Архив меток: нефть трудноизвлекаемая

Ренат Муслимов: «Татарстан никогда не сможет повторить подвиг Техаса. Да и надо ли?»

http://www.business-gazeta.ru/search/нефть%20добыча/config/cat-all,1,alltime

9 ИЮЛЯ 2015
Консультант президента РТ рассказал «БИЗНЕС Online», почему сама жизнь когда-нибудь заставит республику увеличить число малых нефтекомпаний

Сегодня все нефтяные боссы Татарстана съедутся в Бугульминский район, где проходит традиционный саммит, посвященный отрасли. В преддверии события «БИЗНЕС Online» поговорил о стратегии развития ТЭК до 2030 года с крупнейшим в Татарстане экспертом в этой области, профессором КФУ Ренатом Муслимовым, который рассказал, почему «Татнефть» бурит мало разведочных скважин, как менталитет мешает инновациям в нефтедобыче, а также о «дико серьезных задачах» на Ашальчинском месторождении и плесе санкций.
Подробнее на «БИЗНЕС Online»: http://www.business-gazeta.ru/article/136231/
Читать далее

ngv.ru: Импортное оборудование в нефтесервисе


ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ. Апофеоз ручного управления. — №7’15
http://www.ngv.ru/pdf_files/16607.pdf

rbc.ru: Добыча сланцевой нефти в России; ОПЕК о ценах на нефть

Добыча сланцевой нефти в России станет выгодной в 2017 году
Крупные нефтяные компании могут получить налоговые льготы для добычи сланцевой нефти в России. К 2016 году Минприроды подготовит поправки в закон «О недрах» и согласует с Минфином «скидки» по НДПИ

Министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской по итогам прошедшего в среду в ведомстве Консультативного совета по трудноизвлекаемым запасам (ТРИЗ) поручил Роснедрам и профильным департаментам министерства через месяц разработать дорожную карту лицензирования месторождений трудноизвлекаемых ресурсов нефти и газа, ресурсный потенциал которых составляет 20–40 млрд т нефтяного эквивалента. Об этом РБК сообщил официальный представитель ведомства.

По его словам, в дорожной карте будет содержаться концепция разработки трудноизвлекаемых и нетрадиционных запасов нефти и газа в России, правила и сроки лицензирования таких месторождений, а также список подзаконных актов, которые должны быть разработаны параллельно с изменениями в закон «О недрах» (работа продлится до конца 2016 года). Эти меры должны позволить ввести такие запасы в разработку и предоставлять их всем, кто согласен профинансировать геологоразведку.

Для отработки технологий будут созданы полигоны на принципах софинансирования государства и нефтяных компаний. Сейчас уже действуют два таких проекта в ХМАО и Томской области. «Минприроды в качестве главного условия допуска компаний к геологоразведке и добыче сланцевой и высоковязкой нефти обязывает претендента обеспечить ввод месторождения в опытно-промышленную эксплуатацию через четыре-пять лет после начала работ. Будет установлено ограничение на площадь участков недр, которые предоставляются для разведки, до 2–4 тыс. км с возможностью отказа компаний от части площади. Кроме того, компаниям не смогут отказать в праве разведки и разработки месторождений сланцевой нефти из-за отсутствия достаточного количества денег или профильной техники для геологоразведки и бурения», — передал через своего пресс-секретаря РБК министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской.

По оценке главы Роснедр Валерия Пака, изучение и оценка месторождений сланцевой нефти в России пройдет в три этапа: изучение и оценка за счет госбюджета должна пройти до 2016 года, разведка и разработка начнется после 2016 года. До 2030 года должно завершиться лицензирование изученных участков, в приоритете месторождения баженовской, доманиковой, абалакской, хадумской и кулонамской свит в Западной и Восточной Сибири.

Кому выгодна нефть из сланцев

Инициатива Минприроды в первую очередь коснется малых и средних компаний нефтегазового профиля, а также НИИ, которые готовы запускать свои пилотные проекты с использованием новых технологий разведки и добычи «трудной нефти» в обмен на налоговые льготы. Под ними понимается обнуление НДПИ, вычеты на геологоразведку в счет иных налогов, отсутствие или отсрочка разового платежа за пользование недрами. Однако преференции попадут и новые проекты крупных компаний — «Газпром нефти», «Роснефти», ЛУКОЙЛа, «Татнефти» и «Сургутнефтегаза».

В частности, как озвучил в рамках Консультативного совета директор департамента госполитики и регулирования в области геологии и недропользования Алексей Орел (копия его презентации есть у РБК), Минприроды предложило предоставлять компаниям участки недр, содержащих ТРИЗ, для изучения по заявительному принципу, а не на основе конкурсов или аукционов. В отличие от разведки и разработки обычной нефти в лицензиях на участки недр сланцевой нефти исключат требования обязательных объемов геологоразведки и предельные сроки ее проведения, необходимость согласования технических проектов разработки месторождений и предусмотрят упрощенную систему постановки на баланс выявленных запасов.

В конце 2014 года правительство решило снизить налоговую нагрузку на добычу трудноизвлекаемых запасов нефти в 2015 году: суммарная налоговая нагрузка снижена на 5–24% в зависимости от степени выработанности месторождений нефти и ее качества. Как ранее отмечал глава «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов, применение нулевой ставки НДПИ для баженовской свиты помогло бы его компании к 2030 году дополнительно добыть 195 млн т нефти. А государство дополнительно бы получило 2,5 трлн руб. дохода. До 2018 года компания планирует прирастить добычу на Бажене до 5,72 млн т нефти в год.

О необходимости льгот говорил и гендиректор «Газпром нефти» Александр Дюков, просивший у государства налоговые вычеты с вложений в геологоразведку для «трудной нефти». Трудноизвлекаемые запасы становятся таковыми для нас только из-за несовершенства налогообложения, а так эти запасы для нас очень даже традиционны, подчеркивал в 2014 году Дюков.

Консервативный Минфин

До сих пор на новые сложные месторождения недропользователей заманивали адресными льготами. Так, в ХМАО и на Ямале все же обнулили НДПИ для ТРИЗ. Общие налоговые льготы по ТРИЗ должны пройти согласование в Минфине.

«У Минфина нет приоритетов стим​улировать ТРИЗ. Наша задача — стимулировать уровень налогов», — отмечал, выступая на Гайдаровском экономическом форуме в январе, директор департамента налоговой политики Илья Трунин. По его мнению, на данном этапе основной вклад в повышение добычи, в том числе в разработке ТРИЗ, должен осуществляться не налоговыми льготами, а благодаря повышению уровня конкуренции в секторе.

Губернатор ХМАО Наталья Комарова на парламентских слушаниях по налоговой политике в нефтяной отрасли в марте 2015 года прогнозировала, что увеличение доли трудноизвлекаемых запасов к 2030 году в объеме добычи нефти в ХМАО составит 50–90% к 2030 году. В Югре не введены в разработку более 70 лицензионных участков с запасами в 618 млн т углеводородов из-за экономической нерентабельности в текущем налоговом режиме. Сумма необходимых капвложений — 5,5 трлн руб.

