Архив меток: Петербург

Темные века: Африка и Россия

Одно из интеллектуальных направлений АШ — моделирование сообщества, вступившего в зону дефицита энергоносителей. Элементы модели: деградация инфраструктуры и государства в целом. При дефиците энергии (или низком EROI ее добычи) сообщество не сможет содержать уже созданную инфраструктуру и нормальное государство. Встретился хороший пример этих двух элементов — сегодняшний Мадагаскар.
https://aftershock.news/?q=node/585286
Рост населения с 1960 г. почти в 5 раз
https://en.wikipedia.org/wiki/Demographics_of_Madagascar
Своих энергоресурсов нет

Спецкомиссия Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору пришла к выводу, что в ближайшее время метрополитен Санкт-Петербурга может быть затоплен из-за некачественных материалов, использованных при прокладке подводных тоннелей, сообщает в среду местный телеканал «78».
https://www.pnp.ru/social/metro-sankt-peterburga-mozhet-polnostyu-uyti-pod-vodu.html

Реклама

Морской транспорт России в 2015 году

В Латвии и Эстонии на долю услуг транспорта и хранения в ВВП приходится 8%, Литвы – 7,7. Так что для прилегающих стран уход российского транзита будет означать весомые бюджетные потери и лишение рабочих мест. В KMPG подсчитали, что в случае потери всего транзита из России экономика Латвии потеряет 1,3 млрд евро, 2,4% налоговых поступлений, а уровень безработицы в стране поднимется на 1,1%.

Впрочем, в действительности вероятность этого сценария невелика. «В данный момент объем российского транзита через порты Балтии слишком велик, чтобы его сразу можно было перевести на российские порты.

По итогам 2015 года порты Балтийского бассейна снизили темпы роста, второй раз подряд показав объем перевалки, ниже общероссийского. Суммарный грузооборот в регионе увеличился на 3,2%, однако положительный результат целиком и полностью заслуга двух портов – Усть-Луга и Приморск, сумевших завершить прошлый год на мажорной ноте (грузооборот данных портов за годовой период вырос на 16,1 и 11,1% соответственно). Тем временем Большому порту Санкт-Петербург (БП СПб) с товарищем по несчастью портом Калининград впору бить тревогу – на двоих они растеряли порядка 15% оборота. На их фоне даже сохранившие перегрузку на прежнем уровне Выборг и Высоцк выглядят настоящими триумфаторами.

«В портах Санкт-Петербурга были проблемы с речной навигацией, что негативно повлияло на объемы экспорта нефтепродуктов, а в Калининграде – проблемы с транзитом через Белоруссию и Литву», – замечает руководитель проектов по оценке направления «финансовый консалтинг» группы компаний SRG Илья Телятников.

В советский период через порты Балтики переваливалось порядка 35-40% экспортных грузов, а пропускная способность достигала 87 млн тонн в год.

Вместе с автономным статусом прибалтийские республикам отошли развитые портовые мощности по перевалке нефтепродуктов, угля, химии, в то время как в России обозначился дефицит пропускных способностей – оставшиеся в стране порты Санкт-Петербург, Выборг, Приморск и Калининград были в состоянии принять только четверть грузов региона.

Так, в 2000 году отечественные порты контролировали только 26% грузооборота в регионе, в то время остальные 76% товаров были закреплены за Прибалтикой. Тем не менее, по мере развития портовых мощностей России удалось переломить сложившийся ход событий в свою пользу. В 2007 году на страну приходилось уже 55,2% грузов в регионе, в 2015 году – 61,6.

Основное соперничество между заклятыми конкурентами традиционно разворачивается за самые ходовые в регионе товары – нефть и уголь. В отсутствие серьезных противников порты Прибалтики долгое время благополучно жили за счет перевалки российского сырья, идущего на экспорт в Европу.

