Архив меток: Росгеология

Видео: Пленарная сессия «Геологоразведка на континентальном шельфе: бурить нельзя откладывать»


https://b-n-e.livejournal.com/1690175.html

Реклама

Разведка шельфа России

17.03.2015
ЛУКОЙЛ завершил сделку по вхождению в проект о разработке участка «Этинде» в акватории Камеруна в Гвинейском заливе. Об этом говорится в сообщении, опубликованном на сайте компании.

Проект «Этинде» реализуется на основе соглашения о разделе продукции (СРП), подписанного в 2008 году. Участники проекта — ЛУКОЙЛ (30%), New Age (African Global Energy) Ltd. (30%, оператор) и Bowleven Plc. (20%), а также камерунская госкомпания Societe Nationale des Hydrocarbures (20%).
Лицензия на разработку участка выдана 29 июля 2014 года сроком на 20 лет.

В 2012 году, укрепляя свое присутствие в Африке, ЛУКОЙЛ приобрел 25% в проекте геологоразведки, разработки и добычи на морском блоке SL-4B-10 в акватории Республики Сьерра-Леоне в Гвинейском заливе.
http://www.rbc.ru/rbcfreenews/5507e0689a794736084bd0d5

26.03.2015
Арктически решенный вопрос. Администрация президента помогает ЛУКОЙЛу выйти на шельф

по мнению господина Белоусова, темпы и объемы проведения геологоразведки госкомпаниями «нельзя признать удовлетворительными, что создает значительные риски для решения задачи поддержания добычи нефти и газа в долгосрочной перспективе». Кроме того, по данным Минприроды, обязательства «Роснефти» и «Газпрома» «не обеспечивают достаточного уровня изученности участков», который не превышает 0,25 пог. км на 1 кв. км при стандартных для мировой практики 0,35-0,5 пог. км.
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2694390

О том, что решить проблему можно за счет частных инвесторов, в последние семь лет говорили многие, теперь это признали и в администрации президента. Но, уточняет Андрей Белоусов, России необходимо сохранить контроль над такими инвестициями, для чего следует ввести «предварительную жесткую квалификацию». Также, по его мнению, нужно закрепить преимущественное право на разработку участка шельфа за компанией, которая вела геологоразведку. Примерно такой же позиции придерживалось Минприроды в 2012 году, однако тогда «Роснефть» и «Газпром» смогли отстоять свои эксклюзивные права.

«Роснефть», впрочем, и на этот раз не готова сдаться без боя. Вчера в компании «Ъ» заявили, что «за три года объем сейсморазведочных работ на участках более чем вдвое превышает выполненный на них же за предыдущее десятилетие». «Только в 2014 году компания выполнила геологоразведочные работы на 24 лицензионных участках в объеме, значительно превышающем обязательства»,— подчеркивают в «Роснефти». Но перспективы этих проектов неясны. Источники «Ъ», близкие к компании, признавали, что начать добычу без иностранных партнеров, потерянных в результате западных санкций, вряд ли получится.

Инициатива Андрея Белоусова по отмене монополии госкомпаний на шельф и критика их работы выглядят опасными для «Роснефти» еще и потому, что чиновник считается наиболее вероятным претендентом на пост председателя совета директоров нефтекомпании (решение об этом будет принято в июне). «Его поведение в интересах конкурентов «Роснефти» вызывает вопросы»,— говорит один из собеседников «Ъ». Он добавляет, что Андрей Белоусов выступает и против возврата около $500 млн налога на прибыль, переплаченного участниками «Сахалина-1» (у «Роснефти» 20%), чего добивается партнер госкомпании — американская ExxonMobil (см. «Ъ» от 18 и 20 марта).Еще одним серьезным лоббистом либерализации шельфа источники «Ъ» называют Александра Хлопонина, которого «не устраивает политика «Роснефти»». Впрочем, собеседники «Ъ» сходятся во мнении, что пока говорить об окончательной победе идеи рано. «»Роснефть» свою позицию Владимиру Путину изложила. Президент выслушал стороны и сказал, что разберется сам»,— отмечает собеседник «Ъ».

ЛУКОЙЛ давно работает на шельфе, в частности в Каспийском море, хотя освоение Арктики потребует больших ресурсов, отмечает Валерий Нестеров из Sberbank Investment Research. По его мнению, госкомпании снижают темпы работы из-за санкций и низких цен на нефть, но спрос на арктическую нефть через несколько лет будет, и отрасли важно подготовиться к этому. Очевидно, добавляет эксперт, что для государства тот же ЛУКОЙЛ — более комфортный инвестор, чем крупные иностранные компании, поэтому «вполне логично дать ему возможность хотя бы в перспективе выйти в Арктику».
http://www.kommersant.ru/doc/2694390

26.03.2015
В Кремле поддержали идею о допуске ЛУКОЙЛа к арктическому шельфу

Белоусов в начале марта доложил президенту Владимиру Путину о проработке предложения ЛУКОЙЛа о доступе к арктическому шельфу негосударственных компаний. Помощник президента отметил, что «принципиально поддерживает» это предложение. Он попросил поручить правительству проработать эту идею и представить предложение до 1 мая, сообщает «Коммерсантъ» со ссылкой на осведомленные источники.

В докладе Белоусов указал, что предоставление доступа к шельфу негосударственным компаниям «в рабочем порядке» уже согласовано с вице-премьером Александром Хлопониным, главой Минприроды Сергеем Донским и министром энергетики Александром Новаком. Путин, по данным издания, согласился с Белоусовым. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что решение о доступе частных компаний к шельфу пока не принято, и отказался «раскрывать ход дискуссии».

Газета отмечает, что владелец ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов встречался с Путиным в начале февраля.

По словам собеседника издания, компания Игоря Сечина «резко не согласна» с предложением Белоусова. Один из источников «Ъ» заявил, что президент «выслушал стороны и сказал, что разберется сам».

По данным, которые Белоусов приводит в докладе, из 137 лицензий на разработку шельфа частные компании владеют 49 лицензиями (все они были получены до введения монополии госкомпаний на разработку шельфовых месторождений). 88 лицензиями и 80% нефтегазоносных площадей на двоих владеют «Роснефть» и «Газпром».

В интервью РБК в конце января Алекперов отмечал, что «нужно скорректировать закон от 2008 года и упростить доступ (в Арктику) частных компаний, особенно к геологоразведочной работе».

Из-за введенных западными странами санкций «Роснефть» была вынуждена отложить на 2016 год бурение скважины в Карском море. Осенью 2014 года из-за санкций совместные с «Роснефтью» шельфовые проекты покинула компания ExxonMobil.

Белоусов является одним из кандидатов в совет директоров «Роснефти». Как ранее сообщал «Коммерсантъ» со ссылкой на осведомленные источники, Сечин сначала выступал против прихода в совет директоров Белоусова, однако позже согласился.
http://top.rbc.ru/business/26/03/2015/551375e79a794736a8295224

03.04.2015
Младший сын главы Совета безопасности России Николая Патрушева Андрей Патрушев получит пост заместителя генерального директора по развитию шельфовых проектов в компании «Газпром нефть», сообщили РБК в компании.

Данная должность вводится в «Газпром нефти» впервые, поскольку развитие шельфовых проектов является «стратегическим направлением деятельности компании», уточнили в компании.

Назначение Андрея Патрушева на новую должность «Газпром нефть» объясняет наличием у него опыта, в последние годы связанного с реализацией шельфовых проектов в России и за рубежом.

«До прихода в «Газпром нефть» Андрей Патрушев занимал должность замгендиректора компании «Газпром добыча шельф Южно-Сахалинск», ранее был заместителем руководителя «Зарубежнефти», в том числе участвовал в работе «Вьетсовпетро», которое разрабатывает месторождения на шельфе Вьетнама», — подчеркнули в «Газпром нефти».

Андрей Патрушев родился 26 октября 1981 в Ленинграде. Младший сын Николая и Натальи Патрушевых. В 2003 году окончил Академию ФСБ, капитан ФСБ. Однокурсник Павла Фрадкова, младшего сына бывшего премьер-министра Михаила Фрадкова.

Служил заместителем начальника 9-го отдела управления «П» («Промышленность») ФСБ РФ (отдел именуют также «нефтяным», поскольку его сотрудники отслеживают ситуацию на нефтяном рынке).

В сентябре 2006 года назначен советником председателя совета директоров ОАО «Роснефть» Игоря Сечина по вопросам защиты информации. Осенью 2011 года перешел из «Роснефти» в «Зарубежнефть», получив кураторство над вьетнамским направлением. В начале февраля 2012 года назначен первым заместителем генерального директора СП «Вьетсовпетро» — совместного предприятия вьетнамской PetroVietnam и российской «Зарубежнефти».

В сентябре 2013 года назначен вице-президентом ОАО «Газпром добыча шельф Южно-Сахалинск» (дочерняя структура «Газпрома»). По словам источника РБК в руководстве компании «Газпром добыча шельф Южно-Сахалинск», на своей должности он курировал вопросы капитального строительства, покинул свой пост месяц назад и на его место пока не нашли нового сотрудника.

Указом президента от 26 апреля 2007 года Патрушев-младший награжден орденом Почета с формулировкой «За достигнутые трудовые успехи и многолетнюю добросовестную работу».

Старший брат Дмитрий Патрушев — председатель правления Россельхозбанка (с 2010 года, ранее — вице-президент Внешторгбанка).

Комментируя журналистам назначение Андрея Патрушева на новую должность в «Газпром нефти», пресс-секретарь президент России Дмитрий Песков заметил, что для получения работы в крупных компаниях важны не родственные связи, а высокий профессионализм.

«Я бы не согласился с тем, что существует какая-то аномальная ситуация [с большим количеством детей чиновников, работающих на руководящих постах в крупных компаниях]», — цитирует Пескова Интерфакс.

Пресс-секретарь заметил, что на руководящих постах как в государственных, так и в негосударственных и смешанных компаниях есть огромное количество сыновей и дочерей людей, которые не занимают никаких постов. И таких людей, по словам Пескова, «гораздо больше».
http://top.rbc.ru/business/03/04/2015/551eadcf9a794735e9d852b9

22.04.2015
Минприроды отвергло обвинения «Роснефти» в лоббировании интересов ЛУКОЙЛа

лава министерства природных ресурсов Сергей Донской отверг упреки в том, что его ведомство якобы лоббирует интересы частных нефтяных компаний, а именно ЛУКОЙЛа​, предлагая изменить правила доступа к месторождениям на арктическом шельфе, передает корреспондент РБК. Ранее такие подозрения в адрес министерства были обнародованы в заявлении государственной компании «Роснефть», которой руководит Игорь Сечин.

По словам Донского, ни в своих письмах, ни в документах о регламентации доступа частных российских компаний к разработке шельфа, направленных в правительство, Минприроды не отсылало к ЛУКОЙЛу. «Это вопрос поддержки всех отечественных компаний», — объяснил Донской.

Глава Минприроды рассказал, что «Роснефть» недавно подала заявку в Роснедра на пересмотр сроков разработки месторождений на шельфе на 20% своих лицензий. Он уточнил, что «Газпром» подобной заявки не подавал.

Ранее «Роснефть» раскритиковала предложение Минприроды о пересмотре правил доступа к шельфовым месторождением. Компания назвала инициативу «лоббированием корпоративных интересов» «Росгеологии» или ЛУКОЙЛа. В «Роснефти» также усомнились в заявлении Донского о том, что пакет документов, переданный в правительство, согласован со всеми заинтересованными ведомствами.

«Никакой либерализации там нет. Потом все это выдается за принятое решение. Пресс-секретарь президента заметил, что окончательное слово за правительством, не за Донским, но Донской уже выдает окончательные слова, не очень понятно, кто его уполномочивал. На самом деле, здесь та система, которая была выстроена, выстраивалась, в первую очередь, с точки зрения того, чтобы гарантировать интересы государств в рамках партнерства, в рамках допуска на шельф, к работе не шельфе и иностранных компаний, и частных, и каких угодно. Понимаете, какие колоссальные риски в связи с изменением конъюнктуры, в связи с крайней длительностью проекта здесь есть. Нет никаких оснований считать, что частные компании с этими рисками справятся. Поэтому эта система была выстроена в гораздо более благоприятной обстановке, чем сейчас, и с точки зрения конъюнктуры, и с точки зрения внешнего давления. И вдруг заполошная идея менять систему на основании доводов, ни один из которых не является корректным», – заявил сегодня в интервью «Коммерсант FM» вице-президент «Роснефти» по пиару Михаил Леонтьев.

Вопрос по лицензиям «Роснефти» будет рассматриваться на ближайшем заседании комиссии по вопросам топливно-энергетического комплекса по председательством вице-премьера Александра Хлопонина, добавил Донской. По словам министра, правительство прорабатывает решение по доступу частных компаний на шельф и согласовывает его с органами власти.

«Мы понимаем, что «Роснефть»​ всегда выступала эксклюзивным формирователем моды на шельф», — добавил Донской. Отвечая на вопрос, будут ли контрмеры в виде отзыва лицензий у тех компаний, кто не выполняет условия и сроки работы на шельфе, министр сказал: «Конечно у каждой компании может быть своя позиция, но ключевая задача государства, чтобы работы велись, и мы будем всеми мерами этому способствовать».

В понедельник, 20 апреля, Минприроды объявило о согласовании предварительных условий доступа российских частных компаний к новым морским месторождениям при наличии у них соответствующего опыта. На следующий день, 21 апреля, ведомство временно приостановило выдачу лицензий госкомпаниям для работы на шельфе. Утром в среду «Роснефть» в своем заявлении прокомментировала инициативу ведомства. Госкомпания посчитала предложение Минприроды допустить частные компании к работе на шельфе «лоббированием корпоративных интересов» «Росгеологии» и ЛУКОЙЛа (цитата по ТАСС). Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал аргументированными точки зрения оппонентов, но отметил, что последнее слово в этом вопросе — за правительством. Компании, о корпоративных интересах которых упомянула «Роснефть», заявление не прокомментировали.
http://top.rbc.ru/business/22/04/2015/553771ea9a7947282bd1bd19

24.04.2015
«Роснефть» получит отсрочку по выполнению работ на десяти участках арктического шельфа. Об этом компания просила тех же чиновников, которых заподозрила в лоббировании интересов ЛУКОЙЛа

Шельф на потом

В среду «Роснефть» и Минприроды забросали друг друга взаимными обвинениями. Госкомпания обвинила чиновников в «лоббировании интересов ЛУКОЙЛа» при решении вопроса о том, кто может иметь доступ к шельфу. Министр природных ресурсов Сергей Донской в ответ, намекнул, что «Роснефть» не справляется с разработкой шельфа, а потому просит перенести сроки разведки и разработки 20% своих шельфовых лицензий. «Как можно говорить, что у нас все под контролем, если компания приходит и говорит: я не могу выполнить условия», — недоумевал министр. РБК выяснил, что несмотря на взаимные упреки, чиновники уже одобрили решение о продлении для «Роснефти» сроков геологоразведочных работ на шельфе северных морей на два-три года.

Предварительное решение было принято в феврале, следует из документов ведомства, копия которых есть у РБК. Затем на совещании с участием министра природных ресурсов Сергея Донского и главы Роснедр Валерия Пака 13 апреля было решено передать право окончательного утверждения сроков переноса работ на шельфе для «Роснефти» правительственной комиссии при вице-премьере Александре Хлопонине (комиссия соберется на заседание в мае).