Ожидания нефтяников

Санкции в отношении России со стороны ЕС и США задели почти все крупные российские нефтяные компании и лишили их стратегических западных партнеров. В том числе на проектах по разработке нетр​адиционных углеводородных ресурсов. Так, «Роснефть» сотрудничала по освоению трудноизвлекаемых ресурсов с норвежской Statoil и американской ExxonMobil, «Газпром нефть» — c англо-голландской Shell, у ЛУКОЙЛа есть совместные проекты с французской Total на баженовской свите. Все компании пока планируют работать на этих проектах самостоятельно и ждут, что дальше будет с западными санкциями. Пока Минэнерго оставляет в силе ожидания, что к 2035 году доля добычи нефти за счет ТРИЗ в России вырастет с текущих 33 млн т до 80 млн т в год.

Отсутствие технологий не единственное препятствие для крупных нефтяных компаний, которое мешает им осуществить сланцевую революцию. Есть желание получить новые льготы и преференции для разработки ТРИЗ, так как при текущих ценах на нефть такие инвестиции не оправданы. Безубыточность проектов сланцевой добычи, по расчетам экспертов Oil & Gas Journal, составляет $38–64 за баррель, на Бакене — $42 за баррель.

Александр Дюков, глава «Газпром нефти», на профильном совещании по ТРИЗ осенью 2014 года отмечал, что налоговый маневр Минфина привел к росту налоговой нагрузки на нефтяную отрасль Западной Сибири. «Нам нужно выровнять экономические условия добычи «трудной нефти» в Западной Сибири и в Поволжье. Необходимо дать компаниям льготы и преференции по применению методов увеличения нефтеотдачи при добыче сланцевой и вязкой нефти», — сказал он. В кулуарах Национального нефтегазового форума в середине марта он заявлял, что «Газпром нефть» совместно с «Роснефтью» могут обратиться в ФНБ за финансирован​ием для Мессояхинской и Куюмбинской групп месторождений, содержащих в том числе «трудную нефть».

Глава «Роснефти» Игорь Сечин озвучивал на конференции в Лондоне в феврале 2015 года, что вполне можно спрогнозировать сокращение объемов добычи на месторождениях с трудноизвлекаемыми запасами нефти при дальнейшем снижении котировок нефти, так как компаниям требуется обеспечить возвратность инвестиций.

22 марта
В ОПЕК назвали несправедливым возвращение цен на нефть к $100/барр
Представитель Саудовской Аравии в ОПЕК Мухаммед аль-Мади считает, что цены на нефть не вернутся к отметке $100 за баррель, поскольку это будет невыгодно основным поставщикам

«Я считаю, что ценам на нефть будет сложно вновь вернуться к отметкам $100–120 за баррель, поскольку это приведет к возвращению на рынок продавцов дорогостоящих энергоносителей», — заявил он на конференции в Эр-Рияде.

По его словам, речь идет, в частности, о возможном возвращении продавцов сланцевой нефти, которые выигрывали от высоких цен. «Мы не против сланцевой нефти, мы приветствуем ее появление. Однако усиление роли ее поставщиков будет несправедливо по отношению к другим участникам рынка», — цитирует аль-Мади агентство Bloomberg.

Саудовский представитель в ОПЕК заявил, что картелю выгодно не контролировать нефтяные цены, а сохранять равновесие на рынке. «Именно рынок должен определять цены и указывать на уровень спроса и предложения», — добавил он.

Еще один представитель Саудовской Аравии в ОПЕК Нассер аль-Доссари при этом предрек, что в ближайшие 15 лет спрос на нефть будет по-прежнему расти, что повысит добычу до 111 млн барр. в день.

По состоянию на 20 марта стоимость барреля Brent составила $55,32 за баррель. Это более чем в два раза ниже показателя июня 2014 года, когда цена достигала отметки $115,71.

Саудовская Аравия неизменно отвечала отказом на предложения изменить квоты на добычу нефти, что позволило бы развернуть рынок и привести к заметному росту цен. В Эр-Рияде неизменно указывали на то, что этот вопрос должен регулироваться рынком.

izvestia.ru: О нефти и газе

Нефть http://izvestia.ru/story/101

7 августа 2014
Минфин предлагает ввести НДПИ для «трудной» нефти с 2015 года
Минэнерго, напротив, предлагает новые льготы для нефтяников в рамках налогового маневра

Минфин в рамках подготовки налогового маневра по нефтяной отрасли предлагает планомерно с ростом НДПИ (налога на добычу полезных ископаемых) по отрасли повысить налоговую нагрузку на проекты добычи трудноизвлекаемой нефти на месторождениях баженовской, абалакской, доманиковой и хадумской свит. В результате нефтяники к 2017 году могут заплатить в бюджет дополнительно до $1,4 млрд при уровне добычи «трудной» нефти до 12 млн т в год.

Текущая ставка налога на добычу полезных ископаемых для трудноизвлекаемой нефти нулевая. Согласно предложениям Минфина, ставку этого налога в 2015 году планируется поднять до $77 с каждой тонны добытой нефти при цене нефти $100 за баррель. В 2016 году налог вырастет до $97 с тонны, в 2017-м — $117 рублей. При этом намечается падение таможенной пошлины на экспорт нефти с действующей ставки $352 c тонны до $259 в 2015 году, $226 — в 2016-м и $194 — в 2017 году.

Минфин пытается позаботиться о дополнительных поступлениях в бюджет: на фоне общего резкого роста НДПИ до 918 рублей с тонны нефти к 2017 году с текущих 493 рублей такой небольшой рост налоговой нагрузки выглядит не очень существенным для отрасли. По мнению Минфина, которое отражено в «Предложениях по корректировке механизмов льготирования нефти по НДПИ и таможенной пошлине при осуществлении налогового маневра» (есть у «Известий»), это сохраняет налоговую нагрузку на проекты в параметрах 2014 года (то есть разница между обычной ставкой и льготной ставкой НДПИ при налоговом маневре не изменится по сравнению с действующей налоговой ставкой).

Однако по мнению Минэнерго, налоговую ставку НДПИ нужно сохранить для проектов трудноизвлекаемой нефти на уровне 0% до 2017 года включительно, чтобы обеспечить экономический интерес нефтяников к месторождениям, на которых нефть без льгот разрабатывать нерентабельно. Кроме того, ведомство предлагает сохранить действующий коэффициент 0,8 к базовой ставке НДПИ для тюменской свиты, увеличив порог выработанности для применения льготы с 3 до 13%.

Для минимизации негативных эффектов налогового маневра Минэнерго считает необходимым сохранение текущего уровня налогообложения отрасли на долгосрочный период (более 7 лет).

— Баженовская и тюменская свиты имеют стратегическое значение для развития отечественной нефтяной отрасли и обеспечения ее глобальной конкурентоспособности и устойчивого развития на долгосрочную перспективу. Сложность коллекторно-емкостных свойств баженовской свиты, ее недостаточная изученность требуют применения уникальных технологий и оборудования, — отмечают представители Минэнерго.

