Архив меток: налоги

senib: «Нефтяная» теория роста в России в очередной раз не подтверждается

Цены на нефть высоки и продолжают расти. Цены июня на 60% выше, чем год назад.
Для сравнения: майские цены были выше цен мая 2017 года на 51%.
Среднегодовые цены в июне достигли уровня в 64 доллара за баррель.
Цены на нефть сейчас значительно выше, чем в 1999-2006 годах, во время бурного экономического роста.

В 2012-2014 годах цены на нефть были высоки, выше 100 долларов за баррель, но экономика при этом быстро замедляла свой рост. И тогда популярным стало «динамическое» объяснение. Мол, для роста в России нужны не просто высокие цены на нефть, но растущие цены.

Сейчас и цены высоки, и растут они рекордными темпами. Но вот «приличных» темпов роста ВВП, скажем, на 4-5%, что-то не наблюдается.

Ларчик открывается просто: экономике России для роста нужны рубли, а не нефть. Именно рост рублёвой реальной денежной массы (РДМ) вёл к росту в 1999-2008 годах. И именно замедление темпов роста РДМ в 2012-2014 годах привело к замедлению темпов ВВП.

Другие два характерных примера:
1. 1994-1996. Цены на нефть выросли на 70% за три года. ВВП за это же время упал на 18%.
2. 2001 год. Цены на нефть упали на 41% с ноября 2000 по ноябрь 2001 года (с 32 до 19 долларов). ВВП при этом в 2001 году вырос на 5,1%, в 2002 году (+4,7%) рост продолжился.
Вывод прост: экономический рост в России в руках Центрального банка.
https://senib.livejournal.com/52779.html

— — —
i/ Замедление роста с 2012 связано с введение «бюджетного правила».
Ситуация на 2018 год

ii/ Экономический рост в России в руках Центрального банка и минфина
достаточно посмотреть новые «Основные направления бюджетной и налоговой политики на 2019–2021 годы» http://www.komitet-bn.km.duma.gov.ru/upload/site7/ONBNiTTP(2).pdf

Реалистичны цифры роста ВВП только на 2019-2020, на 2021 чистая фантастика — выше современных среднемировых 🙂

iii/ «экономике России для роста нужны рубли, а не нефть», но поскольку в РФ не центробанк, а центобанк, то есть имеется де-факто https://en.wikipedia.org/wiki/Currency_board
Данные из таблицы 2.3.1. Расчет курса рубля и инфляция
Курс должен быть (средний курс за прошлый год*рост цен в текущем году)
в 2020 г. 63.2*(1+3.8/100)=65.6 (по плану 63.8)
в 2021 г. 65.6*(1+4.0/100)=68.2 (по плану 64.0)
То есть только за 2 года укрепление рубля на 5.8% при падающей цене нефти, росте импорта и падении экспорта

Реклама

jambojet: «Ямал СПГ»

Читать далее

kosarex: Сланцевая революция и налоговая реформа Трампа

Читать далее

Налогообложение недропользования в Пермском крае

Предприятия-недропользователи http://priroda.permkrai.ru/mineral/ispmsr/pnedr/

Налоги предприятий-недропользователей Пермского края с 2007-2016 годы
http://priroda.permkrai.ru/view.php?id=3930
http://priroda.permkrai.ru/view.php?id=3931

Традиционная российская нефтянка: начало конца

Правительство практически закончило разработку закона о НДД

Законопроект о налоге на добавленный доход (НДД) практически готов и будет вынесен на заседание правительства России в течение нескольких дней. Об этом рассказал журналистам вице-премьер Аркадий Дворкович на полях форума «Наука и технологии в обществе» в городе Киото в Японии, передает «РИА Новости».

По его словам, что проект закона об НДД получил заключение главного правового управления президента. Дворкович отметил, что у ведомства есть технические замечания. По его словам, на данный момент проводится работа, чтобы «эти замечания были учтены». «Это можно сделать буквально в течение нескольких дней и вынести законопроект на заседание правительства», — сказал он.

По законопроекту, НДД будет взиматься не с объемов добываемой нефти, а с вырученных доходов от продажи нефти. При этом из этих доходов будут вычитаться расходы на добычу и транспортировку нефти. Проект закона предлагает ввести новый налог с 2018 года. Как предлагает Министерство финансов, НДД должен будет заменить экспортную пошлину и будет касаться пилотных проектов по разработке месторождений.

В середине января во время проходящего в Москве Гайдаровского форума министр финансов России Антон Силуанов заявил, что поддерживает переход на НДД в нефтяной отрасли. Он допустил, что это произойдет в ближайшие два года, а также будут отменены льготы, которые действуют на данный момент.

В конце января источники РБК сообщали, что разногласия о введении НДД для нефтяной отрасли сохраняются, и переход на новый налог зависит от позиции компании «Роснефти». Как сообщал ТАСС, во время совещания у премьер-министра России Дмитрия Медведева, глава российского правительства поручил учесть во время разработки законопроекта пожелания главы «Роснефти» Игоря Сечина по льготам для месторождений нефти с высоким уровнем обводненности.

Как сообщала газета «Ведомости», принятие реформы налогообложения для нефтяной отрасли связано со спором вокруг одного из крупнейших месторождений мира, которое принадлежит «Роснефти», Самотлора. Издание отмечает, что компания выступила против предложения Минфина, который хотел перевести месторождение на обложение НДД. В свою очередь «Роснефть» требует сохранить на Самотлоре налог​ на добычу полезных ископаемых (НДПИ) со всеми льготами. По оценкам Минфина, обложение Самотлорского месторождения НДПИ по льготной ставке будет стоить казне от 60 до 80 млрд руб в год.

Участники совещания у премьер рассказали РБК, что присутствующий на встрече глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов также попросил о специальных льготах для одного из его крупнейших месторождений.

http://www.rbc.ru/rbcfreenews/59d094b69a794750181d6f6a?from=newsfeed

Еще раз о традиционной и нетрадиционной нефтянке.
Традиционная нефтянка — это «Эльдорадо» — прямой источник средств для экономики.
Не традиционная нефтянка — это «Инфраструктура» — косвенный, весьма замаскированный источник средств для экономики. В микромасштабе кажется что нефтянка сосет средства из экономики, но при грамотном использовании совокупный макромасштаб показывает выгоду для экономики в целом.
Но это только при грамотном использовании, при неграмотном в макромасштабе будет только убыток.

Из всех примеров нетрадиционной нефтянки имеются только 1.5 примера грамотного использования:
1 — США, 0.5 — Канада, поставляющая свою тяжелую нефть для США.
Канаде с ее торговым балансом некуда деваться: без нефти все было бы еще хуже. С другой стороны есть надежда на аутсорс чего-нибудь из США.
Нетрадиционная нефтянка дала в мире почти весь прирост добычи с 2005 г., исключение составил только последний 2016 год.
(показ для периода до 2013 г.)

Итак, смысл последней новости. НДД — это то же Соглаше́ние о разде́ле проду́кции (СРП) вид сбоку. Только выгодоприобретатели уже российские компании. Прекрасная возможность завышать расходы, поскольку «НДД будет взиматься не с объемов добываемой нефти, а с вырученных доходов от продажи нефти». Завысить расходы: древнейшее и простейшее умение любых товаропроизводителей.

Все бы ничего, но
— современная экономическая система РФ предназначена на снятие «сверхприбылей» от построенной советской нефтяной инфраструктуры. И от того, что нефтянка «Эльдорадо», а не «Инфраструктура»
— современная экономическая система не имеет отраслей, могущих к прибыльности нетрадиционной добычи для экономики в целом. https://iv-g.livejournal.com/1040946.html
страны СНГ с 1992 г. уже поставили излишне на мировой рынок 64.8% обшей своей добычи
— нетрадиционная нефть («Инфраструктура») для РФ последний шанс для РФ перед «новыми темными веками». Для развитых стран стран последний шанс — это ВИЭ

Прогноз
— Бюджет будет худеть
— Нефтянка будет богатеть, вкладываться в рискованные зарубежные предприятия (Венесуэла, Ирак-Курдистан, Сирия) и зачастую терять инвестиции в виду слабости государства
Курс доллара для балансирования бюджета и обеспечения конкурентоспособности экономики придется отпускать
— Социальные проблемы будут нарастать

Еще раз повторю: нетрадиционная нефть («Инфраструктура») для РФ последний шанс для РФ перед «новыми темными веками». Для развитых стран стран последний шанс — это ВИЭ
И как мне представляется у РФ очень мало шансов сделать что-то умное, а не просто продав за границу

aftershock.new: За прошедшие 5 лет дотационность автомобильных дорог увеличилась

За прошедшие 5 лет дотационность автомобильных дорог увеличилась, несмотря на «Платон»

Именно такой вывод приходится сделать, если рассмотреть официальные данные об исполнении бюджета, представленные на сайте roskazna.ru.

Данные в таблицах в рублях и процентах.

Доходы в «узком» смысле включают те статьи, которые при гипотетическом внедрении финансирования организаций дорожного комплекса на принципах хозяйственного расчёта было бы возможно направить в доход этих организаций. Стоит отметить, что сборы с «Платона» составляют всего лишь 2,46% от этих доходов. Визга много, а шерсти мало.

Дотационность автомобильных дорог увеличилась за прошедшие 5 лет примерно на 8 процентных пунктов. Однако, касательно дорог федерального значения увеличение составило значительно бОльшую величину порядка 15 процентных пунктов.
Это объясняется более высокими темпами роста расходов по сравнению с доходами, так суммарные расходы бюджетов всех уровней на дорожное хозяйство увеличились на 108%, а доходы от акцизов на 68% и транспортного налога на 67%.

https://aftershock.news/?q=node%2F540606

— — — — —
i/ Может быть какие-то еще данные не учтены, но цифры интересные
ii/ Иной взгляд дает только слова (один из комментариев на aftershock):
«Второе, вернее первое — дороги — это социальный, а некоммерческий проект (в отличии, скажем от ЖД) — отсюда и надо плясать, поэтому естественно, что за них, как Вы выразились, платят пенсионеры и прочие беременные — они ими и пользуются и являются равноправными участниками движения»

kommersant.ru: В Туркмении кончился бесплатный газ

Правительству страны поручили пересмотреть систему льгот

«Отметив тот факт, что система льгот в настоящее время полностью стала неэффективной, глава государства поручил вице-премьеру Бяшиммырату Ходжамаммедову подготовить предложения по аннулированию всех льгот,— сообщило накануне информагентство “Туркменистан сегодня”.— То есть льготы должны предоставляться не всем подряд, а только тому, кто действительно нуждается в социальной помощи».

На заседании с участием президента Бердымухамедова обсуждались и другие меры по привлечению дополнительных средств в бюджет — например, изменение налоговой и банковской систем. Строгие выговоры «за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей» получили вице-премьер Ходжамаммедов, курирующий экономический блок, а также министр финансов Мухамметгулы Мухаммедов, министр экономики и развития Батыр Базаров, а также глава налоговой службы Сапарберди Гундогдыев. Последние двое были назначены на свои посты лишь год назад — после того, как их предшественников уволили за несоответствие занимаемым должностям.

«Подобные заявления — свидетельство того, что в туркменской казне нет денег,— сказал “Ъ” политолог, специалист по Средней Азии Аркадий Дубнов.— Теперь власти планируют получить хоть какие-то средства за те ресурсы, которые в определенных лимитах поставлялись бесплатно. Для определенной категории граждан это было существенным подспорьем — разумеется, такой шаг не улучшит жизненный уровень туркмен».

С 1993 года в Туркмении льготы действуют на все коммунальные услуги. Например, каждый гражданин имеет право на бесплатные 35 киловатт-часов электричества, 50 кубометров газа и 250 л воды в день. Кроме того, с 2008 по 2014 год владельцы легковых автомобилей получали бесплатно 120 л бензина в месяц.

Цены на сверхлимитное потребление природных ресурсов в Туркмении повышали и раньше, но об отмене льгот президент страны заявил впервые. Пойдя на такой шаг, господин Бердымухамедов будет вынужден нарушить указ первого президента — Сапармурата Ниязова, который установил нынешние социальные гарантии до 2030 года.

«В трудном экономическом положении сейчас находятся все страны Средней Азии»,— сказал “Ъ” директор аналитического центра Института международных исследований МГИМО Андрей Казанцев, ранее живший в Туркмении. Он пояснил, что «основной покупатель туркменского газа — Китай — сейчас платит за топливо неполную цену, компенсируя средства, затраченные на строительство газопровода».

http://www.kommersant.ru/doc/3319787

http://iv-g.livejournal.com/tag/Туркменистан
28 Декабрь 2015 Экономика Туркмении http://iv-g.livejournal.com/1263135.html
Изменения с 2015 г. по данным tradingeconomics.com
— фиксированный курс немного даже понизили, несмотря на 6-7% годовую инфляцию
— Current Account to GDP все больше уходит в минус
— Government Budget ушел в минус с 2015 года

Можно повторить выводы от 28 Декабрь 2015

В настоящее время Туркмения очень похожа на Ливию: светский режим в исламской стране, удерживающийся за счет нефтяных прибылей. Насколько устойчива такая конструкция неизвестно, тем более, что имеется, наверное, много желающих проживающих в юго-восточном соседе Туркмении научить страну правильному исламу.

Доклад Сечина на ПМЭФ-2017: Нефтяной рынок – на пути к балансу и устойчивому развитию

https://www.rosneft.ru/press/news/item/186793/

Избранное из текста к презентации
I. ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ И СОСТОЯНИЕ РЫНКА

… В.В. Путин внес важный вклад в достижение договоренности группы производителей нефти на международном уровне. Это повлияло на улучшение ситуации на рынке, а достигнутый в итоге ценовой уровень в 50 долл. за баррель и выше полезен для российского бюджета и российских компаний, но это состояние рынка не является устойчивым.

Так называемая «договоренность ОПЕК и стран не ОПЕК», основной вклад в которую вносят Саудовская Аравия и Россия, дает рынку «передышку», но это сложно считать системными мерами, эффект от которых приведет к долгосрочной стабилизации. Ряд крупных производителей, которые не участвуют в данных договоренностях, активно используют конъюнктуру для усиления собственной рыночной позиции, что скорее создает предпосылки для новой нестабильности, нежели для выхода на траекторию устойчивого развития. Так, сланцевые производители в США стали крупными экспортерами в объеме свыше 1,3 млн барр./сут. Майские данные, опубликованные вчера показывают, что добыча в США достигла максимума за последние 21 месяц, составив свыше 9,3 млн барр./сут, значительно вырос и экспорт сырой нефти из США – до 1,3 млн барр./сут.

