Архив меток: компании горно-металлургические

mr-andynet: о золоте

О фьючерсном рынке «на пальцах»
http://mr-andynet.livejournal.com/117369.html

А теперь — о рынке ETF
Золотодобывающей промышленности для «раскачки» требуется значительный временной лаг. Поэтому пик добычи был достигнут уже тогда, когда цены на золото опустились до своего минимума в районе $ 250 за унцию (Рис. 2).

Рис.2

Шахтёры практически не увеличивали поставки драгоценных металлов в 1970-х годах. В то время было только несколько крупных игроков на рынке золота. Южная Африка была самой значительной золотодобывающей страной, а также Россия и Северная Америка. Тем не менее, после нескольких лет бычьего рынка золота в конце 70-х – начале 80-х годов, производство выросло. Потребовалось семь лет для золотодобывающей промышленности, чтобы отреагировать на рост цен на золото.

Рис.3

По иронии судьбы, затем цены начали снижаться и продолжили падение в течение следующих 20 лет, снизившись более чем в два раза к концу 90-х. Однако в период бума компании активно расширяли географию месторождений и вкладывали значительные суммы в геологоразведку, что позволило в 90-х годах разведать много новых крупных месторождений. Metals Economics Group считает, что значительных разведанных месторождений, которые содержат, по меньшей мере, 2 млн унций золота, было открыто 99 только в период с 1991 по 2001 год.

http://mr-andynet.livejournal.com/117624.html

О текущем тренде золотодобывающих компаний
http://mr-andynet.livejournal.com/117973.html

Золотодобывающая промышленность России: итоги 2015 года и прогноз развития отрасли до 2020 г.


Читать далее

smart-lab.ru: Отчетность золотодобытчиков 4Q15. Себестоимость добычи

http://www.miningfeeds.com/2016/02/19/gold-miners-thrive-in-bleak-q4

ые составляют 98,6% индекса Market Vectors Gold Miners ETF (GDX): индекса золото- и серебро-добывающих компаний. Около 45% мировой добычи приходится на компании приведенные в таблицах.

Средняя себестоимость операционных расходов (cash costs, СС) составила 587 долл/унция, что на 5% ниже чем по итогам 3Q15 — 618 долл/унция. «Удалось зажать пояса». Операционная маржа при условной цене 1060 в декабре составила бы 45% от денежного потока.

Средняя себестоимость всех расходов (all-in sustainable costs, AISC) где учитывается корпоративное управление (то где прячут налоги), и капитальные расходы (на новые шахты или оборудование, что вроде не нужно так как шахт с избытком) составила 836 долл/унция, что на 3,5% меньше чем по итогам 3Q15. Условная EBITDA тогда составила бы не меньше 21%, но по сути она больше, ведь капитальные расходы амортизируются постепенно.

Вывод: как и раньше самое первое следствие — ценам на золото есть куда падать, фундаментальной поддержки оно еще далеко не нашло. Что и так понятно из новостей — про M&A и закрытия золотых шахт — новостей нет. Только вот сильно падать золото не может, ведь вырастет доллар, если конечно не вырастет в противоход нефть или какой-то другой очень популярный актив, компенсируя падение, что бы портфель активов относительно доллара был стабильным. Детально это рассматривали здесь (SP500 и золото). Косвенным наблюдением может быть ретро-анализ новостей (их качества и достоверности в моменте выхода) про себестоимость добычи 1200 долл/унция, что Адам также в своей же статье и подтверждает — упорно не обращая внимания на сезонность физического спроса и спроса на тихую гавань в нефтяной несезон.

http://smart-lab.ru/blog/312106.php

— — —


http://iv-g.livejournal.com/1282515.html

— — —
http://www.miningfeeds.com/
http://www.zealllc.com/

ru-precious-met: Золото и золотодобывающие компании

12 янв, 2016
Как и при оценке акций любой компании, любой активный инвестор в акции золотодобывающих компаний, либо в ETFs, обеспеченные этими акциями, должен понимать структуру, капитализацию и многие другие параметры, дабы суметь оценить свои риски. Я когда-то посвятил этому вопросу несколько статей (см. «Цены на золото и акции добывающих компаний»). Сейчас, конечно, многое изменилось, золото уронили, да и компании перестроились. Тем не менее, и сегодня инвесторы задаются вопросом, стоит ли сейчас вкладываться в эти акции, какие параметры являются определяющими? Собственно, на большинство из этих вопросов я ответил в предыдущих статьях. Однако сейчас сложилась интересная ситуация: хотя цена на золото и упала довольно значительно, многие золотодобывающие компании наращивают добычу, снижая при этом её себестоимость. Вот один из примеров.

Одна из проблем инвесторов в том, что некоторые считают нормальной себестоимостью добычи 1-й тройской унции золота Total сash cost (TCC) – затраты на текущие операции. Затраты TCC для большинства ведущих золотодобывающих компаний никогда не превышали $ 1000. Другое дело — All-in sustaining costs (AISC) – затраты «Всё в поддержании расходов», в которых учитываются расходы на обслуживание управленческого аппарата, поддержания в актуальном состоянии рудников, выплаты дивидендов акционерам, выплаты различных взносов, налогов или бонусов местным администрациям в различных юрисдикциях, в т.ч. за экологию, и пр. пр.

Самые большие затраты All-in cost (AIC) – затраты «Всё в стоимости» – включают в себя затраты на разведку, которая в нынешних условиях невозможна без привлечения стороннего капитала и, соответственно, на разработку новых проектов и т.п. Вот как раз затраты AIC сейчас для большинства крупнейших компаний составляют порядка $ 1200 и более на унцию золота. Однако им невыгодно озвучивать эту цифру, поскольку для многих инвесторов уровень себестоимости добычи – важный параметр. Когда компания объявляет величину прибыли, большинству инвесторов неважно, что она не включила в затраты эти показатели – им важны дивиденды.

Вот что пишет «Вестник золотопромышленника»:
«Снижение затрат удается лучше всего компаниям с активами в развивающихся странах, чьи валюты девальвируются к доллару. Однако, в среднесрочной перспективе этот эффект будет нивелирован местной инфляцией. Так, южноафриканские компании почувствовали положительный эффект от ослабления южноафриканского ранда, однако уже готовятся к инфляции расходов на труд.

Harmony в результате очередного (летнего) раунда переговоров согласилась увеличить зарплаты на 6,0-10,4%. В среднем по компании на 2015-2016 год зарплаты вырастут на 6,5%. Anglogold на следующие три года договорилась о ежегодной индексации на величину инфляции — минимум 6%.

«Девальвация рубля в 2015 году дала глоток воздуха российской золотодобыче, и если этот тренд продолжится, то мы будем получать подпитку и дальше, но это явится кратковременной точкой роста, потому что все имеющиеся резервы отрасль исчерпала, и надо искать новые, более глубинные точки в производстве, которые помогут дальнейшему увеличению добычи золота в стране», — считает председатель Союза золотопромышленников России Сергей Кашуба.

В России, большинство расходов компаний исчисляется в рублях, в том числе крупные капитальные затраты, затраты на поддержку мощностей, а также геологоразведочные работы, за исключением приобретения импортного оборудования, которое оплачивается в долларах. Таким образом, в результате ослабления рубля, а также за счет ранее запущенных программ оптимизации, компаниям удалось достичь двукратного снижения себестоимости, и, как следствие этого — двукратного роста EBITDA.

В первом полугодии такие крупные компании как «Полюс Золото» и Polymetal снизили капитальные затраты на 67% и 17% соответственно. В тоже время капзатраты Nordgold выросли на 52% из-за инвестиций на развитие проекта Bouly в Буркина-Фасо. Несмотря на это, компания продолжает активно вкладывать в новые проекты за счет собственного денежного потока, который в первом полугодии вырос почти в два раза.

По прогнозу Союза золотопромышленников России, в 2015 году общее производство золота в России увеличится до 291 тонны (+0,86%), а производство драгоценного металла из минерального сырья (исключая переработку ломов и отходов) вырастет до 255,2 тонны (+1%).»

Зачастую практика такова: компании-юниоры находят, разведывают и оценивают месторождения, затем они продают их крупным компаниям – добытчикам, типа Barrick Gold, а те уже проводят свою оценку, составляют проекты, ТЭО, и готовят их к разработке. С 2013 года, когда цены на золото начали снижаться, крупные компании, которые, конечно, жировали на высоких ценах, действительно стали реструктурировать производственную цепочку, управленческий аппарат, дабы снизить себестоимость добычи и привлечь инвесторов. Началась череда слияний и поглощений. Некоторые начали хеджировать будущие поставки.

Однако снижение цен на нефть и падение региональных валют, несмотря на снижение курса золота в USD, помогло многим компаниям удержаться на плаву. Тем не менее, спрос на золото на мировом рынке сейчас слабый, в частности, из-за внутренней политики Индии и реформ в Китае, поэтому даже нашим добывающим компаниям приходится продавать добытое золото гос- и комбанкам, у которых его затем выкупает ЦБ РФ. Собственно, потому и растут такими темпами наши золотые резервы.

Таким образом, с одной стороны золотодобывающим компаниям, которые работают в не — долларовых юрисдикциях, выгодно сейчас добывать металл, поскольку себестоимость добычи в местных валютах низка, а цена металла в USD по отношению к ней – высока, но с другой – всё это временно. Инвестиции в будущее предполагают затраты в долларах США, а при таком курсе USD по отношению к сырьевым валютам – подобные затраты могут съесть всю прибыль компаний в не — долларовых юрисдикциях. Поэтому многие компании сокращают затраты на разведку и разработку новых проектов.

Поэтому очень сложно оценить, стоит ли сейчас вкладываться в акции золотодобывающих компаний. Наверное, как всегда, надо отслеживать их отчёты, особенно обращая внимание на юрисдикции, в которых они добывают, на инвестиции в будущее и на прочие параметры, о которых я говорил не раз, да и каждый, кто торгует акциями, их знает. Я уже не раз говорил, что не думаю, что золото опустится ниже $ 1000. Хотя такое и возможно.

С точки зрения AIC для золотодобывающих компаний $ 1100 — 1200 – минимальные цены, при которых они смогут нормально развиваться, привлекая капитал и позволяя себе траты на разведку и внедрение новых проектов. Также следует учитывать, что от разведки до разработки месторождения сейчас срок порой доходит до 17-ти лет. А с учётом заморозки некоторых проектов из-за низких цен на золото, он может растянуться ещё дольше.

P.S. Примерно то же можно сказать и об акциях добытчиков других драгметаллов, но, конечно, с поправкой на ситуацию на их рынках, юрисдикции и прочие фундаментальные факторы.
http://ru-precious-met.livejournal.com/104282.html

ALENKA CAPITAL: Годовые обзоры от инвест компаний

https://vk.com/topic-60212189_33400856

Alenka Capital: Динамика бумаг крупнейших горнорудных компаний в мире

Читать далее

ЦБ РФ выявил самые дефолтные отрасли

Совокупная просрочка российского бизнеса перед отечественными банками за год увеличилась на 60%, с 1,1 до 1,7 трлн рублей — эта сумма включает как просрочку по рублевым кредитам, так и по валютным (в материалах ЦБ валютные данные пересчитывались в рубли по курсу на начало каждого месяца). В материалах ЦБ выделяется девять видов экономической деятельности, они далее разделены на 15 отраслей.

На 136%, увеличились темпы роста просроченной задолженности в сфере добычи полезных ископаемых (здесь показатель вырос с 22,1 млрд рублей до 52,3 млрд рублей). Из девяти направлений экономической деятельности объем просрочки уменьшился только в сфере производства и перераспределения энергии, газа и воды

В добыче полезных ископаемых наибольший объем кредитования и просрочки приходится на добычу топливно-энергетических ресурсов. За год просрочка выросла на 145%, до 44,3 млрд рублей при росте кредитной нагрузки на 51%, до 1,01 трлн рублей. При этом основной рост просрочки произошел в рублевом сегменте и составил 776% за год (девятикратный рост — с 2,7 млрд до 23,8 млрд рублей).

По мнению Игоря Юшкова, эксперта Фонда национальной энергетической безопасности, нефтяные и газовые компании сейчас не испытывают серьезных проблем с обслуживанием долгов — в отличие от угольщиков. Андрей Третельников, аналитик инвесткомпании RMG, согласен, что просрочки платежей в сфере добычи полезных ископаемых в значительной степени связаны как раз с углем, цены на который за 4 года упали на 70%, а также с закредитованностью горнодобывающей и металлургической компании «Мечел» и его неспособностью платить долги.

— Если посмотреть на динамику изменения просрочки платежей, то заметно, что существенный скачок невыплат произошел в январе текущего года. Такой рывок говорит о том, что это вызвано в большей степени одним эмитентом. Среди российских компаний, которые работают в этом сегменте промышленности, серьезные проблемы с банковскими выплатами есть у «Мечела», — пояснил Третельников.

Это объясняет также существенный рост уже валютной просрочки по металлургическому и коксовому производствам, которыми также занимается «Мечел». Так, за год просрочка по валютным кредитам в металлургии увеличилась на 463% до 1 млрд рублей, кокса — на 653% до 1,3 млрд рублей. Впрочем, в сумме по валютным и рублевым кредитам в металлургии просрочка поднялась на 38%, до 40,8 млрд рублей.

По состоянию на середину июня чистый долг «Мечела» составлял $6,77 млрд, из которых практически 70% приходилось на госбанки (Газпромбанк — $2 млрд, Сбербанк — $1,36 млрд, ВТБ — $1,1 млрд). «Мечел» сумел практически договориться о реструктуризации кредитов с ВТБ и Газпромбанком, однако со Сбербанком этого сделать пока не удалось. В апреле этого года, как сообщалось, «Мечел» начал гасить просроченные платежи перед ВТБ, которые на тот момент составляли 4 млрд рублей (с учетом пеней и штрафов). В июне «Мечел» заявлял, что полностью погасить просрочку еще не удалось, и на тот момент ее размер составлял 2,68 млрд рублей.
http://izvestia.ru/news/589802
http://aftershock.su/?q=node/326821

resfed.com: Неожиданный тупик сырьевой экономики РФ (горнодобывающие компании)

http://resfed.com/article-1070

ГМК «Норильский никель» не смогла найти финансы у китайских «партнеров» и отказалась от освоения ряда медных и золотых месторождений в Забайкальском крае. С аналогичной проблемой столкнулись или сталкиваются практически все российские сырьевые компании: в стране почти невозможно вести рудную разработку.

Немного о случае с «Норникелем»:
ГМК «Норильский никель» решила не разрабатывать месторождения в Забайкальском крае с запасами 7,4 млн унций золота и 900 тыс. тонн меди. Компания была готова продать их китайским инвесторам или как минимум разрабатывать вместе, но привлечь партнеров не удалось.

Совет директоров «Норильского никеля» решил отказаться от разработки четырех месторождений меди и золота в Забайкальском крае, сообщила вчера компания. Это месторождения Култуминское (запасы меди — 624 тыс. тонн, золота — 4 млн унций, серебра — 31 млн унций, железа — 33 млн тонн), Зергунское (запасы — 283 тыс. унций золота и 136 тыс. унций серебра), Лугоканское (ресурсы — 302 тыс. тонн меди, 1,9 млн унций золота, 19,3 млн унций серебра) и Серебряное (запасы золота — 1,3 млн унций, серебра — 19,2 млн унций). «Норникель» вернет имеющиеся лицензии на разработку Зергунского и Лукоганского и отзовет заявки на добычные лицензии по двум другим месторождениям.

Примечательно, что одна из богатейших сырьевых горно-металлургических компаний РФ не рискнула взять на себя риски и начать осваивать эти месторождения в одиночку. А ведь только по итогам последних 3 лет основные владельцы ГМК «Норникель» — структуры олигархов Владимира Потанина и Олега Дерипаски — вывели в виде дивидендов из компании более 9 миллиардов долларов!

Уже почти четверть века в РФ длится катавасия вокруг одного из крупнейших в мире Удоканского месторождения меди. В сентябре 2008 года наконец-то тендер на разработку этого месторождения с запасами в почти 20 миллионов тонн меди выиграла компания фестивального бухарского олигарха Алишера Усманова «Металлоинвест» (через входящий в нее Михайловский ГОК). К 2016 году «Металлоинвест» обещал тогда построить на месторождении полноценный горно-обогатительный комбинат мощностью в 480 тысяч тонн катодной меди. При этом первая очередь предприятия должна была заработать еще в 2014 году, а общие затраты должны были составить около 4-5 миллиардов долларов только на инфраструктуру (в том числе, 1000 километров ЛЭП, около 35 километров путей железной дороги и так далее).

