Архив меток: ОАЭ

BP Energy Outlook 2030. Ближний Восток

— — — — — — — —
Рост добычи газа в 2 раза

eia.gov: United Arab Emirates

A member of the Organization of the Petroleum Exporting Countries (OPEC) since 1967, the UAE is one of the most significant oil producers in the world. According to Oil & Gas Journal 2012 estimates, the UAE holds the seventh-largest proved reserves of oil at 97.8 billion barrels, with the majority of reserves located in Abu Dhabi (approximately 94 percent). The other six emirates combined account for just 6 percent of the UAE’s crude oil reserves, led by Dubai with approximately 4 billion barrels. Production of these resources is dominated by the state-owned Abu Dhabi National Oil Company (ADNOC) in partnership with a few large international oil companies under long-term concessions

The likelihood of further major discoveries in the UAE is low, but enhanced oil recovery (EOR) techniques are being successfully utilized to increase the extraction rates of the UAE’s mature oil fields, and the recovery of oil prices following the global financial crisis will help maintain the commercial viability of such endeavors. Leaders in the UAE hope to increase crude oil production to 3.5 million bbl/d over the next few years, and levels are expected to approach 3 million bbl/d by the end of 2012.

In Abu Dhabi, contract structures are based on long-term, production-sharing agreements between the state-run ADNOC and private actors (primarily large international oil companies), with the state required to hold a majority share in all projects. With the exceptions of Dubai and Sharjah—which both have service contracts to manage their declining reserves—the smaller Emirates all utilize some form of production-sharing agreements similar to those found in Abu Dhabi. Major international oil companies involved in the oil and gas sector in the UAE include British Petroleum, Shell, Total, ExxonMobil, and Occidental Petroleum—which in 2008 secured the first new concession offered by the UAE in more than 20 years.

Nevertheless, recent exploration has not yielded any significant discoveries of crude oil. What it lacks in new discoveries, however, it makes up for with an emphasis on EOR techniques designed to extend the lifespan of the Emirates’ existing oil fields. By improving the recovery rates at those fields, such techniques helped the UAE to nearly double the proved reserves in Abu Dhabi over the last decade-plus

The Zakum system—the third-largest oil system in the Middle East and the fourth-largest in the world—is the center of the UAE’s oil industry, accounting for nearly 30 percent of the country’s total production in 2010. The Upper Zakum field is run by the ZADCO—which is owned by ADNOC (72 percent share) and ExxonMobil (28 percent)—and currently produces 520,000 bbl/d. In July 2012 ZADCO awarded an $800-million engineering, procurement, and construction contract to Abu Dhabi’s National Petroleum Construction Company—along with French firm Technip—with the goal of expanding production to 750,000 bbl/d by 2016. The Lower Zakum field—operated by the Abu Dhabi Marine Operating Company (ADMA-OPCO)—is also being expanded, with production expected to reach 425,000 bbl/d; up from the 300,000 bbl/d it currently produces.

Other significant fields include the Bu Hasa (600,000 bbl/d), Ghasha-Butini (up to 300,000 bbl/d by year-end 2012), Murban Bab (320,000 bbl/d), and the Sahil, Asab, and Shah (SAS) fields (385,000 bbl/d), all located in Abu Dhabi. Dubai and Sharjah also have producing basins, but nothing approaching the scale of those found in Abu Dhabi. The largest fields in those Emirates are the Fateh-Southwest Fateh-Falah fields (80,000 bbl/d) operated by the Dubai Petroleum Establishment and the Mubarak field (8,000 bbl/d) operated by Crescent Petroleum in Sharjah.

With limited prospects for major discoveries, production increases in the UAE will come almost exclusively from EOR techniques in Abu Dhabi’s existing oil fields. Nevertheless, the government is pursuing production capacity of 3.5 million bbl/d in 2018 through the investment of $60 billion in Abu Dhabi’s oil sector. ADCO—which oversees onshore operations in the emirate—plans to increase production in the Bu Hasa, Bab, and SAS fields over the coming years, with increases expected to approach 200,000 bbl/d as soon as 2014. Some newer fields will also contribute to production gains: Qusahwira is targeted to provide an additional 30,000 bbl/d by the end of 2012 and another 20,000 bbl/d by 2016 (to 90,000 bbl/d), while the Bida al-Qemzan field could add 75,000 bbl/d by 2016 bringing it to 300,000 bbl/d overall.

Smaller offshore fields like the Nasr, Umm Lulu, and Umm Shaif are also the target of increased investment, with ADMA-OPCO seeking to maintain production levels at the Umm Shaif field at 280,000 bbl/d and attempting to bring the combined production of the Nasr and Umm Lulu fields up to 170,000 bbl/d as soon as 2018. Exploration and production in the other Emirates is limited, with reserves nearly exhausted and the cost of recovery continuing to climb.

The newest export pipeline, The Abu Dhabi Crude Oil Pipeline (ADCOP), runs 230 miles from Habshan to Fujairah and began operations in June 2012. This pipeline gives the UAE a direct link from the rich fields of its western desert to the Gulf of Oman, and from there to global markets. This provides the UAE—and global markets—a strategic alternative to the problematic Strait of Hormuz, which is the world’s most important energy chokepoint (see EIA’s World Oil Transit Chokepoints analysis brief). In 2011 17 million bbl/d of crude oil passed through the Strait of Hormuz, which was almost 20 percent of the world’s traded oil and 35 percent of all seaborne-traded oil.

The inauguration of the ADCOP is the most significant development in the UAE’s midstream profile to date. With a capacity of 1.5 million bbl/d—and expectations of that figure reaching 1.8 million bbl/d in the near future—this pipeline provides the UAE with the ability to export close to 75 percent of its daily production without passing through the Strait of Hormuz. The International Petroleum Investment Company (IPIC)—owned by the government of Abu Dhabi—led the pipeline project, and it will be operated by ADCO.

Abu Dhabi Crude Oil Pipeline (ADCOP)


http://www.eia.gov/countries/cab.cfm?fips=TC

iimes.ru: Нефтегазовое сотрудничество России с монархиями Персидского залива. Часть 2

30 сентября, 2012
Читать далее

bigpicture.ru: фото молний

Burj al arab – семизвездочный отель на берегу Персидского залива, на искусственном островке с индивидуальным мостом. Снимок был дважды опубликован в National Geographic.

http://bigpicture.ru/?p=323981

iimes.ru: Нефтегазовое законодательство: ближневосточный опыт. Часть 1

Читать далее

Годовой отчет Роснефти 2011: Геологоразведка

О странах Аравийского полуострова

http://expert.ru/expert/2012/31/zalivnaya-sistema-bezopasnosti/

ВВП нефтеэкспортеров


http://gloriaputina.livejournal.com/162503.html

Добыча нефти в странах ОПЕК в 2010-2011 гг.

