Архив меток: РАН

Из жизни РАН

Путин решил уволить ставших академиками чиновников для соблюдения дисциплины
Президент РАН Владимир Фортов сообщил, что в октябре звание академиков РАН получили «человек пять-семь» из числа госслужащих. По данным Дождя, речь может идти о десятерых чиновниках. Среди них — сенатор Арнольд Тулохонов, избранный академиком РАН, однако он позже пояснил ТАСС, что запрет не касается парламентариев.
https://tvrain.ru/articles/putin_reshil_uvolit_stavshih_akademikami_chinovnikov_dlja_sobljudenija_distsipliny-421719/

В октябре звание академиков РАН получили до семи госслужащих, сообщил позже Фортов. По словам источника Дождя в РАН, под определение президента могут попасть до десяти человек.

Среди них, в частности,
начальник главного военно-медицинского управления Минобороны Александр Фисун, замруководителя Росгидромета Александр Макоско, генеральный конструктор АО «ГРЦ Макеева» Владимир Дегтярь,
начальник управления регистрации и архивных фондов ФСБ России Василий Христофоров, член военно-промышленной комиссии при правительстве Игорь Шеремет,
замруководителя МВД Александр Савенков,
член Совета Федерации от Бурятии Арнольд Тулохонов и
генеральный конструктор концерна радиостроения «Вега» Владимир Верба.

Формально под критерий госслужбы попадают директор Эрмитажа Михаил Пиотровский и советник президента Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) Борис Алешин, добавил собеседник Дождя.

Все они подходили под требования к кандидатам на выборах академиков РАН, отмечает собеседник. О том, что они соответствовали всем необходимым для выдвижения требованиям, говорил и Фортов.

Ранее свои кандидатуры на выборах РАН выдвигали министр здравоохранения Вероника Скворцова и губернатор Тамбовской области Александр Никитин, но они снялись с выборов еще до их проведения​.

23 ноября президент России Владимир Путин провел заседание Совета по науке и образованию, на котором была представлена стратегия научно-технологического развития России. О том, почему против стратегии высказался президент РАН Владимир Фортов, о том, кто возражал ему, и главное — о том, почему президент в конце заседания объявил об удивительном решении уволить с государственных должностей 11 членов-корреспондентов РАН и трех академиков,— специальный корреспондент “Ъ” АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ, которому это разъяснил сам Владимир Путин.

Проще начать с того, чем этот совет закончился. Я смотрел вторую его часть в телетрансляции в пресс-центре Кремля. Было известно, что после заседания совета Владимир Путин подойдет к журналистам и расскажет что-то, без чего им нельзя будет обойтись. Так все и было: журналистов стали собирать для перехода наверх, с первого на второй этаж здания, когда все академики уже высказались в дискуссии, которая получилась только на первый взгляд спокойной, да и то только потому, что никто друг в друга креслами не швырялся. В остальном, если понимать, о чем шла речь, она была очень нервной. Некоторые люди показали себя в ней так, что одно расстройство.

Между тем Владимир Путин в своем заключительном слове перешел, по его словам, к технически-кадровым решениям. Речь шла об академиках и членах-корреспондентах РАН, которые работают на госслужбе, при этом баллотировались в академики и членкоры (это выборные должности) и стали ими две недели назад. Таких, по данным “Ъ”, 14 человек: 11 членкоров и 3 академика. Вот их-то поступок и заинтересовал Владимира Путина.

— Некоторые коллеги наши,— сказал президент,— из управления делами президента, из Министерства образования, из Министерства внутренних дел, из Министерства обороны, из ФСБ и других ведомств приняли участие в избрании и были избраны.

Владимир Фортов молчал. Он и представить не мог, что президент повернется к нему с такими словами.

— Владимир Евгеньевич, у меня вопрос к вам и другим представителям Академии наук. Зачем вы это сделали? Они такие крупные ученые?

Президент РАН по-прежнему молчал.

— Это был первый вопрос. И второй вопрос. Что мне теперь с этим делать?.. Думаю, что я должен буду предоставить им возможность заниматься наукой, потому что, судя по всему, их научная деятельность гораздо важнее, чем исполнение каких-то рутинных административных обязанностей в органах власти и управления.

Президент пояснил, что «в прежние времена у нас много представителей различных уровней власти принимали участие в выборах в Академию наук, в том числе высшие должностные лица».

Владимир Фортов, наверное, не понимал, что он сейчас должен сказать. Но понимал, что любой ответ будет самоубийственным.

Потом он, наконец, сказал, что на самом деле этих людей выбирали.

— Значит, они все-таки крупные ученые, так ведь?

Президент РАН вынужден был согласиться.

— Тогда вы меня избавляете от следующего вопроса,— кивнул господин Путин и предложил этим ученым и дальше заниматься делом своей жизни и только им, а не работой в органах власти.

На заседаниях и этого президентского совета, и других президентских советов, которых, если посчитать, окажется много (по физкультуре и спорту, по правам человека и т. д.), ничего подобного никогда не было. Никогда Владимир Путин на таких мероприятиях, да и на любых других, не обещал уволить сразу нескольких высокопоставленных чиновников, причем в такой ультимативной форме.

Владимир Фортов, кажется, совершенно не мог опомниться. Он не ожидал, безусловно, что все произойдет именно так, а по данным “Ъ”, вообще не ожидал, что это произойдет и что президент с вопросами «Зачем вы так поступили?» и особенно «Что мне теперь делать?» обратится лично к нему.

После хотя бы одного из таких вопросов можно и, скорее всего, нужно смело подавать в отставку и быть при этом уверенным, что она будет принята. В конце концов академик Фортов прекрасно знал о том, что происходит.

Все чиновники, которые подали заявки на участие в выборах в РАН, были письменно уведомлены о том, что есть рекомендация президента специально для них: не принимать участия в выборах. Более того, они получили и саму эту рекомендацию. И с каждым из них после этого не один раз говорили, например сотрудники управления президента по научно-образовательной политике и, как говорится, по-честному предупреждали о последствиях. И несколько человек в последний момент (а были те, кто сделал это совсем в последний момент) отказались от этого намерения.

А некоторых других в Академии наук, по информации “Ъ”, отговорили это делать, ссылаясь на то, что это все несерьезно и что есть более точная информация: никто на это на самом деле внимания обращать не будет. Видимо, отсюда родом и фраза президента, обращенная к господину Фортову: «Зачем вы это делали?»

А вот замминистра образования Алексей Лопатин, не так давно пришедший в ведомство из науки, где был не последним человеком и, видимо, услышав о том, что за всем последует, проконсультировался, как сообщают источники “Ъ”, со своим руководителем в министерстве и услышал, как ни странно, примерно то же самое, что говорил и Владимир Фортов.

Надо отдать должное Алексею Лопатину: он больше поверил коллегам из администрации президента и при этом сделал сознательный выбор: решил заниматься наукой.

Таким образом, для него приговор президента не стал сюрпризом.

— Теперь, конечно, многие будут уверены, что президенту такое решение подсказали доброжелатели, которых много у РАН,— сказал мне потом помощник президента Андрей Фурсенко, и было понятно, что он понимает, каких доброжелателей много у РАН (Прежде всего, видимо, в РАН будут говорить о самом Андрее Фурсенко, который надолго задержался у президента перед началом совета.— А. К.).— Уверяю вас: это исключительно его решение. Только его.

Впрочем, в этом можно и не сомневаться: нетрудно представить себе, какие чувства испытал господин Путин, когда его мнение, его, можно сказать, человеческую рекомендацию просто проигнорировали. Такое не могло остаться безнаказанным. Тут уж бессмысленно было подсказывать ему ни с той, ни с другой, ни с какой-нибудь вообще стороны. 14 смелых (в крайнем случае запутавшихся, передоверившихся, обознавшихся или каких-нибудь еще) были обречены.

Между тем среди тех, кто снял свою заявку, когда было уже почти совсем поздно, был, по данным “Ъ”, даже один министр федерального правительства. У него хватило административных навыков все-таки понять, что лучше не уходить в эту историю с головой. Хотя, рассказывают, академиком этот человек очень хотел стать тоже.

Похоже, что между администрацией президента и Академией наук отношения наконец-то обострились как никогда. Более чем верные признаки этого можно было заметить и в начале заседания ставшего уже историческим, по моему мнению, совета.

Президент выступил, сказал несколько добрых слов о стратегии научно-технологического развития России. Стратегия это создавалась несколько лет. Последнее время шли интенсивные совещания по этому поводу. Только президиум совета собирался девять раз меньше чем за три месяца. Согласовывались мельчайшие уже детали, поскольку обо всем остальном договорились раньше, и никто не возражал.

Присутствовал на этих заседаниях и Владимир Фортов. По словам одного из участников совещания, он был полностью согласен со всеми ее положениями, и только когда на последней встрече стали говорить о том, что теперь надо разрабатывать механизм реализации стратегии и что пора начинать, Владимир Фортов вдруг сказал, что сначала надо бы со стратегией разобраться, а что касается тактики, так когда-нибудь, конечно. придет и ее черед.

На это другой участник совещания заметил, что лучше бы начать прямо сейчас, потому что очень хочется при жизни увидеть, что из этого получится, а люди в этом проекте собрались что-то не очень, как правило, молодые. И Владимир Фортов согласился: спорить тут было и в самом деле нечего.

Президент в начале совещания произнес ритуальные слова: о том, что документы придан особый статус, и что он приравнен к Стратегии национальной безопасности, и что это взвешенный документ, результат многомесячной работы сотен людей и десятков организаций. Владимир Путин предложил «поддержать уровень расходов на фундаментальную науку в процентах от ВВП»:

— Сэкономив здесь сегодня, мы будем, безусловно, безнадежно отставать завтра — и допустить этого не можем. Поэтому наряду с бюджетными средствами мы направим и внебюджетные, чтобы в целом сохранить объем финансирования фундаментальной науки в процентах от ВВП в ближайшие два-три года.

В результате широкого, открытого обсуждения стратегии, добавил он, выработана консолидированная позиция ученых, государства, бизнеса относительно приоритетов для науки, сформулированы цели на ближайшую перспективу.

Таким образом, Владимир Путин был уверен, что никаких сюрпризов, кроме того, что приготовил напоследок он сам, не будет.

— Нужно,— сказал он,— прежде всего, создать мощную технологическую базу, чтобы обеспечить опережающий рост экономики и глобальную конкурентоспособность отечественных компаний, вывести на новое качество медицину и сельское хозяйство, ускорить освоение наших территорий, включая Арктику и Дальний Восток России.

В этом, видимо, состоял главный и эксклюзивный смысл стратегии: впервые ее задачей было не стараться сформулировать, что, собственно говоря, происходит с наукой как таковой и как ей в связи с этим развиваться дальше, а было предложено соответствовать вызовам экономики и опережать их.

— Надо раз и навсегда отказаться от практики размазывания бюджетных ресурсов тонким слоем между исследовательскими организациями. Деньги должны выделяться эффективным коллективам на основе конкуренции, конкурсного отбора с тем, чтобы мы рассчитывали на получение нужного нам конечного результата.

Это опять был кивок в адрес РАН, которая предпочитает «практику размазывания тонким слоем», ибо иначе многие ее организации просто и быстро прекратят существование. Собственно говоря, реформа РАН направлена на то, чтобы избавиться от таких организаций и их имущества. А ФАНО, созданная указом президента для управления активами РАН, и вообще для этого прежде всего и существует. Именно этим Владимира Фортова ФАНО в том числе не устраивает.