— С точки зрения бюджетных поступлений с учетом того, что налоговый маневр обеспечит дополнительные доходы бюджета ориентировочно в $5 млрд, наши предложения не только не приведут к потерям бюджета, но и за счет дополнительной добычи увеличат положительный эффект от налогового маневра, — объясняет «Известиям» официальный представитель Минэнерго.

При таком сценарии, по расчетам ведомства, только за счет разработки баженовской свиты можно извлечь до 20 млрд т нефти.

Источник в «Лукойле» отмечает, что при текущем уровне налогообложения разработка баженовской свиты для компании «на грани нижнего порога рентабельности», а если льготы по НДПИ отменят, то она станет нерентабельна.

Представитель «Сургутнефтегаза» говорит, что увеличение порога выработанности месторождений и сохранение льготной ставки по НДПИ для «трудной» нефти обернутся для бюджета выгодой в долгосрочной перспективе.

Как ранее отмечал глава «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов, применение нулевой ставки НДПИ для баженовской свиты помогло бы его компании к 2030 году дополнительно добыть 195 млн т нефти. А государство дополнительно получит 2,5 трлн рублей дохода. До 2018 года компания планирует прирастить добычу на Бажене до 5,72 млн т нефти в год.

Нефтяники признают, что рост налоговой нагрузки на добычу «трудной» нефти может обернуться необходимостью сворачивать такие проекты. И это грозит обернуться спадом добычи нефти через 10–20 лет до 370 млн т с текущих 523 млн. Ведь запасы традиционной нефти истощаются, и добыча «трудной» и глубоко залегающей нефти, а также на шельфе — это будущее российской нефтянки.

По оценкам Валерия Нестерова, нефтегазового аналитика из Sberbank SIB, к 2017–2018 годам в России будет добываться 10–12 млн т нефти из категории трудноизвлекаемой. Таким образом, если предложение Минфина будет принято, нефтяники заплатят в бюджет только НДПИ в размере $1,17–$1,4 млрд.

— Если выберут сценарий «маневра» Минфина, часть ресурсов трудноизвлекаемой нефти может попросту не попасть в разработку из-за отсутствия рентабельности, что снизит уровень ее добычи к этому сроку, — считает Андрей Полищук из Райффайзенбанка. — Ведь экспорт нефти падает с каждым годом, поэтому выгода от снижения экспортной пошлины в полной мере не окупает рост НДПИ.

По данным экспертов, в 2013 году главным добытчиком нефти баженовской свиты стал «Сургутнефтегаз», который добыл всего 500 тыс. т нефти. В общей сложности все крупные российские компании, которые разведывают и добывают «трудную» нефть («Газпром нефть», «Лукойл», «Роснефть», «Сургутнефтегаз»), извлекли из недр около 1 млн т такой нефти.

Директор энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Григорий Выгон отметил, что объемы добычи трудноизвлекаемой нефти в России к 2035 году оцениваются в диапазоне 50–70 млн т в год. Однако помешать освоению этих запасов способна неоптимальная система налогообложения.

— Сегодня в России после уплаты пошлин, НДПИ и вычета транспортных расходов цена на скважине в Западной Сибири равна порядка $24 за баррель. После принятия решения об обнулении НДПИ для баженовской свиты получился прирост еще $24, — отмечает эксперт. — Итоговые $48 с барреля сопоставимы с удельными затратами на разработку месторождения, что недостаточно для окупаемости проектов разработки баженовской свиты.
http://izvestia.ru/news/574937

Новости Росгеологии

Россия создаст госкорпорацию в геологоразведке в ответ на санкции

Ответом на санкции против российских нефтяников станет создание еще одной госкорпорации. Ее планируется сформировать на базе госкомпании «Росгеология», для того чтобы обеспечить независимость России в сфере геологоразведки. Президент Владимир Путин уже дал соответствующее поручение.

Еще один национальный чемпион
Как стало известно РБК, президент одобрил преобразование «Росгеологии» в госкорпорацию. Письмо с таким предложением главе государства 18 сентября направил вице-премьер Александр Хлопонин, а Путин поставил на нем резолюцию «Согласен» (копия документа есть у РБК).

«В условиях резко обострившейся международной обстановки формирование национальной компании, обеспечивающей необходимый уровень геологических и сервисных работ, является ключевой отраслевой задачей для устойчивого воспроизводства минерально-сырьевой базы России на долгосрочную перспективу», – говорится в письме Хлопонина. Формировать такую компанию он предлагает на базе «Росгеологии».

Выполнять функции «специализированного государственного агента по выполнению геологоразведочных работ и воспроизводству минерально-сырьевой базы России» «Росгеологии» поможет статус госкорпорации, а также передача ей госдолей в 15 геологоразведочных предприятиях (в их числе «Дальморнефтегеофизика», «Севморнефтегеофизика» и «Союзморгео», ведущие работы на шельфе), говорится в письме Хлопонина.

Эти предложения были поддержаны Минприроды, Роснедрами, а также Советом безопасности, отмечается в документе. Дополнительных затрат из госбюджета предложение Хлопонина не потребует. Профильным ведомствам лишь надо выработать механизм консолидации активов на базе новой структуры, а также подготовить и внести в Госдуму проект федерального закона «О государственной корпорации «Росгеология».

Идею создания национального отраслевого оператора на базе «Росгеологии» в середине сентября озвучил министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской. Эта мера, по его мнению, поможет российским нефтедобытчикам решать проблемы, возникшие из‑за санкций и запрета на доступ к технологиям и оборудованию для добычи нефти на шельфе, в Арктике. Изменение статуса «Росгеологии» уже обсуждали в правительстве, сообщил РБК Донской.

Представитель Хлопонина сказал лишь, что вопрос о наделении «Росгеологии» статусом госкорпорации и передачи ей новых активов обсуждался. В Минэнерго не смогли оперативно прокомментировать ситуацию.

Получив спецстатус, «Росгеология» сможет более эффективно заниматься воспроизводством минерально-сырьевой базы, то есть выполнять функции, которые ранее были возложены на компанию указом президента страны, сказал РБК заместитель гендиректора «Росгеологии» Антон Сергеев. По его словам, один из вариантов такого статуса – госкорпорация. «Что же касается докапитализации компании 15 геофизическими предприятиями, то этот вопрос после одобрения в профильных федеральных ведомствах был еще в начале года внесен в правительство Минприроды», – заключает Сергеев.

Валерий Нестеров, аналитик Сбербанк CIB, отмечает, что статус госкорпорации – это прежде всего возможность получать приоритетное бюджетное финансирование.

«Это далеко от рынка»
Против создания на базе «Росгеологии» национальной нефтесервисной компании уже успели высказаться руководители крупных нефтяных компаний. Так, глава «Роснефти» Игорь Сечин указывал, что эта мера не решит проблемы дефицита нефтесервисных услуг. «И если нас будут обязывать размещать заказы, то это вообще далеко от рынка. Мы создадим нового монополиста», – заявил глава «Роснефти» ТАСС.

Глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов на прошлой неделе сказал, что за 20 лет в России возник конкурентный рынок нефтесервисных услуг с большим количеством игроков, а появление нового государственного игрока может нарушить правила конкуренции. Похожим образом высказался и вице-премьер по ТЭКу Аркадий Дворкович – он возражает против придания новой структуре особого статуса.

