Архив меток: газ сланцевый

НВО: Американский СПГ – провальный рекламный трюк

Александр Рогожин, кандидат экономических наук, заведующий сектором социально-экономических проблем Центра проблем развития и модернизации ИМЭМО РАН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

«…Америка сегодня находится на грани превращения в чистого экспортёра природного газа, которое может произойти в ближайшие год-два. Она может спасти остро нуждающуюся в энергии Японию от истощающих её сверхвысоких цен и освободить Европу от железной хватки Газпрома. Сеть экспортных СПГ-терминалов на побережье Мексиканского залива и на Западном побережье США уже получили необходимые разрешения и находятся в стадии строительства, либо готовятся к вводу в эксплуатацию. Несказанные богатства ждут дерзновенных инвесторов…»

По крайней мере, так может показаться в том облаке пускаемой в глаза пыли, которое стало таким же густым, как летний туман в Сан-Франциско, и которое окутало этот сегмент газовой отрасли. Акции некоторых компаний, надеющихся оседлать волну экспортного бума в области СПГ, бурно растут. Миллиарды, преимущественно заимствованные у ничего не подозревающих кредиторов того или иного типа, уже были потрачены, и может быть потрачено ещё больше на строительство весьма капиталоёмких экспортных терминалов для экспорта СПГ.

Так, например, Cheniere Energy на сегодня известна тем, что её убытки растут на фоне всё сильнее падающих доходов: в 2013 г. она имела убытки в размере 507 млн. долл. при 267 млн. прибыли, что является настоящим подвигом! Убытки увеличились на 156% по сравнению с 2011 г., тогда как доходы снизились на 8%. Сейчас долговые обязательства компании составляют 9,5 млрд. долл., тогда как в 2011 г. они составляли 3,3 млрд. долл. При этом цена акций компании взлетела с уровня ниже доллара в 2003 г. до более 40 долл./ак. в 2006 и 2007 гг., прежде чем пройти через чистилище 2008 г. и вновь опуститься до минимальных значений. Затем, в 2012 г., вся эта суета вокруг экспорта СПГ стала окутывать пеленой наживы операции компании, и цены на её акции вновь взлетели, совсем недавно достигнув максимальных значений – 72 долл./ак. на торгах 5 августа с. г. Поистине, это была какая-то дьявольская скачка.

Почему подобное происходит из раза в раз? Как-то уже забылось, что в 2008 г. Cheniere потратила 2 млрд. долл. на строительство импортного СПГ-терминала, который быстро стал бесполезным, когда бурный рост предложения внутренней добычи положил конец спросу на импортный газ, сократив цены на этот вид энергоносителей в США с 13 долл./млн. бте до менее 3 долл./млн. бте. На протяжении следующих двух лет стоимость акций компании держалась на уровне около 1 долл./ак., а сама хьюстонская фирма балансировала на грани банкротства.

Но вот в 2010 г. председатель правления и главка компании Чариф Суки (Charif Souki) сделал ставку на сланцевый бум и предложил построить экспортный терминал. Аналитики, рекламщики, громкие заявления компаний, бесплатные деньги от ФРС и готовые наживаться на этой теме трейдеры или инвесторы – все они являются частью этого рекламного трюка. Для них всё это предприятие базируется на декларируемой возможности нажиться между разницей в ценах на природный газ в США, Японии и Европе.

Cheniere претендует на то, чтобы стать крупнейшим покупателем американского природного газа к 2020 г. Её завод по сжижению газа в Луизиане стоимостью в 12 млрд. дол. и ещё одно аналогичное предприятие, планируемое к строительству в Техасе, позволят поставлять на экспорт примерно 6% всего газа, добываемого в США. Компания связала покупателей 20-летними контрактами, основанными на стоимости природного газа на американском рынке, которая составила в первые девять месяцев с. г., в среднем, 4,47 долл./млн. бте. Для новых потребителей в Азии поставки СПГ обойдутся, согласно расчётам примерно в 11,64 долл. после уплаты всех сборов, а потребителям в Европе – в 9,64 долл./млн. бте.

Но пока цены на природный газ в США на электронных торгах держатся ниже 4 долл./млн. бте. Правда, в Европе они всё равно выше более чем в два раза, в Японии – более чем в четыре раза. Но не стоит забывать, что переработка природного газа в СПГ в США и его транспортировка из США в Европу и Японию потребует расходов, которые съедят часть той разницы в ценах.

Таким образом, цены на акции Cheniere основаны на рискованном предположении, что цены на газ в США останутся столь же низкими, тогда как цены на него в Японии и Европе останутся высокими, и что подписанные контракты будут отражать эту разницу в ценах в ближайшие годы.

И ещё вся эта концепция основана на гипотезе, что у США будет достаточно газа для поставок на экспорт. Однако здесь происходит некоторый сбой матрицы: на самом деле США до сих пор являются чистым импортёром природного газа, несмотря на годы «избыточного бурения» и якобы образовавшееся «затоваривание рынка» природным газом, которые привели к падению цен ниже уровня стоимости добычи газа и их удержанию на столь низком уровне.

США в настоящее время экспортируют природный газ с помощью трубопроводов в Мексику и Канаду, однако при этом они одновременно импортируют его в ещё больших объёмах из той же Канады с помощью трубопроводов (а также закупают небольшое количество СПГ из-за рубежа). Несмотря на бум буровой активности по-прежнему США остаются чистым импортёром природного газа.

Так какой же именно природный газ эти экспортёры СПГ собираются продавать за границу? В настоящее время внутренняя добыча США не в состоянии полностью обеспечить внутренний спрос. Разрыв между предложением и спросом заполняется импортом из Канады. Крупномасштабный экспорт СПГ остаётся пока что прекрасной мечтой. Если только не случится чудо – а чудеса редко случаются в нефтегазовой отрасли – американская добыча сможет удовлетворять полностью внутренний спрос без опоры на импорт к 2018 г. И если добыча продолжит расти и после этого, США могут со временем начать добывать достаточно, чтобы стать чистым экспортёром значительных объёмов СПГ.

Однако здесь кроется другая ловушка: бурение на сухой природный газ почти свёрнуто. По последним данным (на начало августа 2014 г.), лишь 313 буровых установок вели бурение на газ в США, тогда как в сентябре 2008 г. их было 1606.

Добыча растёт, однако эта добыча увеличивается преимущественно за счёт разработки сланцевого месторождения Марселлус (Marcellus), где невероятный бум буровой активности последних лет привёл к появлению тысяч газовых скважин, не имеющих соединения с трубопроводами. Сейчас трубопроводная инфраструктура преодолевает это отставание, и отложенные мощности добычи вводятся в эксплуатацию. Газ, поступающий в результате этого процесса на рынок, учитывается как новая добыча. Однако многие из тех скважин, которые обеспечивают этот рост, были пробурены годы назад.

При этом буровая активность – которая по сути является залогом будущей добычи – на месторождении Марселлус является лишь тенью того, что наблюдалось здесь в прошлом: в январе 2012 г. тут бурилось 143 газовые скважины, тогда как на начало августа 2014 г. проходка велась на 77-ми скважинах. Скважины, на которых была применена технология гидроразрыва, демонстрируют быстрое падение добычи. И после 18 месяцев добыча на них составляет лишь малую часть от начальной. Как только это падение добычи произойдёт на недавно введённых в эксплуатацию скважинах, общие показатели добычи месторождения Марселлус начнут резко падать. Лишь новый бум буровой активности может вновь запустить рост добычи.

Однако здесь кроется третья ловушка. Текущая цена на газ попросту слишком низка, чтобы оправдать использование технологий гидроразрыва для добычи сухого газа, однако если эксплуатируемая скважина даёт нефть и жидкие формы природного газа, продаваемые по более высоким ценам, а сухой природный газ является лишь побочным продуктом, то уравнение оказывается менее безрадостным. Так что для стимулирования нового бума буровой активности цены на газ должны быть существенно выше.

А отсюда вытекает четвёртая ловушка: эти значительно более высокие цены на газ в США, необходимые для повторного запуска бума буровой активности, также приведут к разрушению той разницы в ценах, на которую в первую очередь делают ставку инвесторы в экспорт СПГ. Однако всеобщая галлюцинация не позволяет иметь какие-либо сомнения или усматривать парадоксы в сложившейся ситуации. Реальность больше не играет никакой роли. Вместо этого значение имеют безграничность резервов ФРС, практически бесплатные деньги и обильные возможности в области пускания пыли в глаза в корпоративном и финансовом секторах.

Боюсь, что американский сенатор Джон Маккейн, уверенно заявивший, что «с целью «сбалансировать» импорт газа из России в европейские страны» США смогут начать поставки природного газа в Европу до 2020 года явно поторопился. Скоро только сказка сказывается…
Источник: http://ru.journal-neo.org/2015/01/02/american-lng-a-failed-publicity-stunt/
http://ru.journal-neo.org/2015/01/02/american-lng-a-failed-publicity-stunt/
http://anti-shale.livejournal.com/15408.html

Прекрасная статья как пример целенаправленного умолчания и балансирования на грани

КОММЕНТАРИИ IV_G
i/ Ссылок на какие-либо источники в статье нет 🙂
ii/ Пафосное обличение Cheniere Energy в убытках. Если есть инвесторы, желающие инвестировать в такую компанию, то компания существует.
iii/ Пафосное обличение «бесплатных денег от ФРС». Да, «бесплатные деньги от ФРС» — это данность и надо относиться к ней серьезно, как к долговременному фактору, а не как к «мимолетному виденью».

iv/ Таким образом, цены на акции Cheniere основаны на рискованном предположении, что цены на газ в США останутся столь же низкими, тогда как цены на него в Японии и Европе останутся высокими, и что подписанные контракты будут отражать эту разницу в ценах в ближайшие годы. И ещё вся эта концепция основана на гипотезе, что у США будет достаточно газа для поставок на экспорт. Однако здесь происходит некоторый сбой матрицы: на самом деле США до сих пор являются чистым импортёром природного газа, несмотря на годы «избыточного бурения» и якобы образовавшееся «затоваривание рынка» природным газом, которые привели к падению цен ниже уровня стоимости добычи газа и их удержанию на столь низком уровне.
iv.i/ Предположения более чем обоснованы существованием с 2008 г., т.е. уже минимум 6 лет разрыва в ценах

http://iv-g.livejournal.com/1119129.html
iv.ii/ Несмотря на то, что США являются чистым импортером нефти, они сейчас являются чистым экспортером нефтепродуктов
http://www.eia.gov/totalenergy/data/monthly/ (Figure 1.4b Primary Energy Net Imports)
Почему такое невозможно по газу, если газ, закупаемый в Канаде будет не менее дешев как и американский.
Есть, конечно, проблемы с возможным экспортом СПГ из Канады, но наверное США смогут как-то урегулировать этот вопрос.
Чтобы гарантированно давать положительный ответ о прекращении импорта дешевого канадского газа в США надо как минимум проанализировать структуру акционерного капитала и задолженности канадских компаний, добывающих газ.

v/ Однако здесь кроется другая ловушка: бурение на сухой природный газ почти свёрнуто. По последним данным (на начало августа 2014 г.), лишь 313 буровых установок вели бурение на газ в США, тогда как в сентябре 2008 г. их было 1606.
Это даже не смешно, уже как 2 года в США «бурение на сухой природный газ почти свёрнуто», а добыча газа растет
OCTOBER 28, 2013


http://www.eia.gov/todayinenergy/detail.cfm?id=13551
Более свежие данные http://www.eia.gov/totalenergy/data/monthly/ (Figure 5.1 Crude Oil and Natural Gas Resource Development Indicators)

Потом автор как бы оправдывается, рассказывая об очередной «ловушке»: Текущая цена на газ попросту слишком низка, чтобы оправдать использование технологий гидроразрыва для добычи сухого газа, однако если эксплуатируемая скважина даёт нефть и жидкие формы природного газа, продаваемые по более высоким ценам, а сухой природный газ является лишь побочным продуктом, то уравнение оказывается менее безрадостным. Так что для стимулирования нового бума буровой активности цены на газ должны быть существенно выше.

Наверное, только в России с ее гигантскими газовыми месторождениями так зациклены на идее бурения «только на газ». В остальном мире извлекают и продают все извлекаемые компоненты углеводородов (УВ)
MAY 8, 2014

http://www.eia.gov/todayinenergy/detail.cfm?id=16191

vi/ При этом буровая активность – которая по сути является залогом будущей добычи – на месторождении Марселлус является лишь тенью того, что наблюдалось здесь в прошлом: в январе 2012 г. тут бурилось 143 газовые скважины, тогда как на начало августа 2014 г. проходка велась на 77-ми скважинах. Скважины, на которых была применена технология гидроразрыва, демонстрируют быстрое падение добычи. И после 18 месяцев добыча на них составляет лишь малую часть от начальной. Как только это падение добычи произойдёт на недавно введённых в эксплуатацию скважинах, общие показатели добычи месторождения Марселлус начнут резко падать. Лишь новый бум буровой активности может вновь запустить рост добычи.
Имеется отождествление буровой активности и интенсивности добычи. После того, как пробурена скважина в ней могут делать 2-3 гидроразрыва для поддержания добычи. Кроме того, в уже пробуренных скважинах могут буриться боковые стволы, что снижает потребность в бурении новых скважин.

vii/ А отсюда вытекает четвёртая ловушка: эти значительно более высокие цены на газ в США, необходимые для повторного запуска бума буровой активности, также приведут к разрушению той разницы в ценах, на которую в первую очередь делают ставку инвесторы в экспорт СПГ. Однако всеобщая галлюцинация не позволяет иметь какие-либо сомнения или усматривать парадоксы в сложившейся ситуации. Реальность больше не играет никакой роли. Вместо этого значение имеют безграничность резервов ФРС, практически бесплатные деньги и обильные возможности в области пускания пыли в глаза в корпоративном и финансовом секторах.
Здесь автор забывает о своих попытках оправдаться и вспомнить о других извлекаемых компонентах УВ.

ВЫВОДЫ ПО СТАТЬЕ
i/ Упорное отрицание новой реальности, существующей уже с 2008-2009 г., связанную с ростом добычи в США
ii/ Упорное отрицание возможность экспорта газа на основе того что США являются чистым импортером газа. Несмотря на то, что в смежной отрасли США являясь чистым импортером нефти, сейчас являются чистым экспортером нефтепродуктов
iii/ Зацикленность на сухом газе, в тов время как в США извлекаются и продаются все компоненты УВ.
iv/ Зацикленность на объемах бурения, без четкого указания источников, что именно бурится. В условиях разработки сланцевых залежей кроме бурения надо смотреть на число и технологии выполнения гидроразрывов, данных о которых нет в статистике EIA.
v/ Предположение о том, что Канада и Мексика не будут поставлять дешевый газ в США нуждается в серьезных подтверждениях.
vi/ Предположение о том, что разница цен на газ США с остальным миром уменьшится или исчезнет, нуждается в обосновании, поскольку указанная разница существует с 2008-2009 г.
vii/ Уничижительное отношение к «бесплатным деньгам» ФРС, а ведь это основной фактор и самого долговременного свойства.

viii/ Упорное отрицание того, что в США возможен и относительно устойчив в долговременном плане низкодоходный бизнес, основанный на стратегических преимуществах США: дешевые деньги и возможность влиять на соседей, подстраивая их под свои интересы.
В таких условиях оперировать экономическими категориями, используемыми для остального мира, не имеющего таких стратегических преимуществ, не является корректным.

Почти 2 года назад я писал
Вопрос только о рентабельности добычи газа в США в отрыве от общей экономической ситуации в США и политики правительства является в значительной мере схоластическим умствованием. Политика правительства направлена на реиндустриализацию США, другой вопрос насколько успешно идет этот процесс. И в этом плане дешевизна энергоносителей чем дальше, тем более важную будет играть роль.
..
Надо понимать, что добыча углеводородов из нетрадиционных коллекторов (сланцевых нефти и газа) – важный инфраструктурный проект США, подобный строительству автомобильных дорог ранее. В этих условиях прекращение добычи нетрадиционных углеводородов скорее произойдет из-за истощения их ресурсов или снижения потребления в условиях высоких цен на газ, чем только из-за аномально низких цен на газ. Большинство критиков, указывающих на нерентабельность сланцевого газа, упускают из виду позицию правительства и национальные интересы США в этом вопросе.

http://www.pro-gas.ru/news_interview/11.htm

Правда с тех поря я стал более оптимистично смотреть на возможность экспорта газа из США, основываясь на устойчивости положительного чистого экспорта нефтепродуктов из США.
Главное, чтобы сохранялась разность внутренних цен на газ США с остальным миром и, конечно, мудро регулировала экономику ФРС.
А определенную нехватку газа вполне могут заместить еще более дешевым углем.