Первым тревожным звонком, свидетельствующим, что заведенный порядок вещей начинает меняться, стал ввод в эксплуатацию порта Приморск через который «Транснефть» начала перекачку энергоносителей по Балтийской трубопроводной системе. Больше других от появления новых мощностей на берегу Финского залива пострадал порт Вентспилс, за период с 2001 по 2004 год потерявший около 12 млн тонн нефтеналива.

В 2012 году в порту Усть-Луга начал работу терминал «Роснефтьбункер» (позже переименован в «Усть-Луга Ойл»), ставший конечной точкой второй очереди Балтийской трубопроводной системы (БТС-2), продолжал наращивать перегрузку «Ростерминалуголь», введенный в 2003 году. Нарастив мускулы, порт принялся отбирать транзит у оппонентов – Таллина, Риги и Вентспилса, а также переключил на себя часть нефтеналива из Петербургского нефтяного терминала (располагается на территории БП СПБ) и Приморска.

В прошедшем году перетягивание нефтяных и угольных грузов из Прибалтики также стало фактором роста двух крупнейших портов региона – Усть-Луги и Приморска, тогда как снижение объемов перевалки этих товаров ощутили на себе наиболее зависимые от транзита Таллин, Рига и Вентспилс.

Отчасти потеря сырьевых грузов прибалтийскими республиками объясняется переориентацией компанией «Транснефть» поставок экспортных нефтепродуктов из Латвии в порт Приморск. В компании объясняют это решение экономической целесообразностью: «Более короткое транспортное плечо (приблизительно на 600 км) обеспечивает более низкий уровень тарифов на перекачку. Маршрут в направлении Вентспилса включает в себя участки системы магистральных нефтепроводов, пролегающие по территории Республики Беларусь, Латвии и Литвы, что существенно удорожает стоимость транспортировки». По словам представителей компании, объем нефтепродуктов, поставляемых в Вентспилс в 2015 году, уменьшился почти на 1,5 млн тонн в пользу порта Приморск.

Еще одной нишей, в которой российские порты играют первую скрипку, является обработка металлопродукции. Пальма первенства здесь принадлежит БП СПБ, сильны позиции Калининграда и Усть-Луги. Решающие битвы за транзит на этом рынке отгремели еще в начале предыдущего десятилетия. События развивались следующим образом. В течение 1990-х годов металлургические гиганты, прельстившись наличием модернизированных перевалочных мощностей и более дешевыми, чем в России, тарифами, облюбовали для перегрузки своей продукции прибалтийские порты. На конец десятилетия там перегружалось порядка половины экспортируемого металлопроката. Наблюдая за утекающими из страны грузами, государство решилось на закручивание гаек – в течение 2000 года Министерство путей и сообщения неоднократно повышало стоимость перевозок металла по железной дороге, по сути, отрезав металлургический комплекс от зарубежных портов.

Как следствие, из Клайпеды, Риги и Вентспилса металлопродукция переместилась в Петербург. Протекционистская мера благотворно сказалась на БП СПБ, где бросили якорь НЛМК Владимира Лисина, «Русал» Олега Дерипаски и «Северсталь»

В то же время по перегрузке других сырьевых грузов – минеральных удобрений и леса – российские портовики так и не смогли взять ситуацию под контроль. Так что обработка этих категорий грузов по сегодняшний день остается епархией прибалтийских республик.

Отставание от прибалтов по обработке минеральных удобрений оформилось в советское время. Тогда мощности для перевалки удобрений активно создавались в странах Балтии и Украине.

На привлекательность портов Северо-Запада работала близость к химическим гигантам – «Фосагро», «Акрону», которые начали работать с БП СПБ, калининградским портом. В 2002 году в Северной столице обозначился «Уралхим», до этого пользовавшийся услугами финского порта Котка.

Сейчас попытки навязать конкуренцию зарубежным портам предпринимаются Усть-Лугой, которой удалось привлечь на свою сторону «Фосагро».

В «Еврохиме» подтвердили наличие планов по размещению терминала в Усть-Луге, обозначив срок реализации проекта – конец 2019-го – начало 2020 года. Впрочем, стоит ожидать только частичного возращения грузопотоков в Россию. В основном терминал будет обслуживать удобрения с нового производства «ЕвроХима» в Пермском крае – Усольского калийного комбината, тогда как мощности в Силламяэ продолжат перегрузку жидкой химии.