Пресс-служба российского офиса Schlumberger не смогла оперативно сказать, что думает компания о повышении статуса конкурента. Источник РБК в компании высказал мнение, что у «Росгеологии» в среднесрочной перспективе будут иные компетенции по сравнению с западными игроками рынка, и на первых порах ей вряд ли удастся потеснить зарубежных мейджоров.

Глава объединения российских сервисных компаний «Союзнефтегазсервис» Игорь Мельников одобрил появление крупного отраслевого игрока на российском рынке, но с оговоркой: «Не хотелось бы появления монополиста, крупных игроков должно быть несколько: и государственных, и частных. На фоне санкций важно вливать деньги в российский нефтесервис».

— — — — — — — — —
i/ В вопросе о новой госкорпорации смешаны два вопроса:
Росгеология, выполняющая работы по полевой геофизике
Росгеология, выполняющая работы по промысловой геофизике (нефтесервис)
Если по полевой геофизике можно предполагать наличие определенного современного уровня технологий, то по промысловой геофизике этого ожидать более проблематично, особенно по шельфу, см. интервью ниже.

ii/ Реализация заявки «поможет российским нефтедобытчикам решать проблемы, возникшие из‑за санкций и запрета на доступ к технологиям и оборудованию для добычи нефти на шельфе, в Арктике» требует больших объемов НИОКР
— — — — — — — — —

Глава «Росгеологии» — РБК: «Об IPO, наверное, говорить преждевременно»

Американские и европейские санкции против российских нефтяников – отличный повод для создания государственного оператора на рынке нефтесервисных услуг, заявил в начале сентября министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской. Ходить тут далеко не надо: по мнению министра, таким оператором могла бы стать «Росгеология», объединяющая ряд геофизических и геологоразведочных предприятий. Идея неоднозначная – против нее успели высказаться и вице-премьер Аркадий Дворкович, и руководители крупных нефтяных компаний: рынок нефтесервисных услуг достаточно развит, усиление на нем государственного игрока нарушит правила конкуренции, опасаются они. Но РБК удалось узнать, что идею Сергея Донского поддержал президент Владимир Путин, который согласился с предложением создать на базе «Росгеологии» госкорпорацию и передать ей почти два десятка профильных предприятий. Но еще до этого корреспондент РБК Людмила Подобедова взяла интервью у главы «Росгеологии» Романа Панова, который рассказал, кем себя видит компания в будущем и на какую помощь государства рассчитывает.

– Зачем вам статус госкорпорации, кто поддерживает его предоставление вам?
– В существующей системе управления недрами специальный статус способствовал бы скорейшему развитию компании. Он облегчил бы процесс консолидации активов и управления ими на начальной стадии, служил бы повышению их капитализации, открыл бы доступ к необходимым для этого ресурсам. Открытое правительство уже обозначило свою позицию: компанию как специального агента государства нужно наделить определенными полномочиями в целях выполнения функции по обеспечению восполнения минерально-сырьевой базы. Поэтому предоставление «Росгеологии» спецстатуса было бы логичным решением.

– На какой период времени?
– Я мыслил бы категориями утвержденной Стратегии с 2015 по 2020 год.

– В связи с санкциями планы по модернизации парка оборудования, по сотрудничеству с японскими компаниями, по увеличению доли рынка остаются или сейчас стратегия пересматривается?
– Нет, стратегия не пересматривается. Мы сегодня несильно зависим от внешних поставок. Объем рынка геологоразведочных работ уменьшаться не будет, темпы роста, по прогнозам аналитиков, сохранятся на том уровне, который заложен у нас в стратегии. Объемы бурения, сейсморазведочных и поисковых работ снижаться не будут. Если перед нами встанут новые задачи, которые мы не решали до этого, будем искать альтернативные технологии. Постараемся в короткие сроки научиться закрывать все потребности рынка. Для компании это вполне логичный и естественный путь развития, особенно в ситуации, когда отдельные сегменты рынка могут быть доступны в менее конкурентных условиях. При соответствующей политике государства, в том числе в области импортозамещения, сейчас вполне благоприятные условия для того, чтобы компания реализовала планы, определенные стратегией.

— —
«Росгеология»
ОАО «Росгеология» было создано указом президента в 2011 году на базе «Центргеологии». Ему передано 37 геологоразведочных предприятий, работающих в 30 регионах страны. Большинство предприятий, вошедших в «Росгеологию», было создано еще в советское время, на их счету открытие более тысячи месторождений углеводородов и твердых полезных ископаемых, таких как Астраханское (2,5 трлн куб. м газа), Тенгизское (3,1 млрд т нефти), Ковыктинское (1,9 трлн куб. м газа), Сухой Лог (порядка 2 тыс. т золота), Курская магнитная аномалия и многие другие. В 2013 году компанию возглавил Роман Панов, прежде работавший в структурах «Норникеля» и «Газпрома».
— —

– Какая это должна быть политика? И есть ли запросы на бюджетное финансирование либо поддержку?
– Необходимая для реализации такой политики база сейчас формируется. В июле месяце состоялось заседание правительства, где как раз активно обсуждался вопрос импортозамещения. Мы совместно с другими компаниями над ним сейчас работаем, в ближайшее время должны представить свое видение того, какое российское оборудование и технологии в сфере геологоразведочных и сервисных услуг могли бы предложить взамен западных.

– Как много времени это займет?
– Определенный план мероприятий будет разработан и представлен на рассмотрение правительства до конца октября.

– Говоря про санкции, с тем оборудованием, которое должно было быть закуплено, какой это объем и все ли контракты выполняются?
– В основном мы работаем с отечественными производителями. Даже по тяжелому оборудованию. Поэтому мы не видим предпосылок для срыва действующих контрактов. Даже те наши поставщики, которые закупают некоторые комплектующие в зарубежных странах, подтверждают выполнение тех контрактных обязательств, которые уже подписаны.

– Из зарубежных производителей с кем-то все-таки работаете?
– У нас есть поставки из-за рубежа по отдельным элементам сейсморазведочного оборудования, там есть импортные комплектующие.

– Европа, США?
– В том числе Европа, Канада, США, Китай. Номенклатура поставок широкая, в случае необходимости можно будет найти замену. Если мы берем буровое оборудование, то мы прорабатывали поставки группой ОМЗ. И они готовы наращивать объемы производства.

– На экспертном совете были озвучены данные, что у вас 70% оборудования изношено. Сколько из этого планируется менять и что будет происходить с этим показателем?
– Наша задача – выйти на средний отраслевой показатель. Износ оборудования не должен превышать 30–35% к 2020 году. Возможно, это потребует более интенсивной инвестиционной программы. Особенно с учетом сегодняшних условий, в которых, возможно, будут необходимы более агрессивные темпы роста объемов работ и доли компании на российском рынке. Мы прорабатываем возможности докапитализации холдинга либо льготного привлечения средств под реализацию программы модернизации. Вопрос находится в стадии обсуждения.