Владимир Путин предложил выступить своему помощнику Андрею Фурсенко, который признался, что «обсуждение шло непросто, но в итоге проект стратегии был согласован с правительством, принят профессиональным сообществом. Это не значит, что не осталось каких-то редакционных добавлений, я согласен, но в целом проект принят».

Андрей Фурсенко знал, очевидно, что редакционные добавления есть, например, у вице-премьера Аркадия Дворковича, который намеревался некоторые из них озвучить.

Все шло так, как и было предначертано основным сценарием. Но тут Владимир Путин дал слово Владимиру Фортову.

Прежде всего президент РАН попросил главу президентской администрации Антона Вайно, который сидел между ним и президентом, передать Владимиру Путину книгу в бордовом переплете. Антон Вайно сделал это. Книга называлась «Избранные статьи и доклады». Это были статьи и доклады академиков. Внутри имелась подпись: «Глубокоуважаемому Владимиру Владимировичу (каждое из этих трех слов подчеркнуто.— А. К.), с благодарностью, симпатией и наилучшими дружескими пожеланиями». И размашистая подпись господина Фортова.

Владимир Фортов претендовал на многое. Теперь он ждал реакции президента. Впрочем, пока ее не было. Владимир Путин внимательно прочитал пропитанную теплотой к нему подпись и даже не кивнул и не посмотрел с ответной симпатией или хотя бы благодарностью в сторону автора если не всей книги, то хотя бы подписи к ней.

Тут Владимиру Фортову, который таким образом, похоже, готовил плацдарм для своего выступления, пора было выступать. И тут выяснилось, что все, что говорил на последних совещаниях, не имеет ни какого отношения к тому, что он думает на самом деле.

— В целом обсуждаемая здесь стратегия,— сказал он,— конечно, шаг в верном направлении, в направлении консолидации наших общих усилий к одной цели. Эта консолидация тем более необходима, так как мы работаем в условиях падающего бюджета и в то же время в условиях самой радикальной академической реформы за всю историю.

Уже после этих слов надо было ожидать «но».

— Я убежден,— добавил Владимир Фортов,— что самый большой вызов, и он отсутствует в стратегии как сформулированный вызов, предъявляет нам сама природа! А первостепенная задача науки состоит в ее изучении и разгадке природных тайн. И этот главный вызов возник уже с тех пор, как человек перестал ходить на четвереньках! Этот вызов будет стоять перед нами предстоящие десятки миллиардов лет, если, конечно, человечество до этого времени доживет, в результате расширения Вселенной. В этом основной смысл и миссия фундаментальной науки!

Уже все было примерно понятно. Президент РАН настаивал на праве Академии наук не приводить стратегию ее поведения в зависимость от состояния экономики страны. Он настаивал на ее праве быть тем, чем она была все эти десятилетия.

Вряд ли кто-нибудь из оппонентов Владимира Фортова намерен был спорить с тем, что говорил. Все это было очевидно. И в стратегии есть слова и об этом тоже. Но это не является основным и единственным смыслом стратегии. А для Владимира Фортова — является.

Вскользь он, правда, потом упомянул и о том, добавив, что надо дать и список конкретных и понятных людям задач, но сказал об этом просто с каким-то даже сожалением и сочувствием к этим людям, которых могут интересовать такие мелочи на фоне расширения Вселенной.

— Не отменять же их, эти приоритеты, в самом деле,— пожал он плечами.

«Дорожную карту» стратегии он назвал мелкотемной (ни слова, видимо, нет про расширение Вселенной):

— Владимир Владимирович, я не буду эту тему развивать, просто скажу, что нельзя же считать механизмом реализации стратегии пункт 21 проекта РАН «О создании кружков технического творчества и формировании игровых коллективов дошкольных учреждений»! Это снижает уровень бумаги!

Он говорил о том, что «суперцентрализованная модель организации всей науки вряд ли будет жизнеспособна» и о том, что «нужно многоканальное финансирование», а «если говорить о программе фундаментальных исследований, то во всей стране за нее отвечает Академия наук!».

Владимир Фортов сообщил, что «в Российской академии наук, как это предусмотрено в 253-ФЗ, уже подготовлен проект концепции новой программы фундаментальной науки, которую мы готовы представить вам, Владимир Владимирович, на обсуждение, когда она будет готова. Я думаю, на это уйдет месяца три, не больше».

Это был еще мощный сюрприз от Владимира Фортова. Во всей этой истории он при этом по-прежнему заботился исключительно том, чтобы РАН жила так, как раньше, и чтобы ее никто со всеми этими новыми идеями не трогал.

На самом деле он намерен был полностью дезавуировать стратегию, это уже было очевидно.

Но он дал понять, что стратегию еще можно спасти:

— Качественное экспертно-аналитическое обеспечение является одним из обязательных условий успешной реализации стратегии, как нам кажется. Эта функция может быть поручена Академии наук, поскольку только в академии собран полный корпус экспертов высшей квалификации по всем направлениям реализации стратегии. Это же относится к анализу хода реформы академического сектора. Трудно двигаться вперед без четкого понимания, как идет реформа, какие цели поставлены, какие из них удалось либо не удалось реализовать и почему.

Он еще только про деньги и собственность РАН ничего не сказал. А, нет, уже сказал:

— Ну и самое последнее. Нас продолжает остро волновать вопрос об академической собственности. Это тяжелый вопрос. Получается так, что мы с ФАНО подготовили список лишнего имущества, которое можно было бы безболезненно реализовать (то есть то, с чем из списка ФАНО согласилась Академия.— А. К.). Что касается остального, то мы просили бы их судьбу решать только вашим указом и только с подачи Академии наук. Я просил бы этот пункт тоже занести в протокол.

Только РАН, по его мнению, имеет в конце право решать, с чем она может расстаться.

Владимир Фортов закончил, слово получил топ-менеджер Агентства стратегических исследований Дмитрий Песков, который, на мой взгляд, выступил блестяще. Он рассказал о том, чем должна заниматься наука, в том числе и фундаментальная, на том языке, который Владимиру Фортову неизвестен и который он не сможет, видимо, расшифровать, даже если привлечет лучшие умы академии:

— Сегодня подлинные угрозы лежат не в распределении той или иной концентрации бюджетных средств, а эти угрозы внешние. Они внешние для страны, и мы видим сейчас три последовательно накатывающие на нас волны технологической революции, которые в значительной степени обнуляют наши предшествующие достижения, в том числе достижения, которые у нас есть в науке и образовании. Если первая волна, которую мы переживаем сегодня,— это волна лёгкой цифровой экономики, IT, связь, банки,— по верху где-то проходит, то мы понимаем, что в 20-е — а у нас долгосрочная стратегия — это вызов, которым мы должны будем перестроить образование, здравоохранение и промышленность. Вызов этой новой промышленности — то, что мы сегодня пытаемся ответить на него такими поисковыми исследованиями в рамках того, что называют TechNet, где у нас лидирует питерский Политех, Сколтех и несколько структур Ростехнологии, в частности, НПО «Сатурн»…

Владимир Фортов слушал рассеянно. Вникать ему в это действительно не следовало: а то мог бы и, не дай бог, передумать.

— Следующая волна, еще более масштабная,— это уже то, чем занимается Михаил Валентинович Ковальчук — продолжил Дмитрий Песков.— Это новая биология, новая этика, новая натурфилософия, то, чему мы еще даже названия не придумали. Но все эти угрозы абсолютно субстантивны, они создают прямые экономические вызовы существующему бюджету Российской Федерации, социальным обязательствам и, собственно говоря, основам для инвестиций в научные исследования, в научную деятельность. Цифровая платформа Alibaba 16 ноября этого года продала товаров на 17,6 миллиарда долларов за один день. Они научились проводить 140 тысяч сделок в одну секунду! Это реальность, когда можно продать на 1 миллиард долларов цифровых продуктов за один день!.. Считаем, что стратегия способна ответить на эти угрозы. Она про это, а не про то, как оптимизировать существующие финансовые процессы!

Еще выступали потом и Юрий Соломонов, и Николай Кропачев, и Людмила Вербицкая, шлифовали идеи стратегии, но все это были нюансы. Два подхода были ясны: принять стратегию или отложить и отдать ее на доработку Академии наук.

Господин Путин, после того как выступил Аркадий Дворкович. который попросил пару недель на редакционную правку некоторых пунктов, а потом сказал, что правительство начинает работать над реализацией предложенного варианта стратегии, дал понять, что его устраивает именно этот вариант. И это было самое чувствительное поражение президента РАН за время наблюдений. Даже реформа РАН в свое время была принята с учетом, как известно, многих его замечаний — и оттого затормозилась на несколько лет.

А потом, после некоторой паузы, Владимир Путин обратился лично к Владимиру Фортову с идеей по поводу госчиновников, которые увлеклись академической наукой.

После этого президент РАН так и остался сидеть в Екатерининском зале Кремля, а Владимир Путин перешел в соседний, где подробно рассказал журналистам, почему ему нравится бывший премьер Франции господин Фийон. Он, конечно, хотел про него рассказать: у Владимира Путина, похоже, долго, пока он сам работал с ним в 2008–20012 годах (пока сам был в должности российского премьера), копились к господину Фийону теплые чувства.

Владимир Путин уже выходил из зала, когда я спросил его:

— Что же вам теперь делать? Что будет с чиновниками, о которых вы сказали на совете? Вы их уволите?

— Да,— рассказал президент.

— И с какой формулировкой?

— Я подумаю,— пожал он плечами.— Это юристы должны предложить.

То есть он об этом еще не думал. Было не до этого. И разве не найдется такая формулировка?

— Ну а как?! — Владимир Путин решил, похоже, высказаться.— Послушайте! Это же очевидная вещь! В прежние времена да, было распространено… С чем это связано, не буду даже характеризовать… Ну человек не может занимать крупные должности, заметные, которые требуют от него полной отдачи сил и времени, и одновременно заниматься серьезной исследовательской работой! Будучи ученым, достойным стать членом-корреспондентом Академии наук либо действительным ее членом! Ну это очевидный факт!

Это было продолжение того, чем президент закончил совет. Вынудив господина Фортова признать, что чиновники являются прежде всего большими учеными, он и предложил им заняться большой наукой, и от этого предложения ни один из них уже не откажется. Теперь он даже настаивал на том, что они молодцы: прошли жернова таких выборов!

— Год назад, в декабре прошлого года,— продолжал президент,— я в письменном виде рекомендовал этого не делать: не избираться в Академию наук. Значит, если кто-то посчитал, что для него важнее заниматься исследовательской деятельностью, ну значит, действительно, эти крупные ученые, работая по своему направлению, они принесут гораздо (он сказал так: «Гора-а-а-а-здо!…») большую пользу стране, обществу, чем исполняя рутинные фукнции в руководящих органах по линии государственных структур!

Он при этом еще ни разу не то что даже не засмеялся, а даже не улыбнулся. Даже и никакого намека не было, что такое может с ним быть. Он намерен был идти до конца:

— Поэтому они выбрали для себя исследовательскую, творческую работу. И я хочу пожелать им успехов.

Это было уже слишком жестоко.

— Вы не можете позволить, чтобы они пренебрегли рекомендацией президента? — прямо спросил я.

— И это тоже,— пожал плечами Владимир Путин.— Это элемент дисциплины или отсутствия таковой. Мне бы хотелось, что если у нас есть государственная власть, то и дисциплина должна быть на должном уровне.