И каковы же успехи талантливых россиянских олигархов?
«Металлоинвест» не привлек инвесторов на Удокан
«Металлоинвест» пока не может привлечь партнеров для освоения Удоканского медного месторождения. Китайский фонд Hopu Investments не реализовал в 2014 года опцион на выкуп 10% в проекте.

Опять тоже самое. Никаких ГОКов, никакой добычи меди, ничего вообще на Удоканском месторождении не построено. Конечно, можно это списать на чудовищные климатические условия, полное отсутствие инфраструктуры и т.п. причины, но ведь не сделано вообще ничего! Поэтому сейчас освоение Удокана перенесено плавно на 2019-2021 годы.

Выясняется интересная закономерность: российские «олигархические» компании не в состоянии сами реализовать сколько-нибудь крупный рудный проект (если не считать отдельных историй с разработкой небольших медных, железорудных или золотых месторождений на Урале, в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке). Компании либо пытаются безуспешно прибегнуть к помощи иностранных (теперь — китайских) «партнеров», либо уповают полностью на государство.

В связи с последним обстоятельствам возник даже небольшой скандал вокруг компании «Русская платина» солнечного чеченского бизнесмена Мусы Бажаева. Напомним, два года назад «Русская платина» сумела оттеснить «Норникель» и получить лицензии на разработку  месторождений платиноидов у Норильска (Черногорское и часть Норильска-1). При этом она якобы запросила у государства 220 миллиардов рублей поддержки. Сейчас «Русская платина» это опровергает, но вкупе с информацией о приобретении Бажаевым за более чем 200 миллионов евро курорта на Сардинии, выглядит это пикантно. В духе россиянского бизнеса: национализация убытков и приватизация прибылей.

Без государственной поддержки в виде выделения десятков миллиардов рублей из Фонда национального благосостояния и потом уже кредитов от ВТБ, не может построить железную дорогу Элегест-Кызыл-Курагино для разработки Элегестского угольного месторождения Тувинская энергетическая промышленная корпорация (ТЭПК) бизнесмена Руслана Байсарова. Общая стоимость проекта в Туве составляет более 200 миллиардов рублей. Господин Байсаров совсем недавно удачно окэшился, продав акции «Стройгазконсалтинга» за примерно 5 миллиардов долларов. Но денег на собственный проект у бедного буратины, ах и увы, совсем нет, посему три четверти расходов должны, по его мысли, профинансировать российский бюджет и банк ВТБ.

В целом, за последние четверть века в РФ не было введено в эксплуатацию практически ни одного нового крупного рудного месторождения. А ведь черная и цветная металлургии являются вторым по размеру источником валютных поступлений в РФ после компаний ТЭКа. Не будет преувеличением сказать, что все компании сидят на советской ресурсной наследии, в лучшем случае инвестируя относительно скромные средства на локальную модернизацию. Безусловно, исключения есть, но их можно реально пересчитать по пальцам.

Например, это ввод в строй в 2013 году Русской медной компанией (РМК) Михеевского ГОКа мощностью в 70 тысяч тонн катодной меди в Челябинской области. И то это произошло благодаря кредитным линиям экспортных кредитных агентств Финляндии и Германии — Finnvera и Euler Hermes, на сумму в 250 миллионов долларов под поставку современного западного оборудования (в РФ собственное тяжелое машиностроение недееспособно). В связи с санкциями против РФ поставки оборудования для запланированного РМК Томилинского ГОКа находятся под вопросом.

Естественно, нежелание сырьевых компаний инвестировать всерьез в рудные проекты приводит к поведению временщиков, стремящихся урвать самые легко добываемые ресурсы и быстро освоить бюджетное (банковское) финансирование. Так, ГМК «Норникель» в 2013 году сформулировала это следующим образом:
Компания фокусируется на «первоклассных активах»: это проекты, которые приносят не менее 1 млрд долларов выручки в год, свыше 40% рентабельности по EBITDA и насчитывают рентабельные запасы на срок более 20 лет.

В условиях РФ применительно к ГМК такими активами могут быть только шахты, ГОКи и месторождения, которые начали разрабатываться еще сталинскими рабами (или воспитанниками систем оздоровительных лагерей) в 30-40-х годах прошлого века. С построенной инфраструктурой, энергетикой и так далее. Никаких иных рудных активов такого рода в РФ более нет: везде надо строить с нуля новую инфраструктуру, везде чудовищные климатические условия, безлюдная пустыня и гигантское транспортное плечо. А там, где условия чуть получше приполярной тундры — как на Еланском и Елкинском медно-никелевых месторождениях в Воронежской области — олигархи входят в клинч, в котором и стоят годами.

Дочерняя компания люксембургского металлургического гиганта Evraz (ранее — «ЕвразХолдинг», принадлежит Абрамовичу и Абрамову), «Евразруда» поступает с советскими месторождениями по такой же схеме: выкапывает все легкодоступные рудные пласты, а затем просто бросает шахты и карьеры. Например, в 2013 году компания продала республике Хакасия всего за 10 миллионов рублей «Абаканский рудник», «Абаза-Энерго», «Тейский рудник», «Тейские энергосети» и Мундыбашскую обогатительную фабрику в Кемеровской области. Причина проста: за 12 лет эксплуатации этих активов «Евразруда» выбрала все легкодоступное сырье, а затем предпочла избавиться от «балласта».

К середине второго десятилетия XXI века схема в горно-рудной отрасли РФ, как минимум, зашла в тупик.

smart-lab.ru: Промежуточный расклад в российском горнодобывающем секторе

Рейтинг компаний по рыночной капитализации + долг. Данные по EBITDA за 1 кв. 2015 есть не по всем компаниям (ГМК, Уралкалий, Распадская и EVRAZ отчитываются по полугодиям), а Мечел еще не успел за 1 кв. и этот отчет радикально поменяет представление рынка о финансовом положении компании (отчеты РСБУ по дочкам за 1 кв. очень хорошие). Тем не менее коэффициенты EV/EBITDA и долг/EBITDA у всех радикально улучшились если смотреть на сократившийся долг и выросшую прибыль. Мультипликаторы мигрируют в область благоприятных значений как с точки зрения разумного инвестора так и с точки зрения типичного аналитика. Конечно большинство не поучаствовало в ралли РУСАЛа, Мечела и Северстали которые были нашими фаворитами с давних пор. Но процесс переоценки продолжится.

Дело в том, что компании мощно генерируют прибыль и гасят долги, одновременно с этим ведут консервативную политику по капвложениям и M&A (не то что раньше). Это планомерно улучшает баланс и изменяет дивидендную политику
http://smart-lab.ru/blog/260386.php

Добыча железной руды: Старый Оскол, Стойленский ГОК

Железорудный разрез, Старый Оскол

http://nikolapic.livejournal.com/66343.html

Старый Оскол — город в Белгородской области

Стойленский ГОК (Стойленский горно-обогатительный комбинат) — один из ведущих российских производителей железно-рудного сырья. Компания расположена в городе Старый Оскол Белгородской области.

В декабре 1960 года постановлением Белгородского Совета народного хозяйства утверждено комплексное проектное задание строительства Стойленского рудника.
1 июня 1961 года начались вскрышные работы.
31 декабря 1968 года был подписан акт Государственной комиссии о приемке в эксплуатацию объектов 1-й очереди Стойленского РУ.
14 апреля 1972 года вышло Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о начале проектирования Стойленского ГОКа.
31 декабря 1975 года началось строительство обогатительного комбината.
96,98 % уставного капитала принадлежит ОАО «Новолипецкий металлургический комбинат»

— — — —

Стойленский ГОК http://www.sgok.ru/
Основная продукция комбината — железорудный концентрат и железная агломерационная руда. Утвержденные балансовые запасы в контуре карьера составляют: богатая железная руда — 26,6 млн. тонн; железистые кварциты — 1,4 млрд. тонн.

Сегодня глубина карьера СГОКа достигает 370 м. Рыхлые породы отрабатываются экскаваторами цикличного действия и роторным комплексом. Скальная вскрыша, богатая руда и железистые кварциты добываются экскаваторами цикличного действия с предварительным рыхлением взрывным способом. Транспортировка горной массы из карьера осуществляется автомобильным, железнодорожным и конвейерным транспортом.

По объему производства товарной руды Стойленский ГОК является одним из ведущих производителей железорудного сырья: на его долю приходится более 15% производства товарной руды по России.

Медиабанк http://www.sgok.ru/mediabank/

— — — —

Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК) — российская металлургическая компания, в состав которой входит третий по величине металлургический комбинат в стране. Полное наименование — открытое акционерное общество «Новолипецкий металлургический комбинат».
Компании Группы НЛМК производят 21 % российской стали.
Контрольный пакет акций комбината (85,54 %)номинально принадлежит компании FLETCHER GROUP HOLDINGS LIMITED, расположенной на Кипре, ещё 3,17 % — компаниям, бенефициарами которых являются менеджеры НЛМК, 11,29 % — акции в свободном обращении, в том числе на российских фондовых биржах и в виде глобальных депозитарных акций на Лондонской фондовой бирже.
Фактически контрольный пакет акций комбината — 83,16 % принадлежал председателю совета директоров Владимиру Лисину. Капитализация на Лондонской фондовой бирже на апрель 2014 года — 259,45 млрд рублей

Сайт http://nlmk.com/ru

http://www.londonstockexchange.com/exchange/prices-and-markets/stocks/prices-search/stock-prices-search.html?nameCode=NLMK

Мечел в 2014 г.

23 сентября 2014 г.

За два дня торгов на этой неделе совладелец «Мечела» Игорь Зюзин стал беднее на 4,6 млрд руб. – на столько подешевел его пакет акций (67,4%) в компании. Капитализация всего «Мечела» с понедельника рухнула на 45%, до 8,6 млрд руб. Банки угрожают компании дефолтом, который может быть объявлен уже в четверг.

В четверг, 25 сентября, у «Мечела» наступает очередной срок оплаты процентов по кредиту. Если он не заплатит, наступит дефолт, рассказал РБК источник в одном из основных банков – кредиторов «Мечела», не уточнив размер платежа. О реструктуризации процентов речь не идет, потому что реструктуризация возможна только тем способом, который предложили кредиторы, утверждает он. Банки настаивают на конвертации большей части долга «Мечела» в акции компании, при которой пакет Зюзина размывается примерно до 10%.

Представитель «Мечела» отказался от комментариев, сославшись на конфиденциальность. Чистый долг «Мечела» на апрель 2014 года составил около $8 млрд, значительная часть задолженности приходится на крупнейшие российские банки: Сбербанк ($1,3 млрд), ВТБ ($1,8 млрд) и Газпромбанк ($2,3 млрд).

Акции «Мечела» на Московской бирже с начала торгов на этой неделе пережили настоящий обвал: в понедельник котировки рухнули на 22%, во вторник по итогам торгов – еще на 31,1%, до 18,8 руб. за акцию. Так дешево акции «Мечела» не стоили еще никогда – 1 сентября 2014 года их цена составляла 34,3 руб. за штуку, а в начале года торги стартовали с отметки 66,5 руб. за акцию.

Объем торгов бумагами компании вчера составил 428,6 млн руб. Для сравнения: в прошлую пятницу акциями «Мечела» наторговали всего на 53 млн руб., в понедельник объем торгов вырос до 163 млн руб. Рекордный объем торгов обыкновенными акциями компании в этом году был зафиксирован 28 февраля (1,64 млрд руб.).

С учетом такого резкого падения котировок по акциям «Мечела» мог наступить margin call (требование погасить досрочно кредит, по которому заложены акции компании или увеличить залог), полагает аналитик БКС Олег Петропавловский: free-float составляет более 30%, margin call мог сработать у кого-то из миноритариев.

Падение акций «Мечела» спровоцировало margin call у ряда участников рынка, что могло оказать дополнительное давление на котировки, сообщило вчера ИТАР-ТАСС со ссылкой на трейдеров инвестбанков.

«Резкое снижение стоимости акций компании вызвано слухами вокруг продолжающегося переговорного процесса о реструктуризации долга компании», – заявил РБК в понедельник представитель компании. «Мечел» прилагает все усилия для достижения взаимовыгодного решения, которое устроило бы все стороны», – добавил он.

Но, судя по всему, предлагаемые компанией варианты реструктуризации долга не находят поддержки у кредиторов. На прошлой неделе глава ВТБ Андрей Костин предупредил: если руководство «Мечела» продолжит отвергать предложение кредиторов о конвертации долга компании в ее акции, банк вынужден будет обратиться в суд.

В понедельник он встречался с президентом Владимиром Путиным. В ходе беседы Костин заявил, что «есть целый ряд клиентов, которые слишком закредитованы» и пытаются получить для себя какие-то «особые условия» от банков или обращаются за господдержкой. Путин высказался в том духе, что участники рынка во избежание проблем должны следить «за уровнем своих кредитных обязательств», а те, кто не соблюдает «финансовую дисциплину», вынуждены будут «нести этот груз самостоятельно».

Трансляция этой встречи спровоцировала новый обвал котировок «Мечела». В стенограмме беседы «Мечел» не упоминается, но на этой неделе долгая история по реструктуризации долгов компании может закончиться, полагает аналитик УК «Райффайзен Капитал» Михаил Кузин.

В стесненных обстоятельствах может находиться и сам Зюзин. В 2006 году, по сообщениям СМИ, он брал кредит на сумму до $1 млрд на выкуп у своего партнера Владимира Иориха 27,97% акций «Мечела». Примерно такой же пакет из его доли по состоянию на август 2014 года оставался в залоге по кредитам.

Личный долг Зюзина сейчас может составлять около $100 млн, говорит один из его знакомых. Источник в одном из банков-кредиторов в августе оценивал РБК обязательства Зюзина в $150–180 млн. По текущим котировкам стоимость всего пакета Зюзина (67,42% акций) составляет 5,3 млрд руб. ($136 млн).

Журнал Forbes в апреле 2014 года оценил состояние бизнесмена в $0,45 млрд (№194 в рейтинге богатейших бизнесменов России по версии журнала, за год состояние бизнесмена сократилось на $1,35 млрд).
http://top.rbc.ru/economics/23/09/2014/950873.shtml

spydell: Долговая нагрузка у российских компаний

Долговая нагрузка у российских компаний

Какие российские компании с наибольшим долговым обременением? Критерием избыточности долга можно взять отношение стоимости обслуживания долга к операционной прибыли.

Критическая долговая нагрузка (свыше 50% от операционной прибыли идет на процентные платежи по долгу). Хуже всего дела у Трансаэро, Мечел, ИнтерРАО, ММК, Автоваз, ГАЗ. У этих компаний в среднем за последние 3 года свыше 50% от операционной прибыли шло на процентные платежи по долгу. С высокой долговой нагрузкой (свыше 20% от операционной прибыли). Из крупных и наиболее известных компаний можно выделить Северсталь, Аэрофлот, Ростелеком и ФСК ЕЭС.

С ничтожным долгом относительно операционных показателей (ниже 5% процентных расходов от операционной прибыли)– это Сургутнефтегаз, Газпром, Лукойл, Роснефть, Татнефть.

В цифрах ниже.

Свыше 100% это значит, что процентные расходы выше операционной прибыли. Отсутствие значений в ячейке означает наличие операционного убытка по результатам деятельности за 2013 год.

В следующей таблице история процентных расходов по долгам в млрд руб. за год.
1* — операционная прибыль за 2013
2* — чистая прибыль
3* — долгосрочный долг
4* — совокупный долг

Газпром по процентам выплачивает 42.8 млрд руб, Роснефть 44 млрд, Лукойл 15.6 млрд. Нефтегаз целиком и полностью в комфортных кредитных условиях. Даже не смотря на рост долга у Роснефти (после объединения с ТНК-BP), операционная прибыль столь высока, а заимствования происходили по столь выгодным условиям, что процентные расходы относительно низки (меньше 10% от операционной прибыли). Это конечно, не Сургут с нулевым долгом, но терпимо. У Лукойла и Газпрома в пределах точности счета.