Реклама

expert.ru: Момент истины для сланцевой «революции»

Нодари Симония, Академик РАН «Эксперт» №1 (929) 22 дек 2014
— — — — —
Н.А.Симония родился в 30 января 1932 года в городе Тифлисе (Тбилиси). В 1990 году был избран членом-корреспондентом АН СССР, а в 1997 – академиком Российской академии наук. В 1998 году избран академиком-секретарем Отделения проблем мировой экономики и международных отношений РАН. В 2000–2006 годах – директор ИМЭМО РАН. С 2006 по настоящее время – руководитель Центра энергетических исследований ИМЭМО РАН.
— — — — —
Значительное снижение цен на нефть наглядно показало, что перспективы развития добычи сланцевой нефти, прежде всего в Соединенных Штатах, но также и в других странах, были сильно приукрашены

Потребовалось целых пять лет и резкое падение нефтяных цен на мировых рынках, чтобы триумфально провозглашенная «сланцевая революция» окончательно лопнула как мыльный пузырь. Все начиналось со сланцевого газа. В октябре 2009 года на Международной конференции по газу в Буэнос-Айресе выступили с сенсационным докладом два известнейших джентльмена: Тони Хейворд, тогда глава корпорации ВР, и руководитель всемирно известной исследовательско-консалтинговой фирмы CERA (Cambridge Energy Research Associates) Дэниел Ергин, прославившийся блестящим бестселлером Prize (у нас почему-то переведенным под прозаическим названием «Добыча»). Так вот, Хейворд утверждал, что в течение следующих нескольких лет мировые резервы нетрадиционного сланцевого газа увеличатся на 60%, расчеты CERA были еще щедрее: прирост составит 250%, а сам Ергин сказал обозревателю Petroleum Economist, что технология добычи сланцевого газа мигрирует по всему свету.

С грустью приходится констатировать, что даже такой бесспорно выдающийся ум, как у Дэниела Ергина, не застрахован от соблазна сенсационных предсказаний. Нам уже приходилось отмечать, что опубликованный в 2003 году господином Ергиным и его коллегой Майклом Стоппардом прогноз, согласно которому в самые ближайшие годы американский рынок импортного СПГ станет самым крупным в мире и ключевым двигателем глобального газового рынка, так и не сбылся. И теперь двадцать с лишним импортных терминалов в США, построенных доверчивым бизнесом, так и остаются законсервированным памятником этому ошибочному прогнозу.

Перспективы широко разрекламированного сланцевого газа на поверку оказались не столь радужными. «Новые технологии» были не очень-то новыми (горизонтальное бурение известно еще с 1980-х годов, гидроразрыв пласта начали использовать еще раньше — с 1940-х), а их применение оказалось довольно дорогим удовольствием, сложным и требовавшим субсидирования. «Дешевизна» получаемого топлива на Henry Hub (центр спотовой и фьючерсной торговли природным газом в США. — «Эксперт») оказалась искусственно созданной «либеральной» администрацией США посредством запрета на несанкционированный экспорт СПГ из страны, и термин «революция сланцевого газа» стал все реже встречаться в американских СМИ. В некоторых солидных изданиях появились статьи с утверждениями о необходимости замены термина «революция» на «эволюция», и вот в Соединенных Штатах решили переключиться на «революцию сланцевой нефти» или, еще проще, «сланцевую революцию». Заговорили о том, что США в скором будущем перегонят Саудовскую Аравию по нефтедобыче и что одна только Северная Дакота с ее плеем (месторождением) Баккен обгонит по добыче Катар. Поэтому не надо сегодня удивляться тому, что когда наконец грянул гром и цены на нефть резко пошли вниз, ОПЕК не стала назначать внеочередную встречу. А когда 27 ноября 2014 года члены этой организации все-таки собрались, то решено было не уменьшать квоты на добычу и сохранить для себя планку 30 млн баррелей в сутки, сочтя текущую цену нефти приемлемой.

Реакция компаний
На самом деле многие члены ОПЕК (Венесуэла, Алжир, Нигерия, Иран, Ирак) тоже пострадали от низких цен на нефть. Однако представляется, что их убедили доводы более дальновидных коллег (особенно Саудовской Аравии) о том, что поспешное снижение квот на добычу может привести к потере части рынка, а главное — сделает рентабельной разработку сланцевых и других труднодоступных месторождений в Северной Америке. Надо терпеливо подождать (по крайней мере до лета 2015 года) и убедиться, что низкие цены нанесли серьезный ущерб конкурентам.

Расчет был правильным. Ведь целый ряд североамериканских компаний, разрабатывающих нетрадиционные месторождения нефти, уже в канун заседания ОПЕК заявили, что откладывают новые инвестиции в разработку и добычу сланцевой нефти до конца 2014-го, а если сохранится понижательная ценовая тенденция, то и на 2015 год.

Так, руководство крупнейшей независимой нефтяной компании Continental Resources, работающей на месторождении Баккен в Северной Дакоте, объявило, что не будет инвестировать в новое бурение в 2015 году, если ОПЕК не сократит квоты и не наступит устойчивая тенденция повышения цен. Глава этой компании Харольд Хамм выразил надежду, что ОПЕК на своей встрече примет позитивное решение, цены вскоре стабилизируются в диапазоне 85–90 долларов за баррель, а члены ОПЕК поймут, что «мы чувствуем, что достигли нижней ценовой ступеньки, и мы увидим резкое повышение цен довольно скоро». Однако, несмотря на такой оптимизм, Continental Resources на всякий случай урезала запланированные на 2015 год капитальные расходы в объеме 600 млн долларов и распродала все свои нефтяные хеджевые инструменты на 2014, 2015 и даже 2016 годы суммарной стоимостью 433 млн долларов.

Continental Resources не одинока, ConocoPhillips тоже отказалась от бурения новых скважин на сланцевых месторождениях, в частности на плее Ниобрара в Колорадо, и сократила расходы на 2015 год. Другая компания, Pioneer Natural Resources, решила подождать с увеличением числа буровых установок в Техасе, пока цены на нефть не восстановятся. Canadian Natural Resources до октября 2014-го намеревалась увеличить расходы на добычу в 2015 году, но уже в ноябре заявила о готовности сократить их на 2 млрд канадских долларов, если цены на нефть и газ продолжат падение.

Газета Upstream в начале ноября поместила обзор планов нефтегазовых мейджоров с заголовком «Ожидаемые урезания инвестиций в разработку в 2015 году». Он начинается со слов, что нефтяные гиганты заявляют о намерении сохранить эти расходы на прежнем уровне. Чтобы читатель имел более ясное представление о значении этого намерения, приведу надежный анализ, сделанный профессионалом со стажем — геологом Дэвидом Хьюджесом. В интервью журналу Bloomberg Businessweek в октябре 2013 года он, в частности, сказал: «Только чтобы поддерживать текущий уровень производства в США, необходимо каждый год бурить шесть тысяч новых скважин, что обойдется в 35 миллиардов долларов». По прогнозу Хьюджеса, пик разработки сланцевых углеводородов придется на 2017 год, после чего начнется падение, в результате которого за два года добыча упадет до уровня 2012-го.

Наконец, и официальный Вашингтон подытожил печальные реалии в сфере добычи сланцевых нефти и газа (а они сегодня составляют примерно 60% их общего производства в стране). Агентство энергетической информации (EIA) при департаменте энергетики США заявило в преддверии ноябрьского саммита ОПЕК, что уже при цене 60 долларов за баррель на большинстве сланцевых месторождений производство будет прекращено, а цена 50 долларов фактически будет означать конец провозглашенной «сланцевой революции».

Какая революция?
Итак, Америка доигралась со своей «сланцевой революцией». Но многие наши эксперты и СМИ до сих пор по инерции продолжают использовать этот термин. Однако спор тут не о терминологии. В самом деле, никто до сих пор не объяснил, в чем же по существу проявляется революционность добычи сланцевого газа (а затем и нефти) в Америке, каковы конкретные признаки, которые позволили бы говорить о революционности в производстве энергии в США.

Может быть, там производят новый продукт? Так нет же — всё те же метан или нефть. Применяют какие-то качественно новые достижения в области добычи? Тоже нет. Просто мы имеем дело с компиляцией двух давно известных технологий: горизонтального бурения скважин и гидроразрыва пласта. Зато отрицательных последствий навалом. Во-первых, необходимо огромное количество чистой воды, которая, кстати, в некоторых частях нашей планеты ценится значительно дороже нефти. Во-вторых, требуется добавление белого песка и химикатов, чтобы удерживать образующиеся при разрыве поры открытыми. В-третьих, всему этому сопутствует экологическое загрязнение окружающей среды, а в некоторых случаях отравление питьевой воды, ведь из скважины устраняется не более 40% отработанного раствора. В-четвертых, бурение сланцевых скважин в 5–15 раз дороже, чем обычных. Например, на южном месторождении Миссисипи Лайм каждая скважина обходится в 3,5 млн долларов, а в Северной Дакоте на Баккене — в 9 млн (бурение традиционных вертикальных скважин стоит от 400 тыс. до 600 тыс5. долларов). В-пятых, существует большая разница и в коэффициенте извлекаемости из сланцевых скважин: по нефти он составляет от 4 до 12%, по газу — от 12 до 20%, в то время как из традиционной скважины сегодня извлекается до 60% газа, а в случаях с нефтью средний коэффициент извлекаемости составляет 40%.

Приведя эти цифры, журнал Bloomberg Businessweek сопроводил их следующими высказываниями эксперта из крупнейшей в мире сервисной корпорации Schlumberger Ричарда Льюиса: «Сланцевые плеи все еще находятся на такой ранней стадии развития, что на них сегодня проводится огромное число экспериментов…» Помнится, лет пять тому назад я встретил в англо-американских научных журналах пару-тройку подобных высказываний, но тогда они потонули в океане эйфории, которую так умело могут оркестровать только американцы…

Революция Обамы
Спрашивается, зачем президенту Бараку Обаме, представителю Демократической партии, понадобилось раскручивать сланцевую энергетическую стратегию? На самом деле стратегия эта была многоцелевой. Прежде всего, в первый срок своего президентства Обама столкнулся с процессом деиндустриализации в США и связанным с этим высоким уровнем безработицы (последствия глобализации и возникшего в ее рамках феномена аутсорсинга). Вот он и решил поддержать миф о «сланцевой газовой революции», чтобы использовать искусственно сфабрикованную «дешевизну» газа для реиндустриализации, для стимулирования массового развития нефтехимии, поддержки коммунальных корпораций и домохозяйств, поощрения перехода электростанций и автотранспорта на газовое топливо.

Кстати, следует признать, что этот аспект стратегии уже дал ощутимые результаты как в виде достаточно скромного роста ВВП, так и снижения безработицы с 10 до 5,9% (октябрь 2014 года). Но все это достигнуто ценой большого ущерба18, вплоть до разорения, малому и среднему газовому бизнесу, составляющему основу (до 82%) этой отрасли в США.

Другой аспект стратегии энергетической «революции» Обамы был направлен вовне. Это была преимущественно психологическая атака, нацеленная прежде всего на Россию и расширение ее энергетического сотрудничества с Европой, главным экономическим конкурентом США. Кульминацией усилий на этом направлении и стало использование украинского кризиса, очередное обострение энергетических проблем в отношениях России и Украины, распространение русофобских настроений и втягивание во все это бюрократической машины ЕС и некоторых правительств Европы.

Сам Обама не погнушался лично участвовать в развязанной вакханалии с откровенно лживыми заявлениями. Взять хотя бы одно из его высказываний весной 2014 года: «Мы понимаем, что усиление санкций по-разному отразится на разных странах, в том числе на странах ЕС. США уже могут поставлять газа больше, чем требуется Европе. Нужно договориться о верификации этого процесса, и мы намерены сделать это». Во-первых, Обама откровенно блефовал относительно того, что США могут теперь удовлетворить спрос на газ в Европе. Не мог же он не знать, что его собственная страна физически не способна сегодня экспортировать ни одной тонны СПГ куда бы то ни было, что первые газовозы отправятся из Луизианы в лучшем случае в начале 2016 года и они уже законтрактованы. Во-вторых, Обама в приведенном высказывании, как говорится, ставит телегу впереди лошади: нормальный человек сначала займется верификацией, а потом уже будет обещать (или не обещать) что-то. Вряд ли в Европе кто-либо поверил обещаниям Обамы. Ведь зима уже приближается, и на этот раз Брюссель все же поучаствовал в достижении компромисса о зимних поставках на Украину (чтобы не воровала чужой газ) и транзиту через нее реального российского газа.

Посулы масштабирования
В рамках психологического аспекта обамовской энергетической стратегии «сланцевой революции» Геологической службе США отводится важная роль. Она услужливо штампует благоприятные прогнозы о наличии обильных сланцевых ресурсов, особенно в тех странах, которые являются газовыми клиентами Российской Федерации. Так, в 2010 году, после того как главы правительств России и Польши достигли соглашения о продлении сроков поставок газа в саму Польшу и транзите через нее, состоялся вброс информации геологических ведомств США о том, что ресурсов сланцевого газа в Польше хватит на триста лет и что она даже сможет освободить от «ига» «Газпрома» всю Европу. Польша не смогла устоять перед таким соблазном, и ратификация скорректированного соглашения с Россией затянулась на целый год. Но год прошел, и сначала, в 2012-м, ExxonMobil ушла из Польши, сославшись на отсутствие достаточной рентабельности, а затем, в 2013-м, отказались от разработок Marathon Oil, Talisman Energy и польская Lotos. До 2014 года дотянула только ConocoPhillips. И вот Financial Times объявила об остановке в Польше всех работ по сланцевому бурению. Итог: 66 скважин, оказавшихся либо пустыми, либо нерентабельными.

Показателен и пример Китая, которому государственные эксперты США тоже посулили потенциальное изобилие сланцевого газа. В 2009 году, накануне конференции ООН по климату в Копенгагене, Обама даже подписал соглашение с тогдашним главой КНР Ху Цзиньтао, обещав стране технологическую помощь. И действительно, в провинции Сычуань появились Shell и некоторые другие компании, которые начали бурение на сланцевый газ. Правда, к этому процессу подключились и китайские компании, часто образуя СП с иностранцами (лицензии на 60% месторождений принадлежат китайским Petro China, Sinopec, CNOOC и др.). В Пекине планировали, что к концу 13-й пятилетки (2020 год) будет достигнут показатель добычи 60 млрд кубометров в год. К концу августа 2014-го инвестиции в сектор сланцевого газа в КНР составили 20 млрд юаней (около 7 млрд долларов), которые были потрачены на бурение 400 скважин, включая 130 горизонтальных. Но достигнутые за предыдущие три года результаты были столь обескураживающими, что новое руководство Китая уполовинило прогнозный показатель на следующую пятилетку до 30–33 млрд кубометров сланцевого газа в год. Планируется, что до конца текущего года его годовая добыча составит всего 1,4 млрд кубометров1.

Причины неудачи с китайским сланцевым газом — дороговизна бурения (средняя скважина в Сычуани стоит 13 млн долларов, что намного больше, чем самая дорогая в Северной Дакоте) и малый коэффициент извлечения — от 5 до 20%, что контрастирует с 60% для традиционных скважин.

Так что американская помощь в разработке сланцевого газа не помогла Пекину, как и Варшаве. Сегодня некоторые эксперты у нас удивляются, что КНР пошла на заключение сразу двух крупных соглашений по газу с Россией. Высказываются мнение, что Китай принял такое решение в связи с американскими секторальными санкциями по отношению к России. Но ведь можно высказать и предположение, что неудача с перениманием американского опыта в области добычи сланцевого газа стимулировала решение нового руководства Китая заключить соглашение с более надежным и проверенным партнером в лице Российской Федерации.

***

В заключение хочется отметить, что Америка, привыкшая к своему экономическому превосходству и догматически верящая в то, что глобализация, объективно инициированная благодаря ее информационно-технологическим успехам, всегда будет американским естественным преимуществом, проглядела тот очевидный факт, что глобализация, в отличие от предыдущих фаз интернационализации мировой экономики, — штука специфическая и если не обращаться с ней разумно, может бумерангом нанести ответный удар.
http://expert.ru/expert/2015/01/moment-istinyi-dlya-slantsevoj-revolyutsii/

Натяжки в статье
i/ «сланцевая революция» окончательно лопнула как мыльный пузырь.

Революция вполне состоялась http://iv-g.livejournal.com/1135821.html

и вполне мирового масштаба

Импорт газа и нефти США упал значительно
нефть http://www.eia.gov/dnav/pet/pet_move_wkly_dc_NUS-Z00_mbblpd_w.htm
природный газ http://www.eia.gov/dnav/ng/ng_move_impc_s1_m.htm
— — — — — — — — — — — — — —
ii/ «Новые технологии» были не очень-то новыми (горизонтальное бурение известно еще с 1980-х годов, гидроразрыв пласта начали использовать еще раньше — с 1940-х), а их применение оказалось довольно дорогим удовольствием, сложным и требовавшим субсидирования.

Обращается внимание только на «технологические» технологии, финансовым технологиям внимания не уделено, а ведь они основные в деле разработки нетрадиционных ресурсов
— — — — — — — — — — — — — —
iii/ Поэтому не надо сегодня удивляться тому, что когда наконец грянул гром и цены на нефть резко пошли вниз, ОПЕК не стала назначать внеочередную встречу. А когда 27 ноября 2014 года члены этой организации все-таки собрались, то решено было не уменьшать квоты на добычу и сохранить для себя планку 30 млн баррелей в сутки, сочтя текущую цену нефти приемлемой.

