Архив меток: Намибия

aftershock: Статистика за 2015 г по потреблению природного урана и плутония в ЕС

Евросоюз купил в 2015 году 15990 тонн природного урана http://www.atominfo.ru/newsn/u0495.htm

Эксплуатирующие организации Евросоюза приобрели в 2015 году 15 990 тонн природного урана, говорится в годовом отчёте «Евратома».

Больше всего урана было закуплено в России — 4097 тонн, или прирост на 54,7% по сравнению с 2014 годом.

Из Казахстана было поставлено 2949 тонн (спад на 25,2%).

На третье место в списке поставщиков вышла Канада — 2845 тонн, или прирост на 53,3%. Нигер и Австралия занимают четвёртую и пятую строчки — 2077 тонн и 1910 тонн, спад на 4,4% и 4,2%, соответственно.

На собственную добычу в ЕС в 2015 году пришлось 412 тонн (прирост на 3,9%), их добыли в Чешской Республике и Румынии.

Кроме того, в форме дообогащённых хвостов европейские ЭО купили в 2015 году 212 тонн в пересчёте на природный уран — это произошло впервые с 2009 года.

Происхождение природного урана (тонны), закупленного Евросоюзом в 2015 году.

Данные из отчёта Евратома за 2014 год — по этой ссылке
http://www.atominfo.ru/newsl/s0245.htm

Евросоюз использовал за 20 лет в качестве топлива свыше 195 тонн плутония http://www.atominfo.ru/newsn/u0494.htm

Страны Евросоюза загрузили в 2015 году в свои реакторы 10,78 тонн плутония в форме MOX-топлива, говорится в годовом отчёте «Евратома».

По сравнению с 2014 годом, произошло снижение на 0,823 тонны. Тем не менее, это пятый результат за период 1996-2015 годов.

Рекорд по загрузке плутония в ЕС был установлен 2008 году — 16,43 тонн.

За счёт использования MOX-топлива Евросоюз сэкономил в 2014 году 1050 тонн природного урана и 742 тонн-ЕРР разделительных работ.

В 2015 году MOX-топливо использовалось рядом реакторов в Германии, Франции и Нидерландах.

Всего за период 1996-2015 годов в странах Евросоюза было загружено в реакторы в форме MOX-топлива 195,019 тонн плутония, что позволило сэкономить 22 006 тонн природного урана и 14 838 тонн-ЕРР разделительных работ.

Если сравнить общее потребление природного урана то в 2015г. оно выросло на 1239 тонны по сравнению с 2014 г. Разница в экономии плутония 2014-2015 г показывает, что в основной доле прироста МОХ топливо не виновато.
https://aftershock.news/?q=node/407361

zerohedge.com: сырьевые валюты и золото, 2006-2016

http://www.zerohedge.com/news/2016-02-20/what-happens-gold-when-citizens-lose-faith-fiat-currency
http://www.sharelynx.com/newsblog/index.php?post/2016/02/20/Gold-At-New-Highs

https://www.bullionstar.com/charts/

eot.su: Большая энергетическая война. Часть VII. Ядерная энергетика

Иметь ядерную энергетику, которая дешевле, чем углеводородная, и освобождает от тягостной угольно-нефте-газовой зависимости, хотят почти все

В отличие от углеводородной, ядерная энергетика еще очень молода — ей чуть более полувека. Но первая эйфория ядерного «детства» человечества, соприкоснувшегося с новым источником гигантской энергии, уже прошла. Как в результате осознания неразделимости развития мирного и военного атома (синдром Хиросимы и повседневное ощущение угрозы возможного ядерного апокалипсиса в эпоху холодной войны), так и в ходе осмысления трагедий Чернобыля и Фукусимы.

В результате растет почти повсеместный «ядерный скептицизм» или даже «ядерный алармизм» — вплоть до требований полностью избавить человечество от любого: и военного, и мирного — атома.

Однако разумный скептицизм, не доходящий до таких крайностей, осознает, что «ядерного джинна» назад в кувшин уже не загнать. И требует строго и честно выявлять плюсы и минусы, подводные камни и перспективы ядерной энергетики.

