Архив меток: месторождение Карачаганакское

Активы Великобритании в Казахстане

Как иногда говорят, «русские сильны умением контролировать пространство, американцы хорошо контролируют народы, а англичане контролируют элиту». Как говорил руководитель АЦ «Наше Дело» Нуртай Мустафаев, в Великобритании сейчас живет около 30 тысяч казахстанцев, английское образование является для наших студентов крайне желанным, ну а домик в Лондоне — мечта для нашей элиты. В общем, образ Великобритании у нас крайне положительный, причем у тех людей, чьи доходы сильно больше средних.

Но перейдем к традиционным цифрам. Товарооборот с Великобританией составляет:

• В 2008 году — казахстанский экспорт составил 1,810 миллиарда долларов (2,5 процента от общего), импорт составил 0,689 миллиарда долларов (1,8 процента от общего);
• В 2009 году — казахстанский экспорт составил 1,235 миллиарда долларов (2,9 процента от общего), импорт составил 0,702 миллиарда долларов (2,5 процента от общего);
• В 2010 году — казахстанский экспорт составил 1,379 миллиарда долларов (2,3 процента от общего), импорт составил 0,725 миллиарда долларов (2,3 процента от общего);

Основными статьями казахстанского экспорта являются минеральное сырье, феррохром, сталь, медь, шерсть, кожевенное сырье, удобрения, драгоценными и полудрагоценными металлы. Казахстан импортирует из Великобритании оборудование и техническую аппаратуру, транспортные средства, оптические приборы, химическую, алкогольную и табачную продукцию, текстиль, продукцию пищевой промышленности и другое.

Что касается прямых британских инвестиций в нашу экономику, то они составляют на конец третьего квартала 2011 года 18,574 миллиарда долларов, что составляет 8,46 процента от общих инвестиций. Практически, после Нидерландов и США, Великобритания является третьим по величине инвестором в Казахстан. Однако, если прибавить к ним инвестиции, полученные из различных островных владений Великобритании (Каймановы, Бермудские, Виргинские острова и Гибралтар), то сумма увеличивается до 34,766 миллиарда долларов, что практически сравнивается с американскими инвестициями. Разумеется, из этих «островных денег» многие далеко не британские, но, тем не менее, они все подчиняются британскому суду, так что могут считаться британскими.

Поток инвестиций из Казахстана в Великобританию (с 2004 года по третий квартал 2011 года) весьма велик и составляет около 3,189 миллиарда долларов (с островными владениями 4,177 миллиарда долларов). По данным МИД РК, казахстанские инвестиции в Великобританию составляли 5,4 миллиарда долларов. Долг Казахстана собственно Великобритании на 30 сентября 2011 года составлял 21,864 миллиарда долларов, из которых 0,325 миллиарда долларов должен государственный сектор, 10,058 миллиарда долларов должны казахстанские банки, 0,832 миллиарда долларов составляет межфирменная задолженность (казахстанские филиалы британских фирм должны своим материнским компания) и 10,648 миллиарда долларов должны остальные учреждения. Гарантированный правительством Казахстана долг перед Великобританией составляет 0,325 миллиарда долларов.

Если же прибавить к Великобритании ее островные владения, то ситуация меняется, и практически Великобритания вплотную приближается к Нидерландам — общий долг Казахстана тогда составляет 26,257 миллиарда долларов. Практически Великобритания и Нидерланды вместе держат почти половину казахстанского внешнего долга.

Отдельно надо отметить сотрудничество Казахстана с Лондонским Сити. На Лондонскую фондовую биржу вышли на IPO следующие крупные казахстанские компании: «Казахмыс ПЛС», ENRC, АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз», KazakhGold Group Limited, АО «БТА Банк», ТОО «Жаикмунай», АО «Казкоммерцбанк», АО «Казахстан Кагазы», АО «Народный Банк Казахстана», АО «Альянс банк», Chagala Group и другие. Также на рынок альтернативного капитала (AIM) вышло не менее пяти компаний. Всего около 20 казахстанских компаний котируются на Лондонской фондовой бирже на основных и альтернативных рынках. Это, кстати, помимо финансовых аспектов, несет еще один — теперь данные компании находятся в зоне деятельности английский судебных органов, что дает еще один рычаг влияния Великобритании на Казахстан. И, как видно по тяжбе Березовского с Абрамовичем, рычаг этот весьма и весьма действенный.