Попытка представить политическое решение о не снижении добычи как экономическое решение
Политика в решении https://insider.pro/ru/article/3145/
Автором ничего не говорится о кризисе в мировой экономике и отказе от QE, как главных причинах снижения цен на нефть.
— — — — — — — — — — — — — —
iv/ На самом деле многие члены ОПЕК (Венесуэла, Алжир, Нигерия, Иран, Ирак) тоже пострадали от низких цен на нефть. Однако представляется, что их убедили доводы более дальновидных коллег (особенно Саудовской Аравии) о том, что поспешное снижение квот на добычу может привести к потере части рынка, а главное — сделает рентабельной разработку сланцевых и других труднодоступных месторождений в Северной Америке. Надо терпеливо подождать (по крайней мере до лета 2015 года) и убедиться, что низкие цены нанесли серьезный ущерб конкурентам.
Расчет был правильным. Ведь целый ряд североамериканских компаний, разрабатывающих нетрадиционные месторождения нефти, уже в канун заседания ОПЕК заявили, что откладывают новые инвестиции в разработку и добычу сланцевой нефти до конца 2014-го, а если сохранится понижательная ценовая тенденция, то и на 2015 год.

Нынешний ОПЕК как самостоятельный игрок против США 🙂
Чувство юмора автора бьет через край. О российско-саудовских тёрках автор предпочитает не вспоминать. чтобы не бередить раны.
Министр энергетики Саудовской Аравии Али Аль-Наими: Низкая цена на нефть негативно влияет на российскую экономику, потому что страна зависит от нефти. Это приводит к девальвации рубля, вследствие чего Россия не может погасить свою задолженность. Российскому Центральному банку уже пришлось оказывать финансовую поддержку одному из своих частных банков. Вполне вероятен и полноценный коллапс российской экономики. Россия не может сократить закачку нефти (хотя это помогло бы повысить цену на нефть), потому что ее месторождения и технологии «не так хороши, как саудовские».
Хотя интервью Аль-Наими опубликовано уже после выхода статьи, о возможном подобном развитии событий уже писали зарубежные источники
— — — — — — — — — — — — — —
v/ приведу надежный анализ, сделанный профессионалом со стажем — геологом Дэвидом Хьюджесом. В интервью журналу Bloomberg Businessweek в октябре 2013 года он, в частности, сказал: «Только чтобы поддерживать текущий уровень производства в США, необходимо каждый год бурить шесть тысяч новых скважин, что обойдется в 35 миллиардов долларов».

Указывая на большие расходы на бурение автор забывает о налоговых вычетах на бурение, которые помогают компенсировать большую часть затрат. Корректнее было бы говорить об уровнях задолженности компаний.
— — — — — — — — — — — — — —
vi/ Итак, Америка доигралась со своей «сланцевой революцией».

За скобки выносится ситуация с Россией, не доигралась ли российские нефтяные компании и правительство в своем стремлении наращивать добычу за счет заемных средств и импортных технологий.
— — — — — — — — — — — — — —
vii/ Вот он (Обама) и решил поддержать миф о «сланцевой газовой революции», чтобы использовать искусственно сфабрикованную «дешевизну» газа для реиндустриализации, для стимулирования массового развития нефтехимии, поддержки коммунальных корпораций и домохозяйств, поощрения перехода электростанций и автотранспорта на газовое топливо.

Говорить при современной экономике о хороших естественных в противоположность плохих искусственных цен,
очень сильное утверждение
— — — — — — — — — — — — — —
viii/ В рамках психологического аспекта обамовской энергетической стратегии «сланцевой революции» Геологической службе США отводится важная роль. Она услужливо штампует благоприятные прогнозы о наличии обильных сланцевых ресурсов, особенно в тех странах, которые являются газовыми клиентами Российской Федерации.

USGS занимается тем же, что и остальные геолслужбы, она считает геологические ресурсы или в американской терминологии TRR (Technically Recoverable Resources). TRR всегда намного больше экономические рентабельных ресурсов
— — — — — — — — — — — — — —
ix/ Но ведь можно высказать и предположение, что неудача с перениманием американского опыта в области добычи сланцевого газа стимулировала решение нового руководства Китая заключить соглашение с более надежным и проверенным партнером в лице Российской Федерации.

Гадать можно о чем угодно, но Китай диверсифицирует поставки сырья и старается сбивать цены, так что «надежный и проверенный партнер» может понести убытки от торговли газом, поскольку нет никаких гарантий, что Китай не захочет вернуться к более дешевому углю в условиях долговременного торможения мировой и своей экономики, а также падения экспорта.

x/ В заключение хочется отметить, что Америка, привыкшая к своему экономическому превосходству и догматически верящая в то, что глобализация, объективно инициированная благодаря ее информационно-технологическим успехам, всегда будет американским естественным преимуществом, проглядела тот очевидный факт, что глобализация, в отличие от предыдущих фаз интернационализации мировой экономики, — штука специфическая и если не обращаться с ней разумно, может бумерангом нанести ответный удар.

Удар по сланцевой отрасли США при условии намного более сильного удара по нефтегазовой отрасли России и бюджету России, вполгне допустимый размен с точки зрения интересов США, тем более, что американская экономика намного более диверсифицирована, чем российская.

sciencedirect.com: Journal of Unconventional Oil and Gas Resources

Издается с 2013 г.
http://www.sciencedirect.com/science/journal/22133976/

ОАО «НПЦ «Недра»: Сланцевые углеводороды, библиографический обзор, 2012

http://www.nedra.ru/rus/activity/archive/publications/
http://www.nedra.ru/rus/activity/archive/publications/hydrocarbons.pdf
https://yadi.sk/i/e9n_bgL2dDeRU

Геологические вопросы сланца, переводы зарубежных источников

СМИ Южной Америки о нефти и энергетике

http://en.mercopress.com/energy

Дебиты скважин и инвестиции

odnako.org: Польский «сланец»: как искали газ, а нашли легкую нефть

Компания 3Legs Resources, которая занимается разработкой сланцевого газа в Польше, недавно опубликовала пресс-релиз с данными по тестам скважины Lublewo LEP-1ST1H. Многие информационные агентства уже осветили данные как неудачи, но, как нам кажется, на новости стоит остановиться подробнее. Почему такое внимание уделено лишь одной тестовой скважине? Просто потому что тестовых скважин на сланцевый газ в Польше единицы: у компании 3Legs Resources, которая считалась наиболее перспективной, их всего три за несколько лет и судить о ситуации приходится буквально по отдельным скважинам.

Чтобы иметь возможность оценить ситуацию, стоит перейти к конкретным данным, а они таковы: средняя суточная добыча с 8 августа по 17 сентября составила 232 барреля нефтяного эквивалента, что немного. Несмотря на то, что планировали получить на скважине именно газ, в основном была лёгкая нефть. Компания оценила эти результаты как некоммерческие и приняла решение прекратить усилия. Пропорции между газом и нефтью зависят от многих параметров и могут сильно варьироваться в пределах месторождения, поэтому следует применять оценку в баррелях нефтяного эквивалента. В любом случае, меньшая доля газа в добыче не делает скважину менее привлекательной, особенно с учетом того, что нефть сейчас дороже газа в пересчете на теплотворную способность.

С одной стороны, слабые данные действительно говорят не в пользу промышленной добычи сланцевого газа в Польше — и так немного желающих заниматься разведкой, не говоря уже о добыче. И проблема не в высокой доле нефти в этой конкретной скважине, а в нерентабельности добычи. Поэтому можно утверждать с высокой вероятностью, что до 2020-го никакого “сланцевого чуда” как в США в Польше не будет.

Тем не менее, начальный дебит в 232 барреля нефтяного эквивалента — это, на удивление, неплохое значение по меркам сланцевых скважин. Для сравнения, на месторождении “Баккен” нефти низкопроницаемых коллекторов (так называемой “сланцевой”) начальные дебиты составляют около 450 баррелей в день. На месторождении Игл-Форд — порядка 500 баррелей нефтяного эквивалента (а несколько лет назад в разы меньше). Вроде бы больше. Но начальные дебиты стоит сравнивать, не забывая и о длине горизонтального ствола скважины — чем он длиннее, тем дебиты пропорционально больше, а скважина, аналогично, дороже. На скважине компании 3Legs Resources длина горизонтального ствола составляет полтора километра, примерно как среднее значение на Игл-Форде, но зато короче типичных скважин “Баккена” в два раза (там это около трёх километров).

Поэтому, стоит сделать два вывода:
1.​ Технологически, добыча “сланцев” в Польше, в целом, эквивалентна США и проблем с ней нет. Пока непонятен момент с соотношением газ/нефть, но он, в плане энергоресурсов, не несёт в себе проблем. При этом стоит сделать скидку на то, что на первых скважинах (как в случае обсуждаемой) технологии только подбираются и обкатываются.

2.​ Экономическая сторона вопроса сильно хромает. Скорее всего, скважина получилась столь нерентабельной не по причине плохих результатов конкретно добычи, а по причине высокой стоимости скважины, которая обусловлена неразвитостью польского сектора добычи углеводородов. В США скважины показывают аналогичные результаты и при этом имеют хорошую себестоимость в $60-75 за баррель

“Сланцевые” месторождения обладают рядом принципиальных отличий — углеводороды содержатся во всём пласте и они не скапливаются в одном месте (“ловушке”), как на традиционных месторождениях. Поэтому они, обычно, более однородны, имеют бОльшие запасы и вероятность того, что скважина уникальна и больше таких хороших не будет — мала. Поэтому следует исходить из того, что это “средняя” скважина.

Итог таков, что в среднесрочной перспективе результаты действительно плохие, а в долгосрочной их можно рассматривать как относительно позитивные — скважина показала приемлемые значения добычи и польское “сланцевое чудо” отныне перестало упираться в технологические факторы, а лишь в экономические, которые решаемы при подходящих амбициях и экономической ситуации.

— — — —
Весь вопрос в упирается в инфраструктуру и сделанные ранее инвестиции:

27 Март 2012 О сланцевом газе, моя оценка ситуации http://iv-g.livejournal.com/632859.html
Стоимость газ низкая в США по причине многих факторов:

а) близко к потребителям
б) развитый нефтегазосервис и практически свободный в условиях кризиса. Близость нефтегазосервиса к местам работы: не надо везти оборудование за тысячи километров.
в) колоссальный сдвиг в объемах бурения в 2006-2009 гг. именно на газовые скважины, рост от обычного уровня (до 2002 г.) почти в 3 раза
г) низкая ставка по кредитам
д) четыре из пяти формаций сланцевого газа в пределах основного района нефтегазодобычи в США, есть вся инфраструктура для транспортировки, буквально только подключайся и качай.
основная добыча (2/3) СГ приходится на формации Барнетт (Техас) и Хэйнесвилл (Техас, Луизиана), которые расположены в хорошо разведанных нефтегазоносных бассейнах США.
По степени разведанности сопоставимы, пожалуй, только Россия (Волго-Урал, Зап. Сибирь), Украина (Прикарпатский прогиб и особенно Днепровско-Донецкая впадина) и Китай.
е) добыча в известных районах или на известных месторождениях/газовых проявлениях в других интервалах глубин позволяет бурить только боковые стволы и проводить гидроразрыв, остальное все уже есть.

Поэтому сравнивать только текущие затраты («себестоимость») и дебиты без указания сделанных ранее капитальных затрат [и законодательной базы] в разных странах для рассмотрения перспективности проектов не совсем корректно.

Александр Хуршудов: «Сланцевые» скважины в США массово переходят с нефти на газ

13/10/2014
Цена ноябрьского фьючерса на нефть марки Brent на Лондонской бирже в 09:31 мск в пятницу, 10 октября, снизилась [1] до $88,38 за баррель. Это самая низкая стоимость с декабря 2010 года. На момент закрытия торгов 9 октября стоимость этих контрактов составляла $90,05 за баррель. Цена на нефть марки WTI упала до до $83,59 утром 10 октября, а на закрытии торгов 9 октября составила $85,77. Это самая низкая цена с декабря 2012 года.

Сайт «Investtalk» считает [2], что причиной избыточного предложения нефти является постоянный рост ее добычи в США, который начался в 2012 году. С тех пор ежедневно стало добываться на 3 млн. барр. больше. МЭА прогнозирует, что уже этой осенью Соединенные Штаты займут лидерство в мире по добыче газоконденсатных жидкостей и нефти. В июле добыча нефти в стране составила 11.5 млн. барр. в день, что позволило догнать Саудовскую Аравию. В следующем году Citi ожидает, что США сможет ежедневно производить 15 млн. барр. жидких энергоресурсов.

Информацию комментирует эксперт Агентства нефтегазовой информации «Самотлор-экспресс» Александр Хуршудов [3]:

Человек любит рекорды. Как приятно отрапортовать о новом достижении! Авторам сразу достается ласковая улыбка чиновников и щедрое материальное вознаграждение. Даже если очередной «рекорд» прямой дорогой ведет к провалу.

Добыча нефти в США действительно [4] выросла до 8,5 млн. барр./день (рис.1). В последние летние месяцы рост замедлился, но это могут быть и случайные колебания. А вот любопытно, откуда взялись 3 млн. баррелей в сутки газового конденсата?


Рис.1

Взглянем на рис. 2. Из него видно, что рост добычи конденсата произошел совсем недавно. За 7 месяцев текущего года суточная добыча конденсата выросла на 0,63 млн. барр., на 24,6 % к среднему уровню года минувшего.


Рис.2

Но, может быть, соответственно выросла и добыча газа? Перейдем к рис.3, на котором рост добычи нефти, газа и конденсата изображены в едином масштабе, в процентах к уровню 2007 г.

Видно, что рост добычи конденсата начал отклоняться вверх от добычи газа еще в 2012 г. по мере бурного разбуривания залежей сланцевой нефти. В нынешнем году добыча газа увеличилась на 5,6 %, а конденсата – на 35,4 %.


Рис.3

Есть только одно физическое объяснение такой ситуации – «сланцевые» скважины массово переходят с нефти на газ. Явление это хорошо известно специалистам, но, разумеется, не журналистам и аналитикам. Поэтому остановлюсь на нем подробно, на примере месторождения Eagle Ford.

Допустим, нефтяная скважина глубиной 3000 м имеет начальное пластовое давление 400 ат. По мере отбора нефти оно снижается. При 300 ат в пласте из нефти начинает выделяться растворенный газ. Обладая более высокой подвижностью, газ частично блокирует доступ нефти к стволу скважины. Когда давление снизилось до 100 ат, количество газа в порах пласта уже в 6 раз больше, чем нефти, и движение нефти прекращается. Скважина фонтанирует газом, и только самые легкие фракции нефти выносятся вместе с ним на поверхность в виде газового конденсата. Остальные, более тяжелые фракции (а это 60-70 % от всей нефти) остаются в пласте навсегда.
А что дальше? Когда пластовое давление снижется до 50-70 ат, под действием вышележащих пород начинается деформация самого пласта. Глинистые частицы закупоривают приствольные каналы, трещины гидроразрыва и приток сокращается до пренебрежительно малых значений.

Любопытно, что Американское государственное энергетическое агентство EIA с начала прошлого года прекратило [5] публиковать данные о добыче газового конденсата. И я вполне понимаю его специалистов. Нет у них таких запасов конденсата на балансе страны. А объяснять, что происходит в «сланцевых» скважинах, агентство не обязано, да и перечить сланцевому ажиотажу не хочется.

По темпу роста добычи конденсата можно приближенно оценить, что с нефти на газ уже перешло более 4 тыс. скважин. А поскольку основной объем добычи сланцевой нефти сосредоточен на двух уникальных месторождениях Bakken и Eagle Ford (15,5 тыс. нефтяных скважин), то в ближайшее время следует ожидать вывода из эксплуатации 26% действующего фонда. Текущее бурение пока компенсирует такие потери, но увеличить его практически нельзя из-за недостатка буровых станков, а выбытие скважин с каждым годом будет расти.

Нас ожидают прелюбопытные события, в чем-то сходные с газовым кризисом 2008 г. Если ОПЕК не сократит квоты, цена на баррель нефти брент может кратковременно снизиться до $70. Это произведет эффект холодного душа на сланцевые компании, которым придется заняться подсчетом убытков. Последует сокращение объемов бурения и добычи, а затем, когда цены вернутся обратно на $100, рынок придет в состояние осторожного равновесия.

http://www.angi.ru/news.shtml?oid=2817826

Источники
1. http://top.rbc.ru/business/10/10/2014/5437736ecbb20f3fa5a42ad6

2. http://investtalk.ru/invest-news/id26454-neft-desheveet-i-budet-deshevet-ssha-za-dva-goda-snizili-sebestoimost-razrabotki-slantsevyh-mestorozhdenij-na-30-doll

3. http://www.angi.ru/news.shtml?oid=2760238

4. US production of crude oil http://www.eia.gov/dnav/pet/hist/LeafHandler.ashx?n=PET&s=MCRFPUS2&f=M

5. Natural Gas Plant Liquids Production http://www.eia.gov/dnav/ng/ng_prod_ngpl_s1_a.htm

— — — —
«EIA с начала прошлого года прекратило [5] публиковать данные о добыче газового конденсата» — это скорее всего является обычной задержкой, характерной для тонких моментов статистики. Такое уже было с запаздыванием официальных данных о добыче сланцевого газа

Видео, rt.com: Фрекинг, энергия разрушения

Грязная вода, засохшие деревья, постоянные утечки топлива, взрывы и пожары – всё это стало обычным фоном жизни в регионах, где добывают сланцевый газ методом гидроразрыва пластов. Плохая экология приводит к росту заболеваний, люди с ужасом думают о будущем своих детей. Однако энергетические компании, добывающие таким способом уже 40% газа в стране, не намерены останавливаться на достигнутом. В фильме «Фрекинг: энергия разрушения» жертвы «сланцевой революции» рассказывают, как непоправимо изменил фрекинг их жизнь.
http://doc.rt.com/filmy/freking-energiya-razrusheniya/#part-1

http://www.youtube.com/watch?v=HbPwd7gqzMU (1.1 Гб)

http://doc.rt.com/tags/freking/

ogfj.com: Американские сланцы

Rystad Energy estimates that the total liquid supply from North American shale production will increase by 1.4 million barrels of oil equivalent per day in 2014 compared to 2013. Out of this ~1.0 million boe/d will be light oil and 0.4 million boe/d will be natural gas liquids (NGL). This is the same level as in 2013, when 1.4 million boe/d was also added to the totals.

