Архив меток: нефть добыча затраты

Рейтинги: Net Debt / EBITDA нефтяных компаний

http://www.investidorpetrobras.com.br/en/presentations/general-presentations

04/04/2017
Bradesco’s 4th Brazil Investment Forum — SP | Pedro Parente | CEO | Petrobras Turns Around
http://www.investidorpetrobras.com.br/download/4932

*EBITDA normalized
http://www.investidorpetrobras.com.br/download/4706

— — — —
В 2016 г. Роснефть показала двухкратный рост Net Debt/EBITDA
Можно было указать на Shell, BP, Chevron, но они не под санкцими и в материнских странах есть свою резервная валюта.
Или Petrobras клевещет?

Реклама

Нефть, добыча, затраты: Венесуэла

FT: Россия выручила Венесуэлу реструктуризацией долга
https://russian.rt.com/inotv/2017-11-16/FT-Rossiya-viruchila-Venesuelu-restrukturizaciej

Москва и Каракас подписали межправительственный протокол о реструктуризации на десять лет задолженности Венесуэлы перед Россией в размере $3,15 млрд по государственному кредиту, который был предоставлен в конце 2011 года.
https://russian.rt.com/business/news/449821-rossiya-restrukturirovala-dolg-venesuely

— — — — —
i/ Понятно желание Роснефти, подобрать как бы «бесхозную нефть», брошенную северным соседом в стране боливарианской революции. Но нефть западного полушария, как и все прочее там не бесхозны почти 200 лет

ii/ Кредиты Мадуро очень напоминают кредиты Януковичу, причем Мадуро довел страну до куда больше экономической разрухи, чем Янукович. Хозяину «бесхозной нефти» остается только дождаться, когда революционеры приведут к полному политико-экономическому коллапсу, который спишет все старые долги 🙂

Считалочки: доклад Сечина на ПЭМФ-2017

Доклад Сечина на ПМЭФ-2017: Нефтяной рынок – на пути к балансу и устойчивому развитию
Читать далее

Доклад Сечина на ПМЭФ-2017: Нефтяной рынок – на пути к балансу и устойчивому развитию

https://www.rosneft.ru/press/news/item/186793/

Избранное из текста к презентации
I. ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ И СОСТОЯНИЕ РЫНКА

… В.В. Путин внес важный вклад в достижение договоренности группы производителей нефти на международном уровне. Это повлияло на улучшение ситуации на рынке, а достигнутый в итоге ценовой уровень в 50 долл. за баррель и выше полезен для российского бюджета и российских компаний, но это состояние рынка не является устойчивым.

Так называемая «договоренность ОПЕК и стран не ОПЕК», основной вклад в которую вносят Саудовская Аравия и Россия, дает рынку «передышку», но это сложно считать системными мерами, эффект от которых приведет к долгосрочной стабилизации. Ряд крупных производителей, которые не участвуют в данных договоренностях, активно используют конъюнктуру для усиления собственной рыночной позиции, что скорее создает предпосылки для новой нестабильности, нежели для выхода на траекторию устойчивого развития. Так, сланцевые производители в США стали крупными экспортерами в объеме свыше 1,3 млн барр./сут. Майские данные, опубликованные вчера показывают, что добыча в США достигла максимума за последние 21 месяц, составив свыше 9,3 млн барр./сут, значительно вырос и экспорт сырой нефти из США – до 1,3 млн барр./сут.

Страны, входящие в ОПЕК, но находящиеся вне расчетных квот, сообщают об активном росте добычи – в Нигерии на 100 тыс. барр./сут и Ливии на 210 тыс. барр./сут. По оценкам некоторых экспертов, по итогам мая общая добыча ОПЕК превысила определенные ноябрьским Соглашением объемы на 450 тыс барр./сут.

Таким образом, можно констатировать, что период низких нефтяных цен пришел надолго. В течение прошедшего года цены зафиксировались в диапазоне от 45 до 50 долларов за баррель Brent – на короткое время превышая этот интервал – а волатильность рынков и неопределенность значительно выросли.

В этих условиях, аналитики уже рассматривают сценарии с ценовыми параметрами 50-40 и даже 30 долл. за баррель. Достаточно длительная балансировка рынка на уровне 40 долларов за баррель выведет половину производства на уровень убыточности – прежде всего, на глубоководных проектах Бразилии, на нефтяных канадских песках, создаст проблемы и для сланцевых производителей, за исключением высокоэффективных участков Пермского бассейна. Как следует из слайда, Россия, Саудовская Аравия, ряд эффективных проектов США, Иран и проекты в некоторые других странах сохранят конкурентоспособность, но рынку потребления это не поможет.

К сожалению, неопределенность на рынке также приводит к обострению борьбы за рынки потребления, и я вынужден констатировать, что сегодня всеми участниками рынка ведется подготовка к увеличению объемов добычи и усилению борьбы за рынки сбыта. Мы должны согласиться с тем, что если отрасли необходима устойчивая и долгосрочная стабильность, – в регулировании производства должны участвовать все крупные производители. Поэтому, в текущем состоянии, мы не можем говорить о стабилизации или устойчивом переломе негативных рыночных тенденций.

II. РАСТУЩИЙ СПРОС НА ЭНЕРГИЮ, РОЛЬ УГЛЕВОДОРОДНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ И АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ИСТОЧНИКИ

Важно отметить, что сейчас, впервые с 2010 года, наблюдается рост экономической активности одновременно в развитых и развивающихся странах. Растущая мировая экономика предъявляет уверенный спрос на энергию

несмотря на рыночный и растущий спрос со стороны потребителей энергии, существует очевидный диссонанс регуляторной повестки с задачами эффективного удовлетворения растущего спроса.

Во-первых, это касается использования доходов от классической углеводородной энергетики для неоправданного субсидирования альтернативной энергетики.

В 2016 году общий темп снижения энергоемкости мировой экономики составил всего лишь немногим более 1,0%. Учитывая снижение роли угля по экологическим причинам, ограничение роли атомной энергетики, значительная нагрузка в покрытии этих потребностей ляжет на газ, жидкие углеводороды и потенциально возобновляемые источники энергии (ВИЭ).

Вопрос для участников сегодняшней дискуссии – в какой мере ВИЭ готовы взять на себя роль основного ресурса покрытия растущего спроса? Представляется, что эти возможности достаточно ограничены.

Хорошим и важным примером для нефтяной отрасли в ответе на такой вопрос о новых источниках энергии является роль и динамика развития рынка электромобилей.

Скорее всего, в отдаленной перспективе электромобили займут свое место в растущем парке средств обеспечения мобильности населения и бизнеса. Это в определенной степени скажется на темпах потребления, но не приведет к вытеснению нефтепродуктов и использованию газа на транспорте.

Более серьёзное изменение роли электромобилей будет требовать переосмысления и задач энергетической безопасности, и требований к производству основных компонентов этих продуктов, и масштабных, связанных с ростом этого сектора инвестиций, которые регуляторами зачастую не рассматриваются.

По оценкам ведущих инвестиционных банков, для снижения мирового потребления нефти всего на 2% к 2035 году необходимо будет построить в 2020-30 гг. предприятия по выпуску аккумуляторов мощностью производства более 500 гигаватт-часов аккумуляторного заряда. При этом, запланированные к вводу до 2020 года мощности не превышают 35 гигаватт-часов, т.е. требуется 15 кратное увеличение мощностей! Уже сегодня строящиеся мощности реализуются с задержками сроков. Производство аккумуляторов в таких масштабах будет требовать принципиально других объемов потребления никеля, лития, кобальта. При этом, основным поставщиком того же кобальта – одного из ключевых компонентов аккумуляторов на рынок электромобилей – будет Демократическая Республика Конго (более 50% мирового производства и запасов).