– Докапитализация будет происходить за счет чего? Кредиты, IPO или каким-то еще способом?
– Об IPO, наверно, говорить преждевременно. Все-таки сначала логичнее обеспечить формирование устойчивых производственных связей, занять определенную долю на рынке, повысить капитализацию холдинга. Потребуется провести качественное изменение структуры активов. Выходить на IPO раньше чем через три–пять лет нецелесообразно. Сейчас, говоря о докапитализации холдинга, мы имеем в виду привлечение средств, в том числе кредитных, и передачу нам определенных активов.

– На какие источники финансирования вы рассчитываете?
– На этом этапе мы бы говорили о бюджетных средствах. В условиях поставленной задачи по импортозамещению это был бы нормальный подход. Но мы ведем работу по другим направлениям. У нас есть договоренности с основными ведущими банками о предоставлении кредитов и других финансовых инструментов. В их числе Сбербанк, ВТБ, ВЭБ и другие.

— —
Геологоразведка и деньги
$ 51,7 млрд
 Инвестиции российских нефтяных компаний в геологоразведку в 2014 году
32 млрд руб. 
Потратят Роснедра в 2015 году на геологоразведочные работы
11 млрд руб. 
Ожидаемая выручка «Росгеологии» в 2015 году
83 млрд руб. 
Потратила компания «Роснефть» в 2013 году на геологоразведочные работы
Источники: Bloomberg, бюджет РФ, данные компаний
— —

– Это кредиты или будете выпускать облигации?
– Это скорее кредитные средства. По программе импортозамещения Минпромторг обеспечивает рефинансирование части ставки ЦБ в размере трех четвертых. Сегодня говорим о сумме до 5 млрд руб. на срок до пяти лет.

– Каких льгот от государства еще не хватает «Росгеологии»?
– Две вещи концептуально необходимы нам сегодня для того, чтобы решить задачи, определенные указом президента о создании холдинга. Первое – это возможность организации работ на всех стадиях ГРР в целях повышения капитализации участков недр и формирования добавленной стоимости за счет глубокой поисково-оценочной стадии. В этих условиях компании-недропользователи могли бы получать более подготовленные и изученные участки, а государство – больший доход благодаря повышению их стоимости. Однако это требует гарантированной возможности продвижения работ на нераспределенных участках, где уже пройдены региональные работы с целью организации там поисково-оценочных работ. Для этого необходим бесконкурсный принцип лицензирования.

Второй – необходимость докапитализации компании и формирования единой вертикально интегрированной структуры с консолидированными активами по всем видам геологического и геофизического сервиса. Все остальное рынок действительно способен отрегулировать. Но государственная поддержка в этих двух моментах крайне важна. Это нормальный элемент развития, когда акционер заботится о собственных активах.

– Активы у вас очень разноплановые, есть и проблемные, и успешные. В каком они сейчас состоянии?
– В течение года мы полностью провели аудит активов и приступили к реструктуризации. Сейчас идет процесс их укрупнения по региональному и производственному принципам. Фактически будут сформированы производственно-геологические объединения, это повысит качество геологических служб и создаст основу для дальнейшего формирования ключевых бизнес-единиц, которые будут связаны с сейсморазведкой, бурением, работой по твердым полезным ископаемым и гидрогеологией. Планируется также создание бизнес-единицы для работы на шельфе и научно-технологического блока.

– Вы все-таки рассчитываете заняться работами на шельфе?
– У нас уже есть основа для создания данной бизнес-единицы – предприятие «Севморгео», опыт работы которого на шельфе свыше пяти лет. Сейчас в процессе согласования находится проект указа, по которому предполагается докапитализация «Росгеологии» еще двумя предприятиями шельфовой спецификации: это «Южморгеология» и «Полярная морская геологоразведочная экспедиция».

– Это то, что вам уже согласовали Роснедра?
– Это то, что согласовано правительством.

– Вы еще заявляли об интересе к «Дальморнефтегеофизике», «Севморнефтегеофизике»?
– Мы свои предложения в правительство внесли, вопрос обсуждается, оценивается эффективность консолидации этих активов на базе «Росгеологии».

– Кто вас поддерживает и не поддерживает в этом?
– Наше отраслевое министерство нас поддерживает. Минэкономразвития и Росимущество также выступают за формирование единой вертикально интегрированной структуры в геологоразведочном секторе.

– Из того, что есть, ничего продавать не планируете или покупать нового на рынке не в рамках госконсолидации?
– Это опять зависит от необходимости формирования компетенций. Мы заговорили про шельф. Если частные компании, работающие сегодня на рынке, например, обладают технологиями и мы видим синергию – у нас есть флот, есть база, есть компетенции, у коллег тоже, например, определенные технологии и флот, – то почему бы не объединить усилия. А формы могут быть разные.

– Это гипотетически или вы уже что-то смотрите?
– Мы смотрим на те компетенции, которых нам недостает, есть представления о необходимости приобретения ряда технологий. Про продажу каких-то компаний мы речи не ведем. Если и будет реализовываться что-то, то это непрофильное имущество, которое у нас действительно в избыточном количестве.

– Каковы прогнозные показатели «Росгеологии» по чистой прибыли, по выручке за 2014 год?
– Если говорить про холдинг в целом – порядка 11 млрд с показателем по чистой прибыли в районе 200 млн. руб. Выручка головной компании в этом году около 2 млрд руб.

– А что с планами по достижению рентабельности холдинга по прибыли 8,6% к 2020 году, в то время как у Baker Hughes всего 6,05%? Каким образом этого достичь за такой короткий срок?
– Действительно, рост рентабельности по прибыли предусмотрен достаточно агрессивный, но в случае выполнения мероприятий, определенных стратегией, при достаточно высоких темпах роста рынка геологоразведочных работ это достижимый показатель. Перед нами стоит задача повысить рентабельность с сегодняшних 2% до 8%, при этом существенно нарастить выручку и снизить издержки как за счет эффекта масштаба, так и с помощью выстраивания вертикальных и горизонтальных связей. Конечно, на эти планы будут влиять два фактора – макроэкономический (состояние рынка, стоимость заемного капитала) и объем контрактной базы, который будет определяться инвестициями государства и компаний в геологоразведочные работы.

– Про контрактную базу. Какие сейчас контракты есть? Зарубежные и российские? С кем пришлось побороться за них?
– Объем контрактов растет достаточно интенсивно. В основном это перспективные объекты, связанные с заказом Роснедр. В то же время мы ведем активную работу фактически со всеми ключевыми недропользователями. Это и «Газпром», и предприятия «Роснефти», «Норильского никеля», ЛУКОЙЛа. То есть с этой точки зрения мы достаточно диверсифицированы. Безусловно, как это и предусмотрено стратегией, мы бы долю частных контрактов хотели бы увеличить. Несколько крупных контрактов готовится к подписанию в рамках уже выигранных тендеров, в том числе и у «Газпрома».

– А как реализуются планы по созданию совместных предприятий с ЛУКОЙЛом, «Газпромом», «Роснефтью»?
– Создание СП по отдельным проектам было бы целесообразно, если бы существовала возможность получения на геологическое изучение лицензий на бесконкурсной основе.