In terms of gas, shale will contribute an additional 4.7 million cubic feet per day in 2014 compared to 2013. This is higher than the 4.3 billion cf/d added in 2013. The higher additions for 2014 come as a result of higher gas prices during the winter months in early 2014. This has led companies to start to reinvest in some of the major gassy shale plays, such as Haynesville shale in northwest Louisiana and northeastern Texas.

Figure 1 shows the year by year additions of liquid volumes per shale play. Historically, the Eagle Ford and Bakken shales have added ~0.8 million boe/d yearly. In 2014, however, it is expected that these plays will be able to grow by only 0.6 million boe/d. At the same time, liquids production from the Permian in Texas and New Mexico is expected to grow faster going forward, with 0.3 million boe/d in additional liquids production in 2014. Production should grow in both the Delaware Basin in the western Permian and the Midland Basin in the eastern Permian.

Table 1 shows the current production and spending levels and trends. In 2013 the total supply from shale gas and tight oil plays averaged 9 million boe/d in the United States, of which 2.8 million barrels per day was crude oil and condensate. Canada contributed 1.0 million boe/d, where 0.3 million bbl/d was oil and condensate. For 2014 the total shale supply is expected to increase to 12 million boe/d, where 4.1 million bbl/d is oil and lease condensate.

To achieve this growth, it is expected that the total drilling and completion costs (D&C) will increase by 10% in 2014 and reach a total of ~$141 billion. Permian Midland and Permian Delaware are expected to be the plays with the highest growth.

http://www.ogfj.com/articles/print/volume-11/issue-8/features/north-american-shale-update.html

— — — — —
В среднем по США рост drilling and completion costs (D&C) на 10% дал прирост добычи на 22%

ria.ru: BHP Billiton планирует продажу месторождения сланцевого газа в США

27.10.2014
BHP Billiton, самая крупная нефтегазовая компания Австралии и мировой лидер горнодобывающей отрасли, планирует продажу месторождения сланцевого газа Fayetteville в американском штате Арканзас, следует из сообщения компании.

«Так как компания стремится к улучшению баланса газа, также баланса жидкостей в нефтяном портфеле компании, мы начали поиск покупателей для месторождения Fayetteville», — заявил глава компании Эндрю Маккензи (Andrew Mackenzie). Он отметил, что продажа месторождения станет возможной в случае увеличения прибыли для акционеров по итогам сделки.

В феврале 2011 года BHP Billiton приобрела месторождение сланцевого газа у второго по величине производителя газа в США — компании Chesapeake Energy Corporation за 4,75 миллиарда долларов. «Несомненно, это наименее ценная часть берегового портфеля компании (BHP Billiton — ред.)», — приводит агентство Bloomberg слова аналитика CLSA Asia-Pacific Markets Дэвида Рэдклиффа (David Radclyffe).

В 2012 году компания заявляла о снижении стоимости Fayetteville на 2,84 миллиарда долларов в результате удешевления газа в США. К обесценению месторождения также привело решение компании скорректировать свои планы по развитию путем остановки бурения на месторождениях сухого газа и начала бурения на месторождениях, богатых жидким газом.

BHP Billiton Ltd. — мировой лидер горнодобывающей отрасли, основанный в 2001 году путем слияния австралийской Broken Hill Proprietary Company (BHP) и британской Billiton. Компания занимается добычей бокситов, угля, меди, марганца, железной руды, урана, никеля, алмазов, серебра и титаносодержащих минералов.
Также BHP Billiton добывает нефть и природный газ. Добывающие мощности компании сосредоточены в 25 странах, среди которых Австралия, Канада, Чили, Мозамбик, ЮАР, Колумбия, Пакистан, США. Численность персонала BHP Billiton составляет более 40 тысяч, основная штаб-квартира находится в Мельбурне, дополнительная — в Лондоне.
http://ria.ru/economy/20141027/1030320139.html

zerohedge.com: инфографика о нефтегазовой отрасли в США


http://www.zerohedge.com/news/2014-09-25/fracked-dont-believe-miracles

http://www.statista.com/chart/2741/the-oil-and-gas-industry-in-the-united-states/

vz.ru: статьи о сланцевом газе

http://vz.ru/tags/4986/

В Белоруссии добыли первую сланцевую нефть

15 Сентябрь 2011 Usgs Assessment: Dnieper–Donets Basin Province and Pripyat Basin Province http://iv-g.livejournal.com/544059.html

10 Январь 2011 Белоруссия: геология, нефть и газ http://iv-g.livejournal.com/425644.html

— — — — —
http://news.yandex.ru/yandsearch?cl4url=www.nefttrans.ru%2Fnews%2Fv-belorussii-dobyli-pervuyu-slantsevuyu-neft.html&lr=50&rpt=story


08.10.14
Впервые в истории нефтяной промышленности Белоруссии на горизонтальной скважине №310g Речицкого месторождения началась промышленная добыча нефти из плотных пород, говорится в сообщении «Белоруснефти».

К бурению этой скважины специалисты объединения приступили 28 февраля 2014 года. Этому предшествовали этапы научной проработки идеи, геологического и технического обоснования целесообразности и возможности ее реализации. Скважина работает с дебитом 20 тонн в сутки.
Извлекаемые запасы нефти здесь могут составить до 700 тыс. тонн. Такой объем сопоставим с запасами открываемых белорусских месторождений. Нефть, полученная с использованием новой технологии, основанной на проведении многостадийного гидроразрыва, – вязкая, отличающаяся от традиционной, которую дает Речицкое месторождение. С целью дальнейшего освоения новой залежи в ближайшей перспективе на Речицком месторождении «Белоруснефть» планирует проведение кустового бурения скважин с протяженным горизонтальным окончанием.

Компания отмечает, что именно с этого месторождения 50 лет назад началась история белорусской нефтедобычи. За прошедшее время запасы извлекаемой нефти на нем в традиционных коллекторах истощились. Однако верхняя часть межсолевого комплекса, характеризуемая низкопроницаемыми коллекторами, содержит значительные геологические запасы нетрадиционной нефти, которые до последнего времени являлись недосягаемыми для белорусских нефтяников.
Речицкое месторождение является главным нефтяным промыслом Беларуси. Промышленная добыча здесь началась в 1965 года. За время разработки этой площади добыто свыше 125 млн тонн нефти и 14 млрд м3 попутного нефтяного газа.
http://www.nefttrans.ru/news/v-belorussii-dobyli-pervuyu-slantsevuyu-neft.html
http://www.oilru.com/news/425244/

03.10.14
«Белоруснефть» продолжает осваивать добычу нефти из низкопроницаемых коллекторов.
По рекомендации специалистов геологоразведочной службы института «БелНИПИнефть» на Речицком месторождении пробурена очередная скважина с горизонтальным окончанием – №204g. Её проходка составила 872 м по целевой части птичских слоев воронежского горизонта с углами 80-84градуса, вскрыв 810 м нефтенасыщенных коллекторов. Окончательные выводы о перспективности объекта можно будет сделать после проведения многостадийного гидроразрыва пласта и всего комплекса запланированных мерориятий по освоению. Напомним, недавно пробуренная скважина №310g Речицкая в низкопроницаемых коллекторах петриковского горизонта дала промышленный приток нефти с дебитом 20 т в сутк
http://www.belorusneft.by/sitebeloil/ru/addUp/mediaCenter/newsDetail/novye-tehnologii/

Эксперт в нефтегазовой области Татьяна Маненок отмечает, что стремление к диверсификации источников энергоносителей особенно актуально для Беларуси, которая сегодня тотально зависит от России в поставках нефти и газа.

«Первый опыт получения сланцевой нефти — пока что просто сигнал, что белорусские специалисты — профессиональные нефтяники, которые имеют богатый опыт добычи. И хотя добыча сланцевой нефти — дело недешевое, я считаю, что такое стремление похвальное », — говорит Татьяна Маненок.

Но говорить, что новый источник нефти существенно и серьезно повысить энергобезопасности Беларуси, пока очень рано. Как отметила эксперт, сегодня Беларусь импортирует из России около 22 миллионов тонн нефти, и по сравнению с этим объемы добычи сланцевой нефти по новым технологиям — мизерные.

«Добыча сланцевой нефти происходит в очень мизерным объеме по сравнению с теми объемами, которые требуются Беларуси, которая в общей сложности добывает всего 1,6 миллиона тонн нефти и нефтеперерабатывающие заводы которой требуют 22-23 миллионов».

Белорусские нефтяники рассчитывают в скором времени начать добычу сланцевой нефти еще с одной скважины, что свидетельствует о поиске источников нероссийского нефти. Однако эксперт в энергетической области, автор идеи Балто-Черноморского нефтяного коллектора Станислав Гусак считает, что в Беларуси пока еще для этого сделано мало.
http://www.belaruspartisan.org/economic/282224/

09.04.2013
Белоруссия увлеклась сланцевым газом
Какрассказал директор департамента по геологии министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Белоруссии Владимир Варакса, концессионный договор по реализации этого инвестиционного проекта (добыча сланцевого газа) Белоруссия заключила в 2012 году с некой компанией, зарегистрированной в Швейцарии. Основанием для заключения соглашения стали результаты исследований, подтвердившие, что в Белоруссии есть перспективы для обнаружения месторождений сланцевого газа.

В настоящее время ведутся работы по привлечению в проект соинвестора — из компаний, обладающих специальными технологиями для добычи сланцевого газа. Кроме того, уже выделены 8 участков площадью 5,525 тысячи квадратных километров для поиска месторождений сланцевого газа — 3 в Брестской области, в Подлясско-Брестской впадине — Каменецкий (1,124 тысячи квадратных километров), Шерешевский (1,126 тысячи квадратных километров) и Жабинковский (880 квадратных километров), 5 — в Припятском прогибе — на территории Гомельской области: Октябрьский (общая площадь — 437 квадратных километров); Комаровичский (387,7 квадратных километра), Савичский (653 квадратных километра); Ельский (506,4 квадратных километра), а также Калиновский участок, расположенный на территории Гомельской, Могилевской и Минской областей, общей площадью 411,1 квадратных километра.

Технологические и экономические нюансы проекта прессе объяснял главный геолог по нефти и газу геологоразведочного республиканского унитарного предприятия «Белгеология» Ярослав Грибик. По его словам, в республике есть реальная перспектива добывать сланцевый газ на глубине 3-4 км, в том числе используя ранее пробуренные скважины:

– Ученым и раньше удавалось получать данные, свидетельствовавшие об обнаружении в Белоруссии месторождений сланцевого газа. Однако раньше эти результаты не были приняты во внимание в связи с отсутствием соответствующих технологий для продуктивной добычи сланцев.
Грибик также отметил, что при добыче сланцевого газа для обеспечения постоянного поступления газа в скважину через каждые 2-3 месяца придется проводить очередное воздействие на пласт — разрушать породы гидроразрывом, потребуется бурить очень много скважин.

Что касается экономики проекта, по словам главного геолога Белоруссии, в связи с вышеперечисленными нюансами добыча сланцевого газа может обойтись ориентировочно в 3-5 раз дороже, чем добыча обычного газа фонтанным способом. Однако вывод из всего сказанного Грибик сделал такой:
– Если поднимутся цены на нефть и газ, эти затраты окупятся.

11.10.2012
Белоруснефть заключила договор на геологическое изучение и поиск в Белоруссии сланцевого газа на 8-и участках, расположенных в 3-х областях страны.

Постановлением министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Белоруссии №36 от 1 августа 2012 г Белоруссия увеличила количество предлагаемых в концессию участков недр для поиска сланцевого газа с 1 до 8-и.
В концессию предлагаются 8 участков общей площадью 5,525 тыс км2.
4 участка расположены на территории Гомельской области: Октябрьский (общая площадь — 437 км2); Комаровичский (387,7 км2), Савичский (653 км2); Ельский (506,4 км2).
Три участка находятся в Брестской области: Каменецкий (1,124 тыс км2), Шерешевский (1,126 тысячи квадратных километров) и Жабинковский (880 км2).

Также концессионерам предлагается Калиновский участок, расположенный на территории Гомельской, Могилевской и Минской областей, общей площадью 411,1 км2.

Промышленная добыча сланцевого газа не только повысить энергонезависимость страны, но и позволит поступательно развиваться Белоруснефти. В настоящее время Белоруссия потребляет 21 млрд м3/год газа.
С окончанием строительства АЭС на Островецкой площадке в Гродненской области потребление газа может уменьшиться до 6 млрд м3/год газа.

Академик И.Лиштван с достоинством сообщил, что в Белоруссии могут добываться и сланцевая нефть с бурым углем. «Наши сланцы не так хороши, но они позволяют получить до 10% сланцевой нефти, что весьма немаловажно, – заявил Лиштван. – Мы доказали, что можем получить сланцевую нефть по стоимости меньше 100 долл США/барр, такая нефть окажется экономически выгодной». По его мнению, Белоруссия располагает запасами в 8,8 млрд т горючих сланцев. Простой расчет показывает, что из этого количества можно добыть 880 млн т нефти. Чисто теоретически.

Надеется И. Лиштван и на глубокую переработку белорусских углей с получением энергоносителей и продуктов топливного использования. Исходные данные для проектирования такого производства уже подготовлены. В 2012 г завершается детальная разведка Лельчицких месторождений бурых углей и на госсовете по минерально-сырьевым ресурсам планируется рассмотреть вопрос о возможности их добычи.
«Если бы нам удалось при добыче 1,5 млн т угля полностью перерабатывать отходы от сжигания различного рода элементов, то ежегодный экономический эффект составил бы 150 млн долл США/ год», — оптимистично добавил И.Лиштван. Но, ведь есть еще Бриневское месторождение с запасами 41.79 млн т, Житковичское — 47,97 млн т и Тонежское месторождения- 40,04 млн т, поэтому эффект будет еще больше.
http://neftegaz.ru/news/view/104791
http://www.regnum.ru/news/1580664.html

— — — — —
i/ Есть вполне традиционный НГБ, и есть при традиционно используемых технологиях непромышленные запасы нефти и газа.
ii/ непромышленные запасы или запасы низкопроницаемых коллекторов и есть де-факто запасы сланцевых нефти и газа.
iii/ Белоруссия вследствие малых размеров НГБ вынуждена переходить от добычи традиционной нефти к добыче нетрадиционной нефти.
iv/ Но самое интересное останется, конечно, за кадром, поскольку Государственное производственное объединение «Белоруснефть» — белорусская государственная компания.
На сайте компании нет ничего похожего на раздел «Годовые отчеты», где можно было бы узнать о результатах деятельности компании.
И тем более не факт, что в отчетах госкомпании имелось бы что-то похожее на раздел связанный с финансовой стороной, не говоря уже о детализации деятельности по отдельным проектам, чтобы можно было оценить сланцевые проекты.
v/ Правительственные проекты в области нефти и газа в Белоруссии, например, венесуэльская нефть в 2010-2012 гг. имели ярко выраженную политическую составляющую и сошли на нет.
Вопрос с добычей сланцевой нефти упирается в себестоимость, на которую будет сильно влиять использования зарубежных технологий. Хотя здесь нельзя исключать прорывов в виде быстрого копирования зарубежных образцов с целью не только использовать самим, но и продавать в Россию.

iv_g: Добыча газа в США: состояние и перспективы

Опубликовано в журнале «Энергия: экономика, техника, экология» №7, 2014
Учредитель журнала: Российская академия наук, Объединённый институт высоких температур РАН

Статья написана в ноябре-декабре 2013 г..
Если бы статья писалась сейчас, то оценки перспектив были бы еще более положительные вследствие конфликтов на Украине и в Ираке и роста цен на газ в США.

Требования редакции:
— Объём текста статьи не должен превышать 25000 знаков (с пробелами).
— Максимальное количество иллюстраций – 6…7.
— Список использованной литературы желательно ограничить 7…8 источниками.