Страны, входящие в ОПЕК, но находящиеся вне расчетных квот, сообщают об активном росте добычи – в Нигерии на 100 тыс. барр./сут и Ливии на 210 тыс. барр./сут. По оценкам некоторых экспертов, по итогам мая общая добыча ОПЕК превысила определенные ноябрьским Соглашением объемы на 450 тыс барр./сут.

Таким образом, можно констатировать, что период низких нефтяных цен пришел надолго. В течение прошедшего года цены зафиксировались в диапазоне от 45 до 50 долларов за баррель Brent – на короткое время превышая этот интервал – а волатильность рынков и неопределенность значительно выросли.

В этих условиях, аналитики уже рассматривают сценарии с ценовыми параметрами 50-40 и даже 30 долл. за баррель. Достаточно длительная балансировка рынка на уровне 40 долларов за баррель выведет половину производства на уровень убыточности – прежде всего, на глубоководных проектах Бразилии, на нефтяных канадских песках, создаст проблемы и для сланцевых производителей, за исключением высокоэффективных участков Пермского бассейна. Как следует из слайда, Россия, Саудовская Аравия, ряд эффективных проектов США, Иран и проекты в некоторые других странах сохранят конкурентоспособность, но рынку потребления это не поможет.

К сожалению, неопределенность на рынке также приводит к обострению борьбы за рынки потребления, и я вынужден констатировать, что сегодня всеми участниками рынка ведется подготовка к увеличению объемов добычи и усилению борьбы за рынки сбыта. Мы должны согласиться с тем, что если отрасли необходима устойчивая и долгосрочная стабильность, – в регулировании производства должны участвовать все крупные производители. Поэтому, в текущем состоянии, мы не можем говорить о стабилизации или устойчивом переломе негативных рыночных тенденций.

II. РАСТУЩИЙ СПРОС НА ЭНЕРГИЮ, РОЛЬ УГЛЕВОДОРОДНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ И АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ИСТОЧНИКИ

Важно отметить, что сейчас, впервые с 2010 года, наблюдается рост экономической активности одновременно в развитых и развивающихся странах. Растущая мировая экономика предъявляет уверенный спрос на энергию

несмотря на рыночный и растущий спрос со стороны потребителей энергии, существует очевидный диссонанс регуляторной повестки с задачами эффективного удовлетворения растущего спроса.

Во-первых, это касается использования доходов от классической углеводородной энергетики для неоправданного субсидирования альтернативной энергетики.

В 2016 году общий темп снижения энергоемкости мировой экономики составил всего лишь немногим более 1,0%. Учитывая снижение роли угля по экологическим причинам, ограничение роли атомной энергетики, значительная нагрузка в покрытии этих потребностей ляжет на газ, жидкие углеводороды и потенциально возобновляемые источники энергии (ВИЭ).

Вопрос для участников сегодняшней дискуссии – в какой мере ВИЭ готовы взять на себя роль основного ресурса покрытия растущего спроса? Представляется, что эти возможности достаточно ограничены.

Хорошим и важным примером для нефтяной отрасли в ответе на такой вопрос о новых источниках энергии является роль и динамика развития рынка электромобилей.

Скорее всего, в отдаленной перспективе электромобили займут свое место в растущем парке средств обеспечения мобильности населения и бизнеса. Это в определенной степени скажется на темпах потребления, но не приведет к вытеснению нефтепродуктов и использованию газа на транспорте.

Более серьёзное изменение роли электромобилей будет требовать переосмысления и задач энергетической безопасности, и требований к производству основных компонентов этих продуктов, и масштабных, связанных с ростом этого сектора инвестиций, которые регуляторами зачастую не рассматриваются.

По оценкам ведущих инвестиционных банков, для снижения мирового потребления нефти всего на 2% к 2035 году необходимо будет построить в 2020-30 гг. предприятия по выпуску аккумуляторов мощностью производства более 500 гигаватт-часов аккумуляторного заряда. При этом, запланированные к вводу до 2020 года мощности не превышают 35 гигаватт-часов, т.е. требуется 15 кратное увеличение мощностей! Уже сегодня строящиеся мощности реализуются с задержками сроков. Производство аккумуляторов в таких масштабах будет требовать принципиально других объемов потребления никеля, лития, кобальта. При этом, основным поставщиком того же кобальта – одного из ключевых компонентов аккумуляторов на рынок электромобилей – будет Демократическая Республика Конго (более 50% мирового производства и запасов).

Вопрос для обсуждения – энергобезопасность развитых стран увеличится или уменьшится при переносе принятия решений в новые географии в сравнении сегодняшней распределенной моделью принятия решений?

Да, сегодня уже появились электромобили, хотя о полномасштабном коммерческом успехе говорить рано – объемы продаж малы и зависят от налоговых и акцизных стимулов в разных странах. На сегодня доля электромобилей не превышает 1,0% в общем объеме продаж в США (около 157 тысяч единиц по итогам 2016 года), 1,3% в ЕС (212 тысяч единиц), 1,7% в КНР (351 тысяча единиц). Единственная страна, где доля электромобилей в продажах вышла на серьезный уровень – 24% от общих продаж это Норвегия. Причина проста – уровень субсидий в Норвегии для такого автомобиля составляет 18-19 тыс. долл. (для сравнения – 6-8 тыс. долл. в США и других странах ЕС). Также, давайте не будем забывать о других важных «деталях»:

– электромобили значительно дороже автомобилей с двигателями внутреннего сгорания;
– зарядка электромобиля является весьма продолжительной по времени, что не слишком удобно для вечно спешащих автомобилистов;
– актуальны вопросы эффективного хранения электроэнергии, а также экологичности производства аккумуляторов и их последующей утилизации;
– распространение зарядной инфраструктуры достигло значительных масштабов пока только в США, ЕС, Японии; в целом создание достаточно разветвленной сети заправок и сопутствующей инфраструктуры только начинается; пока эти вопросы не решены;
– во многих регионах, в частности, в Евросоюзе, налоги и акцизы на нефтепродукты составляют немаловажную часть бюджетных поступлений, направляемых, в том числе, на социальные цели. Пока производители ВИЭ и потребители электромобилей скорее привыкли к обратному – к государственным дотациям;
– неясно, как будет удовлетворяться дополнительный спрос на электроэнергию, который будет порождать массовое развитие сектора электромобилей (здесь придется увеличивать генерацию и находить решения по развитию сетей);
— бесспорно, проблему будет представлять эксплуатация электромобилей в зимних условиях в регионах с суровым климатом, так как в этих условиях происходит быстрая разрядка аккумуляторов.

По итогам наших недавних обсуждений с рядом европейских регуляторов мы видим подтверждение, что электромобили не пользуются ожидаемым спросом в таких ключевых экономиках, как Германия и другие крупные страны Евросоюза, что ставит под сомнение возможность того взрывного роста спроса, про который говорили некоторые аналитики.

В этих условиях оценка рынком перспектив производителей электромобилей, на наш взгляд, существенно завышена. Так, оценка стоимости компании Tesla базируется на крайне агрессивных планах по росту продаж – ежегодный темп прироста в 90% в течение 4 лет для достижения цели в 1 миллион автомобилей в год, запланированный компанией темп запуска новых моделей и строительства обеспечивающей инфраструктуры являются крайне сложными задачами. Половина из недавно привлеченных Tesla 1,2 млрд долл. были потрачены уже в 1-ом квартале 2017 года и есть безусловные вопросы по экономической состоятельности бизнес модели. Поэтому и J.P.Morgan и ряд других инвестбанков считают, что текущая рыночная капитализация компании Tesla (56 млрд. долл.) существенно – почти в два раза – превышает ее фундаментальные показатели. Надеюсь, что 6 июня на собрании акционеров Tesla рынок услышит ответы на многие из этих непростых вопросов.

Таким образом, до тех пор, пока отрасль электротранспорта не станет столь же удобной и привлекательной для потребителей, как и автомобили с двигателями внутреннего сгорания, перспективы электромобилей остаются в значительной степени неопределенными. Те же самые проблемы касаются и других источников альтернативной энергии – они характеризуются неустойчивыми государственными субсидиями и отсутствием возможности работы в базовом режиме электропотребления.

Поэтому, безусловной истиной остается тот факт, что углеводородная энергетика была и будет востребована.

Аналитики сходятся на том, что доля жидких углеводородов в покрытии мирового энергопотребления несколько снизится, но и в дальней перспективе будет выше 25-28%, роль газа – как высокоэкологичного источника – будет только расти. Поэтому мы призываем привести регуляторную и фискальную повестку в соответствие с фундаментальными задачами эффективного обеспечения мировых потребителей энергией.

III. КРАТКО- И СРЕДНЕСРОЧНЫЕ РИСКИ

С этой точки зрения важно отметить, что за период последнего кризиса произошло значимое снижение объемов инвестиций в новые проекты.
В 2016 году операционные и капитальные затраты в мировой разведке и добыче составили около 860 млрд долл., что на 33% ниже, чем в 2014 году (1,3 трлн долл.). Прежде всего, компании сокращали бюджеты на разведку. В результате прирост запасов нефти не компенсировал добычу. Так, в 2014-2016 годах инвестиции в разведочное бурение упали в 2,7 раза. Отрасль потеряла 2-3 года эффективной геологоразведки, которые на горизонте 5-7 ближайших лет могут сказаться дисбалансом в соотношении мирового спроса и предложения.

Оценки масштабов складывавшегося в последние кварталы превышения добычи над спросом, озвучиваемые ведущими аналитическими агентствами, существенно различаются между собой – по состоянию на 4-ый квартал 2016 года в диапазоне от 0,6 млн барр./сут до 1,1 млн барр./сут. Это само по себе затрудняет достижение равновесия на рынке.

Скоординированное поведение участников отрасли нуждается в получении четких сигналов, но очевиден недостаток надежно обоснованных данных по состоянию рынка. Так, в США до первой сланцевой революции 2009-2011 гг. не было острой необходимости в формировании детальной информации о динамике нефтяной добычи на горизонте недели. Рынок стал ориентироваться на «заменители» данных по добыче в виде динамики коммерческих запасов. Но на этот показатель влияли многие факторы совсем иного характера – от изменения объемов нефтепереработки до масштабов хранения нефти и нефтепродуктов. Также произошло изменение роли коммерческих запасов нефти в мире, управление ими превратилось в самостоятельный бизнес, ставший менее чувствительным к краткосрочным колебаниям спроса и предложения.

Спекулятивная торговля фьючерсными контрактами усиливает волатильность на рынке. За последнее время объемы этой торговли на двух крупнейших мировых товарно-сырьевых площадках в Нью-Йорке и Лондоне марками WTI и Brent соответственно достигли исторического максимума, более чем в три (!) раза перекрыв объемы чисто финансовой торговли десятилетней давности.

Само функционирование нефтяного финансового рынка все больше развивается по собственным законам и в соответствии с интересами рыночных спекулянтов, при этом оказывая сильное воздействие на развитие физического рынка. Можно утверждать, что сегодня финансовые рынки – динамика которых по объемам торгов более чем на 70% определяется североамериканскими торговыми площадками – выступают в роли своеобразных регуляторов. Это проявляется и в различных возможностях доступа к заемному и акционерному капиталу у разных компаний сектора.

К сожалению, эти и другие объективные проблемы создали условия для расширения методов манипулирования рынком, о которых мы говорили год назад, и подтвердили чувствительность рынка к манипулированию путем генерирования и распространения ложных сигналов, отвлечения внимания участников на второстепенные факторы.

В 2016 году фиксировались длительные периоды исключительно высокой ценовой волатильности рынка. Так, в 1-м квартале 2016 года волатильность производных финансовых инструментов (индекс OVX – Oil Volatility Index) составляла 65-70%. Эта волатильность и сами ценовые скачки многократно превосходили масштабы реальных изменений рыночного баланса спроса и предложения. В I квартале 2017 года вмененная волатильность снизилась до 25-30%, это признак временной стабилизации.

На физическом рынке стабильный рост спроса на нефть так и не привел в прошлом году к достижению баланса с поставками, поскольку временное снижение добычи в США, было компенсировано инерционным ростом добычи по ранее начатым крупным проектам вне ОПЕК и, главным образом, ростом добычи теми странами-членами ОПЕК, которые пытались таким образом компенсировать падение своих доходов. Со своей стороны, российские компании активно выходят на новые рынки, наладив эффективный диалог с партнерами в азиатско-тихоокеанском регионе. Отечественные компании наращивают инвестиции в импортозамещение, активно реализуя проекты с зарубежными компаниями. Российский нефтяной рынок, по оценкам Financial Times и Wall Street Journal, успешно развивается и привлекает капитал, несмотря на внешние ограничения. Отдельно нельзя не отметить выдержку и качество работы российских регуляторов, в меньшей мере ориентированных на политическую конъюнктуру и в большей – на обеспечение интересов развития отрасли.

Делая более общий комментарий, можно сказать, что идёт «нивелирование» характера собственности отрасли – даже частные компании в результате применения санкционных механизмов регулирования вынуждены участвовать в политических процессах. Стираются грани между частным и публичным сектором – это касается как цен сбыта нефтепродуктов, так и выбора тех или иных проектов для реализации путём прямых указаний регулирующих органов, таких, как OFAC. Часто это происходит в ущерб собственным акционерам, и я не удивлюсь, если на другой стадии цикла этот вопрос будет гораздо более активно подниматься собственниками компаний, которые вынуждены принимать ситуацию с упущенной выгодой.

Выход цен в 1-ом квартале 2017 года на уровень 50-55 долларов за баррель привел к возвращению осторожного инвестиционного оптимизма в отрасли, сокращению волатильности. В то же время, неуверенность в реальном состоянии баланса, рост добычи в странах ОПЕК, не участвующих в Соглашении, и активная разработка сланцевых запасов в США привели в начале мая к выходу цен из этого коридора и создали риски дестабилизации рынка. Парадоксальным образом недавнее достижение договоренности о продлении Соглашения на 9 месяцев произвело эффект «короткой волатильности» и даже привело к падению цен, которые впоследствии скорректировались.

Медленнее всего происходит восстановление активности в крупных долгосрочных проектах мейджеров. Так, количество запущенных крупных проектов в 2015-2016 гг. сократилось в 4-5 раз по сравнению с уровнем 2008-2012 гг., снизившись до минимальных значений, наблюдавшихся только в конце 1990-х и начале 2000-х годов, когда цена нефти составляла всего 20-25 долларов за баррель (в сегодняшних реальных ценах это около 30-35 долларов).

