямо сейчас вряд ли потребуется. В будущем — все будет зависеть от рыночной конъюнктуры», — сказал Волов.

В 1970-1980 годах в Воронежской области было открыто пять сульфидных платиноидно-медно-никелевых месторождений, в числе них — Еланское и Елкинское. Они образуют третью после Таймырской и Кольской никель-платиноносную провинцию РФ. В Воронежской области платиноидно-медно-никелевые руды залегают на глубине от 45 до 200 метров с толщиной слоев от одного до 85 метров и протяженностью от 150 до 2,2 тысячи метров. Содержание никеля и меди колеблется от 0,2-0,7% до 4-5%.

Ресурсы Елкинского участка по категории P2 составляют 54,6 тысячи тонн меди, 393,8 тысячи тонн никеля и 14,4 тысячи тонн кобальта. Прогнозные ресурсы по категории P1 Еланского составляют 5,6 тысячи тонн меди, 54,1 тысячи тонн никеля, 1,7 тысячи кобальта, по категории P2 — 40,3 тысячи тонн меди, 351,6 тысячи тонн никеля и 10,3 тысячи тонн кобальта.

Стартовый платеж по Елкинскому месторождению определен в 73,4 миллиона рублей, по Еланскому — 96,3 миллиона рублей. Сбор за участие в обоих конкурсах — по 90 тысяч рублей.

Лицензия по каждому месторождению выдается на 25 лет. С момента получения месторождений до начала промышленной добычи (по условиям лицензионного соглашения) пройдет восемь лет, при этом только на геологическое изучение заложено пять лет.
http://center.ria.ru/economy/20120522/82669400.html

Биография: Новый глава Роснедра Попов Александр Павлович

Родился 6 июня 1965 года в поселке Ровное Очаковского района Николаевской области.

В 1988 году окончил Тюменский индустриальный институт им. Ленинского комсомола по специальности «Бурение нефтяных и газовых скважин».

Трудовой путь начал помощником бурильщика эксплуатационного и разведочного бурения скважин на нефть и газ 3 разряда Нефтеюганского управления буровых работ № 1 ПО «Юганскнефтегаз» Главтюменнефтегаза.

В период с 1986 по 1990 гг. работал грузчиком цеха № 4 Тюменского турбомеханического завода ВПО «Союзэнергоремонт» Министерства энергетики и электрификации, далее помощником бурильщика эксплуатационного и разведочного бурения скважин на нефть и газ 3 разряда Ноябрьской нефтегазоразведочной экспедиции «Главтюменгеология» Министерства геологии РСФСР, затем работал помощником бурильщика эксплуатационного и разведочного бурения скважин на нефть и газ 4 разряда.

С 1990 по 1993 гг. работал инженером 2 категории, ведущим инженером-технологом, заместителем начальника районной инженерно-технологической службы, далее занимал должность ведущего технолога, заместителя начальника по производству центральной инженерно-технологической службы Варьеганского управления буровых работ ПО «Нижневартовскнефтегаз» (Варьеганская экспедиция глубокого бурения треста «Варьеганбурнефть» Министерства нефтяной и газовой промышленности СССР).

С 1993 по 1994 гг. работал супервайзером по бурению АООТ «Негуснефть».

В 1994 году был назначен на должность начальника центральной инженерно-технологической службы и главного технолога Варьеганского управления буровых работ («Варьеганская нефтяная компания» АООТ «Варьеганнефтегаз»).

В период с 1997 по 2001 гг. занимал должности главного технолога подрядных работ по строительству скважин ЗАО «Запсибнефтегаздобыча», затем должность главного технолога по бурению геологического отдела комплекса по добыче газа, газового конденсата и переработки газового конденсата и должность начальника управления разработки геологии и бурения департамента по добыче нефти, газа и конденсата ОАО «Запсибгазпром».

С 2001 по 2006 гг. работал в качестве заместителя генерального директора, главным инженером-заместителем генерального директора ОАО «Севернефтегазпром».