ОПЕК — Организация экспортеров нефти, международная межправительственная организация, созданная нефтедобывающими державами в целях стабилизации цен на нефть.

Члены организации контролируют примерно две трети разведанных запасов нефти на планете. ОПЕК обеспечивает 40% мировой добычи и половину мирового экспорта этого драгоценного сырья.
В 2011 году средняя цена барреля нефти ОПЕК составила 107,46 доллара, в 2010 году — 77,45 доллара. Рекорд цены «корзины» был установлен 3 июля 2008 года — 140,73 доллара за баррель.
В январе 2012 года средняя цена «корзины» составила 111,76 доллара за баррель.

Цена «корзины» ОПЕК определяется как средний арифметический показатель физических цен следующих сортов нефти, добываемой странами картеля: Saharan Blend (Алжир), Girassol (Ангола), Oriente (Эквадор), Iran Heavy (Иран), Basra Light (Ирак), Kuwait Export (Кувейт), Es Sider (Ливия), Bonny Light (Нигерия), Qatar Marine (Катар), Arab Light (Саудовская Аравия), Murban (ОАЭ) и BCF 17 (Венесуэла).


http://neftegaz.ru/analisis/view/7746

bigpicture.ru: Дубай, окутанный туманом

«Туман бывает у нас два раза в год – в марте и в сентябре, когда идет смена времени года. Температура влажного воздуха утром падает, и начинает появляться туман. Это напоминает мне о туманной планете Корусант из «Звездных Войн»

http://bigpicture.ru/?p=277057

Металлоинвест: годовой отчет 2010


http://metalloinvest.com/rus/ir/annual-report/
http://www.metinvest.com/BinaryFile.ashx?id=48

Экономика стран Персидского залива

Источник данных: Всемирный банк Последнее обновление: 16 февр. 2012 г.

ВВП в долларах США по текущим ценам. Без поправки на инфляцию.

www.google.com/publicdata/

Валовой национальный доход в долларах по ППС (для учета соотношения цен в разных странах). Без поправки на инфляцию.

www.google.com/publicdata/

Изменение реального ВВП в сравнении с предыдущим годом. Реальный ВВП рассчитывается с поправкой на инфляцию.

www.google.com/publicdata/

GDP per capita (current US$)

www.google.com/publicdata/

Первичное энергопотребление (до преобразования в другие виды конечных энергоносителей) в килограммах нефтяного эквивалента на душу населения.

www.google.com/publicdata/

gapminder.org: Потребление энергии и душевой ВВП. Нефтедобывающие государства Залива, 1971 и 2007 гг

1971

gapminder.org

2007

gapminder.org

2007 Oil Production, mln. t (statistical review of world energy 2011)
Бахрейн — нет данных
Ирак — 105.2
Иран — 209.7
Катар — 53.6
Кувейт — 129.9
ОАЭ — 140.7
Саудовская Аравия — 494.2

gapminder.org: Потребление энергии и душевой ВВП. Катар, Бахрейн, ОАЭ


gapminder.org

Юань вошел в Персидский залив

27/01/2012
Премьер-министр Вэнь Цзябао только что вернулся после шестидневного визита в Саудовскую Аравию, Арабские Эмираты и Катар, страны, традиционно близкие к Америке. Он добился неслыханного результата: отныне в сделках между Арабскими Эмиратами, Катаром и Китаем будут использоваться не безраздельно господствовавшие нефтедоллары, а юань, китайская «народная валюта».
http://www.inosmi.ru/fareast/20120127/184123096.html

Дубай: фото

Каждый год в одно и то же время, примерно, в октябре, Дубай погружается в густой и плотный туман, напоминающий растрепанное ватное одеяло. Этому способствует все еще высокая влажность, но уже более низкая температура воздуха. А учитывая то, что Дубай славится своими знаменитыми новыми небоскребами, в том числе самым высоким в мире зданием Burj Khalifa, у фотографов есть уникальная возможность заполучить массу потрясающих фотографий.


http://trasyy.livejournal.com/780292.html

Petroleum Geology of the Widyan Basin and Interior Platform of Saudi Arabia and Iraq, 2002


http://pubs.usgs.gov/bul/b2202-e/
http://pubs.usgs.gov/bul/b2202-e/B2202-E.pdf

Нефтегаз Украины, обзор компании, обзор страны

Н.Азаров: НАК «Нефтегаз Украины» будет ликвидирована
http://top.rbc.ru/economics/02/09/2011/613587.shtml

НАК «Нафтогаз Украины» (укр. НАК «Нафтогаз України» — национальная акционерная компания «Нефтегаз Украины») — государственная компания Украины по добыче, транспортировке и переработке нефти (укр. нафта) и природного газа.

Нафтогаз Украины является вертикально-интегрированной нефтегазовой компанией, которая совершает полный цикл операций по разведке месторождений, эксплуатационного и разведывательного бурения, транспортирования и хранения нефти и газа, транспортирования природного и сжиженного газа потребителям. Стратегическими целями компании остаются усиление вертикальной интеграции с выходом на розничный рынок нефтепродуктов и в нефтехимическую промышленность; укрепление позиций главного транзитёра российского газа в европейские страны, создание диверсифицированной ресурсной базы за пределами Украины.

Год основания, 1991
Крупнейшая компания Украины, в 2004 году на неё пришлось 13,8 % ВВП Украины.

В состав НАК Нафтогаз Украины входит три дочерние компании (ДК), пять дочерних предприятий (ДП), два государственные акционерные общества (ГАО) и два открытые акционерные общества (ОАО). Деятельность компании распределяется на четыре ветви: 1) добыча и переработка, 2) транспортирование, 3) розпределение и реализация и 4) обеспечение производства.