Зря они, конечно, так.

Но и он тоже.

Однако все это уж по-другому быть теперь не могло.
http://kommersant.ru/doc/3151164

Академиков отчитали как Молотова https://www.gazeta.ru/science/2016/11/23_a_10364279.shtml

«По числу избранных родственников мы поставили рекорд» Чьи дети прошли в РАН и кто из известных ученых не попал в академию https://www.gazeta.ru/science/2016/10/28_a_10284935.shtml
Российская академия наук пополнилась 176 новыми академиками, 323 членами-корреспондентами и 63 иностранными членами.

Довольно обсуждаемым в научной среде стал пример Руслана Валиева, доктора физико-математических наук, обладателя медали имени Блеза Паскаля в области материаловедения за 2011 год, одного из самых цитируемых российских ученых, который выдвигался от секции наук о материалах.

«Внутри этой секции сильны корпоративные связи нескольких институтов, расположенных в Москве, которые захватили всю власть и выбирают друг друга вне зависимости от научных заслуг», — пояснил «Газете.Ru» второй собеседник. По информации «Газеты.Ru», Валиева невзлюбил вполне определенный академик, поэтому Валиева уже не в первый раз «прокатывают». Кстати, на упомянутом чаепитии Фортов поднял этот вопрос, на что ему было сказано, что материалы Валиева не используются в промышленности. «Во-первых, используются, а во-вторых, если так рассуждать, то вообще полсекции надо закрывать», — считает академик.
Как бы то ни было, на вакансию членкора, на которую претендовал среди прочих Валиев, был избран сын председателя секции, академика Николая Кузнецова.

«По числу избранных родственников, боюсь, мы поставили рекорд. В списке очень много фамилий детей здравствующих академиков», — добавил собеседник.

Только из фамилий, которые на слуху, это медики Ольга Бокерия и Ирина Чазова — дочь знаменитого кремлевского кардиолога, вслед за отцом возглавившая кардиоцентр Минздрава.

«Мы тут прикинули, что таких случаев десять-двенадцать на пятьсот, то есть на уровне 2%. Мы не можем этого запретить, это нелогично и неправильно, поскольку ставит детей академиков вне научного поля», — ответил президент РАН корреспонденту «Газеты.Ru» на просьбу прокомментировать этот тренд.

О своеобразном подходе к выборам в отделении медицины говорит тот факт, что число вакансий на звание академиков с ограничением возраста совпадало с числом кандидатов. И если в других отделениях конкурс доходил до 20–30 человек на место, по отделению медицинских наук он составлял один человек на место.

«Фактически 25 академиков будут не избраны, а назначены, по-видимому, там понимают слово «выборы» не так, как большая академия», — пояснил собеседник.

При этом специалист в области химии полимеров мегагрантник Александр Кабанов не получил поддержку отделения медицинских наук. Как не получил поддержку математик Станислав Смирнов, лауреат премии Филдса, с которым Кабанов убедил Владимира Путина в необходимости выделить 3,5 млрд руб. на поддержку молодых ученых и другие научные проекты в России.

Что дает сегодня звание академика или членкора? Меньше, чем в советские времена, но тоже немало. Помимо почета и уважения, это определенное, причем пожизненное, денежное довольствие.

В 2013 году в разгар реформы РАН членам академии подняли стипендию, и академики стали получать 100 тыс. руб., члены-корреспонденты — 50 тыс.

Кроме того, они могут в случае необходимости вызывать автомобиль из академического гаража для разовых поездок. А еще члены академии прикреплены к поликлинике Управления делами президента России, их вместе с членами семьи прикрепили туда минувшим летом. Есть возможность пользоваться услугами различных курортных заведений, одним из которых является санаторий «Узкое» в Москве, и других.

Впрочем, есть еще одна привилегия, которую дает звание члена РАН. «Еще я имею право на то, что гражданская панихида по мне будет проходить в Академии наук. В «Золотых мозгах» (здание РАН на Ленинском проспекте. — «Газета.Ru») есть траурный зал, и, когда члены академии помирают, там происходит гражданская панихида», — пошутил академик РАН.

28.07.2016 Ученые высказались насчет ФАНО и открытого письма Путину https://www.gazeta.ru/science/2016/07/28_a_9716195.shtml

31.05.2016 Ядерное предложение, от которого сложно отказаться. Курчатовский институт нашел работу академическим https://www.gazeta.ru/science/2016/05/31_a_8274299.shtml

— — — —
0) Наверняка идея пролезть в доктора наук и академики, опередив при этом г-на Президента шокирует не только меня, но и многих
Не исключено, что приобщение к миру науки может повлиять на публику
1) станет кормиться не только с ладони
2) приобщится к окололиберальным и атеистических идеям
А это со службой в вертикали IMHO не сильно совместимо
http://b-n-e.livejournal.com/1276583.html
— — — —
15.11.2016 В сентябре этого года принято решение о создании физического факультета Высшей школы экономики. Инициаторами и лидерами проекта стали сотрудники Института теорфизики им. Ландау Института физики твердого тела и Физпроблемы им. Капицы.

Физфак ВШЭ: что это будет такое

i/ Скандал с академиками продолжение в более массовой форме околонаучных историй
Нооскоп, Ишаева, Шамхалова, Кадыров, «Чтобы не взрывать ландшафт этих диссертаций», Примаков, Евгений Максимович

ii/ Понятно, что безродные научники РАН, против родовитой ВШЭ — это ноль без палочки

iii/ Ученые попытались схитрить, заполучив влиятельных людей в свою тусовку, но не помогло, поскольку оказалось, что чиновники ослушались царя. Тоньше надо, через детей-племянников заходить по типу Чазовых и Бокерия, а потому растить с пеленок, почти как Шамхалова. В правильные времена, но когда не было УЗИ делали так

Матушка была еще мною брюхата, как уже я был записан в Семеновский полк сержантом, по милости майора гвардии князя Б., близкого нашего родственника. Если бы паче всякого чаяния матушка родила дочь, то батюшка заявил куда следует о смерти неявившегося сержанта и дело тем бы кончилось. Я считался в отпуску до окончания наук.
http://www.ruthenia.ru/document/374614.html

Реклама

Журнал «Вестник отделения наук о Земле»

http://onznews.wdcb.ru/

Раздел научные статьи

О зарплатах в российской науке и образовании

ФАНО сократило финансирование где на шесть, где на десять процентов по сравнению с прошлым годом.
К примеру, средняя зарплата научного сотрудника в крупном российском физическом институте составляет примерно 40 тысяч рублей, в то время как у биологов на 10–15 тысяч меньше.
http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=7ee2815e-3083-4187-ac3e-91972b19f725#content

— — — —


http://vk.com/msu_rating

17 января 2015, 18:45 Ректор МГУ рассказал о зарплатах профессоров
МОСКВА, 17 января. Средняя зарплата профессоров МГУ составляет 73 тыс. руб., сообщил в эфире РСН ректор МГУ Виктор Садовничий. «Не стоит завидовать профессорам, у них не очень высокая зарплата. У нас сейчас средняя зарплата 73 тыс. рублей. Но это далось очень большой ценой. Мы доплачиваем практически половину того, что они зарабатывают по бюджету», — сказал он.
http://www.rosbalt.ru/moscow/2015/01/17/1358076.html

— — — —
Зарплаты учителей, врачей, ученых в 2015 году http://burckina-faso.livejournal.com/1463348.html

— — —
О науке http://shkrobius.livejournal.com

Публикации Геологического института РАН

http://www.ginras.ru/library/

Наиболее интересное (региональная геология)
Труды ГИН 1956-… гг. http://www.ginras.ru/library/papers.php?m=gin&p=0&l=30000

Суд над директором Института геофизики Уральского отделения РАН Мартышко П.С.

01.12.2015, 16:19
Ленинский райсуд Екатеринбурга приговорил к трем годам лишения свободы директора Института геофизики Уральского отделения РАН Петра Мартышко, который обвинялся сотрудниками УФСБ по Свердловской области в мошенничестве. Суд посчитал доказанным версию о присвоении директором более 1 млн руб. в виде зарплаты недействующего сотрудника института. Защита подсудимого, который был взят под стражу в зале суда, намерена обжаловать решение в вышестоящей инстанции и добиться полного оправдания.
http://www.kommersant.ru/doc/2866942

http://vk.com/martyshkops

Одному из ведущих геофизиков страны предъявлено обвинение в хищении средств из федерального бюджета за пять лет на сумму 1 166 918 рублей, путем использования зарплатной карты подчиненного. Причём средств, полученных по проектам фундаментальных исследований, руководителем и распорядителем которых являлся сам профессор (и, следовательно, мог выплачивать эти деньги себе на законных основаниях).
http://help.martyshko.ru/

— — — — —
Свердловск-Екатеринбург всегда был и есть крутым и резким городом во всём:
Здесь от веку было тяжко.

Институт систем энергетики СО РАН, публикации

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт систем энергетики им. Л.А. Мелентьева Сибирского отделения Российской академии наук
сокращенное — ИСЭМ СО РАН, Иркутск
http://sei.irk.ru/

Публикации
http://sei.irk.ru/publications/index.php

Издания Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН

http://www.ibrae.ac.ru/contents/149/

Журнал ««Георесурсы, геоэнергетика, геополитика»

Электронный журнал «Георесурсы, геоэнергетика, геополитика» основан в 2009 г.
Учредитель журнала – Учреждение Российской академии наук Институт проблем нефти и газа РАН.
http://oilgasjournal.ru/top-pages/index.html
http://oilgasjournal.ru/top-pages/archive.html

Информационный портал «Геология Дальнего Востока»

http://fareastgeology.ru/

Информационная инфраструктура поддержки научных геологических исследований на Дaльнем Востоке России создается на основе созданных ранее в лаборатории информационных технологий ДВГИ ДВО РАН ресурсов:
ГИС-портал;
Цифровой репозиторий;
Сервис доступа к спутниковым данным;
Картографический сервис;
Центр количественных данных;
Энциклопедия;
Сайт «Геологи-Дальневосточники»

Этот портал представляет собой единую точку доступа к разнотипным научным информационным ресурсам по геологии Дальнего Востока России, которые интегрируются в эти ресурсы.
http://fareastgeology.ru/about

Архив журнала «Литосфера», 2001-2014

(издается с 2001 года, выходит 6 раз в год)

Издатель: Институт геологии и геохимии им. акад. А.Н. Заварицкого УрО РАН
Уральского отделения Российской академии наук, Екатеринбург, Россия
http://www.lithosphere.igg.uran.ru/Contents_list.htm

О российской науке

Американский мультимиллиардер Джордж Сорос, похоже, сильно ошибся, когда в начале 90-х скупал за «три копейки» новейшие разработки и идеи российских учёных. Сегодня ему вообще не пришлось бы на это тратиться. Более того, он бы ещё и заработал.

Реформа академической науки привела к тому, что отныне российский учёный обязан платить западным «дядям» из собственного кармана для того, чтобы отдать им информацию о своих научных открытиях. В противном случае он не будет считаться хорошим учёным в глазах медведевских чиновников и может быть уволен за профнепригодность.

Бред? Нет, это реальность.
Именно так сегодня устроены критерии, по которым Минобраз и новоявленное Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) определяют эффективность работы академических институтов в целом и каждого отдельного исследователя в частности.