Речь идет о семи участках из десяти, по которым «​Роснефть» подавала заявления на продление сроков лицензии: Северо-Поморский-1 и -2, Поморский, Южно-Приновоземельский, Русский, Западно-Матвеевский, Восточно-Сибирский-1 (расположены в Охотском, Печорском, Баренцевом, Восточно-Сибирском морях). Изменения еще по трем участкам — Южно-Русский, Варнекский и Альбановский — были согласованы в январе этого года. По всем ним сейсморазведочные работы либо бурение скважин должны быть проведены в 2015–2016 годах, но теперь могут быть отложены на 2017–2018 годы. Сроки действия лицензий сохраняются до 2023–2024 годов.

По словам вице-президента «Роснефти» Михаила Леонтьева, компания считает невыполнимыми условия геологоразведки на арктическом шельфе — законодательство устанавливалось семь лет назад, когда ни одного лицензионного участка в этом регионе не было и за основу были взяты параметры исследования акваторий южных морей. «На существенной территории Восточно-Сибирского моря в течение пяти из последних 15 лет практически не было свободной ото льда воды. При этом технологии работы во льдах или подо льдом на данный момент отсутствуют», — заявил представитель нефтяной компании. Он утверждает, что сейчас «Роснефть» выполняет лицензионные обязательства даже с опережением сроков и все, что требуется компании, «незначительная корректировка с учетом природно-климатических факторов, а не внешней макроэкономической ситуации».

Представитель Минприроды Николай Гудков подтвердил РБК, что решения по новым срокам для шельфовых проектов «Роснефти» приняты, подчеркнув, что они носят предварительный характер до одобрения или отказа в поддержке со стороны комиссии Хлопонина.

Конкуренция на шельфе

Пока «Роснефть» просила отсрочку по десяти шельфовым участкам, в Минприроды работали над условиями работы на шельфе для частных компаний. В госкомпании сомневаются, что эта инициатива согласована со всеми заинтересованными ведомствами (об этом в среду передал Интерфакс). Но, как стало известно РБК, чиновники уже выработали единый подход к допуску новых игроков на шельф.

17 апреля первый заместитель министра природных ресурсов Денис Храмов провел совещание «О проработке предложения о пересмотре существующих ограничений доступа негосударственных компаний к участкам недр арктического шельфа во исполнение указаний Владимира Путина и Александра Хлопонина» (копия протокола есть у РБК). В нем участвовали представители Минэнерго, ФАС и Минэкономразвития.

В протоколе совещания (копия есть в распоряжении РБК) Минприроды пишет, что к работе на шельфе можно допускать зарегистрированные в России нефтегазовые компании, у которых есть опыт освоения российского либо иностранного шельфа, технические и финансовые возможности для этого и нет нарушений в области безопасности и экологии. Для сервисных компаний предлагается обеспечить допуск на шельф компаниям с российской регистрацией, участием государства и «преимущественно российскими» производственными мощностями.

Минэкономразвития поддержало предложение Минприроды, говорится в протоколе, но с оговоркой об установке требований по импортозамещению техники и программного обеспечения для новых разработчиков шельфа. Кроме того, ведомство просит обязать операторов шельфа вкладываться в подготовку кадров, сотрудничать с вузами и НИИ. Если компании размещали акции на бирже, у них должен быть российский листинг.

Оговорка Минэнерго заключается в том, что работать на шельфе должны компании, у которых не менее 50% акций у российских компаний или граждан. Более того, эти акции должны размещаться по открытой подписке. У претендентов на новые месторождения в Арктике должен быть опыт работы на шельфе России или за рубежом от пяти лет.

ФАС одобрила предложение Минприроды, считая, что таким образом в нефтяной отрасли растет конкуренция.

Через три дня после совещания, 20 апреля, министр природных ресурсов направил в правительство письмо с концепцией пересмотра ограничений по доступу на шельф (РБК удалось ознакомиться с его содержанием). Как говорится в документе, «Газпрому» и «Роснефти» уже выдана 91 лицензия для работы на шельфе, в том числе 51 «​Роснефти» и 40 «Газпрому». Площади предоставленных лицензий, с точки зрения главы Минприроды, охватывают 80% перспективных на нефть и газ акваторий («Роснефть» утверждает, что не распределено 60% шельфа России).

Кому отдать шельф

По уже выданным лицензиям в период с 2015 по 2020 год необходимо пробурить 60 поисковых и разведочных скважин и провести сейсморазведку на общую сумму $45–50 млрд, подсчитали в Минприроды. В ведомстве опасаются сдвига сроков работ из-за трудностей привлечения такого объема средств, поэтому предлагают привлечь на шельф новых участников. По оценкам ведомства, ресурсы нераспределенного фонда Арктики включают 20 млрд т условного топлива и четыре выявленных месторождения. В письме Минприроды в правительство учтены все критерии допуска новых игроков на шельф, предложенные ранее на совещании 17 апреля.

В документе уточняется, что сроки геологоразведочных лицензий на шельфе для сервисных компаний должны составлять три—пять лет, для тех, кто занят добычей, десять лет. И не упоминаются ни «Росгеология», ни ЛУКОЙЛ. Ранее глава Минприроды Сергей Донской говорил журналистам, что шанс на доступ к шельфу могут получить ЛУКОЙЛ, «Газпром нефть» и «Зарубежнефть». У «Газпром нефти» есть действующие шельфовые лицензии, оформленные на ее дочерние структуры, где она выступает в качестве оператора через «Газпром». А «Зарубежнефть», хотя в прошлом и высказывала такое желание, но, как объясняет источник РБК в компании, уже год, как отказалась от попыток получить лицензии на шельфе по итогам общения ее главы с президентом «Роснефти». Неоднократно желание работать на шельфе публично высказывали руководители ​ЛУКОЙЛа и «Росгеологии».​

Представители «Зарубежнефти» и «Газпром нефти» не стали отвечать на вопрос, хотели бы они получить лицензии на шельф по итогам пересмотра действующих ограничений. В ЛУКОЙЛе от комментарие также воздержались.

Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков в среду говорил, что решение о пересмотре ограничений доступа на шельф негосударственных компаний либо сохранении статус-кво должно принять правительство.

Сколько нефти на отсроченном шельфе

Поморский, Русский, Северо-Поморский-1, Северо-Поморский-2, Южно-Русский, Западно-Матвеевский, Южно-Приновоземельский лицензионные участки расположены в юго-восточной части континентального шельфа Баренцева моря, называемой Печорским морем. Суммарные извлекаемые ресурсы на текущий момент оцениваются в 465,113 млн т нефти и 99,7 млрд куб. м газа.

Прогнозные ресурсы нефти, газа и конденсата в пределах Альбановского участка по состоянию на 1 января 2009 года составляют по категории Д2: по нефти — 144,2 млн т (геологические), 43,3 млн т (извлекаемые); по газу — 1,254 трлн куб. м; по конденсату — 43,3 млн т (геологические), 30,3 млн т (извлекаемые).

Прогнозные ресурсы нефти в пределах Варнекского участка недр на основании количественной оценки ресурсов углеводородного сырья Российской Федерации по состоянию на 1 января 2009 года составляют по категории Д2: 2,081 млрд т (геологические), 542 млн т (извлекаемые).

Участок Восточно-Сибирский-1 расположен в западной части Восточно-Сибирского моря. Извлекаемые ресурсы предварительно оценены: нефть — 1367 млн т, газ — 1166 млрд куб. м.

Риски геологии

В «Роснефти» видят серьезные риски в предложениях Минприроды по работе государственной компании — «Росгеологии» — на шельфе. «Объем передаваемых полномочий не позволит ей [«Росгеологии»] самостоятельно осуществлять геологоразведочные работы за счет собственных средств. Таким образом, велика вероятность того, что в случае наделения «Росгеологии» правом работы на шельфе на практике будет иметь место посредническая схема реализации прав недропользования в интересах частных инвесторов [включая иностранных]», — считает вице-президент «Роснефти» Михаил Леонтьев.

«Росгеология» с этим утверждением не согласна. В соответствии с указами президента России «Росгеологии» в ближайшее время передается шесть профильных геологоразведочных компаний, в том числе занимающихся морской сейсморазведкой, включая «Дальморнефтегеофизика» и «Полярную морскую геологоразведочную экспедицию. Они обладают опытом работы на российском и зарубежном шельфах. При наличии поручения компания готова вести геологоразведочные работы на российском шельфе, но добычей углеводородов компания не занималась и заниматься не планирует​», — сказал РБК заместитель генерального директора «Росгеологии» по взаимодействию со СМИ и связям с общественностью Антон Сергеев.

Шельфовая добыча в цифрах
526,7 млн т нефти и конденсата добыли в России в 2014 году
3,5 трлн руб. составил в 2014 году объем инвестиций в российский ТЭК
$45–50 млрд будет потрачено с 2015 по 2020 год на геологоразведку на шельфе
60 скважин нужно пробурить, чтобы подтвердить запасы нефти и газа в акваториях российских морей
217,5 тыс. км сейсморазведки в 2D и 3D нужно провести для подтверждения ресурсов
91 лицензия на работы на шельфе выдана на данный момент: 51 лицензия приходится на «Роснефть», а остальные 40 принадлежат «Газпрому»
20 млрд т условного топлива составляет объем нераспределенных ресурсов шельфа России
На 10 лет сейчас выдается лицензия на поиск нефти и газа на шельфе
50 млн т нефти в год планируют добывать на шельфе к 2035 году
http://top.rbc.ru/business/24/04/2015/5538fa219a7947a0b259692b

04.05.2015
Подписан закон, направленный на устранение противоречий в правовом регулировании отношений в сфере разведки континентального шельфа России

Владимир Путин подписал Федеральный закон «О признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации».

Федеральный закон принят Государственной Думой 24 апреля 2015 года и одобрен Советом Федерации 29 апреля 2015 года.

Справка Государственно-правового управления

Федеральный закон направлен на устранение противоречий в правовом регулировании отношений в сфере разведки континентального шельфа Российской Федерации и разработки (освоения) его минеральных ресурсов.

В частности, Федеральным законом признаётся утратившей силу статья 61 Федерального закона «О континентальном шельфе Российской Федерации», согласно которой документом, определяющим цели и основные направления деятельности по разведке континентального шельфа и освоению его минеральных ресурсов, является государственная программа разведки континентального шельфа и разработки его минеральных ресурсов.

Документы стратегического планирования в этой сфере устанавливаются в соответствии с Федеральным законом «О стратегическом планировании в Российской Федерации».

Кроме того, положения об указанной государственной программе потеряли свою актуальность, поскольку постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2014 года № 322 «Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Воспроизводство и использование природных ресурсов» уже определены приоритеты и цели государственной политики в сфере недропользования, в том числе в части, касающейся разведки континентального шельфа и освоения его минеральных ресурсов.
http://kremlin.ru/acts/news/49407

04.05.2015
В середине февраля 2015 года ЛУКОЙЛ, «Сургутнефтегаз», «Газпром нефть», «Башнефть» и «Татнефть» направили письмо президенту России с просьбой на время актуализации лицензий ввести мораторий на выдачу предписаний от Росприроднадзора и Роснедр в отношении разработки месторождений.

В марте Путин поручил Минприроды провести переучет лицензий на месторождения нефти и газа. Сообщалось, что заявка на изменение условий лицензий должна содержать сроки подготовки проектной документации на разработку месторождения, сроки начала проведения геологического изучения недр и разведки месторождений, сроки ввода месторождений в эксплуатацию, обязательства по предоставлению геологической отчетности, виды, объемы и сроки проведения геологоразведочных работ на участках недр континентального шельфа
http://www.rbc.ru/rbcfreenews/554756c79a7947325b17a76a

— — — —
i/ Ограничения в допуске частных российских нефтяных компаний имели под собой хоть какое-то обоснование в условиях высоких цен на нефть и до введения санкций, когда была надежда, что госкомпании в благоприятных условиях раскрутятся и проглотят все.
Госкомпании были готовы раскрутиться и проглотить все при условии доступа на международные рынки финансов и технологий, но никак не своими силами.

ii/ В новых условиях (санкции, неопределенность с ценой на нефть) стало очевидным, что госкомпании одни не потянут и было естественно звать другие нефтяные компании.
Тем более, что фактическое выдавливание других компаний способствовало нежелательным результатам:
— запуск ЛУКОЙЛом Западной Курны способствовал росту переизбытка иракской нефти
— участие в ЛУКОЙЛа и других нефтяных компаний в зарубежных проектах с одной стороны удлиняло сроки разработки российского шельфа, на который правительство РФ имело влияние, а с другой уменьшало сроки разработки не российского шельфа, на который правительство РФ не имело влияние.

iii/ Монополизация разработки шельфа не есть благо, как в плане создания нормальной бизнес-среды, так и в плане развития собственных российских шельфовых технологий и инфраструктуры.

Новости Росгеологии

Россия создаст госкорпорацию в геологоразведке в ответ на санкции

Ответом на санкции против российских нефтяников станет создание еще одной госкорпорации. Ее планируется сформировать на базе госкомпании «Росгеология», для того чтобы обеспечить независимость России в сфере геологоразведки. Президент Владимир Путин уже дал соответствующее поручение.

Еще один национальный чемпион
Как стало известно РБК, президент одобрил преобразование «Росгеологии» в госкорпорацию. Письмо с таким предложением главе государства 18 сентября направил вице-премьер Александр Хлопонин, а Путин поставил на нем резолюцию «Согласен» (копия документа есть у РБК).

«В условиях резко обострившейся международной обстановки формирование национальной компании, обеспечивающей необходимый уровень геологических и сервисных работ, является ключевой отраслевой задачей для устойчивого воспроизводства минерально-сырьевой базы России на долгосрочную перспективу», – говорится в письме Хлопонина. Формировать такую компанию он предлагает на базе «Росгеологии».

Выполнять функции «специализированного государственного агента по выполнению геологоразведочных работ и воспроизводству минерально-сырьевой базы России» «Росгеологии» поможет статус госкорпорации, а также передача ей госдолей в 15 геологоразведочных предприятиях (в их числе «Дальморнефтегеофизика», «Севморнефтегеофизика» и «Союзморгео», ведущие работы на шельфе), говорится в письме Хлопонина.

Эти предложения были поддержаны Минприроды, Роснедрами, а также Советом безопасности, отмечается в документе. Дополнительных затрат из госбюджета предложение Хлопонина не потребует. Профильным ведомствам лишь надо выработать механизм консолидации активов на базе новой структуры, а также подготовить и внести в Госдуму проект федерального закона «О государственной корпорации «Росгеология».

Идею создания национального отраслевого оператора на базе «Росгеологии» в середине сентября озвучил министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской. Эта мера, по его мнению, поможет российским нефтедобытчикам решать проблемы, возникшие из‑за санкций и запрета на доступ к технологиям и оборудованию для добычи нефти на шельфе, в Арктике. Изменение статуса «Росгеологии» уже обсуждали в правительстве, сообщил РБК Донской.

Представитель Хлопонина сказал лишь, что вопрос о наделении «Росгеологии» статусом госкорпорации и передачи ей новых активов обсуждался. В Минэнерго не смогли оперативно прокомментировать ситуацию.

Получив спецстатус, «Росгеология» сможет более эффективно заниматься воспроизводством минерально-сырьевой базы, то есть выполнять функции, которые ранее были возложены на компанию указом президента страны, сказал РБК заместитель гендиректора «Росгеологии» Антон Сергеев. По его словам, один из вариантов такого статуса – госкорпорация. «Что же касается докапитализации компании 15 геофизическими предприятиями, то этот вопрос после одобрения в профильных федеральных ведомствах был еще в начале года внесен в правительство Минприроды», – заключает Сергеев.

Валерий Нестеров, аналитик Сбербанк CIB, отмечает, что статус госкорпорации – это прежде всего возможность получать приоритетное бюджетное финансирование.