Список компаний
1) добыча и переработка
ДК Укргаздобыча
ГАО Черноморнефтегаз
ОАО Укрнефть (обладает контрольным пакетом акций: 50 % + 1 акция)
2) транспортирование
ДК Укртрансгаз
ОАО Укртранснефть
ГАО Укрспецтрансгаз
3) распределение и реализация
ДК Газ Украины
ДП ВЗП Нефтегаз
СП Укргазэнерго (владеет 50 % акций)
ДП Нефтегазсети
4) обеспечение производства
ДП Укрнефтегазкомплект
ДП Науканефтегаз
ДП ЛИКВО
Дочерние компании
Дочерняя компания НАК «Нафтогаз Украины» — «uk:Укртрансгаз» — управляет 13 подземными хранилищами газа (ПХГ) общим объёмом свыше 32 млрд кубометров, которые являются частью газотранспортной системы Украины и предназначены для обеспечения бесперебойной поставки газа в европейские страны за счёт накапливания запаса в летние месяцы с последующим использованием в зимний период.
Ещё одна дочерняя компания — «Укрнафта» — наибольшая нефтедобывающая компания Украины. Кроме того, «Укрнафта» является крупнейшим украинским производителем сжиженного газа.

Промышленная добыча нефти началась в 18 в. и уже в 1909 г. на Прикарпатье добыча нефти составила 2 млн тонн. Газовая отрасль топливной промышленности Украины берёт своё начало с введения в эксплуатацию Дашавского газового месторождения и построения первого газопровода Дашава-Стрый в 1924 г. Интенсивному развитию послужило последующие открытия месторождений нефти и газа на территории современных нефтегазоносных областях Днепровско-Донецкой, Карпатской и Причерноморско-Крымской.

Максимального уровня добычи нефти Украина достигла в 1972 г. — 14.4 млн тонн (вместе с газовым конденсатом), а природного газа — в 1975 г. — 68.7 млрд куб. м. В 1945 г. начались первые экспортные поставки природного газа с территории Украины — в Польшу, а с 1967 г. в Чехословакию, позже — в Австрию. Нефтяной транзит с Украины начался в 1962 г. — в Чехословакию.

В 1990-е годы единственный газопровод из России в Западную Европу пролегал через территорию Украины. Компания «Нафтогаз Украины», осуществлявшая транзит российского газа через украинскую территорию, накопила гигантскую задолженность перед «Газпромом». Для того, чтобы избавиться от транзитной зависимости от Украины, был осуществлён проект строительства газопровода Ямал — Европа в обход Украины — через Белоруссию и Польшу. В конце 1999 он был открыт.
В 2000 ушло в отставку правительство Виктора Ющенко, Украина расплатилась с долгами, а Россия получила рычаг для давления на Украину. После запуска первой ветки Ямал — Европа газовые войны между Россией и Украиной прекратились. В 1999—2001 Украина поставила России в счёт долгов за природный газ стратегические бомбардировщики Ту-160 и крылатые ракеты Х-55, оставшиеся после раздела советского военного арсенала на Украине. За это Украине было погашено $285 млн из 1-миллиардного долга за поставленный российский газ.
В 2006 Нафтогаз отдало права на продажу газа на территории Украины компании Rosukrenergo

Сейчас доля нефти и природного газа в общем балансе использования первичных энергоресурсов Украины составляет 61 %. Приоритетный энергоресурс — природный газ, его доля в энергобалансе — 41-43 %. Украина относится к странам с дефицитом собственных природных углеводородных ресурсов, удовлетворяя потребности в газе за счет собственной добычи на 23-25 %, в нефти — на 12-15 %.
В 1991 г. потребление газа составило 118,1 млрд куб. метров и занимало 3-е место по его потреблению в мире, уступая США и России. За последние 13 лет потребление газа сократилось на треть и в 2006 г. составляло 73,9 млрд куб. метров.

(по данным на 1 января 2009 г.)
• Количество месторождений в эксплуатации — 234
• Эксплуатационный фонд скважин (газовых / нефтяных / нагнетающих) — 2568 / 2494 / 312
• Протяженность газопроводов высокого давления, тыс. км — 38,2
• Количество компрессорных станций / цехов — 73 / 110
• Мощность компрессорных станций, МВт — 5450
• Протяженность газораспределительных систем, тыс. км — 347
• Количество подземных газохранилищ — 13
• Протяженность магистральных нефтепроводов, тыс. км — 4,7
• Количество насосных станций — 28
• Мощность насосных станций, МВт — 357
• Количество газопереробатывающих заводов — 5
• Количество автомобильных газонаполняющих компрессорных станций (АГНКС) — 91
• Количество сотрудников, тыс. чел. — 172
http://ru.wikipedia.org/wiki/Нафтогаз_Украины

О Компании
Компания “Нафтогаз Украины” вырабатывает восьмую часть валового внутреннего продукта Украины и обеспечивает десятую часть поступлений в Государственный бюджет. Общее количество работающих на предприятиях Компании составляет 175 тысяч человек, что составляет около 1% трудоспособного населения страны. Свыше 90% нефти и газа в Украине добывается предприятиями Компании.

История
В 1991 году потребления природного газа составляло 118,1 млрд. куб. метров и страна занимала 3 место в мире по уровню потребления газа, уступая только США и России. За 18 лет использование природного газа в Украине снизилось на 55% и в 2009 году составило 51,9 млрд. куб. метров.

Компания сегодня

Разведка и бурение

За 2010 год нефтегазодобывающие предприятия Компании выполняли геологоразведочные работы на 77 площадях и месторождениях в трех нефтегазоносных регионах Украины – Западном, Восточном и Южном.

Объем поисково-разведывательного бурения за счет собственных средств предприятий Компании составил 151,9 тыс. метров
(Объемы геологоразведочного бурения в Украине).

Окончены строительством 57 поисковых и разведывательных скважин; переданы в эксплуатацию 25 скважины.

По результатам поисково-разведывательных работ в 2010 году открыты 3 новых месторождения: Буцивское газовое месторождение в Львовской области, Восточно-Калинковское нефтяное месторождение в Сумской области и Северо-Мигринское нефтегазовое месторождение в Луганской области.

Открыты новые продуктивные залежи на 8 месторождениях, которые находятся в разведке или разработке.

Прирост запасов углеводородов промышленных категорий составил 26,17 млн. тонн условного топлива
(Динамика прироста запасов углеводородов по Украине).

Предприятия Компании продолжали сейсморазведочные исследования (2D и 3 D сейсмика) как на суше, так и на перспективных структурах шельфа Черного моря.

Объем эксплуатационного бурения составил 142,9 тыс. метров. Окончено строительство 50 эксплуатационных скважин; переданы в эксплуатацию 88 скважин
(Объемы эксплуатационного бурения в Украине).