Главное требование, от которого зависит, будет ли существовать научная организация, дадут ли зарплату на следующий год специалисту, – это количество статей, опубликованных в журналах, индексируемых двумя зарубежными системами – «Скопус» (Scopus) и «Веб оф Сайенс» (Web of Science, WoS). И так называемый индекс Хирша (высчитывается по количеству ссылок на работы автора в других публикациях).

Как Scopus, так и Web of Science являются коммерческими проектами. Фактически это большие базы данных журнальных статей, к которым прилагаются инструменты для отслеживания «рейтинга» научных журналов и цитируемости авторов. Считается, чем чаще на статьи учёного ссылаются коллеги и чем круче журнал, в котором он публикуется, тем больше научные достижения исследователя.

Базой Scopus владеет известная книжная корпорация «Ельзевиер» (Elsevier). Базу WoS ведёт медиакомпания «Томпсон Рeйтерс» (Thomson Reuters). Рабочий язык обеих баз – английский. Журналы, которые учитываются в этих базах, в подавляющем большинстве англоязычные. Доля российских журналов ничтожна, причём индексируются в системе главным образом те отечественные издания, которые либо имеют англоязычную версию, либо сразу публикуются на этом «международном языке».

Характерно, что компании-владельцы баз данных сами являются крупными издателями. Например, тот же «Ельзевиер» издаёт более 1500 научных журналов, которые радушно, но небескорыстно раскрывают свои объятия авторам любой национальности. Но при условии, что те хотят обнародовать самые новые, важные и ранее нигде не публиковавшиеся результаты исследований.

Статьи принимаются к печати только после одобрения рецензентами, чьи имена обычно неизвестны. С одной стороны, эта система демонстрирует, что журнал публикует самый качественный научный продукт, прошедший проверку независимого экспертного сообщества. С другой стороны, редакция избавляет себя от личных разборок с авторами, чьи статьи не были приняты к публикации.

Правда, бывает, что рецензент отвергает чужую статью, а идеи использует в своей публикации. Такое случается, если по жизни автор и рецензент оказываются конкурентами в какой-то теме.
Впрочем, такие ситуации – это своего рода объективные издержки в конкурентной научной среде. Но ещё до того как статья попадёт к рецензентам, учёному придётся выложить немало долларов или евро, чтобы подготовить рукопись в соответствии с требованиями западных издательств.

Например, шанс на публикацию в журналах, индексируемых милыми сердцу медведевского правительства базами Scopus и WoS, имеют лишь статьи, написанные на безупречном английском языке. Если ваш английский не слишком хорош, придётся заплатить за перевод. Издательства с удовольствием помогут в этом деле или дадут контакты своих партнёров. За умеренную цену там проверят, отредактируют и доведут до ума английский перевод вашей статьи.

Выбор очень богатый. Одни предлагают платить «пословесно» – 7–18 центов за слово (2,5– 6,5 руб.). Другие «танцуют» от объёма рукописи – от 150 долл. (5,4 тыс. руб.) за текст менее 1500 слов до 400 долларов (14,4 тыс. руб.) за статью в 8–10 тыс. слов. В среднем на этом этапе придётся выложить 300–500 долларов. За скорость, разумеется, надбавка.

Необходимо также заранее запастить «справкой», что вы не списали у кого-то свою статью. Эта услуга стоит недорого – за 50 долларов ваш текст проверят на плагиат и дадут соответствующую бумажку.
Многие журналы берут деньги уже за то, что потрудятся открыть ваше письмо с заявкой на статью. Это называется «плата за приёмку», а точнее сказать – расходы за беспокойство. Ставка различна в зависимости от авторитета и, видимо, нахальства редакции. Если «Американский социологический обзор» (The American Sociological Review) просит скромные 25 долл. за рукопись, то журнал «Неврология» (The Journal of Neuroscience) – уже 125.

Если же вам улыбнулась удача и рецензенты порекомендовали статью к публикации, то это означает начало очередных трат. Придётся платить за разного рода «сопутствующие» услуги: редактирование, корректуру, обработку изображений и диаграмм, правильное оформление библиографических сносок, форматирование текста по стандартам журнала и так далее. Например, за обработку одного лишь цветного изображения в издательстве Оксфордского университета могут попросить 350 фунтов стерлингов. Это ни много ни мало 21 тыс. рублей, то есть официальная месячная зарплата ведущего научного специалиста в академическом институте.

Но самые большие деньги учёный должен выложить за то, чтобы его статья появилась в так называемом открытом доступе.

Дело в том, что стандартный цикл от представления рукописи в иноземный журнал до её публикации занимает 14–16 месяцев, а отчитываться отечественным учёным перед ФАНО и Минобрнауки требуется ежегодно. Поэтому возникает необходимость ускорить публикацию. Для этого и существует очередная редакционная услуга – плата за публикацию статьи в Интернете в открытом доступе до выхода печатного номера журнала.
Как деликатно написано на сайте всё того же издательства «Ельзевиер», средняя цена публикации статьи в открытом доступе варьируется от 500 до 5000 долл., но «нужно помнить, что журналы могут приплюсовать к этой сумме дополнительные расходы на обработку каждой печатной страницы и цветных иллюстраций».
Таким образом, чтобы ежегодно публиковать хотя бы одну статью в высокорейтинговом западном журнале, отечественный учёный должен заплатить иностранному дяде в среднем 100–150 тыс. рублей. Говорят, некоторые ведущие вузы и научные организации компенсируют такие расходы своим сотрудникам в случае успешной публикации. Но это означает лишь перекладывание трат из одного кармана в другой. А прибыль от операции всё равно получает западный бизнес.

Фактически реформа РАН не прекратила утечку мозгов, а вывела процесс на качественно новый уровень: учёные теперь должны приплачивать за своевременную переправку своих идей на Запад, чтобы считаться хорошими специалистами в России.

15 января 2014 года
Владимир Путин подписал перечень поручений по итогам заседания Совета по науке и образованию, состоявшегося 20 декабря 2013 года.

11 марта Российский научный фонд закончил прием заявок на получение грантов отдельными научными группами — по первому объявленному РНФ конкурсу. Среди ученых он получил название “маленький”, ибо предполагает финансирование в год до 5 миллионов рублей на группу. Следующие конкурсы фонд обещает провести на суммы гораздо большие. Но по мировым меркам и 5 млн рублей на 12 месяцев существенны, если учесть, что давать их будут три года подряд с возможностью пролонгации еще на два года.
“Много ли на 700 обещанных грантов оказалось претендентов и откуда они?” — сегодня на этот и другие вопросы по просьбе редакции отвечает генеральный директор РНФ Александр ХЛУНОВ.

— Претендентов оказалось гораздо больше, чем хотелось бы. Мы получили свыше 11 750 заявок, — говорит А.Хлунов. — По ряду направлений чуть ли не два десятка на один грант. Запрашиваемые суммы грантов отличались от максимальных 5 млн рублей. Исходя из этого скорее всего распределим не 700, а 800 и более грантов.

— И сумма каждого тогда, грубо говоря, усохнет с пяти миллионов рублей до трех в год?
— Нет, мы не должны сильно отходить от договоренностей, которые были достигнуты с РФФИ и РГНФ, — каждый из нас поддерживает разного рода проекты. РФФИ и РГНФ концентрируются как бы на посевном финансировании фундаментальных исследований, а РНФ, в соответствии со своей Программой деятельности, которую 13 марта принял Попечительский совет, поддерживает проекты мирового уровня. То есть для достижения серьезного научного результата обеспечивает долгосрочное (от трех до пяти лет) финансирование и предоставляет победителям организационные возможности спокойно работать. Но в конце обозначенного срока должен быть результат — публикация в высокорейтинговом издании. Так вот, по первой оценке, много заявок, которые могли бы быть поддержаны другими фондами. Отсюда огромная цифра — более 11 750 проектов…

— Это с теми, которые вам донесла после 11 марта “Почта России”? Ведь надо было представить печатный экземпляр заявки…
— Тут работали и “Почта России”, и DHL, и другие… Мы для себя определили, что любые спорные вопросы должны толковаться в пользу заявителя. Если на штемпеле отделения российской почты, обслуживающего фонд, стоит число до 12 марта, то даже если этот конверт будет принесен 17 марта, мы примем, ибо понимаем, что возникшие обстоятельства никак не зависят от заявителя. Если возникает спорная ситуация по процедуре и кто-то обращается в суд, мы обязаны предоставлять бумажный вариант.

— Вы прогнозируете много таких случаев?
— Нет, но это требование закона. Мы обязаны хранить эти заявки до истечения некоторого времени. Я с удовольствием перешел бы на электронные заявки в полном виде и надеюсь, что все необходимые подзаконные акты по Закону об электронной подписи будут приняты правительством. Тогда мы откажемся от этих прошнурованных листов с синими печатями, но пока базируемся на имеющемся законодательстве и должны строго его выполнять.
Так что дождемся заключений экспертного совета. Он в основной массе сформирован, и при получении последних согласий мы вот-вот вывесим на сайте его персональный состав. Лавина заявок объясняется тем, что в последние месяцы никто не заявлял новых научных конкурсов, финансируемых из бюджета (а в фундаментальных исследованиях речь всегда идет о бюджете), и этот вакуум вызвал обостренный спрос. Мы, наверное, один из немногих источников, куда обратились за поддержкой все научные коллективы страны. По некоторым отраслям знания конкурс приближается к 20 и выше…

— Это по каким?
— По гуманитарным исследованиям получили искривленную картинку — свыше 3000 заявок. Как с ними теперь быть? Одни ученые говорят, что мы должны выполнить миссию поддержки эксклюзивных научных проектов, позволяющих достичь мирового результата. Другие настаивают, что наша миссия — сохранение оте­чественной науки. То есть надо всем раздать какие-то деньги. В конкурсной документации, если обратили внимание, для гуманитариев вместо публикаций в Web of Science мы сделали достаточным цитирование в РИНЦ. В расчете на то, что со временем в РИНЦ будут входить только те журналы, которые имеют систему экспертизы поступающих к ним статей. Такие журналы должны получать бюджетную поддержку, есть соответствующее Поручение Президента России по итогам декабрьского заседания Совета при Президенте по науке и образованию. Это могло бы стать первым фильтром, который снизит огромную нагрузку на систему экспертизы.

— Планируете ли вы привлекать экспертов РГНФ?
— Мы получили от РГНФ базу экспертов и обратились к ним с просьбой принять участие в экспертизе заявок. Многие согласились. Сейчас наш корпус экспертов — более 3 тысяч российских ученых, и мы еще активно наращиваем зарубежную составляющую этого коллектива.

— В основном из числа тех, кто уехал от нас?
— Да, мы к ним обратились письменно, часть согласилась, часть — нет. В основном по причине своих больших научных планов. Мы с уважением относимся и к тем, кто согласился, и к тем, кто отказался.

— Как, судя по заявкам, распространена по стране научная активность — по округам, ведомствам? Представители каких направлений научной деятельности “спят”, а какие пребывают в тонусе и реагируют быстро?
— Про гуманитарные и социальные науки говорил — подали более 30% заявок. Неплохо представлены физика, химия — примерно по 12%. Здесь наша страна до сих пор выглядит достойно с точки зрения открытости исследований. Меньше, чем ожидали, оказалось заявок по биологии, наукам о жизни — вместе не превысили 10%. Отрадно, что исследования для медицины дали порядка 9% заявок, неплохо представлены науки о Земле — 6,5%. Математика и информатика — примерно по 7%. Меньше, чем ожидали, представлены сельскохозяйственные науки и науки о продуктах питания. Здесь формируется заказ со стороны общества, но количество заявок едва превысило 1%. Мы рассчитывали на большее. Это, правда, следствие того, что исторически у нас не практиковали приглашать научные коллективы из институтов РАСХН участвовать в конкурсах РФФИ. Надо будет поощрять ученых из институтов сельскохозяйственной академии и аграрных вузов подавать заявки, обу­чать их этому навыку.