Файл pdf https://yadi.sk/d/W26hfmNCa6WFP

Детально с пояснениями предмет рассмотрен в серии записей «Анализ опровержения Мифов о сланцевом газе»

Индуцированные землятресения в США, Оклахома

Seismicity of the United States
http://earthquake.usgs.gov/
Top Earthquake States
http://earthquake.usgs.gov/earthquakes/states/top_states.php
Количество землетрясений в Соединенные Штаты за 2000 — 2012 (существенный рост с 2009)
http://earthquake.usgs.gov/earthquakes/eqarchives/year/eqstats.php


http://earthquake.usgs.gov/earthquakes/states/seismicity/


http://earthquake.usgs.gov/earthquakes/states/oklahoma/seismicity.php

Record Number of Oklahoma Tremors Raises Possibility of Damaging Earthquakes

http://earthquake.usgs.gov/regional/ceus/products/newsrelease_05022014.php

Oklahoma Earthquake Information
http://earthquake.usgs.gov/earthquakes/states/?region=Oklahoma
Oklahoma Earthquake History
http://earthquake.usgs.gov/earthquakes/states/oklahoma/history.php
Poster of the Oklahoma Earthquake of 06 November 2011 — Magnitude 5.6
http://earthquake.usgs.gov/earthquakes/eqarchives/poster/2011/20111106.php
Animation of Oklahoma Seismicity: January 2, 2008 — June 25, 2014
http://earthquake.usgs.gov/regional/ceus/products/OKeqanimation.php

Understanding Hazards in the Central and Eastern U.S.

http://earthquake.usgs.gov/regional/ceus/

Induced or triggered earthquakes in Texas: assessment of current knowledge and suggestions for future research
http://earthquake.usgs.gov/research/external/reports/G12AP20001.pdf

Oklahoma Geological Survey
http://www.ogs.ou.edu/homepage.php
http://www.okgeosurvey1.gov/
Information on Induced Seismicity http://www.okgeosurvey1.gov/pages/earthquakes/induced-seismicity.php
Research http://www.okgeosurvey1.gov/pages/research.php

— — — —
Нефтяные и газовые скважины в Оклахоме

http://strangesounds.org/2014/03/mystery-boom-and-rumblings-in-duncan-oklahoma-march-26-2014-video.html

Oil industry’s wastewater wells blamed for triggering Oklahoma quakes

http://fortune.com/2014/07/03/oil-industrys-wastewater-wells-blamed-for-triggering-oklahoma-quakes/


http://www.nytimes.com/interactive/2013/12/13/science/earth/oklahoma-quakes.html?ref=earth

Does Fracking Cause Earthquakes?
http://www.motherjones.com/blue-marble/2012/04/does-fracking-cause-earthquakes
Is fracking behind Oklahoma’s earthquakes?
http://blogs.reuters.com/muniland/2011/11/08/is-fracking-behind-oklahomas-earthquakes/
Fracking Fears Grow as Oklahoma Hit by More Earthquakes Than California
http://www.bloomberg.com/news/2014-07-07/oklahoma-temblors-outpace-california-as-fracking-booms.html

Oil industry’s wastewater wells blamed for triggering Oklahoma quakes
http://fortune.com/2014/07/03/oil-industrys-wastewater-wells-blamed-for-triggering-oklahoma-quakes/

An earth-shaking mystery in Texas
http://fortune.com/2014/01/23/an-earth-shaking-mystery-in-texas/

— — — —
United States Environmental Protection Agency http://www.epa.gov/

Minimizing and managing potential impacts of injection-induced seismicity from class ii disposal
wells: practical approaches

Underground Injection Control National Technical Workgroup, US Environmental Protection Agency
Draft December 24, 2013
http://www.eenews.net/assets/2014/06/23/document_ew_03.pdf

Earthquakes http://www.epa.gov/naturaldisasters/earthquakes.html

Natural Gas Extraction — Hydraulic Fracturing http://www2.epa.gov/hydraulicfracturing

Potentially induced earthquakes in Oklahoma, USA: Links between wastewater injection and the 2011 Mw 5.7 earthquake sequence
http://yosemite.epa.gov/oa/eab_web_docket.nsf/attachments%20by%20parentfilingid/3fa353a1bdc503f885257cae0050bf6d/$file/r%20geology%20june%202013.pdf

http://www2.epa.gov/sites/production/files/documents/hf-report20121214.pdf

Proceedings of the Technical Workshops For the Hydraulic Fracturing Study: Well Construction and Operation, U.S. Environmental Protection Agency EPA 600/R-11/046, May 2011
http://www2.epa.gov/hfstudy/proceedings-technical-workshops-hydraulic-fracturing-study-well-construction-and-operation

http://www.epa.gov/region6/6en/x/workshops/2012-may/presentations/mike-overbay-fracking.pdf

— — — —
Government Accountability Office, Счётная Палата США
http://en.wikipedia.org/wiki/Government_Accountability_Office

TOPICS http://www.gao.gov/key_issues/overview#collections=&t=1
AGENCIES http://www.gao.gov/key_issues/overview#collections=&t=2

http://www.gao.gov/search?q=Fracturing

OIL AND GAS. Information on Shale Resources, Development, and Environmental and Public Health Risks
September 2012
http://www.gao.gov/products/GAO-12-732
http://www.gao.gov/assets/650/647791.pdf

Доклады http://www.gao.gov/browse/a-z/Environmental_Protection_Agency_%5BEPA%5D,_Independent_Agencies

— — — —
Environment & Energy Publishing (E&E) является ведущим источником для всестороннего, ежедневное освещение экологической и энергетической политики и рынков.
http://www.eenews.net/


Звезды на карте показываю расположение землетрясений, которые полагают были вызваны добычей нефти и газа, закачкой сточных вод или иной человеческой деятельностью, начиная с 2008 года. Белая, зеленая, желтая и красная штриховка показывает ожидаемую сейсмическую опасность на основе прошлой естественной сейсмической активности.
http://www.eenews.net/special_reports/deep_underground

http://www.eenews.net/special_reports/deep_underground/stories/1060002402
http://www.eenews.net/special_reports/deep_underground/stories/1060001876

Сланцевые углеводороды, нефтедоллар, согласованная эмиссия

Говорят, что за счёт добычи сланцевой нефти США в течение следующих нескольких лет могут достичь чуть ли не полной нефтяной независимости — впервые за уж и не знаю сколько десятилетий.

Кроме того, доллар, входящий в «соглашение 6 центробанков» уже не является самостоятельной валютой, поскольку политика его эмиссии увязана с такими же политиками нескольких других валют.

При этом процесс создания аналогичного «соглашению шести» пула из центробанков БРИКС пока находится в стадии «делаем первые шаги в направлении, которое может быть когда-нибудь приведёт нас к мысли подумать об этом». Попросту говоря, альтернативы «шестиглавой валюте» в качестве ЕМС-ЕМВ пока нет и на обозримый период не просматривается.

То есть, США а) могут перестать нуждаться в эмиссионном доходе в долларе как в гарантии их энергетической состоятельности и б) уже фактически перестали нуждаться в поддержании положения доллара, поскольку он поддерживается возможностями ещё 5 валют. Вопросы выбора кредиторами валют для инвестирования также утрачивают смысл; в условиях совместной работы 6 центробанков уже нет столь принципиальной, как когда-то, разницы, купит рынок облигаций на триллион евро или на аналогичную сумму в долларах. Для США, пожалуй, в чём-то будет даже лучше, если инвесторы вложатся в евро — падение импорта нефти США приведёт к росту курса «шестиглавой валюты» (каковой рост мы увидим в виде снижения цены на нефть), и отдавать долги будет сложнее; так пусть их отдаёт Европа. 🙂 А США получат сколько надо непосредственно от европейского ЦБ и с нулевой ставкой, например.

Получается, что старый добрый нефтедоллар, какой мы знаем с начала 70 годов прошлого века, становится ненужным самим США. Если это так, то это может означать весьма серьёзную перестройку как мировой финансовой системы, так и многих аспектов экономических и политических отношений, к которым мы привыкли и которые считаем чуть ли не безусловной данностью (положение Саудовской Аравии, например — тем более, что поговаривают, что Гавар не бездонен). При этом вполне очевидно, что пока «второй» и «третий» миры накапливают потенциал, Запад активно действует по более или менее определённому плану, опережая своих новооперившихся конкурентов как минимум на два-три шага.
http://bantaputu.livejournal.com/227286.html

Два непринципиальных уточнения:
1. У евро нет нужды печататься столь же много, как у доллара. Это огромный вред немецким внешним вложениям — активным долгам то есть. См. «Инвестпозиция как причина войны $ vs. €» — август 2011 г. Немцев уговорили уложить евро в согласованную эмиссию, в том числе ливийской войной. Пропечатали на 1 трлн в конце 2011 — начале 2012… и пропечатают ещё. Поэтому эмиссия евро и остальных — в подчинении у доллара. Главное, что согласованы коридоры, они очевидны — см. график. Только иене позволено печататься больше — двадцатилетняя черпалка японских активов и Фукусима оправдывает. Кто ещё помнит, что в девяностые в первой десятке мира было до 7-8 японских банков?

2. Страны БРИКС действуют, как аз прописал год назад, в августе 2013 г.:
Оперативная программа обороны БРИКС в валютной войне
Особенно обнадёживает, что условия наконец подписанного договора о валютных свопах между центробанками Китая и Росси не подлежат огласке. Специально для фин.разведчиков, что не прошли по ссылке — в эквиваленте примерно 200 млрд. долл. Сроком около 2-х месяцев, не менее. Это, конечно, не безразмерные трёхмесячные свопы между ЦБ-6, но для пробы пера и слова, вполне достаточно. Понадобится — расширят.
http://kubkaramazoff.livejournal.com/189910.html

Кто-нибудь понимает что-нибудь про евродоллары и куда они пропали? Если я правильно понимаю, они появились, когда не то чи-чи-чи-пи, не то красный Китай озаботились, что на мутной волне маккартизма и холодной войны их американские авуары могут и заморозить, а в ненадежных тогда фунтах и франках торговать было несподручно. Они перетащили их в Европу, и организовали параллельный, не заходящий в Америку оборот долларов, на который дядя Сэм лапу наложить не мог. Catch me, if you can. Одновременно же существовал «британский» банк с истинно лондонским названием Moscow Narodny Bank, который совершенно спокойно держал коррсчета в Морганском Гарантийном в Нью-Йорке и спал за свои лондонским уставом и регистрацией как за каменной стеной — хоть вокруг и бушевали всякие там Карибские кризисы, вторжения в Афганистан, эмбарги и КОКОМы.

А что сейчас-то случилось? Почему откровенно вражеский банк в 70-е — 80-е не боялся того, что его счета арестуют и его контрагенты с ним спокойно работали, не опасаясь цугундера, а теперь «Россия» и СМП носа в свободный мир высунуть не могут?

Куда делся внеамериканский оборот долларов, почему все-таки любой долларовый трансфер должен в конце концов сеттлиться через FRS? Когда и как это произошло?
http://akteon.livejournal.com/137994.html#comments

Комментарии
— Насколько я понимаю систему работы международных валютных переводов, они идут через один из ам.банков по умолчанию. Просто потому что у любого банка имеющего дело с долларами там есть корсчет и все механизмы отлажены на работу через него . Провести перевод минуя США из любого банка в любой технически можно, но потребует нестандартных действий,вне отложенного механизма. Вплоть до возвращения в 19 век и рассчета бумажными траттами. Кроме того все участники расчетов в обход санкций не должны иметь существенных бизнес-интересов и отделений в США, что бы их не засудили.

— Если я правильно понимаю, то не через ФРС, ФРС — эмитент и контролер доллара «в целом», который взаимодействует
с первичными дилерами. Контролируют же самые разные органы, имеющие доступ к инструментам контроля и принуждения.
Сходу — три основных:

1. Обязательное наличие корсчета в банке США, если счет в долларах
2. Все б/н переводы юриков в долларах идут через SWIFT
3. Много переводов и счетов физиков контролируются через VISA

Эти инструменты были и раньше, но их банально не использовали столь широко. Не считая адресных санкций по осям зла (Куба, Иран и т.п.) началось это,
как я понимаю, с FBAR (1986). Дальше пошло-поехало. Через налоговую (США) получили доступ к счетам иностранных банков (UBS, 2009). Крайний случай до Украины — штраф за манипуляцию LIBOR иностранными банками и наезд на BNP за нарушение санкцие США. Тот же BNP вообще не является резидентом США и никак не попадает под юрисдикцию США. Однако же …

Фактически, США, сделав доллар мировой валютой, внезапно вспомнили, что он валюта США. И стали массово применять к нерезидентам законы США. Плюс сейчас весь учет ведется на электронных счетах, что резко упростило операции по блокированию и т.п.

— наличие корр.счет в банке США совершенно не обязательно, у многих мелких банков их и нет. достаточно чтобы в цепочке прохождения платежей появился американский банк — и он появится.

не все переводы через swift, но большинство. потому что удобно и поэтому нет конкурентов. свифт кстати не платежная система а, банально, телеграф. система обмена сообщениями. но доверенная межбанковская.

США просто взяли на себя бремя регуляции глобальной фин.системы (совместно с Европой, Японией). ЧСХ, к общей выгоде поэтому и не возражают в развитом мире о применении законов США к нерезидентам..

— «К общей выгоде и не возражают» — это мне кажется несколько не так.
Когда тот-же BNP штрафовали были много шума, что США штрафуют чужие банки сильнее чем свои. Много европейских банков попалось на штатовские санкции, поэтому я думаю, что думальщики в банках сидят и думают, как выкрутиться.

— Коммунизм, коммунизмом, а кредитом пользовались.
http://www.veb.ru/en/about/history/

То есть, конфискация зарубежных банков СССР который выступал заемщиком была не в интересах заимодателей (западных корпораций). Да и по факту, конфискация такого банка это то же самое, что и конфискация посольства/имущества СССР, хоть дипмиссии и защищены юридически конвенцией. Инкорпорированный в Великобритании банк также защищен законом.

Нужен был инструмент торговли. Почему Политбюро СССР позволяло держать доллары в Морганском Гарантийном? Для международной торговли, закупок оборудования, и т.п. Привозить/увозить мешки с долларами из Москвы в масшатабах — не решение. Тем более, что как раз мешок с долларами западному государству арестовать или не пустить через границу проще, чем безналичные деньги, для ареста счетов потребуется законодательная база и судебные действия, на каждый случай.

— В 80-х СССР не был экономическим конкурентам западным странам. Не конкурент он и сейчас, но благодаря изменениям в структуре международных цен бСССР стал представлявлять экономическую угрозу для запада.

— Если не ошибаюсь, внешний долг СССР к моменту распада был 30 млрд. долларов. А сейчас 500. Вы представляете, как много чего можно купить на западе за 500 млрд. ? Аналогичный случай был у Японии. В 70-х японцы скупали все чего ни попадя в Америке. Посмотрите американские фильмы 70-х.! Там эта тема очень часто возникает. Это очень беспокоило американцев — и выход был найден. Вот и сейчас похоже нашли выход на черезмерно разбогатевших нефтетрейдеров.

— Сколько стоит Микрософт ? 80 миллиардов? А Дженерал Электрик? Миллиардов 50? За 500 млрд. можно купить еще в придачу Боинг, Дюпон, Форд и Пфайзер и еще немного денежек останется. Не продадут? А как? Или признать как в СССР, что икра стоит 8 рублей за банку, но в продаже ее нет, или повысить цены. И то и другое решение подрывают основы системы и приводят к радикальной переоценке активов, т.е. биржевому кризису — вот вам и угроза системе. А уж кто покупать будет — госкорпорации или государство — это не оказывает существенного влияния на основую проблему.

— MSFT: 372.68B, GE: 262.23B, BA: 90.54B. Причем если начнете скупать, то потребуется на процентов 30-40 больше, т.к. акции вырастут в цене. Ну, предположим, на Майкрософт хватит. Вы что правда думаете, что американская внешняя политика серьёзно зависит от гипотетической возможности того, что Россия купит Майкрософт?

— Кстати, иногда достаточно купить 51%, а иногда и 25%.

— Вы всерьез считаете, что евродолларовый рынок организовали коммунистические банкиры? Вообще-то евродоллары организовались для обслуживания международной торговли, к коммунистам оно отношения не имеет. вся идея евродолларового рынка для американских банков — взять в фрс под один процент и дать в долг европейскому банку, не имеющему подход к заветному окошку, под один с копейкой.

http://en.wikipedia.org/wiki/Eurodollar#History

— евродолларов же де-юре никогда и не было. соответственно они никуда и не исчезали.
евродолларами назвали интересное явление (интересное из-за масштаба, так то оно по сути совершенно банальное и постоянно использующееся локально) когда доллары в заметных масштабах начали сеттлится в евробанках, и не по причине политических рисков а по лучшим показателям риски/издержки/ликвидность.
и сейчас ничего собственно не изменилось, просто объемы кредитования евробанками в долларах сильно упали (переместившись в евро), соответственно рынок евродолларов сдулся с одной стороны, с другой стороны финансовая система стала глобальной и локализовать долларовый оборот стало сложнее, нет смысла.

а то, что сейчас стало возможным арестовывать (а точнее не арестовывать а замораживать и/или запрещать) долларовые авуары так это изменения связаные с глобализацией финансовой системы и созданием системы противодействия легализации, если интересно то надо материалы ФАТФ читать.
смысл в том, что для глобальной финсистемы критична прозрачность и достоверность финансовых потоков, технически контроль реализовали и любой банк, желающий в ней участвовать вынужден эти правила соблюдать. ну или строить свою 🙂 в которой и доллары может использовать для расчетов, и евро и что угодно 🙂 но строго внутри своих границ. но остальные банки с такой системой работать не будут — потеря репутации. соответственно ничего вырасти из этого не может, нет проблем и в рублево-юаневые расчеты залезть при желании если банки продолжнают работать на глобальном фин.рынке.