Металлурги при очень высокой долговой нагрузке на фоне крайне слабых операционных показателей. У ММК и Мечела все плохо, НЛМК приемлемо, Северсталь – много (треть на обслуживание долга). У Норникеля растет стоимость обслуживания долга при сокращении маржинальности бизнеса. Огромные процентные выплаты у Мечела (на 23-25 млрд руб). Потенциал операционной прибыли Мечела при росте цен на комодитиз и идеальной внешней конъюктуре сейчас не больше 50 млрд руб. Т.е. в любом раскладе долг избыточный и стоимость обслуживания экстремальная.

У энергетиков много долгов и ставки заимствования высокие. Фондируется в основном в рублях в российских банках, тогда как нефтегазовый сектор имеет преимущественно валютные долги. Телекомы с высокой долговой нагрузкой.

Далее эволюция изменения долговой нагрузки (процентные платежи к операционной прибыли за год в %)

Очередной удар по доверию к западной фин.системе

Новый креатив от США и Европы по политизации разбирательства дела Юкоса как бы намекает на то, как небезопасно держать активы в западной юрисдикции. Т.к. существуют риски молниеносной экспроприации активов при малейшем подозрении.

Дело Юкоса со скрипом проворачивалось почти 10 лет и внезапно (!) сразу после крушения Боинг, на котором погибло свыше сотни голландцев, гаагский суд (находящиеся как раз в Нидерландах) принимает беспрецедентное решение о взыскании с РФ 50 млрд долл (самый значительный денежный штраф в истории человечества). Глупо считать, что могли быть такие совпадения на фоне исключительно агрессивной антироссийской пропаганды в западных СМИ и на политической арене. Самый «демократический» и «справедливый» суд в Гааге под давлением США форсировал судебный процесс и принял то решение, которое от него ожидали хозяева и спонсоры. Впрочем, в Европе теперь все решения принимаются под политическим давлением США. Чего только стоит демонстративное давление США на страны ЕС по принятию санкций в отношении России?

Если официальные представители США через пол часа после крушения Боинг заявляли о причастности Путина и России к этой трагедии, не имея ни одного доказательства, то не стоит сомневаться в том, что у них хватит смелости и наглости экспроприировать золотовалютные резервы России в счет погашения задолженности по гаагскому суду. Например, арест российских 50 млрд, которые находятся в трежерис. Международное законодательство под этот повод может измениться «задним числом», чтобы «легализовать» экспроприацию средств. Примерно также, как они без суда и следствия на голом волюнтаризме и самодурстве блокировали и арестовывали счета в Ливии, Сирии, Иране и других странах, попавшие под санкции.

Поэтому это решение «о 50 млрд» стоит рассматривать именно в контексте неблагонадежности иностранных партнеров и опасности удержания активов в западной юрисдикции, т.к. здравая логика и буква закона там растоптаны, уничтожены и давно не действует. Работает «право сильного» и больше ничего.

США уже подорвали доверие, когда в апреле на свойственном им самодурственном угаре заблокировали транзакции по картам Visa и MasterCard, нарвавшись на обеспечительный взнос в ЦБ РФ на сотни миллионов долларов, что эквивалентно или превышает размер прибыли на российском рынке. Кто знает, откуда очередной бес выскочит, т.к. цена американских галлюцинаций становится слишком высокой.

Сейчас им это показалось и без суда и следствия блокирует счета физических и юридических лиц в одностороннем порядке за 30 минут. Потом другое показалось и заблокирует государственные счета, т.к. законы отныне меняются под конъюнктурные факторы. Например, в данный момент выгоден один ход развития событий и подстроили законодательство под него, завтра стал выгоден другой вектор развития событий, и снова подмяли законодательную базу под свои интересы. Так что не стоит надеяться на справедливость, объективность, беспристрастность, когда речь касается мирового лидерства США.

Америка агонизирует, теряя влияние на мировой арене и доверие к финансовой системе, отсюда лепит столько ошибок.

Но действия США и Европе наносят урон, прежде всего им самим (конкретно финансовой системе), т.к. теперь только сумасшедший может рассматривать эту зону, как тихую гавань. Вот такая замечательная тихая гавань, где счета блокируются за пол часа на одних лишь домыслах и предположениях в социальных сетях.

Ход развития событий, скорее всего, вынудит ЦБ РФ и правительство пересмотреть формат инвестирования и удержания золотовалютных резервов. Например, выпуск государственных долгосрочных инвестиционных облигаций на пол триллиона долларов, чтобы распределить инвестиционную активность на 10-15 лет без риска срыва в инфляционный штопор. Т.е. дозировать впрыск денег в экономику, не допуская перегрева. Это позволит реализовать массу инвестиционных проектов в России, стимулируя экономический рост (добавляя, по крайней мере, дополнительные два процентных пункта к ВВП в год), также снизит риски экспроприации ЗВР со стороны США и Европы. Плюс важный момент – последние события заставят развиваться внутреннему рынку капитала, прежде всего развитие корпоративных облигаций и фондирование в рублевой зоне на приемлемых условиях.

Эти идиоты в США и Европе вместо того, чтобы снижать порог входа и проводить экспансию, принудительно закрывают собственные рынки капитала от России. Это, на минуточку, тогда, как спрос на кредитные ресурсы в Европе от России был в разы выше (за 2010-2013 года), чем от всех стран Еврозоны. Страны Еврозоны сокращали кредитование и едва не единственные в Евразии, кто демпфировал делевередж – это российские компании, которые фондировались в евро и долларах (как кредиты, так и облигации). По крайней мере, теперь приоритеты расставлены. Закрытие, изоляция западного рынка капитала от РФ несет массу положительных моментов – развитие собственной фин.системы и переориентация на азиатские рынки, что напрямую ударяет по позициям доллара, т.к. Китай также снижает долларовые расчетные операции, плюс фондирование в евро зоне и долларовой зоне.

Про ограничения внешних заимствований для российского бизнеса

В свете возможных ограничений для российских компаний на внешние источники фондирования, интересно оценить последствия такого хода развития событий. Для крупного бизнеса исход очевидный – внутренний рынок капитала (рублевая зона) и азиатские рынки. Но там не все так просто. Развитых механизмом международного фондирования в юанях пока еще нет, хотя активно развиваются в этом направлении. Но уже очевидно, что процентные платежи по долгу вырастут, но кассовых разрывов быть не должно (так как будет достаточно беспроблемное рефинансирование долгов, но уже на других рынках). Рост процентных расходов напрямую скажется в худшую сторону на чистой прибыли.

Насколько? По моим прикидкам, полный переход на рублевые займы для нефтегаза может стоить около 7-8% от прибыли в самом худшем случае, что не так существенно. У металлургов сложнее – там негативный эффект может обойтись до 30% от потенциальной прибыли.

Также многие инвест.проекты отсекутся. То, во что имело смысл инвестировать при заимствованиях под 5-6% потеряет смысл при ставках в 8-12%, т.к. общая рентабельность бизнеса снижается с 2011 и даже дополнительные 2-3 процентных пункта начинаются быть ощутимыми.

У компаний есть внутренние и внешние источники финансирования инвестиционных операций. Внутренние – денежные потоки (чистая прибыль) и запасы (финансовые вложения, в том числе кэш). Внешние источники (банковские или государственные кредиты, эмиссия облигаций и размещение акций). На внешних рынках в России работали в основном экспортеры и наиболее активно всего две отрасли – это нефтегаз и металлурги (не считая банков). Доля валютных долгов у других секторов несущественна.

Мелкий и средний бизнес не имеет возможности размещать акций и эмитировать облигации (за редкими исключениями), поэтому остаются только банковские кредиты. При ограничениях на заимствования в евро, долларах и фунтах в группе наибольшего риска – металлурги, нефтегаз имеет значительный запас прочности.

Много упирается в процентные ставки, стоимость денег. Собственно, как менеджеры принимают решение? Есть возможность взять в банке, допустим, 100 млн рублей под 10% (типичная сумма для среднего бизнеса) и вложить в какие то небольшие проекты в промышленности (какой нибудь маленький свечной заводик). Инвестиционный цикл в промышленной сфере обычно растягивается на несколько лет, обычно около 3 лет. Согласование проекта, регистрация, поиск подрядчиков, строительство и монтаж, после калибровка и тестирование оборудования, пробный запуск линии, подбор и обучение персонала, постепенное увеличение производственной мощности с выходом на плановую мощность и многое другое. Все это время бизнес не генерирует денежного потока, но приходится платить проценты. Проблема в том, чтобы оправдать кредит под 10% операционная отдача на заемные средства должна быть никак не меньше 30% (считается, как операционная прибыль на объем задолженности по кредитам и облигациям). Если меньше 30% при стоимости долга в 10%, то компания обрекает себя на тупиковое положение.

Во-первых: бизнес активность подразумевает целый спектр рисков (операционные, производственные, финансовые, экономические, политически и множество других рисков) и необходим определенный буфер, чтобы оправдывать бизнес активность, а не тупо работать на банки, выплачивая проценты по долгу. Инвестируя в завод, менеджмент должен оценивать не только потенциальный уровень спроса на продукцию через 2-3 года (а ведь конкуренция жесткая штука и все быстро меняется), но и прогнозировать и балансировать издержки.

Во-вторых: с операционной прибыли необходимо вычесть еще налоги и внеочередные списания в случае реорганизации и реструктуризации бизнеса. Получая чистую прибыль, уже можно распределять денежный поток на инвестиции (за счет собственных средств), формирование кэша, выплату дивидендов, обратный выкуп акций (для публичного бизнеса), либо погашение задолженности, чтобы снизить процентные платежи.

Поэтому нормальный менеджмент не займется за инвест.проект, если не будет уверен, что при стоимости денег в 10% за год, проект будет генерировать до 25-30% на вложенные заемные средства. Если деньги стоят 5-6% в год, то порог рентабельности опускается до 13-18% (типичная норма операционного возврата на долг для бизнеса в Европе и США).

Что касается России, то мелкий и средний бизнес, не ориентированный на экспорт занимает в рублях, поэтому всякие эти ограничения на потоки капитала их не затронут. Крупный бизнес пострадает, но только в условиях полного блокирования западного рынка капитала. Уязвимость не из-за кассовых разрывов, т.к. здесь всегда ЦБ РФ поможет и российские банки, а именно из-за роста процентных ставок по долгу.

В целом, ничего критического не будет. Чуть снизится прибыль у нефтегаза. Мелкому и среднему бизнесу пофиг, т.к. раньше не особо участвовали на внешних рынках капитала. Но положительные моменты перевешивают, т.к. заставят развивать собственный финансовый рынок, дифференцированные инструменты фондирования, деривативы, облигации и так далее. Это плюс. В макроэкономическом плане негатив для нефтегаза перевесит позитивом для банков, т.к. занимать начнут у них в рублях. Т.е. негативный эффект уравновешивается положительным. Развитие финансовой системы может стабилизировать процентные ставки (они станут ниже, чем сейчас).

О санкциях в отношении России

Последний раз я обсуждал санкции к России в марте, когда действительно были опасения нечто серьезного – принудительная блокировки или экспроприация государственных или коммерческих активов, размещенных в западной юрисдикции или торговый протекционизм – ограничения на импорт из России нефти и газа. Что изменилось за 4 месяца, ведь каждый день шоумены из США и ЕС вводят очередные санкции? Насколько все серьезно? Слежу за развитием событий, но за 4 месяца не нашел ни одной санкции, которые бы были вредны и деструктивны для России в долгосрочном периоде. Но все по порядку.

Санкции в отношении физических лиц. Заморозка счетов, запрет на въезд в США и ЕС, запрет на бизнес и владение активов на западе.

По состоянию на 30 июля затронули почти всех топ чиновников в России, за исключением Путина, Медведева, Лаврова, Шойгу и Чуркина (по понятным причинам для сохранения дипломатических каналов). Также коснулись нескольких ключевых олигархов и топ менеджеров гос.компаний. Санкции исключительно полезные и положительны, как для чиновников, так и для России. Если бы их не было, то стоило придумать аналогичные санкции самим. Не вижу никаких проблем.

Потому, что представляя интересы страны, правильнее хранить деньги не в Европе или США, а в российских банках, покупать акции не Apple, а российских компаний, развивать собственные курорты и создавать условия для роста и прогресса российского бизнеса, а не иностранного.

Это силовое принуждение к патриотизму. Не хочешь работать в интересах своей страны добровольно – получай принудительные ограничения. В принципе, аналогичные процессы в России были инициированы еще в 2012 году, так что они могут оказать только пользу.

Если раньше у некоторых чиновников и бизнесменов сохранялась иллюзия, что при распаде режима в России они смогут сохранить свои капиталы и свободу на западе, то теперь стало очевидно, что все далеко не так. Опыт смены политического режима и перевороты в Югославии, Ираке, Египте, Ливии, Украине и многих других странах показывает, что правящей элите еще никогда не удалось сохранить свои капиталы. В лучшем случае теряли активы и садились за решетку, в худшем просто казнили. Удерживаться и балансировать получается только, если есть сильная поддержка от национального бизнеса и народа. Поэтому санкции такого рода консолидируют чиновников для работы в интересах страны, осознавая, что только в системе, которую ты контролируешь сможешь сохранить активы и свободу. А для этого необходимо работать в интересах народа и национального бизнеса.

Санкции в отношении торговли. Эмбарго на поставки оружия в Россию, запрет на поставки в Россию товаров двойного назначения, предназначающихся для военного сектора, а также ограничение доступа России к технологиям в нефтегазе.

Тоже исключительно положительный момент. Импортозамещение. Последние 20 лет Россия играла роль такого инертного кита, мирно слизывая нефтедоллары с трубы, забывая про диверсификацию экономики. На самом деле, если обратить внимание на структуру экономики стран, где высокую долю в экспорте занимает нефтегаз, то можно заметить, что в этих странах сильно депревированы и недоразвиты другие отрасли экономики. Не буду углубляться в детали, т.к. это отдельная и весьма обширна тема. Но это можно наблюдать почти по всех странах с выбранными критериями.

Причина в том, что бизнес идет всегда по пути наименьшего сопротивления. В мире нет более маржинальной отрасли, чем нефтегаз. Просто не существует. Если бы не было налогов на нефтегаз и экспортных пошлин, то маржинальность компаний могла бы достигать фантастических 70-80%. На втором месте по маржинальности ИТ индустрия (преимущественно софт и интернет услуги) и фармацевтика (производство лекарств).

Если бизнес дает маржу прибыли под 80% (без учета налогов на отрасль), то зачем развивать, например, тяжелую промышленность со средней нормой маржинальности в 5-7% (да и то, если повезет). Зачем брать на себя риски за столь скромное вознаграждение? Тяжелая промышленность еще может развиваться, обслуживая нефтегазовые компании, но не более.

Аналогично с другими низкорентабельными секторами экономики. Деньги всегда идут туда, где наибольшая прибыль. Если в стране есть нефть и газ, то именно эта отрасль доминирует и все остальное подавлено. Если в стране отсутствует сырье, то люди, чтобы выживать и достойно жить вынуждены развивать другие сектора экономики (Япония, Германия, Швейцария, Швеция), даже если они дают существенно более низкое вознаграждение. Если взять тот же Китай. От хорошей жизни они чтоли понастроили столько фабрик и заводов, которые работают практически без прибыли? Если бы Китай был богат на сырье, то не стал бы мировым мега заводом.

Но США и ЕС на самом деле очень помогли России со своими санкциями, ускоряя процесс импортозамещения. Этот тот мобилизационный триггер, которого стране не хватало. Просто так взять и начать работать, брать на себя риски в бизнесе никто не захочет. Но когда каналы отрубают, то хочешь – не хочешь, а обстоятельства заставляют действовать.

США как бы намекают – вставайте ленивые жирные свиньи, начинайте развивать другие отрасли экономики. Не хотите сами, мы вас заставим.

В принципе, известно, на что есть спрос в России, также известно, как и что нужно производить. Осталось купить, либо создать технологии самим и запустить процесс. Санкции в отношении торговли создают как раз те условия на положительные трансформации в экономике, которые бы привели к диверсификации отраслей в стране, снижению зависимости от импорта, повышению конкурентоспособности национальной промышленности.