Это объясняется рядом факторов:
– объективным качеством их ресурсной базы, относительно низкой – в сравнении с крупными национальными компаниями – обеспеченностью высококачественными ресурсами с конкурентоспособными удельными затратами на разведку и разработку;
– ранее принятыми решениями, в том числе в отношении финансирования проектов с высокой точкой безубыточности, которые в текущей ценовой реальности являются нерентабельными.

Кроме того, традиционные сильные стороны мейджеров – передовые технологии, оперативность принятия решений, координация на рынке, большие объемы своповых операций – все активнее используются национальными компаниями, и мейджеры, основу бизнес-модели которых прежде всего составляют технологии, сейчас конкурируют не столько с другими мейджерами, сколько со странами-производителями и их национальными компаниями, активно выходящими на международный рынок.

Совсем не очевидно, что сегодня компании-мейджеры будут самыми лучшими покупателями традиционных ресурсов; национальные компании вполне конкурентоспособны с ними и уже приобрели необходимые опыт и компетенции при реализации крупных и сложных проектов. Вклад национальных компаний в мировую добычу более чем в три раза превышает долю мейджоров.

В результате мы все более отчетливо наблюдаем усиление национальных нефтегазовых компаний, в том числе Saudi Aramco, Qatar Petroleum, китайских CNPC и Sinopec. Причем их активность распространяется не только в своих странах, но и в глобальном масштабе.

В частности, китайские национальные нефтегазовые компании ведут активную работу по усилению международного присутствия, приобретая доли в проектах не только в развивающихся странах, но и в США, Канаде, Великобритании.

Также мы можем говорить о политической и экономической интеграции стран Шелкового пути. Китай активно создает зону особого экономического партнерства, связанного, в том числе, с поставками и переработкой нефти, нефтехимией. Фактически, складывается новый энергетический хаб, который будет иметь собственные индикаторы и тем самым сможет снижать влияние традиционных центров торговли нефтью, таких как лондонская биржа ICE, нью-йоркская NYMEX и чикагская CME.

Аналогичные стратегии реализуют и индийские компании, скоординированная политика которых и возможная консолидация поддерживаются на высоком государственном уровне.

IV. Гармонизация условий функционирования на нефтяном рынке

Так, например, важным фактором как для ОПЕК в целом, так и для Саудовской Аравии как крупнейшего участника организации в частности, является предстоящее IPO холдинга Saudi Aramco. Уже сейчас можно утверждать, что оно станет одним из самых значимых событий в мировой энергетике.

Отметим активную государственную политику руководства Саудовской Аравии, направленную на поддержку национальной нефтегазовой компании. Особенно впечатляет кардинальный пересмотр налоговой системы Саудовской Аравии в пользу повышения инвестиционной привлекательности компании Saudi Aramco, что обеспечит радикальное снижение налоговой нагрузки и рост дивидендов.

Также благоприятные условия созданы и в нефтяной отрасли США, остановлюсь на них.

Реакция сланцевой добычи в США даже после снижения цен ниже точки безубыточности была замедленной, и только в конце 2015 года падение объемов добычи стало отчетливо проявляться. Общая добыча жидких углеводородов в США в условиях кризиса снизилась примерно на 0,8-1 млн барр./сут. При этом сланцевая добыча внесла основной вклад в это падение, снизившись примерно на 600-700 тыс. барр/сут.

Сказались ряд факторов:
– постоянный технологический прогресс в отрасли, который в стрессовых условиях кризиса только ускорился. Отмечу, что технологические вызовы стоят и будут стоять в обозримой перспективе перед всеми нами в условиях растущей конкуренции;

– гибкость американской нефтяной отрасли в целом, включая избыточность сервисных и транспортных мощностей в период кризиса и возможность давления заказчиков на стоимость услуг сервисных компаний, развитые механизмы хеджирования, возможности оперативного изменения планов бурения, развитая сеть нефте- и газопроводов.

Положение в сланцевой отрасли США по-прежнему очень неоднородно – на многих месторождениях продолжается стагнация или спад, но появились лидеры роста, и прежде всего Пермский бассейн. Думаю, что, одновременно с восстановлением активности в сланцевой отрасли, мы стоим на пороге довольно заметного роста затрат, обусловленного увеличением спроса на услуги сервисных компаний и потребностью в значительных инвестициях для его удовлетворения. Не исключаю, что «новая волна» инфляции затрат может затронуть и другие страны.

Наши укрупненные оценки показывают, что изменение цены WTI приводит к изменению количества активных буровых установок на нефть и газ с лагом около 4 месяцев, а число активных буровых установок является наилучшим показателем количества ввода новых скважин через два месяца. Таким образом, изменение цены нефти приводит к изменению добычи сланцевой нефти в США примерно через 5-6 месяцев.

В целом мы наблюдаем оптимизм аналитиков в отношении ожидаемого роста сланцевой добычи в США в 2017 году – сейчас это 700-1000 тыс. барр./сут. Такая динамика обусловлена, прежде всего, ростом производительности в сланцевой отрасли в США. Так, в 2016 году по сравнению с 2014 годом капитальные затраты по проектам снизились на 71% и на 60-70% снизился объем бурения горизонтальных скважин. Несмотря на это, на 47% повысилась проходка на буровую установку, а стоимость прироста новой добычи нефти снизилась вдвое.

Еще более оптимистично видятся перспективы роста в 2018 году – порядка 1,5 млн барр./сут. Таким образом, сокращение добычи в рамках соглашения стран ОПЕК и стран не-ОПЕК может уже к середине 2018 года быть в значительной мере компенсировано ростом добычи сланцевой нефти в США.
При этом для сланцевой добычи в США созданы исключительно благоприятные условия:
– текущие налоговые платежи, если учесть широко применяемые стимулы, по данным компании Rystad Energy, не превышает 10-15%;
– новые налоговые инициативы правительства США в части снижения налога на прибыль создадут дополнительные преференции;
– развитые финансовые рынки со всем набором инструментов – дешевым финансированием, хеджированием

Конечно, необходимо отметить, что существует ряд факторов, которые могут замедлить восстановление сланцевой добычи, в их числе инфраструктурные ограничения, масштаб требуемых инвестиций, ограничения стоимость сервисных подрядчиков. Возможно, ряд этих ограничений будет преодолен в рамках реализации новых энергетических инициатив США.

Вместе с добычей нефти в США увеличивается и добыча попутного газа, избыток предложения которого создаст дополнительные предпосылки для развития экспорта американского СПГ на перспективные и высоко конкурентные рынки стран АТР и Европы. При этом на европейском газовом рынке конкуренция обещает быть еще более жесткой, учитывая большие объемы поставок трубопроводного газа не только из России, но и из стран Африки и Норвегии.

Важным фактором стал рост производства в США «газовых жидкостей» – именно он привел к тому, что общая добыча жидких углеводородов в США за период кризиса снизилась всего на 200 тыс. барр./сут. Фактор расширения производства «газовых жидкостей» будет вносить важный вклад в рост американской добычи в среднесрочной и долгосрочной перспективе и давать мощный стимул развитию нефтегазохимии.

Суммируя, подчеркнем, что способность определять глобально конкурентоспособный регуляторный режим – включая налоговые и другие факторы – является залогом устойчивого качественного роста для производителей нефти, и пример США здесь является показательным.

Нефтяная отрасль России также имеет свои особенности в части способности финансировать собственное развитие, прежде всего, за счет внутренних финансовых резервов и генерируемых денежных потоков. Доля России в покрытии мирового спроса оставалась в последние годы в целом стабильной, так что обусловленный реализацией бизнес-планов компаний рост добычи (порядка 2% в год) лишь незначительно превышал темпы роста спроса (порядка 1,5-1,7% в год).

Устойчивость российской нефтедобычи, на мой взгляд, была недооценена рынком.
Теперь причины этого феномена хорошо объяснены – они состоят в качестве российской ресурсной базы, успешном развитии собственных технологических и сервисных компетенций, активной работы по снижению затрат, эффективных приобретений, высокой корпоративной ответственности.

В целом инвестиции российского нефтяного сектора в рублевом выражении (а большинство статей затрат выражаются в рублях) в условиях кризиса росли, увеличивалась и добыча.

В России ряд компаний, включая «Роснефть», уже несколько лет назад приняли инвестиционные решения, реализация которых влечет рост добычи. Конечно, мы их корректируем в соответствии с пониманием важности достижения глобального баланса. Думаем, что по мере роста потребности рынка в новых поставках мы сможем внести значимый вклад в их удовлетворение.

Отмечу готовность во многих странах к снижению фискального бремени на бизнес. Представляется, что и другим регуляторам отрасли, включая ответственных российских регуляторов, важно отслеживать такие процессы для обеспечения конкурентоспособности отрасли.

V. ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС И НОВЫЙ ОБЛИК НЕФТЕГАЗОВЫХ КОМПАНИЙ

Мы неоднократно подчеркивали важность технологических сдвигов в энергетике в целом и в нефтегазовой отрасли в том числе. Без технологических прорывов было бы невозможно многое из того, что мы сейчас обсуждаем и на чем мы строим перспективу нашего бизнеса.

Отдельно хочу отметить процессы, происходящие на рынке сервисных услуг.

Компании переходят к интегрированной модели поставщиков комплексных услуг и оборудования – это не только способствует развитию технологических компетенций, но также позволяет диверсифицировать риски и повысить финансовую устойчивость. Важную роль будут продолжать играть процессы слияний и партнерств для обеспечения синергии совместного использования компетенций (технологических, рыночных, производственных, финансовых) их участников. Знаковой в этом плане стала сделка по объединению Baker Hughes, одной из компаний «Большой нефтесервисной тройки», с компанией General Electric Oil and Gas, создающая синергию активов и усиливающая роль обеих компаний в отрасли, а также в значительной степени иллюстрирующая изменение роли нефтесервисного сектора как такового.

Нужно находить и более активно использовать инструменты развития отрасли, отвечающие стоящим перед нами задачам.
В частности, необходимо создание вертикально интегрированных цепочек с участием потребителей и производителей, обмен активами, другие подходы, способствующие повышению открытости и устойчивости отрасли.

VI. РОСНЕФТЬ – ОТВЕТСТВЕННЫЙ ЛИДЕР ОТРАСЛИ

Что касается Роснефти, то несмотря на волатильность рынка, мы смогли добиться рекордных показателей – мощности по добычи углеводородов составили 5,6 млн барр. н.э., увеличившись за год на 4%. По объемам добычи нефти (210 млн т в год) Компания превосходит многие страны мира.

Отмечу некоторые важные стратегические сделки прошлого года:
– в декабре 2016 года нами была приобретена доля в крупнейшем газовом месторождении Средиземного моря Зохр в Египте, что позволяет выйти на перспективные рынки газа региона (мы участвуем в этом проекте вместе с нашими партнерами из Италии Eni и компанией ВР);
– проведенная в декабре 2016 года реструктуризация СП с компанией BP в Германии позволила нам усилить позиции на одном из наиболее перспективных рынков нефтепродуктов в Европе, стать третьим крупнейшим переработчиком немецкого рынка;
– в октябре 2016 года мы объявили о приобретении доли в одном из крупнейших НПЗ Индии, что не только позволяет выйти на новый быстро растущий рынок, но и обеспечить стабильность работы в этом регионе.

Это и новые проекты, и возможности своповых поставок нефти, и поставки оборудования, и участие в совместных добычных и логистических проектах, совместные добычные проекты для монетизации ресурсной базы Компании.

Важным этапом не только для Компании Роснефть, но и для всей экономики России, стала интегральная приватизационная сделка по приобретению пакета ПАО АНК «Башнефть» и реализации 19,5% акций самой Роснефти новым стратегическим инвесторам. Сделка показала, что даже в сложной рыночной конъюнктуре проведенные транзакции и сформированные партнерства продемонстрировали высокий потенциал стоимости действительно качественных активов.
Выскажу уверенность, что самые важные успехи у нас еще впереди.

Мы знаем, что сегодня на выходе находятся подготовленные Правительством РФ новые налоговые инициативы, связанные с введением налога на дополнительный доход, что должно придать новый импульс привлечению инвестиций в отрасль и стать важным шагом в создании конкурентоспособной фискальной системы с учетом недавних инициатив Саудовской Аравии и США – мы такие инициативы можем только приветствовать.

gornyak-d-b: НДПИ в системе недропользования

26 августа 2013 http://gornyak-d-b.livejournal.com/7041.html

https://ru.wikipedia.org/wiki/Налог_на_добычу_полезных_ископаемых_(Россия)

burckina-faso: добыча и экспорт нефти РФ 2014-2016

Россия резко нарастила добычу нефти в этом году:

Наращивая и экспорт:

В двое-трое снизив таможенные пошлины на вывоз нефти:

Росстат http://www.gks.ru/bgd/free/B04_03/IssWWW.exe/Stg/d06/106.htm

http://burckina-new.livejournal.com/37590.html

— — —
Постановление Правительства РФ от 29.03.2013 N 276 (ред. от 27.04.2016) «О расчете ставок вывозных таможенных пошлин на нефть сырую и отдельные категории товаров, выработанных из нефти, и признании утратившими силу некоторых решений Правительства…

http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_144198/687324a2405700312d275ed58bb81913cc230503/

oleglurie-new: Из истории ЛУКОЙЛа

Читать далее

Азербайджанские нефтегазовые доходы


http://www.economist.com/news/europe/21699164-post-soviet-autocracy-tries-transmute-black-gold-modernity-baku-future
http://spectat.livejournal.com/774863.html

mk.ru: Интервью Геращенко о деле Юкоса

6 апреля 2016 «Боженька все видит»: Виктор Геращенко раскрыл тайны дела ЮКОСа. «Если называть вещи своими именами, наши власти обделались» http://www.mk.ru/politics/2016/04/06/bozhenka-vse-vidit-viktor-gerashhenko-raskryl-tayny-dela-yukosa.html
http://www.mk.ru/print/article/1418490/


Владимир Путин и Михаил Ходорковский во время встречи президента с представителями Российского союза промышленников и предпринимателей. Москва, Кремль, 31 мая 2001 года.

Приближается дата вынесения окружным судом Гааги решения по жалобе России на вердикт третейского суда, присудившего бывшим акционерам ЮКОСа компенсацию в размере 50 млрд долларов. Своими воспоминаниями о том, как начиналось дело ЮКОСа, с «МК» поделился Виктор Геращенко — последний председатель наблюдательного совета компании ЮКОС.