Вопрос для обсуждения – энергобезопасность развитых стран увеличится или уменьшится при переносе принятия решений в новые географии в сравнении сегодняшней распределенной моделью принятия решений?

Да, сегодня уже появились электромобили, хотя о полномасштабном коммерческом успехе говорить рано – объемы продаж малы и зависят от налоговых и акцизных стимулов в разных странах. На сегодня доля электромобилей не превышает 1,0% в общем объеме продаж в США (около 157 тысяч единиц по итогам 2016 года), 1,3% в ЕС (212 тысяч единиц), 1,7% в КНР (351 тысяча единиц). Единственная страна, где доля электромобилей в продажах вышла на серьезный уровень – 24% от общих продаж это Норвегия. Причина проста – уровень субсидий в Норвегии для такого автомобиля составляет 18-19 тыс. долл. (для сравнения – 6-8 тыс. долл. в США и других странах ЕС). Также, давайте не будем забывать о других важных «деталях»:

– электромобили значительно дороже автомобилей с двигателями внутреннего сгорания;
– зарядка электромобиля является весьма продолжительной по времени, что не слишком удобно для вечно спешащих автомобилистов;
– актуальны вопросы эффективного хранения электроэнергии, а также экологичности производства аккумуляторов и их последующей утилизации;
– распространение зарядной инфраструктуры достигло значительных масштабов пока только в США, ЕС, Японии; в целом создание достаточно разветвленной сети заправок и сопутствующей инфраструктуры только начинается; пока эти вопросы не решены;
– во многих регионах, в частности, в Евросоюзе, налоги и акцизы на нефтепродукты составляют немаловажную часть бюджетных поступлений, направляемых, в том числе, на социальные цели. Пока производители ВИЭ и потребители электромобилей скорее привыкли к обратному – к государственным дотациям;
– неясно, как будет удовлетворяться дополнительный спрос на электроэнергию, который будет порождать массовое развитие сектора электромобилей (здесь придется увеличивать генерацию и находить решения по развитию сетей);
— бесспорно, проблему будет представлять эксплуатация электромобилей в зимних условиях в регионах с суровым климатом, так как в этих условиях происходит быстрая разрядка аккумуляторов.

По итогам наших недавних обсуждений с рядом европейских регуляторов мы видим подтверждение, что электромобили не пользуются ожидаемым спросом в таких ключевых экономиках, как Германия и другие крупные страны Евросоюза, что ставит под сомнение возможность того взрывного роста спроса, про который говорили некоторые аналитики.

В этих условиях оценка рынком перспектив производителей электромобилей, на наш взгляд, существенно завышена. Так, оценка стоимости компании Tesla базируется на крайне агрессивных планах по росту продаж – ежегодный темп прироста в 90% в течение 4 лет для достижения цели в 1 миллион автомобилей в год, запланированный компанией темп запуска новых моделей и строительства обеспечивающей инфраструктуры являются крайне сложными задачами. Половина из недавно привлеченных Tesla 1,2 млрд долл. были потрачены уже в 1-ом квартале 2017 года и есть безусловные вопросы по экономической состоятельности бизнес модели. Поэтому и J.P.Morgan и ряд других инвестбанков считают, что текущая рыночная капитализация компании Tesla (56 млрд. долл.) существенно – почти в два раза – превышает ее фундаментальные показатели. Надеюсь, что 6 июня на собрании акционеров Tesla рынок услышит ответы на многие из этих непростых вопросов.

Таким образом, до тех пор, пока отрасль электротранспорта не станет столь же удобной и привлекательной для потребителей, как и автомобили с двигателями внутреннего сгорания, перспективы электромобилей остаются в значительной степени неопределенными. Те же самые проблемы касаются и других источников альтернативной энергии – они характеризуются неустойчивыми государственными субсидиями и отсутствием возможности работы в базовом режиме электропотребления.

Поэтому, безусловной истиной остается тот факт, что углеводородная энергетика была и будет востребована.

Аналитики сходятся на том, что доля жидких углеводородов в покрытии мирового энергопотребления несколько снизится, но и в дальней перспективе будет выше 25-28%, роль газа – как высокоэкологичного источника – будет только расти. Поэтому мы призываем привести регуляторную и фискальную повестку в соответствие с фундаментальными задачами эффективного обеспечения мировых потребителей энергией.

III. КРАТКО- И СРЕДНЕСРОЧНЫЕ РИСКИ

С этой точки зрения важно отметить, что за период последнего кризиса произошло значимое снижение объемов инвестиций в новые проекты.
В 2016 году операционные и капитальные затраты в мировой разведке и добыче составили около 860 млрд долл., что на 33% ниже, чем в 2014 году (1,3 трлн долл.). Прежде всего, компании сокращали бюджеты на разведку. В результате прирост запасов нефти не компенсировал добычу. Так, в 2014-2016 годах инвестиции в разведочное бурение упали в 2,7 раза. Отрасль потеряла 2-3 года эффективной геологоразведки, которые на горизонте 5-7 ближайших лет могут сказаться дисбалансом в соотношении мирового спроса и предложения.

Оценки масштабов складывавшегося в последние кварталы превышения добычи над спросом, озвучиваемые ведущими аналитическими агентствами, существенно различаются между собой – по состоянию на 4-ый квартал 2016 года в диапазоне от 0,6 млн барр./сут до 1,1 млн барр./сут. Это само по себе затрудняет достижение равновесия на рынке.

Скоординированное поведение участников отрасли нуждается в получении четких сигналов, но очевиден недостаток надежно обоснованных данных по состоянию рынка. Так, в США до первой сланцевой революции 2009-2011 гг. не было острой необходимости в формировании детальной информации о динамике нефтяной добычи на горизонте недели. Рынок стал ориентироваться на «заменители» данных по добыче в виде динамики коммерческих запасов. Но на этот показатель влияли многие факторы совсем иного характера – от изменения объемов нефтепереработки до масштабов хранения нефти и нефтепродуктов. Также произошло изменение роли коммерческих запасов нефти в мире, управление ими превратилось в самостоятельный бизнес, ставший менее чувствительным к краткосрочным колебаниям спроса и предложения.

Спекулятивная торговля фьючерсными контрактами усиливает волатильность на рынке. За последнее время объемы этой торговли на двух крупнейших мировых товарно-сырьевых площадках в Нью-Йорке и Лондоне марками WTI и Brent соответственно достигли исторического максимума, более чем в три (!) раза перекрыв объемы чисто финансовой торговли десятилетней давности.

Само функционирование нефтяного финансового рынка все больше развивается по собственным законам и в соответствии с интересами рыночных спекулянтов, при этом оказывая сильное воздействие на развитие физического рынка. Можно утверждать, что сегодня финансовые рынки – динамика которых по объемам торгов более чем на 70% определяется североамериканскими торговыми площадками – выступают в роли своеобразных регуляторов. Это проявляется и в различных возможностях доступа к заемному и акционерному капиталу у разных компаний сектора.

К сожалению, эти и другие объективные проблемы создали условия для расширения методов манипулирования рынком, о которых мы говорили год назад, и подтвердили чувствительность рынка к манипулированию путем генерирования и распространения ложных сигналов, отвлечения внимания участников на второстепенные факторы.