Добыча
Украина имеет значительные доказанные запасы и потенциальные ресурсы нефти и природного газа.

Потенциальные ресурсы природного газа составляют 5,4 трлн.куб.м, газового конденсата – более 400 млн. тонн, нефти – 850 млн. тонн.

Добыча газа, газового конденсата и нефти в Компании осуществляют ДК «Укргазвыдобування», ОАО «Укрнафта» и ГАО «Чорноморнафтогаз», на которые приходится 92% добычи нефти и конденсата и 91% добычи газа в Украине.

Предприятиями Компании эксплуатируются 235 газовых, нефтяных, газоконденсатных и нефтегазоконденсатных месторождений. Значительная часть из них находится на завершающей стадии разработки и характеризуется осложненными геологическими и технологическими условиями эксплуатации.

Добыча природного газа в Украине на протяжении продолжительного периода сокращалась; в 1997-2000 годах объем добычи стабилизировался на уровне 18 млрд.куб.м в год. За последние семь лет добіча стабилизировалась на уровне 20-21 млрд.куб.м в год. В 2010 году добіча газа составила 20,5 млрд.куб.м., в том числе по Компании «Нафтогаз Украины» — 18,3 млрд.куб.м. Этого удалось достичь за счет внедрения мероприятий по повышению эффективности использования производственной и ресурсной баз, введения в разработку новых месторождений и залежей.

Добыча нефти и конденсата в Украине на протяжении 1998-2004 годов сохранялась на уровне 3,7-4,2 млн. т в год.

На протяжении 2006 – 2010 годов наблюдается стабильное уменьшение добычи нефти в результате нескольких причин. Во-первых, значительная истощенность запасов углеводородов на основных месторождениях, во-вторых – недостаточные приросты разведанных запасов.

В 2010 году нефтегазодобывающие предприятия Компании “Нафтогаз Украины” добыли 3,3 млн.т нефти с конденсатом.

Транспортировка

Украина имеет развитую газотранспортную систему, которая включает 39,8 тыс. км газопроводов (Развитие газотранспортной системы Украины),

в том числе 14 тыс. км диаметром 1020-1420 мм, 74 компрессорные станции (112 компрессорных цехов), общая мощность которых 5450 МВт, 13 подземных хранилищ газа. Пропускная способность системы составляет на входе 288 млрд.куб.м. в год, а на выходе — 178,5 млрд.куб.м. в год.

Газотранспортная система,

оператором которой является предприятие в составе Национальной акционерной компании “Нафтогаз Украины” — дочерняя компания “Укртрансгаз”, обеспечивает подачу газа внутренним потребителям и осуществляет основной объем транзита (около 80%) экспортных поставок российского газа в другие европейские страны.

Компания каждый год транспортирует для потребителей Украины 50-60 млрд. куб. м и транзитом в страны Западной и Центральной Европы 110-120 млрд. куб. м природного газа (Объемы транзита природного газа по территории Украины).

Сегодня существует техническая возможность увеличения транзита газа в страны Центральной и Западной Европы до 142 млрд. куб. м в год без расширения газотранспортной системы.

Важным технологическим элементом газотранспортной системы является 13 подземных газохранилищ с активным объемом 32 млрд.куб.м. Сеть подземного хранения газа включает четыре комплекса — Западноукраинский, Киевский, Донецкий и Южноукраинский. Максимальный возможный отбор при полном заполнении подземных хранилищ газа может достичь 250 млн.куб.м в сутки.

Транспортировка нефти
Кроме газопроводной системы, Украина имеет развитую нефтепроводную систему. В системе нефтепроводов, общая длина которых составляет 4,7 тыс. км, работает 51 магистральная нефтеперекачивающая станция. Емкость резервуарного парка — более 1 млн. куб. метров. Пропускная способность системы на входе составляет 114 млн.т нефти в год, на выходе — около 56 млн. т в год.

Магистральные нефтепроводы Украины обеспечивают поставки нефти из России и Казахстана на нефтеперерабатывающие заводы Украины и прокачку ее на экспорт в страны Центральной и Западной Европы.

Транспортировку нефти в Украине осуществляет ОАО «Укртранснафта», входящее в состав Компании. В системе ОАО «Укртранснафта» функционируют три предприятия — филиал «Приднепровские магистральные нефтепроводы» (Юго-восточный регион Украины), филиал «Магистральные нефтепроводы «Дружба» (Северо-западный регион Украины) и филиал «Южные магистральные нефтепроводы» (южный регион Украины).

До 2000 года объемы транспортировки нефти по трубопроводной системе Украины оставались стабильными на уровне 65 млн. тонн в год, в том числе транзитом на экспорт до 53 млн. тонн нефти. В 2010 году протранспортировано 29,8 млн. тонн нефти, в том числе транзитом 20,1 млн. тонн, на нефтеперерабатывающие заводы Украины поставлено 9,7 млн. тонн. (Объемы трубопроводной транспортировки нефти в Украине)

Переработка
Переработка газа и газового конденсата осуществляется на 5 газоперерабатывающих заводах Компании и на 4 установках по переработке углеводородного сырья.
За 2010 год предприятиями Компании произведено 791,6 тыс. т светлых нефтепродуктов, 374,9 тыс. т пропан-бутана.
В 2010 году в Украине произведено 3 084 тыс. тонн бензинов, 3 354 тыс. тонн дизтоплива, 2 297 тыс. тонн мазута и 679 тыс. тонн пропан-бутана.

Распределение и потребление
Сегодня доля нефти и газа в общем балансе использования первичных энергоресурсов Украины составляет около 60%. Приоритетным энергоресурсом является природный газ, доля которого в энергобалансе за последние годы составляет 38-41%.
(Структура потребления первичной энергии в Украине)

Украина относится к странам с дефицитом собственных природных углеводных ресурсов, удовлетворяя потребность в газе за счет собственной добычи на 35% (2010), в нефти — на 12-15%. В 1991 году потребление газа составляло 118,1 млрд.куб.м и страна занимала ІІІ место в мире по уровню потребления газа, уступая только США и России. Использование природного газа в Украине в 2010 году составило 57,6 млрд.куб.м.
(Объемы потребления природного газа в Украине)

Обеспечение потребителей природным газом осуществляется газовыми сетями (давлением до 12 атмосфер), длина которых составляет 349,2 тыс. км. Необходимый режим газоснабжения в этих сетях обеспечивают 61 тыс. газораспределительных пунктов.