Этим и займемся.

Начнем, как и прежде, с сырьевого базиса. То есть, с ресурсообеспеченности ядерной энергетики.

Ее сторонники нередко стараются впечатлять грандиозными цифрами. Например, сообщениями о том, что 1 грамм урана в ядерном реакторе выделяет столько же энергии, как 2 тонны бензина. И это правда. Но она не отвечает на вопрос о том, сколько таких граммов имеется в распоряжении человечества.

Такие расчеты есть. В частности, если учитывать резервы (доказанные извлекаемые запасы) ядерного топлива только по одному сравнительно редкому изотопу урана (U235, которого в природном уране всего около 0,7%), то они эквивалентны примерно 90 млрд тонн нефти. То есть лишь вдвое меньше, чем имеющиеся на нашей планете резервы нефти.

А ведь кроме U235 у нас имеются еще и торий, и самый массовый изотоп урана U238, технологии энергетического использования которых уже имеются и применяются. И вместе с ними совокупный энергопотенциал имеющихся мировых резервов ядерного топлива превышает энергопотенциал мировых нефтяных резервов примерно в 150 раз! Почти «энергетическое Эльдорадо» на тысячи лет!

Но все не так просто.

Во-первых, экономичные технологии производства ядерной энергии пока освоены только для обогащенной смеси названных выше изотопов урана (содержание в этой смеси U235 нужно увеличить с природных 0,7% до 3–4%).

И если считать по природному урану, то на 2011 г. мировые резервы составляют, по данным Международного агентства по атомной энергии (IAEA, МАГАТЭ) около 6,5 млн тонн. А первая десятка стран-обладателей этих резервов (в тыс. тонн) выглядит примерно так:

Австралия 1670

Казахстан 710

Канада 510

Россия 480

ЮАР 310

Намибия 300

Бразилия 290

Нигер 290

США 220

КНР 190

А теперь глянем, какова первая десятка стран по установленной мощности реакторов в ядерной энергетике (в гигаваттах, ГВт):

США 101,2

Франция 63,1

Россия 23,6

Южная Корея 20,6

Украина 13,1

Канада 12,6

КНР 11,7

Великобритания 9,7

Швеция 9,3

Испания 7, 5

Отметим, что ни Япония, ни Германия, после катастрофы на Фукусиме остановившие большинство своих реакторов, в этот список лидеров уже не попали. И еще отметим, что у большинства лидеров мировой ядерной энергетики (Франция, Южная Корея, Украина, Великобритания, Швеция, Испания) собственных резервов урана практически совсем нет, а у США и КНР резервов для самообеспечения ядерным топливом совершенно недостаточно.

И потому за прямой или косвенный контроль имеющихся крупных месторождений урана идет острая — и нарастающая — энергетическая война.

Иногда это война очень кровавая. Такая, как много лет шла в формате племенных конфликтов, гражданских войн и государственных переворотов в Габоне и Нигере. В результате Нигер уже много лет является основным поставщиком урана для ядерной энергетики Франции, а в последние годы — еще и Китая.

Еще одна — и не менее кровавая — война с отчетливым «урановым» запахом сейчас идет в Мали. На севере этой страны были обнаружены крупные урановые месторождения, к которым сразу же проявили высокий интерес Китай, Франция и США. И именно здесь сейчас развернулись сражения между правительственными войсками, сепаратистами-туарегами, нацеленными на создание независимого государства Азавад, а также радикальными исламистами «Аль-Каеды» и движения «Ансар-Дин», стремящимися установить в Мали исламское государство на основе шариата.