«Это далеко от рынка»
Против создания на базе «Росгеологии» национальной нефтесервисной компании уже успели высказаться руководители крупных нефтяных компаний. Так, глава «Роснефти» Игорь Сечин указывал, что эта мера не решит проблемы дефицита нефтесервисных услуг. «И если нас будут обязывать размещать заказы, то это вообще далеко от рынка. Мы создадим нового монополиста», – заявил глава «Роснефти» ТАСС.

Глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов на прошлой неделе сказал, что за 20 лет в России возник конкурентный рынок нефтесервисных услуг с большим количеством игроков, а появление нового государственного игрока может нарушить правила конкуренции. Похожим образом высказался и вице-премьер по ТЭКу Аркадий Дворкович – он возражает против придания новой структуре особого статуса.

Пресс-служба российского офиса Schlumberger не смогла оперативно сказать, что думает компания о повышении статуса конкурента. Источник РБК в компании высказал мнение, что у «Росгеологии» в среднесрочной перспективе будут иные компетенции по сравнению с западными игроками рынка, и на первых порах ей вряд ли удастся потеснить зарубежных мейджоров.

Глава объединения российских сервисных компаний «Союзнефтегазсервис» Игорь Мельников одобрил появление крупного отраслевого игрока на российском рынке, но с оговоркой: «Не хотелось бы появления монополиста, крупных игроков должно быть несколько: и государственных, и частных. На фоне санкций важно вливать деньги в российский нефтесервис».

— — — — — — — — —
i/ В вопросе о новой госкорпорации смешаны два вопроса:
Росгеология, выполняющая работы по полевой геофизике
Росгеология, выполняющая работы по промысловой геофизике (нефтесервис)
Если по полевой геофизике можно предполагать наличие определенного современного уровня технологий, то по промысловой геофизике этого ожидать более проблематично, особенно по шельфу, см. интервью ниже.

ii/ Реализация заявки «поможет российским нефтедобытчикам решать проблемы, возникшие из‑за санкций и запрета на доступ к технологиям и оборудованию для добычи нефти на шельфе, в Арктике» требует больших объемов НИОКР
— — — — — — — — —

Глава «Росгеологии» — РБК: «Об IPO, наверное, говорить преждевременно»

Американские и европейские санкции против российских нефтяников – отличный повод для создания государственного оператора на рынке нефтесервисных услуг, заявил в начале сентября министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской. Ходить тут далеко не надо: по мнению министра, таким оператором могла бы стать «Росгеология», объединяющая ряд геофизических и геологоразведочных предприятий. Идея неоднозначная – против нее успели высказаться и вице-премьер Аркадий Дворкович, и руководители крупных нефтяных компаний: рынок нефтесервисных услуг достаточно развит, усиление на нем государственного игрока нарушит правила конкуренции, опасаются они. Но РБК удалось узнать, что идею Сергея Донского поддержал президент Владимир Путин, который согласился с предложением создать на базе «Росгеологии» госкорпорацию и передать ей почти два десятка профильных предприятий. Но еще до этого корреспондент РБК Людмила Подобедова взяла интервью у главы «Росгеологии» Романа Панова, который рассказал, кем себя видит компания в будущем и на какую помощь государства рассчитывает.

– Зачем вам статус госкорпорации, кто поддерживает его предоставление вам?
– В существующей системе управления недрами специальный статус способствовал бы скорейшему развитию компании. Он облегчил бы процесс консолидации активов и управления ими на начальной стадии, служил бы повышению их капитализации, открыл бы доступ к необходимым для этого ресурсам. Открытое правительство уже обозначило свою позицию: компанию как специального агента государства нужно наделить определенными полномочиями в целях выполнения функции по обеспечению восполнения минерально-сырьевой базы. Поэтому предоставление «Росгеологии» спецстатуса было бы логичным решением.

– На какой период времени?
– Я мыслил бы категориями утвержденной Стратегии с 2015 по 2020 год.

– В связи с санкциями планы по модернизации парка оборудования, по сотрудничеству с японскими компаниями, по увеличению доли рынка остаются или сейчас стратегия пересматривается?
– Нет, стратегия не пересматривается. Мы сегодня несильно зависим от внешних поставок. Объем рынка геологоразведочных работ уменьшаться не будет, темпы роста, по прогнозам аналитиков, сохранятся на том уровне, который заложен у нас в стратегии. Объемы бурения, сейсморазведочных и поисковых работ снижаться не будут. Если перед нами встанут новые задачи, которые мы не решали до этого, будем искать альтернативные технологии. Постараемся в короткие сроки научиться закрывать все потребности рынка. Для компании это вполне логичный и естественный путь развития, особенно в ситуации, когда отдельные сегменты рынка могут быть доступны в менее конкурентных условиях. При соответствующей политике государства, в том числе в области импортозамещения, сейчас вполне благоприятные условия для того, чтобы компания реализовала планы, определенные стратегией.

— —
«Росгеология»
ОАО «Росгеология» было создано указом президента в 2011 году на базе «Центргеологии». Ему передано 37 геологоразведочных предприятий, работающих в 30 регионах страны. Большинство предприятий, вошедших в «Росгеологию», было создано еще в советское время, на их счету открытие более тысячи месторождений углеводородов и твердых полезных ископаемых, таких как Астраханское (2,5 трлн куб. м газа), Тенгизское (3,1 млрд т нефти), Ковыктинское (1,9 трлн куб. м газа), Сухой Лог (порядка 2 тыс. т золота), Курская магнитная аномалия и многие другие. В 2013 году компанию возглавил Роман Панов, прежде работавший в структурах «Норникеля» и «Газпрома».
— —

– Какая это должна быть политика? И есть ли запросы на бюджетное финансирование либо поддержку?
– Необходимая для реализации такой политики база сейчас формируется. В июле месяце состоялось заседание правительства, где как раз активно обсуждался вопрос импортозамещения. Мы совместно с другими компаниями над ним сейчас работаем, в ближайшее время должны представить свое видение того, какое российское оборудование и технологии в сфере геологоразведочных и сервисных услуг могли бы предложить взамен западных.

– Как много времени это займет?
– Определенный план мероприятий будет разработан и представлен на рассмотрение правительства до конца октября.

– Говоря про санкции, с тем оборудованием, которое должно было быть закуплено, какой это объем и все ли контракты выполняются?
– В основном мы работаем с отечественными производителями. Даже по тяжелому оборудованию. Поэтому мы не видим предпосылок для срыва действующих контрактов. Даже те наши поставщики, которые закупают некоторые комплектующие в зарубежных странах, подтверждают выполнение тех контрактных обязательств, которые уже подписаны.

– Из зарубежных производителей с кем-то все-таки работаете?
– У нас есть поставки из-за рубежа по отдельным элементам сейсморазведочного оборудования, там есть импортные комплектующие.

– Европа, США?
– В том числе Европа, Канада, США, Китай. Номенклатура поставок широкая, в случае необходимости можно будет найти замену. Если мы берем буровое оборудование, то мы прорабатывали поставки группой ОМЗ. И они готовы наращивать объемы производства.

– На экспертном совете были озвучены данные, что у вас 70% оборудования изношено. Сколько из этого планируется менять и что будет происходить с этим показателем?
– Наша задача – выйти на средний отраслевой показатель. Износ оборудования не должен превышать 30–35% к 2020 году. Возможно, это потребует более интенсивной инвестиционной программы. Особенно с учетом сегодняшних условий, в которых, возможно, будут необходимы более агрессивные темпы роста объемов работ и доли компании на российском рынке. Мы прорабатываем возможности докапитализации холдинга либо льготного привлечения средств под реализацию программы модернизации. Вопрос находится в стадии обсуждения.

– Докапитализация будет происходить за счет чего? Кредиты, IPO или каким-то еще способом?
– Об IPO, наверно, говорить преждевременно. Все-таки сначала логичнее обеспечить формирование устойчивых производственных связей, занять определенную долю на рынке, повысить капитализацию холдинга. Потребуется провести качественное изменение структуры активов. Выходить на IPO раньше чем через три–пять лет нецелесообразно. Сейчас, говоря о докапитализации холдинга, мы имеем в виду привлечение средств, в том числе кредитных, и передачу нам определенных активов.

– На какие источники финансирования вы рассчитываете?
– На этом этапе мы бы говорили о бюджетных средствах. В условиях поставленной задачи по импортозамещению это был бы нормальный подход. Но мы ведем работу по другим направлениям. У нас есть договоренности с основными ведущими банками о предоставлении кредитов и других финансовых инструментов. В их числе Сбербанк, ВТБ, ВЭБ и другие.

— —
Геологоразведка и деньги
$ 51,7 млрд
 Инвестиции российских нефтяных компаний в геологоразведку в 2014 году
32 млрд руб. 
Потратят Роснедра в 2015 году на геологоразведочные работы
11 млрд руб. 
Ожидаемая выручка «Росгеологии» в 2015 году
83 млрд руб. 
Потратила компания «Роснефть» в 2013 году на геологоразведочные работы
Источники: Bloomberg, бюджет РФ, данные компаний
— —

– Это кредиты или будете выпускать облигации?
– Это скорее кредитные средства. По программе импортозамещения Минпромторг обеспечивает рефинансирование части ставки ЦБ в размере трех четвертых. Сегодня говорим о сумме до 5 млрд руб. на срок до пяти лет.

– Каких льгот от государства еще не хватает «Росгеологии»?
– Две вещи концептуально необходимы нам сегодня для того, чтобы решить задачи, определенные указом президента о создании холдинга. Первое – это возможность организации работ на всех стадиях ГРР в целях повышения капитализации участков недр и формирования добавленной стоимости за счет глубокой поисково-оценочной стадии. В этих условиях компании-недропользователи могли бы получать более подготовленные и изученные участки, а государство – больший доход благодаря повышению их стоимости. Однако это требует гарантированной возможности продвижения работ на нераспределенных участках, где уже пройдены региональные работы с целью организации там поисково-оценочных работ. Для этого необходим бесконкурсный принцип лицензирования.

Второй – необходимость докапитализации компании и формирования единой вертикально интегрированной структуры с консолидированными активами по всем видам геологического и геофизического сервиса. Все остальное рынок действительно способен отрегулировать. Но государственная поддержка в этих двух моментах крайне важна. Это нормальный элемент развития, когда акционер заботится о собственных активах.

– Активы у вас очень разноплановые, есть и проблемные, и успешные. В каком они сейчас состоянии?
– В течение года мы полностью провели аудит активов и приступили к реструктуризации. Сейчас идет процесс их укрупнения по региональному и производственному принципам. Фактически будут сформированы производственно-геологические объединения, это повысит качество геологических служб и создаст основу для дальнейшего формирования ключевых бизнес-единиц, которые будут связаны с сейсморазведкой, бурением, работой по твердым полезным ископаемым и гидрогеологией. Планируется также создание бизнес-единицы для работы на шельфе и научно-технологического блока.

– Вы все-таки рассчитываете заняться работами на шельфе?
– У нас уже есть основа для создания данной бизнес-единицы – предприятие «Севморгео», опыт работы которого на шельфе свыше пяти лет. Сейчас в процессе согласования находится проект указа, по которому предполагается докапитализация «Росгеологии» еще двумя предприятиями шельфовой спецификации: это «Южморгеология» и «Полярная морская геологоразведочная экспедиция».

– Это то, что вам уже согласовали Роснедра?
– Это то, что согласовано правительством.

– Вы еще заявляли об интересе к «Дальморнефтегеофизике», «Севморнефтегеофизике»?
– Мы свои предложения в правительство внесли, вопрос обсуждается, оценивается эффективность консолидации этих активов на базе «Росгеологии».

– Кто вас поддерживает и не поддерживает в этом?
– Наше отраслевое министерство нас поддерживает. Минэкономразвития и Росимущество также выступают за формирование единой вертикально интегрированной структуры в геологоразведочном секторе.

– Из того, что есть, ничего продавать не планируете или покупать нового на рынке не в рамках госконсолидации?
– Это опять зависит от необходимости формирования компетенций. Мы заговорили про шельф. Если частные компании, работающие сегодня на рынке, например, обладают технологиями и мы видим синергию – у нас есть флот, есть база, есть компетенции, у коллег тоже, например, определенные технологии и флот, – то почему бы не объединить усилия. А формы могут быть разные.

– Это гипотетически или вы уже что-то смотрите?
– Мы смотрим на те компетенции, которых нам недостает, есть представления о необходимости приобретения ряда технологий. Про продажу каких-то компаний мы речи не ведем. Если и будет реализовываться что-то, то это непрофильное имущество, которое у нас действительно в избыточном количестве.

– Каковы прогнозные показатели «Росгеологии» по чистой прибыли, по выручке за 2014 год?
– Если говорить про холдинг в целом – порядка 11 млрд с показателем по чистой прибыли в районе 200 млн. руб. Выручка головной компании в этом году около 2 млрд руб.

– А что с планами по достижению рентабельности холдинга по прибыли 8,6% к 2020 году, в то время как у Baker Hughes всего 6,05%? Каким образом этого достичь за такой короткий срок?
– Действительно, рост рентабельности по прибыли предусмотрен достаточно агрессивный, но в случае выполнения мероприятий, определенных стратегией, при достаточно высоких темпах роста рынка геологоразведочных работ это достижимый показатель. Перед нами стоит задача повысить рентабельность с сегодняшних 2% до 8%, при этом существенно нарастить выручку и снизить издержки как за счет эффекта масштаба, так и с помощью выстраивания вертикальных и горизонтальных связей. Конечно, на эти планы будут влиять два фактора – макроэкономический (состояние рынка, стоимость заемного капитала) и объем контрактной базы, который будет определяться инвестициями государства и компаний в геологоразведочные работы.

– Про контрактную базу. Какие сейчас контракты есть? Зарубежные и российские? С кем пришлось побороться за них?
– Объем контрактов растет достаточно интенсивно. В основном это перспективные объекты, связанные с заказом Роснедр. В то же время мы ведем активную работу фактически со всеми ключевыми недропользователями. Это и «Газпром», и предприятия «Роснефти», «Норильского никеля», ЛУКОЙЛа. То есть с этой точки зрения мы достаточно диверсифицированы. Безусловно, как это и предусмотрено стратегией, мы бы долю частных контрактов хотели бы увеличить. Несколько крупных контрактов готовится к подписанию в рамках уже выигранных тендеров, в том числе и у «Газпрома».

– А как реализуются планы по созданию совместных предприятий с ЛУКОЙЛом, «Газпромом», «Роснефтью»?
– Создание СП по отдельным проектам было бы целесообразно, если бы существовала возможность получения на геологическое изучение лицензий на бесконкурсной основе.

– Добычей не хотите заниматься?
– Нет. Наш сегмент – это ранние стадии геологоразведки, поисково-оценочные работы, которые позволяют повысить капитализацию участка недр и дальше его передать для освоения партнеру-стратегу. То есть это такой юниорский или квазиюниорский бизнес.

– В этом кто-то заинтересован совместно с вами? Или вы будете сначала доразведывать, а потом уже продавать на определенных рыночных условиях?
– Интерес к такой работе есть и у недропользователей, и у банков, у которых сегодня появились инструменты для венчурного финансирования. Инвестиции в такие проекты рискованные, но при этом высокодоходны.

– А с кадрами у вас что? Сокращение, наращивание, иностранцы есть?
– В геологоразведке произошло выбытие средневозрастного персонала. С точки зрения привлечения иностранцев мы открыты для такого опыта взаимодействия. На те позиции, которые у нас вакантны, мы готовы приглашать в том числе и зарубежных специалистов.