Как ожидается, решение будет оглашено в Гааге 20 апреля. Вряд ли, впрочем, оно станет последней точкой в споре: проигравшая сторона скорее всего обратится в следующую инстанцию — Верховный суд Нидерландов. Но время работает, пожалуй, уже против нас: с 15 января 2015 года на сумму компенсации начисляются штрафные проценты, ежедневно увеличивая ее на 2,6 млн долларов. Одновременно быстро растет список зарубежных активов РФ, арестованных по требованию истцов. Россия, однако, готовится нанести ответный удар: в конце прошлого года принят закон, позволяющий арестовывать имущество иностранных государств на территории нашей страны. В общем, конца противостоянию пока не просматривается. Но зато отчетливо видны истоки.

— Виктор Владимирович, какие чувства вызывают у вас новости о поражениях России в юридических баталиях, инициированных бывшими акционерами ЮКОСа? Радует то, что в зарубежных судах эта история получила именно ту оценку, которую в свое время дали вы, — «украли, сволочи»? Я, естественно, привожу смягченный вариант вашей исторической фразы.
— Нет, никакой радости я, конечно, не испытываю. И так все непросто у нас с экономикой, а тут такие суммы… Но решение, принятое в Гааге, считаю совершенно справедливым. В те годы, когда я возглавлял наблюдательный совет, я прямо говорил людям из президентского окружения, что они совершают большую глупость, уничтожая ЮКОС. Ведь ограбленными оказались не только владельцы компании, но и большое количество миноритарных акционеров. Большинство из которых были иностранцами. Понятно же было, что они не оставят это просто так.

— Начнут мстить…
— Не мстить, а искать справедливости. Но в Кремле продолжали гнуть свою линию. И вот теперь это аукается. Если называть вещи своими именами, наши власти обделались. Не просчитали последствий, не разобрались в ситуации. Да и не хотели разбираться. Я уверен, что в основе дела ЮКОСа лежит личная обида Владимира Владимировича на Михаила Ходорковского. За то, что тот посмел ему перечить.

— Вы имеете в виду их перепалку в феврале 2003 года на встрече президента с представителями крупного бизнеса?
— Совершенно верно. Ходорковский ведь тогда при всех заявил Путину, что тот не разбирается ни в экономике, ни во внешней политике. Мало того, после того, как встреча завершилась, Ходорковский, насколько мне известно, сказал в коридоре Владимиру Потанину: «Володя, ну его на фиг. Давай ты будешь президентом, а я премьером». Сказал не один на один, у разговора были свидетели, которые, судя по всему, и доложили «кому надо». А потом, как мне говорили, уже где-то за границей произнес похожую фразу. Мол, люди, находящиеся у власти, некомпетентны, и пора их менять. И опять при свидетелях. А доносчиков у нас всегда хватало.

— Есть мнение, что европейскими судьями тоже двигала обида. Что, мол, Запад наказывает таким образом Россию за ее независимую политику.
— Ну, наверное, наш конфликт с Западом несколько добавил прыти судьям. Но не более того. Очевидно же, что с компанией и ее акционерами обошлись несправедливо. Как говорили в нашем дворе во времена моего детства, жадность фраера сгубила. Активы распродавались по явно заниженным, надуманным ценам. Хотя я и не крещеный, но не могу не сказать: боженька все видит.

— Как считаете, придется платить?
— Считаю, надо платить. Мы же сами связали себя обязательствами: подписали Энергетическую хартию, согласились на рассмотрение дела Гаагским арбитражем… Никто ведь не заставлял. Значит, должны выполнять то, под чем подписались.

— Известна история тяжбы, затеянной владельцем компании «Нога» швейцарцем Насимом Гаоном: тот тоже долго судился с Россией, но остался в итоге на бобах.
— Да, по его искам даже арестовывались средства Центробанка (Виктор Геращенко возглавлял ЦБ РФ в 1992–1994 и 1998–2002 гг. — «МК») в некоторых европейских странах. Но мы тогда успешно отбились.

— Так, может, и на этот раз обойдется?
— Вряд ли стоит на это рассчитывать. Масштабы и характер этого дела совершенно другие. Нет, на этот раз все будет гораздо серьезнее.

— Виктор Владимирович, вы возглавили наблюдательный совет ЮКОСа в самый разгар атаки на него. Что заставило вас, искушенного, опытного человека, ввязаться в это явно безнадежное дело?
— После отставки с поста председателя Центробанка я какое-то время работал в научно-исследовательском институте при ЦБ. Делать там особо было нечего, и когда в 2003 году ко мне обратились Рогозин и Глазьев, сказали, что есть такой кремлевский проект, партия «Родина», и предложили в нем участвовать, я согласился. Ну, прошли мы в Думу. Начинается формирование комитетов — ни в какой приличный комитет не зовут. Потом предложили войти в комитет по собственности. Важный, конечно, но все-таки не моя стезя. С моим бэкграундом мне больше подошел бы комитет по бюджету или по экономической политике.

И тут, это был конец января 2004 года, мне нежданно-негаданно говорят, что со мной хочет поговорить один товарищ из ЮКОСа — заместитель председателя правления Юрий Бейлин. Первая беседа была самая общая: как я смотрю на экономику, на развитие страны и так далее. Недели через две встретились вновь. И вот тут уже пошел конкретный разговор: «Хотели бы предложить вам возглавить наблюдательный совет ЮКОСа».

На тот момент из 11 членов совета выбыли двое: Ходорковский, который находился в тюрьме, и Семен Кукес, прежний председатель, который вскоре покинул компанию. По словам Бейлина, никто из оставшихся членов совета не хотел занимать председательский пост. Но понятно, что в ЮКОСе рассчитывали, что со мной им легче будет выходить на людей во власти и вести переговоры.

— Сразу согласились?
— Нет, сказал, что надо подумать. Я посоветовался с двумя знающими людьми, мнению которых доверяю, — с Владимиром Пансковым (глава Минфина в 1994–1996 гг., с 1997 по 2006 год аудитор Счетной палаты. — «МК») и Владимиром Петровым (первый замминистра финансов в 1995–1997 гг., член Совета Федерации. — «МК»).

Спросил их, насколько, на их взгляд, обоснованны налоговые претензии к ЮКОСу. Оба заверили меня, что это просто придирки, что законодательство позволяло использовать внутренние офшорные зоны, что все компании это делали. И тогда я подумал: «Почему бы и нет?» Все-таки самая крупная нефтяная компания страны, модернизированная, с очень маленькой внешней задолженностью.

С другой стороны, ясно было, что следующие четыре года в Думе будут пустыми. Ну, депутат. И что? Понятно, что все будет решать думское большинство. И я дал свое согласие. Когда я объявил о своем решении «родинцам», Дима Рогозин сказал: «Вить, возьми меня с собой». В шутку, конечно. А Скоков (Юрий Скоков, сопредседатель высшего совета избирательного блока «Родина». — «МК») состроил такую мину… По-моему, всерьез на меня обиделся. Хотя на что обижаться-то?

Некоторое время спустя со мной зачем-то захотел встретиться мой бывший помощник в Центробанке, выходец из спецслужб. Сказал, что ему позвонил Виктор Иванов, помощник президента (c 2008 года — директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков. — «МК»), и попросил «сказать ему», то есть мне, что «он не туда идет». «А чего, — спрашиваю, — сам не позвонил? Мы же лично знакомы! И вообще, шел бы он куда подальше!» — «Так и передать?» — «Можешь так и передать».

Ну а 24 июня прошло собрание акционеров, на котором меня избрали председателем наблюдательного совета. На следующий день звоню в приемную Путина: «Здрасьте». — «Здравствуйте, рады вас слышать». — «Как бы мне записаться на прием к Владимиру Владимировичу?» — «А это через Дмитрия Анатольевича, главу администрации». В приемную Медведева я звонил две недели, почти каждый день. Мне всякий раз вежливо сообщали, что Дмитрий Анатольевич не может со мной переговорить: то его нет на месте, то он занят.

В конце концов мне сказали, что меня примет Игорь Шувалов, который тогда был помощником президента. Ну, к Шувалову так к Шувалову. Я, кстати, был неплохо с ним знаком. Прихожу, говорю: «Игорь Иванович, так и так, не находим общего языка с властью».

— А каким, собственно, вам виделся общий язык?
— Наша позиция была следующей. Да, мы не согласны с претензиями и будем судиться. Но поскольку нам сказали «платите», то, как законопослушные налогоплательщики, мы, естественно, будем платить.

На тот момент было известно о двух налоговых требованиях, за 2000 и 2001 годы, составлявших в сумме порядка семи миллиардов долларов. За 2002 и 2003 годы, по нашей оценке, могли «накрутить» еще миллиардов пять. Мы ведь еще не знали, что к нам применят двойные штрафные проценты как к злостным неплательщикам и общая сумма налоговых претензий дойдет до почти 30 миллиардов долларов. Охренеть, я извиняюсь. Но тогда мы исходили из 12 миллиардов. Компания была мощная, эффективная, цены на нефть вполне приличные, так что погасить эту сумму было вполне реально. Но, естественно, не сразу.

Предложение было такое: дайте нам спокойно работать, и через два года мы полностью рассчитаемся со всеми долгами. Кроме того, Ходорковский объявил о том, что он и его партнеры по Group MENATEP, основного акционера ЮКОСа, готовы безвозмездно передать в распоряжение юкосовского менеджмента принадлежавшие им пакеты акций, которые могли быть использованы для погашения налоговой задолженности. Правда, с этих акций нужно было снять арест.

Вот со всеми этими идеями я и пришел в администрацию президента. Да, кроме того, показал Шувалову письмо известного финансиста Рудлоффа, возглавлявшего тогда банк Barclays Capital. На тот момент уже было известно о намерении властей продать с молотка «Юганскнефтегаз», и в письме говорилось, что распродажа производственных активов ЮКОСа ударит по интересам иностранных акционеров и будет во всем мире воспринята как конфискация.

— И что на это ответил Шувалов?
— «Мы, — говорит, — Ходорковскому не верим». Мол, тот просто добивается, чтобы ему дали срок поменьше. Выйдет потом и заявит, что его заставили отдать акции. Начнет судиться.

— Словом, общего языка с властью вы так и не нашли.
— Думаю, у Шувалова была единственная задача — избавить власть от упреков в том, что она не хочет нас выслушать. Мол, ты просил о встрече — вот тебе встреча. Не будешь потом говорить, что в администрации президента не захотели разговаривать с представителями ЮКОСа.

— Это была последняя ваша попытка достучаться до Путина?
— Нет, была еще попытка контакта — при посредничестве бывшего канадского премьера Жана Кретьена. После своей отставки тот работал в юридической фирме, которая в числе прочего представляла интересы группы МЕНАТЕП в Канаде. Осенью 2004 года он приехал по каким-то своим делам в Москву и встречался с Путиным. По просьбе нашего президента.

Как мне рассказывал тогдашний председатель правления ЮКОСа Стивен Тиди, с которым этим поделился сам Кретьен, Путин якобы попросил канадца использовать свое влияние и переговорить со своим преемником Полом Мартином, а по возможности и с лидерами других стран — членов G8. Речь шла, насколько я помню, о том, что Россия хотела стать полноправной участницей «восьмерки», включая обсуждение финансовых вопросов.

Кретьен сказал: «Хорошо, я попробую». И попросил, в свою очередь, позволения затронуть тему ЮКОСа. Путин согласился выслушать, и Кретьен изложил нашу позицию: считаем налоговые требования несправедливыми, но готовы все заплатить. Но не сразу, естественно, — нужна какая-то рассрочка. По словам Кретьена, президент ответил, что он, вообще-то, вне этого дела. Но пусть, мол, они, юкосовцы, напишут письмо премьеру и министру финансов, а он попросит их это письмо рассмотреть. Мы быстренько составили и отправили такое письмо. Ответ пришел через месяц или чуть больше: рассрочка невозможна. Примерно в это же время нам выставили новые налоговые требования. Их общая сумма превысила 20 миллиардов долларов…

В начале 2005 года Кретьен вновь оказался в Москве и захотел увидеться со мной. Встретились в «Метрополе», в его номере. «Как дела?» — спрашивает. «Банкротить, — отвечаю, — нас будут. Вот продали с аукциона наш «Юганскнефтегаз». С вопиющими нарушениями, по заниженной цене». Рассказал о том, что нам ответили из правительства. Кретьен, в свою очередь, сказал, что написал Путину о том, что выполнил свою часть договоренности. Но никакого ответа не получил.

Говорю: «Может, вы не на том языке к нему обращаетесь? Вы пишете по-английски, а он знает немецкий». Кретьен рассмеялся, поняв мой сарказм… Из Москвы он поехал в Казахстан, на какую-то международную конференцию, и выступил там с довольно резкими заявлениями. Сказал, что с Россией сложно иметь дело, что российские власти ущемляют интересы иностранных инвесторов.

— На тот момент вы были одним из немногих представителей юкосовского руководства, которые не оказались за решеткой либо в эмиграции.
— Да, почти все остававшиеся на свободе руководители ЮКОСа уехали из страны. Мне волей-неволей пришлось стать спикером, выступать от имени компании. Здорово помогала Светлана Бахмина, которая тогда была заместителем начальника правового управления. Но потом и ее арестовали…

Пришлось, кстати, заняться формированием наблюдательного совета. В 2005 году его покинули все иностранцы, причем управляющий директор Group MENATEP Тим Осборн написал нам, что больше не будет предлагать своих людей в совет. Сами, мол, разбирайтесь.

Интересная история, кстати, произошла с Иваном Силаевым (в 1990–1991 гг. председатель Совета министров РСФСР, глава Комитета по оперативному управлению народным хозяйством СССР. — «МК»). Приходит ко мне, говорит: «Слышал, что у вас проблемы с наблюдательным советом. Я бы с удовольствием вошел. Думаю, Михаил Борисович не будет возражать, поскольку хорошо меня знает». Ходорковский и Невзлин были советниками у Силаева, когда тот возглавлял российское правительство.

«Хорошо, — отвечаю, — спросим у Ходорковского». Через адвоката Антона Дреля пришел ответ: «Конечно, почему нет». А через несколько дней вновь прибегает Силаев: «Знаете, я не могу быть в совете. Сыновья отговаривают, жена на коленях умоляет…» А мы уже объявили, кто войдет в совет, изменить ничего нельзя. Или же надо вносить поправки в документы и сокращать его численность, а это большая головная боль.