При этом специалисты указывают, что интерес США к проблеме Мали связан в значительной степени именно с ураном. И что бывший глава страны Амаду Туре неприемлем для США (впрочем, как и для Франции) именно по той причине, что допустил в страну китайцев. И что нынешний премьер Мали Шейк Диарра (астрофизик, работавший в американском НАСА и затем в представительстве «Майкрософт» в Африке) — это «кандидат США» на пост президента Мали…

Но такое бывает не только в Африке. Например, некоторые эксперты убеждены, что одним из «спусковых крючков» кровавых событий в Киргизии летом 2010 года (Баткен–Ош) был, помимо этнического кланового конфликта и передела наркотрафика, вопрос будущего контроля над киргизскими урановыми резервами.

Иногда эта «война за уран» бывает тихая. Например, такая, как с момента распада СССР и до недавних пор шла вокруг поставок урана с месторождений Казахстана. Участвовали в ней, прежде всего, компании из Японии, Южной Кореи и КНР. Причем местные «злые языки» утверждают, что взятки, которые эти компании предлагали за «правильное решение» уранового вопроса, по размерам соперничали с «нефтяными откатами».

В итоге некоторые из зарубежных компаний получили доли в ряде казахстанских урановых месторождений, а другие (прежде всего, китайские) заключили на поставки казахстанского урана долгосрочные контракты… А потом в Казахстане появилась «как бы канадская» корпорация Uranium One, почему-то тесно связанная с американской General Atomics и нашим «Росатомом». А потом еще одним крупным (привычным и квалифицированным) партнером «Казатомпрома» стала дочерняя компания «Росатома» — «Атомредметзолото»… А потом возник крупный — якобы коррупционный — скандал с уголовным обвинением и увольнением главы «Казатомпрома» Мухтара Джакишева…

Однако конфликты за месторождения урана — не единственная сфера «ядерно-энергетических войн».

Добыть природный уран — это полдела. Для того чтобы он мог работать в реакторе, давая энергию, его нужно обогатить. То есть увеличить в нем содержание изотопа U235 примерно в пять раз. А это занятие очень и очень непростое, поскольку U235 от своего полного химического «родственника» U238 отличается совсем чуть-чуть — всего тремя нейтронами из имеющихся в ядре более чем двухсот тридцати.

Известны три способа обогащения урана. Причем все они требуют использования урана в виде газообразного соединения с минимумом «лишних» атомов в молекуле. Наиболее удобным из таких соединений оказался гексафторид, в котором «тяжелый» атом урана соединен с шестью «легкими» атомами фтора, и который превращается в газ при температуре 56,5°С.

Первый способ обогащения — газодиффузионный. В нем гексафторид урана «продавливается» через мелкопористую среду, и в результате более легкие молекулы с U235 «забегают вперед», накапливаясь во фронтальной части газодиффузионной колонны.

Второй способ обогащения — газоцентрифужный. В нем гексафторид урана поступает во вращающуюся с большой скоростью центрифугу, и в ней более легкие молекулы с U235 накапливаются ближе к оси вращения, а более тяжелые молекулы с U238 «отбрасываются» к стенкам и удаляются.

Третий способ (который пока не вышел из опытно-производственной стадии) — лазерно-электростатический. В нем лазерное излучение с очень точно подобранным уровнем энергии избирательно «выбивает» электроны из атомов U235 в гексафториде, превращая их в положительно заряженные ионы. А далее эти ионы «прилипают» к отрицательному электроду обогатительной установки.

Сложно? На самом деле гораздо сложнее, чем здесь написано. И не только сложно, но еще и весьма дорого. А потому стран, которые имеют собственные мощности обогащения урана, в мире всего 15. В алфавитном порядке: Аргентина, Бразилия, Великобритания, Германия, Израиль, Индия, Иран, Китай, Бельгия, Северная Корея, Пакистан, Россия, США, Франция, Япония. Причем у России — 40% мировых мощностей обогащения урана, у США — 20%, у Франции — 15%, у Германии, Великобритании и Бельгии вместе — 22%, у остального мира — всего 3%.

Но ведь обогащать уран можно по-разному. Можно до энергетических 3,5% U235, а можно и до оружейных 80–90% U235 (и затем делать ядерное оружие). И потому страны, которые занимаются обогащением урана, обязаны поставить свои обогатительные комплексы под контроль и инспектирование МАГАТЭ.