– Добычей не хотите заниматься?
– Нет. Наш сегмент – это ранние стадии геологоразведки, поисково-оценочные работы, которые позволяют повысить капитализацию участка недр и дальше его передать для освоения партнеру-стратегу. То есть это такой юниорский или квазиюниорский бизнес.

– В этом кто-то заинтересован совместно с вами? Или вы будете сначала доразведывать, а потом уже продавать на определенных рыночных условиях?
– Интерес к такой работе есть и у недропользователей, и у банков, у которых сегодня появились инструменты для венчурного финансирования. Инвестиции в такие проекты рискованные, но при этом высокодоходны.

– А с кадрами у вас что? Сокращение, наращивание, иностранцы есть?
– В геологоразведке произошло выбытие средневозрастного персонала. С точки зрения привлечения иностранцев мы открыты для такого опыта взаимодействия. На те позиции, которые у нас вакантны, мы готовы приглашать в том числе и зарубежных специалистов.

– Не помешают ли санкции вести геологоразведку нетрадиционных ресурсов нефти и газа? И что будет с рынком? Эксперты говорят, что может упасть добыча нефти из-за переноса ряда проектов на пять–десять лет. Не ждете этого?
– Трудноизвлекаемые ресурсы сегодня – один из наиболее перспективных сегментов с точки зрения прироста запасов для всех российских компаний. Вопрос лежит в технологической плоскости. Количество и качество таких ресурсов на территории России очень разнородны. К трудноизвлекаемым относятся и запасы, находящиеся в глубоких горизонтах, и такие, например, как сланцевая нефть. Поэтому, на мой взгляд, очень важно на первом этапе отработать технологические действия, они не являются универсальными. И не все подобные решения, которые работают на других месторождениях в мире, можно впрямую применить у нас. В любом случае это будет поиск технологий в конкретно взятых специализированных условиях. На этом сегодня нужно сосредоточить фокус и государства, и недропользователей.

Мы со своей стороны предложили Министерству природных ресурсов и экологии рассмотреть возможность разработки государственной программы по трудноизвлекаемым запасам. Она должна позволить аккумулировать некие государственные ресурсы и сформировать равноправные отношения с компаниями-недропользователями. Здесь просматривается механизм консорциума сервисных и добывающих предприятий, а также госструктур. На рынке есть достаточно крупные равноправные игроки, есть понятный механизм частно-государственного финансирования и потенциальный оператор, уже обладающий необходимыми компетенциями, информационной базой и опытом ведения геологоразведочных работ.

– Вашей компании нужно с кем-то кооперироваться или ваша задача в другом состоит? Если глава Минприроды Сергей Донской поддержал кооперацию на базе «Росгеологии», то каким образом она могла бы происходить?
– Все шаги по консолидации активов отражены в стратегии развития компании. Цель – формирование необходимых центров компетенций в виде вертикально интегрированных бизнес единиц по отдельным направлениям геологоразведочных работ, которые связаны как с первичной геологоразведкой, так и с сервисными видами деятельности на этапах поисково-оценочных и геологоразведочных работ. При этом речь не идет о формировании компетенций в добычном сервисе. Поэтому с этой точки зрения холдинг, безусловно, заинтересован в отраслевой кооперации с институтами и производственными мощностями, которые в том числе находятся в собственности государства. Все остальные формы взаимоотношений, на наш взгляд, могли бы выстраиваться либо в виде совместных предприятий, когда есть для этого юридическая основа, либо через механизм ассоциативный, когда создаются ассоциации, например, геологоразведочных компаний и ассоциация защищает интересы того или иного игрока, формируя отраслевые стандарты.

Другой вопрос, что в современных условиях у нас потеряны производственные цепочки. То есть они просто разрозненные. И их восстановление – крайне важный сегодня процесс. В принципе я могу сказать, что по отдельным видам нефтесервиса и также геологоразведочных работ российские наработки и технологии могут быть конкурентоспособными и на мировом рынке.

– По каким?
– То, что касается скважин и геофизики. В первую очередь, конечно, это сухопутная компонента, потому что в части шельфа мы значительно отстаем и потребуется время, чтобы довести те наработки, которые есть в России, до технологий, способных достойно конкурировать с западными. Это длительный и сложный процесс, но задача решаема. Сейчас удачный момент, чтобы заняться развитием собственных технологий. Рынок не терпит пустоты.

— —
Роман Панов
1978 Родился
2000 Окончил Военный университет 
Минобороны РФ
2003–2007 Главный специалист, начальник отдела научно-технических программ управления экономических и научно-технических связей Росзарубежцентра МИД РФ. Работал в Египте
2007–2009 Заместитель начальника, начальник управления по координации инвестиционных проектов ООО «Газпром инвест Восток»
2009–2013 Начальник управления развития бизнеса и координации, директор департамента зарубежных производственных активов ОАО «ГМК «Норильский никель»
2011–2013 Гендиректор «Норильск Никель 
Интернешнл Холдинг»
2013 Назначен на должность генерального директора ОАО «Росгеология»

— — — — — — — — — —
Основные пункты интервью
i/ «Специальный статус … служил бы повышению их капитализации [активов]»
«Мы прорабатываем возможности докапитализации холдинга либо льготного привлечения средств под реализацию программы модернизации», «Сейчас, говоря о докапитализации холдинга, мы имеем в виду привлечение средств, в том числе кредитных, и передачу нам определенных активов», » У нас есть договоренности с основными ведущими банками о предоставлении кредитов и других финансовых инструментов. В их числе Сбербанк, ВТБ, ВЭБ и другие», «На этом этапе мы бы говорили о бюджетных средствах. В условиях поставленной задачи по импортозамещению это был бы нормальный подход», «По программе импортозамещения Минпромторг обеспечивает рефинансирование части ставки ЦБ в размере трех четвертых. Сегодня говорим о сумме до 5 млрд руб. на срок до пяти лет», «необходимость докапитализации компании и формирования единой вертикально интегрированной структуры с консолидированными активами по всем видам геологического и геофизического сервиса»

ii/ «Компанию как специального агента государства нужно наделить определенными полномочиями в целях выполнения функции по обеспечению восполнения минерально-сырьевой базы», «Две вещи концептуально необходимы нам сегодня для того, чтобы решить задачи, определенные указом президента о создании холдинга. Первое – это возможность организации работ на всех стадиях ГРР», «это требует гарантированной возможности продвижения работ на нераспределенных участках, где уже пройдены региональные работы с целью организации там поисково-оценочных работ. Для этого необходим бесконкурсный принцип лицензирования», «Объем контрактов растет достаточно интенсивно. В основном это перспективные объекты, связанные с заказом Роснедр. В то же время мы ведем активную работу фактически со всеми ключевыми недропользователями», «Создание СП по отдельным проектам было бы целесообразно, если бы существовала возможность получения на геологическое изучение лицензий на бесконкурсной основе»

iii/ «В течение года мы полностью провели аудит активов и приступили к реструктуризации. Сейчас идет процесс их укрупнения по региональному и производственному принципам. Фактически будут сформированы производственно-геологические объединения, это повысит качество геологических служб и создаст основу для дальнейшего формирования ключевых бизнес-единиц, которые будут связаны с сейсморазведкой, бурением, работой по твердым полезным ископаемым и гидрогеологией. Планируется также создание бизнес-единицы для работы на шельфе и научно-технологического блока»
-Т.е. разборка на части старых организаций и создание новых. Весьма непростое занятие с весьма непредсказуемым результатом

iv/ «У нас уже есть основа для создания данной бизнес-единицы – предприятие «Севморгео», опыт работы которого на шельфе свыше пяти лет. Сейчас в процессе согласования находится проект указа, по которому предполагается докапитализация «Росгеологии» еще двумя предприятиями шельфовой спецификации: это «Южморгеология» и «Полярная морская геологоразведочная экспедиция».», » Вы еще заявляли об интересе к «Дальморнефтегеофизике», «Севморнефтегеофизике»? Мы свои предложения в правительство внесли, вопрос обсуждается, оценивается эффективность консолидации этих активов на базе «Росгеологии».»