Великобритания инвестирует в следующие отрасли экономики РК: нефтегазовая отрасль, добыча золота, авиационном транспорте, финансовая деятельность, сельское хозяйство.

Крупнейшими британскими компаниями в казахстанской экономике являются:
• British Gas (BG) — британская компания, она владеет 32,5 процента месторождения Карачаганак, также имеет долю в 2 процента в Каспийском Трубопроводном Консорциуме.
• British Aerospace (BAE) Systems — одна из крупнейших компаний в мире по производству оружия. Владеет 49 процентами акций авиакомпании «Эйр Астана». Бывший исполнительный директор BAE и выпускник Королевской масонской школы сэр Ричард Эванс в 2006-2008 годах был председателем совета директоров холдинга «Самрук», а с 2008 года является независимым директором ФНБ «Самрук-Казына».
• Royal Dutch Shell — одна из крупнейших компаний в мире, совместная британо-нидерландская. Она владеет 16,81 процента в Кашагане и 40 процентами в Жемчужинах. Последняя структура является первой структурой после Кашагана, где была найдена нефть.
• Hambledon Mining Plc — золотодобывающая компания, работает в Казахстане 15 лет. В настоящее время компания разрабатывает золоторудное месторождение Секисовское, запасы которого составляют 1,8 миллиона унций, с возможным приростом до 2,5 миллиона унций.
• HSBC — один из крупнейших финансовых компаний в мире. Представлен в Казахстане как собственно HSBC и в 2010 году выкупил розничную сеть АО ДБ «Royal Bank of Scotland (Kazakhstan)». Имеет на 1 марта 2012 года активы в размере 198,3 миллиарда долларов, ссудный портфель 88,9 миллиарда тенге, кредиты с просрочкой платежей составляют 6,19% от ссудного портфеля.
• Royal Bank of Scotland Group Plc – дочерняя компания одного из крупнейших английских банков. Не работает в розницу, выступая в качестве инвестиционного и корпоративного банка. Имеет на 1 марта 2012 года активы в размере 132,5 миллиардов долларов, ссудный портфель 12,9 миллиардов тенге, кредиты с просрочкой платежей составляют 0,33 процента от ссудного портфеля.

Всего в Казахстане зарегистрировано 453 совместных казахстанско-британских компаний, из них 162 предприятия с долевым участием иностранных инвесторов. Помимо этого, сильны в Казахстане и позиции Британского Совета, выполняющего функции культурного отдела при Посольстве Великобритании в РК и являющегося соучредителем Казахстано-Британского Технического Университета.

http://tengrinews.kz/opinion/271/

Реклама

Казахстан: Большая Каспийская Проблема

Основой нашей экономики является нефть, и пока не видно никаких признаков, что ситуация изменится. Соответственно, состояние наших нефтяных запасов является ключевым вопросом для каждого. Какие характеристики же важны для нас:

1. Добыча
2. Количество запасов, причем, не столько общих, а сколько извлекаемых
3. Себестоимость добычи
4. Темпы освоения месторождений
5. Возможности для экспорта

Если для наземных месторождений все примерно по этим вопросам более-менее ясно, то с морскими месторождениями, как пишут в статусах ВКонтакте девушки с неудавшейся личной жизнью, «все сложно». При этом надо отметить, что общие прогнозные извлекаемые ресурсы углеводородного сырья в Казахстане составляют 17 миллиардов тонн, из них 8 миллиардов тонн приходится на морские месторождения — то есть, практически половина. И большинство прироста добычи нефти в стране будут обеспечивать именно морские месторождения, в то время как большинство разрабатываемых на суше месторождений нефти уже достигли стадии максимального уровня годовой добычи и дальнейший рост добычи на суше, в основном связан с интенсификацией разработки месторождений Тенгиз и Карачаганак. Поэтому ситуация с освоением казахстанского сектора Каспийского моря является ключевой для всей страны.