В период с 2008 по 2011 гг. занимал пост генерального директора ОАО «Севернефтегазпром».

В 2011 году был назначен генеральным директором ООО «ВостокГазИнвест».

Далее работал помощником заместителя Председателя Правительства Российской Федерации И.И.Сечина.

5 мая 2012 года Распоряжением Правительства Российской Федерации № 727-р назначен руководителем Федерального агентства по недропользованию.
http://www.rosnedra.com/page/15.html

Нефтяников и газовиков обяжут покупать отечественное

Роснедра хотят помочь российским заводам, обязав нефтяников и газовиков закупать у них оборудование. Ведомство уже включило в лицензионные соглашения на право пользования участками российского шельфа обязательство по закупке судов и морской техники, произведенных на российских верфях. Эта мера формализует сложившиеся негласные правила на тендерах, считают эксперты.
Читать далее

Определен подрядчик для геологоразведки в Арктике

Роснедра назвали ОАО «Мурманская арктическая геологоразведочная экспедиция» (МАГЭ) победителем в конкурсе на изучение перспектив нефтегазоносности на шельфе Восточно-Сибирского моря в районе знаменитого хребта Ломоносова, зона которого стала предметом международного конфликта России с Канадой и Данией. Как стало известно ФедералПресс из материалов Роснедр, кроме ОАО «МАГЭ» на победу претендовала еще одна мурманская компания — ОАО «Севморнефтегеофизика», которая не представила лицензию на гидрографические работы.

Как стало известно «ФедералПресс», начальная цена госконтракта на изучение шельфа Восточно-Сибирского моря, омывающего берега Якутии и Чукотки, составляла 380 млн рублей. Оба заявителя снизили начальную цену: МАГЭ — до 350 млн руб., а Севморнефтегеофизика — до 249,9 млн руб.

Однако конкурсная комиссия из четырех человек под председательством и. о. начальника департамента «Моргео» Роснедр Владимира Беденко отклонила заявку Севморнефтегеофизики, поскольку та не представила лицензию на «Производство гидрографических работ в океанах и морях в целях обеспечения безопасности общего мореплавания». Единственным участником конкурса комиссия единогласно признала ОАО «МАГЭ», которому и был передан проект госконтракта.

Как сообщал «ФедералПресс», предметом контракта является геологическое изучение недр и воспроизводство минерально-сырьевой базы за счет средств федерального бюджета. Предполагается, что победитель изучит геологическое строение и оценит перспективы нефтегазоносности осадочных бассейнов континентальной окраины Восточно-Сибирского моря. Геологоразведка должна производиться со 2-го квартала 2011 г. до конца 2013 г. Техническое задание предусматривает изучение зоны сочленения Северо-Де-Лонговской моноклинали и соседних геологических структур, включая известный хребет Ломоносова.

Российские власти считают хребет Ломоносова, открытый в 1948 г., одним из ключевых источников углеводородов в Арктике. В начале 2000-х годов Россия предложила Комиссии ООН по внешним границам шельфа признать хребет частью континентального шельфа РФ, поскольку он является продолжением континента. Хребет Ломоносова выходит за пределы установленной 200-мильной зоны, но входит в состав российского Арктического сектора. В 2002 г. в ООН порекомендовали провести дополнительные исследования. В мае 2007 г. состоялась масштабная российская экспедиция по уточнению границ шельфа, которая объявила о соответствии коры хребта Ломоносова типу континентальной коры.

С 2004 г. Дания пытается доказать, что хребет Ломоносова является продолжением не Евразии, а принадлежащего ей острова Гренландия. Осенью 2010 г. министр иностранных дел Канады назвал хребет частью его страны. Предполагается, что в 2013 г. РФ и Канада подадут заявки в ООН о признании хребта Ломоносова частью российского или соответственно канадского шельфа, — передает «Право ТЭК».
http://www.oilru.com/news/255732/


http://iv-g.livejournal.com/452192.html

Арктика: карты запасов

http://iv-g.livejournal.com/145971.html