— Может, они больше ориентированы на нужды регионов?
— В английском языке есть понятие regional studies, и мы два десятилетия назад хорошо освоили эти региональные исследования в разных областях наук. Другое дело, что почему-то по ним не было практики отправлять статьи в зарубежные издания. Надо требовать публикационной активности и на английском языке. Конечно, это вопрос не одного дня. Многим научным коллективам нужно будет пересмотреть практику работы — провести некое разделение между хозяйственной деятельностью, которая есть и важна, и фундаментальными исследованиями. А они есть. Например, Всероссийский институт растениеводства им. Н.И.Вавилова в Санкт-Петербурге, его работы широко цитируются. Да и еще есть ряд институтов. Стимулируйте публикационную активность в рамках Web of Science, и она прорастет. Стыдно твердить о том, что нас никто нигде не пускает. Я за то, чтобы развивался русский язык, но в рамках своей отрасли знания надо писать и на английском. Нельзя в изгоях держать целые отрасли знания. Они должны так же достойно выглядеть, как и физика, математика, информатика и т.д.

— Тем более что, так же как физика, они сегодня формируют национальную безопасность… А как выступили территории?
— Центральный федеральный округ — 43%, лидирует Москва, активны Приволжский федеральный округ, Северо-Западный. Увидели, что у нас наука действительно, что называется, прирастает Сибирью — почти 16% по заявкам. Прогнозируем, что это хорошие проекты. Отрадно, что и Дальний Восток выступил несколько лучше обычного — 4%. Но нам важно, чтобы заявки получили поддержку и со стороны экспертного совета. По типам заявителей — из РАН или высшей школы — я бы не стал смотреть. Недостоверная будет картина: в МГУ, например, более 300 академиков и членкоров РАН работают. Как их заявки поделить на вузовские и академические? Надеюсь, лет через десять мы об этом и думать не будем.

— А как с квотами по направлениям в конкурсах?
— Мы приняли решение по квотам, и Попечительский совет дал нам право небольшой корректировки по результатам заявочной кампании и самой экспертизы — когда у нас не хватает денег для одного гранта, сделать так, чтобы он состоялся. Решение отражает общую ситуацию, сложившуюся уже исторически в России по опыту работы РФФИ и РГНФ. Лидируют отрасли знания, связанные с науками о жизни, в общей сложности они тянут на 50% (здесь и биология, и фундаментальные исследования для медицины, и науки о Земле). Хотели сначала больше дать на сельхознауки, но потом корректировали в ходе заявочной кампании. Через год-два рассчитываем получить свою статистику, собственное понимание, возможно, и квоты тогда станут меняться — это ведь рабочий момент. Важнее другое: у нас зарегистрировались более 108 000 российских ученых, желающих сотрудничать с фондом. Вот эта база для нас — самая большая ценность.

— Экспертный совет, говорите, начинает работу. А у фонда он будет один или несколько?
— 13 марта Попечительский совет определился, что по четырем конкурсам — поддержка научных групп, существующих научных лабораторий, новых лабораторий и международных научных групп — будет один экспертный совет, председателем которого является А.Клименко. Кстати, здесь Попечительский совет, проведя сложную процедуру отбора, принял решение по поводу списка координаторов секций по отраслям знания. Они дали согласие, и это радует, так как это ключевые фигуры в новой системе экспертизы. Мне их, признаться, даже жалко: они работают не за зарплату и наверняка не получат никакой похвалы со стороны тех, кому присудят гранты. Победители, скорее всего, будут думать, что так и должно быть. А вот большое количество тех, кто денег не получит, будут выражать недовольство. Это при огромной ответственности за правильное решение и перед страной, и перед научным сообществом.
По конкурсу же поддержки программ развития научных и образовательных учреждений на 150 млн рублей будет отдельный экспертный совет. Мы сейчас попробуем реализовать правила, по которым он будет формироваться, но окончательное решение о поддержке проектов де-факто будет приниматься по критериям, специально установленным Попечительским советом.

— А на что пойдут деньги следующего года — дополнительные 5 млрд рублей?
— Это мы начнем обсуждать, когда во втором чтении пройдет Закон о бюджете и мы поймем, что эти деньги у нас реально будут.

— На днях объявлен второй конкурс — не на 5, а на 20 млн рублей в год для существующих лабораторий. Что здесь нового, кроме адреса и стоимости работы?
— Мы повысили входные пороги публикационной активности и по Web of Sсience, и по РИНЦ. Сделали период анализа пятилетним, отказались от такого требования — участие студента или аспиранта. Оно появилось, когда не были доведены до академических институтов контрольные цифры по аспирантуре в связи с отсутствием лицензирования образовательных программ послевузовского образования. Надеюсь, будут внесены необходимые поправки в Закон об образовании. Возможно, тогда появится такое понятие, как научная аспирантура, не только образовательная. А пока в конкурсе по существующим лабораториям с тем, чтобы избежать этих казусов, мы ввели понятие молодых ученых — до 39 лет. Снизились накладные расходы организаций. Если раньше по научным группам они могли равняться 15%, то теперь — до 10%. Сделали это осознанно, понимая, что эти расходы касаются оплаты труда сотрудников бухгалтерии, финансово-экономической части, а не ученых… Пусть больше денег идет на науку. При нынешней электронной системе бухгалтерия с одинаковой легкостью может обеспечивать обсчет гранта что на 400 тысяч, что на 20 млн рублей. Нагрузка не увеличивается, хотя, наверное, это вызовет у целого ряда руководителей непонимание.

— Если у вас не будет много отчетности, это оправдано…
— Мы не просим много отчетности. Я уже неоднократно говорил, что для нас, в первую очередь, важен качественный результат, выраженный в сильных публикациях. Важно признание мирового научного сообщества.

— Удается РНФ взаимодействовать с ФАНО?
— Ну, а как можно объявлять конкурсы по поддержке научных организаций без взаимодействия с ФАНО, коему научные организации подведомственны? Я надеюсь, что со временем при отлаженной системе экспертизы, к которой есть доверие и со стороны ФАНО и РАН, мы сумеем организовать совместные конкурсы, причем интегрировать в них бюджетные возможности. Например, если мы рассматриваем программы развития академических институтов, важно, чтобы ФАНО также участвовало в принятии решений и, может, добавило финансирования ради достижения более эффективного результата. Правда, это, что называется, планы на будущее, ибо потребует отдельного решения, детализации. Единственное — не хотелось бы возвращаться к тем ситуациям, когда отчеты по расходованию средств по бюджетной классификации превалируют над научной составляющей.

— Вас что-нибудь тревожит в развитии фонда, ему что-то мешает крепнуть?
— Наоборот, я очень благодарен Попечительскому совету. Как ни странно, этот руководящий орган фонда, проведя пять заседаний за без малого четыре месяца, оказал нам огромную конструктивную поддержку. Люди неформально относятся к делу, вникают в проекты документов, критично обсуждают, делают замечания, правят генерального директора — и очень этим помогают. Заседания Попечительского совета подчас длятся дольше трех с половиной часов, но всегда дают результат.

— А штат-то фонда уже набрали полностью?
— Нет, здесь мы не торопимся, сейчас в штате около 30 человек. Мы переходим на второй этап развития фонда — экспертизу, этот блок придется укрупнить. Попечительский совет разрешил нам довести численность до 50 человек — заявок-то многие тысячи. Постараемся подобрать людей из научных организаций, чтобы не возникало препятствий для общения с учеными. По мере появления вакансий соответствующая информация появляется на нашем сайте.
http://www.poisknews.ru/theme/science-politic/9604/

Из ЖЖ Alexei Ivanov

Имел вчера беседу с одним пожилым профессором. Он сказал, что все-таки не согласен, что надо публиковаться за рубежом, что этим мы поддерживаем и увеличиваем рейтинг их науки (чьей правда я не догадался спросить, кто такие «их»). Я же возражал, что если не публиковаться за рубежом, то рейтинга у нашей науки просто не будет вообще. В качестве аргумента, он меня спросил,
— вот если иванов опубликуется в Science, увеличит ли он рейтинг Science или поднимет рейтинг иванова?
— конечно хорошей статьей иванов увеличит рейтинг Science, но поскольку рейтиг Science несопоставимо больше рейтинга иванова, то рейтинг иванова при этом увеличится во много раз больше. От этого ивановы всего мира стремятся опубликоваться в Science. Однако если бы рейтинг иванова был выше или сопоставим с рейтингом Science, то он мог бы отказаться там публиковаться …
— такого наверное не бывает?
— ну почему же, например нобелевский лауреат Х отказался публиковаться в журналах Nature Publishing Group …
— Нобелевский лауреат, да. Но это уникальный случай.
— Профессора, какого-нибудь Гарварда, могут объявить бойкот журналам Elsevier, из-за их очень дорогой подписки, и регулярно это делают, потому что рейтинг Гарварда …

кажется убедил. потом речь зашла о монографиях, что это важнее статей. ответил так,
— конечно монографии это крупные обобщения, я не против монографий. Я против того, чтобы количество крупных обобщений превышало число статей (с намеком на известные локальные случаи).
http://naukarus.livejournal.com/408193.html

Заполняя заявку на конкурс научных групп РНФ, мы пообещали опубликовать 1 монографию, 15 статей и оформить 1 патент. Срок 2.5 года, 15 млн рублей, 7 человек в проекте, двое из которых студенты (соответственно не ожидается, что они будут самостоятельно что-то писать). Из 15 статей мы пообещали:
1. одну в самом топовом журнале (Nature, Science или PNAS, как повезет),
2. пять в топовых журналах (EPSL, Geology, Earth. Sci. Rev., Quat. Sci. Rev., Quat. Geochron. и т.п.)
3. пять в нормальных международных журналах (J. As. Earth Sci., Quat. Int., Int. Geol. Rev. и т.п.) и
4. четыре в отечественных журналах и другой периодике для популяризации результатов проекта на русском языке.
Учитывая, что мы будем публиковаться и не только по этому проекту, может быть общее число статей на наш коллектив еще увеличится раза в два.

Пару дней назад мне попались заявки на создание совместных лабораторий Новосибирского гос ун-та и академических институтов. Там победители обещают за тот же срок и 2-5 раз меньшее финансирование от 45 до 127 публикаций со средним импакт-фактором журналов, где это будет опубликовано 2-2.5. Ничем иным, как профанацией, я это назвать не могу. Я никого не обвиняю, просто констатирую. Все мы, я не исключение, в подобной профанации участвовали/участвуем.
http://naukarus.livejournal.com/400577.html

Сколько нужно на группу денег с нуля

Давайте посчитаем, сколько нужно денег для создания группы с нуля.