Эмбарго на оружие и комплектующие не вызовет критических сбоев, т.к. исторически так сложилось, что еще со времен СССР и холодной войны оборонка была отраслью, так называемого, замкнутого цикла, где почти все производилось внутри СССР. За исключением электронных компонентов, все остальное уже в ближайшие год-два можно развернуть в России. Что касается технологий в нефтедобыче (речь идет о технологиях для глубоководного бурения, добычи сланцевой нефти и освоения арктического шельфа), то необходимо иметь конкретное представление о текущих и потенциальных потребностях нефтегазовой индустрии. Около 25% комплектующих и оборудования иностранного. Однако, учитывая масштаб бизнеса и объем ресурсов не составит особого труда обойти ограничения. Нефтегаз — это же не какой то ранимый и беззащитный малый бизнес. Это целые империи по могуществу сравнимые с государствами. Так что найдут выход.

Санкции такого рода вижу положительными для макроэкономического развития России в ближайшие 3-5 лет.

Финансовые санкции. Запрет на фондирование со сроком обращения свыше 90 дней для российских банков и компаний. Запрет на размещение акций и облигаций российских банков и компаний в ЕС и США.

Ну а здесь какие проблемы? Зачем размещать акции в США, когда можно размещать на Московской бирже? Аналогично с облигациями. Закрываете свой рынок капитала? Ну и замечательно, тогда будем развивать и использовать собственный рынок капитала.

У Российских банков и компаний свыше 600 млрд долл внешних долгов + еще около 200 млрд, записанные на оффорные, но подконтрольные компании. Уже очевидно, что по мере истечения сроков займов, рефинансирование будет происходить в других валютах. Снижение внешних долгов практически автоматически будет повышать внутренние долги, тем самым российская финансовая система выиграет. Это вызовет дефицит ликвидности в российской банковской системе, повышая спрос на рубли (курс рубля вырастет), ЦБ может изменить денежно-кредитную политику, удовлетворяя избыточный спрос на рублевые кредиты в момент рефинансирования валютных. Ограничения за западные рынки капитала стимулирует развитие российской финансовой системы. Не сразу и не так просто. Но в долгосрочном плане изменения положительные.

Негативный эффект для компаний из-за роста процентных ставок по сравнению с долларовыми и евро заимствованиями будет компенсирован в макроэкономическом плане за счет развития российских банков. Снижение прибыли компаний будет компенсировано ростом прибыли банков. Но не обязательно, что прибыль компаний упадет. Например, по нефтегазу эффективность капитальных инвестиций оставляет желать лучшего. Компании купаются в сверхприбылях и поэтому разбрасывают деньги куда попало. Далеко не все инвестиции используются на полную мощность и пространство для оптимизации инвест.активности имеется. Норма амортизации понижена. Ее можно увеличить без риска для стабильности и безопасности добывающих и производственных мощностей. Например, заменять оборудование не через 5 лет, а через 6 или 7 лет. Это не считая традиционных распилов, когда на тендерах участвуют аффилированные компании по завышенным ценам относительно рынка. В принципе, только на амортизационных вычетах можно как раз компенсировать эффект роста процентных ставок. Причем на эффективности бизнеса в худшую сторону это не скажется.

Подводя итоги. Санкции положительны во всех отношениях и являются мощнейшей дозой стимуляторов для экономики. В краткосрочной перспективе пертурбации возможны, но в долгосрочной перспективе очевиден явно положительный эффект. В некотором роде США и ЕС в последние 4 месяца сделали для России больше полезного, чем российские чиновники за последние несколько лет.

1. Консолидация российских чиновников в интересах страны с полным разрушением иллюзий относительно безопасности западной юрисдикции для удержания активов. Будут теперь более активно работать во благо России, понимая, что только Россия сможет защитить их активы и свободу.

2. Сплочение народа перед внешней угрозой и агрессией запада. Мобилизационная экономика всегда намного эффективнее мирной. Рост патриотизма в обществе.

3. Импортозамещение и диверсификация экономики. Принудительная стимуляция развития других секторов экономики, когда ввели запрет на продажу некоторой категории продукции. Хочешь – не хочешь, но в связи с обстоятельствами придется вертеться и суетиться, развивая собственную промышленность. Очень положительный момент.

4. Развитие российской финансовой системы за счет роста спроса на рублевые займы из-за принудительного закрытия долгосрочных лимитов в евро, долларах, иенах и фунтах. Также же развитие за счет улучшения качества и спектра финансовых услуг, когда размещений акций и облигаций будет происходить не в Лондоне или Нью Йорке, а в Москве.

5. Наконец-то удастся полностью побороть отток капитала из РФ, когда произойдет массовая репатриация иностранных активов со стороны всех контрагентов. Чиновники и олигархи из-за опасения заморозки средств. Компании и банки на траектории сокращения долларовые и евродолгов и рефинансирования в рублях или другой валюте. ЦБ будет сокращать свои валютные резервы в долларах и евро. Вероятно будет создан пул долгосрочных инвестиционных гос.облигаций сроком на 10-15 лет для масштабных инвестиционных проектов в России.

6. Курс рубля на фоне всех этих событий через несколько лет может укрепиться. Хотя это плохо для экспорта, но обычно благоприятно воздействует на держателей активов и фин.систему.

7. При этом стоит отметить, что санкции приводят к снижению спроса на продукцию стран ЕС и США, как ответная реакция российских компаний и населения на политическую и экономическую травлю России. Большинство воздержутся от покупок европейских товаров, либо выберут аналоги, но произведенные в других странах.

8. Санкции серьезно ударяют по доверию к западной фин.системе, т.к. заморозка активов и закрытие лимитов теперь происходят в одностороннем порядке за пол часа. Фин.система по сути держится лишь на одном доверии. Когда имеет место быть столь экстремальный волюнтаризм, то позиции доллара начнут сдаваться. Никто не захочет иметь долгосрочных вложений в долларовых инструментах, т.к. не знаешь, что взбредёт в голову очередным сумасшедшим чиновникам. А эти процессы малопредсказуемы и скоротечны. Как вообще можно держать там активы, когда все так быстро меняется и не знаешь – заморозят у тебя завтра активы или нет? Это может быть началом краха долларовой империи.

9. В конечном итоге срыв пелены наивности с глаз относительно иллюзий, что на западе друзья и партнеры. Всякие эти бессмысленные «перезагрузки с США». Смертельно задушить Россию в дружеских объятиях у них теперь не получится. Теперь враг детектирован, методы воздействия понятны и дешифрованы. Как действовать тоже понятно.

Как видно, санкции – это как доктор прописал. Хотя возникает такое ощущение, что американские и еврочиновники какие то дурные, либо завербованы российской контрразведкой. Санкции настолько удивительно вписываются в долгосрочную программу экономического развития России, при этом подавляя западную фин.систему и нанося урон экономике ЕС из-за снижения спроса на их продукцию.

Вместо того, чтобы наоборот открывать границы для финансового капитала, они закрывают их. Обычно инвестбанки борются за каждого клиента за размещение акций и облигаций, а тут просто блокирует окно. А кто теперь будет удерживать активы на западе, если средства замораживаются, блокируются?

Западная система страдает в условиях делевереджа и находится на грани коллапса. Россия направляла сотни миллиардов долларов в Еврозону и США. Теперь они сами закрыли эти каналы. Если не изменяет память, за 2010-2013 года Россия в Еврозону направила больше денег (в плане увеличения долговой нагрузки), чем все страны Еврозоны вместе взятые между собой. Т.е. страны Еврозоны в совокупности сокращали кредитование и Россия единственная в Евразии, кто могла на сверх большие суммы обеспечить спрос на кредиты, подправляя балансы европейских банков в условиях делевереджа. Еврочиновники решили теперь отсасывать у демократичной Украины, которая и 5 млрд евро спроса не сможет сгенировать по сравнению с сотнями миллиардов в России?

Вместо того, чтобы открывать рынки сбыта для товаров, они закрывают их. Пострадает не только военная и аэрокосмическая отрасли в ЕС и США, но и другие, т.к. как уже говорил в ответ на травлю России население и компании просто откажутся от большинства европейских товаров и перестанут активно гонять на отдых в Европу.
Ну не идиоты эти самодуры в США и ЕС?

Какие санкции могли быть губительными для России?
1. Разрыв корреспондентских отношений, клиринговых и расчетно-кассовых операций, что могло бы вызвать кризис ликвидности и заблокировать деятельность экспортеров и компаний, завязанных на внешнем финансировании, заблокировать торговое финансирование.
2. Торговый протекционизм. Ограничения или запрет на импорт из России нефти, газа и другого сырья.
3. Принудительная экспроприация или заморозка активов компаний или государства.
А пока очередное шоу, губительное для самих шоуменов. Риски для России ограничиваются краткосрочным периодом при переориентации бизнеса и государства на новую парадигму взаимоотношений с сумасбродами из США и ЕС. В долгосрочном плане тенденции очень даже положительные. Ирония в том, что чем дальше – тем больше урона для сумасбродов и больше пользы для России.

BCS Financial Group: справочник по российским эмитентам еврооблигаций, металлургия и ТПИ

Норникель представил обновленную стратегию

Норникель представил обновленную стратегию
http://www.nornik.ru/assets/files/NN_Strategy-update_May_2014.pdf
http://www.nornik.ru/assets/files/Potanin-Interfaks-Intervyu-29.04.2014(1).pdf
Похоже люди наконец то взялись за ум:
— разработали программу оптимизации производственных мощностей в Заполярье и на Кольском полуострове, — что в перспективе позволит прилично сократить операционные косты
— оптимизируют управление maintanence capex и обороткой, результаты уже видны по 2013
— избавляются от накупленных ранее некачественных активов зарубежом

Единственный пока вопрос — новый проект по меди в Забайкалье; они правда пишут про IRR 30%, но вопрос насколько корректно все посчитали и при какой цене на медь.
У меня только один вопрос, чего народ этим раньше не занимался, просто просрали кучу бабла в 2006-2012 гг на бездарном управлении и дурацких поглощениях

В общем с учетом ожидаемой неплохой текущей и среднесрочной перспективе на рынках 3 из 4 основных продуктов (никель, палладий, платина) компания смотрится достаточно неплохо, и точно должна выглядеть существенно лучше рынка в случае его падения из-за геополитики. Про потенциал роста с учетом предполагаемых улучшений на пальцах говорить сложно, надо все садиться и считать, но шортить их сейчас явно не стоит.

Для порядка приведу мульты по сектору

По мультам ГМК сейчас конечно смотрится подороже основных peers, но это без учета улучшений; ну и плюс у них текущие fcf&div yeld получше и product mix для текущих условий поинтереснее.
http://krv1975.livejournal.com/34661.html

Free cash flow (FCF)
http://www.investopedia.com/terms/f/freecashflow.asp

spydell: Кто контролирует мир?

В прошлой статье был общемировой отраслевой разрез, но весьма любопытно распределение секторов в общей выручке по странам мира, что позволит понять, какая страна в чем больше специализируется и кто удерживает больше всех доходов и активов? Кто в чем силен и слаб?

Все публичные компании США с доходами более 50 млн из нефинансового сектора генерируют выручку почти 12 трлн долларов по всей планете, что составляет четверть от всех доходов публичных компаний мира. У японских компаний почти в два раза меньше доходов – 6.2 трлн, следом Китай – 3.5 трлн, Великобритания – 2.4 трлн, Франция и Германия по 2.1 трлн, Корея 1.8 трлн, у Индии и России по 1 трлн. Компании в ТОП 30 стран мира зарабатывают 42 трлн – 93.5% от всех доходов публичных компаний мира.

В расчетах по доходам компаний учитывались 2012-2013 финансовые года без синхронизации по календарной дате.

Будет правильно, если сравнить расчет по доходам с номинальным ВВП страны за 2012-2013 года.

2820 компаний из нефинансового сектора, имеющих американскую нац.принадлежность, которые генерируют 12 трлн доходов в год занимают около 76% от номинального ВВП США. Без индивидуальных предпринимателей и без малого-среднего бизнеса, также без некой части крупного бизнеса, который выведен с торгов или не представлен.

Публичные компании из Японии имеют долларовую выручку больше, чем ВВП Японии в $ — 104% от ВВП. В расчет пошли даже больше компаний, чем в США – 2845 (В 10 с лишним раз больше, чем индекс Nikkei 225)! Это вполне понятно, т.к. из тех, кто представлен на торгах почти все имеют международной бизнес и доля иностранной выручки у японских компаний наибольшая среди крупнейших стран. В принципе, это то, что я и хотел, т.к. отчет по ВВП не даст полной картины, какие активы и доходы под контролем крупнейших нац.компаний. Аналогичная ситуация в Корее (159% от ВВП), Гонконге (200%) и Тайвани (190%) и Швейцарии (134%) . И это компании, предоставляющие публичные отчеты.

Низкая доля нац.выручки компаний в % от ВВП в России, Китае, Индии, Бразилии, Мексике, Турции связана в большей степени с тем, что не развит фондовый рынок и мало компаний в публичном статусе. Высокая доля у Южной Африки и Тайланда по причине того, что почти вся выручка международная (сырьевая). В Финляндии из-за экспортной доли изделий из древесины и фактор Нокия. В США может показаться % к ВВП незначительным, учитывая количество транснациональных корпораций. В расчетах нет десятков и сотен тысяч компаний из среднего-малого бизнеса, которые определенную роль играют.

В следующей таблице объем годовой выручки в млрд долл для всех публичных компаний в каждом отдельном секторе для ТОП 30 стран.

Кстати, энергетический сектор в США имеет в 3,4 раза (!) больше выручки, чем в России. Но не только США опережают Россию, но и Китай (China Petroleum + PetroChina и остальные) и Англия (Royal Dutch Shell + BP и другие). У японских компаний также много выручки, но не за счет добычи, а за счет переработки и транспортировки (основной игрок JX Holdings).

Сектор Materials — металлургия всех типов, химия (добыча, обработка), в том числе химическая промышленность, деревообработка, строительные материалы. Россия здесь в конце списка крупных стран, хотя казалось бы должно быть наоборот. Причина в том, что в России почти нет крупных химически концернов генерирующих высокую добавленную стоимость (типа немецкой BASF SE, американской Dow Chemical Co и EI du Pont). Чистая добыча полезных ископаемых приносит доход, но не сравнить с переработкой, обработкой, где на единицу затраченных ресурсов выхлоп намного больше. В Японии также, как и с энергетическим сектором. Более полутриллиона доходов не за счет добычи, а обработка + развитая химическая отрасль. Самая крупная металлургическая компания в Японии — Nippon Steel & Sumitomo Metal. На чистой добыче (Россия, Бразилия, Канада, Австралия) много дохода не поднять, а в основном бизнес делается на переработке и химии в этом секторе.

Utilities — производство электроэнергии, распределение электроэнергии, газа, воды и прочие коммунальные услуги. В России 121 млрд дохода – это исключительно электроэнергетика (производство и распределение) . Огромная выручка во Франции и Германии (E.ON, GDF Suez, Electricite de France).

Сектор здравоохранения безоговорочные лидеры США, с большим отставанием Япония, Германия и Швейцария.

Промышленность, бизнес услуги, транспорт – США, на равных Япония, далее Китай, следом Корея и вместе Франция, Германия.

По товарам длительного пользования потребительского назначения, авто и компоненты, медиа сектор и услуги – США, Япония, Германия, Франция, Китай.

По рознице и товарам краткосрочного пользования – США, Япония, Англия, Франция.

Также, как по доходам, но в виде доли от общей выручки в % для упрощенного визуального восприятия специализации стран. У Швейцарии энергетика из-за трейдиного энерго гиганта Glencore Xstrata.

Если объединить весь несырьевой сектор, т.е. исключая из общих доходов Energy, Materials и Utilities, который прямо зависит от цен на сырье, то расклад такой. США – 7.1 трлн, Япония — 3.4 трлн, Германия — 1.2 трлн, Франция – 1 трлн, Англия 0.94 трлн, Китай 0.9 трлн, Корея 0.8 трлн. Но если в Китай включить Тайвань и Гонконг, то выйдет 1.8 трлн и 3 место после Японии. У России публичный несырьевой сегмент всего 0.14 трлн на уровне Индонезии, Бельгии и ниже, чем в Южной Африке.
В % от выручки ниже

Как видно, в России запредельное количество компании (82%), бизнес которых напрямую зависит от уровня цен на сырье.