Говорю: «Иван Степаныч, извините, но так дела не делаются». Я еще понимаю, если бы это я его позвал, ничего тому толком не объяснив. Но он-то ведь сам пришел, никто не тянул! В итоге Силаев все-таки стал членом совета. Сразу же стал активно выступать: нельзя ли, мол, увеличить закупки ЮКОСом оборудования нашего, российского производства. Он ведь был председателем Союза машиностроителей. Но выяснилось, что у нас и так все в основном отечественное — 85 процентов. Из импортного покупали только то, что не производилось в России.

— Соответствует ли действительности информация о том, что к ЮКОСу в этот период проявляли большой интерес потенциальные иностранные покупатели?
— На меня дважды выходили представители иностранного бизнеса с предложением провести переговоры о возможной покупке остатков ЮКОСа. Первый раз это был немецкий Deutsche Bank, второй — одна крупная индийская компания. Намерения у инвесторов, насколько я могу судить, были серьезными.

Но наблюдательный совет не был уполномочен вести такие переговоры, поэтому я порекомендовал этим людям обратиться к владельцам и менеджменту. Было ли у этого зондажа какое-либо продолжение, мне неизвестно. На мой взгляд, на тот момент подобная сделка уже не могла состояться. Ситуация полностью контролировалась нашими властями, которые явно не были заинтересованы в таком развитии событий.

— Банкротство ЮКОСа было неизбежным?
— Против лома, как говорится, нет приема. Поводом для начала конкурсного производства стала задолженность ЮКОСа перед консорциумом иностранных банков. Из миллиардного кредита, взятого летом 2003 года, оставалось погасить меньше половины, 450 миллионов долларов с хвостиком. Но когда нам запретили любые платежи, кроме относившихся к производственной деятельности, ЮКОС, естественно, вынужден был прекратить выплаты по кредиту.

Мы сказали банкам, что погасим долг со всеми набежавшими штрафными процентами сразу после того, как продадим принадлежавший ЮКОСу пакет акций Мажейкяйского нефтеперерабатывающего завода. Стоил этот актив примерно 2,5 миллиарда долларов. Им мы могли распоряжаться свободно, поскольку он находится в Литве, за пределами российской юрисдикции. Банки сначала вроде бы пошли навстречу, а потом втихую продали этот клейм.

Дело явно не обошлось без наших чиновников: на банки, судя по всему, надавили, объяснив, что от их позиции по этому вопросу зависят перспективы развития их бизнеса в России. Точно так же, как надавили на «прайсов». PricewaterhouseCoopers отозвала в конце концов свои аудиторские заключения по причине якобы недостоверной информации, предоставленной ЮКОСом. Но, насколько мне известно, им грозили не продлить лицензию на деятельность в России.

Кстати, накануне того дня, когда «прайсы» выпустили это свое заявление, один из партнеров их московского подразделения приезжал ко мне на дачу извиняться. Мол, очень сожалеем, ничего личного, но вынуждены пойти на этот шаг, потому что хотим остаться в России.

— А сами вы ощущали какое-либо давление?
— Как-то в одном из интервью я в шутку сказал, что на меня никто не давит, кроме жены. Но в принципе так оно и было. Дело, конечно, не в том, что я обладал каким-то иммунитетом. Просто от наблюдательного совета тогда уже мало что зависело. Да и придраться ко мне было сложно: я ведь пришел в ЮКОС уже после того, как были совершены «преступления», в которых обвиняли руководителей компании. Пожалуй, единственный случай давления был после моего выступления на «Эхе Москвы».

— Того самого, в котором прозвучал не вполне, скажем так, цензурный аналог выражения «украли, сволочи»?
— Да. В тот день, незадолго до эфира, я встречался с двумя приехавшими в Москву коллегами, членами наблюдательного совета ЮКОСа Алексеем Конторовичем, директором Института нефтегазовой геологии и геофизики Сибирского отделения РАН, и Юрием Похолковым, ректором Томского политехнического университета. Посидели в ресторане неподалеку от их гостиницы, выпили, поговорили по душам… Время уже поджимало, поэтому, чтобы не опоздать на передачу, я добрался до «Эха» на метро. Ну и там, что называется, начал резать правду-матку.

Я-то, правда, думал, что передача выйдет в записи и меня, если что, «запикают». Но когда у меня вторично вырвалось «выражение», Венедиктов испуганно сказал: «Виктор Владимирович, у нас вообще-то прямой эфир…» После интервью звонит жена: «Как тебе не стыдно, на всю страну матом!» А на следующий день я был в гостях у родственников. Выхожу из дома, навстречу незнакомый мужчина лет 60: «Здрасьте, Виктор Владимирович». — «Здравствуйте». — «А я вас вчера слушал». — «Ну и как? Не слишком я?» — «Ни фига, все в порядке». Ну, он тоже употребил более сильное выражение. Говорю потом жене: «Видишь, какое у народа мнение?»

— Ну а в чем выразилось давление?
— Спустя день или два еду утром на работу. Звонит завсекретариатом: «Виктор Владимирович, пришли делать обыск в вашем кабинете». Никакого смысла в этом обыске не было: наш офис перерыли вдоль и поперек и давно изъяли то, что имело хоть какое-то отношение к делу. И потом, что у меня-то может быть интересного для них? Ну, приезжаю. Заходит молодой парень. Покопался в ящиках, взял какие-то аналитические бумажки. Потом говорит: «Виктор Владимирович, на память не распишетесь?» Тогда же мне вручили повестку с вызовом на допрос. Ну, раз вызывают, надо идти. Вопросы, как и следовало ожидать, были ни о чем. А под конец прозвучала та же просьба: «Не могли бы вы дать автограф».

— И эти действия вы связываете с тем вашим резким выступлением?
— А с чем еще это можно связать? Намекнули, чтобы, так сказать, выбирал выражения.

— Вы как-то сказали, что, когда вы работали в ЮКОСе, кто-то предложил вам вести дневник. На что вы ответили, что не уверены, что дневник не сожгут вместе с дачей…
— Это, конечно, было сказано в шутку. Мы как-то сидели с одним моим давним знакомым, швейцарским бизнесменом, и я стал рассказывать о том о сем… Тут-то он и сказал мне: «Виктор, веди дневник, книгу напишешь». Но желания вести дневниковые записи у меня не было. О чем сейчас часто жалею.

— Не собираетесь, кстати, и в самом деле взяться за книгу о своей работе в ЮКОСе?
— Это, конечно, был очень интересный опыт. Но писательских талантов в себе не чувствую. В слове «писать» я, извините, обычно использую другое ударение. К тому же многие имена и даты уже стерлись из памяти… Так что буду читать, что напишут другие. Да и история эта, как видите, еще далеко не закончилась.

miguel-kud: О сырьевой ренте

Почему они провалились. I
2. Отказ от своевременной «настройки» НДПИ
3. Отказ от выхода на мировые цены
http://miguel-kud.livejournal.com
Читать далее

Российская нефтяная отрасль: источники финансирования

«Роснефть» отсудила старые льготы. Компания может получить 60 млрд руб. из бюджета в течение месяца.

«Роснефть» вплотную приблизилась к получению 60 млрд руб. из бюджета. Компания через суд добивается возврата переплаченных таможенных пошлин на нефть по своему активу ВЧНГ, и Минэнерго не удалось убедить Верховный суд приостановить решения предыдущих инстанций, вставших на сторону «Роснефти». Теперь компания, если обратится за получением денег, может получить их в течение месяца. Но у Минэнерго еще остается шанс убедить Верховный суд пересмотреть дело.

Верховный суд отказал Минэнерго в приостановлении решений апелляционной и кассационной инстанций в споре с «Роснефтью» о переплаченных таможенных пошлинах на нефть с Верхнечонского месторождения в Иркутской области. Минэнерго подало соответствующую жалобу 10 февраля. Теперь министерство обязано будет выполнить решение судов и выдать «Роснефти» справку о подтверждении «особых физико-химических характеристик» нефти с этого месторождения. В свою очередь, такая справка даст «Роснефти» право претендовать на возврат таможенных пошлин на сумму 60 млрд руб.

«Роснефть» считает, что имеет право на пошлины, которые «Верхнечонскнефтегаз» (ВЧНГ, разрабатывает месторождение) избыточно уплатил в бюджет в 2012-2013 годах. Тогда ВЧНГ был активом ТНК-ВР, но был куплен «Роснефтью» в 2013 году. ВЧНГ имел право на льготы по экспортной пошлине на нефть, но не пользовался ими. «Роснефть» после покупки компании продолжила платить полную пошлину и лишь в январе 2015 года попыталась истребовать льготы для ВЧНГ задним числом, упирая на то, что срок возмещения излишне уплаченных налоговых платежей (три года) еще не истек. «Роснефть» хотела получить от Минэнерго подтверждение того, что на месторождении велась добыча льготируемой нефти в 2012-2013 годах, но министерство отказалось на том основании, что были пропущены сроки подачи документов (см. «Ъ» от 29 апреля 2015 года).

В итоге Минэнерго проиграло дело в двух инстанциях, а после того как Верховный суд отклонил его ходатайство, «Роснефть» может непосредственно приступить к получению денег. Минэнерго должно выдать компании справку в течение пяти дней с момента принятия решения в кассации, которое было вынесено 10 февраля. В Минэнерго и «Роснефти» отказались комментировать, выдана ли уже эта справка. Получив справку, компания может обратиться в ФТС с заявлением о возврате денег. На его рассмотрение и возврат уплаченных пошлин таможенным органам по закону дается месяц. Подобные прецеденты уже были, хотя и с меньшими суммами. ТНК-BP подавала несколько исков к ФТС за переплату пошлин в 2004-2008 годах — в общей сложности на 10 млрд руб. Суды взыскали эту сумму в пользу ТНК-ВР в 2009-2010 годах, а затем компания взыскала с таможни и 922 млн руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Вместе с тем само по себе рассмотрение дела пока не завершено. Хотя Минэнерго не удалось добиться приостановления решений предыдущих инстанций, судья Верховного суда (ВС) все равно будет рассматривать жалобу министерства. Если тот откажет Минэнерго в передаче дела на рассмотрение судебной коллегии ВС, то Минэнерго может пожаловаться председателю ВС и «все-таки добиться рассмотрения своей жалобы по существу», отмечает партнер адвокатского бюро «Дмитрий Матвеев и партнеры» Юрий Поспеев. Если же дело дойдет до судебной коллегии, то вариантов развития событий гораздо больше. Среди ее полномочий — отмена постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций, а также всех вынесенных по делу судебных актов. «Она может направить дело на новое рассмотрение в суде первой инстанции. В таком случае рассмотрение дела начнется с самого начала»,— говорит юрист. Впрочем, как напоминает старший юрист Herbert Smith Freehills Сергей Еремин, жалобы в Верховный суд на решения кассаций удовлетворяются чрезвычайно редко — примерно в 2% случаев.
http://kommersant.ru/doc/2917235

ТНК-BP имела льготы но почему-то (?!) не пользовалась ими 🙂
А Роснефть сумела 🙂
«Все животные равные, но некоторые равнее» (c)
«Друзьям все, остальным закон» (с)

— — —
11 дек 2014 «Роснефть» за час привлекла на рынке 625 млрд руб http://www.rbc.ru/business/11/12/2014/5489d9682ae59641787e909c
— — —
Интересный вопрос: восьмое чудо света — это сложный процент или фиатные деньги?

ray_idaho: Динамика полной себестоимости добычи нефти в России

Динамика полной себестоимости добычи нефти в России

Обновляю за 2015 год структуру полной себестоимости добычи нефти в России по данным Росстата + данные по налогу на добычу полезных ископаемых.

На первом графике структура полной себестоимости добычи нефти в России в рублях за тонну. Можно отметить, что себестоимость добычи нефти в рублях продолжила рост, за год (с 3 квартала 2014 года) она выросла на треть с 1800 рублей до 2400 рублей. Вырос также и НДПИ, во втором квартале был около 7000 рублей за тонну.

На втором графике структура полной себестоимости добычи нефти в России в долларах за баррель. Себестоимость собственно добычи упала с 11$ за баррель в 3 квартале 2014 года до 7,4$ за баррель в 3 квартале 2015 года, из них операционные затраты составляют примерно 3-5$, а НДПИ упал с 22$ до 14$.

Структура себестоимости добычи нефти в России, рублей за тонну

Структура себестоимости добычи нефти в России, $ за баррель

Источник данных

Оригинал

— — —
Комментарии в записи
— Как долго выдержит экономика 20-ти $ среднегодовую цену, год , два ?
— если курс будут двигать, я думаю, принципиальных проблем не должно быть
по сути риски только в импорте, а он все равно меньше экспорта, так как остальные товары не так упали как нефть и газ

— но есть же еще себестоимость реализации
— это только расходы на транспорт, примерно 300-400 рублей на баррель или по текущему курсу еще 5$, но это только для трети добываемой нефти, треть мы сами потребляем, треть экспортируется в виде нефтепродуктов

— Короче, даже при 20 долларах за баррель добыча нефти будет высокорентабельной и приносить солидные доходы в бюджет)))
— ну если курс будет 120-150 может быть 🙂
— Зачем 120-150, достаточно 100. Нефтегазовые доходы бюджета в этом случае просядут с 8% ВВП в 2015 г. до 4,5% в 2016 г. Впрочем, учитывая наметившуюся тенденцию опережающего роста ненефтегазовых доходов (в 2015 г. примерно 28% ВВП, в 2016 г., думаю, не меньше 29%) на бюджетной и социальной стабильности это особо не скажется. А ведь это сценарий глубочайшего, в 2,5 раза падения цен. Сам я в него не верю, думаю, в 2016 г. среднегодовая цена не опустится ниже 40 долларов за баррель.

Вероятные новые налоги для российских нефтяных компаний

22.09.2015
Из презентации Роснефти видно, что нетбэк (то что достается экспортеру нефти после налогов) сильно вырос, из-за того что пошлины рассчитываются от долларовых цен. Парадоксально, но при падении цен на нефть нефтяники стали больше зарабатывать, в отличие от бюджета. Поэтому и ножницы Силуанова хотят отнять эту сверх прибыль. А надо было правительству просто лишь мыслить в рублях, а не долларах.

http://vk.com/public60212189?w=wall-60212189_95692

22.09.2015
«Проект бюджета на 2016 год предусматривает сохранение резервов в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Окончательного решения по повышению ставки НДПИ нет»,- отметил журналистам глава Минфина Антон Силуанов по окончании совещания у президента России Владимира Путина, посвященного подготовке бюджета на 2016 г.