Предположим минимально разумное число — 5 человек. Это полностью независимая группа, у нее нет никаких других источников финансирования, нет оборудования, нет оргтехники, помещений, ничего. Задела тоже нет, точнее задел конечно же есть, но тот материал, который уже наработан до уровня подготовки статьи, не учитывается. Область знания — геология. Обычная такая геология. Может быть немножко с рудным уклоном или наоборот — опасные процессы, но чистая фундаменталка, без явного выхода в прикладную часть, хотя с шансами получать какие то хоздоговоры. У группы стоит основная задача — выдавать в год не менее 5 статей. Две в журналах условного топ-10% (EPSL, Geology, J.Petrol, Lithos и т.п.), две — в топ 25% (Terra Nova, J Asian Earth Sci, Geol Mag и т.п.), и еще одну в 50%+ (имя им легион, отечественных журналов там правда нет, наиболее близко подкрались «Петрология» и «Геология и геофизика»).

Итак, главная статья расходов оказывается зарплата. Поскольку группа будет работать на конкурентном международном уровне, средняя зарплата, наруки, должна составлять порядка 60 тыс. рублей в месяц. Для простоты, с налогами — 120 тыс. рублей. В год на пять человек с учетом регресса в налогобложении пусть будут круглые 7 млн рублей в год. Руководителю группы по совместительству приходится еще вести всю бухгалтерию, заниматься налогами и прочими времязатратными вещами, в ином случае нужно добавит еще хотя бы пол миллиона рублей на бухгалтера и секретаря в одном флаконе.

Людям надо где-то и на чем то сидеть, пользоваться какой-то оргтехникой, тратить деньги на канцелярию, почтовые расходы и прочие мелочи. Эту часть можно разделить на две — единоразовые траты и ежемесячную аренду.
Аренда, чтобы разместить в более менее комфортных, пусть и не шикарных условиях, будет составлять со всеми коммунальными платежами в год от полумиллиона до миллиона рублей.
Зараз надо будет закупить мебель, оргтехнику, кой-какие ништяки. Это будут единовремненных опять-таки от пол миллиона до миллиона рублей.

Необходимо хотябы по минимуму иметь бинокуляр и поляризационный микроскоп. Еще миллион, с учетом того, что куплено будет какое-нибудь б/у.

Траты на собственно исследования состоят из
а) полевых работ
б) аналитических работ
в) издательских работ + реклама.

а) Чтобы написать 5 статей, надо провести 3-5 экспедиции (с одного поля можно вытащить несколько публикаций даже без искусственного дробления материала, ну а уж если начать халтурить … Халтурить впрочем не будем). Стоимость экспедиции может варировать от билета на электричку или полбака бензина на личном авто, до многих сотен тысяч рублей. Ограничим эту статью 500 тысячами рублей в год.
б) Привезенный каменный материал нужно раздробить, истереть, проанализировать. В обычных условиях для этого задействуются силы и возможности организации (даже если всю работу выполняет сам исследователь, все-равно используются имеющиеся для этого установки и приборы). В нашем случае все надо делать за деньги на стороне.
Первичная обработка одной пробы (дробление, истирание, шлифы) — 300-500 рублей.
Полный химанализ, включая микроэлементы — 3500 рублей.
Исследования минералов — шашка с сотней минералов обойдется тысяч в 10.
Датирование — в зависимости от метода и задачи (достаточно рутинной, чтобы можно было «купить датировку», во многих случаях датировку купить невозможно, так как сама датировка является «ноухау» под задачу и цены не имеет) от 18 тыс до 40 тыс. проба.
Для типичной геохимической статьи надо 20-40 проб, для геохронологической — 1-10 датировок. Предположим в одной статье у нас будет только геохимия, в одной геохимия плюс минералогия, в одной — геохимия плюс геохронология, в одной — только геохронология, в одной — все методы.
Грубо на пять статей аналитические исследования обойдутся в миллион рублей. Эту сумму можно сократить за счет совместных публикаций с аналитиками, но не более чем в два раза. Однако сократив расходы, таким образом, возникнет желание сделать побольше аналитики (мы ведь и так ужимаемся, возможно, в ущерб качеству). Так что — миллион на аналитику и никаких гвоздей.
в) Не будем публиковать цветные картинки или будем их публиковать только там, где это делают бесплатно. Не будем публиковаться в журналах, где требуют за это деньги (т.е. исключаем весь набор журналов AGU), но на конференции ездить надо. Причем в нашем случае — только международные. 5 поездок в год, каждый сотрудник должен сделать 1 доклад, желательно для максимального покрытия, на 5 разных конференциях. Полмиллиона надо. Опять-таки, берем по минимуму.

Итого, на группу в 5 человек надо в год не меньше 10 миллионов рублей плюс порядка 2 миллионов рублей единоразово в первый год.
Это минимум, за который можно получить 5 статей в нормальных международных журналах в моей, достаточно массовой, области знания. Сокращение такой суммы возможно только за счет скрытого бюджетного финансирования, ухудшения условий работы и снижения качества.
http://naukarus.livejournal.com/383319.html

Результаты заявочной кампании на получение грантов РНФ по приоритетному направлению деятельности Фонда «Проведение фундаментальных научных исследований и поисковых научных исследований отдельными научными группами»

Всего на конкурс на получение грантов РНФ по приоритетному направлению деятельности Фонда «Проведение фундаментальных научных исследований и поисковых научных исследований отдельными научными группами» поступило 11 775 заявок. На конкурс на получение грантов РНФ по приоритетному направлению деятельности Фонда «Проведение фундаментальных научных исследований и поисковых научных исследований отдельными научными группами» в качестве участников проектов заявлено 108 024 человека

http://www.rscf.ru/sites/default/files/Nauchnie%20gruppy_stat.pdf

Журнал «Энергия: экономика, техника, экология»

Ежемесячный научно-популярный иллюстрированный журнал Президиума АН СССР. Выходит с января 1984 г.
Архив. Выпуски 1984-1992 гг.

Радиоэкологическая обстановка на архипелаге Новая Земля

Журнал «Арктика: экология и экономика» (выходит с 2011 г.)

Арктика: экология и экономика №1 (5), 2012. Радиоэкологическая обстановка на архипелаге Новая Земля

Радиоэкологическая обстановка на архипелаге Новая Земля и прилегающих акваториях обусловлена последствиями ядерных взрывов (ЯВ) и сбросами в воду радиоактивных продуктов. Новоземельский полигон для испытаний ядерного оружия был создан в 1954 г. В условиях холодной войны и проведения к этому времени США ядерных взрывов на Тихом океане необходимо было исследовать поражающее действие взрывов на объекты ВМФ и разрабатывать средства и способы их защиты.

С 1955 г. по 1990 г. на полигоне было произведено 132 ядерных взрыва, в том числе 87 атмосферных (1 наземный, 83 воздушных, 3 надводных), 3 подводных и 42 подземных]. Первый ЯВ на полигоне был подводным – в районе губы Черной 21.09.1955 г: здесь на глубине около 12 м была взорвана ядерная торпеда мощностью до 20 кт ТНТ. 30 октября 1961 г. над Северным островом архипелага Новая Земля на высоте около 4 км была взорвана водородная бомба с тротиловым эквивалентом примерно 50 Мт.

Испытания осуществлялись на трех технологических площадках (рис.1):

• зона А (в районе губы Черной): проведение подводных и надводных испытаний, наземного
ЯВ и 6 подземных ядерных испытаний в скважинах
• зона В (в районе пролива Маточкин Шар): проведение 36 подземных ЯВ в штольнях;
• зона С (полуостров Сухой Нос): проведение воздушных ЯВ.

При проведении испытаний ядерного оружия были предусмотрены меры по обеспечению экологической безопасности окружающей среды посредством выбора специальных условий проведения взрывов.
Подводные и наземные ядерные взрывы проводились в таких погодных и ландшафтных условиях, чтобы следы взрывов ложились на территорию полигона, которая была существенно меньше общей площади архипелага Новая Земля. Воздушные взрывы проводились в «бомбовом» режиме на высоте от 0.7 до 10 км, в зависимости от мощности взрыва, что исключало касание огненного шара поверхности Земли и приводило к забрасыванию радиоактивных веществ в верхние слои атмосферы. Период полуочищения (выведения половины инжектированных радиоактивных продуктов) для верхних слоев стратосферы полярных районов составляет 12 месяцев, для нижних слоев стратосферы – 5 месяцев. Продукты взрыва, попавшие в тропосферу, выводятся значительно быстрее. Крупные частицы (порядка сотен микрон и больше) в результате гравитационного оседания выпадают в течение первых суток после взрыва, образуя зоны локальных выпадений в районе испытаний. Более мелкие частицы, попавшие в тропосферу, образуют промежуточные или тропосферные выпадения, ограниченные широтным поясом 20–30о вдоль широты взрыва. Частицы с диаметром менее микрона, попавшие в стратосферу, практически распространяются над всем земным шаром и образуют глобальные выпадения. Доли выпадений разных типов зависят от мощности и высоты взрыва (табл. 1).

После подписания Московского Договора 1963 г. «О запрещении испытаний ядерного оружия в трех средах: в атмосфере, космическом пространстве и под водой» на полигоне стали производиться только подземные ядерные взрывы: первый – 18.09.64 г, последний – 24.10.90 г.

Из 42 проведенных подземных взрывов только два сопровождались нештатной радиационной ситуацией – произошел прорыв парогазовой смеси радиоактивных инертных газов по тектоническим трещинам. На технологической площадке мощность дозы достигала нескольких сотен Р/ч. Расчеты показывают, что в результате радиоактивного распада продуктов выброса в атмосфере за весь период проведения подземных ядерных взрывов могло образоваться не более 5 тысяч Кюри цезия- 137. В то же время суммарное количество цезия-137, определяемое глобальными выпадениями, обусловленными всеми взрывами ядерных стран, оценивается для территории СНГ величиной, равной 1.5 млн Кюри.

Данные о накоплении в почве радионуклидов стронция-90 и цезия-137 (рис.2) свидетельствуют о заметном повышении уровня загрязнения в среднем по территории СССР и отдельно по Новой Земле с 1954 г., причем на Новой Земле это повышение было несколько выше.

Общее увеличение концентрации радионуклидов в почве связано с глобальными выпадениями, обусловленными высотными и космическими ядерными взрывами, проведенными разными странами. Начиная с 1965–66 гг., т.е. спустя 3–4 года после проведения в Северном полушарии больших серий испытаний, прослеживается тенденция к установлению постоянного уровня радиационного загрязнения почвы этими радионуклидами, а затем к его снижению за счет радиоактивного распада, заглубления в почву и смыва с почвенного покрова в реки, моря и океаны.

В первые годы ядерных испытаний государства, их проводившие, осуществляли взаимный контроль путем измерений радиоактивности, приносимой атмосферными аэрозолями на соответствующие территории. После прекращения крупномасштабных испытаний контроль начал распространяться и на акватории, окружающие полигоны, и заключался в измерении радиоактивности, попавшей в воду и накопленной гидробионтами. Поступление искусственных радиоизотопов в акваторию обнаруживается в результате сравнения активности проб воды и их изотопного состава с естественным уровнем. Результаты анализа проб воды, отобранных в период с 1967 по 1973 гг. в Баренцевом море, показывают снижение удельной активности стронция-90 и цезия-137 после прекращения воздушных взрывов на Новой Земле от 0.02 до 0.01 Бк/л. Исследование радиоактивности Баренцева и Карского морей, которому была посвящена экспедиция 1982 г, показало, что средняя величина концентрации цезия-137 в Баренцевом море повысилось до 0.04 Бк/л, в Карском море осталось на уровне 0.01 Бк/л.

Новое увеличение концентрации радионуклидов в Баренцевом море объяснялось сбросами в море отходов атомных предприятий в Англии. Характер и направление течения в этом регионе таковы (рис.3), что восточная часть Баренцева моря и западное побережье Новой Земли превращается в европейскую свалку.