В 2016 году фиксировались длительные периоды исключительно высокой ценовой волатильности рынка. Так, в 1-м квартале 2016 года волатильность производных финансовых инструментов (индекс OVX – Oil Volatility Index) составляла 65-70%. Эта волатильность и сами ценовые скачки многократно превосходили масштабы реальных изменений рыночного баланса спроса и предложения. В I квартале 2017 года вмененная волатильность снизилась до 25-30%, это признак временной стабилизации.

На физическом рынке стабильный рост спроса на нефть так и не привел в прошлом году к достижению баланса с поставками, поскольку временное снижение добычи в США, было компенсировано инерционным ростом добычи по ранее начатым крупным проектам вне ОПЕК и, главным образом, ростом добычи теми странами-членами ОПЕК, которые пытались таким образом компенсировать падение своих доходов. Со своей стороны, российские компании активно выходят на новые рынки, наладив эффективный диалог с партнерами в азиатско-тихоокеанском регионе. Отечественные компании наращивают инвестиции в импортозамещение, активно реализуя проекты с зарубежными компаниями. Российский нефтяной рынок, по оценкам Financial Times и Wall Street Journal, успешно развивается и привлекает капитал, несмотря на внешние ограничения. Отдельно нельзя не отметить выдержку и качество работы российских регуляторов, в меньшей мере ориентированных на политическую конъюнктуру и в большей – на обеспечение интересов развития отрасли.

Делая более общий комментарий, можно сказать, что идёт «нивелирование» характера собственности отрасли – даже частные компании в результате применения санкционных механизмов регулирования вынуждены участвовать в политических процессах. Стираются грани между частным и публичным сектором – это касается как цен сбыта нефтепродуктов, так и выбора тех или иных проектов для реализации путём прямых указаний регулирующих органов, таких, как OFAC. Часто это происходит в ущерб собственным акционерам, и я не удивлюсь, если на другой стадии цикла этот вопрос будет гораздо более активно подниматься собственниками компаний, которые вынуждены принимать ситуацию с упущенной выгодой.

Выход цен в 1-ом квартале 2017 года на уровень 50-55 долларов за баррель привел к возвращению осторожного инвестиционного оптимизма в отрасли, сокращению волатильности. В то же время, неуверенность в реальном состоянии баланса, рост добычи в странах ОПЕК, не участвующих в Соглашении, и активная разработка сланцевых запасов в США привели в начале мая к выходу цен из этого коридора и создали риски дестабилизации рынка. Парадоксальным образом недавнее достижение договоренности о продлении Соглашения на 9 месяцев произвело эффект «короткой волатильности» и даже привело к падению цен, которые впоследствии скорректировались.

Медленнее всего происходит восстановление активности в крупных долгосрочных проектах мейджеров. Так, количество запущенных крупных проектов в 2015-2016 гг. сократилось в 4-5 раз по сравнению с уровнем 2008-2012 гг., снизившись до минимальных значений, наблюдавшихся только в конце 1990-х и начале 2000-х годов, когда цена нефти составляла всего 20-25 долларов за баррель (в сегодняшних реальных ценах это около 30-35 долларов).

Это объясняется рядом факторов:
– объективным качеством их ресурсной базы, относительно низкой – в сравнении с крупными национальными компаниями – обеспеченностью высококачественными ресурсами с конкурентоспособными удельными затратами на разведку и разработку;
– ранее принятыми решениями, в том числе в отношении финансирования проектов с высокой точкой безубыточности, которые в текущей ценовой реальности являются нерентабельными.

Кроме того, традиционные сильные стороны мейджеров – передовые технологии, оперативность принятия решений, координация на рынке, большие объемы своповых операций – все активнее используются национальными компаниями, и мейджеры, основу бизнес-модели которых прежде всего составляют технологии, сейчас конкурируют не столько с другими мейджерами, сколько со странами-производителями и их национальными компаниями, активно выходящими на международный рынок.

Совсем не очевидно, что сегодня компании-мейджеры будут самыми лучшими покупателями традиционных ресурсов; национальные компании вполне конкурентоспособны с ними и уже приобрели необходимые опыт и компетенции при реализации крупных и сложных проектов. Вклад национальных компаний в мировую добычу более чем в три раза превышает долю мейджоров.

В результате мы все более отчетливо наблюдаем усиление национальных нефтегазовых компаний, в том числе Saudi Aramco, Qatar Petroleum, китайских CNPC и Sinopec. Причем их активность распространяется не только в своих странах, но и в глобальном масштабе.

В частности, китайские национальные нефтегазовые компании ведут активную работу по усилению международного присутствия, приобретая доли в проектах не только в развивающихся странах, но и в США, Канаде, Великобритании.

Также мы можем говорить о политической и экономической интеграции стран Шелкового пути. Китай активно создает зону особого экономического партнерства, связанного, в том числе, с поставками и переработкой нефти, нефтехимией. Фактически, складывается новый энергетический хаб, который будет иметь собственные индикаторы и тем самым сможет снижать влияние традиционных центров торговли нефтью, таких как лондонская биржа ICE, нью-йоркская NYMEX и чикагская CME.

Аналогичные стратегии реализуют и индийские компании, скоординированная политика которых и возможная консолидация поддерживаются на высоком государственном уровне.

IV. Гармонизация условий функционирования на нефтяном рынке

Так, например, важным фактором как для ОПЕК в целом, так и для Саудовской Аравии как крупнейшего участника организации в частности, является предстоящее IPO холдинга Saudi Aramco. Уже сейчас можно утверждать, что оно станет одним из самых значимых событий в мировой энергетике.

Отметим активную государственную политику руководства Саудовской Аравии, направленную на поддержку национальной нефтегазовой компании. Особенно впечатляет кардинальный пересмотр налоговой системы Саудовской Аравии в пользу повышения инвестиционной привлекательности компании Saudi Aramco, что обеспечит радикальное снижение налоговой нагрузки и рост дивидендов.

Также благоприятные условия созданы и в нефтяной отрасли США, остановлюсь на них.

Реакция сланцевой добычи в США даже после снижения цен ниже точки безубыточности была замедленной, и только в конце 2015 года падение объемов добычи стало отчетливо проявляться. Общая добыча жидких углеводородов в США в условиях кризиса снизилась примерно на 0,8-1 млн барр./сут. При этом сланцевая добыча внесла основной вклад в это падение, снизившись примерно на 600-700 тыс. барр/сут.

Сказались ряд факторов:
– постоянный технологический прогресс в отрасли, который в стрессовых условиях кризиса только ускорился. Отмечу, что технологические вызовы стоят и будут стоять в обозримой перспективе перед всеми нами в условиях растущей конкуренции;

– гибкость американской нефтяной отрасли в целом, включая избыточность сервисных и транспортных мощностей в период кризиса и возможность давления заказчиков на стоимость услуг сервисных компаний, развитые механизмы хеджирования, возможности оперативного изменения планов бурения, развитая сеть нефте- и газопроводов.

Положение в сланцевой отрасли США по-прежнему очень неоднородно – на многих месторождениях продолжается стагнация или спад, но появились лидеры роста, и прежде всего Пермский бассейн. Думаю, что, одновременно с восстановлением активности в сланцевой отрасли, мы стоим на пороге довольно заметного роста затрат, обусловленного увеличением спроса на услуги сервисных компаний и потребностью в значительных инвестициях для его удовлетворения. Не исключаю, что «новая волна» инфляции затрат может затронуть и другие страны.

Наши укрупненные оценки показывают, что изменение цены WTI приводит к изменению количества активных буровых установок на нефть и газ с лагом около 4 месяцев, а число активных буровых установок является наилучшим показателем количества ввода новых скважин через два месяца. Таким образом, изменение цены нефти приводит к изменению добычи сланцевой нефти в США примерно через 5-6 месяцев.