Однако для нашей темы важнее другое.

Поскольку на первых стадиях «ядерной гонки» между Западом и СССР главным вопросом были бомбы, сфера обогащения урана была строго засекречена. И если Запад (прежде всего, США) пошел по линии газодиффузионного обогащения, то СССР — по пути центрифуг.

В результате оказалось, что и по затратам энергии на обогащение урана, и по эффективности обогащения «русский способ» лучше американского минимум в 20 раз! Вот какое «экономическое ядерное оружие» придумали и создали советские умельцы. Причем за более чем 20 лет, прошедшие после раскрытия части советских «центрифужных» секретов, ни США, ни какая-либо другая страна в этой сфере «догнать и перегнать» Россию не смогла. Сейчас у США и Франции только появляются современные качественные центрифуги, но достаточного количества заводов, способных поставить дешевое хорошее обогащение на промышленный поток, еще нет. И построить такие заводы — опять-таки дело сложное и долгое.

Все перечисленное принципиально важно. Потому что если уран добывается из бедных месторождений, то концентрат природного урана для обогащения уже оказывается довольно дорогим. И если затем его обогащать газодиффузионным способом, то топливо для атомных электростанций (АЭС) влетает в очень серьезную копеечку. Тогда цена производимой на таком топливе «атомной» электроэнергии становится неконкурентоспособной. А значит, тот, кто обогащает уран быстрее и лучше — захватывает рынки ядерного топлива.

И, что не менее важно, не только топлива.

АЭС — суперсложное и очень дорогое сооружение со сроками строительства минимум 7–8 лет. Те, у кого нет урана и обогащения, на АЭС решаются только тогда, когда есть гарантии топливного снабжения на весь срок службы станции — порядка 40 лет. А урановое топливо не нефть, не уголь и не газ, его просто так на рынке не купишь. И потому, как правило, контракт на строительство АЭС заключается «в одном пакете» с контрактом на ее обеспечение топливом, а также на утилизацию отработанного топлива.

Однако иметь ядерную энергетику — которая не только в итоге все-таки дешевле, чем углеводородная, но и в значительной степени освобождает от все более тягостной угольно-нефте-газовой зависимости, — хотят почти все. Хотят и те, у кого есть уран, мощности обогащения и технологии строительства АЭС, и те, у кого ни того, ни другого, ни третьего нет. В результате даже после фукусимской катастрофы мировые планы строительства АЭС не претерпели принципиальных изменений.

По последнему (2012 г.) минимальному прогнозу МАГАТЭ (он включает официально объявленные и уже реализуемые правительствами и энергокомпаниями планы), к 2030 г. установленная мощность АЭС в мире увеличится с нынешних 370 ГВт (10 ГВт сейчас, после Фукусимы, полностью остановлены) до 447 ГВт. А по максимальному прогнозу, учитывающему долгосрочные планы правительств и энергокомпаний, установленная мощность АЭС в 2030 г. достигнет 691 ГВт. Соответственно, вырастет и потребление обогащенного урана.

Вывод: тот, кто добывает и лучше и дешевле обогащает уран, одновременно получает возможности доминировать и на рынке строительства АЭС. А ведь это одновременно и быстрорастущий, и высокотехнологичный рынок. Это один из главных мировых рынков, на котором продается наиболее выгодная продукция: как говорят экономисты, «с высокой добавленной стоимостью».

Потому и проблемы контрактов на строительство АЭС, и типы строящихся ядерных реакторов, и вопросы обогащения и поставок недорогого качественного ядерного топлива — также оказываются единой сферой энергетических войн.

О них — в следующей статье.
http://gazeta.eot.su/article/bolshaya-energeticheskaya-voyna-chast-vii-yadernaya-energetika

trasyy: Место где пустыня Намиб встречается с океаном

Город Свакопмунд, известный как Свакоп в Намибии это идеальное место что бы насладится величественными видами. Огромные дюны пустыни Намиб встречаются с волнами Атлантики.


http://trasyy.livejournal.com/1130515.html

Фото: Пустыня Намиб (Намибия, Африка) и Атлантический океан


http://moryakukrainy.livejournal.com/662507.html

Мировая добыча урана в 2011 году — данные WNA

AtomInfo.Ru, ОПУБЛИКОВАНО 22.05.2012
Всемирная ядерная ассоциация обновила в мае суммарные данные по добыче урана в мире в 2011 году.