Но прежде, чем делать обзор существующей ситуации, надо вспомнить то, что было раньше. И начать надо с недействующей и уже полузабытой «Государственной программы освоения казахстанского сектора Каспийского моря», утвержденной Указом Президента Республики Казахстан от 16 мая 2003 года №1095, а также сопутствующих документов.

Что в ней предусматривалось:
1. Освоены до стадии промышленной добычи к 2015 году будут следующие участки КСКМ (из 34 предусмотренных) — Кашаган, Кайран, Актоты, В-3 (Курмангазы), В-5 (Тюб-Караган), С-1 (Ракушечное море), А-1 (Абай), А-2 (Исатай), Каламкас-море.
2. Помимо всего, должны быть пробурены 61 поисковая и разведочная скважина
3. Прогнозные данные добычи нефти по годам: 2006 год — 8 миллионов тонн, 2007 год — 11 миллионов тонн, 2008 год — 14 миллионов тонн, 2009 год — 21 миллионов тонн, 2010 год — 40 миллионов тонн, 2011 год — 52 миллионов тонн, 2012 год — 64 миллионов тонн, 2013 год — 76 миллионов тонн, 2014 г. — 88 миллионов тонн, 2015 год — 100 миллионов тонн.
4. Предполагаемые объемы добычи газа по годам: в 2005 г. — до 0,3 млрд.м, 2006 г. — 5 млрд.м , 2007 г. — 7 млрд.м , 2008 г. — 10 млрд.м , 2009 г. — 13 млрд.м , 2010 г. — 24 млрд.м , 2011 г. — 31 млрд.м , 2012 г. — 38 млрд.м, 2013 г. — 45 млрд.м , 2014 г. — 52 млрд.м и в 2015 г. до 63 млрд.м.
5. В целом, в 2012 году добыча должна идти или начаться на Кашагане, Кайране, Актоты, Каламкас-море, Тюб-Карагане и составить 64 миллиона тонн нефти и 38 миллиардов кубометров газа. На Курмангазы, Ракушечном море, Абае, Исатае должно идти оценочное бурение и строительство.

Однако планы — это одно, а суровая реальность это другое. Получается на нынешний момент следующая картина:
1. Пробная добыча на Кашагане начнется до конца 2012 года с объема 75 тысяч баррелей в сутки. В 2013 году добыча составит 375 тысяч баррелей в сутки, то есть примерно 19 миллионов тонн нефти в год. Скорее всего, на данном уровне добычи товарного газа в больших объемах не будет. Возможно, потом, через 1-2 года Кашаган выйдет на мощность 450 тысяч баррелей в сутки или примерно 22,8 миллиона тонн нефти в год.
2. Схема второго этапа освоения Кашагана пока не согласована.
3. На участках Курмангазы, Аташ, Тюб-Караган следов углеводородов после бурения найдено не было. Надо учесть, что Курмангазы считалось вторым по величине месторождением КСКМ после Кашагана с возможными извлекаемыми запасами в 900 миллионов тонн нефти
4. На Каламкас-море, Кайране, Актоты идут работы по оценочному бурению и разведке
5. На участке Жемчужины разведочным бурением найдены следы углеводородов. Планируется бурение разведочных скважин на Жамбае.

Гораздо лучше дело обстоит с береговой и транспортной инфраструктурой — кажется, ее возможности по экспорту нефти уже скоро превзойдут добычу, что обеспечит сильную конкуренцию между портами и нефтепроводами.