Уровень газификации жилья природным газом на сегодня составляет 78,1% в городах и 38,2% в сельской местности. Газифицировано природным газом 428 городов, 600 поселков городского типа и 12,4 тысяч сел. Осуществляется газоснабжение 147 тыс. промышленных и коммунально-бытовых потребителей, а также около 13,43 млн. квартир и частных домов.

Международная деятельность
В рамках реализации Концессионного соглашения на проведение нефтяной разведки и эксплуатации, подписанного 13 декабря 2006 года между Арабской Республикой Египет и Египетской Генеральной Нефтяной Корпорацией (ЕГНК) и Компанией «Нафтогаз Украины», украинская Компания продолжает осуществлять активные шаги по освоению концессионного участка Алам Эль Шавиш Ист (Alam El-Shawish East) на территории Западной Пустыни Арабской Республики Египет. 18 февраля 2009 года при испытании разведывательной скважины был получен приток нефти дебитом 80 тонн (588 баррелей) в сутки. Таким образом, впервые за историю независимости была получена нефть за пределами Украины.

Компания осуществила коммерческое открытие и 19 апреля 2010 года начала раннюю добычу углеводородов. По состоянию на апрель 2011 года добыто более 350 000 баррелей нефти и открыто пять месторождений нефти и газа. При испытании последней пробуренной скважины было получено 155,8 куб.м конденсата и около 457 000 куб. м. газа в сутки. В пределах концессионной территории продолжаются поисково-разведочные работы.

Национальная акционерная компания «Нафтогаз Украины» и Египетская Генеральная Нефтяная Корпорация создают совместное предприятие «Петросаннан», которое как компания-оператор будет обеспечивать дальнейшую добычу и сдачу нефти на участках, которые получили статус «отвода под разработку». С целью расширения ресурсной базы углеводородов Компания на территории Египта провела изучение геолого-геофизических материалов и разработала технико-экономическое обоснование целесообразности инвестирования в освоение перспективных объектов лицензионных блоков «South Wadi Mahareeth» и «Wadi Mahareeth» компании Ganope в Восточной пустыне.

Парафированы проекты Концессионных соглашений на проведение нефтяной разведки и эксплуатации этих лицензионных блоков между Арабской Республикой Египет, компанией «Ganope» и Национальной акционерной компанией «Нафтогаз Украины».
19 июня 2010 года проекты указанных соглашений были утверждены Парламентом АРЕ.

Компания реализует в Объединенных Арабских Эмиратах инвестиционный проект по поиску, разработке и эксплуатации месторождений углеводородов на территории эмирата Аль-Фуджейра.
Работы выполняются в рамках Контракта о долевом распределении продукции между компанией «Нафтогаз Украины», Правительством эмирата Аль-Фуджейра и СП «NAFTOGAZ Middle East L.L.C.», подписанного 26 января 2005 года.
Компания выполняет поисково-разведывательные работы и исследование геологических структур в пределах 4-х лицензионных блоков эмирата.

Компания продолжает работу по выходу на нефтегазовые рынки и реализации совместных проектов в странах Северной Африки.
В 2009 году Компания успешно прошла преквалификацию в Государственной алжирской компании «АЛНАФТ» (ALNAFT) и получила разрешение сроком на три года, что дает возможность Компании принимать участие в тендерах на выполнение работ по разведке и разработке месторождений нефти и газа.

Энергосбережение
В технологических процессах производственные предприятия НАК «Нафтогаз Украины» используют природный газ (87%), электроэнергию (3%), тепловую энергию (2%), другие виды топлива (8%).

На компрессорных станциях газотранспортной системы Украины (ДК «Укртрансгаз») осуществляется замена физически изношенных и морально устаревших газоперекачивающих агрегатов на новые, большей производительности. За последние 8 лет произведена замена 37 ГПА (КПД на уровне 24-25%) на новые, более энергоэффективные (КПД на уровне 32-36 %), украинского производства.

За счет внедрения энергосберегающих мероприятий в 2009 году на предприятиях НАК «Нафтогаз Украины» достигнута экономия топливно-энергетических ресурсов в размере 315 тыс. тонн условного топлива, в том числе 261 млн.куб.м природного газа .

За последние 9 лет экономия топливно – энергетических ресурсов составила 3,5 млн. тонн условного топлива.

Структура Компании

Дочерние компании

ДК «Укргазвыдобування»
Основная компания по добыче природного газа и газового конденсата. В составе дочерней компании — 4 предприятия по газодобыче, предприятие по бурению буровых скважин, управление по переработке газа и газового конденсата (2 газоперерабатывающих завода).
www.ugv.com.ua

ОАО «Укрнафта»
Основное предприятие по добыче нефти. В составе Общества — 25 основных производственных и обслуживающих подразделений, в том числе 6 предприятий по бурению скважин, 6 нефтегазодобывающих управлений, 3 газоперерабатывающие завода.
www.ukrnafta.com

ГАО «Чорноморнафтогаз»
Осуществляет разведывательное и эксплуатационное бурение, добычу нефти и газа в акватории Черного и Азовского морей, транспортировку и хранение газа в Автономной Республике Крым.
www.gas.crimea.ua

ДК «Укртрансгаз»
Осуществляет весь объем транспортировки и хранения природного газа на территории Украины (за исключением Автономной Республики Крым), подачу его потребителям, транзитные поставки российского газа в страны Европы, эксплуатационное обслуживание и строительство объектов газотранспортной системы. В составе дочерней компании — 18 основных производственных и обслуживающих подразделений, в том числе 6 предприятий — операторов газопроводов высокого давления.
www.utg.ua

ОАО «Укртранснафта»
Осуществляет поставки нефти на нефтеперерабатывающие заводы Украины, а также транзит российской и казахской нефти на экспорт в другие страны Европы. В составе предприятия — два филиала: «Приднепровские магистральные нефтепроводы» и «Магистральные нефтепроводы «Дружба», а также нефтепровод Одесса — Броды и морской нефтяной терминал «Пивденный».
www.ukrtransnafta.com

Может ли Россия стать нефтяным раем

Владимир Милов, 24 июля 2006
http://www.polit.ru/article/2006/07/24/oilparadise/

Стабильно высокие цены на нефть и газ на международных рынках и позиция России как одного из главных экспортеров газа в Европу за последние несколько лет привнесли существенные изменения в приоритеты российской политики. Энергетическая составляющая стала доминирующим элементом как во внутренней, так и во внешней политике. Однако может ли Россия стать настоящим «нефтяным государством»? И возможно ли решение социально-экономических проблем в России за счет нефтегазового экспорта?