– Не помешают ли санкции вести геологоразведку нетрадиционных ресурсов нефти и газа? И что будет с рынком? Эксперты говорят, что может упасть добыча нефти из-за переноса ряда проектов на пять–десять лет. Не ждете этого?
– Трудноизвлекаемые ресурсы сегодня – один из наиболее перспективных сегментов с точки зрения прироста запасов для всех российских компаний. Вопрос лежит в технологической плоскости. Количество и качество таких ресурсов на территории России очень разнородны. К трудноизвлекаемым относятся и запасы, находящиеся в глубоких горизонтах, и такие, например, как сланцевая нефть. Поэтому, на мой взгляд, очень важно на первом этапе отработать технологические действия, они не являются универсальными. И не все подобные решения, которые работают на других месторождениях в мире, можно впрямую применить у нас. В любом случае это будет поиск технологий в конкретно взятых специализированных условиях. На этом сегодня нужно сосредоточить фокус и государства, и недропользователей.

Мы со своей стороны предложили Министерству природных ресурсов и экологии рассмотреть возможность разработки государственной программы по трудноизвлекаемым запасам. Она должна позволить аккумулировать некие государственные ресурсы и сформировать равноправные отношения с компаниями-недропользователями. Здесь просматривается механизм консорциума сервисных и добывающих предприятий, а также госструктур. На рынке есть достаточно крупные равноправные игроки, есть понятный механизм частно-государственного финансирования и потенциальный оператор, уже обладающий необходимыми компетенциями, информационной базой и опытом ведения геологоразведочных работ.

– Вашей компании нужно с кем-то кооперироваться или ваша задача в другом состоит? Если глава Минприроды Сергей Донской поддержал кооперацию на базе «Росгеологии», то каким образом она могла бы происходить?
– Все шаги по консолидации активов отражены в стратегии развития компании. Цель – формирование необходимых центров компетенций в виде вертикально интегрированных бизнес единиц по отдельным направлениям геологоразведочных работ, которые связаны как с первичной геологоразведкой, так и с сервисными видами деятельности на этапах поисково-оценочных и геологоразведочных работ. При этом речь не идет о формировании компетенций в добычном сервисе. Поэтому с этой точки зрения холдинг, безусловно, заинтересован в отраслевой кооперации с институтами и производственными мощностями, которые в том числе находятся в собственности государства. Все остальные формы взаимоотношений, на наш взгляд, могли бы выстраиваться либо в виде совместных предприятий, когда есть для этого юридическая основа, либо через механизм ассоциативный, когда создаются ассоциации, например, геологоразведочных компаний и ассоциация защищает интересы того или иного игрока, формируя отраслевые стандарты.

Другой вопрос, что в современных условиях у нас потеряны производственные цепочки. То есть они просто разрозненные. И их восстановление – крайне важный сегодня процесс. В принципе я могу сказать, что по отдельным видам нефтесервиса и также геологоразведочных работ российские наработки и технологии могут быть конкурентоспособными и на мировом рынке.

– По каким?
– То, что касается скважин и геофизики. В первую очередь, конечно, это сухопутная компонента, потому что в части шельфа мы значительно отстаем и потребуется время, чтобы довести те наработки, которые есть в России, до технологий, способных достойно конкурировать с западными. Это длительный и сложный процесс, но задача решаема. Сейчас удачный момент, чтобы заняться развитием собственных технологий. Рынок не терпит пустоты.

— —
Роман Панов
1978 Родился
2000 Окончил Военный университет 
Минобороны РФ
2003–2007 Главный специалист, начальник отдела научно-технических программ управления экономических и научно-технических связей Росзарубежцентра МИД РФ. Работал в Египте
2007–2009 Заместитель начальника, начальник управления по координации инвестиционных проектов ООО «Газпром инвест Восток»
2009–2013 Начальник управления развития бизнеса и координации, директор департамента зарубежных производственных активов ОАО «ГМК «Норильский никель»
2011–2013 Гендиректор «Норильск Никель 
Интернешнл Холдинг»
2013 Назначен на должность генерального директора ОАО «Росгеология»

— — — — — — — — — —
Основные пункты интервью
i/ «Специальный статус … служил бы повышению их капитализации [активов]»
«Мы прорабатываем возможности докапитализации холдинга либо льготного привлечения средств под реализацию программы модернизации», «Сейчас, говоря о докапитализации холдинга, мы имеем в виду привлечение средств, в том числе кредитных, и передачу нам определенных активов», » У нас есть договоренности с основными ведущими банками о предоставлении кредитов и других финансовых инструментов. В их числе Сбербанк, ВТБ, ВЭБ и другие», «На этом этапе мы бы говорили о бюджетных средствах. В условиях поставленной задачи по импортозамещению это был бы нормальный подход», «По программе импортозамещения Минпромторг обеспечивает рефинансирование части ставки ЦБ в размере трех четвертых. Сегодня говорим о сумме до 5 млрд руб. на срок до пяти лет», «необходимость докапитализации компании и формирования единой вертикально интегрированной структуры с консолидированными активами по всем видам геологического и геофизического сервиса»

ii/ «Компанию как специального агента государства нужно наделить определенными полномочиями в целях выполнения функции по обеспечению восполнения минерально-сырьевой базы», «Две вещи концептуально необходимы нам сегодня для того, чтобы решить задачи, определенные указом президента о создании холдинга. Первое – это возможность организации работ на всех стадиях ГРР», «это требует гарантированной возможности продвижения работ на нераспределенных участках, где уже пройдены региональные работы с целью организации там поисково-оценочных работ. Для этого необходим бесконкурсный принцип лицензирования», «Объем контрактов растет достаточно интенсивно. В основном это перспективные объекты, связанные с заказом Роснедр. В то же время мы ведем активную работу фактически со всеми ключевыми недропользователями», «Создание СП по отдельным проектам было бы целесообразно, если бы существовала возможность получения на геологическое изучение лицензий на бесконкурсной основе»

iii/ «В течение года мы полностью провели аудит активов и приступили к реструктуризации. Сейчас идет процесс их укрупнения по региональному и производственному принципам. Фактически будут сформированы производственно-геологические объединения, это повысит качество геологических служб и создаст основу для дальнейшего формирования ключевых бизнес-единиц, которые будут связаны с сейсморазведкой, бурением, работой по твердым полезным ископаемым и гидрогеологией. Планируется также создание бизнес-единицы для работы на шельфе и научно-технологического блока»
-Т.е. разборка на части старых организаций и создание новых. Весьма непростое занятие с весьма непредсказуемым результатом

iv/ «У нас уже есть основа для создания данной бизнес-единицы – предприятие «Севморгео», опыт работы которого на шельфе свыше пяти лет. Сейчас в процессе согласования находится проект указа, по которому предполагается докапитализация «Росгеологии» еще двумя предприятиями шельфовой спецификации: это «Южморгеология» и «Полярная морская геологоразведочная экспедиция».», » Вы еще заявляли об интересе к «Дальморнефтегеофизике», «Севморнефтегеофизике»? Мы свои предложения в правительство внесли, вопрос обсуждается, оценивается эффективность консолидации этих активов на базе «Росгеологии».»

— Заявка на организацию работ на шельфе одна из самых реалистичных: шельфовые работы дорогие, требуют поддержания в хорошем состоянии флота, большое число имеющихся предприятий с малыми возможностями и объемами работ вызывают депрессию в отсрасли

v/ «А что с планами по достижению рентабельности холдинга по прибыли 8,6% к 2020 году, в то время как у Baker Hughes всего 6,05%? Каким образом этого достичь за такой короткий срок? Действительно, рост рентабельности по прибыли предусмотрен достаточно агрессивный, но в случае выполнения мероприятий, определенных стратегией, при достаточно высоких темпах роста рынка геологоразведочных работ это достижимый показатель. Перед нами стоит задача повысить рентабельность с сегодняшних 2% до 8%, при этом существенно нарастить выручку и снизить издержки как за счет эффекта масштаба, так и с помощью выстраивания вертикальных и горизонтальных связей»

— При госфинансировании рентабельность может быть и нулевой. Рост рентабельности в условиях реструктуризации и работ по импортозамещению очень непростая задача.

Сланцевый газ Пермского края

В Пермском крае начнут искать сланцевый газ
С громким заявлением накануне выступила Росгеология. Российский гелогический холдинг, объединяющий государственные геологоразведочные предприятия, назвал Прикамье регионом, наиболее перспективным для поисков сланцевого газа в России.

В Прикамье специалисты обнаружили в нефтегазопроизводящих отложениях повышенные и очень высокие концентрации углеводородных газов. Это является косвенным признаком того, что в недрах Пермского края может быть найден сланцевый газ. Наиболее благоприятными для поисков территориями, считают ученые, являются Предуральский прогиб и юго-восточные земли Пермского края. Именно там следует начать первоочередные разведочные работы. Сланцевый газ — это природный газ, добываемый из горючих сланцев и состоящий преимущественно из метана. Сейчас в мире газ из сланцевых залежей добывается в США и Китае, а в ряде стран Европейского Союза такая добыча запрещена из угрозы экологии.
http://slanceviy-glas.livejournal.com/256546.html

— — — —
i/ Пермский край, Западная Сибирь и Республика Коми являются наиболее благоприятными регионами для добычи нетрадиционного (Continuous: shale gas, tight gas) газа: хорошая разведанность территории, наличие добывающей инфраструктуры, малая плотность населения, большие водные ресурсы.

ii/ В осадочном чехле Перм. края выделены следующие нефтегазоносные комплексы (снизу вверх): рифейский карбонатно-терригенный (потенциально нефтегазоносный); вендский терригенный (потенциально нефтегазоносный); девонский терригенный; верхнедевонско-турнейский карбонатный; нижне-средневизейский терригенный; визейско-башкирский карбонатный; верейский терригенно-карбонатный; каширско-гжельский карбонатный; нижнепермский карбонатный.

Комплексы разделены региональными покрышками (флюидоупорами). Верхнедевонско-турнейский карбонатный, нижне-средневизейский терригенный и визейско-башкирский карбонатный являются главными НГК Перм. края. Они содержат основную долю ресурсов углеводородов и обеспечивают большую часть их добычи.
http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1804108898

Основные месторождения Пермского края (75,8 % разведанных запасов края) приурочены к визейскому терригенному (35,4 %), визейско-башкирскому (24,2 %) и верхнедевонско-турнейскому (16,2 %) карбонатным нефтегазоносным комплексам;

56,6 % извлекаемых запасов нефти категорий А+В+С1 приурочены к карбонатным коллекторам, 43,4 % – к терригенным. Глубина залегания продуктивных горизонтов изменяется в пределах 400-2500 м, основная часть залежей (70 % разведанных запасов) размещаются на глубинах от 1000 до 2000 м.
http://priroda.permkrai.ru/mineral/ispmsr/uglevod/

В Пермском крае имеются нефтегазоносные комплексы, которые мало разрабатываются в виду малых запасов традмционных нефти и газа: рифейский карбонатно-терригенный; вендский терригенный; девонский терригенный, верейский терригенно-карбонатный; каширско-гжельский карбонатный; нижнепермский карбонатный.

Таким образом, tight и shale gas гарантированно есть, как и в каждом НГБ.

iii/ «Предуральский прогиб и юго-восточные земли Пермского края»
Весьма нечеткая формулировка, т.к. Предуральский прогиб (ПрП) проходит субмеридионально вдоль восточной границы Пермского края,


http://userdocs.ru/geografiya/15132/index.html?page=7

и основной частью «юго-восточных земель Пермского края» является Сылвенская впадина, относящаяся к ПрП.
Все месторождения природного газа в Пермском крае расположены в восточной части края в ПрП и частично на Передовых складках Урала (ПСУ)

iv/ «Cланцевый газ — это природный газ, добываемый из горючих сланцев» — отсебятина журналистов

Выводы
— Поиски сланцевого газа Росгеологией гарантрировано увенчаются успехом, поскольку в любом НГБ есть традиционные и нетадиционные газ и нефть, чем больше традиционных запасов, тем больше и нетрадиционных
— Пермский край является одним из регионов, где поиски, разведка и добыча могут быть наиболее успешны, поскольку не все нефтегазоносные комплексы (и месторождения) разрабатываются в связи с малыми традиционными запасами
— Основные проблемы добычи нетрадиционного газа связаны с организацией финансирования и налогобложения: российская система нацелена на
эксплуатацию традиционных месторождений, эксплуатацию малым числом скважин, эксплуатацию больших и средних месторождений, эксплуатацию большими компаниями с большими запасами традиционных углеводородов

Новости Росгеологии

24 июня 2014
«Росгеология» консолидирует еще 10 государственных геологических предприятий. Об этом заявил заместитель министра природных ресурсов и экологии РФ, руководитель Роснедр Валерий Пак, выступая на парламентских слушаниях в Госдуме, сообщила пресс-служба Минприроды РФ.

«Сейчас осуществляется второй этап консолидации государственных организаций, в ходе которого министерством подготовлены предложения по дальнейшему усилению ОАО «Росгеология» за счет 10 государственных геологических предприятий, включенных в план приватизации, и созданию в ведении Роснедр сети федеральных бюджетных учреждений, участвующих в реализации возложенных на агентство полномочий», — сказал он.

В настоящее время холдинг объединяет 37 геологических производственных предприятий.
«Росгеология» — российский многопрофильный геологический холдинг, осуществляющий полный спектр услуг, связанных с геологоразведкой. 100% капитала компании находится в собственности государства. «Росгеология» включает в себя 37 предприятий в 30 регионах страны. Всего компании холдинга открыли более 1 тыс. месторождений.
http://itar-tass.com/ekonomika/1276531

27 июня 2014
Росимущество предупреждает о возможном банкротстве «Росгеологии»
Федеральное агентство по управлению государственным имуществом требует от Министерства природных ресурсов разобраться с ситуацией в геологическом холдинге

Федеральное агентство по управлению государственным имуществом (Росимущество) предупредило Министерство природных ресурсов о возможном банкротстве государственного геологоразведочного холдинга «Росгеология». Росимущество подозревает руководство геолого-разведочного холдинга в злоупотреблениях при распоряжении государственным имуществом, а также полагает, что холдинг находится на грани банкротства. Руководитель Росимущества Ольга Дергунова обратилась к министру природных ресурсов Сергею Донскому (с 2011 по 2012 года он был первым генеральным директором «Росгеологии») с требованием стабилизировать деятельность геолого-разведочного холдинга, а также представить предложения по улучшению ситуации в «Росгеологии» (текст письма есть в распоряжении «Известий»). Претензии ведомства относятся к тому времени, когда главами ведомства были Сергей Донской и Андрей Третьяков.

В письме Дергунова говорит о том, что общий анализ показателей финансово-хозяйственной деятельности холдинга за период с 2011 по 2013 год свидетельствует об отрицательной динамике в деятельности «Росгеологии». Так, по итогам деятельности в 2011 году убыток составил 7,5 млн рублей, в 2012 году убыток вырос до почти 72 млн рублей, а уже в 2013 году, когда пост генерального директора получил экс-глава департамента зарубежных производственных активов ГМК «Норильский никель» Роман Панов, сумма выросла до 120 млн рублей.

При этом кредиторская задолженность с отметки в 10,7 млн рублей (2011 год) выросла до 5 млрд рублей в 2013 году. Финансовый результат за последние 2 года также снизился на 97 млн рублей. Интересно, что в период с мая 2012 года, после ухода Сергея Донского, до июля 2013 года обязанности руководителя «Росгеологии» исполнял Андрей Третьяков, который известен тем, что ему предъявили уголовное обвинение за пьяный дебош в самолете и избиение стюарда.

В декабре 2013 года Управление МВД на транспорте по Сибирскому федеральному округу возбудило уголовное дело в отношении Третьякова по ст. 213 УК РФ «Хулиганство» за дебош на авиарейсе Красноярск–Москва. 15 декабря в 17.40 мск самолет Boeing 737 авиакомпании «Глобус» со 115 пассажирами на борту, следовавший рейсом Красноярск–Москва, совершил вынужденную посадку в новосибирском аэропорту Толмачево. Пьяный Третьяков, летевший экономклассом, решил воспользоваться туалетом бизнес-класса, а получив отказ, избил бортпроводника.