Оптимизма не добавляет и прогнозы МНГ, озвученные вице-министром Болатом Акчулаковым на V Астанинском экономическом форуме. Он спрогнозировал, что к 2030 году Казахстан будет добывать 109-110 миллиардов кубометров газа в год. Но все дело в том, что в 2009 году такое количество газа прогнозировалось добывать в 2020 году вместе с 164 миллионами тонн нефти — получается, сроки сдвинулись на 10 лет, что уже немало.

Как видно, темпы освоения, как и общие запасы углеводородов в казахстанском секторе Каспийского моря довольно далеки от запланированных и ожидаемых. Но хорошо ли это или плохо?
Что может быть аргументами за «хорошо»? На мой взгляд, это следующее:
1. Нефти все меньше и цена на нее будет расти. Извлекаемые запасы нефти все уменьшаются, альтернативные источники энергии остаются до сих пор крайне дорогими. Цена нефти остается на достаточно высоком уровне и возможные проблемы в Персидском заливе и Ближнем Востоке заставляют думать, что она останется на таком же уровне.

2. Чем меньше нефти добудут, тем больше нам останется. У морских месторождений (в частности у Кашагана) определен срок, до которого идет добыча инвесторами, а потом добыча будет вестись национальным оператором и тут есть прямая заинтересованность, чтобы Казахстану осталось побольше нефти и соответственно побольше доходов.

3. Лучше накопить денег и освоить самим. Пока наши компании не освоили технологии добычи на море и поэтому сами не могут разрабатывать месторождения, но они в настоящее время учатся, и, возможно, лет через пять уже будут иметь необходимый опыт. А свой национальный оператор — это более выгодные условия для государства, чем иностранцы.

4. Статус Каспия пока не очень хорошо определен, что может привести к возможным проблемам между государствами — пока освоение идет на Северном Каспии у Казахстана нет особых проблем, но когда будет осваиваться Средний Каспий возможны проблемы с Туркменистаном.

А что может быть аргументами за «плохо»? Тут тоже довольно много аргументов:
1. Нефти может быть все больше и цена на нее может упасть. Освоение морских месторождений на Каспии становится выгодным только при цене нефти около 50-60 долларов за баррель — если она ниже, то инвестиций можно не ждать. Если будут удешевлены технологии добычи тяжелой нефти, то вполне может быть, ею современный мир и обойдется, благо экономический кризис, возможно, как и в 70-х года XX века заставит резко понизить удельное потребление нефти. Поэтому может быть оптимальная стратегия — заполучить как можно больше инвесторов, пока нефть остается дорогой.

2. Инвестиции в нефтегазовую отрасль составляют один из основных источников поступлений денег в страну. Когда основные объекты на действующих месторождениях будут построены, количество инвестиций резко сократится. К примеру, бурение только одной разведочной скважины на Каспии стоит сейчас до 100 миллионов долларов и частично эти деньги будут потрачены в Казахстане.

3. Местные инвестиции и предприятия развиваются в расчете на быстрое освоение Каспия — пример, предприятия в Мангистауской и Атырауской областях. Если, к примеру, трубный завод будет построен и заработает в 2017 году, а строительство трубопроводов на Кашагане начнется в 2020, у владельца завода будут существенные проблемы.

4. Прикаспийские области являются основным объектом для трудовой миграции в стране именно из-за того, что там разворачиваются такие большие нефтегазовые проекты, занимающие по 15-20 тысяч человек как минимум. Что будут делать приехавшие туда люди, если количество рабочих мест резко сократится и новые рабочие места не появятся?

5. Политическая значимость Казахстана во многом зависит от его нефтегазовых ресурсов — каспийская нефть нужна Евросоюзу, чтобы снизить зависимость от России. Соответственно, чем больше там нефти, тем больше уступок Казахстану готовы сделать и Евросоюз и Россия, чтобы тем или иным образом повлиять на этот поток. Но верно и обратное — если нефти не будет, то вместо интересного партнера и возможной проблемы (статусы эти, кстати, равнозначны по части получения преференций) Казахстан превращается в обычную заштатную страну.