Статья опубликована в новом номере журнала «Pro et Contra» (2006. № 2-3), издаваемого Московским Центром Карнеги.

Несколько лет стабильно высоких цен на нефть и газ на международных рынках сделали свое дело, изменив приоритеты российской политики.
Власти, и в первую очередь лично Путин, уделяют повышенное внимание разного рода нефтегазовым проблемам: укреплению рыночного и политического статуса государственных нефтегазовых корпораций, таких, как «Газпром» и «Роснефть», развертыванию новых проектов в нефтегазовой сфере, активному государственному «пиару» как собственно нефтегазовой тематики, так и позитивных новостей, связанных с распределением доходов от нефтегазового экспорта. Все это свидетельствует о том, что концепция «нефтяного государства» превращается в некую философскую (сродни национальной) идею и становится главным вектором российской внутренней и внешней политики.

Во многом такое развитие событий следует признать естественным. Государство с большим количеством экономических и социальных проблем вдруг разжилось громадными (да еще и стабильно растущими в течение последних лет) доходами от экспорта нефти и газа. Ведь в 1992—1999 годах мировая цена нефти Brent составляла в среднем 22,5 дол. США в долларах 2005-го (17,6 дол. в долларах соответствующих периодов), а в 2000—2005 годах уже 35,4 дол. в долларах 2005-го.

«Разве стал бы Ельцин проводить реформы, если б на его время выпали такие цены?» — горестно воскликнул один из политиков, причастных к осуществлению либеральных реформ 1990-х годов. И действительно, многие трудности, казавшиеся ранее неразрешимыми, были преодолены без видимых усилий. «Помните, сколько мы говорили в свое время о пике выплат по внешнему долгу в 2003-м, и даже часто пугали друг друга: как это отразится на жизни страны, сможет ли правительство справиться с социальными обязательствами перед населением? Мы выплатили 17 млрд. дол. — страна этого даже не заметила», — с удовлетворением комментировал эту проблему Владимир Путин [1]. Золотовалютные резервы ЦБ на 2 июня 2006 года составили 247 млрд. дол., объем средств в Стабилизационном фонде тоже растет и к 2008-му, по прогнозам, достигнет 100 млрд. долларов.

Политикам трудно не поддаться соблазну воспользоваться естественным преимуществом России — огромными запасами дефицитных в мире природных ресурсов, ценность которых на международных рынках постоянно растет, — не только для решения социально-экономических задач, но и для создания новой государственной идеологии, провозглашающей, что поступления от нефтегазового экспорта — это источник национального могущества и безотказное средство решения любых проблем. Недаром один из идеологов нынешней власти, замглавы Администрации Президента Владислав Сурков, выступая 7 февраля 2006 года перед активистами партии «Единая Россия», заявил: «Надо брать то, что у нас и так получается, и просто делать это лучше. Концепция России как энергетической сверхдержавы, мне кажется, вполне соответствует этому подходу. Потому что если у вас сильные ноги, вам лучше прыгать в длину, а не в шахматы играть» [2].

Вопрос, однако, в другом: имеет ли такая претензия реальную экономическую основу под собой?

О «нефтяном проклятии» — негативных сторонах зависимости экономик от нефтегазового экспорта — написано предостаточно. Это и отрицательные последствия «голландской болезни» (потеря конкурентоспособности национальными производствами в результате обильного притока нефтедолларов в страны — экспортеры нефти, роста заработной платы и издержек, удорожания национальной валюты), и утрата политической элитой стимулов к повышению качества экономической и социальной политики (ведь ограничиться перераспределением доходов от нефтегазового экспорта гораздо менее хлопотно).

Однако взглянем на эту проблему под несколько иным углом: а возможно ли в принципе в России создание пусть и глубоко порочного с точки зрения экономической теории, но все же хотя бы относительно благополучного государства, способного на какое-то время облагодетельствовать своих граждан посредством раздачи нефтедолларов (напрямую или в виде финансирования разного рода проектов развития)? В конце концов, аргументы тех, кто ратует за направление доходов от экспорта нефти и газа «на цели развития экономики и социальные нужды», в основном как раз и сводятся к тезису, что, мол, глупо не использовать нефтяное богатство страны в национальных интересах и не поддержать небогатое и уставшее от экономических трудностей население за счет доходов от углеводородов.

Сторонники концепции «нефтяного счастья» в качестве образца для подражания приводят относительно благополучные страны с высоким уровнем жизни, построившие свое преуспевание исключительно за счет перераспределения доходов от нефтегазового экспорта. Речь идет о Норвегии, Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ), Кувейте, Катаре, Саудовской Аравии. Высокий уровень жизни в этих странах поддерживается в основном благодаря финансовым дотациям государства, имеющим откровенно патерналистский характер, — путем выплаты собственным гражданам безвозмездных пособий и предоставления широкого спектра социальных услуг. Так, в феврале текущего года председатель Счетной палаты РФ Сергей Степашин, один из активных приверженцев расходования поступлений от нефтегазового экспорта на социальные нужды, поставил в пример России Норвегию, щедро финансирующую социальные программы из нефтедолларовых источников, притом назвав ее «страной победившего развитого социализма» (хотя и уточнив, что «норвежцы об этом не догадываются») [3].

Многие политики популистского толка ставят патернализм в центр своих политических манифестов. К примеру, в программе движения Сергея Глазьева «За достойную жизнь!» с красноречивым названием «Социальная справедливость и экономический рост» утверждается: «Использование столь существенных доходов, образующихся за счет эксплуатации принадлежащих государству природных ресурсов в общенациональных интересах, позволило бы преодолеть хронический бюджетный кризис и обеспечить выполнение всех социальных обязательств государства… Использование вышеперечисленных и других инструментов возврата природной ренты в доход государства как собственника природных ресурсов, успешно применяемых в мировой практике, позволит в ближайшее время увеличить государственный бюджет не менее чем в полтора раза» [4].

Между тем цифры свидетельствуют, что заявления о якобы имеющихся возможностях решить все социальные проблемы россиян или добиться существенной модернизации страны за счет нефтедолларов — не более чем иллюзии. Правда же заключается в том, что сравнение России с такими «нефтяными государствами», как Норвегия, ОАЭ, Кувейт, Катар, Саудовская Аравия, если иметь в виду модель построения социально-экономической политики, системно некорректно. Есть по меньшей мере одна весомая причина, по которой Россию ни в коем случае нельзя ставить в один ряд с упомянутыми странами. Эта причина крайне проста: построению у нас успешного «петрогосударства», аналогичного вышеперечисленным, препятствует слишком большая численность жителей.