а долларовые трансферы и тогда не сеттлились все через ФРС, не сеттлятся и сейчас. просто стало возможным их отслеживать и без формальных проводок через ФРС.

— Касательно «евродоллара», можно посмотреть на примеры офшорной циркуляции других валют, например, offshore renminbi (юань). На него можно покупать фьючерсы/опционы. Можно держать бонды, номинированные в юанях. То есть как мера (numerarie) — пожалуйста.

Но когда дело доходит до расчетов, то возникают разные истории вплоть до подложных экспортно-импортных документов, чтобы тоже народый 🙂 Банк Китая (китайский ЦБ) разрешил перевести юань на счет Гонконге. Ведется учет и обратные переводы — контролируются, cash физически положенный на депозит в Гонконге за ненадобностью пересылается в Китай. Тоже самое происходит в Еврозоне с долларом, что-то остается для ликвидности, но заметные объемы скрапа (scrap, paper banknotes) посылаются обратно в США.

— Есть две причины —
1) технология сильно продвинулись, рынки работают круглосуточно, много платежей в Китай, никакого смысла в том, чтобы клиринговать долларовые платежи в Европе, нет.
2) Американцы вошли во вкус санкций. Эта дурная юридическая уловка, которой они воспользовались, чтобы конгресс получил право вводить санкции, им еще аукнется. Сами себя вгонят в сраный социализм.

— американцы через санкции просто выгоняют с глобального рынка игроков которые преимуществами его пользуются а правила нарушают

— Так сраный социализм сейчас в финансовой сфере вовсю строят, поскольку линия партии состоит в том, что последний кризис был вызван дерегуляцией и жадностью бизнесменов, от которой может спасти только регуляция. Причём к международные дела для этого — скорее последствие, чем цель (ну, типа, если в США регуляция, а во всём мире — нет, то ушлые жадные банкиры будут вертеть дела там, где регуляции нет, да ещё и от налогов скрываться — ergo, регуляция должна быть везде). Способность к санкциям конгресс, конечно, радует, но и без этого строительства сраного социализма было не избежать.

— Да, это так, но санкции затрагивают не только финансовую сферу, а всю торговлю, всех «US person».

— Когда механизм уже на месте, надо быть дураком, чтобы им не пользоваться на полную катушку. Множество законов принималось для цели, гораздо более узкой, чем их нынешнее применение.

— Да, в чем и поинт — после Ирана американцы вошли во вкус и начали раздавать санкции направо и налево. Сейчас у минфина уже огромные списки. Да, я как- интересовался правовым механизмом. Оказалось, что в основе положение Конституции, дающее Конгрессу право регулировать торговлю между штатами. Причем она была принята для того, чтобы лишить штаты возможности эффективно устанавливать протекционистские барьеры ….

— O, interstate commerce — это такая специальная сова для натягивания на глобус. Когда конгресс совсем уже не знает, чем обосновать регуляцию, то interstate commerce всегда спешит на помощь. Например, запрет выращивать марихуану в собственном саду мотивируется тоже этим же, потому что — следите за руками — если вы вырастите в саду марихуану, то не станете её покупать, а если вы не купите, то это может повлиять на цены, а поскольку известно, что марихуану возят из других штатов, то это влияет на interstate commerce, а раз так, то конгресс может это регулировать. Если вы думаете, что я шучу, то я, увы, не шучу: https://en.wikipedia.org/wiki/Gonzales_v._Raich
Причём, разумеется, это гениальное обьяснение изобрели не для марихуаны, а для регуляции сельского хозяйства во времена Новой Сделки, а теперь вот креативно применяют.

— Капитан Очевидность как бы намекает, что далеко не всякая регуляция есть социализм. Регуляция рынка и бизнеса практиковалась даже при самом мрачном феодализме.

— Так в банковской сфере социализм был примерно всегда, доступ к lender of last resort есть только у ограниченного круга лиц, который определяется политическими решениями (см. скорость, с которой Голдману дали доступ к кормушке)

— В те времена существовали клиринговые расчёты между странами Европы, и доллар служил «условной единицей» при бартере. Т.е. реальных долларов в системе было немного. Сейчас же вся эта клиринговая система демонтирована, и происходят прямые расчёты в долларах. И лишение доступа к живительному источнику становится для банка чревато.

— 1. Ужесточение контроля и регулирования, прозрачности рынка.
2. Конкретные примеры распространени национального законодательства США на нерезидентов США в условиях глобализации финдеятельности.

Каждый долларовый трансфер не светится в ФРС, но они получили больший доступ к информации по финпотокам и если найдут «не тот» трансферт, тупо линчуют нарушителя, хоть он резидент, хоть нерезидент, по сути угрожая отключить любого от «долларовой» системы.

Это все создает систему неявных и явных запретов, например тому же евробанку проще вообще не работать с клиентом, чем рисковать получить ш=миллиардные штрафы, или отключение от долларовой системы (к примеру запрет работы с ним американским банкам). Собственно США начали активно использовать долларвую роль и инфраструктуру, как политический инструмент. Применяют они этот подход избирательно, понимая, что если вдруг все банки-нерезиденты устроят бунт -то отключить их они не смогут (т.к. тем самым отключат себя от мировой системы). Лечится это только двумя вариантами:
1. Альтернативная финансовая инфраструктура, что не так просто и будет формироваться только в долгосрочной перспективе
2. Бунт азиа/евробанков, т.е. массовый отказ от подчинения законам Штатов, со встречными исками к банкам США от азиа/европравительств

Ну а пока мы просто наблюдаем, как США активно занимаются беспределом, активно используя доминирующую роль и фин. инфраструктуру доллара в своих шкурных интересах )))

— 1. http://www.nytimes.com/2014/06/04/business/aiming-financial-weapons-from-war-room-at-treasury.html?pagewanted=all
2. Globalization. The US govt can fine a bank like BNP 9 billion because BNP has that much to lose in the US — see http://en.wikipedia.org/wiki/BNP_Paribas#United_States (they took control of the entity in 2001).
In essence all universal banks have to have a sizeable presence in the US — which makes them vulnerable to US sanctions. So that pretty much makes the entire financial system beholden to US government.
50 years ago this was not the case.

— — — —
Еще раз некоторые выводы из приведенных выше записей
— сланцевая революция и прогрессирующая, но далеко еще не полная, энергонезависимость США
— снижение потребности США в петродоллларе, стабильности на Ближнем Востоке и в Саудовской Аравии в частности
— развитые финансово-информационные технологии и законы США позволяющие контролировать расчеты
— согласованная эмиссия как основа взаимодействия в основных государствах ОЭСР
Дополнительные выводы
— создание США условий для более полного раскрытия рынков и интеграции с ЕС и Японией: отключение ЕС от российских углеводородов
— ликвидация японской, европейской и нефтеэкспортерской долларовых кубышек

Почему американский газ не спасёт Европу

nationalinterest.org: LNG Won’t Save Europe
Почему американский газ не спасёт Европу

Общеизвестно, что технологии горизонтально-направленного бурения и фрекинга предотвратили спад добычи нефти и природного газа в США. Но в отличие от липовой бухгалтерской отчётности Белого дома, где один и тот же доллар может быть потрачен дважды, в действительности невозможно дважды сжечь одну и ту же молекулу природного газа. Выражаясь точнее, США не могут одновременно повысить свою энергетическую независимость и спасти Европу от русского энергетического медведя. Так что значительные объёмы экспорта сжиженного природного газа (СПГ) в Европу из США – всего лишь несбыточная мечта политиков.

В 2013 году все европейские государства плюс Швейцария, Норвегия, Турция и балканские государства потребили 18,7 триллиона кубических футов (Tcf) природного газа. По данным Управления по энергетической информации США, 30 процентов или 5,7 Tcf поставила Россия. Смогут ли Штаты обеспечить такой объём газа «Большой Европе»?

Владимир Путин владеет теми же фактами, касающимися энергетики, что и Барак Обама. Они оба знают, что объективно США никак не в состоянии поставить 5,7 Tcf. И вот почему.

Отсутствие трубопровода

Не существует трубопровода, по которому значительные объёмы природного газа поставлялись бы из США в Европу. Так что весь экспортный газ придётся сжижать и отправлять в Европу через Атлантический океан. Процесс сжижения природного газа чрезвычайно энергоёмкий, и для его осуществления, в свою очередь, потребуются огромные объёмы газа. Процесс сжижения 5,7 Tcf потребует дополнительно более 1,9 Tcf природного газа. Так что для обеспечения экспорта в Европу 5,7 Tcf США на самом деле необходимо 7,6 Tcf.

Нехватка для внутренних потребностей

Если США ежегодно будут расходовать 7,6 Tcf своего газа на поставки в Европу, у них не хватит ресурсов для обеспечения внутренних потребностей. Прошедшей зимой запасы природного газа в американских хранилищах сократились до 800 миллиардов кубических футов. И если бы США отправили весь этот газ из хранилищ в Европу (обеспечив её на 50 дней), по всей Америке погасли бы огни. Дело в том, что газ в хранилищах поддерживает давление в системе газоснабжения. И без этого давления остановилась бы вся нуждающаяся в газе промышленность, в том числе и электростанции, вырабатывающие треть электроэнергии страны.

А как же сланцевый газ от фрекинга? Дело в том, что даже с учётом увеличения добычи США до сих пор ежегодно импортируют 1,3 Tcf. И хотя добыча сланцевого газа будет возрастать, производство электроэнергии также потребует больше газа, учитывая войну, объявленную Обамой угольным электростанциям. Словом, на экспорт в Европу не хватит.

И это особенно верно в свете 2 важных фактов. Во-первых, производство газа в самой Европе падает по мере снижения добычи в Норвегии. Во-вторых, политическая ситуация в Северной Африке остаётся неспокойной. Этот регион, поставляющий значительные объёмы газа в Европу, не является надёжным партнёром, от которого можно уверенно ожидать увеличения поставок.

Цена

При нынешних условиях США смогут поставлять СПГ в Европу по цене более 9 долларов за тысячу кубических футов (Mcf), чтобы покрыть затраты на сжижение и транспортировку. Себестоимость добычи за тысячу кубических футов для России составляет 50 центов, причём газ поставляется по трубопроводу, и необходимости в сжижении нет. Соответственно, Россия может существенно подорвать поставки американского СПГ на неопределённый срок.

Более того, американские комплексы СПГ не располагают достаточными мощностями для крупных поставок в Европу. Амортизация вновь построенных объектов займёт десятилетия. Если европейцы не намерены растягивать политические трения с Россией на 20 лет или дольше, то Европа вряд ли откажется от российского газа и заключит долгосрочные контракты с американскими поставщиками СПГ. А без этих соглашений нет оснований для финансирования и строительства комплексов СПГ, рассчитанных, в первую очередь, на поставки в Европу.

Кто в действительности выиграет от экспорта американского СПГ в Европу

Американский СПГ не принесёт Европе независимость от российского газа, зато позволит производителям газа поднять цены на внутреннем рынке США. Это выгодно производителям, но совсем не столь замечательно для потребителей.

— — — —
i/ Сосредоточенность автора только на газе мешает увидеть, что уголь на рынке США мог бы заменить газ.
ii/ Тем более, что США являюися экспортером угля, но угледобывающие компании находятся в плачевном состоянии из-за низких цен на уголь.


http://www.eia.gov/totalenergy/data/monthly/

iii/ Повышение в США цен на уголь было бы полезно для энергетики и дало бы воможность экспорировать больше газа, не влияя существенно на его внутреннюю цену.
Хотя годовым ценам на газ надо бы подрасти до уровня 5$/1000 куб.футов

Четыре искусственных водоёма вызывают 20% землетрясений в центральной части США

05 июля 2014
Как выяснили американские учёные, четыре водоема, где после добычи нефти и газа методом фрекинга скапливаются сточные воды, вызывают большое количество землетрясений в прилежащих районах. Доклад, опубликованный в журнале Science, сообщает, что в центральных и западных штатах США замечен резкий рост сейсмической активности, связанный с работой нефтегазодобывающих предприятий.

Гидравлический разрыв пласта, или фрекинг, — создание трещины в скальном образовании для обеспечения притока добываемого ископаемого. В этом процессе используется давление жидкостью до разрушения пласта, а затем извлекается нефть или газ. По мнению исследователей, основной причиной землетрясений являются сточные колодцы, куда жидкости, используемые во время ГРП, сливаются после завершения работ. Всего в США насчитывается 4500 подобных резервуаров, но четыре из них представляют реальную угрозу.

«Сточные воды способны стимулировать сейсмическую активность, — заявила газете The Okhlahoma Кэти Керанен, профессор геофизики в Корнелльском университете и ведущий автор исследования. – Не исключено, что и есть и другие факторы, которые способствуют этому, но у нас нет причин считать, что это тектонические процессы. Землетрясения не совпадают с тектонической активностью в других областях. Так что наша версия кажется наиболее правдоподобной».

Исследователи построили трёхмерную модель подземных пластов в центральной части США, дополнили её реальными данными и обнаружили, что четыре самых больших скважины закачивают 700 тыс. тонн жидкости в землю каждый месяц. Это превышает допустимые нормы и может привести к серьёзным последствиям даже после закрытия резервуаров.

Однако компания New Dominion, которая управляет крупнейшими скважинами сточных вод в регионе, не согласилась с выводами, к которым пришли исследователи. «Это основано на ошибочных предположениях», — заявил представитель организации Джек Мани, обвинив авторов доклада в «безответственности».

С 1967 по 2000 год в Оклахоме происходило в среднем 21 землетрясение магнитудой выше 3. В прошлом году их было более 100, в нынешнем, ещё не завершившемся, – более 200.

Государственный регулятор штата Оклахома — Комиссия по делам корпораций — заявила, что не будет комментировать доклад, пока не ознакомится с ним во всех подробностях.
http://russian.rt.com/article/39517

Injection wells blamed in Oklahoma earthquakes
http://www.sciencemag.org/content/345/6192/13.summary
Sharp increase in central Oklahoma seismicity since 2008 induced by massive wastewater injection
http://www.sciencemag.org/content/early/2014/07/02/science.1255802

— — —
New Research Strengthens Link Between Shale Drilling And Earthquakes
http://www.zerohedge.com/news/2014-07-07/new-research-strengthens-link-between-shale-drilling-and-earthquakes
http://oilprice.com/Energy/Energy-General/New-Research-Strengthens-Link-Between-Shale-Drilling-And-Earthquakes.html

http://oilprice.com/Latest-Energy-News/World-News/Oklahoma-Suffering-From-Huge-Increase-in-Earthquakes-Near-Drilling.html
http://www.usatoday.com/story/news/nation/2014/07/03/earthquakes-fracking-wastewater-hydraulic-fracturing-seismic/12151637/
http://www.cbsnews.com/news/fracking-linked-to-ohio-earthquakes-officials-say/
http://energyindepth.org/national/report-seismicity-linked-to-wastewater-injection-not-hydraulic-fracturing/
http://oilprice.com/Energy/Energy-General/Scientists-Say-Frackquakes-Are-Going-To-Get-Stronger.html
http://energyindepth.org/national/report-seismicity-linked-to-wastewater-injection-not-hydraulic-fracturing/
http://fuelfix.com/blog/2014/07/03/research-links-oklahoma-quakes-to-drilling-activity/
http://publicsource.org/from-the-source/ohio-officials-link-fracking-recent-earthquakes-shut-down-drilling-site

Сланцевый газ Пермского края

В Пермском крае начнут искать сланцевый газ
С громким заявлением накануне выступила Росгеология. Российский гелогический холдинг, объединяющий государственные геологоразведочные предприятия, назвал Прикамье регионом, наиболее перспективным для поисков сланцевого газа в России.

В Прикамье специалисты обнаружили в нефтегазопроизводящих отложениях повышенные и очень высокие концентрации углеводородных газов. Это является косвенным признаком того, что в недрах Пермского края может быть найден сланцевый газ. Наиболее благоприятными для поисков территориями, считают ученые, являются Предуральский прогиб и юго-восточные земли Пермского края. Именно там следует начать первоочередные разведочные работы. Сланцевый газ — это природный газ, добываемый из горючих сланцев и состоящий преимущественно из метана. Сейчас в мире газ из сланцевых залежей добывается в США и Китае, а в ряде стран Европейского Союза такая добыча запрещена из угрозы экологии.
http://slanceviy-glas.livejournal.com/256546.html

— — — —
i/ Пермский край, Западная Сибирь и Республика Коми являются наиболее благоприятными регионами для добычи нетрадиционного (Continuous: shale gas, tight gas) газа: хорошая разведанность территории, наличие добывающей инфраструктуры, малая плотность населения, большие водные ресурсы.

ii/ В осадочном чехле Перм. края выделены следующие нефтегазоносные комплексы (снизу вверх): рифейский карбонатно-терригенный (потенциально нефтегазоносный); вендский терригенный (потенциально нефтегазоносный); девонский терригенный; верхнедевонско-турнейский карбонатный; нижне-средневизейский терригенный; визейско-башкирский карбонатный; верейский терригенно-карбонатный; каширско-гжельский карбонатный; нижнепермский карбонатный.