Как видно, руководству страны в ближайшее время придется решать — наращивать ли освоение Каспия или нет. На мой взгляд, оно пока решило сделать выбор в сторону консервативного варианта — пока не форсировать освоение Каспия.

Будет ли этот вариант правильным или нет — покажет время.
http://tengrinews.kz/opinion/321/

megakhuimyak: Активы США в Казахстане

1. От Казахстана США надо — сохранение американских инвестиций; наращивание экспорта нефти, в том числе через поддерживаемые США Грузию и Азербайджан; поддержка Северной транспортной сети в Афганистан и вложение части средств в Афганистан; формальное соблюдение демократических процессов.

2. От США Казахстану надо — выделение Казахстана как регионального политического лидера; гарантии стабильности действующего режима: одобрение некоторых важнейших политических проектов (Банк ядерного топлива и т.д.).

3. У США с Россией по Казахстану есть определенный консенсус — обе страны готовы гарантировать инвестиции другой страны в Казахстан; согласны на то, чтобы не допустить слишком большого влияния Китая; заинтересованы в сохранении стабильности страны без ее распада или раскола.

Но перейдем к традиционным цифрам. Товарооборот с США составляет:

• В 2008 году — казахстанский экспорт составил 579,6 млн долларов (0,8% от общего), импорт составил 1,929 миллиардов долларов (5,1% от общего);

• В 2009 году — казахстанский экспорт составил 612,6 млн в долларов (1,4% от общего), импорт составил 1,392 миллиардов долларов (4,9% от общего);

• В 2010 году — казахстанский экспорт составил 868,1 млн долларов (1,5% от общего), импорт составил 1,313 миллиардов долларов (4,3% от общего);

Основными статьями казахстанского экспорта являются нефтепродукты, металлопродукция, минералы, химические продукты. Казахстан импортирует из США сельхозтехнику, электронику, транспортное оборудование, химическую продукцию, металлоизделия, продукты питания, автомобили, сельскохозяйственную продукцию.

Что касается прямых американских инвестиций в нашу экономику, то они составляют на конец 3 квартала 2011 года 36,002 миллиардов долларов, что составляет 16,4% от общих инвестиций. Практически, если не считать Нидерландов, где регистрируют свои фирмы для работы с Казахстаном различные ТНК, США является ведущим инвестором в Казахстан. Обратный поток инвестиций средний по размерам и составляет около 632,9 миллионов долларов.
Долг Казахстана США на 30 сентября 2011 года составлял 12,548 миллиардов долларов, из которых 0,163 миллиардов долларов должны казахстанские банки, 11,343 миллиардов долларов составляет межфирменная задолженность (казахстанские филиалы американских фирм должны своим материнским компания) и 1,043 миллиардов долларов должны остальные учреждения. Гарантированного правительством Казахстана долга перед США в настоящее время нет.

Основные сферы вложения инвестиций — нефтегазовая отрасль, инжиниринг, энергетика, сельское хозяйство. Надо отметить, что американские инвесторы пришли одними из первых в Казахстан и сразу заняли определенные ниши, из которых потом старались не выходить (мегапроекты — как автор их называет).

В нефтегазовой сфере основными инвесторами являются:

• Exxon Mobil Corporation — крупнейшая частная нефтяная компания в мире. Владеет 7,5% Каспийского Трубопроводного Консорциума, имеет 16,81% участия в Кашагане и 25% в Тенгизе.

• Chevron — вторая по величине американская нефтяная компания. Является акционером Каспийского Трубопроводного Консорциума — 15%, имеет также 50% в Тенгизе и 20% в Карачаганаке.

• ConocoPhillips — одна из крупнейших американских нефтяных компаний. Имеет 8,4% в Кашагане. Совместно с АО «Мубадала Девелопмент Компании» (ОАЭ) участвует в разведке и добычи блока «Н» на шельфе Каспия (доля 24,5%)

Отдельно надо сказать про 3 крупнейших месторождения, в которые вложились американцы:

• Месторождение Кашаган (вместе с местрождениями Кайран. Актоты, Каламкас-море) — имеют общие запасы в 5,428 триллионов тонн нефти и извлекаемые 1,688 триллионов тонн нефти.