Удивительно, но многие эксперты, анализируя проблемы развития нефтедобывающих стран, концентрируют свое внимание на качестве экономической политики и институтов, а не на таком элементарном факторе, как количественная достаточность ресурсов для решения амбициозных программ.

Конечно же, качество экономической политики — важный фактор. Однако не менее значимо само наличие нефтегазовых ресурсов в количестве, обеспечивающем хотя бы гипотетическую возможность построить эффективное «нефтяное государство» в стране с многочисленным населением. Экономисты обычно измеряют ресурсное богатство таких стран долей сырьевых ресурсов в экспорте или объеме валового внутреннего продукта. Однако показатели, позволяющие реально оценить, в какой мере нефтегазовый потенциал способен обеспечить благополучие «петрогосударств», — это цифры добычи и экспорта углеводородов на душу населения.

Простые сравнения «нефтяных государств» по показателю удельной добычи и экспорта углеводородов на душу населения демонстрируют весьма показательную картину. Такие страны четко делятся на две группы. В первую входят те из них, где на базе нефтегазового экспорта действительно удалось добиться довольно высоких показателей экономического развития, а ВВП на душу населения составляет — в долларах 2004 года по паритету покупательной способности — 20 тыс. дол. и больше (Норвегия, ОАЭ, Кувейт, Катар) или хотя бы 10—15 тыс. дол. (Саудовская Аравия, Оман, Ливия). Характерная особенность всех этих стран заключается в том, что в каждой из них проживает не более 5 млн. человек (исключение составляет Саудовская Аравия с ее более чем 24 млн. жителей, но ее нефтегазовый потенциал, надо заметить, несравненно крупнее, чем у других). На каждого гражданина в наиболее успешных «петрогосударствах» ежегодно приходится 50 и более тонн добычи углеводородов, а в «маргинальных» странах этой группы — 15—25 тонн.

Вторая группа заметно отстает по уровню экономического развития, несмотря на бóльшие объемы добычи углеводородов в абсолютном выражении. В таких странах, как Венесуэла, Иран, Ирак, Нигерия, невзирая на их значительную роль на мировом рынке нефти (на долю каждой из них приходится по 3—5 проц. мировой добычи), ВВП на душу населения по ППС устойчиво ниже 10 тыс. дол. в год. Не составляет исключения и Россия, хотя наша доля в общемировом производстве нефти существенно выше (почти 12 проц.), не говоря уже о том, что у нас, в отличие от других «петрогосударств», добывается много не только нефти, но и газа (в совокупности примерно один миллиард тонн нефтяного эквивалента в год). На приведенных ниже графиках четко видно, что корреляция между подушевыми показателями объема добываемых углеводородов и ВВП — самая что ни на есть прямая.

Рис. 1. Годовая добыча углеводородов и ВВП на душу населения в различных «петрогосударствах»
Годовая добыча углеводородов (тонн нефтяного эквивалента) на душу населения, 2004 г.

Источник: BP, IEA, CIA

ВВП на душу населения, 2004 г., тыс. долл., в долларах 2004 г. по паритету покупательной способности

Источник: The World Bank, IMF, CIA

Иными словами, добиться приемлемого уровня жизни населения при его численности, существенно превышающей 5 млн. человек, не удавалось еще ни одной стране, кроме Саудовской Аравии, да и то благодаря занимаемой ею первой позиции в мире по добыче углеводородов вкупе с относительно низким собственным потреблением энергоресурсов. Но даже при всем этом ее результаты далеко не дотягивают до лучших образцов.

А это означает, что лишь несколько государств со скромными размерами населения реально способны решать социально-экономические задачи национального масштаба исключительно за счет нефтегазового экспорта. В других странах, даже добывающих довольно много нефти и газа по масштабам мирового рынка, ресурсов для обеспечения приемлемого уровня жизни только за счет нефти и газа все равно не хватит. Но, как уже было отмечено, легкость концентрации ресурсной ренты провоцирует власти на снижение качества экономической политики, что ухудшает показатели развития. Таким образом, в большинстве нефтедобывающих государств «нефтяное проклятие» действует безотказно, а вот «нефтяное счастье» оказывается недостижимой мечтой.

Но и это еще не всё. Россия, в отличие от многих ближневосточных, африканских и латиноамериканских стран, является высокоиндустриальной державой с огромной территорией, что требует поддержания ресурсоемкой транспортной инфраструктуры. А это в свою очередь обусловливает повышенный внутренний спрос на энергоносители. В совокупности российская экономика потребляет почти 500 млн. т углеводородов (нефть и газ в пересчете на нефтяной эквивалент) в год, что соответствует всему объему нефтедобычи Саудовской Аравии. Почти 60 проц. данного объема потребляется энергоемкими промышленностью и транспортом.

Неудивительно, что в результате годовой физический объем чистого экспорта нефти и газа составляет всего-то-навсего около 3 т нефтяного эквивалента на одного россиянина (по итогам 2004-го). В рейтинге «петрогосударств» по показателю отношения объема экспорта нефти и газа к объему их собственного потребления Россия занимает одно из последних мест. А это значит, что наши возможности в области конвертации национального углеводородного потенциала в национальное процветание заведомо ограниченны.

Рис. 2. Годовой экспорт углеводородов на душу населения и отношение экспорта углеводородов к объему их собственного потребления в различных «петрогосударствах»
Годовой экспорт углеводородов (тонн нефтяного эквивалента) на душу населения, 2003 г.

Коэффициент отношения объема экспорта углеводородов (тонн нефтяного эквивалента) к объему их собственного потребления, 2003 г.

Источник: BP, IEA, CIA

Что можно себе позволить, экспортируя всего три тонны нефтяного эквивалента на человека в год? Элементарный расчет показывает, что даже при сегодняшней сверхвысокой мировой цене экспортной российской нефти в 60 дол. за баррель с учетом разумных издержек добычи и транспортировки углеводородов, включая хотя бы минимальные капитальные затраты (необходимость которых признают даже такие популисты, как Глазьев), балансовая прибыль от экспорта этих трех тонн составит лишь 990 дол. в год, или чуть больше 82 дол. в месяц.