В перевалке контейнеров российским портам, напротив, удалось вырваться вперед и даже удержать свои позиции. Если период 1990-х годов, когда в стране практически отсутствовали контейнерные мощности, стал для российских портовиков потерянным десятилетием, то в начале следующего десятилетия БП СПб пережил настоящий контейнерный бум, оттянув часть высокомаржинальных грузов у финнов и прибалтов. Так, в 2003 году в Петербурге перегружались контейнеры объемом 650 тыс. TEU, в Прибалтике – 537 тыс. TEU контейнеров, имевших «российское» происхождение. Большую часть этих объемов перевалила дочка АО «Морской порт Санкт-Петербург» – «Первый контейнерный терминал»

Суммарный объем идущих через Прибалтику контейнеров составляет 3,5-4,0 млн тонн, через Финляндию – 2,53,5 млн.

В последние годы контейнерная волна на Балтике пошла на спад, став заложником обмена санкциями, девальвации и последовавшего за ней падения потребительского спроса. Если в 2014 году контейнерооборот региона еще рос, то в 2015-м рухнул во всех портах Балтики без исключения. С учетом избытка контейнерных мощностей грузов на всех может не хватить.

А вот накатные грузы (ро-ро), также относящиеся к категории высокодоходных, российские портовики застолбить за собой не сумели – в этом сегменте безраздельно властвуют прибалты (Клайпеда, Таллин, Вентспилс), через территорию которых проходят основные паромные маршруты региона.

Справедливости ради стоит отметить, что и попыток таких практически не предпринималось. Морской порт Санкт-Петербург, «Петролеспорт» и Усть-Луга хоть и занимались транспортировкой ро-ро, но никогда не делали акцент исключительно на них. Всерьез попробовать себя на этом поприще планирует портовый комплекс «Бронка», избравший ро-ро одной из основных специализаций наряду с контейнерами.

По мнению представителя UCL Holding, перераспределение таких транзитных грузов, как нефть и нефтепродукты, контейнеры, уголь, зерно, удобрения, сталь, будет оставаться важным источником роста для российских портов региона в ближайшие пять-десять лет. Суммарный объем транзита, по подсчетам Валентина Варваренко, составляет 50 млн тонн. «Легче всего можно будет перетянуть грузопотоки нефти и нефтепродуктов, несколько сложнее будет с углем и удобрениями. Но самым трудным будет возвращение контейнеров. Для того чтобы это произошло, необходимо улучшить портовую и дорожную инфраструктуру, повысить качество сервиса и набор услуг, быстроту и прозрачность таможенных операций», – комментирует эксперт.

– Грузооборот порта Усть-Луга в 2015 году достиг уровня 87,9 млн тонн, показав рост в 16%. 91% грузооборота – это нефтепродукты, газ и уголь. Генеральных грузов и удобрений, обработанных на наших терминалах в 2015 году, было перевалено 2 млн 143 тыс. тонн, из них удобрений – 1,38 млн тонн. Значительный рост, 22%, показали объемы перевозки грузов на паромах – в основном за счет Калининградского транзита, ранее шедшего через Литву. Объемы паромных перевозок грузов за прошедший год составили 2 млн тонн.

Прирост генеральных грузов в 2015 году составил примерно 60%, из них за счет прибалтийских грузов – не более 5%. Что касается удобрений, то весь объем (100%) ранее переваливался через Ригу и Муугу. То есть в категории «генеральные грузы и удобрения» общее количество грузов, перешедших к нам из портов Балтии, составило порядка 55%, но в эту статистику не вошли грузы серного терминала. Что до контейнерных перевозок, то падение составило 16%, во много раз упали перевозки импортных автомашин. В этих категориях балтийские грузы точно не помогли.