• Месторождение Тенгиз имеет общие запасы 3,1 миллиардов тонн нефти, из них извлекаемые составляют 0,75-1,1 миллиарда тонн нефти. Кроме того рядом располагается месторождение Королевское с общими запасами 188 миллионов тонн нефти.

• Месторождение Карачаганак — общие начальные запасы составляют более 1 миллиарда тонн нефти, газового конденсата и газа.

Хотя в настоящее время контролируемые американцами месторождения не дают основную часть нефти в РК к 2020 году все изменится. Согласно прогнозам, добыча нефти и газового конденсата составит 164 миллиона тонн, из которых 23,8 миллиона тонн придется на Тенгиз, 93,38 миллиона тонн на Кашаган (с сопутствующими месторождениями), 9,8 миллионов тонн придется на Карачаганак. Таким образом, только крупнейших 3 проекта в сумме дадут 126,98 миллионов тонн нефти и конденсата, что составит 77,4% от общеказахстанской добычи. То есть в долгосрочной перспективе американские компании при поддержке европейцев будут практически полностью контролировать добычу углеводородов в Казахстане.

Отдельно надо отметить участие американских компаний в Каспийском трубопроводном консорциуме, который хотя и не является чисто казахстанским предприятием, однако крайне важен для экспорта казахстанской нефти. Скоро он будет расширен до 67 миллионов тонн нефти в год и станет основным казахстанским экспортным маршрутом.
Вслед за нефтегазовыми компаниями пришли их сервисники, которые достаточно прочно утвердились в Казахстане и участвуют в крупных проектах. К этим компаниям относятся:

• Halliburton Company — работают с 1994 года. Работала на следующих крупных проектах — Тенгиз (Атырауская область, компания «Тенгизшевройл»), Дунга (Мангыстауская область, компания «Маерскойл»), Кашаган (Северный участок Каспийского моря, компания «АджипКСО») Карачаганак (Западно-Казахстанская область, компания «Карачаганак Петролеум Оперейтинг»). Численность персонала в Казахстане 1000 человек.

• Parker Drilling Company International Limited — работают в Казахстане с 90-х годов, основной проект — Кашаган (Северный участок Каспийского моря, компания «АджипКСО»)

• Baker Hughes Incorporated — работают в Казахстане с 1998 года, основной крупный проект — Карачаганак (Западно-Казахстанская область, компания «Карачаганак Петролеум Оперейтинг»)

• WEUS Holding Inc

В энергетику вносит инвестиции группа компаний AES. Она практически полностью контролирует энергетику Восточно-Казахстанской области — только не через покупку или строительство новых предприятий, а через получение предприятий в управления:

o AES Corporation — энергетическая компания, занимающаяся производством электроэнергии, ее распределением и альтернативной энергетикой. В Казахстане управляет рядом энергетических активов:

• АО «AES Усть-Каменогорская ТЭЦ» — основной источник теплоснабжения города Усть-Каменогорска, покрывает до 80 % нагрузок жилищно-коммунального сектора. Годовой отпуск электроэнергии 909 млн. кВт*ч, тепла – 2451 тыс. Гкал.; установленное оборудование: 9 котлов от 75 т/ч до 430 т/ч; 8 турбин, мощностью от 4 до 100 МВт. УК ТЭЦ работает на угле, растопочным топливом является мазут.

• ТОО «АЭС Согринская ТЭЦ» — обеспечивает теплом и горячей водой весь юго-восточный район Усть-Каменогорска- порядка 4 000 абонентов пос. Новая Согра, Солнечный, Радужный, около 160 потребителей юридических лиц, а также снабжает электроэнергией АО «УК Титано-Магниевый комбинат» и мелкие промышленные предприятия. Отпуск электроэнергии — 257,3 млн. кВ/ч; отпуск теплоэнергии – 316,9 тыс.Гкал; 3 паровых котла и 2 паровые турбины. Работает на угле, растопочное топливо — мазут.