Комплексы разделены региональными покрышками (флюидоупорами). Верхнедевонско-турнейский карбонатный, нижне-средневизейский терригенный и визейско-башкирский карбонатный являются главными НГК Перм. края. Они содержат основную долю ресурсов углеводородов и обеспечивают большую часть их добычи.
http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1804108898

Основные месторождения Пермского края (75,8 % разведанных запасов края) приурочены к визейскому терригенному (35,4 %), визейско-башкирскому (24,2 %) и верхнедевонско-турнейскому (16,2 %) карбонатным нефтегазоносным комплексам;

56,6 % извлекаемых запасов нефти категорий А+В+С1 приурочены к карбонатным коллекторам, 43,4 % – к терригенным. Глубина залегания продуктивных горизонтов изменяется в пределах 400-2500 м, основная часть залежей (70 % разведанных запасов) размещаются на глубинах от 1000 до 2000 м.
http://priroda.permkrai.ru/mineral/ispmsr/uglevod/

В Пермском крае имеются нефтегазоносные комплексы, которые мало разрабатываются в виду малых запасов традмционных нефти и газа: рифейский карбонатно-терригенный; вендский терригенный; девонский терригенный, верейский терригенно-карбонатный; каширско-гжельский карбонатный; нижнепермский карбонатный.

Таким образом, tight и shale gas гарантированно есть, как и в каждом НГБ.

iii/ «Предуральский прогиб и юго-восточные земли Пермского края»
Весьма нечеткая формулировка, т.к. Предуральский прогиб (ПрП) проходит субмеридионально вдоль восточной границы Пермского края,


http://userdocs.ru/geografiya/15132/index.html?page=7

и основной частью «юго-восточных земель Пермского края» является Сылвенская впадина, относящаяся к ПрП.
Все месторождения природного газа в Пермском крае расположены в восточной части края в ПрП и частично на Передовых складках Урала (ПСУ)

iv/ «Cланцевый газ — это природный газ, добываемый из горючих сланцев» — отсебятина журналистов

Выводы
— Поиски сланцевого газа Росгеологией гарантрировано увенчаются успехом, поскольку в любом НГБ есть традиционные и нетадиционные газ и нефть, чем больше традиционных запасов, тем больше и нетрадиционных
— Пермский край является одним из регионов, где поиски, разведка и добыча могут быть наиболее успешны, поскольку не все нефтегазоносные комплексы (и месторождения) разрабатываются в связи с малыми традиционными запасами
— Основные проблемы добычи нетрадиционного газа связаны с организацией финансирования и налогобложения: российская система нацелена на
эксплуатацию традиционных месторождений, эксплуатацию малым числом скважин, эксплуатацию больших и средних месторождений, эксплуатацию большими компаниями с большими запасами традиционных углеводородов

bloomberg.com: Deep Water Fracking Next Frontier for Offshore Drilling

Aug 7, 2014

Energy companies are taking their controversial fracking operations from the land to the sea — to deep waters off the U.S., South American and African coasts.

Cracking rocks underground to allow oil and gas to flow more freely into wells has grown into one of the most lucrative industry practices of the past century. The technique is also widely condemned as a source of groundwater contamination. The question now is how will that debate play out as the equipment moves out into the deep blue. For now, caution from all sides is the operative word.

“It’s the most challenging, harshest environment that we’ll be working in,” said Ron Dusterhoft, an engineer at Halliburton Co., the world’s largest fracker. “You just can’t afford hiccups.”

Offshore fracking is a part of a broader industrywide strategy to make billion-dollar deep-sea developments pay off. The practice has been around for two decades yet only in the past few years have advances in technology and vast offshore discoveries combined to make large scale fracking feasible.

While fracking is also moving off the coasts of Brazil and Africa, the big play is in the Gulf of Mexico, where wells more than 100 miles from the coastline must traverse water depths of a mile or more and can cost almost $100 million to drill.

Those expensive drilling projects are a boon for oil service providers such as Halliburton, Baker Hughes Inc. and Superior Energy Services Inc. Schlumberger Ltd., which provides offshore fracking gear for markets outside the U.S. Gulf, also stands to get new work. And producers such as Chevron Corp., Royal Dutch Shell Plc and BP Plc may reap billions of dollars in extra revenue over time as fracking helps boost crude output.

Fracking in the Gulf of Mexico is expected to grow by more than 10 percent over a two year period ending in 2015, said Douglas Stephens, president of pressure pumping at Baker Hughes, which operates about a third of the world’s offshore fracking fleet.

Dumped Overboard

That’s a reasonable and worthwhile investment, as the industry grapples with the challenge of “how to best fracture and stimulate the rocks” bearing crude oil, said Cindy Yielding, director of appraisal at BP.

At sea, water flowing back from fracked wells is cleaned up on large platforms near the well by filtering out oil and other contaminants. The treated wastewater is then dumped overboard into the vast expanse of the Gulf of Mexico, where dilution renders it harmless, according to companies and regulators.

The treatment process is mandated under Environmental Protection Agency regulations. In California, where producers are fracking offshore in existing fields, critics led by the Environmental Defense Center have asked federal regulators to ban the practice off the West Coast until more is known about its effects.

Harmed Sea-life

Offshore fracking in the Gulf of Mexico should also be subject to a detailed environmental review, said Tony Knap, director of the Geochemical and Environmental Research Group at Texas A&M University. The concern is that chemicals used in the fracking fluid that’s released in the Gulf could harm sea life or upset the ecosystem, said Miyoko Sakashita, oceans director at the Center for Biological Diversity.

Rock-Crushing Engines

“One of the key problems is nobody has really looked at the environmental impacts of offshore fracking, and we find that incredibly concerning,” she said in an interview. “Nobody knows what they’ve been discharging and in what amounts.”

A spokesperson for the Environmental Protection Agency was not aware of any studies having been done on the impact of offshore fracking as the practice has long been viewed as “a somewhat short-term discharge and often mixed with other discharges.”

To frack some of the world’s biggest offshore wells, roughly seven million pounds of people and gear, including rock-crushing engines and tons of sand to prop open cracks in the rock, must be crammed onto a 300-foot-long ship, called a stimulation vessel.

As demand for offshore fracking has grown, oil service companies have increased the global fleet of fracking ships by 31 percent since 2007, according to a survey by Offshore Magazine, creating a market almost as large as Russia’s onshore industry. The pumping horsepower used to frack wells — a measure of supply — is expected to grow another 28 percent by the end of 2018, to 1.2 million horsepower, estimates Houston-based PacWest Consulting Partners.

The new frontier in the Gulf of Mexico for companies including Chevron and Shell is an underground zone called the Lower Tertiary, an older layer of the earth’s crust made of denser and harder-to-crack rock.

Pancaked Layers

Deep-water wells cut through multiple pancaked layers of oil-soaked rock, and each layer must be fracked to get the most oil out — a task that can take a full day to get to the bottom of the well. Halliburton and others have figured out a way to save time and money by fracking all those layers in one trip down the well, instead of doing each layer separately.

The more intense fracking means larger volumes of water, sand and equipment are needed to coax more oil out — and bigger boats to carry it all.

“It’s getting more sophisticated,” James Wicklund, an analyst at Credit Suisse in Dallas, said in a phone interview. “The volumes needed, especially for these lower tertiary fracks, are huge.”

http://www.bloomberg.com/news/2014-08-07/deep-water-fracking-next-frontier-for-offshore-drilling.html

О статье
i/ Гидроразрыв в скважинах, пробуренных на шельфе, безусловно, перспективен
ii/ Перспективен как для развития новых технологий и технических комплексов в США, так и для занятости там же.
iii/ Перспективен для роста добычи нефти, т.к.
iii.i/

добыча газа в США на шельфе Мексиканского залива (федеральные земли) падает с 2001 г., конденсата с 2001 г., добыча нефти колеблется в узком интервале с 1999 г.

США: Outer Continental Shelf Oil and Gas Production

http://iv-g.livejournal.com/927628.html

iii.ii/ В США значительные ресурсы нефти и газа на шельфе
22 Август 2013 DOI.gov: Bureau of Ocean Energy Management http://iv-g.livejournal.com/928286.html

iii.iii/ Работы на шельфе постоянно расширяются
22 Январь 2014 ogjrussia.com: Новые рубежи в глубоких водах http://iv-g.livejournal.com/992551.html
и рост добычи желательно увеличивать используя все средства, в том числе гидроразрыв

У многих стран и нефтяных компаний есть заинтересованность в соответствующих технологиях
24 Ноябрь 2013 eia.gov: Recent production growth from presalt resources increases Brazil’s total crude output http://iv-g.livejournal.com/968709.html

22 Апрель 2014 Игорь Сечин выступил с докладом на VI Российско – Японском инвестиционном форуме в Токио http://iv-g.livejournal.com/1025124.html

expert.ru: Нетрадиционные углеводороды России

16 июн 2014

Запасов нетрадиционного углеводородного сырья на порядки больше, чем традиционного. При современном уровне потребления их с лихвой хватит на сотни лет непрерывной добычи, и начинать их разрабатывать нужно уже сейчас

В преддверии Всемирного нефтяного конгресса, который начался в Москве 15 июня, прошли два мероприятия, посвященные развитию российской нефтегазовой отрасли. Четвертого июня в Астрахани Владимир Путин провел заседание комиссии при президенте РФ по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности. Днем позже аналитический центр (АЦ) при правительстве РФ организовал круглый стол «Перспективы развития нефтяной отрасли до 2020 года» с целью подготовки к дальнейшему рассмотрению этой темы на заседании кабинета министров.

На президентской комиссии речь шла, в частности, о необходимости формирования условий гарантированного роста экономики страны с учетом потенциала проектов в ТЭКе, прежде всего в регионах Восточной Сибири и Дальнего Востока, а также об инфраструктурном обеспечении выхода наших компаний на растущие рынки Азиатско-Тихоокеанского региона. Важное место в обсуждении заняла проблема самообеспеченности соответствующими технологиями и наращивания собственных компетенций, в том числе в сфере нефтесервиса, для нивелирования зависимости российских нефтяных компаний от услуг иностранных контрагентов. Мультипликативный эффект, считает Владимир Путин, могут обеспечить якорные заказы платежеспособных предприятий ТЭКа, которые потянут за собой спрос на отечественное оборудование, кадры, услуги, технологии, локализацию производства в смежных и обслуживающих отраслях. Все это, в свою очередь, даст толчок увеличению ресурсной базы нефте- и газодобычи, освоению новых месторождений, без которых невозможны ни насыщение внутреннего рынка, ни рост экспорта. О потенциале развития ТЭКа, о способах увеличения его ресурсной базы велся разговор и на круглом столе правительственного АЦ. Здесь констатировали, что производителям нефти все чаще приходится отвечать на вызовы, которые связаны со структурными изменениями добычи, в том числе с освоением континентального шельфа, удорожанием традиционной добычи и повышением глобальной конкуренции, а также с разработкой запасов нетрадиционной нефти и нефти плотных пород. Основными точками роста для нефтедобывающей отрасли России эксперты ожидаемо называют новые проекты Сибири, Дальнего Востока, континентального шельфа и — об этом у нас пока можно услышать нечасто — нетрадиционное углеводородное сырье (УВС). По оценкам Минэнерго, представленным заместителем министра Кириллом Молодцовым, к 2035 году доля трудноизвлекаемых запасов может составить 14–20% общей добычи, и это при условии значительных инвестиций в разработку технологий уже в ближайшие пять—семь лет. Эффективное освоение нетрадиционных и трудноизвлекаемых запасов замминистра связывает с комплексным подходом, включающим в себя современные технологии геологоразведки и доразведки, опытную и промышленную эксплуатацию с применением методов повышения нефтеотдачи добычи и вводом новых налоговых правил для стимулирования нефтяных компаний. Именно такой подход должен найти отражение в обновленной версии Генеральной схемы развития нефтяной отрасли на период 2020–2035 годов, которую Минэнерго планирует утвердить до конца 2014-го. Насколько и когда станут востребованы все эти нетрадиционные ресурсы?

Непростая арифметика Известно, что разведанные запасы газа в России — одни из самых значительных в мире. По категориям ABC1 (достоверные, установленные и оцененные) у нас около 49 трлн куб. метров, или около четверти всех мировых доказанных запасов, по категории С2 (предполагаемые) — еще около 20 триллионов. Суммарные ресурсы (начиная с категории С3), включая шельфовые акватории, оцениваются примерно в 230 трлн куб. метров и занимают первое место в мировом газовом балансе. По добыче газа в последние три-четыре года мы уступаем первое место США (в 2013 году в России его было добыто 668 млрд куб. метров, в США — 687,5 млрд, это примерно по 20% мировой добычи), а накопленная добыча у нас превысила 18 трлн куб. метров. Наша страна занимает первое место в мире по объемам экспорта газа: в прошлом году было вывезено около 230 млрд куб. метров (более 17% мировых экспортных поставок). Причем приведенные цифры характеризуют только традиционную ресурсную базу газодобычи. Геологические же оценки нетрадиционных ресурсов газа, того же сланцевого, метана угольных пластов, и в масштабах мирового энергетического баланса, и в потенциале России несопоставимы с объемами традиционных ресурсов и зачастую многократно их превышают. Но даже без вовлечения нетрадиционных ресурсов в промышленный оборот этого вида УВС при нынешнем объеме добычи нам хватит минимум на семьдесят лет. По мнению авторитетнейшего специалиста в области теоретических и прикладных проблем геологии и геохимии, нефти и газа академика РАН Алексея Конторовича, дефицита традиционного газа не будет до конца 2080-х. С нефтью дела обстоят хуже, хотя на первый взгляд цифры смотрятся вполне прилично. Запасы нефти в России по категориям ABC1, по данным на 2013 год, составляют 18 022,4 млрд, предполагаемых запасов — еще около 11 млрд тонн. В прошлом году мы заняли первое место в мире по добыче нефти и газового конденсата — 523,2 млн тонн. Казалось бы, простая арифметика дает нам по крайней мере 40 лет спокойной жизни. Между тем компания «Роснефть», на которую приходится около 40% добычи российской нефти, заявляет, что обладает доказанными запасами нефти только на 20 лет добычи. По мнению академика Конторовича, российские компании выйдут на максимальный показатель добычи нефти к 2020–2022 году, в крайнем случае к 2025-му. Извлечение на предельных показателях будет осуществляться на протяжении пяти—семи лет, а затем, если ничего не предпринимать, добыча пойдет на спад. Министр природных ресурсов Сергей Донской в декабре прошлого года тоже говорил, что при уровне добычи 500 млн тонн нефтяного эквивалента жидких углеводородов хватит не больше чем на десять лет. Правда, тогда мало кто обратил внимание на другое заявление министра, что в случае успеха предпринимаемых усилий по эффективному использованию и вовлечению запасов: локализации ресурсов, своевременному переводу запасов категории С2 в категорию С1, рациональному использованию недр — все эти мероприятия позволят обеспечить добычу на этом же уровне в течение еще как минимум 30 лет. В любом случае и 30 лет — вполне обозримый срок. Поэтому не случайно интерес к нетрадиционным и трудноизвлекаемым видам углеводородов у нас связывают именно с нефтью, ухудшение состояния сырьевой базы которой способно препятствовать динамичному развитию не только всего ТЭКа, но и страны в целом, ведь ее доходы на четверть состоят из поступлений от нефтянки.

По данным петербургского Всероссийского нефтяного научно-исследовательского геологоразведочного института (ФГУП ВНИГРИ), в нефтяном балансе страны числилось около 2600 месторождений, почти 90% которых обладают запасом меньше 15 млн тонн, а преимущественно — 1–3 млн тонн, причем большое их число в современных условиях недропользования, в том числе регуляторных, нерентабельны. Крупных месторождений с запасом свыше 30 млн тонн в России 110. В разработку уже вовлечено 77% текущих запасов категории АВС1 и больше половины — категории С2. Выработанность запасов нефти на 2013 год, по данным известного российского ученого заведующей отдела нетрадиционных ресурсов углеводородов и их комплексного освоения ВНИГРИ Веры Якуцени, в целом по РФ превысила 54% (от суммы накопленной добычи 21 225,3 млрд тонн плюс запасы ABC1 18 022,4 млрд тонн), особенно велика она по Приволжскому федеральному округу — 71–85%. Из-за интенсивной отработки запасов крупных месторождений ухудшилось состояние текущей сырьевой базы не только в «старых» нефтедобывающих регионах, но и в более «молодых»: даже в Западной Сибири, на долю которой приходится 67% всей добываемой нефти в стране, больше 70% текущих запасов заключено в месторождениях, перешедших в падающую стадию добычи. Не радует и качественная структура запасов. Запасы трудноизвлекаемых нефтей по качеству сырья (тяжелая, высоковязкая) или по условиям залегания (коллекторы с низкой проницаемостью) составляют 56%. Соответственно, запасов нефти, благоприятных для извлечения, всего 44%. В добыче обратная ситуация: доля легкой, маловязкой нефти, добываемой из коллекторов с хорошими характеристиками, больше, чем трудноизвлекаемой, — 59 и 41% соответственно (график 1). Понятно, что в ближней перспективе доля последней будет только возрастать, и это в немалой степени повысит себестоимость и в целом ухудшит параметры эффективности нефтедобычи. Подмена понятий Проблема эта касается не только России: последнюю четверть века все человечество балансирует на грани проедания запасов традиционной нефти (график 2). По данным British Petroleum, за этот период накопленная добыча перекрыла суммарный прирост доказанных запасов нефти на 14 млрд баррелей. При этом запасы новых месторождений нефти и их средний размер в мире, как и в России, все время уменьшаются. С другой стороны, эксперты говорят, что в последние четыре года наблюдается спад инвестиций в возобновляемые источники энергии, а долгосрочный потенциал снижения энергоемкости мировых экономик ограничен, и это при прогнозируемом росте абсолютных величин спроса на углеводороды, прежде всего со стороны стран Азиатско-Тихоокеанского региона, то есть о факторах, которые поддерживают высокие цены на углеводороды. Они, в свою очередь (вкупе с налоговыми послаблениями государств для компаний, работающих в этой области), дают возможность уделять больше внимания разработке дорогостоящих запасов нетрадиционных углеводородов, ресурсы которых на несколько порядков больше традиционных (график 3). Это самым прямым образом отразилось на сланцевой революции, которая случилась в США и которую пока никак не удается перенести на территории других стран, поскольку нигде, кроме США, нет такого уникального сочетания геологических условий, рыночных, регуляционных, инфраструктурных элементов при избытке компаний, готовых вкладываться в венчурные проекты.