Перспективы возврата российских грузов из Балтии в отечественные порты существуют. Насколько успешны будут планы по переориентированию российского экспорта из Балтии на Усть-Лугу, будет зависеть от того, найдутся ли инвесторы, готовые вложить свои деньги в строительство современных терминалов. Основную часть российского экспорта составляют низкотарифные навалочные грузы, и для того чтобы зарабатывать на таких грузах, нужно обеспечить высокую интенсивность погрузо-разгрузочных работ, а значит, применять современные технологии, требующие значительных вложений. Усть-Луга имеет огромный потенциал для увеличения объемов обработки любых категорий грузов, но особенно навалочных. Прежде всего потому, что на Балтике не так много портов, способных принимать суда класса Panamax и выше, и нет железнодорожных станций, способных обрабатывать такое количество вагонов, как станция Усть-Луга.

http://expert.ru/northwest/2016/06/baltijskij-tyanitolkaj/

Генеральный груз — (англ. general cargo) — штучный груз, товар (продукция), которая перевозится в упаковке. В качестве упаковки могут использоваться ящики, мешки, бочки, биг-беги, контейнеры, тюки, пакеты и другие виды упаковки груза. Перевозка генеральных грузов в отличие от груза, перевозимого «без упаковки»: наливом (нефть и другие жидкости), навалом или насыпью (зерно, руда, уголь) — требует подготовки к предстоящей перевозке в прямом или смешанном сообщении: морским, речным, железнодорожным, автомобильным и авиационным транспортом и особого отношения со стороны перевозчика. Зачастую генеральный груз перевозится сборными партиями. В этом случае составляется грузовой список.
К генеральным грузам могут относиться следующие виды товаров (продукции):
— Различная металлопродукция (арматура, металлические чушки, слитки, прокат, лента, металлолом, проволока и другая);
— Подвижная техника (самоходная и несамоходная на колесном или гусеничном ходу);
— Железобетонные изделия и конструкции;
— Контейнеры;
— Груз в транспортных пакетах;
— Штучный груз в упаковке (например, в ящиках разных размеров и изготовленных из различных материалов);
— Крупногабаритные и тяжеловесные грузы;
— Различные виды лесоматериалов (доски, пиломатериалы, фанера и т.д)
— Цемент, руды цветных металлов и концентраты в биг-бегах
— Различные грузы в бочках, барабанах, корзинах, так называемые катно-бочковые грузы

Сам перевозимый груз также можно разделить на категории:
— штучные товары — перевозятся в картонных коробках, мешках, ящиках, пластмассовых бочках, мотках, рулонах и т.д.;
— грузы, сформированные в пакеты — цемент, крупы, удобрения и т.д.;
— металлопродукция — проволока, рельсы, балки, трубы, заготовки, металл в связках и т.д.;
— технические средства – автомобили и спецтехника;
— лесоматериал и т.д.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Генеральный_груз

— — —
http://periskop.livejournal.com/tag/флот

Опублирована годовая статистика по СМП за 2015.
http://sever-press.ru/ekonomika/transport/item/17140-perevozki-po-severnomu-morskomu-puti-vyrosli-na-sorok-pyat-protsentov
По итогам года перевалили рубеж в 5 млн. т.: Общий объем перевозок по Северному морскому пути (СМП) за январь-декабрь минувшего года составил 5 млн. 392 тыс. тонн, что на 45,4 процента превышает показатель 2014 года.
http://periskop.livejournal.com/1528111.html

Морские порты России. Итоги-2015 и топ портов


http://periskop.livejournal.com/1511719.html

nilsky-nikolay: Топливный баланс Петрограда в 1914-1920 гг.

Оригинал взят у в Топливный баланс Петрограда в 1914-1920 гг.

Фотографии в альбоме «Топливный баланс Петрограда в 1914-1920 гг.», автор nilsky-n на Яндекс.Фотках

Читать далее

ПМЭФ. Путин на сессии Нефтегазовые компании – «двигатель изменений» мировой экономики»

Владимир Путин принял участие в сессии Петербургского международного экономического форума «Нефтегазовые компании – «двигатель изменений» мировой экономики».