«Минфин рассчитывает изъять в 2016 году из дополнительной девальвационной выручки у нефтяников 605 млрд рублей. В течение трех лет эта цифра варьируется, но она базируется около этой суммы. Мы исходили из того, что объем выручки с учетом производственных затрат за последнее время, то есть за 2014 и 2015 годы, существенно увеличился исходя из новых курсовых соотношений рубля и доллара, а учитывая значительные вычеты из той формулы, которая сегодня применяется при расчете НПДИ и соотнося с ростом издержек, который значительно ниже тех объемов вычетов, которые в результате новых курсовых соотношений получаются, мы считаем возможным эту формулу расчета НДПИ скорректировать», — сказал Силуанов. Об этом передает ТАСС.

Ранее Минфин представил свои предложения по дополнительному изъятию девальвационной прибыли у нефтяного сектора и, в частности, уточнения формулы расчета НДПИ. Проект бюджета на 2016 г. предусматривает цену на нефть в размере $50 за баррель.

«Были выслушаны предложения министерства энергетики, опасения, риски в части наличия средств для инвестиционных программ. Было проведено обсуждение, но окончательного решения еще нет», — отметил А.Силуанов.
http://www.vestifinance.ru/articles/62610

22.09.2015
Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской заявил, что предлагаемой Минфином дополнительное увеличение налоговой нагрузки для добывающих компаний может привести к сокращению инвестиций в геологоразведку и отмене новых проектов.

Минприроды не поддержит предложения Минфина по увеличению НДПИ на нефть для добывающих компаний: это может привести к сокращению инвестиций в геологоразведку и отмене новых проектов, заявил журналистам министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской.
«Надо посмотреть внимательно, но мы, скорее всего, не будем поддерживать это предложение. Мы не согласны будем с Минфином», — сказал Донской. При этом он уточнил, что его ведомство официально еще не получало предложений Минфина по увеличению выплат по НДПИ.
«Это будет тяжелая ситуация, когда в сегодняшних условиях у нефтяников инвестиции будут снижаться? с увеличением государственного изъятия (средств — ред.) через НДПИ. Естественно, это будет сказываться на геологоразведке, то есть будут нужны еще дополнительные меры поддержки и стимулирования», — пояснил Донской.
Он отметил, что на работу добывающих компаний негативное влияние уже оказывают западные санкции. «Если еще и дополнительные увеличения налоговой нагрузки на компании (ввести — ред.), естественно, новые проекты будут пересмотрены, и вполне возможно, что компании не будут их реализовывать», — добавил Донской.
http://ria.ru/economy/20150922/1273262890.html

22.09.2015
Президент попросил правительство рассмотреть повышение налогов на нефтяников, нефтяники в свою очередь предлагают взять деньги у газовиков

Президент предложил проработать вопрос о направлении в бюджет дополнительных доходов, которые экспортеры получают из-за девальвации рубля. Когда Путин в 2014 г. обещал не повышать налоговой нагрузки до 2018 г., некоторые чиновники признавали, что при необходимости объяснение росту налогов найдется. Это же изъятие выигрыша от девальвации, так поступают во всем мире, находит объяснение участник обсуждений.

Экспортеры, о которых говорил Путин, – нефтяники, единодушны чиновники нескольких ведомств. По словам одного из участников обсуждения, принципиальное решение о повышении налогов уже принято, вопрос лишь в суммах и способе.

Отрасль социально ответственная, готова поделиться, главное – посчитать потери, говорит чиновник, близкий к Минэнерго. Риски падения добычи, о которых предупреждает Минэнерго, будут анализироваться, пообещал Силуанов.

Нефтяники предлагают свой план спасения – повысить налоги на добычу газа, рассказали два чиновника финансово-экономического блока, чиновник Минэнерго и подтвердил высокопоставленный чиновник. Это только идея, подчеркивает один из них, поддержит ли ее правительство, пока непонятно. На совещании присутствовал президент «Роснефти» Игорь Сечин, он принес с собой презентации «Роснефти», которые собрался раздать.
Сечин отказался комментировать, как повышение налогов повлияет на компанию: «Не всегда для решения таких вопросов нужна публичность». Молчал он и на совещании, говорят его участники.

Нефтяники, напоминает один из чиновников, всегда говорят, что нужно увеличить изъятия налогов у газовиков. В 2014 г. Сечин жаловался первому вице-премьер Игорю Шувалову, что у «Роснефти» налоговая нагрузка в 2013 г. составила 58,4% выручки, у «Газпрома» – 31,7%, а у «Новатэка» – 29,6%.

Доходы бюджета 2016 г. при цене нефти в $50 за баррель составят около 13 трлн руб., сказал Силуанов, расходы превысят 15,2 трлн руб. Минфин предлагал жесткие меры: повысить пенсионный возраст, индексировать пенсии всего на 4%, не платить пенсии работающим пенсионерам с заработком выше 500 000 или 1 млн руб. Мягкий вариант позволит сократить расходы на 769,3 млрд руб., жесткий – на 1,304 трлн. Но дополнительные налоги от нефтегазовой отрасли могут оплатить отказ от столь жесткой политики.

Для нефтяников приготовлены два варианта. Жесткий – изменение формулы НДПИ – принесет в бюджет около 600 млрд руб. в 2016 г. Мягкий – приостановка снижения экспортных пошлин (налоговый маневр предусматривает их снижение в течение трех лет и рост НДПИ). Если ставка сохранится в 2016 г. на уровне 42% от стоимости нефти, а не опустится до 36%, бюджет, по оценкам Минфина, «заработает» примерно 150 млрд руб. Силуанов вчера сказал, что будет настаивать на изъятии 600 млрд руб. Первая мера приведет к падению добычи нефти вплоть до 30 млн т (прогноз Минэнерго на 2015 г. – 531,9 млн), оценивает один из чиновников. Это самые пессимистичные оценки, говорит чиновник Минэнерго. Скорее всего, нефтяникам придется раскошелиться, но на меньшую сумму – от 60 млрд до 100 млрд руб., ожидают два чиновника.
Девальвационная прибыль на газовом рынке есть только у «Газпрома», у него монополия на экспорт газа, напоминает один из чиновников. «Газпром» забирает всю девальвационную прибыль независимых производителей, отмечает другой чиновник. Представитель «Газпрома» не ответил на запрос.

Налоговая нагрузка на «Газпром» (без НДС) в первом полугодии 2015 г. составляла 28% без учета страховых взносов с фонда оплаты труда, вместе с ними – 32%, подсчитал портфельный управляющий GL Financial Group Сергей Вахрамеев, а у «Роснефти» – около 47%. Но «Газпром» выполняет и социальную функцию – внутренние цены на газ ниже экспортного нетбэка (экспортная цена за вычетом расходов на пошлину и транспортировку), это дополнительная нагрузка на газовую монополию, напоминает Вахрамеев. «Газпрому» еще нужно построить «Силу Сибири» и «Северный поток – 2», напоминает второй чиновник.

По оценке Минфина, нефтяники заработают на девальвации около 400 млрд руб. Текущая очищенная от налогов выручка от добычи тонны нефти при цене $50 примерно на 1700 руб. выше, чем при средней цене $95 в 2014 г., подтверждают данные нефтегазового центра EY. Рост прибыли и рост издержек непропорционален, подчеркнул вчера Силуанов. Через изменение формулы НДПИ Минфин может забрать около половины этой суммы.

Больше всех пострадает «Сургутнефтегаз» – у компании нет месторождения с льготами по НДПИ, меньше всех – «Лукойл» из-за большого количества таких проектов, оценили аналитики Альфа-банка. Увеличение налоговой нагрузки ударит по малым и средним независимым нефтяным компаниям сильнее, чем по вертикально-интегрированным, опасается гендиректор саратовской «Юкола нефти» Евгений Макеев, под угрозой сокращения или даже замораживания окажутся перспективные проекты.

«Что важнее – стратегические инвестиции или покрытие текущего дефицита бюджета?» – риторически вопрошает чиновник. «Лучше увеличить инвестпрограммы, чем забирать в бюджет», – отзывается высокопоставленный чиновник.

Политически проще повысить налог на нефтяников – это не затронет широкие слои населения, не вызовет таких протестов, как повышение пенсионного возраста или сокращение расходов на здравоохранение и образование, рассуждает Владимир Тихомиров из БКС, но повышение налогов приведет к снижению экономической активности в отрасли. Скорее всего – и это то, чем правительство и Кремль занимаются последние четыре месяца, – будет компромиссный вариант, полагает он: частично срежут социальные расходы, но пенсии могут повысить даже больше, чем сейчас предлагает Минфин.

22.09.2015
Путин поручил подумать об изъятии «девальвационных» доходов экспортеров
Президент призвал правительство проработать этот вопрос, но действовать «предельно аккуратно», чтобы не ослабить экономику компаний

Президент России Владимир Путин поручил правительству подумать над тем, как пополнить бюджет за счет направления в него доходов компаний-экспортеров, полученных ими благодаря падению курса рубля.

«Напомню, что мы приняли решение не увеличивать налоговую нагрузку на бизнес. Вместе с тем прошу правительство проработать вопрос направления в бюджет дополнительных доходов, получаемых нашими экспортерами в результате девальвации рубля», — сказал Путин в ходе прошедшего сегодня совещания с членами правительства и руководством парламента (цитата по РИА Новости).

Глава государства особо подчеркнул, что действовать при изъятии у экспортеров части их доходов нужно «предельно аккуратно» — так, чтобы сохранить их инвестиционные возможности.

Ранее сообщалось, что Минфин предложил внести изменения в расчет ставки НДПИ на нефть, с тем чтобы повысить долю отходящей государству выручки от продажи нефти.

Одновременно с этим Путин указал на необходимость снизить зависимость федерального бюджета от нефтяных котировок и призвал повысить эффективность расходов бюджета, в том числе за счет скорейшего перехода на адресный принцип социальной поддержки малоимущих слоев населения. Президент подчеркнул, что в первую очередь поддерживать нужно тех, кто действительно нуждается в такой помощи.

«Мы знаем с вами, что ситуация в экономике непростая, но она не критическая. Нам нужно принять выверенные решения, имеющие своей целью укрепление экономического потенциала страны. Для этого у нас все есть», — сказал Путин (цитата по ТАСС).

Глава государства также отметил, что работа по подготовке бюджета 2016 года выходит на завершающий этап и в октябре документ должен быть внесен в Госдуму.

Представители «Газпром нефти», «Роснефти» и ЛУКОЙЛа отказались от комментариев. Как сообщил РБК источник в ЛУКОЙЛе, только из-за перспективы повышения НДПИ компания будет вынуждена заплатить в бюджет $1,3 млрд — как минимум 10% от инвестиционной программы компании. Изъять эти средства можно за счет сворачивания проектов по разведке и освоению небольших месторождений в Восточной Сибири, на Каспии и Балтике, говорит источник. Если же реформа Минфина включит в себя еще и заморозку снижения экспортных пошлин (оно планировалось в ходе налогового маневра ежегодно), то сумма окажется еще выше. Как сообщил РБК источник в «Роснефти», Игорь Сечин в ходе совещания у Владимира Путина высказывался против инициатив Минфина.
http://top.rbc.ru/economics/22/09/2015/560146839a794715980f59d2

20.09.2015
Минфин предлагает изменить формулу расчета НДПИ на нефть, чтобы увеличить поступления в бюджет — на 609 млрд руб. за 2016 год и еще на 1 трлн руб. за 2017–2018 годы. Это грозит остановкой проектов и падением добычи, предупреждают нефтяники

На прошлой неделе прошло совещание у премьера Дмитрия Медведева, на котором Минфин предложил внести изменения в расчет ставки НДПИ на нефть, сообщили РБК два источника в правительстве и подтвердил сотрудник одной из нефтяных компаний, знакомый с предложениями ведомства. Базовая ставка НДПИ сейчас рассчитывается по формуле, в составе которой есть актуальная текущая цена на нефть, уменьшенная на $15 по актуальному курсу. Начиная с 2016 года этот вычет ($15) Минфин предлагает зафиксировать в рублевом эквиваленте по курсу доллара за 2014 год (с индексацией по инфляции ежегодно) вместо среднего курса доллара к рублю за текущий налоговый период. В таком случае не облагаемая налогом часть цены нефти, выраженная в рублях, станет меньше (см. врез).

Для вычета предлагается взять курс доллара в 43,8 руб. в 2016 году (вместо прогнозируемых 63,5 руб.), 47,1 руб. в 2017 году (вместо 64,8 руб.) и 49,8 руб. в 2018 году (вместо 65,8 руб.). Это следует из материалов Минфина, с которыми удалось ознакомиться РБК.

Это приведет к значительному сокращению вычета (15*курс доллара): в 2016 году он составит лишь 657 руб. вместо ожидаемых 953 руб. на баррель, в 2017 году — 707 руб. (ожидалось 972 руб.), в 2018-м — 747 руб. (вместо 987 руб.). А это означает дополнительные доходы для бюджета: 609 млрд руб. в следующем году и еще 525 млрд руб. и 476 млрд руб. в 2017 году и в 2018 году соответственно.

При нынешней системе расчета налога государство забирает в виде НДПИ и экспортной пошлины от 35% при низких ценах на нефть (ниже $40 за баррель) до 48% (выше $110) выручки, следует из материалов Минфина. В случае корректировки формулы налоговые изъятия составят 45–47% от выручки (см. рисунок).

Если предложение Минфина будет принято, сборы по НДПИ увеличатся примерно на 10%, сообщил Интерфакс со ссылкой на свои источники. По данным агентства, на прошлой неделе Минфин прислал свое предложение в Минэнерго, которое запросило реакцию компаний. Источники в двух нефтяных компаниях подтвердили РБК, что получили это предложение.