Замминистра экономического развития Ольга Дергунова отмечает и злоупотребления при распоряжении государственным имуществом представителями «Росгеологии». Речь идет о зданиях и помещениях, которые принадлежат одному из предприятий холдинга — «Иркутскгеофизика». Она подчеркивает, что «Иркутскгеофизика» является одним из крупнейших специализированных предприятий по геофизическим и геологическим исследованиям в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. По ее словам, на протяжении ряда лет оно выполняет широкий комплекс геофизических работ по поиску нефти и газа, твердых полезных ископаемых, гидрогеологические, прогнозно-поисковые работы, геодинамический, гидрогеологический и экологический мониторинг. Согласно решению совета директоров «Иркутскгеофизики», руководству предприятия предложено оценить помещения и здания, которые можно передать в другую собственность, а также рекомендовано общему собранию акционеров одобрить отчуждение недвижимого имущества. Глава Росимущества требует отложить реализацию этих планов, а также проработать целесообразность передачи 1175 кв. м нежилых помещений (планируемая цена сделки не менее 64 млн рублей) и двух нежилых зданий площадью 899 кв. м и 168 кв. м (цена сделки 40,5 млн рублей) другим собственникам.

Получить разъяснения от представителей Министерства природных ресурсов на момент публикации материала «Известиям» не удалось.

Высокопоставленный источник «Известий» в правительстве пояснил изданию, что данные, которые приводятся в письме Дергуновой, характеризуют ситуацию в «Росгеологии» при прежнем руководстве (смена произошла в июле 2013 года). По словам собеседника «Известий», после смены руководящего состава к январю этого года компания консолидировала свои активы, а также старается спасти 10 из 37 предприятий, которые прежнее руководство фактически довело до состоянии банкротства.

— Дело в том, что пока не было консолидации активов, то и не было нормальной контрактной базы. Когда нет нормальной контрактной базы, возникают проблемы с финансами. Консолидация активов должна была пройти еще прошлым летом. Но прошлым летом произошла смена руководства, поэтому нынешнее руководство завершило консолидацию всех 37 предприятий на баланс «Росгеологии». Сейчас постепенно ситуация выравнивается, — добавил источник.

В пресс-службе государственного холдинга «Росгеология» заверили, что сегодня финансовое положение ОАО «Росгеология» стабильно. По словам сотрудников пресс-службы, в письме речь идет о финансовых показателях корпоративного центра ОАО «Росгеология», которые не демонстрируют реальной ситуации, и было бы правильнее анализировать консолидированные результаты деятельности холдинга, включающие показатели всех его дочерних обществ.

— Впервые консолидированная финансовая модель была подготовлена по итогам 2013 года. Выручка за 2013-й — на уровне 9,4 млрд рублей, из которой 95% — доходы от основной (геолого-разведочной) деятельности. Показатель EBITDA — 142,4 млн рублей. Инвестиции за 2013 год — 672,3 млн рублей, из них 656 млн рублей — стоимость приобретаемого оборудования. По итогам 2014 года можно будет сделать выводы по динамике консолидированных финансовых показателей. В соответствии с утвержденным советом директоров проектом бюджета по итогам 2014 года должна быть положительная динамика в финансовых показателях за счет увеличения контрактной базы, — пояснили в холдинге.

Кроме того, в «Росгеологии» рассказали, что рост кредиторской задолженности ОАО «Росгеология» по итогам 2013 года до 5 млрд рублей обусловлен размещением дополнительных акций ОАО «Росгеология» с целью докапитализации во исполнение указа президента РФ от 15.07.2011 № 957 «Об ОАО «Росгеология».

В связи с оплатой этих акций (передачи принадлежавших Российской Федерации акций 13 акционерных обществ) в декабре 2014 года по состоянию на отчетную дату (31.12.2013) образовалась существенная задолженность перед акционером (в сумме 4,9 млрд рублей). Возникновение такой задолженности было неизбежно в связи с размещением акций в самом конце отчетного периода и невозможностью в рамках этого же периода зарегистрировать в ЦБ РФ отчет об итогах размещения. Эта кредиторская задолженность имеет исключительно бухгалтерское значение и не характеризует финансово-хозяйственную деятельность общества. Погашение задолженности в бухгалтерском балансе общества произойдет по итогам первого полугодия 2014 года, поскольку отчет об итогах выпуска акций зарегистрирован Центральным банком во II квартале 2014 года.
http://izvestia.ru/news/572966

Новости Росгеологии

http://www.rbcdaily.ru/tags/562949984760050

01.07.2013
За год работы в «Росгеологии» Андрей Третьяков успел поставить перед компанией наполеоновские задачи. Компания намерена получать лицензии на геологоразведку без конкурса, а также работать с «Газпромом», «Роснефтью» и ЛУКОЙЛом. Идти к этой цели будет уже новый руководитель «Росгеологии» — Роман Панов, который пришел в компанию из «Норникеля». Пока правительство идею привилегированного статуса при получении лицензий не поддержало.

Основная миссия «Росгеологии» заключается в проведении доразведки участков перед их предоставлением недропользователям, отмечал в начале года Андрей Третьяков. «У нас есть провал между региональными работами, которые делаются за госсчет, и уже работами по геологоразведке, которые проводят компании. Вот этот провал мы и должны восполнить, чтобы повысить капитализацию участков», — говорил он в конце февраля (цитата по Интерфаксу).

Для осуществления этих планов «Росгеология» предложила правительству предоставить ей право получать лицензии на геологоразведочные работы на бесконкурсной основе, рассказал РБК daily бывший и.о. генерального директора «Росгеологии» Андрей Третьяков. Такие лицензии выдаются на пять лет. За это время «Росгеология» должна будет провести весь комплекс геологоразведочных работ за счет государственных (на 2013 год было выделено 500 млн руб.) и частных средств в рамках государственно-частного партнерства. В случае если компания откроет месторождение, лицензия возвращается Роснедрам, а «Росгеология» получит премию от государства.

Как сказала РБК daily пресс-секретарь курирующего ТЭК вице-премьера Аркадия Дворковича Алия Самигуллина, вопрос о предоставлении «Росгеологии» лицензий без конкурса обсуждался на заседании правкомиссии по ТЭК 31 мая и «Дворкович не поддержал эту идею». С тех пор к этому вопросу в правительстве не возвращались, но в «Росгеологии» подчеркивают, что правительство обещало рассмотреть эту идею еще раз. Как пояснили РБК daily в компании, сейчас готовится экономическое обоснование по этому вопросу.

Согласно закону «О недрах» сейчас без проведения тендера распределяются только лицензии на участки шельфа, а также на участки, расположенные на суше и простирающиеся на шельф. Право работать на них имеют только «Роснефть» и «Газпром».

С этими и другими компаниями «Росгеология» намерена совместно разрабатывать недра. Г-н Третьяков рассказал, что в ближайшее время будут созданы совместные предприятия между «Росгеологией» и «Газпромом», а также «Росгеологией» и ЛУКОЙЛом для проведения геологоразведочных работ на суше в прикаспийском регионе. «Речь идет о работе на больших глубинах, глубоких горизонтах», — объясняет г-н Третьяков интерес «Росгеологии». Кроме того, компания хочет начать совместную работу с «Роснефтью» на Баженовской свите.

«Росгеология» намерена присоединиться к госкомпаниям и на российском арктическом шельфе. Тем не менее эти планы пока находятся на стадии обсуждения. Глава департамента добычи газа, нефти и газового конденсата «Газпрома» Всеволод Черепанов сказал РБК daily, что не слышал о планах «Росгеологии» совместно работать с компанией как на море, так и на суше.

Планируется сотрудничество и с иностранными корпорациями, но среди них «Росгеология» партнеров еще не нашла. «Сейчас мы с ними обсуждаем варианты сотрудничества, в частности с Repsol. Российские компании соглашаются на совместную работу быстрее: они понимают специфику и условия работы. Иностранные компании немного опасаются», — пояснил он. В то же время российский холдинг договорился о совместной работе с министерствами природных ресурсов Монголии, Казахстана, Танзании и Бенина.

«Росгеология» может занять свою нишу в геологоразведке, уверен эксперт Sberbank CIB Валерий Нестеров. В нераспределенном фонде участков недр крупных месторождений не осталось: к примеру, из 85 участков в ХМАО только 10 месторождений с запасами свыше 10 млн т. «При этом с государства снята функция пополнения этого фонда для последующей реализации, а нефтяные компании не вкладывают средства в дальнейшее развитие ресурсной базы», — подчеркивает г-н Нестеров.

Большая часть выставляемых на аукционы ресурсов в лучшем случае перспективные, и продавать их на аукционах государству невыгодно. Поэтому от прямого получения права на разведку подобных участков «Росгеологией» государство ничего не теряет, наоборот, оказывается в выигрыше, заключил эксперт.
http://www.rbcdaily.ru/tek/562949987649155

11.07.2013
«Росгеология» получила первые заказы на разведку недр
Основная миссия компании заключается в проведении доразведки участков недр перед их предоставлением в пользование компаниям, отмечал и.о. руководителя «Росгеологии» Андрей Третьяков (цитата по Интерфаксу). Теперь холдинг на полпути к этой цели: «Росгеология» победила по двум конкурсам иркутского отделения Роснедр на проведение геолого-геофизических исследований, сообщила компания.

В течение трех лет холдинг изучит две площади: Западно-Ийскую и Южно-Наканновскую. Сумма обоих контрактов составила около 1 млрд руб. Как отметили РБК daily в «Росгеологии», это первый контракт подобной величины, заключенный напрямую с холдингом «Росгеология». Конкурсы были выиграны еще при прежнем руководителе «Росгеологии» Андрее Третьякове (являлся и.о. руководителя).

До этого «Росгеология» получала только небольшие контракты на входящие в холдинг структуры. В частности, входящая в холдинг «Дальгеофизика» получила весной контракт на поиск золота в Хабаровском крае. Стоимость контракта составила 135,5 млн руб.

Как ранее отмечал Андрей Третьяков, оптимальным вариантом работы для «Росгеологии» является проведение спекулятивной и мультиклиентской съемки для дальнейшей продажи этих данных компаниям.

Работать в Иркутской области компания намерена через свою «дочку» — «Иркутскгеофизику». «Росгеология» планирует выявить перспективные нефтегазоносные структуры, оценить прогнозные ресурсы и предоставить рекомендации по дальнейшим поисковым работам для компаний. Сейчас компания разрабатывает проектно-сметную документацию, после чего она должна ее представить на экспертизу государству.
http://www.rbcdaily.ru/tek/562949987805320

22.07.2013
ОАО «Росгеология» обсуждает с рядом недропользователей возможности создания совместных предприятий (СП) по геологоразведке в нефтегазовой отрасли. Об этом сообщил журналистам генеральный директор холдинга Роман Панов.

Однако предметные переговоры по этому вопросу ведутся пока только с ОАО «ЛУКОЙЛ». «С ЛУКОЙЛом есть проект, который предметно обсуждается», — уточнил он и добавил, что речь идет о Каспийском регионе.

Также Р.Панов сообщил, что «Росгеология» рассматривает возможность сотрудничества в рамках проведения геологоразведочных работ с ОАО «Газпром» и НК «Роснефть», однако в какой форме — пока не ясно, поскольку переговоры пока не проводились.

«Росгеология» может сотрудничать с недропользователями через участие в совместных проектах, в рамках СП, а также в качестве подрядчика. «Эти вопросы требуют более детальной проработки», — подчеркнул Р.Панов.

По его словам, «Росгеология» планирует принимать участие практически во всех конкурсах, проводимых Федеральным агентством по недропользованию (Роснедра) «в рамках своей компетенции».

ОАО «Росгеология» — российский геологический холдинг, объединивший 37 государственных геологоразведочных предприятий различного профиля. Компания призвана обеспечить равномерное геологическое изучение территории России, воспроизводство минерально-сырьевой базы, развитие принципиально важных и новых направлений геологических исследований. Р.Панов был назначен руководителем «Росгеологии» в июне 2013г.
http://www.rbc.ru/rbcfreenews/20130722140753.shtml

Росгеология в Танзании

16 октября 2012 г.
ОАО «Росгеология» разработало и представило программу региональных исследований на территории Республики Танзания, сообщила пресс-служба ведомства.

На территории республики имеются значительные запасы полезных ископаемых. Так, Танзания занимает третье место в Африке по запасам золота, кроме того, она богата такими полезными ископаемыми, как алмазы, медь, углеводороды, и представляет значительный интерес для реализации проектов, связанных с проведением геологоразведочных работ.

Ранее в ходе визита в начале октября представители «Росгеологии» провели встречи с руководителями подразделений Министерства энергетики и полезных ископаемых и другими чиновниками Танзании, на которых обсудили перспективы совместной деятельности в области проведения региональных геологоразведочных работ по перспективным территориям.

Также стороны обсудили Программу прогнозных металлогенических исследований Центральной части территории Танзании. Программа прошла предварительное согласование и сейчас находится на рассмотрении у руководства.

Отметим также, что ранее в Танзании были найдены крупные залежи нефти.

«Росгеология» — российский геологический холдинг, объединивший государственные геологоразведочные предприятия различного профиля. Компания призвана обеспечить равномерное геологическое изучение территории России, воспроизводство минерально-сырьевой базы, развитие принципиально важных и новых направлений геологических исследований. «Росгеология» включает в себя 38 самых значимых госпредприятий геологической отрасли России, в том числе «Сахалингеологию», находящуюся на острове Сахалин. Предприятия холдинга оказывают услуги по бурению, геосъемке и геофизике.

Приоритетными направлениями для работы специалистов «Росгеологии» за рубежом являются страны Африки (Танзания, Мавритания, Судан, Ангола, Намибия, Гвинея, ЮАР и др.), Латинской Америки (Венесуэла, Чили, Перу), Юго-Восточной Азии (Вьетнам, Лаос, Монголия), Индонезия и другие, со многими из которых подписаны межправительственные соглашения.
http://top.rbc.ru/economics/16/10/2012/674552.shtml

rbcdaily.ru: Чем компенсировать падение нефтедобычи в Западной Сибири

Решить проблему обвального падения добычи углеводородов в Западной Сибири в ближайшие годы сможет геологоразведка. Компании показывают прирост запасов в регионе в основном за счет их переоценки, а немногие открытые месторождения — «лужицы». Исправить ситуацию может вмешательство государства в лице «Росгеологии». Другой вариант — сделать ставку на нефтепереработку, тогда Тюмень должна стать центром нефтехимического кластера.

Государству вместе с нефтяными компаниями необходимо сформировать специализированные поисковые программы для увеличения разведки и, как следствие, повышения показателя добычи углеводородов в Западной Сибири. Об этом говорится в докладе руководителя Роснедр Александра Попова, презентованном на Третьем международном инновационном форуме «НефтьгазТЭК-2012», организованном при поддержке губернатора Тюменской области Владимира Якушева.

Сейчас территория Западной Сибири разведана примерно в десять раз лучше Восточной Сибири и шельфа. По данным нефтяных компаний, в текущем году прирост запасов нефти составил почти 25% от показателя предыдущего года. Это происходит за счет переоценки запасов уже известных участков и открытия новых залежей. «Почти 90% новых месторождений мелкие или очень мелкие, реже встречаются средние», — говорит Алексей Варламов, генеральный директор Всероссийского научно-исследовательского геологического нефтяного института, выступавший от лица г-на Попова.