После 1945 г. всего было проведено 2419 ядерных взрывов с суммарным выходом эквивалентным 530 Мт ТНТ. Основной суммарный выход (440 Мт) был связан с 543 атмосферными ядерными взрывами. Попавшие в атмосферу продукты взрывов постепенно выводятся из нее – происходит самоочищение атмосферы от радиоактивных загрязнений: 40% за счет распада и 60% за счет вымывания осадками. Радионуклиды, попавшие в мезосферу или термосферу, выводятся годами, попавшие в стратосферу – в течение года.

Все ядерные страны избрали для захоронения ядерных отходов океан. Только США с 1946 по 1970 годы сбросили 86758 контейнеров с радиоактивными отходами и атомный реактор с лодки «Сивулф», их суммарная активность достигла 94673 Ки. В СССР подобная практика использовалась до 90-х годов. Доля загрязнения северных морей за тридцатилетнее существование отечественного атомного флота составила 3.3% от общего количества, которое приносят морские течения из Европы. Основным источником радиоактивного загрязнения донных осадков Карского и Баренцева морей, наряду с глобальными выпадениями от испытаний ядерных устройств в атмосфере и от сгоревшего в атмосфере американского спутника SNAP-9А, являются сбросы радиоактивных отходов радиохимических заводов в Европе.

Радиохимические заводы Франции (Ла-Ате) и Англии (Селлафилд) до 1986 года сбрасывали в Ирландское море высокотоксичные отходы, содержащие плутоний, с общей активностью 20000 Ки. Североатлантическое течение постепенно выносило эти отходы в арктические моря (из Атлантики в Арктический бассейн ежегодно поступает 400 тыс. км3 воды). Ежегодный сброс в Северное море жидких радиоактивных отходов предприятием в Селлафилде и французскими заводами достигает сотен миллионов литров. Следы утечек радиоактивных субстанций с этих объектов обнаружены не только в Ирландском и Северном морях, но и в Северо-Восточной Атлантике и Северном Ледовитом океане. Замеры показали, что в радиусе ста километров от места сброса наблюдается проникновение активного плутония в грунт морского дна до 20 сантиметров. По некоторым оценкам, загрязнение Ирландского моря на порядок выше, чем Мирового океана, уровень радиационного фона норвежских прибрежных вод с 1996 года увеличился примерно в 6 раз. В настоящее время происходит вторичный перенос осевших на дне Ирландского моря загрязнений в другие акватории (рис.5).

Суммарные сбросы цезия-137 из Селлафилда после 1952 г. (время пуска РХЗ) составили около 40 ПБк. Динамика сбросов цезия-137 позволила объяснить динамику концентраций радионуклидов в морской воде в этот период. Например, в Баренцевом море концентрация цезия-137, постоянно снижавшаяся с середины 60-х годов после прекращения ядерных испытаний в атмосфере, с середины 70-х годов стала расти и к началу 80-х достигла максимума в 40 Бк/м3. Сдвиг на рис. 6

между максимумом сбросов цезия и его концентрацией в воде Баренцева моря позволяет определить время переноса водных масс из Ирландского моря в Баренцево (4–5 лет). В настоящее время концентрация цезия в водах Баренцева и Карского морей снизилась до уровня 2–7 Бк/м3, однако вызывают опасения сбросы европейскими заводами долгоживущих радиоактивных изотопов технеция и йода. Для цезия и технеция удалось проследить за ростом концентраций в морской воде по пути переноса водных масс и за ростом концентраций в морской биоте. В некоторых разновидностях употребляемых в Европе морских продуктов содержании технеция оказалось весьма близким к уровню вмешательства для пищевых продуктов.

Исследования специалистов позволили развеять миф о российском происхождении большинства радиоактивных загрязнений омывающих Европу арктических морей. Учеными доказан «английский след» как минимум половины радиоактивного плутония в донных отложениях Норвежского и Баренцева морей.

В период с 1993 по 1996 гг. МАГАТЭ осуществило Международный проект по оценке арктических морей. В результате этих исследований утверждалось, что содержание радионуклидов в объектах, затопленных в Карском море, составляло на конец 90-х годов:
• для продуктов деления – 4.1 ПБк (цезий-137, стронций-90);
• для продуктов активации – 0.5 ПБк (никель-63, кобальт-60);
• для актинидов – 0.1 ПБк (плутоний-241).
При этом предполагалось, что наибольшая активность затоплена в заливе Цивольки – 2.2 ПБк, в заливе Абросимова – 1.4 ПБк, в заливе Степового – 0.8 ПБк, в Новоземельской впадине – 0.3 ПБк.
В начале 90-х было организовано несколько норвежско-российских экспедиций с экспертами по радиации на борту в районы затопления реакторов в Карском море. Их поиски были не совсем успешны. Несколько образцов указывали на небольшую утечку реакторов, но некоторые реакторы не были найдены. По данным российско-норвежской экспедиции 1992–1994 гг. контейнеры с твердыми радиоактивными отходами признаны основным источником радиоактивного загрязнения окружающей среды в местах затопления.

Практически для всех затопленных радиационно-опасных объектов основным индикатором утечки является обнаружение в воде долгоживущих гамма-излучающих радионуклидов: продукта деления ядерного топлива 137Cs и продукта нейтронной активации 60Co.

Всего с помощью гидролокатора бокового обзора в заливах Абросимова, Степового и Цивольки было обнаружено 45 объектов (рис.7).

Анализ вклада различных источников в радиоактивное загрязнение арктических морей Российской Федерации показывает, что основными источниками, формирующим уровень радиоактивного загрязнения морской среды, являются глобальные радиоактивные выпадения и поступление радионуклидов с морскими течениями в результате сброса радиоактивных отходов в Великобритании и во Франции. В районах открытого моря воздействие операций по сбросу и захоронению радиоактивных отходов незаметно на фоне, обусловленном другими источниками радиоактивного загрязнения. В открытых районах исследуемых морей наблюдались наиболее низкие за весь период наблюдений уровни радиоактивного загрязнения морской воды. Последствия операций по захоронению радиоактивных отходов в морях арктического региона Российской Федерации могут иметь лишь локальный характер, то есть проявляться лишь в районах захоронений.

Локальное воздействие захоронений на уровень радиоактивного загрязнения морской воды выявлено лишь в одном районе захоронения РАО – заливе Степового – в виде небольшого увеличения уровня радиоактивного загрязнения 137Cs и 90Sr придонных вод во внутренней его части. Объемная активность 137Cs в Карском море в 90-х годах была сопоставима с характерной для Средиземного моря, в несколько раз ниже, чем в Черном море и в десятки раз ниже, чем в Балтийском и Ирландском морях. Сравнение данных первого (1994 г.) и повторного (2002 г.) обследований радиоактивного загрязнения морской среды в заливе Абросимова позволяет заключить, что радиационная обстановка на основной части акватории залива улучшилась.

Ильменский заповедник

Ильменский заповедник — государственный природный заповедник. Находится в центральной части Челябинской области около города Миасс. 14 мая 1920 года по декрету В. И. Ленина Ильменские горы были объявлены минералогическим заповедником, одним из первых заповедников, созданных в России.

С 1930 г. существует минералогический музей, основанный А. Е. Ферсманом, в котором представлено более 200 различных минералов, обнаруженных в Ильменском хребте, в том числе топазы, корунды, амазониты и др.

В 1991 г. организован филиал — историко-ландшафтный археологический памятник «Аркаим» площадью 3,8 тыс.га. Расположен в степных предгорьях восточного Урала, в Караганской долине. Здесь сохраняются более 50 археологических памятников: мезолитические и неолитические стоянки, могильники, поселения бронзового века, другие исторические объекты. Особое значение имеет укрепленное поселение Аркаим ХVII — ХVI вв. до н. э.


http://forest.geoman.ru/forest/item/f00/s01/e0001017/index.shtml

Сайты:
http://ilmeny.ru
http://igz.ilmeny.ac.ru/

Площадь Заповедника — 303 кв. км
Длина Ильменского хребта с севера на юг — 41 км.
Самая высокая вершина — гора Ильментау (747.3 м)
Леса занимают 85 % площади Заповедника

Минералов — 264
Впервые в мире открыты в Ильменах — 18
Горные породы — свыше 70

Копи — свыше 400
Стоянок древнего человека — 50
http://www.ilmeny.ac.ru/rus/igz/muzei/digital.html

Миасс. Музей Ильменского заповедника
http://fotki.yandex.ru/users/vedmed1969/album/195176/

Здание естественно-научного музея построено в 1984 году в комплексе с зданием Института минералогии УрО АН СССР

В 1925 году директором заповедника Д.И. Руденко начали создаваться первые коллекции минералов и горных пород. С 1931 года минералы и горные породы экспонировались в Миасском краеведческом музее и в витринах, расположенных на верандах жилых домов некоторых сотрудников заповедника. В 1936 году было построено первое деревянное здание музея. К 1940 году в музее насчитывалось уже около 4,5 тыс. экспонатов. Пожар 1 февраля 1941 года уничтожил здание музея вместе с коллекциями. Во время войны (с 1941 по 1944 г.) здание вновь отстроили на фундаменте прежнего, и восстановили коллекции. Для посетителей музей открылся 18 июня 1944 года. В трех залах с экспозиционной площадью 300 кв. метров размещалось 1,5 тыс. экспонатов. На первом этаже были выставлены образцы минералов и горных пород, на втором – зоологическая коллекция. Здание не отапливалось, поэтому экскурсанты посещали музей только в летний период (около 30 тыс. посетителей в год). Сегодня в старом здании расположены исследовательские лаборатории и шлифовальные мастерские.

Вот этот красивый синенький камешек — продукт аварии на нефтяной скважине на месторождении Тенгиз в Казахстане. Когда там потушили, наконец, пожар, стали находить вот такие массы с красивой окраской, под действием давления и высоких температур такая вот стекловидная штука из песков и глин получилась.

А вот это — бывший медный кабель 🙂

Кусок метеоритного железа

Владимир Николаевич Страхов

Владимир Николаевич Страхов. 3 мая 1932 — 30 ноября 2012

30 ноября 2012 года ушёл из жизни академик Владимир Николаевич Страхов – крупнейший учёный в области геофизики и математики, создатель современной математической теории интерпретации аномалий потенциальных полей Земли, выдающийся организатор науки и общественный деятель, благородный и искренний человек. Беззаветная преданность Владимира Николаевича делу отечественной науки, бескомпромиссное отстаивание ее интересов стали той основой, благодаря которой российская геофизическая школа и Институт физики Земли им. О.Ю. Шмидта РАН успешно прошли через наиболее тяжёлые времена 1990-х годов.

В 1986 г. В.Н. Страхову присвоено ученое звание профессора по специальности «мате-матическая геофизика». В 1987 г. В.Н. Страхов был избран членом-корреспондентом АН СССР по отделению геологии, геофизики, геохимии и горных наук (ОГГГГН), в 1992 г. – действительным членом (академиком) Российской академии наук (РАН). С марта 1990 г. по февраль 2002 г. В.Н. Страхов был заместителем академика-секретаря ОГГГГН по геофи-зике. Он был также академиком Российской академии естественных наук, Российской академии горных наук и Международной академии наук экологической безопасности.