Как сообщил РБК источник в одной из крупных нефтяных компаний, по предварительным подсчетам, корректировка формулы НДПИ обойдется «Роснефти» дополнительно в 200 млрд руб. налогов в год, ЛУКОЙЛу — в 100 млрд. Дополнительные платежи в бюджет могут привести к заморозке новых перспективных проектов, особенно небольших и средних месторождений, в том числе в Восточной Сибири, предупреждает собеседник РБК.
Новая формула может ударить и по зрелым месторождениям Западной Сибири, где и так сокращается добыча, и по нефтепереработке, считает директор Small Letters Виталий Крюков: снизится маржа НПЗ, что поставит крест на их модернизации. Крюков сомневается, что это предложение пройдет. Лоббисты нефтяных компаний во главе с президентом «Роснефти» Игорем Сечиным постараются донести до президента губительные последствия дальнейшего изменения налоговой системы для отрасли. Ведь с падением добычи нефти снизится и налоговая база для государства. К тому же попытка изменить налоговое законодательство со стороны фискальных органов идет вразрез с обещаниями президента, что в ближайшие годы налоговую систему для отрасли менять не будут, напоминает источник в крупной нефтяной компании.


http://top.rbc.ru/business/20/09/2015/55fee7e59a79476fcd4e9812

21.09.2015
Для закрытия дыр в дефицитном бюджете правительство хочет использовать «девальвационные» доходы нефтяников. Минфин предлагает повысить НДПИ и экспортную пошлину, изъяв у компаний дополнительную маржу, которую они получили из-за падения курса рубля. В результате бюджет получит 400-500 млрд руб. дополнительных доходов в год, что позволит сохранить часть резервов до 2019 года. Для нефтяников такой рост налогов может вылиться в сокращение инвестиций примерно на 20%

Минфин на днях неожиданно предложил существенно увеличить налоговую нагрузку на нефтяную отрасль, повысив ключевой налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и экспортную пошлину на нефть, рассказали «Ъ» источники, знакомые с ситуацией. Эта идея была высказана на совещании у премьера Дмитрия Медведева 18 сентября. Речь идет о том, чтобы при расчете ставок НДПИ и пошлины применять к одному из параметров формул — вычету (минимальному необлагаемому налогом уровню цены на нефть) — не текущий курс рубля к доллару, а некий условный курс. Так, в 2016 году предлагается применять средний курс 2014 года, индексированный на инфляцию 2015 года,— 43,8 руб. за доллар. В дальнейшем курс индексируют на прогнозную инфляцию предыдущего года: в 2017 году он составит 47,1 руб., а в 2018 году — 49,8 руб. за доллар. Это значительно ниже реального прогнозного курса Минфина на 2016-2018 годы, который составляет соответственно 63,5 руб., 64,8 руб. и 65,8 руб. за доллар. Поскольку к вычету ($15 за баррель) применяется более низкий курс рубля, чем к прочим компонентам формулы, реальная рублевая ставка НДПИ и пошлины вырастет. Это принесет федеральному бюджету, по оценке Минфина, дополнительно 609 млрд руб., 525 млрд руб. и 476 млрд руб. в 2016-2018 годах соответственно (см. график). Но снизятся поступления налога на прибыль от нефтяников, что в основном ударит по региональным бюджетам.

Суть вычета в том, что он отражает себестоимость добычи нефти на действующих месторождениях.

По логике Минфина девальвация рубля в конце 2014 года создала комфортные условия для нефтекомпаний: их налоги существенно снизились, а рублевые расходы на поддержание добычи мало изменились. Так, во втором квартале вычет в рублевом выражении составлял 790 руб. на тонну, тогда как себестоимость добычи осталась на уровне 440 руб. В итоге фактически нефтекомпании РФ сейчас чувствуют себя с точки зрения налоговой нагрузки лучше, чем при цене нефти $90 за баррель. Поэтому Минфин, который активно ищет источники покрытия дефицита бюджета, предлагает изъять часть маржи, сформировавшейся из-за девальвации. Дополнительные 400-500 млрд руб. нетто-доходов бюджета в год позволят министерству сохранить хотя бы часть средств Резервного фонда и ФНБ, иначе все резервы могут быть исчерпаны уже к 2018 году.

По расчетам «Ъ» в результате налоговая нагрузка по НДПИ и экспортной пошлине «Роснефти» вырастет в 2016 году на 250 млрд руб., ЛУКОЙЛа — на 98 млрд руб., «Сургутнефтегаза» — на 72 млрд руб., «Газпром нефти» — на 54 млрд руб. EBITDA нефтяников может снизиться на 17-20%, что приведет к эквивалентному снижению инвестиций (собеседники «Ъ» в отрасли оценивают возможное сокращение капвложений на 20-25%). Поскольку вырастет как НДПИ, так и пошлина, эффект на внутренние цены нефтепродуктов должен оказаться нейтральным. В Минфине, Минэнерго и компаниях отказались от комментариев.

Идея Минфина противоречит как тренду последних десяти лет, так и планам ведомства: еще в июне министр Антон Силуанов говорил, что в ближайшие три года налоговая нагрузка на бизнес расти не должна. Налоги на нефтяную отрасль с 2006 года снижались как за счет роста вычета (он увеличился с $8 до $15 за баррель), так и за счет льгот по НДПИ и экспортной пошлине для отдельных месторождений. Более того, нефтяники в последние годы говорили о необходимости дальнейшего снижения налогов, чтобы поддержать добычу. «Ситуация понятна: бюджету очень нужны деньги, а, кроме нефтянки, взять их негде»,— констатирует один из собеседников «Ъ». А поскольку вопрос бюджета в текущей ситуации является острополитическим, то громких протестов от нефтяников не будет, считают источники «Ъ». «Тяжелее всего придется «Роснефти», потому что у нее довольно большой валютный долг»,— добавляет один из них. Собеседник «Ъ», близкий к «Роснефти», признал, что рост налогов может «существенно» сказаться на компании: возможно, ей придется отменить или отложить ряд проектов. Обсуждение предложения Минфина продлится как минимум до конца октября.


http://www.kommersant.ru/doc/2814810

20.09.2015
Цена нефти в 2016 году может опуститься до $30 за баррель, расходы надо сокращать за счет госслужащих и пенсионеров, а доходы повышать за счет нефтяников. С такой повесткой правительство во вторник пойдет к президенту

Готовимся к $30–35, считаем из $50

Самый негативный сценарий падения нефтяных цен в 2016 году, который сейчас обсуждается в Белом доме, составляет $30–35 за баррель. Министр финансов Антон Силуанов 11 сентября на совеща​​нии у премьер-министра Дмитрия Медведева предложил подготовить стресс-сценарий макропрогноза на 2016 год исходя из этих цифр, рассказали РБК два высокопоставленных правительственных чиновника. По их словам, на том же совещании назывались и другие оценки: по версии министра экономики Алексея Улюкаева, негативный сценарий — не ниже $40 за баррель (представитель Минэкономразвития подтвердил это РБК), по версии представителя ЦБ — $35 за баррель. (В тот же день, 11 сентября, ЦБ опубликовал официальный прогноз, где указано, что «рисковый сценарий — сохранение среднегодового уровня цены на нефть ниже $40 за баррель в 2016–2018 годах»; представитель ЦБ объяснил на совещании, что банк делал стресс-тест исходя из $35, но не стал называть цифру, чтобы «не пугать народ», говорит собеседник РБК).

На совещании премьер-министр согласился с необходимостью делать стрессовый сценарий исходя из $35–40 за баррель. Причем на совещании говорили, что этот вариант имеет все шансы сбыться, продолжает источник РБК. Напомним, что в сентябре 2014 года Минэкономразвития предложило ориентироваться в 2015 году на негативный сценарий — $91 за баррель и курс доллара 40 руб. В середине нынешнего года этот сценарий из стрессового превратился в фантастический.

Раздеть нефтяников

Базовый сценарий, исходя из которого нужно считать бюджет, у двух основных министерств тоже различается: Минэкономразвития считает, что в 2016 году среднегодовая цена нефти будет $50 за баррель, Минфин — что $45 за баррель.

На совещании у премьер-министра министр Силуанов назвал два приоритета бюджетной политики, говорит собеседник РБК: это сохранение к концу 2018 года в резервном фонде не менее 2 трлн руб. и сокращение бюджетного дефицита на 1 п.п. ВВП в год. В 2016 году дефицит должен составить 2,8–2,9%, расходы в реальном выражении — сохраниться на уровне 2015 года и составить 15,2 трлн руб.

Это отличается от того, что сейчас записано в основных направлениях бюджетной политики (ОНБП, приняты в июне): там предусмотрен рост бюджетных расходов в 2016 году на 700 млрд руб. до 15,9 трлн руб. и дефицит в 2,4% ВВП. Дефицит предлагалось закрыть 1 трлн руб. из резервного фонда. В июне правительство согласилось, что резервный фонд будет почти опустошен к концу 2018 года.

Поскольку приоритеты изменились (фонд не трогать), Минфин предлагает взять деньги у нефтяников. Бюджетное правило, которое мешало это сделать (сперва пришлось бы потратить резервы) на 2016 год будет отменено — на прошлой неделе правительство внесло в Госдуму соответствующий законопроект. Предлагается изменить формулу расчета НДПИ в пользу государства так, чтобы допдоходы бюджета в 2016 году составили 609 млрд руб.

Прогноз Минэкономразвития на 2016 год
ВВП: +0,8%
Курс доллара: 63–63,7 руб./$
Инфляция декабрь к декабрю: 6,8%
Реальные зарплаты: +0,1%
Розничный товарооборот: +0,7%
Инвестиции: -1,5%
В том числе инвестиции частного сектора: -1%

При нынешней системе расчета налога государство забирает в виде НДПИ и экспортной пошлины от 35% при низких ценах на нефть (ниже $40 за баррель) до 48% (выше $110) выручки, следует из материалов Минфина. В случае корректировки формулы налоговые изъятия составят 45–47% от выручки при любой цене на нефть. О своих планах Минфин доложил премьер-министру на совещании 11 сентября и уведомил нефтяные компании 18 сентября

Порезать госслужащих

Утвержденное в июне сокращение расходов Минфин предлагает продолжить. Вариантов нового секвестра на 700 млрд руб. есть два.

Основной вариант — сокращение индексации страховой пенсии в 2016 году до 4–4,5% вместо положенной по закону о пенсиях индексации на инфляцию пред​ыдущего года (сейчас прогноз декабрь-2014 к декабрю-2015 — 12,2%). Это предложение Минфин пытается провести через правительство с весны. Социальный блок правительства отказывается по этому вопросу договариваться даже о компромиссах. Министр Улюкаев 18 сентября сообщил, что считает разумным предложение Минфина индексировать пенсии в 2016 году на 4%, и заявил, что поддержал бы это решение в текущих экономических условиях. «Другого выхода не видит и премьер-министр», — говорит собеседник РБК.

Если основной вариант не пройдет, Минфин предлагает провести новое линейное сокращение расходов на 10% (порезать все, кроме защищенных статей). По расчетам министерства, 1% сокращения расходов дает около 70 млрд руб.

Свои предложения по прогнозу и бюджету правительство собирается доложить президенту Владимиру Путину 22 сентября. Пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова сказала РБК, что «работа над бюджетом продолжается, потому пока без комментариев». Представитель Минэкономразвития сообщил, что прогноз будет дорабатываться после принятия окончательных решений по индексации пенсий, зарплат и тарифов. Представитель Минфина от комментариев отказался.
http://top.rbc.ru/economics/20/09/2015/55febc7d9a7947604b8d3ff4

07.08.2015
Sberbank CIB оценил вклад экспортеров в новое ослабление рубля
Для выплаты дивидендов экспортеры продали в два раза меньше валюты, чем ожидалось. В результате в совокупности с падением нефтяных цен дивидендный сезон не смог оказать рублю поддержки
http://top.rbc.ru/money/07/08/2015/55c4894f9a7947cd63cfe8e0

27.05.2015
На радость акционерам: как выплаты дивидендов повлияют на курс рубля
В этом году российские компании выплатят 875 млрд руб. дивидендов. Это приведет к временному снижению курса доллара, а затем рубль опять упадет, прогнозирует Sberbank CIB

http://top.rbc.ru/money/27/05/2015/55656f899a79470d06e12088

— — — — — — —
http://www.sberbank-cib.ru/
— — — — — — —

Начало «Момента Истины» для российской нефтянки:
i/ В отличие от зарубежных частных нефтяных компаний, которые выживали в одиночку, всю нефтяную отрасль РФ поддерживало государство.

ii/ Благодаря господдержке (девальвация) в РФ образовалась настоящая нефтяная аномалия: при падении цен на нефть Добыча нефти в РФ в январе-августе 2015 года выросла на 1,3%

iii/ Девальвация и рост доходов привели к тому, что топ-менеждеры нефтяных компаний стали планировать рост добычи и даже угрожать ОПЕК нефтяным потопом.
Напрямую встал вопрос о пределах девальвационной гонки, на которую рассчитывали топ-менеждеры нефтяных компаний в своих надеждах на перманентную, безусловную и благую «невидимую руку» государства.

10 Сентябрь 2015 Доклад Сечина на конференции в Сингапуре 06-07.09.2015 http://iv-g.livejournal.com/1228486.html
08 Сентябрь 2015 Считалочки: рубль-доллар http://iv-g.livejournal.com/1227296.html

iv/ Мною показана еще в начале 2014 г. следующие зависимости для российской нефтянки

13 Январь 2015 iv_g: О нефтедобыче в России по официальным данным http://iv-g.livejournal.com/1139959.html
Рисунки из «Анализ некоторых показателей нефтедобычи в России 2000-2013 годов» // Журнал «Нефтегазовое дело», 2014, №2, С.178-187.
https://img-fotki.yandex.ru/get/15595/81634935.f4/0_b74a5_51575131_XL

Ситуация с конца 2014 по 2015 выбивалась из этой закономерности, благодаря сверхдоходам от девальвации.

v/ Снижение добычи в РФ должно быть и эти цифры можно получить при детальном анализе отчетов нефтяных компаний

ЦБ РФ: Обзор финансовой стабильности, IV квартал 2014-I квартал 2015

Информационно-аналитические материалы
http://www.cbr.ru/publ/Stability/fin-stab-2014-15_4-1r.pdf

5. Риски нефинансовых организаций
Читать далее

gazprombank.ru: Прогноз экономики газопровода «Сила Сибири»

http://www.gazprombank.ru/upload/iblock/e0c/GPB_OG_Weekly_20150717_LNG.pdf

Доклад Сечина на саммите глав энергетических компаний в рамках ПМЭФ

http://rosneft.ru/news/today/190620152.html
Доклад Председателя Правления ОАО «НК «Роснефть» И.И. Сечина на Саммите глав энергетических компаний http://rosneft.ru/attach/0/11/99/spef1.pdf

Презентация к докладу Председателя Правления ОАО «НК «Роснефть» И.И. Сечина на Саммите глав энергетических компаний http://rosneft.ru/attach/0/11/99/spef2.pdf


Читать далее

МВФ о Белоруссии

29.05.2015. Республика Беларусь: документ по отдельным вопросам; Доклад МВФ по стране № 15/137; 27 апреля 2015 года
http://www.imf.org/external/russian/pubs/ft/scr/2015/cr15137r.pdf

29.05.2015. Республика Беларусь: консультации 2015 года в соответствии со статьей iv— пресс-релиз; доклад персонала; и заявление исполнительного директора от Республики Беларусь; Доклад МВФ по стране № 15/136;
http://www.imf.org/external/russian/pubs/ft/scr/2015/cr15136r.pdf

Реэкспорт нефти как способ поддержки? А почему и нет…
Тут прекрасное из доклада МВФ рисуется. МВФ походу наших слегка спалил.