Несмотря на это, обеспеченность российских нефтяных компаний запасами с учетом нынешнего уровня добычи выглядит неплохо. ЛУКОЙЛу углеводородов хватит на 40 лет, «Сургутнефтегазу» — на 24 года, «Газпром нефти» — на 37 лет. Лидер — ТНК-ВР, ей хватит запасов на 53 года. Это отнюдь не стимулирует компании больше инвестировать в геологоразведку. Государство это понимает, поэтому «Росгеология» также планирует реализовывать свои проекты в регионе, рассказал РБК daily заместитель генерального директора холдинга Александр Писарницкий. «В первую очередь компания войдет в Западную Сибирь с сейсмическими проектами», — пояснил он.

Зампред правления компании «Сибур» Кирилл Шамалов в свою очередь предлагает сместить приоритеты с добычи сырой нефти на ее глубокую переработку. Согласно «Энергетической стратегии до 2030 года» Тюменская область должна стать одним из шести кластеров нефтехимической и нефтегазовой промышленности. «Особая климатическая зона соответствует тому кластерному подходу, который проводится государством в развитии отрасли», — отметил он. Согласно проекту «Сибура» и правительства региона Тюмень к 2030 году должна стать центром Западно-Сибирского нефтехимического кластера. Это позволит привлечь в область значительные инвестиции от ведущих мировых отраслевых компаний, объясняет г-н Шамалов. «У нас перед глазами есть пример Западной Европы. Территория стала центром нефтяной и нефтехимической промышленности, не имея никакой самостоятельной минерально-сырьевой базы», — заключил г-н Шамалов.

http://www.rbcdaily.ru/2012/09/21/tek/562949984760027

Интервью главы Минприроды Ю.П.Трутнева

02 марта 2012 г.
Министр природных ресурсов и экологии РФ Юрий Трутнев ответил на вопросы корреспондента информационного агентства «Интерфакс».

— Как вы оцениваете ситуацию с геологоразведкой в России за последние пять лет, какие меры по стимулированию ресурсной базы были сделаны и что еще предстоит сделать Минприроды?
— Можно сказать, что за эти годы произошел переход от кризиса, когда мы проедали уже разведанные запасы, к расширенному воспроизводству запасов. У нас шестой год идет расширенное воспроизводство запасов нефти, газа, золота, платины, угля, никеля. Инвестиции в отрасль выросли по сравнению с 2004 годом в 6 раз, доходы от продажи прав пользования недрами увеличились за этот период в 10 раз, поступления от НДПИ возросли в 8 раз. За это время было открыто около 500 новых нефтегазовых месторождений, в том числе несколько крупных — с запасами нефти свыше 100 млн. тонн. В прошлом году был создан концерн «Росгеология». Мы надеемся, что он окажет немалую помощь в улучшении геологической изученности.
Говорить о том, что с геологоразведкой все в полном порядке, и дальше мы будем жить только светло и счастливо, не совсем правильно. У нас были проблемы, связанные с экономическим кризисом в 2008 году, было потом некоторое падение. Но за счет того, что машина уже ехала, колесо уже крутилось, сильного проседания мы не допустили.

— В этом году также будет наблюдаться воспроизводство запасов?
— Думаю, что в этом году мы его достигнем. Во всяком случае, у нас нет пока оснований думать об обратном. Более того, динамика поступлений в бюджет РФ от продажи прав пользования недрами такова, что у нас уже на сегодняшний день порядка 30% бюджетного задания по 2012 году выполнено.

— Минприроды подготовило программу по освоению шельфа. Какие инвестиции она предполагает? Какие в ней отражены подходы к разработке шельфа?
— По нашим оценкам и оценкам экспертов других ведомств, для освоения шельфа в срок до 2040 г. необходимо потратить порядка 9,5 трлн. рублей. Расчетные инвестиции только в геологическое изучение «серой зоны» на шельфе Баренцева моря оцениваются грубо в $1-1,2 млрд. Однако сейчас самая принципиальная развилка связана с тем, кто будет осваивать шельф. Если будем продолжать пытаться делать это усилиями двух госкомпаний, то просто будем отставать. Я уверен в том, что круг пользователей можно пытаться расширить. Надеюсь, что какие-то решения на эту тему будут приниматься.

— «Роснефть» начала активно набирать лицензии на шельфе и приглашать работать на них иностранные компании. Такой подход сможет обеспечить необходимый уровень освоения шельфа?
— Я бы соврал, если бы сказал, что такой путь невозможен. Но проблема в том, что при таком подходе «Роснефть» становится чем-то больше, чем нефтяная компания. «Роснефть» превращается в эдакое министерство шельфа Российской Федерации и начинает выполнять государственные функции. Справится ли с этим «Роснефть», достаточен ли ее управленческий потенциал для руководства таким колоссальным проектом? Я не уверен… Тем более что мы другого от шельфа хотели, не просто чтобы кто-то плавал, делал геофизику, ставил запасы на баланс. Разговор шел о программе, по которой к разрабатываемым участкам подводилась инфраструктура. Мы хотели с помощью шельфа поднять всю экономику, строить причалы, новые танкеры, в том числе ледового класса, размещать заказы на предприятиях судостроительной отрасли, научиться строить оборудование для бурения. Этим «Роснефть» будет заниматься? Как-то не очень убеждает, правда…

— Глава «ЛУКОЙЛа» Вагит Алекперов в свое время предлагал ввести понятие национальной компании и дать ей возможность работать на шельфе, в том числе в качестве оператора. Такой вариант возможен?
— Может быть, я что-то путаю, но любая компания, зарегистрированная в России, это и есть наша национальная компания. Сегодня человек, который организовал сельскохозяйственный кооператив в деревне Зюкайка Пермского края, создал замечательную национальную компанию. Чем больше будет компаний, которые приносят пользу гражданам, исправно платят налоги, соблюдают законодательство, тем лучше. Что нам еще от нее надо? Мы постоянно говорим об уменьшении государственного участия в экономике. Зачем тогда его увеличивать?

— Я правильно понимаю, что любой полезной, законопослушной компании — аккуратной налогоплательщице можно предоставить доступ к шельфу?
— Мы это предлагаем, и предлагали уже много раз, докладывали на совещаниях Совета безопасности. Понятно, что это решение точно «национальное» и должно быть принято не министерством, а руководством страны.

— В прошлом году ведомства активно обсуждали идею введения налога на дополнительный доход (НДД) для нефтяных месторождений. Минприроды предложило выделить некие пилотные проекты на шельфе и на суше для апробации системы НДД. Сейчас эта идея как-то прорабатывается Минприроды?
— По суше налоговая система в целом работает и как фискальная, и как стимулирующая. Менять ее пока нет большой необходимости. Что касается шельфа — то он сложнее по освоению, связан с большими рисками, требует большей капиталоемкости, Для него надо разрабатывать другую систему налогообложения. Правда, на мой взгляд, в вопросе шельфа мы должны соблюдать последовательность: сначала надо определить, кто на шельфе работает; потом — как государство взаимодействует с этими участниками рынка, а затем уже предлагать меры стимулирования. Тем более что механизм НДД все-таки связан с определенными рисками. Он схож, в определенной мере, с механизмом, применяемым в соглашениях о разделе продукции. А в рамках СРП мы знаем, как люди, скажем так, управляют ситуацией, и на эти грабли второй раз наступать не хочется.

— Где сейчас находится законопроект о предотвращении загрязнений шельфа и когда он может вступить в действие?
— Он в Госдуме, прошел первое чтение. Где-то к июню готовится на второе чтение. Каких-то больших сложностей не видим, все идет своим чередом. Кроме того, сейчас готовится еще один законопроект, связанный с работой по предотвращению разливов в ледовой обстановке, поскольку во льдах есть свои сложности с их устранением. В феврале он внесен в Правительство.

— В чем отличие готовящегося документа от законопроекта по борьбе с загрязнением морей?
— Отличие в технологических методах борьбы с загрязнениями.

— Почему задерживается процесс предоставления лицензий на добычу по нефтяным месторождениям на Каспии, например на структуре Центральная, не выдаются добывающие лицензии КНК?
— Никаких особых, на мой взгляд, проблем нет. На вопросы, находящиеся в национальной юрисдикции, ответы ищутся не так быстро, как хотелось бы, что касается вопросов совместного ведения двух государств, то там все умножается в несколько раз, разные регламенты, разные представления о том, как должна быть подготовлена информация. Сейчас между специалистами России и Казахстана идет обмен геологической информацией, после которого наши коллеги представят свое видение работы этих проектов. Российские участники со своей стороны уже готовы. Никаких интриг вокруг этого нет.

— А с выдачей лицензии на Имашевское газоконденсатное месторождение, расположенное в трансграничной зоне России и Казахстана, какие связаны проблемы?
— С ним немножко сложнее. Там нет полной определенности с границами, в том числе в части разрабатываемого месторождения. Поэтому по нему идет более сложная работа, не просто дипломатическая переписка.

— То есть сейчас этот вопрос решается на уровне МИДа?
— Да.

— Прошедшие на прошлой неделе в Ненецком округе аукционы по продаже трех нефтегазовых участков удивили всех — стартовые цена были повышены в сотни раз. Позволит ли это стимулировать проведение аукционов, выставлять крупные месторождения на аукционы, а не на конкурсы?
— С одной стороны, аукционы с высоким ростом стоимости меня радуют. Во-первых, это говорит об их прозрачности, о том, что была правильная конкуренция, во-вторых, бюджет получает деньги, которые ему точно пригодятся. Поэтому мы стараемся по максимуму продавать месторождения через аукционную процедуру. Кроме того, у нас есть вопросы к Роснедрам на тему обеспечения прозрачности конкурсов, выполнения антимонопольного законодательства при продаже прав пользования. Мы хотим проанализировать все случаи отказов компаниям, все ли они были обоснованы…

Но, с другой стороны, заявлять, что давайте все крупные месторождения отдадим на аукционы, я бы не стал. С точки зрения продажи прав пользования лучшей формы, чем аукцион, не существует, но с точки зрения дальнейшего освоения месторождения и социально экономического развития региона конкурс дает определенные преимущества. Нам надо научиться создавать на базе крупных месторождений новые центры развития, добиваться того, чтобы строились железные дороги, линии электропередачи, новые населенные пункты, обучались люди. Это не внутриотраслевая задача, здесь нужна скоординированная работа и Минэкономразвития, и Минрегиона, и Минэнерго. Мы должны вместе научиться это делать.

— Минприроды не так давно предлагало проводить электронные аукционы. Почему понадобился такой механизм? Когда он может заработать?
— Мы считаем это направление правильным: чем меньше субъективного участия в торгах чиновников, чем процедура прозрачнее и публичнее, тем лучше и понятнее результат. Мы сейчас много делаем для совершенствования предоставляемых услуг как в части подготовки к проведению электронных аукционов, так и в части принятия управленческих решений. Например, мы давно уже создали систему, которая позволяет отслеживать выполнение условий лицензий. Ведем работу по улучшению системы мониторинга состояния окружающей среды. В прошлом году был принят закон, объединяющий около 14 видов мониторинга по разным ведомствам в единую систему. Но эта единая система пока написана только на бумаге, ее еще надо создать. Работа рассчитана до 2020 года в рамках модернизации наблюдательной сети Росгидромета. Задача сделать так, чтобы человек мог узнать экологическую ситуацию в любой точке России. Например, есть ли превышение предельно допустимой концентрации в воздухе Норильска, нормально там дышится или нет?

— Есть ли системы, позволяющие мониторить работу компаний по улучшению состоянию недр, повышению коэффициента нефтеотдачи, например?
— Сначала нам надо продумать систему стимулирования повышения нефтеотдачи. В геологоразведке мы продвинулись по целому ряду направлений, а вот коэффициентом извлечения нефти надо заниматься.

— Что мешает? Эту задачу, насколько я помню, Минприроды ставило перед собой много лет подряд.
— Повышение коэффициента извлечения нефти — эта задача отнюдь не только технологическая. В длинные проекты, требующие в будущем перехода на технологии повышения нефтеотдачи, вкладываются тогда, когда абсолютно уверены в его инвестиционной привлекательности, в защищенности экономики. Наш бизнес должен до конца поверить в то, что деньги надо вкладывать в Россию, что это безопасно, надежно, надолго и так далее. Я не считаю, что у бизнеса есть большие основания в чем-то не доверять государству, но доверие — это такая штука, которая не возникает за день, особенно, когда речь идет о крупных капиталах.

— В прошлом году очень долго обсуждалась идея создания национальной сервисной компании, аналогичной холдингу «Росгеология». Сейчас эта идея умерла или какие-то шаги делаются в этом направлении?
— Я не знаю, умерла ли эта идея, но, на мой взгляд, лучше бы, она именно так и поступила.

— Почему?
— Создание из 38 маленьких, по-разному живущих, вырывающих друг у друга заказы государственных предприятий одного холдинга «Росгеология» с оптимизацией управления, возможностями модернизации, закупки новых технологий — это улучшение качества государственных функций. Ситуация, когда государство берет на себя региональные геологические работы, где нет экономического результата, компенсируя расходы разовыми платежами, всех устраивает. Но если мы создадим компанию, которая будет заниматься бурением и повышением нефтеотдачи, то есть, по сути, освоением месторождения, то кому это интересно?

— Компания может выступать как подрядчик при разработке сложных месторождений, например, Баженовской свиты, где требуются колоссальные затраты…
— Секунду. Для разработки Баженовской свиты нам пришлось вносить изменения в законодательство в части разработки нижележащих горизонтов и расширения границ горных отводов. Это вот первое. Второе: говорить о стимулировании разработки глубоких горизонтов — это корректная и правильная постановка вопроса. Об этом точно надо подумать, но не через инструмент создания национальной сервисной корпорации.

— Какова может быть дальнейшая судьба «Росгеологии»?
— Посмотрим, она пока должна встать на ноги, стать сильной компанией. Что с ней делать после этого, еще десять раз надо посоветоваться. Понятно, что любой экономической деятельностью бизнес все-таки занимается эффективнее государства.

— То есть возможна ее приватизация?…
— Когда-нибудь, может быть, и да. Но с начала из нее сделать реальную компанию.

— Почему не привлекли «Росгеологию» для доразведки трех месторождений в ХМАО и а передали эти работы «Сургутнефтегазу», «ЛУКОЙЛу» и «Роснефти»?
— Этот странный механизм никогда до этого в России не применялся. Надо разобраться с точки зрения антимонопольного законодательства, не дает ли он некоторым компаниям преимущества при проведении конкурсов по данным месторождениям. Или это просто попытка затянуть вопрос с предоставлением этих месторождений на перспективу…

— Как идет решение вопроса об утилизации попутного нефтяного газа? Где сейчас находятся поправки, смягчающие требования по утилизации ПНГ? Когда Россия сможет перейти на 95% использование ПНГ?
— Конечно, не в этом году. Но очень важно, чтобы наши действия были последовательны. Если начнем метаться и постоянно менять решения, то тогда очень трудно задавать длительные тренды для экономики. Поэтому наша позиция неизменна: надо взимать повышенную плату за сжигаемый свыше разрешенных 5% ПНГ. Недавно состоялось заседание правкомиссии по ТЭК, где мы нашли взаимопонимание с коллегами по трем вопросам, когда можно идти на исключение. Первое — это возможность консолидации объемов используемого газа в рамках одной компании. Второе — для новых месторождений мы предлагаем разрешить льготу по утилизации на семь лет, поскольку к ним сложно предъявлять такие же требования, как для зрелых месторождений. И, наконец, последнее — когда попутный газ по своему химическому составу содержит большое количество примесей, которые просто трудно утилизировать. Решение по льготам в этом вопросе подтверждено правкомиссией по ТЭК, на базе этого может быть уже сформирована позиция правительства. Проект соответствующего постановления мы уже сдали. Думаю, что в течение двух-трех месяцев эта работа будет закончена.