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги! Дамы и господа!

Проведение cаммита энергетических компаний – и представителей других бизнесов, которые непосредственно связаны с энергетикой, – в рамках Петербургского форума уже стало доброй традицией.

Несколько слов хотел бы сказать о России, о том, что у нас происходит. В этой связи хотел бы отметить, что благодаря ресурсному потенциалу и удобному географическому положению – сейчас я только говорил на узкой встрече с коллегами – Россия играет особую роль в развитии энергокомплексов по вектору «Европа – страны АТР», да и вообще в мировой энергетике, вносит ощутимый вклад в поддержание устойчивого баланса спроса и предложения углеводородов на международном рынке.

Все последние годы у нас стабильно растёт добыча нефти и газа. Особое внимание уделяем повышению нефтеотдачи, а также глубокой переработке сырья. Активно ведём геологоразведку и освоение новых месторождений. Предоставлены значительные льготы для добычи нефти и газа на шельфе, для освоения трудноизвлекаемых запасов. Всё это должно обеспечить развитие ресурсной базы на десятилетия вперёд.

За последние годы – для примера, для справки могу назвать – за последние пять лет добыча нефти и газового конденсата в России выросла почти на 6 процентов, газа – почти на 15 процентов, а угля – более чем на 17 процентов.

Безусловно, мы придерживаемся принципа суверенитета над национальными ресурсами. Вместе с тем Россия готова к привлечению в предприятия ТЭКа долгосрочных иностранных инвесторов. Мы делаем это, как вы знаете, причём многолетняя практика показывает, что это взаимовыгодно. Такая работа служит не только развитию нашего, отечественного, российского, ТЭКа. Она помогает расширить присутствие России на мировых энергорынках, что полностью отвечает как интересам добывающих стран и компаний, так и интересам потребителей.

Не случайно даже в период громких разговоров о необходимости снижения энергозависимости от России – что, на мой взгляд, абсолютная глупость, потому что никакой односторонней зависимости никогда в таких случаях не возникает, это всегда взаимозависимость, а значит, это повышение надёжности и стабильности в мировой экономике и энергетике, – несмотря на это, поставки наших энергоресурсов, например в Европу, постоянно растут. Так, экспорт газа по трубопроводным системам по сравнению с 2012 годом в прошлом году увеличился более чем на 10 процентов. В абсолютных цифрах мы вышли на рекордную за последние годы отметку – более 188 миллиардов кубометров.

Смотрите также:
Все материалы о поездке в Санкт-Петербург
23 – 24 мая 2014 года → Поездки по стране
Хочу подчеркнуть: мы за добросовестное выполнение контрактных обязательств. Рассчитываем, что такого же ответственного подхода будут придерживаться потребители и страны-транзитёры. Не скрою, мы серьёзно обеспокоены заявлениями некоторых украинских радикалов, их прямыми угрозами помешать транзиту нашего газа в Европу. Надеемся, что здравый смысл всё же возобладает, и этого не произойдёт.

Ситуация у наших соседей ещё раз подтверждает актуальность наших инициатив по прямым маршрутам экспорта энергоносителей потребителям в Евросоюз, в том числе по газопроводу «Южный поток», который мы сейчас уже строим. Полагаем, что активную позицию в данном вопросе должна занять и Еврокомиссия, ведь среди её основных задач, если не главная, – это прежде всего защита интересов европейских потребителей.

Сегодня на Европу приходится более 70 процентов нашего экспорта нефти и почти весь объём трубопроводного газа. Но надо признать, что энергопотребление в Европе растёт медленно в связи с низкими темпами экономики, а политические и регулятивные риски увеличиваются быстро. Дают о себе знать и проблемы с транзитом.

В этой ситуации естественно и понятно наше стремление открыть для себя новые рынки, прежде всего речь идёт о динамично растущем Азиатско-Тихоокеанском регионе. Это не только возможность увеличить экспортные поставки, но и мощный рычаг для развития Восточной Сибири и Дальнего Востока нашей страны.