Тоже самое, что недавно делал по ИТ, но теперь по всем секторам сразу.

В таблице доля выручки нац.компаний в общей выручке по секторам. Например, Consumer Staples у США = 34.2% — такая доля американских компаний от всех компаний планеты в секторе Consumer Staples.

Собственно, по этой таблице наглядно видна специализация стран с точки зрения выборки публичных компаний. Более половины доходов по здравоохранению у США. Во всех без исключения секторах они абсолютные лидеры по выручке. Второе место у Японии, третье у Китая с учетом Гонконга и Тайвани.

Самые дорогие компании планеты по отношению капитализация/выручка в Швейцарии и США. Самые дешевые в России, Корее, Бразилии, Италии и … Японии. Примечательно, что не смотря на бурный рост рынка в Японии, по P/S они достаточно низко, но это исторически так сложилось, потому что японские компании убыточные обычно, либо на грани рентабельности работают.

Но я специально выделил в последней графе сырьевой сектор, зависящий от цен на сырье (Energy, Materials и Utilities). Получается, что Россия оценивается также, как Китай, Индия и Бразилия, но более, чем в два раза ниже, чем Канада и Австралия.
ИТ компании в Тайвани в среднем в 4 раза дешевле, чем в США.
Наиболее дорогие компании по производству товаров краткосрочного пользования и их продаже в Китае и Англии среди ведущих стран.
По производству товаров длительного пользования и авто в Германии стоимость компаний в два раза ниже, чем в США.
Энергетический сектор в Японии почти ничего не стоит.
Наиболее дорогие промышленные компании и из сферы бизнес услуг в США, далее Канада и Швейцария, а самые дешевые в Корее

http://spydell.livejournal.com/523790.html

Комментарии в записи
— Короче, безоговорочные лидеры США по всем секторам. Думаю, что в финансовом секторе еще больше роль США.
— Китай жарко дышит в зад, по прибыли скоро сравняется, по активам может превзойти через 7-8 лет.
— Что интересно, как бы прав Демура насчет того, что капитализация компании очень относительно связана с ее финансовыми или производственными успехами. А с другой стороны, капитализация определяет стоимость привлечения капитала — путем SPO или кредиты под залог акций. И нашим фирмам в этом плане не айс. Да, интересную систему англосаксы с этими публичными АО создали! Ничо не скажешь — чисто под себя и своё прецедентное право. И наверно такие капитализации позволяют очень много тратить на НИОКР (R&D по ихнему), что тоже дает им преимущества.
— Нефть и газ это хорошо, но ещё лучше иметь мощную нефтехимию, а то уже полиэтилен в Саудовской Аравии бодро закупаем, ибо наши правительственные либерасты всё ждут притока иностранных инвестиций как второго пришедствия Христа, а у ваххабитов ждать ничего не стали и построили мощности по нефтехимии. В итоге рост спроса на полиэтилен в нашей стране покрывается за счёт роста импорта из ещё недавно не производивших этот продукт стран.
— Меня просто бесит наша нефтехимия. Прямо таки икона нашей тупости и небрежности. ти и небрежности. Мы и бензин иногда покупаем из Финляндии, сделанный из нашей нефти. Не в состоянии наладить производства, которые опробованы и работают во многих странах мира и не являющиеся супертехнологиями, но требующие больших запасов местного сырья. Сибур и Татнефть строят новые производства, но этого мало в масштабах страны. Надо в разы больше. Куда смотрят все наши лукойлы, роснефти, новатэки? Компания Дау Кемикл уже лет пять ведет переговоры с Газпромом о строительстве большой нефтехимической мощности. Но это никому не надо.
— — — — — —
i/ таблицы сделано для ОАО, поэтом не учитываются госкомпании: Мексика 0 (!!!) по энергии, хотя Petróleos Mexicanos (Pemex) — мексиканская государственная нефтегазовая и нефтехимическая компания. Является 10-й крупнейшей нефтяной компанией по полученной выручке за год и занимает 42 место в рейтинге Fortune 500. и одновременно не 0 у Сингапура.

ii/ Оффшоры в таблице: Бермудские и Каймановы острова, почти оффшор Гонконг

spydell: ТОП 20000 компаний из нефин.сектора

Итак, все компании, которые существуют в природе от богом забытых Габоны и Кении до США и Японии. Предельно разумная выборка — 20 тыс глобальных компаний из нефинансового сектора, которые имеют годовой доход в совокупности до 45 трлн долларов, что эквивалентно почти 70% мирового ВВП! Эти компании зарабатывают 2.2 трлн прибыли в год, имеют 56 трлн активов и 21 трлн собственного капитала. Их стоимость в настоящий момент 48 трлн долларов (важно — здесь нет двойного учета депозитарных расписок, т.е. чистая капитализация — конкретная компания учитывается только один раз). Собранная выборка наиболее репрезентативна и позволит оценить отраслевые характеристики. Как этот доход распределен по секторам? Можно сказать распределение доходов, прибыли и активов по миру, т.к. выборка охватывает до 70% мирового ВВП.

Пояснения, что включается в сектора

Consumer Staples – Розничные продажи и товары краткосрочного пользования (продукты питания, напитки, алкоголь, табак, товары по уходу за телом, косметика и товары для дома)

Consumer Discretionary – Автомобили и компоненты, мультимедийная и бытовая техника, все виды товаров для дома долгосрочного пользования, текстиль, одежда, обувь и прочее. Розничные продажи товаров длительного пользования. Вся медиа отрасль. Также потребительские услуги.

Energy – Добыча и транспортировка нефти и газа.

Health Care – Фармацевтика, биотехнологии, производство медицинского оборудования и медицинские услуги.

Industrials. Промышленность непотребительского назначения (машиностроение, электрическое оборудование, строительное оборудование, аэрокосмическая отрасль, промышленные товары и прочее) .Транспортные услуги (авиа, железнодорожные, морские). Также бизнес и коммерческие услуги.

Information Technology – Софт, ИТ услуги, производство компьютеров, периферии, электронных компонентов и полупроводников.

Materials – Металлургия всех типов, химия (добыча, обработка), в том числе химическая промышленность, деревообработка, строительные материалы

Telecommunication Services – Все виды телекоммуникационных услуг

Utilities – Производство электроэнергии, распределение электроэнергии, газа, воды и прочие коммунальные услуги

(цветовое выделение нефтегазовой и горнодобывающей отрасли в таблицах ниже моё — iv_g)

Источник инфы — базы данных из Reuters Eikon. Выборка, расчеты, консолидация и визуализация мои. Не ясно только, почему раньше никто этого не делал по мировым компаниям, а не только индексы, а Forbes кичится своим рейтингом Forbes 2000 (тем более там нет отраслевого и стоимостного анализа), но это уже детский сад по сравнению с этим топом 20 тыс компаний. Неужели нет любопытных людей? Ведь современные технологии позволяют делать все это достаточно быстро — не то, что раньше все руками считали (Reuters + Excel и понеслась ))

Интересно, что распределение доходов и прибыли между потребительским сектором достаточно ровное, т.е. например, Consumer Staples (потребительские товары и услуги краткосрочного пользования) имеют долю в 12% от глобальной выручки и столь ко же по прибыли. Но наибольшую эффективность показывают здравоохранение (товары и услуги), ИТ сектор и телекомы. При меньшей доли в доходах они собирают наибольшую прибыль в общем котле, т.е. маржинальность бизнеса там выше. Наибольшую прибыль имеет энергетический сектор (нефтегаз) – доля в 20% или 457 млрд в год.

В плане капитализации по абсолютной величине больше всего стоят компании из потребительского сектора с товарами длительного пользования и услугами, пром.сектор и ИТ – все вместе почти половина от общей капитализации.

В плане эффективности и стоимости бизнеса.

Наиболее низкую маржинальность имеет сектор Materials (горнодобывающая, металлургическая отрасль и химия), также низкую эффективность показывает Utilities (производство электричество и распределение газа, воды, электричества по потребителям) , на этом же уровне пром.сектор и бизнес услуги – 3.8% чистая маржинальность. Лучше всех Health Care, но за счет фармацевтики, а сами медицинские услуги почти не приносят профита. ИТ сектор также достаточно эффективен.

Тут можно заметить такую особенность, что бизнес, имеющий высокие показатели рентабельности и маржинальности стоит в среднем в два раза больше менее эффективного бизнеса, что показывают коэффициенты P/E, Price/Sales и Price/equity за исключением нефтегазовых компаний, которые невероятно прибыльны, но стоят на уровне низкопрофитного бизнеса. Так же может показаться несколько странным то, что p/e какой то адски высокий выходит — выше 20 по многим секторам и 21 по всем корпорациям.

По оборачиваемости активов (выручка/активы) вполне логично, что лучше всего у потреб.сектора, особенный вклад вносит розница, а хуже всего у телекомов и коммунальных предприятий.

Наибольшая долговая нагрузка у промышленности, коммунальных предприятий и производителей электричества, телекомов. Самые низкая долговая нагрузка у ИТ компаний, нефтегаза и сектора здравоохранения.

Если с большей детализации по отраслям, то больше всего доходов у нефтегаза (7.3 трлн в год), далее компании из розничной продажи (2.7 трлн), производители авто, транспортных средств (2.1 трлн), горнодобывающая и металлургическая отрасль (2 трлн) и химическая отрасль (1.6 трлн). Это сумма выручки по всем мировым компаниям, которые представляют публичные отчеты. Полный список ниже:

Производителей авто аж 99 штук по миру, но более 90% выручки генерируют первые 20. Больше всего компаний в отрасли машиностроении промышленного назначения — 1066 штук.

Самые прибыльные отрасли по абсолютной величине прибыли – нефтегаз, производители авто, фармацевтика, химические предприятия, производители продуктов питания.

Больше всего активов у нефтегаза – 7.6 трлн, производителей электричества (Electric Utilities) 3.2 трлн, горнодобывающей и металлургической отрасли -3 трлн, автопроизводители – 2.7 трлн, промышленные конгломераты – 2 трлн.

Низкомаржинальный бизнес Household Durables – 0.7% (ТДП потребительского назначения, как раз сюда входят компания типа Сони, Панасоник и прочие), Airlines -1.1% (Авиакомпании), Construction & Engineering – 1.5% (строительное и инженерное оборудование), Metals & Mining – 1.6%, Paper & Forest Products (деревообрабатывающая промышленность).

Больше всего чистой маржинальности в биотехнологиях 20%, в фармацевтики — 14%, софте — 17%, ИТ услугах – 19%, тобако-производителях – 13%.

Меньше всего долгов в ИТ услугах, софтвор компаниях, полупроводниковой отрасли, у производителей товаров по уходу за телом и косметики, фармацевтики, офисное и коммуникационное оборудование.

Больше всего долгов у авиакомпаний, аэрокосмической отрасли, коммунальных предприятий, производителей строительного и инженерного оборудования, у промышленных конгломератов.

Наибольшая оборачиваемость активов у всех видов ритейла, компаний, предоставляющие медицинские услуги, у торговых и логистических компаний.

Наименьшая оборачиваемость активов у транспортных компаний, производителей электричества, коммунальных и промышленных компаний, телекомов.

Кто больше всего стоит в разрезе капитализация к выручке и к собственному капиталу?
Биотехнологии, компании из отрасли продажи товаров по инету, тобачные и ИТ компании, также дорого стоят фармацевтические и из области медиа, отелей и ресторанов.

Меньше всего стоят сырьевые компании –почти все виды отраслей от добычи руды, заканчивая гигантами из нефтегаза.

И тут я решил проверить зависимость стоимости бизнеса от маржинальности и эффективности.

Не сказать, что взаимосвязь совсем уж прямая и однозначная, чтобы автоматом построить торговую стратегию, но определенная тенденция прослеживается. Компании, имеющие наибольшую маржинальность обычно стоят больше всего. В таблице и на графике это видно, где, например, компании предоставляющие ИТ услуги стоят аж 8 по P/S, софт около 4, а биотехнологии под 9, но все они имеют высокую чистую маржу, значительно превосходящую медианный уровень по другим компаниям. Хотя и встречаются исключения.

На графике по оси X – чистая маржа, а по оси Y – P/S.

Тоже самое по ROA

http://spydell.livejournal.com/523644.html

Норильский никель: Strategy Day Presentation. 1

04.10.2013


http://www.nornik.ru/investor/presentations/3946/

burckina-faso: Прибыль и налоговые отчисления в бюджет РФ в 2012 году

На основе данных журнала «Эксперт» сделал следующий график:

Весьма наглядно положение нефтегазовой отрасли в экономике РФ. На фоне этого гиганта* прибыли и налоги всех прочих отраслей разглядеть практически невозможно. Есть небольшие исключения в виде банковской сферы, которая занимает крепкое второе место, следом идет транспорт. …
*гигантские прибыли нефтегазовой отрасли, налоги от которых составляют примерно четвертую часть.

Для более объективного рассмотрения я сделал такой же график без нефтегазовой отрасли, чтобы вклад остальных отраслей стал более заметным:

Голубым цветом я выделил область приложения сил т.н. креативного класса, который громче всех кричит о том, что его грабят и ему недоплачивают. Как видно из графика, если выбросить банки и торговлю …, то креаклам лучше молчать в тряпочку. Для государства они полный ноль с точки зрения прибылей и налогов.
http://burckina-faso.livejournal.com/485136.html

О воронежской ситуации

Оригинал взят в ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Конфликт местного населения с добывальщиками никеля на границе Воронежской и Волгоградской областей зрел давно. Тему эту уже вкусили все штатные прихлебатели и паразиты : от белоленточных до националистов, явно переводя вопрос в маргинальную плоскость.

Поизучав вопрос, пришел к выводам :

1. Бабло занесено куда надо в полном объеме.
2. Необходимости в никеле у страны нет.
3. Никель нужен на экспорт нескольким перцам, которые и в стране то давно не живут.
4. Народ закусился и взялся за вилы.
5. Оппы активно юзают тему народного недовольства.
6. Добыча никеля реально угробит природу и отравит жизнь минимум трем областям.
7. Месторождение было открыто ещё при СССР, но даже всесильная КПСС не рискнула ковыряться в казачьем крае и будоражить народ.
8. Это надо остановить любой ценой.

Сегодня стало известно, что спалили городок и технику геологов. И это не всё, похоже керосином уже воняет по-полной :

http://shturmnovosti.com/view.php?COLLCC=1957065305&COLLCC=1963646976&COLLCC=3627279961&id=56130#infoPage

Поразмыслив, обратился к камраду по имени Сергей, с просьбой проанализировать ситуацию. У меня есть все основания доверять его мнению, тем более, что оно практически совпадает с моим, а сам камрад в теме, что и подтверждается его «служебной запиской» в мой адрес. Привожу её полностью.

Россия является нетто-экспортером и занимает первое место в мире по экспорту никеля, основная часть которого направляется в европейские страны, Южную Корею и Китай. В год экспортируется около 260 тыс. тонн необработанного никеля. Внутреннее потребление никеля в России находится на одном уровне в течение по крайней мере пяти последних лет и составляет около 23 тыс. т в год. Основными потребителями никеля являются металлургические предприятия, производящие нержавеющую металлопродукцию (ЧМК, ВМЗ «Красный Октябрь»). http://market.elec.ru/nomer/22/rossijskij-rynok-nikel..

То есть, нам самим надо 8% от добываемого металла. И на хера козе баян? Норникель утверждает, что его месторождений хватит минимум на 100 лет, а есть ещё УГМК (которая и безпредельничает в Воронеже), ОАО «Южурал-никель» (Мечел), ОАО «Уфалейский никелевый комбинат» (Промышленно-металлургический холдинг) и ЗАО ПО «Режникель» (Промышленно-метал-лургический холдинг), у этих компаний туева хуча месторождений, где уже ведётся добыча и переработка никеля. Что, хотим весь мир завалить никелем, обрушить на него цены? Так мы это уже делали в 2008 году, зачем на те же грабли-то снова наступать? Идиотизм чистой воды.
По технологии расклад здесь: http://www.veld.ru/service/technology

С одним замечанием: насчёт экологической безопасности голимый пи…ж, я там езжу частенько по делам, марсианский пейзаж в чистом виде. Ну, сайт УГМК, сам себя не похвалишь… )) Да и условия Урала (крепкие горные породы, нет водоносных горизонтов, чернозёмов и т.д.) несопоставимы с Хопром.