• АО «Восточно-Казахстанская Региональная Энергетическая Компания» — единое предприятие, эксплуатирующее распределительные электрические сети регионального значения 110-04 кВ в Восточно-Казахстанской области. Площадь обслуживаемой территории — 283,3 тыс. км2; количество обслуживаемых единиц – 167,43 УЕ; протяженность сетей – 35 221 км; подстанции от 35 кВ и выше — 318 шт; количество трансформаторных подстанций – 6 599 шт.

• ТОО «Шыгысэнерготрейд» — компания, сбывающая электроэнергию потребителям Восточно-Казахстанской области. Дочернее предприятие АО «Восточно-Казахстанская Региональная Энергетическая Компания». Предприятие обслуживает в Восточно-Казахстанской области более 460 000 потребителей, среди которых более 16 000 — юридические лица.

• АО «Усть-Каменогорские Тепловые сети» — компания, осуществляет централизованное теплоснабжение Усть-Каменогорска. Отпуск тепловой энергии с коллекторов собственных котельных — 115 173 Гкал; покупка тепловой энергии – 2 200 212 Гкал; продажа тепловой энергии — 1 893 137 Гкал.

• ТОО «АЭС Усть-Каменогорская ГЭС» — одна из крупнейших электростанций Восточного Казахстана. Гидроэлектростанция приплотинного типа; количество агрегатов — 4 х 82,8 мВт; установленная (проектная) мощность — 331,2 мВт; полный объем водохранилища — 660 млн. м3; располагаемая (фактическая) мощность — 315 МВт; среднемноголетняя выработка станции составляет 1580 млн. кВт*ч, а в маловодный год — 1200 млн. кВт*ч.

• ТОО «АЭС Шульбинская ГЭС» — гидроэлектростанция, входящая в Иртышский каскад ГЭС. Гидроэлектростанция русловая с глубинным водосбросом; количество агрегатов — 6 х 117 МВт; установленная мощность — 702 МВт.

Инвестиции в сельское хозяйство представляет табачная компания Philip Morris International , которая работает в Алматинской области.

• Philip Morris International — работает в Казахстане с 1993 года, обеспечивает как закупку табака в Казахстане у фермеров Енбекшиказахского района Алматинской области, так и производство сигарет из местного сырья. Производит сигареты 8 международных брендов (Marlboro, Parliament, Virginia Slims, Muratti, L&M, Bond Street, Next, President) и 6 казахстанских брендов (Астра, Прима, Полет, Казахстанские, Союз-Аполлон, Медео). Она контролирует около 40-45% рынка табачных изделий Казахстана.

Таким образом, получается, что США в лице своих компаний вошел в очень важные и ключевые для Казахстана ниши:

• Контроль трех крупнейших и наиболее долго эксплуатируемых месторождений нефти и газа Казахстана, которые в будущем составят основной экспортный потенциал страны. При этом американские корпорации получат существенную прибыль — это помимо самой нефти, которую можно продать кому угодно и когда угодно.

• Контроль над главным в ближайшие годы экспортным трубопроводом нефти.

• Контроль над энергосистемой самого важного промышленного региона страны — Восточно-Казахстанской области, где производятся топливные таблетки для ядерных реакторов, а также стратегические для военной промышленности ниобий, бериллий, титан, магний.

Данная стратегия заслуживает большого уважения, особенно учитывая то, что заложена она была еще в начале 90-х годов, когда инвестиционный потенциал Казахстана находился еще под вопросом. Образно говоря, стратегия американцев включилась раньше тех же китайцев, лучше их стратегии сейчас, и когда китайцы уйдут с казахстанского рынка, американцы еще будут тут присутствовать и им будет хорошо.