— А когда все-таки возможен в России переход на 95%-ное использование ПНГ?
— Как только механизм наказания начнет действовать, динамика изменится достаточно быстро. Это не произойдет за несколько месяцев: компании, которые сейчас уже близки к нужному показателю, выйдут очень быстро, а те, кто отстает, могут изменить ситуацию коренным образом за полтора-два года.

— Недавно Минприроды выступило с инициативой сделать стратегическими и ряд месторождений угля. Почему возникла такая необходимость?
— С точки зрения запасов, в России с углем проблем нет. Однако если посмотреть с точки зрения управления энергетическим балансом страны, то Минэнерго необходим инструмент администрирования для обеспечения более комплексной разработки этих запасов. Поэтому было предложено сделать стратегическими месторождения с запасами каменного угля от 300 млн. тонн, бурого угля — от 1 млрд. тонн. Собственно, ничего плохого в этом механизме мы не видим, поэтому уже внесли соответствующие предложения в правительство.

— А когда появятся стратегические месторождения в угольной отрасли?
— Существует общий порядок. Сейчас идут согласования.

— В мае планируется провести конкурс по крупнейшим медно-никелевым рудам в Воронежской области. Какие еще компании, помимо «Норникеля», проявляют к нему интерес, кто уже подал заявки на участие?
— Интерес проявляла УГМК, причем даже раньше «Норникеля». Заявки пока никто не подал, они обычно подаются буквально в самый последний момент, поэтому в этом нет ничего удивительного.

— В ходе работы министром у вас не возникло ощущение, что вы стали реформатором геологической отрасли? Какие наиболее значительные шаги были сделаны министерством за этот период?
— Мне слова какие-то по отношению к себе придумывать сложно. Я бы по-другому сказал: есть направления деятельности министерства, за которые мне точно не стыдно. Когда мы приходили, в недропользовании были сплошные конкурсы, доходы государства были мизерные, в геологоразведку ничего не вкладывалось. Сейчас мы занимаем третье место в мире по эффективности управления в области природных ресурсов. За это время были приняты такие важные документы, как Стратегия развития геологической отрасли. Успехи достигнуты в водных ресурсах — проведены ремонты сотни километров защитных сооружений, разработана Водная стратегия. Но если же говорить о слове «реформа», то оно, наверное, более всего применимо к экологическому направлению. Здесь мы подготовили сильный пакет законопроектов, переделывающий фактически все существующее законодательство, который позволяет внести порядок в этой области, несмотря кучу проблем, постоянное сопротивление и прочее. В гидрометеорологии мы запустили процесс модернизации сети, создали систему предупреждения о чрезвычайных ситуациях, ведем работу по ускорению создания космической группировки…

Честно скажу, хуже обстоят дела с охотничьим хозяйством. Я ругаюсь там постоянно. Но у нас есть точное понимание принципов реформирования законодательства, теперь нужно выходить на уровень согласованных документов, которые можно рассматривать и принимать. Например, нужно реформировать вопросы, связанные с доступностью охотничьих угодий. В свое время, еще в период Минсельхоза, вышел закон о том, что в субъектах не менее 20% таких земель должно относиться к охотничьим угодьям общего пользования, а остальное можно сдавать в аренду. У нас охотопользователей сегодня в стране около 1% от общего числа охотников, которых — свыше 3-х млн. человек. В настоящее время в ряде регионов, где проживает до 80% всех охотников, за определенными охотопользователями закреплено до 100% охотугодий. Я точно не коммунист, но в мое понимание социальной справедливости такая пропорция не укладывается. В этой отрасли много других таких же чудес, ею надо вплотную заниматься.

Ну, и может быть, последнее, чтобы не заканчивать на грустной ноте. Я очень доволен тем, что мы начали уборку страны. Уже обнаружено 21 тыс. свалок по стране, 13 тыс. из них ликвидировано. Начата уборка на Байкале, острове Врангеля, земле Франца-Иосифа. Из бюджета были выделены 1,5 млрд. рублей на улучшение состояния системы особо охраняемых природных территорий. Мне кажется, что по большинству из направлений деятельности есть очевидная положительная динамика. Так что я понимаю, на что потратил это время жизни.

— Сейчас ходят слухи о возможности разделения ведомства на два министерства: Минэкологии и Минресурсов. Есть ли в этом смысл или Минприроды работает сейчас как целостная система?
— Я слышу периодически возникающие в прессе тезисы — а давайте экологию выделим отдельно, сделаем ее независимой, чтобы она сама боролась за свои права. Но у меня один вопрос — люди, которые это предлагают, всерьез считают, что можно отдельно от экономики и промышленного развития, отдельно от территориального развития и недропользования рассматривать вопросы экологии? Мы и сейчас можем совершенно легко придумать такие экологические требования, что все возрадуются. А дальше что будет? Остановим все предприятия? Поставим все машины в гаражи и выбросим ключи? Экология — это всегда вопрос баланса интересов, они всегда будут сходиться или в министерстве, или в правительстве. Другой вопрос — насколько мы удачно находим решения по соблюдению этого баланса. Я надеюсь, что по целому ряду направлений нам удается достаточно эффективно работать и быстро двигаться вперед. Но, поверьте, мне точно не приходит в голову идея, что все делается идеально. Наверняка, где-то можно работать быстрее, какие-то решения можно принимать удачнее. Но если бы в мире была идеальная структура управления, то ее бы давным-давно придумали
http://neftegaz.ru/analisis/view/7748

ОАО «Росгеология»

20/11/2009
Холдинг «Росгеология» в форме ОАО будет полностью находиться в собственности государства, сообщил замглавы Минприроды Сергей Донской, выступая в пятницу в Совете Федерации с докладом о развитии геологической отрасли страны.
http://ria.ru/economy/20091120/194709100.html

Указ Президента РФ от 15 июля 2011 г. N 957.
«Об открытом акционерном обществе «Росгеология»
В целях обеспечения комплексного геологического изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы Российской Федерации на основе передовых геологических, геофизических и геохимических технологий постановляю:
1. Принять предложения Правительства Российской Федерации:
а) о переименовании открытого акционерного общества «Центргеология» (г. Москва), 100 процентов акций которого находится в федеральной собственности, в открытое акционерное общество «Росгеология»;
б) о внесении в качестве вклада Российской Федерации в уставный капитал открытого акционерного общества «Росгеология» находящихся в федеральной собственности акций открытых акционерных обществ по перечню согласно приложению N 1 в порядке оплаты размещаемых этим акционерным обществом дополнительных акций в связи с увеличением его уставного капитала;
в) о преобразовании федеральных государственных унитарных предприятий по перечню согласно приложению N 2 в открытые акционерные общества, 100 процентов акций которых находится в федеральной собственности, с последующим внесением 100 процентов акций минус одна акция каждого из них в качестве вклада Российской Федерации в уставный капитал открытого акционерного общества «Росгеология» в порядке оплаты размещаемых этим акционерным обществом дополнительных акций в связи с увеличением его уставного капитала.
2. Определить в качестве приоритетных направлений деятельности открытого акционерного общества «Росгеология» геологическое изучение и выявление ресурсного потенциала перспективных территорий Российской Федерации, ее континентального шельфа и акваторий внутренних морей, дна Мирового океана, Арктики и Антарктики, локализацию и оценку ресурсного потенциала нераспределенного фонда недр в освоенных и новых районах в целях воспроизводства запасов минерального сырья, а также государственный мониторинг состояния недр.
3. Внести в перечень стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ, утвержденный Указом Президента Российской Федерации

4. Правительству Российской Федерации:
а) в 24-месячный срок обеспечить проведение мероприятий, предусмотренных пунктом 1 настоящего Указа;
б) в 2-месячный срок привести свои акты в соответствие с настоящим Указом.
5. Настоящий Указ вступает в силу со дня его подписания.


http://text.document.kremlin.ru/SESSION/PILOT/main.htm

Глава создаваемого ОАО «Росгеология», экс-замминистра природных ресурсов и экологии
Донской Сергей Ефимович
Родился 13 октября 1968 г. в г. Электросталь Московской области.
В 1992 г. окончил Государственную Академию нефти и газа имени И.М.Губкина по специальности автоматика и телемеханика.
С 1992 по 1993 г.г.– инженер лаборатории микропроцессорных автоматизированных систем СКБ «Газприборавтоматики».
С 1993 по 1995 г.г. – финансовый брокер в финансовых компаниях «Ваши ценные бумаги», «Инвестиционная — промышленная компания «СИНТ», ООО «Расчетная фирма «СИНТ».
С 1995 по 1996 г.г. – руководитель отдела инструментов денежного рынка, руководитель ООО «Инвестиционная фирма «СИНТ».
С 1996 по 1998 г.г. – дилер-аналитик Управления финансовых инструментов, руководитель информационного-аналитического сектора, ведущий аналитик Департамента анализа и маркетинга ЗАО «Према-Инвест».
С 1999 по 2000 г.г. – советник Департамента по подготовке и реализации соглашений о разделе продукций, заместитель начальника отдела, начальник отдела Департамента по подготовке и реализации СРП Министерства топлива и энергетики РФ.
С 2000 по 2001 г.г. — работал в Главном управлении по финансовой и инвестиционной деятельности и в Главном управлении по корпоративному финансированию и инвестициям ОАО «ЛУКОЙЛ».
С 2001 по 2005 г.г. – начальник отдела в ОАО «Зарубежнефть».
С 2005 по 2008 г.г. — директор Департамента экономики и финансов Министерства природных ресурсов РФ.
4 июля 2008 года распоряжением Председателя Правительства Российской Федерации В.В.Путина назначен на пост заместителя Министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации.
http://www.informprom.ru/person.html?234
http://neftegaz.ru/persons/view/863
Курирует:
Департамент экономики и финансов
Департамент государственной политики и регулирования в области геологии и недропользования
Федеральное агентство по недропользованию (Роснедра)
http://old.mnr.gov.ru/part/?pid=1007

17 августа
Глава создаваемого ОАО «Росгеология», экс-замминистра природных ресурсов и экологии Сергей Донской рассказал «Интерфаксу» о задачах нового холдинга и направлениях его работы

— Идея о государственном холдинге, который объединил бы в себе российские геологические активы, витает в воздухе уже давно. В июле она приобрела реальные очертания, когда президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ о создании ОАО «Росгеология». Что сейчас, после получения правительственного одобрения, представляет собой будущий холдинг?
— В настоящее время «Росгеология» — это 37 разрозненных геологических предприятий, 24 в форме ОАО и 13 ФГУПов. Акционерные общества будут консолидированы в «Росгеологию» в течение полугода, унитарные предприятия — акционированы и переведены в головной холдинг за два года. После этого в России появится государственная корпорация «Росгеология».

— Проведена ли оценка стоимости активов, которые войдут в «Росгеологию»?
— Оценка проводилась, но в рамках финансово-экономического обоснования. Перед акционированием оценку активов должно провести Росимущество.

— Какие ближайшие планы по формированию «Росгеологии»?
— Сейчас разрабатывается устав общества. Документ проходит согласование в Росимуществе, и, думаю, будет утвержден в ближайшие недели. Затем ОАО «Центргеология», на базе которого создается холдинг, будет переименовано в ОАО «Росгеология». После этого начнется консолидация предприятий на балансе холдинга. В течение полугода мы планируем разработать стратегию развития холдинга на период до 2020 года.

— Кто войдет в совет директоров «Росгеологии»?
— Совет директоров формируется по предложениям Росимущества. Надеемся, в этом полугодии он будет утвержден.

— Почему именно «Центргеология» выбрана базой для создания холдинга?
— Конечно, территориальный признак сыграл здесь не последнюю роль — здание «Центргеологии» находится в Москве, это облегчит коммуникацию с правительством, министерством природных ресурсов и экологии, Роснедрами и другими госорганами. Кроме того, «Центргеология» — старейшее советское геологическое предприятие, которое одним из первых в отрасли стало создавать совместные предприятия с иностранными партнерами.

— Какие виды работ будет выполнять холдинг? В чем его уникальность и конкурентные преимущества?
— Объединяемые активы представляют собой многопрофильные предприятия. Они оказывают услуги по проведению геофизики, гравиметрии, бурения, региональных, морских работ, геосъемки. Кроме того, фактически, это самая крупная с точки зрения территориального охвата компания. Геологоразведочного холдинга с такой структурой и возможностями в России на сегодняшний день нет.
Наши предприятия расположены во всех регионах страны от Запада до Востока. Крайне важно, что сеть компаний занимает практически весь Дальний Восток: Чукотка, Магадан, Камчатка, Хабаровск, Благовещенск, Владивосток, Иркутск. В этом регионе мало коммерческих структур холдингового типа, которые могли бы работать по всем ключевым направлениям геологоразведки.

— Будет ли холдинг выходить на зарубежные рынки?
— Да, «Росгеология» сможет работать в рамках международных договоров, заключенных Россией с другими странами. В качестве перспективных территорий мы рассматриваем Африку, Азию, Латинскую Америку.

— Какова будет структура портфеля заказов «Росгеологии»?
— Планируем сохранить существующий паритет государства и частных заказов. Однако, с точки зрения поставленной цели, наш самый главный клиент, конечно, государство. Изначально мы создавались как предприятие, которое должно включить механизмы повышения инвестиционной привлекательности геологоразведочной отрасли.

— Каков объем портфеля заказов?
— Сейчас годовой портфель заказов компаний, входящих в холдинг, — 8-9 млрд рублей. Планируем постепенно увеличивать этот уровень.

— Как будет строиться работа холдинга?
— Мы смотрим на новые территории, планируем создавать консорциумы с частными структурами для работы в этих регионах. «Росгеология» будет развивать направление деятельности юниорных компаний (малый и средний бизнес в геологоразведке). Кроме того, холдинг планирует развивать сотрудничество с иностранными компаниями, которые хотят начать работу в России в сфере недропользования. Взаимодействие с «Росгеологией» позволит зарубежной компании наметить территориальные предпочтения и с начальных стадий включиться в работу, а затем получить лицензию на правах первооткрывателя месторождения. «Росгеология», как государственный холдинг, сможет развивать направления, которые позволят иностранным компаниям снизить риски инвестирования в недропользование на начальных стадиях — поиска и оценки запасов полезных ископаемых.

— Сможет ли «Росгеология» вести поиск и оценку на шельфе? Ведь в отношении шельфа есть законодательные ограничения, не позволяющие вести работы компании без пятилетнего опыта работы на таких территориях?
— На шельфе холдинг не будет выступать в качестве самостоятельного игрока. Здесь в основном компания сможет оказывать сервисные услуги.

— Планируется ли менять закон для возможности самостоятельной работы «Росгеологии» на шельфе?
— Это зависит от решения правительства.

— Будут ли крупные международные компании, работающие в РФ, такие как Schlumberger, Baker Huges, Halliburton, конкурентами Росгеологии или ее партнерами? Планируются ли альянсы с ними?
— Альянсы происходят в результате слияния, а «Росгеология» — государственная компания, включенная в перечень стратегических предприятий. Так что пока слияний в планах нет. А вот сотрудничество с такими компаниями в сфере инноваций — вполне реально. «Росгеология» и высокотехнологичные компании занимают несколько разные ниши. Такие компании, как Schlumberger, Halliburton обслуживают узкие интересы нефтегазовых компаний, направленные на получение, интерпретацию данных, на этапе, когда полным ходом идет разведка и разработка месторождения, а не поиски и оценку. «Росгеология» формируется именно для этих начальных стадий, причем для всех видов полезных ископаемых.

— Планируется ли модернизировать парк оборудования «Росгеологии»?
— Конечно. Не у всех предприятий, которые войдут в холдинг, была возможность обновить парк. Мы планируем активно взаимодействовать по этим вопросам с госбанками. Думаю, они нам не откажут. Также мы рассматриваем в качестве источника финансирования венчурные фонды.