— — — — — —
Результаты работы белорусских ОАО в 2014 году

http://iva-dim.livejournal.com/1201748.html

Vygon Consulting (бывший центр энергетических исследований skolkovo)

Найдено по наводке А.Собко (lj user obkos):

Vygon Consulting (бывший центр энергетических исследований skolkovo)
http://vygon.consulting/
Отраслевые исследования http://vygon.consulting/products/

12.05.2015 Нефтяные налоговые маневры: что дальше? http://vygon.consulting/products/issue-192/
http://vygon.consulting/upload/iblock/2af/vygon_consulting_taxmaneuvers.pdf

04.03.2015 Мировой рынок нефти: от «ручного управления» к «невидимой руке» http://vygon.consulting/products/issue-100/
http://vygon.consulting/upload/iblock/26f/vygon_consulting_oilprices.pdf

Другие небольшие части исследований в разделе «Пресс-центр» http://vygon.consulting/pressroom/

13.01.2015 Какими должны быть цены на газ в России http://daily.rbc.ru/opinions/economics/13/01/2015/54b3cc309a794772859eee6a
26.01.2015 Концепция разработки, апробации и применения методики экономической оценки для подсчета извлекаемых запасов углеводородного сырья
http://vygon.consulting/pressroom/our-publications/115/
http://vygon.consulting/upload/iblock/a7e/ngv_1_2015_vygon.pdf

26.01.2015 НФР — основа следующего маневра http://vygon.consulting/pressroom/our-publications/116/
http://vygon.consulting/upload/iblock/6d8/ngv_1_2015_rubtsov_ezhov.pdf

02.02.2015 Нефтяники рассчитывают добиться снижения налоговой нагрузки из-за падения цены на нефть http://www.vedomosti.ru/business/articles/2015/02/02/novaya-cena-manevra
06.02.2015 Задачи и направления развития российской нефтегазовой отрасли обсудили на состоявшемся 5 февраля пресс-завтраке VYGON Consulting http://vygon.consulting/pressroom/conferences/165/
20.02.2015 НФР: Между Минфином и Минэнерго http://vygon.consulting/pressroom/our-publications/150/
http://vygon.consulting/upload/iblock/7ac/kommersantfm_20.02.2015.pdf

03.03.2015 Чиновники и нефтяники назвали три сценария изменения цен на нефть
http://top.rbc.ru/business/03/03/2015/54f48fa49a79470eb789ed3c

06.03.2015 Российский ТЭК: сценарии развития http://vygon.consulting/pressroom/our-publications/158/
http://vygon.consulting/upload/iblock/264/20150305_vygon_forbes.pdf

17.03.2015 Строительство новых газопроводов, открытие новых рынков и опережение конкурентов – основные принципы российской экспортной стратегии, считает директор по исследованиям VYGON Consulting Виталий Ермаков http://vygon.consulting/pressroom/conferences/173/
http://vygon.consulting/upload/iblock/813/2015.03.17_imeo_yermakov.pdf

31.03.2015 Новая старая роль ОПЕК http://vygon.consulting/pressroom/our-publications/176/
http://vygon.consulting/upload/iblock/881/nr_2015_3_p10_p14.pdf

13.04.2015 Большой налоговый маневр: кто выиграл, а кто проиграл? http://vygon.consulting/pressroom/our-publications/181/
http://vygon.consulting/upload/iblock/9bb/rbk_daily_2015.04.13.pdf

21.05.2015 Россия — ЕС: смена курса в газовых отношениях http://vygon.consulting/pressroom/our-publications/196/
http://vygon.consulting/upload/iblock/d02/forbes_2015.05.21_vygov_yermakov_belova.pdf

— — — — —
Все, перечисленное выше, на Яндекс-диске
https://yadi.sk/d/ABUQ6fEsgyCuX

rbc.ru: Добыча сланцевой нефти в России; ОПЕК о ценах на нефть

Добыча сланцевой нефти в России станет выгодной в 2017 году
Крупные нефтяные компании могут получить налоговые льготы для добычи сланцевой нефти в России. К 2016 году Минприроды подготовит поправки в закон «О недрах» и согласует с Минфином «скидки» по НДПИ

Министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской по итогам прошедшего в среду в ведомстве Консультативного совета по трудноизвлекаемым запасам (ТРИЗ) поручил Роснедрам и профильным департаментам министерства через месяц разработать дорожную карту лицензирования месторождений трудноизвлекаемых ресурсов нефти и газа, ресурсный потенциал которых составляет 20–40 млрд т нефтяного эквивалента. Об этом РБК сообщил официальный представитель ведомства.

По его словам, в дорожной карте будет содержаться концепция разработки трудноизвлекаемых и нетрадиционных запасов нефти и газа в России, правила и сроки лицензирования таких месторождений, а также список подзаконных актов, которые должны быть разработаны параллельно с изменениями в закон «О недрах» (работа продлится до конца 2016 года). Эти меры должны позволить ввести такие запасы в разработку и предоставлять их всем, кто согласен профинансировать геологоразведку.

Для отработки технологий будут созданы полигоны на принципах софинансирования государства и нефтяных компаний. Сейчас уже действуют два таких проекта в ХМАО и Томской области. «Минприроды в качестве главного условия допуска компаний к геологоразведке и добыче сланцевой и высоковязкой нефти обязывает претендента обеспечить ввод месторождения в опытно-промышленную эксплуатацию через четыре-пять лет после начала работ. Будет установлено ограничение на площадь участков недр, которые предоставляются для разведки, до 2–4 тыс. км с возможностью отказа компаний от части площади. Кроме того, компаниям не смогут отказать в праве разведки и разработки месторождений сланцевой нефти из-за отсутствия достаточного количества денег или профильной техники для геологоразведки и бурения», — передал через своего пресс-секретаря РБК министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской.

По оценке главы Роснедр Валерия Пака, изучение и оценка месторождений сланцевой нефти в России пройдет в три этапа: изучение и оценка за счет госбюджета должна пройти до 2016 года, разведка и разработка начнется после 2016 года. До 2030 года должно завершиться лицензирование изученных участков, в приоритете месторождения баженовской, доманиковой, абалакской, хадумской и кулонамской свит в Западной и Восточной Сибири.

Кому выгодна нефть из сланцев

Инициатива Минприроды в первую очередь коснется малых и средних компаний нефтегазового профиля, а также НИИ, которые готовы запускать свои пилотные проекты с использованием новых технологий разведки и добычи «трудной нефти» в обмен на налоговые льготы. Под ними понимается обнуление НДПИ, вычеты на геологоразведку в счет иных налогов, отсутствие или отсрочка разового платежа за пользование недрами. Однако преференции попадут и новые проекты крупных компаний — «Газпром нефти», «Роснефти», ЛУКОЙЛа, «Татнефти» и «Сургутнефтегаза».

В частности, как озвучил в рамках Консультативного совета директор департамента госполитики и регулирования в области геологии и недропользования Алексей Орел (копия его презентации есть у РБК), Минприроды предложило предоставлять компаниям участки недр, содержащих ТРИЗ, для изучения по заявительному принципу, а не на основе конкурсов или аукционов. В отличие от разведки и разработки обычной нефти в лицензиях на участки недр сланцевой нефти исключат требования обязательных объемов геологоразведки и предельные сроки ее проведения, необходимость согласования технических проектов разработки месторождений и предусмотрят упрощенную систему постановки на баланс выявленных запасов.

В конце 2014 года правительство решило снизить налоговую нагрузку на добычу трудноизвлекаемых запасов нефти в 2015 году: суммарная налоговая нагрузка снижена на 5–24% в зависимости от степени выработанности месторождений нефти и ее качества. Как ранее отмечал глава «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов, применение нулевой ставки НДПИ для баженовской свиты помогло бы его компании к 2030 году дополнительно добыть 195 млн т нефти. А государство дополнительно бы получило 2,5 трлн руб. дохода. До 2018 года компания планирует прирастить добычу на Бажене до 5,72 млн т нефти в год.

О необходимости льгот говорил и гендиректор «Газпром нефти» Александр Дюков, просивший у государства налоговые вычеты с вложений в геологоразведку для «трудной нефти». Трудноизвлекаемые запасы становятся таковыми для нас только из-за несовершенства налогообложения, а так эти запасы для нас очень даже традиционны, подчеркивал в 2014 году Дюков.

Консервативный Минфин

До сих пор на новые сложные месторождения недропользователей заманивали адресными льготами. Так, в ХМАО и на Ямале все же обнулили НДПИ для ТРИЗ. Общие налоговые льготы по ТРИЗ должны пройти согласование в Минфине.

«У Минфина нет приоритетов стим​улировать ТРИЗ. Наша задача — стимулировать уровень налогов», — отмечал, выступая на Гайдаровском экономическом форуме в январе, директор департамента налоговой политики Илья Трунин. По его мнению, на данном этапе основной вклад в повышение добычи, в том числе в разработке ТРИЗ, должен осуществляться не налоговыми льготами, а благодаря повышению уровня конкуренции в секторе.

Губернатор ХМАО Наталья Комарова на парламентских слушаниях по налоговой политике в нефтяной отрасли в марте 2015 года прогнозировала, что увеличение доли трудноизвлекаемых запасов к 2030 году в объеме добычи нефти в ХМАО составит 50–90% к 2030 году. В Югре не введены в разработку более 70 лицензионных участков с запасами в 618 млн т углеводородов из-за экономической нерентабельности в текущем налоговом режиме. Сумма необходимых капвложений — 5,5 трлн руб.

Ожидания нефтяников

Санкции в отношении России со стороны ЕС и США задели почти все крупные российские нефтяные компании и лишили их стратегических западных партнеров. В том числе на проектах по разработке нетр​адиционных углеводородных ресурсов. Так, «Роснефть» сотрудничала по освоению трудноизвлекаемых ресурсов с норвежской Statoil и американской ExxonMobil, «Газпром нефть» — c англо-голландской Shell, у ЛУКОЙЛа есть совместные проекты с французской Total на баженовской свите. Все компании пока планируют работать на этих проектах самостоятельно и ждут, что дальше будет с западными санкциями. Пока Минэнерго оставляет в силе ожидания, что к 2035 году доля добычи нефти за счет ТРИЗ в России вырастет с текущих 33 млн т до 80 млн т в год.

Отсутствие технологий не единственное препятствие для крупных нефтяных компаний, которое мешает им осуществить сланцевую революцию. Есть желание получить новые льготы и преференции для разработки ТРИЗ, так как при текущих ценах на нефть такие инвестиции не оправданы. Безубыточность проектов сланцевой добычи, по расчетам экспертов Oil & Gas Journal, составляет $38–64 за баррель, на Бакене — $42 за баррель.

Александр Дюков, глава «Газпром нефти», на профильном совещании по ТРИЗ осенью 2014 года отмечал, что налоговый маневр Минфина привел к росту налоговой нагрузки на нефтяную отрасль Западной Сибири. «Нам нужно выровнять экономические условия добычи «трудной нефти» в Западной Сибири и в Поволжье. Необходимо дать компаниям льготы и преференции по применению методов увеличения нефтеотдачи при добыче сланцевой и вязкой нефти», — сказал он. В кулуарах Национального нефтегазового форума в середине марта он заявлял, что «Газпром нефть» совместно с «Роснефтью» могут обратиться в ФНБ за финансирован​ием для Мессояхинской и Куюмбинской групп месторождений, содержащих в том числе «трудную нефть».

Глава «Роснефти» Игорь Сечин озвучивал на конференции в Лондоне в феврале 2015 года, что вполне можно спрогнозировать сокращение объемов добычи на месторождениях с трудноизвлекаемыми запасами нефти при дальнейшем снижении котировок нефти, так как компаниям требуется обеспечить возвратность инвестиций.

22 марта
В ОПЕК назвали несправедливым возвращение цен на нефть к $100/барр
Представитель Саудовской Аравии в ОПЕК Мухаммед аль-Мади считает, что цены на нефть не вернутся к отметке $100 за баррель, поскольку это будет невыгодно основным поставщикам

«Я считаю, что ценам на нефть будет сложно вновь вернуться к отметкам $100–120 за баррель, поскольку это приведет к возвращению на рынок продавцов дорогостоящих энергоносителей», — заявил он на конференции в Эр-Рияде.

По его словам, речь идет, в частности, о возможном возвращении продавцов сланцевой нефти, которые выигрывали от высоких цен. «Мы не против сланцевой нефти, мы приветствуем ее появление. Однако усиление роли ее поставщиков будет несправедливо по отношению к другим участникам рынка», — цитирует аль-Мади агентство Bloomberg.

Саудовский представитель в ОПЕК заявил, что картелю выгодно не контролировать нефтяные цены, а сохранять равновесие на рынке. «Именно рынок должен определять цены и указывать на уровень спроса и предложения», — добавил он.

Еще один представитель Саудовской Аравии в ОПЕК Нассер аль-Доссари при этом предрек, что в ближайшие 15 лет спрос на нефть будет по-прежнему расти, что повысит добычу до 111 млн барр. в день.

По состоянию на 20 марта стоимость барреля Brent составила $55,32 за баррель. Это более чем в два раза ниже показателя июня 2014 года, когда цена достигала отметки $115,71.

Саудовская Аравия неизменно отвечала отказом на предложения изменить квоты на добычу нефти, что позволило бы развернуть рынок и привести к заметному росту цен. В Эр-Рияде неизменно указывали на то, что этот вопрос должен регулироваться рынком.

zerohedge.com: Goldman Sachs о затратах российской нефтянки

http://www.zerohedge.com/news/2015-02-04/goldman-busts-narrative-new-oil-order-blessing-disguise-rus

МЕТ — НДПИ
SG&A — Selling, General & Administrative Expense
ED — экспортная пошлина

— — —
Считают в рублевых ценах, но, вероятно, без учета рублевой инфляции 🙂

rbc.ru: Нефтяники испугались налогового маневра

Нефтяные компании настаивают на корректировке налогового маневра из-за снижения цен на нефть и девальвации рубля
Читать далее