В целом мы наблюдаем оптимизм аналитиков в отношении ожидаемого роста сланцевой добычи в США в 2017 году – сейчас это 700-1000 тыс. барр./сут. Такая динамика обусловлена, прежде всего, ростом производительности в сланцевой отрасли в США. Так, в 2016 году по сравнению с 2014 годом капитальные затраты по проектам снизились на 71% и на 60-70% снизился объем бурения горизонтальных скважин. Несмотря на это, на 47% повысилась проходка на буровую установку, а стоимость прироста новой добычи нефти снизилась вдвое.

Еще более оптимистично видятся перспективы роста в 2018 году – порядка 1,5 млн барр./сут. Таким образом, сокращение добычи в рамках соглашения стран ОПЕК и стран не-ОПЕК может уже к середине 2018 года быть в значительной мере компенсировано ростом добычи сланцевой нефти в США.
При этом для сланцевой добычи в США созданы исключительно благоприятные условия:
– текущие налоговые платежи, если учесть широко применяемые стимулы, по данным компании Rystad Energy, не превышает 10-15%;
– новые налоговые инициативы правительства США в части снижения налога на прибыль создадут дополнительные преференции;
– развитые финансовые рынки со всем набором инструментов – дешевым финансированием, хеджированием

Конечно, необходимо отметить, что существует ряд факторов, которые могут замедлить восстановление сланцевой добычи, в их числе инфраструктурные ограничения, масштаб требуемых инвестиций, ограничения стоимость сервисных подрядчиков. Возможно, ряд этих ограничений будет преодолен в рамках реализации новых энергетических инициатив США.

Вместе с добычей нефти в США увеличивается и добыча попутного газа, избыток предложения которого создаст дополнительные предпосылки для развития экспорта американского СПГ на перспективные и высоко конкурентные рынки стран АТР и Европы. При этом на европейском газовом рынке конкуренция обещает быть еще более жесткой, учитывая большие объемы поставок трубопроводного газа не только из России, но и из стран Африки и Норвегии.

Важным фактором стал рост производства в США «газовых жидкостей» – именно он привел к тому, что общая добыча жидких углеводородов в США за период кризиса снизилась всего на 200 тыс. барр./сут. Фактор расширения производства «газовых жидкостей» будет вносить важный вклад в рост американской добычи в среднесрочной и долгосрочной перспективе и давать мощный стимул развитию нефтегазохимии.

Суммируя, подчеркнем, что способность определять глобально конкурентоспособный регуляторный режим – включая налоговые и другие факторы – является залогом устойчивого качественного роста для производителей нефти, и пример США здесь является показательным.

Нефтяная отрасль России также имеет свои особенности в части способности финансировать собственное развитие, прежде всего, за счет внутренних финансовых резервов и генерируемых денежных потоков. Доля России в покрытии мирового спроса оставалась в последние годы в целом стабильной, так что обусловленный реализацией бизнес-планов компаний рост добычи (порядка 2% в год) лишь незначительно превышал темпы роста спроса (порядка 1,5-1,7% в год).

Устойчивость российской нефтедобычи, на мой взгляд, была недооценена рынком.
Теперь причины этого феномена хорошо объяснены – они состоят в качестве российской ресурсной базы, успешном развитии собственных технологических и сервисных компетенций, активной работы по снижению затрат, эффективных приобретений, высокой корпоративной ответственности.

В целом инвестиции российского нефтяного сектора в рублевом выражении (а большинство статей затрат выражаются в рублях) в условиях кризиса росли, увеличивалась и добыча.

В России ряд компаний, включая «Роснефть», уже несколько лет назад приняли инвестиционные решения, реализация которых влечет рост добычи. Конечно, мы их корректируем в соответствии с пониманием важности достижения глобального баланса. Думаем, что по мере роста потребности рынка в новых поставках мы сможем внести значимый вклад в их удовлетворение.

Отмечу готовность во многих странах к снижению фискального бремени на бизнес. Представляется, что и другим регуляторам отрасли, включая ответственных российских регуляторов, важно отслеживать такие процессы для обеспечения конкурентоспособности отрасли.

V. ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС И НОВЫЙ ОБЛИК НЕФТЕГАЗОВЫХ КОМПАНИЙ

Мы неоднократно подчеркивали важность технологических сдвигов в энергетике в целом и в нефтегазовой отрасли в том числе. Без технологических прорывов было бы невозможно многое из того, что мы сейчас обсуждаем и на чем мы строим перспективу нашего бизнеса.

Отдельно хочу отметить процессы, происходящие на рынке сервисных услуг.

Компании переходят к интегрированной модели поставщиков комплексных услуг и оборудования – это не только способствует развитию технологических компетенций, но также позволяет диверсифицировать риски и повысить финансовую устойчивость. Важную роль будут продолжать играть процессы слияний и партнерств для обеспечения синергии совместного использования компетенций (технологических, рыночных, производственных, финансовых) их участников. Знаковой в этом плане стала сделка по объединению Baker Hughes, одной из компаний «Большой нефтесервисной тройки», с компанией General Electric Oil and Gas, создающая синергию активов и усиливающая роль обеих компаний в отрасли, а также в значительной степени иллюстрирующая изменение роли нефтесервисного сектора как такового.

Нужно находить и более активно использовать инструменты развития отрасли, отвечающие стоящим перед нами задачам.
В частности, необходимо создание вертикально интегрированных цепочек с участием потребителей и производителей, обмен активами, другие подходы, способствующие повышению открытости и устойчивости отрасли.

VI. РОСНЕФТЬ – ОТВЕТСТВЕННЫЙ ЛИДЕР ОТРАСЛИ

Что касается Роснефти, то несмотря на волатильность рынка, мы смогли добиться рекордных показателей – мощности по добычи углеводородов составили 5,6 млн барр. н.э., увеличившись за год на 4%. По объемам добычи нефти (210 млн т в год) Компания превосходит многие страны мира.

Отмечу некоторые важные стратегические сделки прошлого года:
– в декабре 2016 года нами была приобретена доля в крупнейшем газовом месторождении Средиземного моря Зохр в Египте, что позволяет выйти на перспективные рынки газа региона (мы участвуем в этом проекте вместе с нашими партнерами из Италии Eni и компанией ВР);
– проведенная в декабре 2016 года реструктуризация СП с компанией BP в Германии позволила нам усилить позиции на одном из наиболее перспективных рынков нефтепродуктов в Европе, стать третьим крупнейшим переработчиком немецкого рынка;
– в октябре 2016 года мы объявили о приобретении доли в одном из крупнейших НПЗ Индии, что не только позволяет выйти на новый быстро растущий рынок, но и обеспечить стабильность работы в этом регионе.

Это и новые проекты, и возможности своповых поставок нефти, и поставки оборудования, и участие в совместных добычных и логистических проектах, совместные добычные проекты для монетизации ресурсной базы Компании.

Важным этапом не только для Компании Роснефть, но и для всей экономики России, стала интегральная приватизационная сделка по приобретению пакета ПАО АНК «Башнефть» и реализации 19,5% акций самой Роснефти новым стратегическим инвесторам. Сделка показала, что даже в сложной рыночной конъюнктуре проведенные транзакции и сформированные партнерства продемонстрировали высокий потенциал стоимости действительно качественных активов.
Выскажу уверенность, что самые важные успехи у нас еще впереди.