— Планируется ли в перспективе выход холдинга на биржу?
— Это также будет решать правительство. Могу сказать, что размещение на бирже — точно не вопрос ближайших двух лет.
http://www.interfax.ru/txt.asp?id=203917

24.10.2011
Геологоразведка в России остается самым инвестиционно непривлекательным сектором нефтяной отрасли. Изменить ситуацию должна созданная в этом году новая госкомпания — «Росгеология». О ее задачах, планах и формах сотрудничества с российскими и иностранными инвесторами рассказал спецкорреспонденту РБК daily ГАЛИНЕ СТАРИНСКОЙ глава компании СЕРГЕЙ ДОНСКОЙ.

— Сергей Ефимович, расскажите, какие цели и задачи стоят перед ОАО «Росгеология»?
— Основные направления деятельности «Росгеологии» были определены указом президента России, который был подписан в июле 2011 года. Всего три направления. Первое — это геологическое изучение и выявление ресурсного потенциала перспективных территорий страны, в том числе шельфа внутренних морей, Мирового океана, Арктики, Антарктики. Второе направление — локализация, оценка ресурсного потенциала нераспределенного фонда недр в освоенных и новых неосвоенных районах в целях воспроизводства минерально-сырьевой базы. Третье — это мониторинг состояния недр. По всем этим ключевым направлениям мы сейчас выстраиваем деятельность наших предприятий.

Кроме того, одна из задач создания «Росгеологии» — это консолидация технического, технологического, научного, кадрового потенциала отрасли и развитие новых экономических принципов ведения бизнеса в сфере ГРР.

Надо понимать, что для компаний в современной России геологоразведка более рискованная деятельность по сравнению с другими этапами ее операционной деятельности, она менее привлекательна с точки зрения долгосрочных инвестиций. Поэтому в перечне первоочередных проектов инвесторов геологоразведка уступает другим краткосрочным мероприятиям, особенно это проявляется в период ухудшения экономической конъюнктуры. Необходимо коренным образом менять ситуацию.

У современного государства как сейчас, так и в будущем нет и не будет достаточных бюджетных средств, которые можно было бы направить в высокорискованные проекты ГРР. Увеличение администрирования в отрасли также не приводит к повышению эффективности. Такая деятельность должна базироваться на частных ресурсах, частной инициативе и на рыночных механизмах, на всем, что позволит снижать риски инвесторов, а также перераспределять их между участниками рынка.

В мировой практике проведение геологоразведки и снижение инвестиционных рисков построены на механизмах взаимодействия государства и инвестора. «Росгеология» как раз и должна стать таким связующим звеном на российском рынке. Холдинг должен создать мостик между государством и инвестором для реализации геологоразведочных проектов. Необходимо встроить «Росгеологию» в этот процесс и создать условия для того, чтобы инвесторам было интересно работать на рынке, и с «Росгеологией» в том числе.

— Когда будут утверждены внутренние документы и программы деятельности «Росгеологии»?
— Мы уже начали формировать документы, которые будут регламентировать внутреннюю работу госкомпании. Что касается программ, то надеюсь, что до конца года появится стратегия развития и деятельности «Росгеологии» на долгосрочную перспективу и детальный план работы компании.
Тема управления в сфере недропользования и воспроизводства минерально-сырьевой базы находится в сфере ведения государства, и естественно, что появление «Росгеологии» требует согласования действий компании с руководством страны. Не могу сказать, что предполагаются какие-то революционные этапы в связи с этим, но эволюционные, думаю, следует ожидать. Кроме того, мы идем по пути создания консорциумов с инвесторами. Неизбежно будут возникать вопросы, которые можно решить изменением ведомственных документов, а где-то, возможно, потребуется изменение законодательства. Конечно, мы будем вносить в федеральные органы исполнительной власти, ответственные за принятия подобных поправок, свои предложения.

— Какими привилегиями будет пользоваться «Росгеология» как 100-процентная госкомпания?
— Главная привилегия — это то, что мы будем выполнять задачи, которые необходимы для развития отрасли, экономики. Я бы не стал говорить о привилегиях, а скорее всего о возможностях, какие холдинг, выполняя поручения государства, мог бы предложить участникам рынка.
Возможно, что после завершения разработки стратегии мы сформируем предложения государству, которые позволят в дальнейшем повысить эффективность деятельности «Росгеологии». Но сейчас наши предприятия участвуют в тендерах, проводимых госорганами, наравне с другими компаниями.

— Какова будет роль «Росгеологии» в государственных тендерах на геологоразведку?
— «Росгеология» участвует и будет участвовать в тендерах не только Роснедр. Есть множество органов власти федерального и субъектного уровней, в том числе занимающихся инфраструктурными проектами: Минтранс, МЧС, Минобороны и т.д., которым «Росгеология» может предложить свои услуги. Обязательно будем принимать участие и в зарубежных проектах. Известно, что у азиатских, африканских стран, стран Латинской Америки есть большой интерес в привлечении российских геологов. Отдельная тема, которую мы будем всячески развивать, — сотрудничество с геологическими службами и компаниями стран СНГ, это важно с точки зрения будущего развития и «Росгеологии», и в целом отрасли.

— А что касается шельфовых проектов?
— Доля компании в целом на этом рынке пока не слишком велика, однако мы планируем наращивать свое присутствие, в том числе за счет технического и технологического перевооружения наших компаний. В то же время уже сейчас наши компании могут выполнять целый ряд уникальных работ, как, например, сейсморазведочные работы 2Д, 3Д и 4С в зонах предельного мелководья. Мы хотели бы, чтобы «Росгеологию» в самом недалеком будущем рассматривали как приоритетного стратегического партнера по оказанию сервисных услуг при реализации проектов на континентальном шельфе и в Арктике.

— Какова доля участия «Росгеологии» в проектах на континентальном шельфе в Арктике?
— В части проводимых региональных работ «Росгеология» занимает около 30%, в транзитной зоне — 60%. Доля компании в целом на этом рынке пока не более 10%. В планах наращивать свое присутствие. Мы хотели бы, чтобы «Росгеологию» рассматривали как приоритетное предприятие, которое предоставляет услуги российским госкомпаниям.

— Каковы перспективы сотрудничества и взаимодействия «Росгеологии» с частными российскими компаниями, работающими в области геологоразведки, а также с иностранными компаниями?
— В настоящее время идет активный диалог с компаниями как российскими, так и зарубежными о перспективах создания консорциумов. Вместе ищем схему, в рамках которой сотрудничество могло бы быть эффективно реализовано. Инвестору должны быть понятны условия игры. Чем более масштабный перечень компаний-клиентов мы сможем для себя сформировать, тем более гибкую схему перераспределения рисков можно было бы создать. Конкретные результаты я сейчас не стану озвучивать, поскольку пока идет обсуждение с компаниями.

— Входит ли в обязанности «Росгеологии» создание и ведение единой российской базы данных о ресурсах полезных ископаемых?
— «Росгеология» не госорган, в ее обязанности эти функции не входят. Но в любом случае базу таких данных мы будем создавать. Информацию, которая находится в архивах наших предприятий, планируем аккумулировать и на ее основе создавать единую систему. В составе «Росгеологии» много компаний, которые в советский период были базовыми и в которых хранилось много важной информации, в том числе геофизической.

— Учитывая, что на завершение создания «Росгеологии» отпущено до двух лет, значит ли это, что компания заработает только в 2013—2014 годах?
— Речь идет о том, что мы должны в течение 24 месяцев завершить организационные мероприятия, то есть акции всех 24 акционерных обществ и 13 ФГУП (после их акционирования) должны быть внесены в уставный капитал «Росгеологии». После этого «Росгеология» будет предлагать услуги уже как единый холдинг.

— Какие органы госвласти будут представлены в совете директоров компании?
— Пока функционирует совет директоров ОАО «Центргеология», путем переименования которого указом президента России было создано ОАО «Росгеология». Вопрос, кто будет входить в новый совет директоров после завершения формирования компании, должно решить правительство.

— Как будет финансироваться деятельность «Росгеологии»?
— В настоящее время целевого бюджетного финансирования деятельности «Росгеологии» не предусмотрено. Финансирование будет осуществляться в первую очередь за счет производственной деятельности компании.

— «Росгеология» останется 100-процентным государственным предприятием?
— Да. В ближайшее время продажа акций компании на рынке не планируется.
http://www.rbcdaily.ru/2011/10/24/tek/562949981805016

Большое геологическое объединение
Краткая предыстория
О намерении объединить оставшиеся под контролем государства геологические активы в единый госхолдинг (или два холдинга) говорили давно, но реальные действия в данном направлении обозначились только в 2008 году. Инициатива исходила от Минприроды. В 2009 году были приняты принципиальные решения на самом верху, и вице-премьер Игорь Сечин по поручению премьера Владимира Путина взял под контроль затянувшийся процесс проработки необходимых документов (см., например, «Холдинги разведчиков» в «Нефтесервисе» №4, 2009 г.).

Важным этапом в рождении госхолдинга «Росгеология» стало утверждение правительством в июне 2010 года подготовленной МПР «Стратегии развития геологической отрасли Российской Федерации до 2030 года». В этом документе было уже прямо зафиксировано, что для придания должного импульса геологоразведке, которая сейчас далеко не в самой лучшей форме, необходимо консолидировать находящиеся в собственности государства геологические организации.

Искать все!
Кто же будет обеспечивать «комплексное геологическое изучение недр и воспроизводство МСБ на основе передовых технологий»? В списке передаваемых в «Росгеологию» структур можно увидеть как крупные, хорошо себя зарекомендовавшие геологические предприятия, так и небольшие организации регионального уровня.
Все эти 37 предприятий и организаций можно разделить на три категории. К первой относятся учреждения информационно-экспертного профиля, которые будут заниматься хранением геологической информации, оценкой запасов полезных ископаемых, рассмотрением проектных документов на разработку месторождений. Второй блок образуют специализированные институты, которые обеспечивают деятельность Роснедр по изучению недр и воспроизводству МСБ. Но самым важным должен стать третий блок, объединяющий производственные и научно-производственные геологические предприятия.

Большинство из «списка-37» — предприятия, специализирующиеся на поиске твердых полезных ископаемых. При этом сама «Центргеология», на основе которой создается «Росгеология», исторически занималась именно твердыми полезными ископаемыми и гидрогеологией (см. «Центр­геология» — основа «Росгеологии»). Поэтому есть основания полагать, что геологоразведка на нефть и газ не будет основной задачей новой госкомпании.

Однако среди предприятий, передаваемых в «Росгеологию», есть и специализирующиеся на нефтегазовой геологоразведке. К ним относятся ФГУ «Севморгео» (Санкт-Петербург) и Всероссийский НИИ геофизических методов разведки (Москва), более известный как ВНИИГеофизики. Первое является ведущим отечественным центром по разведке шельфа, второе — крупнейшее научно-производственное предприятие по сейсмическим работам на нефть и газ, участвовавшее в открытии десятков месторождений на территории бывшего СССР. К нефтеразведочным относится также «Иркутскгеофизика», которая участвовала в открытии Верхнечонского месторождения.

При этом, что интересно, ряд крупных чисто нефтеразведочных геофизических предприятий, контролируемых государством, в «Росгеологию» не переданы (см. «Кто не вошел в «Росгеологию»). Данный фактор означает, что идея Игоря Сечина о создании специализированного государственного нефтеразведочного госхолдинга при «Роснефтегазе» еще жива. Не исключены, впрочем, и другие варианты консолидации (подробнее см. «Интеграция нефтегазового сервиса» на стр. 18).

Руководитель нового госхолдинга о проблемах и задачах

Непосредственно отвечающим за будущую «Росгеологию» все последние годы был Сергей Донской, заместитель министра природных ресурсов. Он и стал первым руководителем нового госхолдинга (см. «Глава «Росгеологии»).

Назначение выглядит логичным, даже несмотря на то, что Донской по образованию не геолог, а специалист по автоматике и телемеханике в нефтяной промышленности. Зато у него есть опыт работы в «ЛУКОЙЛе» и «Зарубежнефти» в важной области — управления финансами и инвестициями. В МПР Донского пригласили в 2005 году на должность главы Департамента экономики и финансов. Через три года, в 40 лет, он уже стал заместителем министра, курирующим геологию и, что особенно важно, государственную политику и регулирование в области геологии.

Сергей Донской давно пропагандировал идею создания геологического госхолдинга. В интервью нашему журналу в начале 2011 года (см. «Нефтесервис» №1, 2011 г.) он отмечал, что, хоть отрасль в целом пока и поддерживает МСБ на уровне, обеспечивающем энергетическую и экономическую безопасность страны, не все в геологии идет нормально. В отрасли имеется ряд накопившихся проблем, которые, если их не решать, могут поставить под угрозу экономику страны. Применительно к нефтегазовому комплексу он выделил проблему неуклонного снижения качества МСБ, связанного с постепенным ухудшением горно-геологических характеристик вводимых в эксплуатацию месторождений.

Кроме того, геологическая отрасль страдает и от ряда системных проблем, таких как высокие административные барьеры, низкая научно-техническая и кадровая обеспеченность, недостаток частных и государственных инвестиций. Финансирование геологоразведки в период кризиса 2008-09 годов, естественно, упало. Но и теперь, после кризиса, когда оно стало восстанавливаться, бюджетных денег геологам и геофизикам не хватает. В 2010 году на воспроизводство МСБ углеводородов было затрачено около 9 млрд рублей из федерального бюджета и около 150 млрд рублей из средств недропользователей — профессионалы отрасли считают, что этого недостаточно… Очевидно, от Донского, как руководителя нового холдинга, во многом будет зависеть, сможет ли создание «Росгеологии» положительно повлиять на ситуацию, или же «Росгеология» превратится в бюрократическую надстройку над группой разнородных геологических предприятий, надстройкой, по сути, ничего не меняющей в качестве и условиях их работы.

«Центргеология» — основа «Росгеологии»
Старейшее российское геологическое предприятие «Центргеология» имеет более чем 90-летнюю историю. Образовано как Московское отделение Геолкома для изучения территории РСФСР.
«Центргеология» участвовала в создании МСБ черной металлургии СССР, топливно-энергетического комплекса, стройиндустрии и аграрно-промышленного комплекса. В ее активе — разведка уникальной железорудной провинции «Курская магнитная аномалия», новый бокситоносный район в Белгородской области. Разведаны также месторождения титано-цирконовых песков в Нижегородской и Тамбовской областях. Открыта и опоискована новая для России никеленосная провинция в Воронежской области, в Подмосковном буроугольном бассейне открыто и разведано 230 месторождений, на базе которых действовало более 40 шахт и разрезов. Подготовлена крупная минерально-сырьевая база фосфатного сырья.

Кто не вошел в «Росгеологию»
Еще в 2007 году Владимир Путин, будучи президентом РФ, распорядился вывести из списка стратегических предприятий 11 геофизических компаний нефтяного профиля. Среди них было семь крупных предприятий в форме ОАО:
— Волгограднефтегеофизика;
— Пермнефтегеофизика;
— Самаранефтегеофизика;
— Нижневартовскнефтегеофизика;
— Сибнефтегеофизика;
— Ставропольнефтегеофизика;
— Краснодарнефтегеофизика.
Все перечисленные компании имеют огромный опыт в нефтяной геофизике. Во всех ОАО контрольный пакет голосующих акций находился в собственности государства. На основе этих предприятий Минэнерго собиралось создать государственный холдинг, базой которого должен был стать «Роснефтегаз». Пока данная инициатива развития не получила, однако, поскольку перечисленные компании сохранили независимость от «Росгеологии», вероятность ее реализации сохраняется.
http://www.indpg.ru/nefteservis/2011/03/48120.html