Да, мы знаем о планах партнёров расширить круг поставщиков газа, допустим, в Европу. Однако мы не только не драматизируем ситуацию, а, напротив, приветствуем. Не сомневаемся, в ЕС хорошо понимают: поставки из России помогают диверсифицировать энергобаланс Евросоюза.

Хорошая возможность для консолидации фрагментарных региональных газовых рынков – это развитие рынка сжиженного природного газа. Для нас это один из приоритетов.

Так, кроме уже действующего в рамках проекта «Сахалин–2» завода СПГ, строится завод «Ямал-СПГ». «Роснефть» планирует строительство ещё одного завода на Сахалине, а «Газпром» – во Владивостоке и на Балтике. При этом большая часть указанных проектов также ориентирована на рынок АТР.

Отдельно остановлюсь на перспективах сланцевого газа. После ввода в эксплуатацию месторождений в Соединённых Штатах объёмы предложения расширяются. Действительно, в обозримой перспективе наши американские друзья и партнёры планируют стать нетто-экспортёрами. И это, конечно, хорошо для мирового рынка, да и для нас тоже в конечном итоге это только плюс. Однако для налаживания экспорта СПГ из Северной Америки в Европу – и сидящие здесь, в этом зале, специалисты, эксперты прекрасно это понимают – нужно создать инфраструктуру по обеим сторонам Атлантики. Потребуются крупные капиталовложения, немало времени. К тому же цены на СПГ в регионе АТР, допустим, – и вы это тоже знаете хорошо – превышают европейские цены в 1,6 раза. Это факт, во всяком случае, пока это именно так и происходит.

Очевидно, что для производителей СПГ из США выгодней в первую очередь конкурировать за премиальный азиатский рынок. Никто в убыток себе работать не будет – даже и не в убыток, а все мы и вы прежде всего стремитесь к максимальному извлечению прибыли. Это понятно, это абсолютный закон рыночной экономики.

При этом ещё раз отмечу, что цены на российский трубопроводный газ абсолютно конкурентоспособны и, главное, предсказуемы, так как базируются на проверенных и эффективных инструментах ценообразования. Такие механизмы, кстати, используют и многие другие экспортёры природного газа.

Уважаемые коллеги и друзья!

Энергетика – это важнейшая основа устойчивого развития мировой экономики. Расчёты экспертов показывают, что доступных энергоресурсов на планете пока достаточно и ещё долго будет достаточно. Вместе с тем мы хорошо знаем и законы убывающей эффективности, они применимы и к ситуации в ТЭКе.

Крупнейшие и самые эффективные запасы, как правило, открываются и разрабатываются на ранней стадии изучения, освоения той или иной геологической провинции. Так что «лёгкие» ресурсы, так сказать, «сливки» или уже давно сняты, или вот-вот на исходе. Поэтому приходится выходить на новые, часто труднодоступные районы и регионы, повышать объёмы добычи в давно открытых месторождениях, используя вторичные и даже третичные методы, и, конечно, вовлекать в разработку ресурсы, которые традиционно считались экономически малоэффективными и труднодоступными.

Однако – и это я тоже хотел бы отметить – сегодняшние цены на мировых рынках, их нынешний уровень не тормозит развития экономики. Более того, в целом они стабильны, а это принципиально важно для реализации долгосрочных проектов как в ТЭКе, так и в других отраслях. Чтобы снизить уровень издержек, нужно повышать энергоэффективность экономик, делать ставку на инновационные технологии, развивать переработку углеводородов, такие сектора, как нефте- и газохимия.

Для России решение этих вопросов исключительно важно. Наша страна ставит задачу не только сохранить и укрепить позиции одного из ведущих поставщиков энергоресурсов, но и стать одним из лидеров развивающихся процессов качественной трансформации мировой энергетики.

Очевидно, что вызовы в энергетической сфере носят глобальный характер, и ответить на них можно только сообща, только вместе – через сотрудничество. Важно, что крупнейшие компании так и поступают.