Мы знаем, что сегодня на выходе находятся подготовленные Правительством РФ новые налоговые инициативы, связанные с введением налога на дополнительный доход, что должно придать новый импульс привлечению инвестиций в отрасль и стать важным шагом в создании конкурентоспособной фискальной системы с учетом недавних инициатив Саудовской Аравии и США – мы такие инициативы можем только приветствовать.

genby: В предверии 70 баксов

Бейкер Хьюз(Baker Hughes)
http://phx.corporate-ir.net/phoenix.zhtml?c=79687&p=irol-rigcountsintl
выпускает еженедельные подсчеты буровых работ в США и Канаде. Заодно с 70-х годов он ведет делает подсчет числа буровых в мире.

В последнее время инвесторы следят за числом буровых, и пытаются играть на том, что чем выше число буровых в США тем сильней надо снизить цены. Но глобально, все наооборот. Чем выше цена на нефть, тем больше буровых. Новые буровые, как раз и бурят при росте цен на нефть, а не из за того что нефтяники научились компенсировать издержки и получать прибыль при этой цене.

После сбития боинга на донбассе, весь нефтяной мир, кроме северной Америки, испытывает стагнации, в районе 900, против пика середины 2014 в 1380 буровых. Рост буровых идет только в США. но до их пика в 2000 буровых, еще очень далеко. Сейчас во всем мире работает столько же буровых, сколько в США работало в августе 14
Немного другая картина в Канаде. Как зимняя страна она испытывает падение в феврале — апреле. Эти сильные флуктуации, заметно отражаются даже на мировом графике. В этом году с 17 февраля по 17 марта этого года Канада потеряла 89 буровых.

Но начиная с мая — начала июня начинается рост буровых и цены на нефть. Рост идет потому, что в эти месяцы мировое потребление растет на 1-1,5 миллиона барелей в день

http://genby.livejournal.com/592593.html

На aftershock.news об энергетике за январь-апрель 2017 года

Читать далее

IMF: World Economic Outlook April 2017. Нетрадиционная нефть

Читать далее

IMF: World Economic Outlook April 2017, сырьевые цены и другие факторы. 1


Читать далее

Долг и его обслуживание. 2


http://www.businessinsider.com/the-world-now-has-152-trillion-in-debt-2016-10

What explains today’s falling interest rates?

http://www.economist.com/blogs/graphicdetail/2016/09/daily-chart-21

http://blog.yardeni.com/2016/09/abnormal-normalization.html

Долг и его обслуживание

9 окт, 2016 Госдолг крупнейших стран мира http://spydell.livejournal.com/624204.html

На середину 2016 семь государств (среди крупнейших стран) имеют долг выше 100% к ВВП- Япония (211%), Италия (136%), Испания (100%), Бельгия (109%), Сингапур (108%), Греция (176%) и Португалия (129%) и две страны под 100% — США и Франция. Среди развитых стран лишь Германия и Швейцария имеют тенденцию на снижение долговой нагрузки. Что касается развивающихся стран, то у большинства госдолг балансирует возле 50%, исключением являются Бразилия и Венгрия с долгом около 75%.

В таблице по горизонтали цветная кодировка тенденции изменения госдолга в % к ВВП за 15 лет, где переход от зеленого к красному означает увеличение. В последнем столбце цветная кодировка по вертикали, показывающая переходы от наименьшего госдолга к наибольшему.

Нет универсального мерила предела госдолга, потому что для одних стран 100% и выше может быть нормальным уровнем, при котором государство может без проблем обслуживать текущие обязательства и производить новые заимствования, а для других 50% является красной чертой, критическим уровнем.

С точки зрения государства и способности привлечения влияние оказывают следующие факторы:

1. Степень контроля государства над крупнейшими финансовыми институтами в национальной валютной зоне.

2. Емкость национальной финансовой системы и развитые долговые инструменты с механизмами модуляции глобальных денежных потоков в нужном направлении. Грубо говоря, способность государства перенаправлять финансовые потоки институциональных единиц из одних инструментов в другие в определенное время с заданными критериями.

3. Долгосрочное доверие институциональных инвесторов к рынку госдолга и отсутствие негативного опыта обращения долговых ценных бумаг.

4. Международный авторитет государства и способность принуждать, влиять на международных инвесторов, в том числе на иностранные государства.

5. Развитые денежно-кредитные механизмы по контролю избытка ликвидности в системе в рамках монетизации госдолга. Другими словами, способность ЦБ выкупать госдолг без негативных последствий на финансовых рынках, для национальной валюты и экономики.

6. Наличие устойчивого профицита операционного денежного потока среди частных структур.

Очевидно, что например, США и Россия имеют разный потенциал наращивания госдолга. Россия имеет контроль над крупнейшими финансовыми институтами страны, однако отсутствует влияние на международных инвесторов (нерыночными методами), низкая емкость национальной финансовой системы и недоразвитые трансмиссионные и модуляционные механизмы, недоверие широкого круга инвесторов, обладая опытом 1998 года и неспособность монетизировать госдолг, удерживая финсистему и экономику в заданных границах. Хотя по счетным показателям Россия легко может выйти на 50-70% к ВВП, но кто даст так много?

В США наоборот. Имея дефицит национальных чистых денежных потоков, способных абсорбироваться в госдолге, США обладают методами силового принуждения в трежерис международных инвесторов (если потребуется, то с помощью авианесущей группы, госпереворотом и паникой на внутренних рынках). Если же и этого не хватает, то скупают долг без каких-либо последствий через ФРС, подкрепляя все это пропагандой в абсолютную устойчивость трежерис.

Япония не может принуждать международных инвесторов, как США, но обладает исключительным, близким к абсолютному контролю на национальные финансовые институты, емкий внутренний рынок и умение монетизировать без последствий.

Испания не обладает по сути ничем и существует в модели стрежневого распределения евро потоков ликвидности при котором в первой очереди стоят Германия, Великобритания и Франция, а то, что останется в рамках лояльности и солидарности достается второй, третьей группе и так по звеньям пищевой цепи. Поэтому если конъюнктура позволяет и существует избыток ликвидности, то Испании, Греции и Португалии что нибудь достается. Если нет, то как в 2010-2012.

Динамика госдолга к ВВП в %

В этом отношении, говоря об избыточности госдолга необходимо представлять себе потенциал государства и структуру национальной финансовой системы и способность, как привлечения, так и обслуживания госдолга.
По последнему:

1. Величина чистых процентных расходов относительно доходов и расходов бюджета.

2. Степень покрытия госдолга ликвидными средствами государства, величина чистого гос.долга.

3. Нормированная сумма погашений гособлигаций к величине всего гос.долга и доходам бюджета.

4. Текущая и потенциальная потребность в чистых заимствованиях относительно всего гос.долга и доходов бюджета.

В этом отношении у России дела неплохи, т.к. абсолютно весь госдолг покрывается ликвидными средствами государства, у России отрицательный госдолг. Хотя средневзвешенные ставки более, чем в 5 раз выше, чем по трежерис сейчас.

Величина госдолга в млрд долл

Совокупный долг развитых стран около 44 трлн долл, рост за 15 лет почти на 29 трлн, с кризиса 2008 рост на 15 трлн, однако в долларах рост госдолга развитых стран прекратился в 2013, что связано в первую очередь с падением национальных валют относительно доллара. 44-45 трлн — это около 82% для всех выбранных стран. В группе развивающихся стран Китай занимает ровно половину, а без учета роста госдолга Китая, остальные развивающиеся страны практически не нарастили долларовый долг с 2011-2012.