В динамике ситуация по никелю здесь: http://www.rusbiznews.ru/news/n681.html
Мнения разных заинтересованных сторон здесь: http://www.rg.ru/2012/05/28/reg-cfo/nikel.html

Обещание губернатора Гордеева: «Еще раз повторюсь, моя позиция незыблема: если жители района выскажутся против, разработка месторождений никеля не начнется. Я как губернатор защищаю права жителей региона и в принятии любых решений буду исходить из интересов граждан». http://zmdosie.ru/proekty/podrobnosti/898-voronezh-pr..

Естественно, на.бал, даже не вопрос, вот народ и жжёт буровые. А чо делать-то остаётся? Власть не слышит, в проведении референдума Верховным судом отказано (а почему? есть такая норма в законодательстве, зассали, значитца). Кстати, проекта на разработку до сих пор НЕТ. Ни хера себе!

По закону — сперва проект, со всеми согласованиями и экспертизами, в первую очередь экологической, затем общественные слушания на территории, учёт всех замечаний, получения согласия от местных органов власти — И ТОЛЬКО ПОТОМ БУРЕНИЕ И ВСЁ ОСТАЛЬНОЕ. Я буровик, всё так и происходит в жизни, никто не даст работать, если все этапы не соблюдены. А тут раз — и забор, два — и буровые стоят. Ни хера себе орлы нашлись! А посидеть?

Сам никель — тоже не подарок. Никель – основная причина аллергии (контактного дерматита) на металлы, контактирующие с кожей (украшения, часы, джинсовые заклепки). В Евросоюзе ограничено содержание никеля в продукции, контактирующей с кожей человека. Да и при добыче вечные и неизменные спутники никеля — сера, мышьяк, иногда уран. Соединения никеля тоже ядовиты.

— — — — — — — —
Изучение сайта УГМК
http://www.ugmk.com/ru/
Раздел «Акционеру и инвестору»
http://www.ugmk.com/ru/business/shareholder/

позволяет сделать следующие выводы
i/ отчетность
Поквартальная — последняя только за за III кв. 2012 г.

Годовые отчеты
представлены, так что на 1 стр. отчет наиболее старый и наоборот
последний годовой отчет только за 2011.
Отчетность за 2011
Какой-то поясняющий текст есть только в
Пояснительная записка к годовой бухгалтерской отчетности ОАО УГМК 2011
Этот текст как и все остальное за 2011 г. — сканы страниц, упакованные в pdf

ii/ Раздела «Презентации» нет, понять как видит компания свои проекты нельзя

iii/ Разделы об экологии
— нет в годовых отчетах, которые представляют чисто бухгалтерские документы
— нет в отчетах об устойчивом развитии, за отсутствием таковых
— На странице
http://www.ugmk.com/ru/value/ecology/
приведено только внедрение систем менеджмента на предприятиях УГМК и общие слова

В разделах о предприятиях, подразделы по экологии в лучшем случае сертификаты, а чаще подразделов вообще нет

Выводы: УГМК — крайне закрытая компания, несмотря на статус ОАО, отчетность находится в запущенном состоянии, на сайте данных по экологии и результатов независимых экспертиз нет.
Нет никакой содержательной информации по воронежским проектам.

— — — — —
Цены на никель

http://www.forexpf.ru/chart/nikel/


http://www.indexmundi.com/commodities/?commodity=nickel&months=360

Цены на никель сейчас находятся на уровне 2003 г., сырьевые цены падают с середины 2011, уже 2 года. По сравнению с 2011 г., цены упали в 2 раза.

Цены на золото и акции добывающих компаний. Часть II. Риски юрисдикции

В первой части мы рассмотрели влияние на цены акций и эффективность компаний, добывающих драгметаллы, общих затрат на производство единицы конечного продукта (см. «Цены на золото и акции добывающих компаний. Взаимовлияние и подводные камни. Часть I»). В этой части рассмотрим риски юрисдикции, или, как их ещё называют, страновые риски, т.е. риски, связанные с нестабильностью политической и/или экономической ситуации в странах и регионах, где расположены либо сами компании, либо их «дочки» и добывающие подразделения. Но сначала — небольшое дополнение к первой части.

Я отмечал, что сейчас большинство компаний занято реструктуризацией и оптимизацией управления и производства с целью привлечения капитала. В первой части было приведено исследование Hebba Investments по определению реальной стоимости добычи одной унции золота на примере одной из крупнейших горнодобывающих компаний Barrick Gold ( ABX ). Hebba опубликовала ещё одно подобное исследование, но на этот раз оно касается компании, которая уже успешно провела реструктуризацию и оптимизацию управления и производства, Goldcorp ( GG ). Описание методологии рассчётов Hebba смотрите в первой части, здесь же приведу лишь результаты.

Реальные затраты на производство GG в IV квартале 2012 года и в 2012 финансовом году

Надо отметить, что, в отличие от Barrick Gold, Goldcorp в своём отчёте показывает не «all-in sustaining cash costs» (денежные затраты «всё включено»), а по-прежнему «себестоимость добычи», подразумевающую сумму затрат на эксплуатацию шахт, переработку руды, зарплату шахтёрам и т.д., которая делится на эквивалентное количество произведённых унций золота. В годовом отчёте GG себестоимость добычи составила $ 874 на унцию. Тем интереснее посмотреть, как выглядят истинные размеры затрат на добычу одной унции золота от Hebba.

При преобразовании стоимости побочных продуктов в эквивалентую стоимость унции золота использовалась их средняя цена на LBMA в IV квартале 2012 года. В результате соотношения составили для серебра 52.7:1, меди 480:1, свинца 1722:1 и цинка 1957:1.

Первое, на что инвесторам следует обратить внимание — себестоимость добычи $ 874 на унцию от GG оказалась значительно ниже, чем рассчитанная Hebba истинная стоимость производства одной эквивалентной унции золота, составившая $ 1082. В то же время, GG показала очень хороший результат по росту расходов год-к-году — всего 2% — относительно результатов других золотодобывающих компаний, у которых издержки растут гораздо более высокими темпами.

Такой результат контролирования затрат был достигнут за счёт рационализации операций и упорядочения фактического объёма добычи, о чём свидетельствует небольшое снижение производства на ежеквартальной и ежегодной основе, в том числе снижение добычи золота на 5% год-к-году. В любом случае, явно целью менеджмента компании становится усиление контроля за расходами, и они проделали очень хорошую работу. Однако расходы на добычу золота по-прежнему растут, а добыча золота сокращается, хотя повышение стоимости производства было минимизировано GG.

Издержки производства могут существенно различаться на разных рынках. Природные ресурсы дешевле на рынках, где их избыток, и стоимость рабочей силы дешевле там, где её много. К тому же стоимость транспортировки товаров и энергоносителей также может существенно колебаться. Издержки по ведению бизнеса, включая процентные ставки и налоги, также различны в разных странах. И здесь мы подходим ко второму фактору, оказывающему непосредственное влияние на самочувствие горнодобывающих компаний, который невозможно оценить вышеприведёнными методами, но который может очень сильно влиять на издержки производства.

II. Риски юрисдикции или страновые риски

Международном издание International Risk Management приводит следующее определение: «Под страновыми рисками понимаются прямые убытки по материальным и/или финансовым активам, размещённым в данной стране, или непредвиденное снижение доходов по этим активам, обусловленное произошедшими в данной стране событиями макроэкономического, финансового или социально-политического характера, развитие которых не могли контролировать ни частные предприятия, ни отдельные лица».

Страновые риски подразделяются на экономические, финансовые, валютные, политические.

Для конкретной страны экономический риск зависит от структуры экономики и качества управления экономикой, а также от динамики и объёма производства продукции, конкурентоспособной на мировом рынке. Структура экономики той или иной страны показывает восприимчивость ее к неблагоприятным экономическим ситуациям и возможную степень глубины кризисных явлений. Качество управления экономикой позволяет оценить возможности правительства по предвидению неблагоприятных ситуаций и умение разрабатывать комплекс противодействующих им мер.

Страновой финансовый риск определяется способностью национальной экономики производить достаточно иностранной валюты для оплаты процентов и основного долга иностранным кредиторам. Как и в корпоративных финансах, эта способность зависит от степени задолженности иностранным банкам и графика погашения долгов.

Валютный риск представляет собой наиболее известный вид специфического странового риска. Он определяется как неустойчивость валютного курса, ведущая к падению доходов нерезидентов. Вероятность возникновения убытков от изменения обменных курсов, а, следовательно, и валютный риск, появляется в процессе внешнеэкономической и инвестиционной деятельности в других странах, а также при получении экспортных кредитов. Примером валютных рисков может послужить зависимость расходов на добычу и экспорта ЮАР от колебаний курса ранда.

Под политическим риском в узком смысле слова часто понимается вероятность финансовых потерь для фирмы в результате воздействия неблагоприятных политических факторов в стране размещения инвестиций.

К сожалению, все эти риски присущи странам, в которых расположены крупнейшие разведанные и разрабатываемые месторождения драгметаллов. Поэтому, в соответствии со справедливым утверждением Питера Друкера, горнодобывающим компаниям «… глупо пытаться удалить весь риск, можно попытаться его минимизировать, но абсолютно необходимо взять на себя правильные риски». Что они, собственно говоря, и делают.

Многие из этих рисков я описал в предыдущих статьях, ссылки на которые вы можете найти в первой части данного исследования. Для того, чтобы понять, насколько остро стоит проблема страновых рисков, достаточно взглянуть на заголовки новостей за последние несколько дней:

Среда: Улан-Батор — Монголия отменила лицензии на добычу золота, выданные третьему по величине производителю Rio Tinto, связанные с месторождением меди и золота Ою-Толгой, которое оценивается в $ 6,2 млрд.

Четверг: Национальный регулятор энергетики Южной Африки (NERSA) объявил в четверг, что компании Eskom разрешено увеличивать тарифы на электроэнергию в среднем на 8% в год в период между 2013 и 2018 годами.

Пятница: В Чили началась забастовка на шахтах BHP Billiton с требованием повышения заработной платы.

И, поверьте, так каждый день. В Африке из трёх крупнейших стран-производителей золота, лишь Гана, вторая по объёму производства страна, обеспечивает более-менее стабильный режим. Гана даже рассматривает возможность репатриации своих золотых резервов из Федерального Резерва США и европейских банков. По мнению аналитиков, стабильная и устоявшаяся демократическая система Ганы позволяет безопасно хранить золотой запас страны на её территории. Эта страна уже привлекла крупнейших в мире золотодобытчиков, включая AngloGold Ashanti, Newmont, Golden Star и Goldfields.

Третья по объёмам страна — Мали — сейчас находится в состоянии войны, которая ещё неизвестно как и когда закончится, что, правда, не мешает ей увеличивать добычу. Производство золота выросло «на 15 процентов в 2012 году до 50,272 тонн с 43,5 тонн в 2011 году, так как шахтёры следуют планам расширения добычи, несмотря на политический кризис и войну», — заявило в четверг правительство Мали. «В 2013 году мы ожидаем, что промышленное производство составит 53 тонны и кустарное производство достигнет четырёх тонн. Таким образом, прогноз на 2013 год составляет около 57 тонн». В стране работают Randgold Resources, AngloGold Ashanti и Avion Gold, строится шахта Robex Resources.

На первом месте по производству золота и других драгметаллов в Африке располагается ЮАР. Скажу честно, про неё уже устал писать. Каждую неделю — что-то новое. Помимо повышения тарифов на электроэнергию, снижения экспортных квот, проблем с налогами, сейчас проходят переговоры компаний с профсоюзами по повышению заработной платы. Благодаря этим переговорам, забастовки временно прекратились, но требования, выдвигаемые профсоюзами — нереальны. Исполнительный председатель African Rainbow Minerals (ARM) Патрис Мотсепе заявил в среду, что «выплата нереальной заработной платы уничтожит будущее горнодобывающей промышленности ЮАР».

Общие потери горнодобывающей промышленности в результате забастовок и остановок в 2012 году составили R15.3 млрд, показало Национальное казначейство ЮАР в своём бюджете на 2013 год, опубликованном в среду. Добавленная стоимость производства снизилась на 4,3% в первые три квартала 2012 года, в то время как слабый рост мировой экономики привёл к сокращению спроса со стороны Китая и снижению цен на сырьевые товары. Хотя добыча в период между июлем и октябрём снизилась на 16,7%, она несколько восстановилась в течение последних двух месяцев года. Тем не менее, добыча в этот период была всё ещё на 3,1% ниже в 2012 году, чем в 2011 году. Производство меди сократилось на 21,8%, производство золота — на 14,5% и металлов платиновой группы — на 12%.

Недостижение соглашения между профсоюзами и компаниями в ЮАР грозит новой волной забастовок, что вполне реально, особенно в связи с конфликтом между двумя крупнейшими профсоюзами NUM и AMCU. Мало этих проблем? В пятницу генеральный секретарь правящей партии Африканский национальный конгресс (АНК) Гведе Манташе заявил, что «разрешение южноафриканским компаниям размещаться на мировых фондовых площадках негативно сказывается на собственном фондовом рынке Южной Африки».

«Подозрительными и лицемерными» назвал он нынешние «новые тенденции» южноафриканских компаний, использующих южноафриканский капитал для роста активов за пределами страны, а затем, когда их зарубежные холдинги созрели, выводящих южноафриканские активы из своих портфелей. «Этот вопрос нуждается в общенародном обсуждении!», — заявил Манташе. Как вам? Это уже — политические риски. Подобные вышеперечисленным риски существуют, помимо Африки, и в Азии, и в Южной Америке.

Весьма интересную таблицу составил анонимный автор, позиционирующий себя как «руководитель компании», под ником Itinerant (Странник) на портале Seeking Alpha для оценки страновых рисков в юрисдикциях, в которых размещаются активы компаний, добывающих драгоценные металлы, акции которых торгуются на рынке США. В списке компаний представлены: Barrick Gold ( ABX ), Goldcorp ( GG ), Newmont Mining ( NEM ), Yamana Gold ( AUY ), Agnico Eagles ( AEM ) , Kinross Gold ( KGC ), IAMGOLD ( IAG ), Panamerican Silver ( PAAS ) и Coeur D’Alene Silver ( CDE ). Эти компании осуществляют разведку и/или добычу, имеют запасы и активы в совокупности в 24 странах мира.

Различные аналитические и рейтинговые агентства проводят анализ политических и кредитных рисков и генерируют оценки этих рисков в странах по всему миру. Оценки служат для различных целей и составлены с использованием множества различных методов. Эти оценки страновых рисков находятся в свободном доступе в интернете и представлены следующими институтами (я сохранил ссылки на них):

Fraser Institute ежегодно проводит опрос среди руководителей горнодобывающих компаний на различные темы, связанные с добычей в различных юрисдикциях, в результате чего его индекс риска со значением 100% считается лучшим рейтингом. Некоторые страны даже имеют рейтинги для отдельных субъектов или территорий.

OECD country risk index (индекс страновых рисков ОЭСР) часто цитируют и используют в качестве входных данных для выполнения операций по договорам в рамках ОЭСР в отношении официальной поддержки экспортных кредитов. Рейтинг варьируется от 1 до 7, семь — самый высокий уровень риска. Уровень доходов стран-членов ОЭСР не оценивается.

PRS Group — частная консалтинговая фирма, составляющая рейтинги политического риска. Их лучший рейтинг надежности равен 100 и уменьшается для стран с высоким уровнем риска.

Coface — ведущая организация кредитного страхования. Она публикует карту страновых рисков, включающую 7 уровней оценок риска от A1 до D для каждой страны.

Economist Intelligence Unit — консалтинговая фирма, которая регулярно публикует рейтинги суверенных рисков. Они имеют 10 уровней от ААА до D.

Euromoney — журнал, специализирующийся на отчётности по вопросам инвестиций. Среди других услуг, он предоставляет карту страновых рискова с рейтингом в диапазоне от 0 до 100, где 100 является наименьшим риском.

Профессор Damodaran Нью-йоркского университета публикует список премий за страновой риск для отдельных стран. Для оценки долгосрочных рисков страны он, начиная с рейтига Moody’s по умолчанию, оценивает другие риски вплоть до ставок казначейских облигаций, которые становятся добавленным значением к премии странового риска для этой страны.