Мы между тем не считаем сложившуюся систему регулирования – если позволите сказать о ней несколько слов – и координацию усилий в энергетике достаточными и полностью совершенными. Зачастую регулирование искажает даже рыночные сигналы, приводит к неоправданному субсидированию так называемых «любимых видов энергии». В Европе, в энергетике Евросоюза это так называемые возобновляемые источники. А это искажение рынка наносит, безусловно, ущерб конкурентной среде, снижает конкурентоспособность целых отраслей.

Надеюсь, участникам сегодняшнего саммита удастся выработать предложения по наиболее востребованным и приоритетным мерам по повышению качества регулирования энергорынков, а также ещё раз посмотреть на возможности по созданию формата, в рамках которого участники отрасли смогут сравнивать налоговые, регуляторные и законодательные режимы различных юрисдикций и одновременно дать рекомендации по международно-правовому обеспечению работы конкурентных, транспарентных и открытых энергорынков.

Уважаемые дамы и господа! Дорогие друзья и партнёры!

Мы будем благодарны вам и за рекомендации в отношении российского законодательства и правоприменительной практики. Уверен, что расширение форматов сотрудничества поможет построить действительно эффективную глобальную экономику.

И в заключение хочу ещё раз подчеркнуть: надёжное, бесперебойное энергообеспечение сегодня во многом определяет стабильный прогресс национальных экономик, глобальной экономики в целом. И в наших общих интересах сделать энергетическое взаимодействие более эффективным и взаимополезным, освободить его от избыточной, ненужной политизации, которая деформирует экономические основы и принципы этой стратегической отрасли. Убеждён, что ваш саммит поможет решению этой важной задачи.

Позвольте пожелать вам интересных дискуссий и перспективных контрактов. Я оставлю вас, для того чтобы не мешать вашей работе, и пожелаю вам всего самого доброго.

Спасибо большое.

Основные моменты:
i/ Отдельно остановлюсь на перспективах сланцевого газа. После ввода в эксплуатацию месторождений в Соединённых Штатах объёмы предложения расширяются. Действительно, в обозримой перспективе наши американские друзья и партнёры планируют стать нетто-экспортёрами. И это, конечно, хорошо для мирового рынка, да и для нас тоже в конечном итоге это только плюс. Однако для налаживания экспорта СПГ из Северной Америки в Европу – и сидящие здесь, в этом зале, специалисты, эксперты прекрасно это понимают – нужно создать инфраструктуру по обеим сторонам Атлантики. Потребуются крупные капиталовложения, немало времени. К тому же цены на СПГ в регионе АТР, допустим, – и вы это тоже знаете хорошо – превышают европейские цены в 1,6 раза. Это факт, во всяком случае, пока это именно так и происходит. Очевидно, что для производителей СПГ из США выгодней в первую очередь конкурировать за премиальный азиатский рынок. Никто в убыток себе работать не будет – даже и не в убыток, а все мы и вы прежде всего стремитесь к максимальному извлечению прибыли. Это понятно, это абсолютный закон рыночной экономики.

ii/ Крупнейшие и самые эффективные запасы, как правило, открываются и разрабатываются на ранней стадии изучения, освоения той или иной геологической провинции. Так что «лёгкие» ресурсы, так сказать, «сливки» или уже давно сняты, или вот-вот на исходе. Поэтому приходится выходить на новые, часто труднодоступные районы и регионы, повышать объёмы добычи в давно открытых месторождениях, используя вторичные и даже третичные методы, и, конечно, вовлекать в разработку ресурсы, которые традиционно считались экономически малоэффективными и труднодоступными.

iii/ Чтобы снизить уровень издержек, нужно повышать энергоэффективность экономик, делать ставку на инновационные технологии, развивать переработку углеводородов, такие сектора, как нефте- и газохимия. Для России решение этих вопросов исключительно важно. Наша страна ставит задачу не только сохранить и укрепить позиции одного из ведущих поставщиков энергоресурсов, но и стать одним из лидеров развивающихся процессов качественной трансформации мировой энергетики.
Очевидно, что вызовы в энергетической сфере носят глобальный характер, и ответить на них можно только сообща, только вместе – через сотрудничество. Важно, что крупнейшие компании так и поступают.