Отдельно можно было бы упомянуть про мощнейшее влияние американских консультантов на процесс управления в Казахстане, про формирование в США нашей элиты (в год уезжает туда учиться около 2000 студентов) и про работу с нашими НПО, но это уже совсем другая тема и этого цикла она не касается.
http://tengrinews.kz/opinion/265/

neftegaz.ru: Энергетическая стратегия Казахстана к 2020 году

05 октября 2011 г.
Астана в очередной раз стала местом проведения крупного международного форума. Вчера свою работу начал VI Евразийский энергетический форум KazEnergy

Учитывая главную тему форума, которая звучала так: «Казахстан: 20 лет устойчивого роста, новые горизонты инвестиций и стабильного сотрудничества», премьер-министр Казахстана Карим Масимов, открывая мероприятие, сообщил, что за все годы независимости добыча нефти в республике выросла в три раза, а добыча газа — в пять раз.

Тем временем, по словам министра нефти и газа Сауата Мынбаева, несмотря на возможность второй волны мирового финансового кризиса, Казахстан намерен и дальше наращивать добычу нефти и довести ее к 2020 году до 132,2 млн тонн.

Он упомянул, что первая нефть с главного проекта республики — Кашагана — будет, как и было обещано ранее, в конце 2012 — начале 2013 года. Речь идет об объемах в 370 тысяч баррелей в сутки в ходе первой фазы освоения месторождения.

Однако, по словам казахстанского министра, ожидать экспорта нефти с Кашагана при осуществлении второй фазы освоения месторождения стоит не ранее 2019-2020 годов. Причина такой задержки, по словам Мынбаева, в том, что до сих пор существует неопределенность между участниками проекта по бюджету освоения второй фазы Кашаганского проекта.

— Да, пока сохраняется неопределенность в переговорах по второй фазе Кашагана. Но при тесном взаимодействии подрядных организаций и полномочного органа и при учете взаимных интересов проект может быть значительно более успешным, — подчеркнул он.

Чуть позже в кулуарах форума, отвечая на вопросы журналистов относительно трений между министерством и акционерами Кашагана, Мынбаев сказал, что пока они не получали никаких официальных заявлений о выходе из проекта.

— Никаких писем и обращений, что кто-то из участников Кашаганского проекта хочет выйти, мы (министерство. — Прим. «Литера») не получали, — сказал министр.
Напомним, что ранее в ряде казахстанских СМИ появилась информация со ссылкой на анонимные источники о том, что американская «Конокофиллипс» и датско-голландская «Шелл» намерены выйти из этого грандиозного проекта.

На фоне неопределенности с Кашаганом приятной была новость об успехах на другом крупном месторождении страны — Тенгизе. Совместными усилиями с инвесторами власти Казахстана намерены довести производство нефти с 26 млн тонн до 36 млн тонн в год.

— К началу будущего года должен быть завершен проект третьей фазы расширения месторождения Тенгиз, который будет представлен на рассмотрение полномочному органу. А еще через год будет принято решение по инвестиционной реализации этого проекта

К сожалению, ожидаемой и обещанной новости о результатах переговоров правительства с акционерами третьего важного для экономики страны проекта освоения газового месторождения Карачаганак в ходе форума не прозвучало. Как выяснилось, они затянулись еще на полгода и завершатся, скорее всего, только в конце года.

По словам Сауата Мынбаева, причина такой задержки в том, что стороны намерены досконально обсудить все спорные моменты, чтобы не возникало никаких проблем в будущем. Что касается стоимости доли, на которую рассчитывает Казахстан, то конкретного ответа также не прозвучало.

— Налоги при принятии решений в переговорах никогда не списываются. Это касается в первую очередь Карачаганака. И здесь никаких списаний взамен за будущую долю не будет, — отрезал он.
Как известно, Казахстан намерен получить 10-процентную долю в Карачаганакском проекте — единственном крупном проекте на своей территории, где он не присутствует.
Читать далее