В целом общая долговая ситуация нормализуется, как через снижение потребности в новых заимствования, так и снижением средневзвешенных ставок, что позволяет вывести сумму обслуживания долга на докризисный уровень. США сейчас по долгу платят меньше, чем в 2007, хотя сам долг вырос с 8 до 18 трлн!

Во всех случаях речь идет о долге для федерального и муниципального правительства.


http://www.primeeconomics.org/articles/geoff-tily-presents-at-cambridge-keynes-conference

Считалочки: Добыча нефти и запасы нефти в Эквадоре как функция цены

По данным BP statistical rewiew

i/ Рисунок в долларах 2015 г., а не в текущих ценах получается более наглядный
ii/ Цены взяты Brent, а не за тип эквадорской нефти
iii/ Хорошо видны проблемы прогнозирования уровней добычи: инвестиции (CapEx), сделанные в периоды высоких цен на нефть, позволяют держать высокой добычу в период низких цен.
iv/ Заметны циклы около 15-17 лет в нефтедобыче

— — — —
28 Февраль 2014 Эквадор: нефть и газ http://iv-g.livejournal.com/1005129.html

visualcapitalist.com: Какие страны более всего пострадали от цен на нефть


Читать далее

Россия: экономическая политика и «нефть добыча затраты»


Дополняемая запись
Читать далее

vadim44622: Субстандартная экономика США: сланцевые компании обременены долгами

26 июля
Долги основных сланцевых компаний США. Сюда включена компания Шеврон не потому, что она является крупной сланцевой компанией, а потому что она является одной из трех ведущих нефтяных компаний в США:

В 2006 г. эти семь нефтяных компаний США имели задолженность в $17,2 млрд. К 2015 году … этот долг надулся до $ 72,1 млрд. В основном их долг увеличился в четыре раза в последние десять лет. Интересная вещь, но их долг начал расти только в 2011 г. Почему это важно?

Потому что цена на нефть США (West Texas Crude) была на уровне $100 в 2011, 2012 и 2013 гг. Значит, высокие цены на нефть не сделали ничего, чтобы помочь этим компаниям погасить свои долги. Наоборот, их долг только увеличился более чем в два раза за последние четыре года.

Это надо понимать так, что сланцевая нефть является субстандартной энергией, которая на самом деле не была экономически выгодеой из-за нулевых процентных ставок и печатного станка. Даже несмотря на то, что сланцевые компании дали много нефти в последнее десятилетие, они в действительности не сделали каких-либо денег … они просто загружали свои балансы долгами.

Посмотрим на самые последние данные по четырем крупнейшим сланцевым нефтяным полям. По данным EIA (Drilling Productivity Report) от 18 июля сланцевые поля Баккен и Игл Форд ждут сокращения в августе:

EIA прогнозирует, что Баккен и Игл Форд потеряют 80000 баррелей в день (б/д) только в августе. Это большие цифры. Смотрим на фактическую добычу по четырем крупнейшим полям:

Добыча нефти на четырех основных сланцевых месторождениях нефти снизилась на 914000 б/д по сравнению с пиком в марте 2015 г. Это означает 17% снижение добычи нефти на этих четырех полях только за 16 месяцев. Тем не менее, влияние на экономику США еще хуже, если мы посмотрим на цифры, пересчитанные на месячную и годовую базу.

Следующий график показывает совокупную потерю в добыче нефти на этих четырех крупнейших сланцевых месторождениях нефти на основе минимальной добычи с ноября 2014 по ноябрь 2015. В ноябре 2014 г. на этих сланцевых полях добывали 5027000 б/д, пик был в марте 2015 г. (5304000 б/д), а затем добыча упала обратно до 5106000 б/д в ноябре 2015 г. Таким образом, в период между ноябрем 2014 и ноябрем 2015 гг. эти поля давали минимум 5067000 б/д. В августе Баккен, Игл Форд, Найобрара и Пермь будут добывать около 4390000 б/д. Это 676000 б/д снижение от минимальной добычи этих четырех полей в течение года с ноября 2014 по ноябрь 2015 г. Важно показать, что эти четыре поля давали по крайней мере 5067000 б/д в течение всего года. Показатель падения от пика лукавый, поскольку относится к короткому периоду в один месяц. Это означает, что эти четыре поля потеряли 20,3 миллиона баррелей нефти в месяц и потрясные 247 миллионов баррелей в год:

Тем не менее, далее будет намного хуже, когда добыча сланцевой нефти в США продолжит снижаться. Насколько хуже? Если эти компании будут иметь $50 за баррель нефти, то потери составят $13,7 млрд. за год. Но будет еще хуже, когда добыча нефти продолжит снижаться.

Эта таблица уже публиковалась в предыдущей статье:

Энергетический сектор США обременен долгом в $370 млрд. В 2015 г. энергетический сектор заплатили 48% от своей операционной прибыли только на проценты. Это раздулось до 86% в 1 квартале 2016 г. когда цена на нефть упала до $33. Если цена на нефть остается в пределах $ 40-50, энергетическому сектору, скорее всего, придется раскошелиться на 60-70% своего операционного дохода только для обслуживания своего долга в 2016 г.

И, конечно же … даже хуже, чем это … LOL (ржу не могу). Необходимо помнить, что в в 2015 г. основные нефтяные сланцевые поля давали на 676000 б/д больше, чем они будут давать в этом году. Таким образом, будет меньше доходов из-за падения добычи нефти.

Вопрос на миллиард долларов … как энергетический сектор США будет выживать при низких ценах на нефть и с падением добычи???

Добро пожаловать в субстандартные США.

К сожалению, наступающий крах экономической и финансовой системы США будет иметь больший порядок, чем в 2008 г. Почему? Потому что в 2008 г. был только субстандартный рынок жилья, а сейчас вся экономика США субстандартная …. Судстандартный рынок авто, жилищный, рынок облигаций и энергетики.

THE SUBPRIME U.S. ECONOMY: Disintegrating Due To Subprime Auto, Housing, Bond & Energy Debt

В прод. статьи:
Почему распад экономической и финансовой системы США ускорился. (http://anti-shale.livejournal.com/76075.html).
Термин «субстандартный» (Subprime) в отношении экономики, нефти и пр. явно позаимствован. См., например,:
Сланцевая эйфория: бум и спад субстандартной нефти и газа. (http://anti-shale.livejournal.com/70445.html)

eia.gov: Hydrocarbon gas liquids production


http://www.eia.gov/forecasts/aeo/section_issues.cfm#hgl

— — — —
i/ Рисунки, поясняющие почему, держится добыча газа в США при низких ценах: полное извлечение всех продуктов, цены на которые выше
ii/ Последний рисунок, поясняет почему, будет держаться добыча газа в США при низких ценах: за счет высоких цен на нефть

aftershock: Нефтяная ловушка

02 jun 2016
Саммит 13 нефтедобывающих стран, как и ожидалось, не принес радикальных решений. В этот раз, правда, картель выбрал нового главу, а Саудовская Аравия пообещала не заливать рынки дополнительными миллионами баррелей нефти.

Накануне саммита в Вене поползли слухи о возможном замораживании уровня добычи на уровне всего ОПЕК, только на нынешних высоких цифрах, но они так и остались слухами. Как и предсказывали подавляющее большинство аналитиков, летняя встреча главных нефтяников нефтедобывающих стран закончилась безрезультатно. Если не считать, конечно, смены генерального секретаря картеля. Ливийца Абдуллу аль-Бадри сменил представитель Нигерии Мохаммед Баркиндо. Его избрали на этот пост единогласно.
http://expert.ru/2016/06/2/opek/

21/05/2016
Страны ОПЕК в июне вновь сделают попытку договориться о заморозке уровня добычи, однако шансы на положительный исход по-прежнему представляются мизерными. Во всяком случае, представители нефтяных компаний и Минэнерго России пока не предполагают участвовать в саммите именно по причине того, что внутри картеля не наблюдается сближения позиций по вопросу заморозки добычи.