— Заявка на организацию работ на шельфе одна из самых реалистичных: шельфовые работы дорогие, требуют поддержания в хорошем состоянии флота, большое число имеющихся предприятий с малыми возможностями и объемами работ вызывают депрессию в отсрасли

v/ «А что с планами по достижению рентабельности холдинга по прибыли 8,6% к 2020 году, в то время как у Baker Hughes всего 6,05%? Каким образом этого достичь за такой короткий срок? Действительно, рост рентабельности по прибыли предусмотрен достаточно агрессивный, но в случае выполнения мероприятий, определенных стратегией, при достаточно высоких темпах роста рынка геологоразведочных работ это достижимый показатель. Перед нами стоит задача повысить рентабельность с сегодняшних 2% до 8%, при этом существенно нарастить выручку и снизить издержки как за счет эффекта масштаба, так и с помощью выстраивания вертикальных и горизонтальных связей»

— При госфинансировании рентабельность может быть и нулевой. Рост рентабельности в условиях реструктуризации и работ по импортозамещению очень непростая задача.

В Белоруссии добыли первую сланцевую нефть

15 Сентябрь 2011 Usgs Assessment: Dnieper–Donets Basin Province and Pripyat Basin Province http://iv-g.livejournal.com/544059.html

10 Январь 2011 Белоруссия: геология, нефть и газ http://iv-g.livejournal.com/425644.html

— — — — —
http://news.yandex.ru/yandsearch?cl4url=www.nefttrans.ru%2Fnews%2Fv-belorussii-dobyli-pervuyu-slantsevuyu-neft.html&lr=50&rpt=story


08.10.14
Впервые в истории нефтяной промышленности Белоруссии на горизонтальной скважине №310g Речицкого месторождения началась промышленная добыча нефти из плотных пород, говорится в сообщении «Белоруснефти».

К бурению этой скважины специалисты объединения приступили 28 февраля 2014 года. Этому предшествовали этапы научной проработки идеи, геологического и технического обоснования целесообразности и возможности ее реализации. Скважина работает с дебитом 20 тонн в сутки.
Извлекаемые запасы нефти здесь могут составить до 700 тыс. тонн. Такой объем сопоставим с запасами открываемых белорусских месторождений. Нефть, полученная с использованием новой технологии, основанной на проведении многостадийного гидроразрыва, – вязкая, отличающаяся от традиционной, которую дает Речицкое месторождение. С целью дальнейшего освоения новой залежи в ближайшей перспективе на Речицком месторождении «Белоруснефть» планирует проведение кустового бурения скважин с протяженным горизонтальным окончанием.

Компания отмечает, что именно с этого месторождения 50 лет назад началась история белорусской нефтедобычи. За прошедшее время запасы извлекаемой нефти на нем в традиционных коллекторах истощились. Однако верхняя часть межсолевого комплекса, характеризуемая низкопроницаемыми коллекторами, содержит значительные геологические запасы нетрадиционной нефти, которые до последнего времени являлись недосягаемыми для белорусских нефтяников.
Речицкое месторождение является главным нефтяным промыслом Беларуси. Промышленная добыча здесь началась в 1965 года. За время разработки этой площади добыто свыше 125 млн тонн нефти и 14 млрд м3 попутного нефтяного газа.
http://www.nefttrans.ru/news/v-belorussii-dobyli-pervuyu-slantsevuyu-neft.html
http://www.oilru.com/news/425244/

03.10.14
«Белоруснефть» продолжает осваивать добычу нефти из низкопроницаемых коллекторов.
По рекомендации специалистов геологоразведочной службы института «БелНИПИнефть» на Речицком месторождении пробурена очередная скважина с горизонтальным окончанием – №204g. Её проходка составила 872 м по целевой части птичских слоев воронежского горизонта с углами 80-84градуса, вскрыв 810 м нефтенасыщенных коллекторов. Окончательные выводы о перспективности объекта можно будет сделать после проведения многостадийного гидроразрыва пласта и всего комплекса запланированных мерориятий по освоению. Напомним, недавно пробуренная скважина №310g Речицкая в низкопроницаемых коллекторах петриковского горизонта дала промышленный приток нефти с дебитом 20 т в сутк
http://www.belorusneft.by/sitebeloil/ru/addUp/mediaCenter/newsDetail/novye-tehnologii/

Эксперт в нефтегазовой области Татьяна Маненок отмечает, что стремление к диверсификации источников энергоносителей особенно актуально для Беларуси, которая сегодня тотально зависит от России в поставках нефти и газа.

«Первый опыт получения сланцевой нефти — пока что просто сигнал, что белорусские специалисты — профессиональные нефтяники, которые имеют богатый опыт добычи. И хотя добыча сланцевой нефти — дело недешевое, я считаю, что такое стремление похвальное », — говорит Татьяна Маненок.

Но говорить, что новый источник нефти существенно и серьезно повысить энергобезопасности Беларуси, пока очень рано. Как отметила эксперт, сегодня Беларусь импортирует из России около 22 миллионов тонн нефти, и по сравнению с этим объемы добычи сланцевой нефти по новым технологиям — мизерные.

«Добыча сланцевой нефти происходит в очень мизерным объеме по сравнению с теми объемами, которые требуются Беларуси, которая в общей сложности добывает всего 1,6 миллиона тонн нефти и нефтеперерабатывающие заводы которой требуют 22-23 миллионов».

Белорусские нефтяники рассчитывают в скором времени начать добычу сланцевой нефти еще с одной скважины, что свидетельствует о поиске источников нероссийского нефти. Однако эксперт в энергетической области, автор идеи Балто-Черноморского нефтяного коллектора Станислав Гусак считает, что в Беларуси пока еще для этого сделано мало.
http://www.belaruspartisan.org/economic/282224/

09.04.2013
Белоруссия увлеклась сланцевым газом
Какрассказал директор департамента по геологии министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Белоруссии Владимир Варакса, концессионный договор по реализации этого инвестиционного проекта (добыча сланцевого газа) Белоруссия заключила в 2012 году с некой компанией, зарегистрированной в Швейцарии. Основанием для заключения соглашения стали результаты исследований, подтвердившие, что в Белоруссии есть перспективы для обнаружения месторождений сланцевого газа.