Basel Institute of Governance (Базельский институт управления) предоставляет сведения финансовым учреждениям, а также открытый доступ общественности к своим рейтингам страновых рисков с оценками от 0 до 10, где десять — самый высокий риск.

Не все эти организации представили рейтинги для всех 24 стран, но каждая страна была оценена как минимум в четырёх из перечисленных источников. Для того, чтобы свести оценки к единому счёту, Странник нормировал каждый рейтинг в диапазоне от 0 до 100, где 100 является лучшей оценкой. Затем он усреднил все доступные нормированные оценки для данной страны, чтобы вывести результирующий рейтинг. В таблице ниже показаны страны и их рейтинги из перечисленных источников вместе результирующим рейтингом Странника в самом правом столбце.

Как видите, группа из шести стран (Финляндия, Канада, Чили, Австралия, Новая Зеландия и США) заметно опережает остальных. (Включение Новой Зеландии может показаться сюрпризом, но там работает компания Newmont Mining).

Перу, Мексика и Бразилия образуют следующую группу стран, которые находятся на втором уровне в этом списке.

Страновой риск значительно увеличивается на следующем уровне, где располагаются Россия, Индонезия и Суринам. Суринам является джокером в этой группе, поскольку он оценён только в четырёх источниках, и имеет отличающуюся от других оценку в одном из них.

Следующая группа стран состоит из Папуа-Новой Гвинеи, Ганы и Гватемалы.

В нижней части списка располагаются страны, набравшие менее 40 баллов в результирующем рейтинге Странника и показывающие максимальный страновой риск. Эта нижняя группа включает в себя, среди прочих, Доминиканскую Республику, Аргентину, Боливию и Эквадор, которые часто встречаются в отчётах крупнейших американских добывающих компаний.

Я так думаю, эта таблица и источники данных будут интересны не только инвесторам. Жаль, что автор ограничился узким кругом компаний, в результате чего в таблицу не попали некоторые африканские страны, такие как ЮАР и Зимбабве. Для интересующихся — ссылки на источники вам в руки. Оценивайте.

Использованы материалы: Goldcorp Inc., Hebba Alternative Investments, MiningWeekly, Seeking Alpha, Бизнес-курс МВА: «Управление рисками в международном бизнесе»

http://ru-precious-met.livejournal.com/34174.html
http://ru-precious-met.livejournal.com/2013/03/

Дополнение к статье «Цены на золото и акции добывающих компаний. Часть II. Риски юрисдикции»

В статье «Цены на золото и акции добывающих компаний. Часть II. Риски юрисдикции» опубликована таблица страновых рисков. Там указаны аналитические и рейтинговые агентства и институты, а также ссылки на их сайты, на основании рейтингов которых составлена таблица. С момента первой публикации таблицы некоторые источники обновили свои оценки страновых рисков, и канадский Fraser Institute опубликовал последнее издание своего Mining Survey (опроса менеджеров крупнейших горнодобывающих компаний). Странником составлена новая сводная таблица страновых рисков с некоторыми изменениями и дополнениями.

Цены на золото и акции добывающих компаний. Часть I. Взаимовлияние и подводные камни

27 февраля 2013
Я уже упоминал, что сейчас горнодобывающие компании заканчивают публиковать отчёты за IV квартал и весь 2012 год. Многие из них показывают снижение прибыли. Стоимость акций золотодобывающих компаний в последние годы значительно отставала от динамики цен на золото. Исходя из этого, некоторые аналитики и фонды призывают инвесторов покупать эти акции или акции ETF, инвестирующих в эти компании, обосновывая это их недооценённостью. На пути инвесторов в акции лежит множество подводных камней, которые следует учитывать при покупке того или иного актива. На них я и сосредоточил внимание в двух частях данного исследования.

Ангелос Дамаскос из фонда Junior Gold считает, что падение производства может отправить цены на золото на свежие верхи. Он сказал, что шахтёры отреагировали на недавнее падение цен, концентрируя внимание только на высококачественных месторождениях, с максимальным содержанием металла в руде, на которых они получают максимальную прибыль. Это означает игнорирование в дальнейшем низкокачественных месторождений золота и закрытие менее прибыльных рудников. Такое развитие событий может привести к «кризису поставок», который, поскольку спрос на золото остаётся сильным в Китае и Индии, может вновь подтолкнуть цены вверх.

Действительно, исторически сложилось, что доходы от акций компаний, участвующих в добыче и переработке золота, имеют тенденцию сильно коррелировать с ценами на этот металл, поэтому, когда цены на золото растут, растут и цены на акции этих компаний, и наоборот. Но за последние два года эта зависимость нарушилась, и акции горнодобывающих компаний, безусловно, отставали от цен на золото. Одной из причин этого является страх, основанный на рисках, которым подвержены горнодобывающие компании в нестабильных регионах мира. Здесь следует отметить, что подавляющее большинство новых крупных месторождений драгметаллов расположено как раз в этих регионах, особенно — в Африке.

Постоянно меняющиеся в этих странах «правила игры», начиная от изменений налогового и трудового законодательства, тарифов на электроэнергию и прочие накладные расходы, квотирования экспорта, и заканчивая элементарной национализацией активов, как сейчас происходит в Зимбабве, никак не способствуют притоку капитала в акции горнодобывающих компаний. Об этом я уже неоднократно писал (см. «Как золотопромышленники могут поднять цены на золото» , «Южная Африка сокращает экспортные квоты для производителей платины», «Проблемы добычи и цены на золото», «Платина и палладий. Новые проблемы в ЮАР», «Аргументы, факты и дедуктивный анализ Холмса», «Драйверы роста цен на серебро, платину и палладий»).

Поэтому при инвестировании в акции горнодобывающих компаний важнейшими факторами при принятии решений является не только эффективность самой компании, но и юрисдикция, т.е. месторасположение как самой компании, так и её «дочек» и добывающих подразделений. Эффективность компании определяется рентабельностью добычи, качеством управляющего персонала, капитализацией и прочими факторами, а также — ценами на драгметаллы на рынке. В период бурного роста цен на золото с 2009 по 2011 годы многие компании имели неосторожность запустить новые проекты на малорентабельных месторождениях, с низким содержанием металла в руде, или расконсервировать старые.

Когда цены на золото перестали ежегодно расти стремительными темпами, они поняли свою ошибку, последовала череда слияний и поглощений с целью оптимизировать производство, но огромные деньги уже были потрачены впустую, прибыли резко упали, последовал отток капитала. Это, естественно, сказалось на ценах акций. Сейчас большинство компаний занято реструктуризацией и оптимизацией управления и производства с целью привлечения капитала, но два обстоятельства вставляют им палки в колёса. Первое — снижение цен на золото. Второе — ежегодное увеличение себестоимости добычи.

I. Себестоимость добычи и цены на золото

Hebba Investments провела исследование реальной стоимости добычи одной унции золота на примере одной из крупнейших горнодобывающих компаний Barrick Gold ( ABX ), основываясь на её отчёте за IV квартал и весь 2012 год. Как правило, под термином «себестоимость добычи» подразумевается сумма затрат на эксплуатацию шахт, переработку руды, зарплату шахтёрам и т.д., которая делится на эквивалентное количество произведённых унций золота. Это значение полностью вводит нас в заблуждение, поскольку учитывает только операционные затраты, что на самом деле не показывает инвесторам истинную картину затрат, необходимых для производства унции золота. К счастью, ABX в последнем отчёте ввела новое понятие затрат, называемое «all-in sustaining cash costs» (денежные затраты «всё включено»), которые оказались значительно выше, чем затраты в используемом ранее понятии «себестоимость».

Но и эта величина всё ещё не полностью отражает затраты, необходимые для добычи унции золота — хотя это хорошее начало, по крайней мере, это показывает, что менеджмент ABX начинает признавать, что использование понятия нереально низкой себестоимости унции золота — попытка одурачивания образованных инвесторов. Для рассчёта реальных затрат на добычу унции золота, Hebba использует общие затраты за квартал, из которых удаляет доходы или убытки от производных финансовых инструментов, которые действительно не имеют ничего общего с производственной деятельностью компании.

Затем вычисляется эквивалентное произведённым другим побочным продуктам (таким как серебро, медь, цинк и др.) количество унций золота путём деления цены на золото на цену на побочный продукт. Например, если золото торгуется на уровне $ 1650 и серебро $ 30, то каждые 55 унций серебра будут конвертированы в одну эквивалентную унцию золота. Используется средняя стоимость побочного продукта за отчётный квартал или год, потому что она более точно отражает цену побочного продукта в ходе сравнения разных периодов, но инвесторы могут использовать любые соотношения, которые они считают для себя наиболее подходящими.

Когда делается сравнение с аналогичным периодом другого года, используется тот же коэффициент конвертации, даже если цена на побочный продукт отличалась в каждом из сравниваемых кварталов. Это позволяет при определении затрат на производство избежать скачков цен в моменте, например, когда цена на медь может подскочить в одном квартале — это повлияет на корректное сравнение год-к-году цен на золото.

Наконец, надо учитывать списания. Компании не используют их в рассчётах себестоимости золота, но это неверный способ определения общих расходов, и инвесторы должны учитывать суммы списаний при оценке истинных издержек производства. Например, компания вкладывает $ 250 млн в какой-то проект, а затем несколько лет спустя выясняется, что это было экономически нецелесообразно, проект закрывается и сумма списывается. Разве это не должно быть включено в себестоимость продукции? Конечно, это непосредственно не влияет на затраты на производство в текущем квартале, но вложение было сделано с целью увеличения запасов золота и для обеспечения долгосрочной устойчивости компании. Поскольку цель состоит в определении общих затрат на производство унции золота, подобные вложения являются такой же частью затрат, как затраты на разведку и добычу, и поэтому должны включаться в рассчёты.

Здесь надо учитывать, что списание производится в течение одного квартала (и влияет на расходы только в течение этого квартала), что приводит к неверной оценке затрат на производство. Есть одно, хотя и не идеальное, средство решения этого вопроса — распределить расходы на год, т.е. по 25% на каждый квартал. Однако включение в затраты списаний также влияет на налог на прибыль (так как большинство списаний считаются потерями, и они выгодны для компании при начислении налогов). Не существует точного способа решить этот вопрос, так что Hebba просто использует плоские 30% ставки налога и вычитает соответствующие суммы из налоговых льгот, которые компания получила за списание. Не идеально, но это работает.

Реальные затраты на производство ABX в IV квартале 2012 года и в 2012 финансовом году

При преобразовании стоимости меди в эквивалентную стоимость унции золота использовалась средняя цена меди на LBMA в IV квартале 2012 года $ 3.59 за фунт, что эквивалентно примерно 480 фунтов меди за унцию золота.

Для анализа номинальной стоимости унции в затраты были включены расходы на списания, поскольку это более полно показывает, сколько тратится на производство одной эквивалентной унции золота, но для инвесторов, которые хотят убрать списания из расчётов, Hebba включила расходы без списаний. Для анализа роста расходов квартал-к-кварталу и год-к-году использовалась стоимость, из которой исключены списания, так как это — более справедливое сопоставление при сравнении роста/снижения расходов.

Как видите, затраты на производство унции золота растут даже при удалении списаний. В 4 квартале 2011 они составляли $ 1253 для производства унции золотого эквивалента, а в 4 квартале 2012 затраты выросли до $ 1318, что показывает 5%-ный рост ежеквартальных расходов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Этот рост расходов также очевиден в годовом выражении, где они выросли с $ 1101 в 2011 году до $ 1277 в 2012 году — около 15% увеличение стоимости затрат на унцию.

Инвесторы также должны понимать, что расходы будут продолжать расти, о чём свидетельствует тот факт, что за 4 квартал расходы были выше, чем среднегодовые, что предполагает дальнейший рост расходов. Расходы в 4-м квартале также превысили $ 1300 за унцию, поэтому инвесторы не должны удивляться, если в 2013 расходы в среднем составят более $ 1300 за унцию, что соответствует прогнозам руководства ABX роста общих затрат в 2013 в годовом отчёте.

Выводы

1. Среднегодовая стоимость производства ABX одной унции составляет около $ 1300, и рост стоимости колеблется от 5% до 15% в год, что позволяет предположить, что при нынешних ценах на золото около $ 1600 за унцию, прибыли будут сокращаться быстрее. Инвесторы должны быть осторожны при покупке акций ABX и других компаний, если текущие цены на золото продолжат держаться на таких низких уровнях.

2. Для инвесторов в ETF и другие инструменты на рынке золота представляют интерес общие расходы, необходимые для производства одной унции золота, поскольку отчёт ABX показывает, что издержки при добыче золота продолжают расти. Кроме того, поскольку ABX является одной из крупнейших золотодобывающих компаний в мире и имеет значительный эффект масштаба, но всё же в состоянии производить золото только при уровнях цен выше $ 1300 за унцию — уровень цен на золото имеет очень важное значение, когда дело доходит до цен, близких к издержкам производства.

3. Среднегодовая стоимость производства одной унции значительно возрастает, если в неё включаются затраты на списание. В начале статьи я говорил, что многие компании сейчас вынуждены отказываться от нерентабельных проектов и закрывать убыточные производства. Всё это будет продолжать увеличивать издержки.

4. Маловероятно, что цена на золото будет хотя бы приближаться к уровню $ 1300, но инвесторы, которые предполагают, что золото может упасть ниже $ 1000 за унцию, вероятно, живут в прошлом. Издержки производства делают нерентабельной добычу на всех шахтах при ценах ниже $ 1300 за унцию золота.

Во второй части исследования рассмотрим риски юрисдикции и некоторые другие вопросы. Продолжение следует …
http://ru-precious-met.livejournal.com/32706.html

— — — —
Статья была написана 27 февраля, цены на золото побывали около 1330$ в середине апреля.
Похоже, что с ценами на золото в 2013 г. будет ситуация схожая с ценами на природный газ в США в 2013 г.: компании будут работать в убыток.

Современная мировая золотодобыча: закономерности, факторы и тенденции развития

31.07.2012
Автор: Н.Ю. Самсонов, научный сотрудник Института экономики и организации промышленного производства СО РАН (Новосибирск), к.э.н.

Более 55% ежегодной добычи золота в мире осуществляется двадцатью компаниями … …
Автор: Н.Ю. Самсонов, научный сотрудник Института экономики и организации промышленного производства СО РАН (Новосибирск), к.э.н.

Структура мировой золотодобывающей отрасли: страны и компании

В 2011 году мировая золотодобыча составила 2 750 тонн. Пропорции стран, золотодобывающая отрасль которых вносит вклад в мировую золотодобычу, пока сохраняется: Китай, Австралия, США, Россия, ЮАР и Перу являются крупнейшими продуцентами золота.
Начиная с 1990 г. по 2011 г. выпуск золота в мире увеличился незначительно – с 2,19 тыс. т до 2,75 тыс. т (в табл. 1 приведены данные для периода 2000–2011 гг.). Но за двадцать лет заметно снизилась концентрация добычи по макрорегионам (региональное концентрирование): в 1980 г. на 10 ведущих стран-продуцентов приходилось 93% добычи, в 1990 г. – 89%, в 2000 г. – 77%, а в 2011 г. – 53%.

Смена лидирующих позиций (в 2007 г. на первое место в мире по золотодобыче вышел Китай, опередив ЮАР) обусловлена как падением добычи в ЮАР (экстенсивный фактор), так и увеличением выпуска золота в Китае (интенсивный фактор). Среднегодовой темп снижения добычи в ЮАР в 2006–2011 гг. составил 6,93%, а темп прироста в Китае – 8,05% (табл. 2). Феномен роста золотодобычи в Китае в основном обусловлен действием программы государственных инвестиций в золотодобычу, направленной на консолидацию отрасли, повышение ее капитализации и технологического уровня.

Крупнейшие производители золота в Китае – государственные или с участием государства предприятия: China National Gold Group Corp., Zhjin Mining Group, Lingbao Gold и Shandong Zhaojin Group. Целью реформирования отрасли стало и привлечение иностранных компаний: предприятия с зарубежным капиталом (Eldorado Gold, Sino Gold и Jinshan Gold Mines) производят 5% золота в Китае, более 20 компаний-нерезидентов инвестируют в геологоразведочные проекты.