Казалось бы, ОПЕК ведет себя нерационально – ведь значительно лучше продать условные 10 миллионов баррелей нефти по 100 долл., чем 12 миллионов по 50. Простая арифметика подсказывает, что ограничение добычи увеличит общий доход в случае роста цен, так почему же нельзя договориться?

Поиск ответа на этот вопрос привел к любопытным выводам.

Посмотрим на реальную динамику по инвестициям в сектор. В 4 квартале 2014г. был максимум, по итогам 1 квартала 2016г. инвестиции упали в 3.34 раза в ценах 2009г, соответственно валится вниз занятость в секторе, ну и неизбежно снижение производственных мощностей, поскольку новые мощности не добавляются, а старые изнашиваются.

Теперь ответим на вопрос – цены на нефть сейчас высокие или низкие?

Для этого сравним скорость роста цен на нефть с общей инфляцией. Поскольку нефть в потребительскую корзину не входит, то мы возьмем для сравнения наиболее близкий продукт, а именно бензин, поскольку корреляция между ценами близка к единице.

Накладываем графики друг на друга и внимательно смотрим.

На протяжении нескольких десятилетий цена на бензин росла более-менее ровно, не сильно отличаясь от роста потребительской инфляции. Где-то быстрее, где-то медленнее, но в целом равномерно.

Примерно в 2004г. начал формироваться первый нефтяной пузырь, который лопнул летом 2008г.

Резкое падение во втором полугодии 2008г. выглядело катастрофически, однако если посмотреть на график, то можно увидеть – цены на бензин (ну и на нефть, соответственно) всего лишь вернулись к своему справедливому уровню, то есть к общему уровню инфляции.

Буквально сразу же начал создаваться второй пузырь. Причины на поверхности – снижение процентных ставок по кредитам и запуск программы QE от ФРС США. Дешевые деньги побежали в сырьевой сектор, цены на нефть быстро «восстановились», а на самом деле – образовался еще один пузырь.

После окончания QE3 цена на нефть вновь вернулась к справедливому уровню. Другими словами, текущий уровень – это не дно, не провал, а то, что доктор прописал. Для того, чтобы цены выросли, требуется создать условия для формирования третьего пузыря. Есть ли эти условия?

По данным Банка международных расчетов (BIS), компании энергетического сектора нарастили объем ценных долговых бумаг с 2006г. по 2014г. с 4.5 млрд. долл до 1.4 трлн., в среднем на 15% в год, а объем синдицированных кредитов за это же время вырос с 600 млрд. в 2006г. до 1.6 трлн в 2014г, годовой прирост 13%.

Особенно быстро долги нефтяных компаний росли в развивающихся странах, как правило за счет облигаций, выпущенных через оффшорные дочерние компании (график справа):

В подавляющем большинстве случаев валюта заимствования для нефтяных проектов – это доллар США. Рост цен и рост инвестиций приводили в том числе и к росту дивидендных выплат, и росту доходов бюджета.

Казалось бы, падение нефтяных цен должно способствовать снижению доли заемного капитала, как минимум через сворачивание инвестиционных проектов, но не тут-то было — в 2015г. сумма задолженности энергетических компаний США превысила уровень 2014г.

Сведем все данные в один список для наглядности:

Цена на нефть не упала на дно к 1 кварталу 2016г. а всего лишь вернулась к справедливому уровню.
Объем инвестиций в энергетический сектор резко снизился.
Занятость в энергетическом секторе падает, производственные мощности сокращаются.
Сумма задолженности сектора в 2015г. не снижалась, а нарастала.
При текущих ценах на нефть вырваться из долговой ловушки у энергетического сектора шансов нет. Для того, чтобы иметь возможность обслуживать уже накопленные 3 трлн. долгов, требуется вновь надуть пузырь по ценам, в третий раз за последние 10 лет, при этом не увеличивая объем кредитов и не снижая объемы добычи.

У стран ОПЕК возможность надуть такой пузырь отсутствует напрочь, а потому и предполагаемые посиделки не принесут никакого результата. А вот ожидать масштабной волны банкротств самое время, особенно если ФРС США всё же решится еще раз поднять ставку на ближайшем заседании в июне.

Комментарий автора:
Дополнение. Все рассуждения о том, что доллар резаный, золото бумажное, нефть — важнейший ресурс и т.д. и т.п. имеют смысл только тогда, когда указан выход за пределы долларовой системы. Пока такого выхода нет, или во всяком случае он еще не реализован, то есть кредиты выдаются в долларах, нефть продается за доллары, и ФРС США регулирует всю денежную массу, обслуживающую этот процесс — разговоры о том, что «нефть важнейший ресурс и не может стоить столько, сколько резаная бумага» останутся всего лишь разговорами, а критика — критиканством.

https://aftershock.news/?q=node/402807

spydell: Передозировка денег в США

13 апр, 2016
Общеэкономическая ситуация в США характеризируется критическим переизбытком денег – их настолько много, что просто некуда девать. У банков, корпораций и олигархов. Переизбыток денег должен провоцировать их обесценение в рамках классических монетарных теорий? Но ничего подобного не происходит. В США, Европе и Японии ярко выраженные дефляционные тенденции. Это достигается за счет значительного диспаритета в распределении финансовых ресурсов.

Одно из достижений западной финансовой системы заключается в формировании многоуровневых контуров в финансовой системе, практически полностью регулируемых центральными банками и первичными дилерами. Вся избыточная эмиссия (т.е. сверх меры потребности реальной экономики) не вырывается наружу, она не попадает в реальный сектор экономики, а концентрируется у конечных бенефициаров и адресатов, распределяясь в изолированном и замкнутом контуре. Это позволяет эффективно закрывать кассовые разрывы финансовых (банки, инвестфонды) и государственных структур, выправляя их балансы (например, через монетизацию дефицита бюджета), при этом не провоцируя инфляцию в реальном секторе.

Отсталые страны в финансовом и экономическом развитии в Латинской Америке, Африке, Восточной Европе и Азии себе такого позволить не могут. Россию это тоже касается. Если проводить эмиссию западного образца в России, то избыток финансовых ресурсов спровоцирует инфляцию и приведет к оттоку капитала (все избыточные рубли будут транспонированы в инвалюту), потому что трансмиссионные механизмы ЦБ и уровень развития финансовой системы отстают от развитых стран на 30-50 лет при полном отсутствии суверенитета ЦБ и низкой степени доверия контрагентов к ЦБ РФ.

Что касается корпоративного сектора в США, то можно продолжить прошлую статью анализом избыточности финансовых средств у компаний. Один из наиболее верных индикаторов избыточности фин.ресурсов – это коэффициент акционерной раскрепощенности, который показывает насколько возврат денег акционерам через дивиденды и байбек превосходит инвестиционную потребность бизнеса.

Инвестиционная потребность бывает двух видов. Широкая – это когда учитываются не только капитальные инвестиции, но и операции слияния и поглощения, покупка патентов и интеллектуальной собственности, плюс формирование долгосрочных финансовых инвестиций. Т.е. это все движения капитала, целью которых является укрепление и расширение бизнеса для последующей генерации прибыли. Узкая инвестиционная потребность – это только капитальные инвестиции.