Владимир Николаевич Страхов родился 3 мая 1932 г. в г. Москве в семье ученого-геолога академика Николая Михайловича Страхова. Он окончил геофизический факультет Московского геологоразведочного института им. С.Орджоникидзе (МГРИ) в 1955 г. 28 февраля 1959 г. поступил на работу в Институт физики Земли им. О.Ю.Шмидта АН СССР, где прошел путь от старшего инженера до заведующего отделом (1988 г.). В 1989 г. он возглавил Институт физики Земли им. О.Ю. Шмидта, став его директором и генеральным директором Объединенного института физики Земли им. О.Ю. Шмидта РАН (1993–2002 гг.).

В.Н. Страхов был крупнейшим в мире специалистом в области теории интерпретации потенциальных полей, математической геофизики, теории некорректно поставленных задач и вычислительной математики. На первом этапе своей научной деятельности в 1954–1965 гг. он успешно занимался разработкой методов трансформирования гравитационных и магнитных полей, в первую очередь для решения задач аналитического их продолжения в нижнее полупространство. В 1966–1977 гг. В.Н. Страхов создал ряд принципиально новых методов аналитического продолжения аномальных потенциальных полей, нахождения интегральных моментов источников двухмерных гравитационных и магнитных аномалий, а также методы решения линейных некорректных задач. Разработанные методы Владимир Николаевич успешно применил для решения задач электроразведки. Результаты этих исследований опубликованы более чем в 100 научных работах.

Самый плодотворный период научной деятельности В.Н. Страхова (1977–1988 гг.) был посвящен разработке важнейших и крайне актуальных проблем математической геофизики, таких как трансформация потенциальных полей и использование спектральных представлений аномалий, а также решение прямых задач гравиметрии и магнитометрии для различного рода многогранников и объемов, ограниченных криволинейными поверхностями в трехмерной постановке. В этот период Владимир Николаевич опубликовал свыше 200 работ, включая производственные отчеты и книги под его редакцией.

В последние годы Владимир Николаевич очень плодотворно работал над развитием методологии интерпретации аномальных потенциальных полей, а также теорией решения систем линейных уравнений сверхбольшой размерности. Полный список трудов академика В.Н. Страхова насчитывает более 1600 публикаций, в том числе более 650 оригинальных научных работ. В марте 2012 г. Владимиру Николаевичу была присуждена премия Российской академии наук имени Б.Б. Голицына за цикл работ «Развитие новых математических методов аппроксимации и решения обратных задач для потенциальных полей Земли».

Разработанные академиком В.Н. Страховым подходы сегодня с успехом применяются для решения важнейших стратегических задач развития Российской Федерации ведущими научно-производственными организациями, такими как Институт физики Земли им. О.Ю. Шмидта РАН, ФГУНПП «Аэрогеофизика», Пермский горный университет, ОАО «Центральная геофизическая экспедиция», Российский государственный геологоразведочный университет им. С. Орджоникидзе и др.

Яркой стороной публицистической деятельности В.Н. Страхова были работы информационного, критического характера, а также воспоминания. Владимир Николаевич был великим ученым с активной гражданской позицией. Много сил им было потрачено в борьбе за изменение перспектив российской науки, обозначившихся в тяжелейшие для нашей страны годы в начале 1990-х годов. С 1992 г. около 80 публикаций и большое количество выступлений В.Н. Страхова посвящены общим проблемам российской науки.

Наряду с интенсивной научной работой В.Н.Страхов вел и значительную научно-организационную работу. По его инициативе в 1993 г. был организован Объединенный институт физики Земли им. О.Ю.Шмидта (на базе ИФЗ РАН), а в 1994 г. – Геофизическая служба РАН. Владимир Николаевич входил в состав Межведомственной комиссии по сейсмическому мониторингу при МЧС РФ.

По предложению В.Н.Страхова в 1992 г. был организован Объединенный научный совет по физике Земли РАН, а в 1995 г. – Научный совет РАН по проблемам геоинформатики. Он возглавлял Комиссию по географическим информационным системам.

В.Н.Страхов был одним из основателей и с 1978 г. научным руководителем Всесоюзного семинара «Вопросы теории и практики геологической интерпретации гравитационных и магнитных аномалий». В настоящее время семинар имени Д.Г. Успенского имеет международный статус. С 1976 г. под научным руководством академика В.Н. Страхова проводятся всесоюзные (ныне – всероссийские) школы-семинары с аналогичным названием. Он также руководил одной из ведущих научных школ страны по этому направлению. Начинания Владимира Николаевича и сегодня продолжаются его учениками и единомышленниками.

В 1992 г. по инициативе В.Н.Страхова начали издаваться российско-китайский журнал «Исследования по прогнозу землетрясений» и газета «Наука и технология в России» (в настоящее время журнал «Наука и технологические разработки»), главным редактором которых он был. В 1997 г. по инициативе В.Н.Страхова начал выходить электронный научно-информационный журнал «Вестник Отделения геологии, геофизики, геохимии и горных наук РАН», в котором он был первым заместителем главного редактора.

Многосторонняя научная и научно-организационная деятельность Владимира Николаевича Страхова оказала огромное влияние на развитие отечественной науки, особенно геофизики, а его доброта и отзывчивость навсегда останутся в душах близко знавших его людей.
http://www.ifz.ru/institut/istorija/kniga-pamjati/vladimir-strakhov/

Академику Страхову Владимиру Николаевичу — 80 лет!
http://iv-g.livejournal.com/663731.html

Общее собрание Российской академии наук 22 мая

Выступление Путина

СМИ об Общем собрании РАН

Что касается РАН, то президент отметил и здесь существенное увеличение финансирования: с 12 миллиардов в 2002 году до 64 в нынешнем.

Глава государства напомнил, обращаясь к участникам Общего собрания РАН, что гособоронзаказ до 2020 года составляет 20 триллионов рублей, а еще три — выделяются на переоборудование промышленной базы ОПК. И надо воспринимать это как широкое поле деятельности в том числе для академических институтов. К существовавшей ранее практике создания научных центров Академии наук по прямому заказу оборонных отраслей возвращаться не стоит, дал понять Владимир Путин. А вот привлекать научные организации и университеты к реализации программ инновационного развития компаний с госучастием, к планам по модернизации оборонно-промышленного комплекса нужно «самым активным образом».

Пресс-релиз Общее собрание РАН 22 мая 2012 года

Президент РАН академик Ю.С. Осипов кратко рассказал об основных научных достижениях 2011 года и проблемах, с которыми пришлось столкнуться РАН.
С докладом «О работе Президиума Российской академии наук и выполнении решений Общего собрания Российской академии наук за отчетный период» выступил главный ученый секретарь Президиума РАН академик В.В. Костюк.
Вице-президент РАН академик Г.А. Месяц рассказал о региональных проблемах Российской академии наук.
Вице-президент РАН академик С.М.Алдошин выступил с докладом «Об инновационной деятельности Российской академии наук и выполнении поручения президента Российской Федерации об обеспечении жильем сотрудников РАН, прежде всего, молодых ученых в 2011 году».
О работе Президиума РАН по совершенствованию структуры Российской академии наук и о работе с молодыми учеными рассказал вице-президент РАН академик В.В. Козлов.
Большой интерес участников Общего собрания вызвал доклад вице-президента РАН академика А.Л.Асеева «Сибирское отделение Российской академии наук: достижения и пути развития».
Тексты докладов будут размещены на портале http://www.ras.ru в разделе «Общее собрание».

Академику Страхову Владимиру Николаевичу — 80 лет!

2007

http://www.kprf-dubna.su/new_page_29.htm

Владимир Николаевич Страхов родился 3 мая 1932 года в Москве.
Окончил Московский геологоразведочный институт в 1955 году. С 1959 года работал в Институте физики Земли. Генеральный директор Объединенного института физики Земли РАН, директор Института планетарной геофизики, главный научный сотрудник.
Член-корреспондент c 1987 г., академик c 1992 г. – Отделение наук о Земле.

Специалист в области математической геофизики, гравитационного и магнитного методов поисков месторождений полезных ископаемых, комплексной интерпретации геолого-геофизических данных, вычислительной математики.

Основными направлениями научных исследований В.Н. Страхова являются теории интерпретации гравитационных и магнитных аномалий, методы решения некорректный задал геофизики и вычислительной математики.

В области теории интерпретации гравитационных и магнитных аномалий им получены фундаментальные результаты по решению прямых задач, по определению интегральных характеристик источников, по аналитическому продолжению полей и определению их особых точек, по фильтрации наблюденных полей, по созданию численных методов решения обратных задач.

В области методов решения некорректных задач геофизики им получены результаты по единственности и общим решениям в обратных задачах геофизики, по созданию методов обработки геофизических наблюдений.

В области вычислительной математики ему принадлежат крупные результаты по решению линейных некорректных задал, в том числе по оптимальной регуляризации.

В.Н. Страховым заложены основы дискретной теории потенциала и нового научного направления — геофизической кибернетики.

В.Н. Страховым создана общая теория решения линейных задач геофизики, (в первую очередь — линейных задач гравиметрии и магнитометрии) на основе метода интегральных представлений, обобщающего классический метод Байкуса-Гилъберта. В рамках метода интегральных представлений разработаны схемы решения большого числа некорректных задач.

В последние годы В.Н. Страховым разработаны новые оригинальные подходы к такой классической области прикладной математики, как вычислительные методы линейной алгебры. Развитые им методы решения линейных систем большой размерности открывают широкие перспективы решения задач обработки больших массивов экспериментальных данных и краевых задал математической физики, которые не могут быть решены в настоящее время на основе традиционных численных методов.

В.Н.Страхов — автор свыше 1650 научных работ по математической геофизике, геологической интерпретации геофизических измерений и смежным областям вычислительной математики.

В.Н. Страхов является членом редколлегии журнала «Физика Земли».
http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=3970ab5e-f4a0-4575-b608-5e7411a37301

Диалоги о науке с академиком В.Н. Страховым. Часть 1

Диалоги о науке с академиком В.Н. Страховым. Часть 2

Обзор Дальневосточного отделения Российской академии наук

Научные центры ДВО РАН находятся во Владивостоке, Хабаровске, Петропавловске-Камчатском, Магадане, Благовещенске, Южно-Сахалинске. Отдельные институты работают в Биробиджане, Анадыре.
На начало 2005 года в составе Дальневосточного отделения трудится около 7500 человек, среди них 2500 научных сотрудников, в том числе 15 академиков и 18 членов-корреспондентов РАН, более 300 докторов и 1150 кандидатов наук.
ru.wikipedia.org

Организации ДВО РАН горные, геолого-геофизические и включающие горные, геолого-геофизические отделы

Структура ДВО РАН

Приморский научный центр
Дальневосточный геологический институт (ДВГИ)
Сахалинский филиал ДВГИ ДВО РАН
Тихоокеанский океанологический институт (ТОИ)
Тихоокеанский институт географии (ТИГ)

Амурский научный центр (Благовещенск)
Институт геологии и природопользования (ИГиП)

Хабаровский научный центр
Институт горного дела (ИГД)
Институт комплексного анализа региональных проблем (ИКАРП)
Институт тектоники и геофизики им. Ю. А. Косыгина (ИТиГ)

Сахалинский научный центр (Южно-Сахалинск)
Институт морской геологии и геофизики (ИМГиГ)

Камчатский научный центр (Петропавловск-Камчатский)
Институт вулканологии и сейсмологии (ИВиС)
Институт космофизических исследований и распространения радиоволн (ИКИР)

Северо-Восточный научный центр (Магадан)
Северо-Восточный комплексный научно-исследовательский институт (СВКНИИ)