Распределение лидирующих стран в мире по объемам золотодобычи в 2006–2011 гг. представлено в табл. 2. В течение последних пяти лет продолжалось некоторое смещение внимания золотодобывающих компаний, инвестирующих в новые проекты, с традиционных регионов золотоносности (Северная Америка, Южная Африка, Австралия) на страны Южной Америки, Центральной Африки, Азии и Океании. Новые месторождения, введенные в эксплуатацию в этих регионах, значительно изменили территориальную структуру мировой добычи золота. Сдвиги в размещении золотодобычи привели к изменению структуры стран по уровню издержек. В частности ЮАР, во многом исчерпав доступные запасы, уже утратила позиции производителя дешевого золота (табл. 3).

Более 55% ежегодной добычи золота в мире осуществляется двадцатью компаниями (табл. 4). В их числе не только собственно золотодобывающие компании, но и горнопромышленные корпорации по выпуску цветных и черных металлов, и ведущие добычу золота как попутного компонента: Freeport-McMoRan, Buenaventura и другие. Среди этих крупнейших золотодобывающих компаний мира две российские – Polyus Gold (основной операционный актив в настоящее время – ЗДК «Полюс») и компания Nordgold (группа золотодобывающих компаний в России, Казахстане, Буркина-Фасо и Гвинее, официально зарегистрированная в Нидерландах).
В мире золотодобыча имеет низкую степень концентрации производителей золота: коэффициенты Херфиндаля–Хиршмана для 20 компаний HHI2009 г. = 283,3, HHI2010 г. = 278,6 и HHI2011 г. = 238,7. Отрасль имеет двойственное состояние: она характеризуется признаками конкуренции (цена золота – биржевая, имеется большое количество продуцентов) и в то же время обладает некоторыми свойствами олигополии (высокие барьеры для вступления в отрасль, продукт является стандартизованным и т.д.).

Закономерности развития золотодобычи в мире

Структурные диспропорции в мировой золотодобывающей промышленности обозначились в 1970-х гг. в связи с отменой «двухъярусной» системы образования цены на золото (т.н. Вашингтонское соглашение) и созданием свободного рынка золота. Система включала фиксированную цену (для взаимных операций центральных банков капиталистических стран) и плавающую цену (для прочих операций на основе спроса и предложения). Фиксированная цена золота (35 долл./тр. унц.) обуславливала концентрацию производства золота в Южно-Африканской Республике как в регионе с наилучшими горно-геологическими условиями разработки (к 1970 г. ЮАР обеспечивала 80% мировой добычи, добывая ежегодно около 1 000 т золота) и стагнацию выпуска металла в других традиционных западных странах-продуцентах – Канаде, США, Австралии. Золотодобыча в СССР в этом отношении представляла собой отрасль в системе плановой экономики, обеспечивающей поступление золота как промежуточного продукта для промышленного комплекса страны и для формирования притока иностранной валюты.

Золотодобывающая отрасль в западных странах-продуцентах оказалась «неподготовленной» к благоприятно изменившейся ситуации (рыночное ценообразование), позволявшей значительно повысить объемы выпуска золота и рентабельность эксплуатации рудников. Это привело к этапу активизации геологоразведочных работ на золотоносные месторождения различных типов, к процессам обновления производтвенных фондов предприятий, производящих специализированное оборудование, сокращению циклов выпуска современного оборудования и материалов. Произошла мобилизация финансовых и материальных ресурсов для быстрого введения новых объектов в эксплуатацию и расконсервации ранее действовавших. Подробный анализ развития ГРР в мире в конце XX в. изложен в монографии Б.И. Беневольского [1].

Массовое освоение месторождений рудного золота и сокращение добычи россыпного (сейчас только 2% золота в мире добывается из россыпей) привело к наращиванию общемирового выпуска металла. Эксплуатация новых объектов началась как в традиционных центрах добычи золота, так и в странах, где драгоценный металл ранее не добывался или производился в незначительных количествах (Чили, Перу, Индонезия, Папуа – Новая Гвинея, Китай, Гана, Мали и др.). Вместе с тем, в ЮАР необходимость повышения заработной платы (до 45% эксплуатационных расходов приходится сейчас на оплату труда) и новая жесткая налоговая система, вкупе с падением содержания золота в сырье золотоносных конгломератов привели к началу 1990-х гг. южноафриканскую золотодобывающую отрасль к сложному экономическому положению.

Начиная с 1990-х гг. в развивающиеся страны (располагающие относительно перспективной ресурсной базой золота), с образовавшейся в них политической и экономической стабильностью и новым законодательством, стимулирующим добычу полезных ископаемых, стали осуществляться масштабные иностранные инвестиции. Для многих из таких стран золото сейчас составляет существенную часть экспорта: в Гане – 32%, Мали – 59%, Танзании – 44%, Папуа – Новой Гвинее – 36%, Монголии – 20%, Киргизии – 45% [4].

В дополнение к экспорту, в развивающихся странах производство золота обеспечивает поступление лицензионных платежей и налоговых доходов, передачу технологий, обучение и создание квалифицированной рабочей силы, организацию рабочих мест. Во многих развивающихся странах добыча золота – основа промышленного развития, имеющая критическое значение для функционирования систем производства электроэнергии, воды, строительства автомобильных и железных дорог. Вместе с тем в таких государствах, как Папуа – Новая Гвинея, Индонезия, Бразилия, Перу и некоторых странах Африки, строительство золотых рудников часто приводит к загрязнению водоемов, значительному ухудшению ареалов охоты, ловли рыбы и растениеводства, т.е. фактически к уничтожению природных территорий для пропитания местных племен, их миграции с многовековых мест проживания.

Рис. 1. Динамика мировой добычи золота и среднегодовой цены на золото (Лондонская Ассоциация участников рынка драгоценных металлов, LBMA) в 1990–2011 гг. Источник: [2;3].

Ценовые и не ценовые факторы развития отрасли

Кривая цен на золото, как и на базовые цветные металлы, за достаточно длительный период времени по форме напоминает синусоиду. Динамика добычи золота и цен демонстрирует следующую закономерность: в период низких цен добыча увеличивается, в период высокой стоимости золота его выпуск снижается или стабилизируется. Отсюда следуют выводы: во-первых, существует определенная отрицательная зависимость между этими переменными, во-вторых, внутренние отраслевые факторы, дополняемые в ряде случаев региональными особенностями, не позволяют в период высоких цен значительно увеличивать добычу. Под такими факторами подразумеваются снижение золотосодержаний в рудах, снижение запасов золота на месторождениях, ухудшение горно-геологических условий их разработки, увеличение доли труднообогатимых руд среди добываемых руд, ужесточение условий для ведения горной деятельности в странах с развитой добычей, действие временных лагов между проведением геологоразведочных работ, осуществлением капитальных инвестиций и получением доходов и прибыли от новых добычных проектов и т.п.

Предприятия-продуценты золота в большинстве случаев не способны регулировать эти условия, а могут только адаптироваться к ним, выстраивать свои производственные, инвестиционные и разведочные стратегии.

Вместе с тем, поведение цены на золото на мировом рынке определяется не только объемами его потребления как товара для различных отраслей промышленности, но и общим состоянием мировой экономики, темпами развития инфляционных процессов, устойчивостью доллара как международной валюты а также спекулятивными ожиданиями.

Цикличность ценообразования на золото приводит к тому, что золотодобывающие предприятия прибегают к превентивным мерам, позволяющим частично нивелировать негативное влияние цен в период их снижения на общую прибыльность. Компании могут использовать следующую систему мероприятий (табл. 5), хотя применительно к конкретным месторождениям золота или к золотодобывающим предприятиям представленная система требует более глубокого обоснования.

Недропользователи не имеют возможности регулировать природные условия, они способны только адаптироваться к ним, выстраивая свои производственные, инвестиционные и разведочные стратегии, в частности, создавая избыточные сырьевые базы, чтобы иметь возможность выбора объектов (табл. 3, правые столбцы). Это наиболее характерно для зарубежных транснациональных компаний, одновременно имеющих активы в Австралии, Южной Америке, Африке, США, Канаде, Китае и России и других странах. Таким образом, предприятия находятся перед необходимостью поддержания наиболее эффективных отраслевых стратегий, позволяющих вести разработку объектов, снижающих общие средние издержки.

Позиции российской золотодобывающей отрасли

В ближайшие 3–5 лет золотодобывающая отрасль России, прежде всего, в Сибири и на Дальнем Востоке продолжит находиться в фазе инвестиционного подъема. В его основе лежат не столько высокие цены на золото, сколько пока еще относительно качественная и крупная сырьевая база. Поочередное введение в эксплуатацию ряда крупных и средних месторождений обеспечит к 2015 году суммарный прирост российских мощностей не менее чем на 80–90 т в год. При благоприятных результатах геологоразведочных работ, проводимых компаниями в России, и при плановом вводе новых месторождений, даже с учетом снижения отдачи от действующих объектов, ежегодная добыча золота в России к 2015–2016 гг. достигнет 250 т.

Литература
1. Беневольский Б.И. Золото России: проблемы использования и воспроизводство минерально-сырьевой базы. Изд. 2-е, испр. и доп. М: ЗАО «Геоинформмарк». – 2002. – с. 20–395.
2. Commodity Statistics and Information. Gold 2008–2011. – Geological Survey. – Reston: U.S.
3. Minerals Yearbook metals and minerals. Gold 1980–2011. – Bureau Of Mines. – Washington: U.S.
4. The Value of Gold to Society. Report by World Gold Council. – London. – 2004.
5. Борисов С.М. Золото в современном мире. Ин-т мировой экономики и междунар. отношений РАН. – М.: Наука, – 2006. – с. 79
6. Gold Survey. Reports 2000–2009. – GFMS Ltd. – London. Электронный ресурс. [Режим доступа: http://www.gfms.co.uk%5D
7. London Bullion Market Association. London Gold Market Fixing Ltd. by Averages gold fixings from 1980 to 2008. Электронный ресурс. [Режим доступа: www.lbma.org.uk ].
8. Батугина Н.С. Возможности горнорудного предприятия при изменении цен на минеральное сырье // Горный информационно-аналитический бюллетень (научно-технический журнал). – 2008. – №12. с. 138–145.

Статья опубликована в журнале Золотодобывающая промышленность №2/50 2012 год
http://www.zolotonews.ru/news/26849.htm#

http://minerals.usgs.gov/minerals/pubs/commodity/gold/

Инфографика: What is the Cost of Mining Gold?

http://www.visualcapitalist.com/what-is-the-cost-of-mining-gold
http://www.zerohedge.com/news/2013-05-21/visualizing-cost-mining-gold

zerohedge.com: экономические диаграммы

18.04.2013

http://www.zerohedge.com/news/2013-04-18/goldman-confirms-slowdown-accelerating

18.04.2013
which miners and oil producers were most ‘at risk’ of generating negative cash flows at current and long-term prices. Goldman Sachs looks at 40 oil producers and 25 gold mines to create a complete ‘cost curve’ in terms of the best indication of what it actually costs to keep operations running. It is quite apparent that ~$85 Crude and ~$1150 Gold are key to the ongoing support for these industries.

Gold Cost Curve
We have ranked all 25 gold mines under our coverage on a gross cash cost basis – which includes all mining, processing and royalty costs as well our most recent estimate (in some cases reported) of additional costs such as deferred waste movement and sustaining capital. We look at these costs as the best indication of what it actually costs to keep operations running.

Of course, some particular assets are undergoing periods of particularly high capital expenditure (for example, Mt Rawdon), however by its very nature we assume this expenditure would be difficult to stop and also maintain existing mine life and production expectations. We also flag that cash costs do not often include a recharge for corporate overheads or exploration – which must surely come under scrutiny given the extreme decline in price.

We list the mines from the lowest cost operation to the highest, creating a cost curve. Typically companies with by-product credits, such as Cadia (run by Newcrest) rank lowest on the cost curve. In addition, higher grade operations also generally produce lower cash costs (and generally by extension the best margins).

The companies least at risk of generating negative cash returns at their operations are Regis, OceanaGold and Medusa (all Buy-rated stocks), whereas at the upper end of the curve are St Barbara’s two Pacific assets as well as Newcrest’s Hidden Valley and Bonikro mines.

2012 Costs

2015 (estimated costs)

Oil Cost Curve

Rising prices at the pump in recent years reflect a very real dynamic for oil producers: crude oil is becoming more capital intensive to extract and is coming from ever-more improbable sources. Until the successful development of liquids-rich shale in the US it was thought that the panacea for rising crude oil demand lay in the Canadian oil sands, a vast tract of bitumen reserves in Alberta, recovered either by intensive strip mining or by injecting steam into the ground to soften and release the oil. The drawback was that both processes required enormous capital outlay, such that the most marginal of the projects needed oil prices upwards of US$120/bl to make economic sense. As a result, the world could either get used to paying more for its crude oil, or figure out who would go without.

In the event, this argument was curtailed by the financial crisis, and we saw only a few months of demand-rationing oil price levels in 2008 before other factors took over. The correction of the oil price first down to the marginal cash cost of production of c.US$35/bl (at which point some oil sands production was physically shut down) and subsequently back up to US$100/bl+ reflects the fact that the fully-loaded cost of oil production, including capex, opex, transport tariffs, and a commercial return, remains high in historical terms, and that capital intensity has played a major part in the shift.
http://www.zerohedge.com/news/2013-04-18/soft-cost-curves-hard-assets-where-cash-flow-hits-road

Бингем-Каньон (Bingham Canyon Mine)

Бингем-Каньон, Бингхем-Каньон (англ. Bingham-Canyon, известен также как Kennecott Copper Mine) — горнопромышленный пункт на западе США, в штате Юта, к югу от Большого солёного озера. Один из крупнейших карьеров в мире, где ведётся разработка гигантского меднопорфирового месторождения oткрытым способом. Карьер находится к юго-западу от города Солт-Лейк-Сити, штат Юта, США.

Медная руда здесь была впервые обнаружена в 1850 году, и с 1863 года началась разработка карьера, которая продолжается по сей день. С начала прошлого века рудник Бингхем-Каньон принадлежал компании Kennecott Utah Copper, после нефтяного кризиса 1973 году компания была приобретена британской British Petroleum, а затем продана британскому холдингу Rio Tinto, которому и принадлежит в настоящее время.
С 1966 года внесён в реестр Национальных исторических памятников США под названием Bingham Canyon Open Pit Copper Mine.

Рудное тело месторождения приурочено к столбообразному штоку кварцевых монцонит-порфиров поперечником 1800 х 2700 м, круто наклоненному к северу. Вмещающими его породами являются кварциты и известняки позднекаменноугольного возраста, смятые в складки с углами падения на крыльях 20-30° и пересеченные разломами северо-восточного и северо-западного простирания.

Рудное тело в горизонтальном срезе имеет размеры 1200-1500 х 1800-2100 м. По вертикали оно вскрыто скважинами до глубины более 2 км. По форме рудное тело близко к толстостенному конусу вершиной вверх, в нижней части которого находится безрудное ядро. На глубине более 2 км рудное тело расщепляется на серию быстро выклинивающихся апофиз.
До глубины примерно 800 м руды прожилковые; прожилки кварцевые с подчиненной вкрапленностью сульфидов. С глубиной количество прожилков сокращается, и с 800-1200 м руды становятся вкрапленными.

По последней оценке суммарные установленные и предполагаемые запасы месторождения Бингхем-Каньон составляют 637 млн т руды со средними содержаниями меди 0,48%, молибдена 0,032%, золота 0,18 г/тонн.

Карьер является одним из крупнейших в мире антропогенным образованием.
Имеет по состоянию на 2008 год следующие размеры: 0,75 милю (1,2 км) глубиной, 2,5 мили (4 км) в ширину и охватывает площадь 1900 акров (7,7 км2).
В настоящее время в карьере работают примерно 1400 человек, которые ежедневно извлекают около 450 тысяч тонн породы. Транспортировка руды осуществляется 64 огромными карьерными автосамосвалами, каждый из которых способен перевозить по 231 тонн руды за один рейс.

Kennecott Bingham Canyon Mine, апрель 2005 года

Оползень засыпал самый большой в мире карьер

Самый большой в мире карьер — Бингем-Каньон,штат Юта, США закрыт из-за гигантского оползня, который засыпал технику, оборудование и уничтожил часть комплекса зданий, находящихся у карьера.
Уже неоднократно его пытались закрыть защитники окружающей среды но им это не удавалось.