Итак, что касается акционерной раскрепощенности в узком определении. В 2005 году коэффициент превысил единицу, что означает следующее – компании на выплату дивидендов и обратный выкуп собственных акций направили больше средств, чем на капитальные инвестиции. Тогда это произошло впервые в истории американского бизнеса. Наиболее полная выборка лишь с 1995 года, однако для ограниченной выборки могу доложить следующее. Для 80-х годов коэффициент был в среднем около 0.3-0.35, для 90-х актуально стало уже 0.55-0.6, сейчас же стабильно выше единицы.

Это означает, что за 20 лет баланс между инвестициями в развитие компании и акционерами сместился в сторону акционеров, причем в два раза, а с 80-х годов более, чем в три раза.

О чем это свидетельствует?

1. Общая прибыльность и эффективность бизнеса улучшились, что позволило высвобождать колоссальные денежные ресурсы на удовлетворение акционеров.

2. Точек приложения капитала в реальной экономике стало значительно меньше, по крайней мере относительно величины операционного денежного потока.

3. Смещение баланса приоритетов от развития в сторону поощрения акционеров показывает степень вырожденности бизнеса. В условиях экспансии, бурного развития и захвата рынков сбыта не до акционеров, а на дивиденды и байбеки попросту нет ресурсов, т.к. все поглощает инвестиционная потребность.

Как видно, коэффициент акционерной раскрепощенности имеет высокую корреляцию с динамикой фондового рынка и общим экономическим ростом. Например, экономический рост в 2005-2007 годах позволял компаниям высвобождать чудовищные денежные ресурсы (за счет избыточной прибыли) на акционерные цели, что в свою очередь поддерживало рост на фондовом рынке, т.к. предложение акций сокращалось, а дивиденды обратно реинвестировались в рынок. Сейчас ситуация несколько иная. Коэффициент коррелирует с фондовым рынком, но экономического роста нет, однако прибыли на рекордных уровнях.

Это было достигнуто за счет того, что огромный ресурс и потенциал свободных мощностей при сдержанном спросе в реальном секторе позволяет бизнесу экономить на инвестициях. Другими словами, некуда инвестировать и незачем. Какой смысл в инвестициях, когда текущие мощности недозагружены. Инвестиции, конечно есть, но преимущественно в поддержку и техническое обновление существующих мощностей. Грубо говоря, бизнес от фазы экспансии начала нулевых перешел в фазу поддержания текущего положения дел и сохранения доли рынка.

Но в целом, по анализу денежных потоков я могу свидетельствовать, что денег в системе действительно невероятно много. Настолько много, что буквально из ушей лезут. В США ситуация полностью противоположна российской. Там стагнация на высокой базе при насыщенном потреблении, перегруженных мощностях и при переизбытке денег. В России все иначе: хронический недостаток денег, низкая база, технологическое отставание, устаревшие основные фонды, производственные мощности и огромный потенциал для насыщения потребления.

Ну и на счет акционерной раскрепощенности в широком определении.

Общие выводы не изменились и тенденции примерно аналогичные. Еще не дошли до единицы (по правде говоря никогда в истории не доходили), однако диапазон от 0.75 до 0.85 показывает, что около 80% средств от всего инвестиционного потока отвлекается на акционерные цели – это раза в 4 больше, чем в 80-х и в 2.5 раза больше, чем в 90-х.

Это хорошо для акционеров, но плохо в долгосрочной перспективе для экономики. Пока сложно однозначно утверждать, действительно ли нездоровое увлечение акционерами и пренебрежение инвестиционнами задачами катализирует кризисные процессы? В конце 90-х и в 2008 кризис начинался после очевидного смещения приоритетов от инвестиций в сторону акционеров. Но что точно можно утверждать – это фаза инвестиционной паузы в США и избыточный денежный поток почти в 1 трлн долларов в год, который просто некуда девать. Т.е у компаний нет дефицита денег.

http://spydell.livejournal.com/611003.html

aftershock: Приватизация. Роснефть. Цена вопроса. Популярная экономика

https://aftershock.news/?q=node/410925

Определение справедливой цены акций

spydell: Финансовые результаты российского нефтегаза

Читать далее

aftershock: Долговые обязательства нефтегазовых компаний-банкротов Северной Америки на 31.05.2016

На 31.05.2016г. долговые обязательства нефте-газовых компаний-банкротов Северной Америки, как обеспеченных, так и не обеспеченных активами достигли размера в $ 52,6 млрд. (включая статьи 7, 11, 15 + компании из соседней Канады).

Такие цифры приводит в своей инсталляции ниже юридическая фирма «Haynes & Boone LLP». 81 компания из 260 на рынке. Выходит сокращение уже свыше 31%.


Читать далее

Рейтинги стран по себестоимости добычи нефти

Cost of oil production (country averages) and production levels (2014)

04 Декабрь 2015 taxfree12: Новые данные по себестоимости нефти http://iv-g.livejournal.com/1255760.html

23 Июль 2015 Доклад Сечина на саммите глав энергетических компаний в рамках ПМЭФ http://iv-g.livejournal.com/1209092.html

23 Ноябрь 2014 zerohedge.com: breakeven price для различных типов нефти http://iv-g.livejournal.com/1123498.html

15 Ноябрь 2014 zerohedge.com: Добыча и цена нефти http://iv-g.livejournal.com/1119669.html

21 Июнь 2014 carbontracker.org: Оценка финансового риска капитальных вложений в добычу нефти http://iv-g.livejournal.com/1051704.html

06 Июль 2013 Выступление главы «Роснефти» И. Сечина на ПМЭФ.1. Мировые тенденции http://iv-g.livejournal.com/904797.html

30 Апрель 2008 Затраты на добычу нефти, мир, диаграммы http://iv-g.livejournal.com/17280.html

pmn-2: О текущей ситуации на рынке нефти

2015-01-13
Читать далее

Cost of oil production (country averages) and production levels (2014)

http://www.atlanticfuture.eu/

Atlantic Future Shaping a New Hemisphere for the 21st century Africa, Europe and the Americas

The Changing Energy Landscape in the Atlantic Space p.97-102
http://ecologic.eu/13627
http://www.cidob.org/en/content/download/63679/1967622/version/13/file/atlantic_future_shaping_a_new_hemisphere_for_the_21st_century.pdf

— — — —
30 Апрель 2008 Затраты на добычу нефти, мир, диаграммы http://iv-g.livejournal.com/17280.html

Прочитано в мае

Нефть и газ
Индекс доллара и цена на нефть. 15 марта — 15 мая http://giovanni1313.livejournal.com/60029.html

http://www.zerohedge.com/news/2016-05-30/limits-oils-rebound
Читать далее

sergiscorp: Себестоимость не откладывается, а отменяется

Статистика «Полной себестоимости добычи и поставки нефти»
http://fedstat.ru/indicator/data.do?id=37156
теперь отсутствует в списке отчетов Федеральной статистики. Сам сайт теперь стал работать по регистрации. А когда на нем пытаешься поискать отчет по коду, который был ранее у него, то он вообще делает вид, что «вас тут не стояло»: выбрасывает на страницу аутентификации, и ввод данных не помогает…

Если кто сможет там найти, куда это все делось (если не удалено вообще) — было бы очень замечательно!

http://sergiscorp.livejournal.com/785329.html

— — —
16 Май 2016 iv_g: Не удивлюсь, если новых данных больше не будет: все таки это эксклюзив и срывание покровов. Куда меньшие тайны лихорадочно прячут
http://iv-g.livejournal.com/1306973.html

В комментариях некоторые ЖЖ-юзеры усомнились в эксклюзивности и срывании покровов 🙂