Объёмы добычи в 2011 году практически не изменились по сравнению с 2010 годом — 53494 тонны урана против 53663 тонн.

Горняки в 2011 году обеспечили мировые потребности в уране на 85%. Недостающий уран берётся из других источников, таких как складские запасы, дообогащение хвостов и так далее.

Раскладка по странам
На первом месте среди стран третий год подряд остаётся Казахстан — 19451 тонна. Для сравнения, в 2004 году на казахстанских рудниках добыли всего лишь 3719 тонн. Не случайно в советские времена эту республику справедливо называли урановой кладовой Союза.

Бывшие лидеры Канада и Австралия удержались на втором и третьем местах, но объёмы добычи у них неуклонно снижаются. Канада добыла 9145 тонн урана, а Австралия — 5983 тонны. Для зелёного континента это наихудший показатель за последние восемь лет.

Зато неуклонно наращивает объёмы Нигер, несмотря на все политические пертурбации в регионе, где поднимает голову «Аль-Каеда» и хозяйничают повстанцы-туареги. В 2011 году на нигерских рудниках добыли 4351 тонну урана (в 2010 году — 4198 тонн).

Пятое место в списке занимает Намибия (3258 тонны), шестое — Россия (2993 тонны). Россияне сократили объёмы после трёх лет с примерно одинаковой добычей (3500-3550 тонн).

Ассоциация выделяет ещё несколько государств со значимыми объёмами добычи урана:
— 7 место, Узбекистан — 2500 тонн;
— 8 место, США — 1537 тонн;
— 9 место, Украина — 890 тонн;
— 10 место, Китай — 885 тонн;
— 11 место, Малави — 846 тонн;
— 12 место, ЮАР — 582 тонн;
— 13 место, Индия — 400 тонн;
— 14 место, Бразилия — 265 тонн;
— 15 место, Чешская Республика — 229 тонн;
— 16 место, Румыния — 77 тонн;
— 17 место, Германия — 52 тонны;
— 18 место, Пакистан — 45 тонн;
— 19 место, Франция — 6 тонн.

Присутствие Германии в списке мировых производителей урана обеспечивается, как ни странно, работами по выводу из эксплуатации урановых шахт на территории бывшей ГДР. Уран там извлекается при очистке шахтных вод.

Оценка мировых запасов
Для сравнения, ассоциация приводит данные по известным мировым извлекаемым запасам урана по состоянию на 2009 год.

Общие запасы такого урана оцениваются как 5 404 000 тонн. При сохранении нынешнего уровня парка атомных энергоблоков их хватило бы почти на 100 лет. Здесь не учитываются различные возможности повторного использования ядерного топлива (MOX, регенерат, замыкание цикла на быстрых реакторах и так далее).

Лидером по урановым запасам является Австралия — 1 673 000 тонн. На втором месте Казахстан — 651 000 тонн. На третьем месте Канада — 485 000 тонн.

Россия в этом списке занимает четвёртое место — 480 000 тонн, или 9% от общемировых запасов. Естественно, здесь не учитываются зарубежные месторождения, полностью или частично принадлежащие АРМЗ, то есть, ГК «Росатом».
http://atominfo.ru/newsa/j0956.htm

Добыча алмазов в России и мире

Официальная информация
Добыча алмазов в целом по Российской Федерации с 01.01.2003 г.

15.08.2011
Отсчет по Кимберли: смена лидера
По итогам 2010 года Россия уступила лидерство по стоимости добываемых алмазов Ботсване, но сохранила первенство по объему их добычи.
1 августа этого года Кимберлийский процесс выпустил годовой отчет за 2010 год, данные из которого приводятся ниже (Табл. 1).