Очевидно, что этих средств достаточно разве что для поддержания существующего положения вещей, но никак не для достижения национального процветания или решения масштабных социальных задач. Причем изъятие даже таких относительно скромных сумм из нефтегазового сектора приведет к тому, что тот в лучшем случае сможет обеспечивать воспроизводство основных средств, да и то лишь в течение какого-то времени. О качественном же развитии и реализации новых масштабных проектов можно будет забыть — в течение нескольких лет потенциал нефтегазового сектора будет проеден. Аналогичная картина складывается во всех «петрогосударствах» с населением численностью свыше 20 млн. человек. Как видно из графика, уровень ВВП на душу населения выше 10 000 дол. достигается только «нефтяными государствами», экспортирующими энергоресурсы в объеме не менее 10—20 т углеводородов на душу населения в год. Такой уровень для России недостижим.

Рис. 3. Экспорт углеводородов на душу населения и ВВП на душу населения в «петрогосударствах»

Особое положение среди «петрогосударств» занимают четыре наиболее благополучные страны — Норвегия, ОАЭ, Кувейт, Катар. Как правило, именно эту «четверку» приводят в пример сторонники использования нефтедолларов на социальные и инвестиционные нужды. Действительно, данные страны могут похвастаться не только высокими подушевым ВВП и уровнем жизни населения, но и определенными успехами в построении механизмов инвестирования доходов от углеводородного экспорта, в создании привлекательных систем социального обеспечения. Но не надо обольщаться: подобные успехи являются результатом отнюдь не повышенной эффективности или высокого качества их экономической политики. Просто их удельная ресурсная обеспеченность на порядок выше, чем у остальных нефтедобывающих государств. Что неудивительно при столь малом населении (в Катаре — менее миллиона человек, в Кувейте — менее, а в ОАЭ — чуть больше трех миллионов, в Норвегии — менее пяти). Эти страны попросту перекормлены ресурсами.

Другое дело — Нигерия. Экономисты любят приводить эту страну в качестве отрицательного примера «петрогосударства», в котором неэффективное управление и отсутствие действенных институтов так и не позволили за 40 лет увеличить подушевой ВВП по ППС: он стагнирует где-то в районе 1 000 дол., несмотря на высокие доходы от экспорта нефти. Однако, имея население свыше 130 млн. человек и располагая умеренным нефтегазовым потенциалом, добиться иного результата и невозможно, если делать ставку в государственной политике только на нефть.

Отсюда напрашивается вывод. Если вы экспортируете не более 2—3 т углеводородов на душу населения в год, то нечего и думать об «энергетической сверхдержаве» как о национальной идее. Доходов от продажи этого объема нефтегазового сырья не хватит даже для обеспечения элементарных нужд граждан, а не то что для достижения каких-то там амбициозных политических целей. Высокие абсолютные объемы добычи нефтегазового сырья и доходы от него, выраженные в миллионах тонн и миллиардах долларов, никого не должны вводить в заблуждение.

Итак, применение термина «нефтяное государство» ко всем странам — крупным экспортерам нефти не вполне корректно. «Петрогосударства», как мы видели, четко разделяются на две неравные группы: страны, где малая численность населения позволяет реально капитализировать высокие доходы от нефтегазового экспорта, и те, в которых этих доходов едва хватает на удовлетворение минимальных текущих потребностей нации и аппетитов госчиновников.

Именно к последней группе стран принадлежит Россия. Большая численность населения и повышенные собственные потребности в энергии практически закрывают нам путь к «нефтяному счастью». Если вопрос о том, насколько оправданным было бы использование национальных доходов от нефтегазового экспорта для реализации отдельных проектов по модернизации страны, еще может стать предметом дискуссии (хотя найдется немало сторонников более осторожного подхода к «нефтяному богатству»), то вопрос о широкомасштабной модернизации России за счет использования ее энергетического потенциала следует считать, по сути, закрытым. Это невозможно, и ресурсов для этого недостаточно.

Понимает ли российское руководство ограниченный характер национального нефтегазового потенциала? Пока возникают серьезные сомнения на этот счет. Более того, очевидный перекос в сторону усиления нефтегазового фактора во внутренней и внешней политике да еще и появление признаков «идеологического обрамления» концепции энергетической сверхдержавы наводят на мысль, что возможности, открывшиеся для России благодаря высоким экспортным ценам на нефть и газ, полностью заслонили собой другие идеи и направления государственной политики.

Примечания
[1] Телевизионная «Прямая линя с Президентом России». 2003. 18 дек.
[2] Выступление заместителя руководителя Администрации Президента РФ В. Суркова перед слушателями Центра партийной учебы и подготовки кадров партии «Единая Россия». 2006. 7 фев. (www.edinros.ru/news.html?id=111148).
[3] См.: Труд. № 20. 2006. 7 февр. (www.trud.ru/trud.php?id=200602070200103).
[4] См.: http://www.zdj.ru/documents/155
[5] Naim M. If Geology Is Destiny, Then Russia Is in Trouble // The New York Times. 2003. Dec. 4 (www.nytimes.com/2003/12/04/opinion/04NAIM.html?ex=1071547802&ei=1&en=ecf60aed7ef58a9a).
[6] Гайдар Е. Нефтяное проклятие // Гайдар Е. Гибель империи: Уроки для современной России (ej.ru).
[7] Вступительное слово Президента России В. Путина на заседании Совета безопасности по вопросу о роли России в обеспечении международной энергетической безопасности. М., 2005. 22 дек.
[8] Приказ Министерства транспорта РФ от 12 мая 2005 г. № 45 «Об утверждении Транспортной стратегии Российской Федерации на период до 2020 года».

[9] Рюль К., Шафер М. Потёмкинский ВВП // Ведомости. № 29. 2004. 19 февр. Подробно см.: Russian Economic Report. The World Bank. 2004. Feb. No 7.
Речь идет о том, что из-за перепродажи нефти торговыми подразделениями нефтяных компаний (закупающими ее у добывающих подразделений) часть национальной добавленной стоимости попадает в рубрику «торговля и услуги», в результате чего доля торговли в ВВП оказывается завышенной. Но если бы нефтедобывающие компании продавали нефть сразу по ценам рынка, доля сектора нефте- и газодобычи в ВВП доходила бы до 25 вместо 8—9 процентов. Другими словами, часть отражаемой в ВВП торговли нефтью на деле является ее перепродажей одними подразделениями вертикально интегрированных нефтяных компаний другим их подразделениям.

MEA-1999: Ближний Восток

Источник: Мillennium energy atlas, 1999

Читать далее