iv/ Мы между тем не считаем сложившуюся систему регулирования – если позволите сказать о ней несколько слов – и координацию усилий в энергетике достаточными и полностью совершенными. Зачастую регулирование искажает даже рыночные сигналы, приводит к неоправданному субсидированию так называемых «любимых видов энергии». В Европе, в энергетике Евросоюза это так называемые возобновляемые источники. А это искажение рынка наносит, безусловно, ущерб конкурентной среде, снижает конкурентоспособность целых отраслей.

— — — — — —
Выводы по выступлению
a/ Потенциальные противоречия i и iv
b/ «Наша страна ставит задачу не только сохранить и укрепить позиции одного из ведущих поставщиков энергоресурсов, но и стать одним из лидеров развивающихся процессов качественной трансформации мировой энергетики».
с/ Чтобы не сыпать соль на раны сказано очень мягко «Зачастую регулирование искажает даже рыночные сигналы, приводит к неоправданному субсидированию так называемых «любимых видов энергии». В Европе, в энергетике Евросоюза это так называемые возобновляемые источники. А это искажение рынка наносит, безусловно, ущерб конкурентной среде, снижает конкурентоспособность целых отраслей.»
Но в этом и есть главное преимущество и основная цель стран, обладающих резервной валютой: «искажать рыночные сигналы» и «и неоправданное субсидирование».

— — — — — —
Саммит энергетических компаний



История Геолкома-ЦНИГРИ-ВСЕГЕИ

http://vsegei.ru/ru/history/history.pdf

ria.ru: Рейтинг российских городов по загрязнению атмосферы в 2012 году

Норильск стал безусловным лидером по загрязнению атмосферы среди российских городов: по объемам выбросов загрязняющих веществ он более чем в два раза опередил даже многомиллионную Москву.

Рейтинг городов по объему выбросов загрязняющих веществ в атмосферу в 2012 году был подготовлен экспертами РИА Рейтинг на основании данных Росстата. Города упорядочивались по объему выбросов (в рейтинг попало 100 крупнейших по показателю городов), отходящих от стационарных источников и от автомобильного транспорта.

Первую десятку самых загрязняющих воздух городов страны представляют в основном металлургические, нефтеперерабатывающие или химические полисы. «Почти во всех этих городах выбросы загрязняющих веществ имеют преимущественно промышленную природу. В первой двадцатке рейтинга почти половина городов имеют статус миллионников», — говорится в материалах рейтинга.

В тоже время эксперты отмечают, что в большинстве рассматриваемых городов за последние годы наблюдалось улучшение ситуации и снижение объемов выбросов. Сокращение выбросов по расчетам РИА Рейтинг за последние два года зафиксировано — в 56 городах, рост — только в 36.
http://ria.ru/infografika/20130806/954525899.html

«Норильск сохраняет за собой статус самого большого в России эмиссионера загрязняющих веществ в атмосферу. Причем, объем выбросов этого города с двухсоттысячным населением более чем в два раза превышает объем выбросов многомилионной Москвы — 1959,5 тысячи тонн против 995,4 тысячи тонн за год. Лидерство Норильска выделяется еще тем, что его выбросы имеют преимущественно промышленную природу, тогда как доля автомобильных выбросов составляет всего 0,5%. В расположившейся на втором месте рейтинга Москве структура диаметрально противоположна — здесь на долю автомобилей приходится 92,8% выбросов. На третьем месте — Санкт-Петербург, также переполненный автомобилями, на долю которых здесь приходится 85,9% выбросов», — считают эксперты РИА Рейтинг.
http://ria.ru/eco/20130806/954546151.html

— — — — — —
Самые неблагоприятные для жизни города России — 2011