Таблица 1
Добыча алмазов по странам мира в 2010 году

По данным Кимберлийского процесса, 2011 год.

В целом по итогам 2010 года средняя стоимость добываемых алмазов выросла на 30%. Ботсвана, несмотря на то, что добыла в полтора раза меньше алмазов, чем Россия, при этом вернула первенство по стоимости сырья, продав их на общую сумму 2 686,4 млн долларов США, а стоимость алмазов значительно превысила кризисный уровень 2009 года. Стоит отметить и показатели Канады, которая превзошла докризисные показатели, реализовав алмазов почти столько же, сколько и Россия (на 2 305,39 млн долларов США), добывая алмазов более чем в три раза меньше. Самые дорогие алмазы добывались в Лесото, где стоимость одного карата составила в среднем почти 1 817 долларов США. Значительные объемы алмазов добыты в Демократической Республике Конго – свыше 20 млн каратов при самой их низкой средней стоимости – 8,64 долл. США/карат.
Основная добыча алмазов сосредоточена в 8 странах мира, которые добыли около 84% физического объема и более 94% в стоимостном выражении (Табл. 2).

Таблица 2
Добыча алмазов ведущими странами по данным Кимберлийского процесса в 2007-2010 годах

Таблица составлена автором на основе данных Annual Global Summary: 2007, 2008, 2009, 2010 Production, Imports, Exports and KPC Counts

После достижения максимальных значений добычи в 2005-2006 годах мировая добыча алмазов в 2007 году снизилась до 168,2 млн каратов. Мировой экономический кризис, несмотря на снижение спроса и цен на алмазы в конце 2008 года, не успел оказать существенного влияния на годовые показатели добычи сырья, что подтверждается годовым ростом на 5,2% в стоимостном выражении, однако в период острой фазы кризиса в 2009 году добыча упала до 124,8 млн каратов. Как показывают данные 2010 года, восстановление объемов добычи идет медленно, что объективно связано с выработкой легкодоступных богатых месторождений и масштабным переходом на менее производительный и более затратный подземный способ добычи. Вместе с тем возросший спрос в первой половине этого года привел к резкому росту цен на алмазы и улучшению финансовых показателей добывающих предприятий.
Министерство финансов России, начиная с 2004 года ежегодно передает сведения о добыче природных алмазов и структуре их экспорта и импорта, которые сводятся в общий годовой отчет Кимберлийского процесса. Кроме того, по полугодиям на сайте министерства публикуются данные по объему и стоимости добываемых в стране алмазов. В Таблице 3 приведены результаты по добыче и экспорту алмазов Российской Федерации за 2003-2010 годы.

Таблица 3
Добыча и экспорт алмазов Российской Федерации в 2003-2010 годах

Таблица составлена автором по данным Министерства финансов РФ и Кимберлийского процесса.

Анализ данных по Кимберлийскому процессу показывает, что до 2005 года произошел значительный рост стоимости добываемого в России алмазного сырья, как и во всем мире. Далее, средняя стоимость добываемых алмазов, выраженная в долларах США, в 2005-2010 годах сохранялась практически на одном уровне ($66-68 за карат). Цены на экспортируемые алмазы росли до 2007 года. Дальнейшие колебания в стоимости экспортируемых из Российской Федерации алмазов в 2008-2010 годах, скорее всего, были обусловлены изменением качественных характеристик вывозимого сырья, а не повышением или снижением цен на природные алмазы. В 2009 году российские компании реализовывали алмазы в основном Гохрану России, при этом средняя стоимость экспортного сырья оказалась максимальной за анализируемый период.

В 2010 году произошло снижение цены до уровня средней стоимости добычи, что, вероятно, обусловлено вывозом низкосортных или мелких алмазов. В противном случае можно говорить о крайне слабой маркетинговой политике или продаже сырья через ряд посредников.

Rough&Polished – отраслевое информационно-аналитическое агентство, специализирующееся на изучении процессов, определяющих развитие мирового рынка алмазов и бриллиантов.