В настоящее время ведутся работы по привлечению в проект соинвестора — из компаний, обладающих специальными технологиями для добычи сланцевого газа. Кроме того, уже выделены 8 участков площадью 5,525 тысячи квадратных километров для поиска месторождений сланцевого газа — 3 в Брестской области, в Подлясско-Брестской впадине — Каменецкий (1,124 тысячи квадратных километров), Шерешевский (1,126 тысячи квадратных километров) и Жабинковский (880 квадратных километров), 5 — в Припятском прогибе — на территории Гомельской области: Октябрьский (общая площадь — 437 квадратных километров); Комаровичский (387,7 квадратных километра), Савичский (653 квадратных километра); Ельский (506,4 квадратных километра), а также Калиновский участок, расположенный на территории Гомельской, Могилевской и Минской областей, общей площадью 411,1 квадратных километра.

Технологические и экономические нюансы проекта прессе объяснял главный геолог по нефти и газу геологоразведочного республиканского унитарного предприятия «Белгеология» Ярослав Грибик. По его словам, в республике есть реальная перспектива добывать сланцевый газ на глубине 3-4 км, в том числе используя ранее пробуренные скважины:

– Ученым и раньше удавалось получать данные, свидетельствовавшие об обнаружении в Белоруссии месторождений сланцевого газа. Однако раньше эти результаты не были приняты во внимание в связи с отсутствием соответствующих технологий для продуктивной добычи сланцев.
Грибик также отметил, что при добыче сланцевого газа для обеспечения постоянного поступления газа в скважину через каждые 2-3 месяца придется проводить очередное воздействие на пласт — разрушать породы гидроразрывом, потребуется бурить очень много скважин.

Что касается экономики проекта, по словам главного геолога Белоруссии, в связи с вышеперечисленными нюансами добыча сланцевого газа может обойтись ориентировочно в 3-5 раз дороже, чем добыча обычного газа фонтанным способом. Однако вывод из всего сказанного Грибик сделал такой:
– Если поднимутся цены на нефть и газ, эти затраты окупятся.

11.10.2012
Белоруснефть заключила договор на геологическое изучение и поиск в Белоруссии сланцевого газа на 8-и участках, расположенных в 3-х областях страны.

Постановлением министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Белоруссии №36 от 1 августа 2012 г Белоруссия увеличила количество предлагаемых в концессию участков недр для поиска сланцевого газа с 1 до 8-и.
В концессию предлагаются 8 участков общей площадью 5,525 тыс км2.
4 участка расположены на территории Гомельской области: Октябрьский (общая площадь — 437 км2); Комаровичский (387,7 км2), Савичский (653 км2); Ельский (506,4 км2).
Три участка находятся в Брестской области: Каменецкий (1,124 тыс км2), Шерешевский (1,126 тысячи квадратных километров) и Жабинковский (880 км2).

Также концессионерам предлагается Калиновский участок, расположенный на территории Гомельской, Могилевской и Минской областей, общей площадью 411,1 км2.

Промышленная добыча сланцевого газа не только повысить энергонезависимость страны, но и позволит поступательно развиваться Белоруснефти. В настоящее время Белоруссия потребляет 21 млрд м3/год газа.
С окончанием строительства АЭС на Островецкой площадке в Гродненской области потребление газа может уменьшиться до 6 млрд м3/год газа.

Академик И.Лиштван с достоинством сообщил, что в Белоруссии могут добываться и сланцевая нефть с бурым углем. «Наши сланцы не так хороши, но они позволяют получить до 10% сланцевой нефти, что весьма немаловажно, – заявил Лиштван. – Мы доказали, что можем получить сланцевую нефть по стоимости меньше 100 долл США/барр, такая нефть окажется экономически выгодной». По его мнению, Белоруссия располагает запасами в 8,8 млрд т горючих сланцев. Простой расчет показывает, что из этого количества можно добыть 880 млн т нефти. Чисто теоретически.

Надеется И. Лиштван и на глубокую переработку белорусских углей с получением энергоносителей и продуктов топливного использования. Исходные данные для проектирования такого производства уже подготовлены. В 2012 г завершается детальная разведка Лельчицких месторождений бурых углей и на госсовете по минерально-сырьевым ресурсам планируется рассмотреть вопрос о возможности их добычи.
«Если бы нам удалось при добыче 1,5 млн т угля полностью перерабатывать отходы от сжигания различного рода элементов, то ежегодный экономический эффект составил бы 150 млн долл США/ год», — оптимистично добавил И.Лиштван. Но, ведь есть еще Бриневское месторождение с запасами 41.79 млн т, Житковичское — 47,97 млн т и Тонежское месторождения- 40,04 млн т, поэтому эффект будет еще больше.
http://neftegaz.ru/news/view/104791
http://www.regnum.ru/news/1580664.html

— — — — —
i/ Есть вполне традиционный НГБ, и есть при традиционно используемых технологиях непромышленные запасы нефти и газа.
ii/ непромышленные запасы или запасы низкопроницаемых коллекторов и есть де-факто запасы сланцевых нефти и газа.
iii/ Белоруссия вследствие малых размеров НГБ вынуждена переходить от добычи традиционной нефти к добыче нетрадиционной нефти.
iv/ Но самое интересное останется, конечно, за кадром, поскольку Государственное производственное объединение «Белоруснефть» — белорусская государственная компания.
На сайте компании нет ничего похожего на раздел «Годовые отчеты», где можно было бы узнать о результатах деятельности компании.
И тем более не факт, что в отчетах госкомпании имелось бы что-то похожее на раздел связанный с финансовой стороной, не говоря уже о детализации деятельности по отдельным проектам, чтобы можно было оценить сланцевые проекты.
v/ Правительственные проекты в области нефти и газа в Белоруссии, например, венесуэльская нефть в 2010-2012 гг. имели ярко выраженную политическую составляющую и сошли на нет.
Вопрос с добычей сланцевой нефти упирается в себестоимость, на которую будет сильно влиять использования зарубежных технологий. Хотя здесь нельзя исключать прорывов в виде быстрого копирования зарубежных образцов с целью не только использовать самим, но и продавать в Россию.

Роснефть: Итоги 2012 г.


— — — —
Увеличение среднесуточной добычи
— УВ на 2702-2586 = 116 тыс. барр. н.э/сут.
— нефти на 2439-2380 = 59 тыс. барр. н.э/сут.
— газа на 263-206 = 57 тыс. барр. н.э/сут.


— — — —
Юганскнефтегаз, основной добывающий актив, стабилизация добычи


— — — —
2012 — 366 тыс. барр./сут
2011 — 300 тыс. барр./сут
Увеличение на 66 тыс. барр./сут, а весь рост в 2012 по Роснефти = 59 тыс. барр./сут, все остальные активы дали в сумме снижение на 7 тыс. барр./сут.


— — — —
Большая ставка на шельф в виду большой затратности перспектив на суше?

http://www.rosneft.ru/Investors/statements_and_presentations/presentations/
http://www.rosneft.ru/attach/0/02/90/ROSNEFT_Q4_2012_IFRS_RUS.pdf