Добыча того, что называют сланцевой нефтью, в промышленных объемах стала возможной лишь тогда, когда цена на нефть обосновалась на планке примерно 100 долларов за баррель. Дело в том, что стоимость барреля нефти у устья скважины в самой известной сланцевой формации Баккен, по оценкам самих американцев, колеблется от 50 до 70 долларов. Для сравнения: расходы российских нефтяных компаний, например «Лукойла» и «Роснефти», на добычу барреля нефти в последние два года не превышали пяти долларов. Правда, им в отличие от американцев приходится иметь дело с длинным транспортным плечом, которое накидывает еще более десяти долларов к себестоимости российской нефти. Еще в 2009 году США вырвались в лидеры по добыче нетрадиционных газа и нефти, а по общей добыче газа даже опередили Россию, долгое время занимавшую первую позицию в мировом рейтинге (подробнее см. «За нефтяную иглу придется побороться», «Эксперт» № 21 за 2014 год). Но надо понимать, что, к примеру, во всем объеме добываемого газа сланцевый занимает лишь треть, остальное приходится на тот же традиционный — скважинный — и частично на метан угольных пластов (около 70 млрд куб. метров в год), который тоже относят к нетрадиционному УВС. Вообще, четкого терминологического аппарата у нас пока нет, говорит заместитель генерального директора ВНИГРИ по научной работе Александр Ильинский, но его надо создавать. Американцы вообще не заморачиваются этой проблемой, им важен результат — продукт, рассказывает Ильинский, в России же разработка такого аппарата важна для того, чтобы включить в оборот эти углеводороды с точки зрения возможных налоговых льгот и преференций для начала их освоения, и во ВНИГРИ вскоре должна выйти монография с предложением такой классификации. По словам Сергея Донского, анонсировавшего ввод правительством с 2016 года новой классификации запасов углеводородов, в настоящее время не существует четких критериев, по которым те или иные запасы могут быть отнесены к определенной категории, и это реальная проблема: уже начали появляться льготы на добычу нефти из трудноизвлекаемых объектов, и, чтобы преференции работали эффективно, понятие «трудноизвлекаемые запасы» требует четкого определения и систематизации.

Во ВНИГРИ считают, что в широком смысле нетрадиционные — это гораздо более дорогие по сравнению с традиционными ресурсы УВС. По общепринятой мировой классификации к нетрадиционным видам УВС сейчас относят сланцевые газы, газовые гидраты в холодных недрах и в донных отложениях шельфа, метан угольных месторождений и пластов и метан, растворенный в пластовых водах, а также тяжелые и высоковязкие нефти, нефтяные пески и природные битумы, то есть все трудноизвлекаемые углеводороды. А вот то, что сейчас понимают под сланцевой нефтью, имея в виду Light Tight Oil, или, в российской терминологии, легкую нефть низкопроницаемых коллекторов, вообще относят к традиционному УВС, только классифицируя его как трудноизвлекаемое. Сейчас ВНИГРИ предлагает все трудноизвлекаемые углеводороды относить к нетрадиционным. «Интересно, что широкое толкование слова shale (сланцевый) привело к тому, что сначала сланцевой нефтью назвали синтетическое топливо, которое можно получать из керогена (это вид органики, одна из форм “недозревшей” нефти, расположенной в нефтеносных сланцах)», — рассказывает научный сотрудник Института энергетических исследований РАН Светлана Мельникова. В 2010 году Международное энергетическое агентство (IEA, МЭА) оценило технические извлекаемые запасы керогеновой нефти в 1000 млрд баррелей для США при 1600 млрд баррелей всех доказанных глобальных запасов традиционной нефти, и мир вздрогнул от прогноза авторитетной организации, грозящего перевернуть привычный расклад и оставить не у дел остальных производителей углеводородов. Но сенсации не произошло, хотя США к этому времени начали добывать уже по 2 млн баррелей сланцевой нефти в день, но другой — Light Tight Oil, используя комплекс технологий, базирующихся на горизонтальном бурении и гидроразрыве пласта, а керогены оказались хотя и огромным потенциальным ресурсом УВС, но с очень отдаленной перспективой использования. В итоге американское Агентство энергетической информации (EIA) поправило своих коллег, оценив величину мировых технически извлекаемых ресурсов сланцевой нефти в 345 млрд баррелей. Это около 10% доказанных запасов и текущей оценки ресурсов традиционной и нетрадиционной нефти планеты. Россию по объему технически извлекаемых ресурсов EIA поставило на первое место с 74,6 млрд баррелей (более 10 млрд тонн). Месторождение для свечного заводика Наша страна находится на самом начальном этапе изучения перспектив добычи нетрадиционных углеводородов на своей территории. Безусловно, в советское время занимались и горючими сланцами, и метаном угольных пластов, и трудноизвлекаемыми видами нефти, но из-за обилия относительно дешевого традиционного УВС работа с нетрадиционным и трудноизвлекаемым сырьем системно не велась. В результате в России сейчас практически нет даже сколько-нибудь устоявшихся данных по запасам и ресурсам таких углеводородов, которые не вызывали бы сомнений и споров у экспертов (а такие цифры есть, например, по США). Наши оценки с западными существенно разнятся. Так, предварительные оценки ресурсов сланцевого газа в России расходятся на два порядка, от 20 трлн до 200 трлн куб. метров, говорит Светлана Мельникова. Ресурсная база Баженовской свиты (подробнее о ней см. «Национальное достояние как повод для беспокойства», «Эксперт» № 59 за 2012 год), которую МЭА признало в 2013 году наиболее богатой нефтесланцевой толщей в мире, по мнению аналитиков агентства, составляет 144 млрд баррелей нефти и 37 трлн куб. метров газа, при этом только неоткрытых ресурсов традиционного УВС здесь 8 млрд баррелей нефти, 19 трлн куб. метров газа и 21 млрд баррелей газоконденсата. По словам академика Алексея Конторовича, великий геолог своего времени член-корреспондент РАН Иван Иванович Нестеров сорок лет назад считал, что ресурсы нефти в Баженовской свите превышают 20 млрд тонн. Прогнозная оценка запасов УВС Бажена, данная самим Конторовичем еще в 1997 году, превышает 378 млрд баррелей (свыше 50 млрд тонн). Кирилл Молодцов, высказывая мнение Минэнерго, считает, что добыча нефти из Баженовской свиты может составить со временем 80 млн тонн ежегодно, поэтому она определена в Генеральной схеме развития нефтяной отрасли России одним из приоритетов инновационного развития нефтяного комплекса страны. Геологические запасы сверхвязкой нефти и природных битумов в России оцениваются в 55 млрд тонн, причем их разработка уже ведется в Татарстане.

Первым и до сих пор наиболее полным документом, в котором была сделана попытка систематизировать накопленный объем знаний в области нетрадиционных углеводородов в России, стала «Единая государственная программа подготовки минерально-сырьевой базы и добычи углеводородного сырья из нетрадиционных источников», подготовленная ВНИГРИ в 2011 году. Старейший нефтяной институт России, по словам Александра Ильинского, получил заказ на эту работу от Минприроды благодаря тому, что еще в советское время начал развивать тему нетрадиционных ресурсов углеводородов и их комплексного освоения. В документе, в частности, обобщены данные советских и российских ученых и прогнозные ресурсы российского сланцевого газа, сосредоточенного в основном в Западной и Восточной Сибири и оцененного в 48,8 трлн куб. метров.

Программа должна создать условия для увеличения годовой добычи сланцевого газа к 2026 году до 12,2 млрд куб. метров, но эксперты сомневаются, будет ли реализован даже этот небольшой прирост относительно общей добычи природного газа. Обнадеживает то, что в Минэнерго считают: запасы сланцевого газа целесообразно использовать для газификации самих регионов, перспективных для разработки подобных ресурсов и не подключенных к единой системе газоснабжения, а таких — половина территории страны. Такой подход может вполне себя оправдать, считает Ильинский. Конечно, себестоимость добычи сланцевого газа, особенно на первых порах, будет превышать 100 долларов за 1000 куб. метров — при 20–30 долларах на традиционных месторождениях Западной Сибири. Но из-за отсутствия дорогостоящего транспортного плеча и коммерческой стоимости газа для потребителя, близкой к 200 долларов, освоение таких ресурсов может стать интересным, как в той же Америке, для небольших нефтегазодобывающих компаний. Когда поднялся сланцевый бум в США, руководители некоторых компаний, и больших металлургических, и небольших заводиков, прочитав в газетах, что такого газа завались и по всей территории России, просили открыть им месторождение чуть ли не под корпусами их предприятий, смеется Александр Ильинский.

В рамках совместного проекта ВНИГРИ и «Лукойла» «Невостребованные запасы и ресурсы УВС» в региональных месторождениях, освоение которых географически и технологических затруднено, геологи насчитали по запасам (АВС1 + С2) нефти 9,8 млрд тонн, газа — 26,7 трлн куб. метров, еще 7,2 млрд тонн и 20,8 трлн куб. метров составляют ресурсы. Сейчас ученые вместе с предпринимателями и представителями государства прорабатывают комплекс организационных, технологических и экологических мероприятий, с тем чтобы облегчить вовлечение таких УВС в оборот. Часть проблем будет решаться в рамках формируемой сейчас при координации ВНИГРИ технологической платформы «Нетрадиционные источники углеводородного сырья», презентация которой произойдет на днях. Интерес к ней уже проявляют десятки субъектов рынка. Другим знаком оживления деятельности в этой области Ильинский считает участие в проектах по нетрадиционным ресурсам российских «Лукойла», «Газпрома», «Роснефти», «Татнефти», «Сургутнефтегаза»; в последнее время особую активность проявляют и крупные ТНК, у которых есть определенные ограничения на получение лицензий на освоение традиционных объектов, а поле деятельности в области нетрадиционных УВС еще практически свободно.

КИН, НДД и другие
Снижение эффективности добычи углеводородов долгое время усугублялось падением показателя проектного коэффициента извлечения нефти (КИН), причем это связано не только с безвременьем 1990-х. Из известного специалистам «креста нефтяника» (график 4) видно, как постоянный рост доли трудноизвлекаемых запасов (ABC1) сопровождался в СССР и России многолетним снижением средней нефтеотдачи КИН, который стабилизировался и начал понемногу расти только в последние годы. Как утверждает Александр Ильинский, справедливости ради стоит отметить, что этот показатель зависит не только от использования или неиспользования современных технологий добычи, в чем зачастую необоснованно упрекают наших нефтяников, но прежде всего от геологических и других особенностей конкретного месторождения. Например, нефтеотдача пластов в Латинской Америке, Юго-Восточной Азии составляет в среднем 24–27%, в Иране — 16–17, в США — 33–37%. Средний проектный КИН российских запасов (категорий АВС1) превышает средний мировой уровень (29%) и составляет 34%. Это не значит, говорит Ильинский, что из пластов нельзя добыть больше проектного. Чем больше мы хотим выкачать из пласта, тем большие затраты необходимо понести, то есть всегда есть пределы возможностей дальнейшей эксплуатации, которые упираются прежде всего в экономику, так как технологии для этого существуют. Было время, когда некоторые компании в России снимали сливки, после чего заброшенное месторождение заводнялось, и, по сути, запасы терялись безвозвратно. Сейчас этого нет, во-первых, потому, что более жестко работает система лицензирования, и, если недропользователи не выполняют лицензионных условий, они могут лицензии лишиться. Сами компании стали работать более грамотно, в целом не уступая западным, прежде всего потому, что они работают в основном на западных же технологиях и оборудовании. В частности, у «Сургутнефтегаза» и «Татнефти» КИН уже превышает 40%. Тема повышения КИН важна именно в связи с исчерпанием традиционных ресурсов, ведь прежде, чем приступать к дорогостоящим новым проектам, тем же арктическим, есть смысл просчитать, нет ли смысла потратиться на повышение коэффициента нефтеотдачи за счет технологических новаций на старых месторождениях, так как любое новое потребует огромных затрат на освоение, в том числе на инфраструктурное обеспечение. Использование же вторичных и третичных методов повышения нефтеотдачи может увеличить извлекаемые запасы уже существующих месторождений. Так, «Лукойл» планирует выйти на КИН 40% через шесть лет, что позволит компании ввести в разработку еще 3 млрд баррелей нефтяного эквивалента доказанных запасов. В «Роснефти» посчитали, что увеличение КИН по категории С2 на 10% даст прирост извлекаемых запасов компании примерно в 1,5 млрд тонн. Но стимулирование компаний к повышению КИН потребует от государства более гибкой фискальной политики. Одной из стимулирующих мер для более глубокой выработки месторождений, а в перспективе и при разработке нетрадиционных ресурсов УВС эксперты называют переход от оборотных налогов на налогообложение прибыли или на налог на дополнительный доход (НДД). В Минэнерго их поддерживают, считая, что такой налог необходимо вводить, опробовав сначала его эффективность на нескольких пилотных проектах. В дальнейшем это позволит более корректно распределить налоговую нагрузку на нефтяную отрасль. Низкий уровень конкуренции может существенно замедлить темпы разработки и внедрения технологий в этой области, и наоборот, считает генеральный директор Ассоциации малых и средних нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть»Елена Корзун. Для создания конкурентной среды и развития сектора независимых нефтяных компаний (НКК) необходимо разработать механизм вычетов расходов на геологоразведочные работы из налога на добычу полезных ископаемых, ввести понижающие коэффициенты НДПИ для нефти, добываемой из мелких месторождений. Требуется и содействие властей в предоставлении недискриминационного доступа к направлениям экспорта, а также в использовании их в качестве полигонов для введения НДД — в НКК считают, что небольшие гибкие компании быстрее покажут эффект от применения этого налога, в том числе для государства. Переход от оборотных налогов на налогообложение прибыли потребует от властей готовности отказаться от сиюминутного бюджетного подхода (а бюджет ощутимо потеряет при введении НДД) в пользу стратегического планирования своих доходов за счет системных выгод от повышения отраслевой эффективности. Необходимо тонкое администрирование, знание отраслевой специфики, чтобы не дать компаниям накручивать затраты, а значит, необходимо ведение отдельного учета для каждого проекта. По мнению президента Института энергетических исследований (ИНЭИ) РАН академика Алексея Макарова, именно такая политика сделает экономически привлекательным освоение нетрадиционных ресурсов: разработку тяжелой и вязкой нефти, нефтяных битумов, месторождений сланцевой нефти Баженовской свиты — и позволит совокупно увеличить ежегодную добычу сырья по сравнению с базовым сценарием развития отрасли, просчитанным ИНЭИ, еще на 30 млн тонн к 2040 году. Директор Энергетического центра московской школы управления «Сколково» Григорий Выгон считает, в частности, что до 2020 года основная неопределенность в добыче нефти связана прежде всего с налоговой политикой государства, а уже к 2035 году акцент с налогов сместится в сторону эффективности развития технологий и успешности геологоразведочных работ. По его мнению, в благоприятном сценарии добыча нефти, включая нетрадиционную, может достичь в России 572 млн тонн к 2035 году. Если же ничего не менять, утверждает министр энергетики Александр Новак, добыча нефти упадет и в течение 20–30 лет из имеющихся запасов будет добыто лишь 11 млрд тонн.

http://expert.ru/expert/2014/25/trebuetsya-netraditsionnaya-orientatsiya/

ria.ru, инфографика: что известно про сланцевый газ

http://ria.ru/infografika/20140520/1007463277.html

Сланцевый газ: решение суда Нью-Йорка

Читать далее

Соединенные Штаты газа: почему сланцевая революция могла произойти только в Америке

Роберт А. ХЕФНЕР III, основатель и президент GHK Companies, автор книги «Великий энергетический переход» и одноименного документального фильма

Еще менее десятилетия назад перспективы американской энергетики казались унылыми. Сокращалась внутренняя добыча как нефти, так и газа, а крупные американские энергетические компании, уверовав, что их будущее лежит у побережья морей, перестали уделять внимание работе на суше. Но тут произошло нечто примечательное: инновационный прорыв позволил компаниям добывать огромные объемы природного газа, таящегося в некогда недоступных сланцевых отложениях. Обнаруженное изобилие резко опустило цены на газ в США — примерно до трети среднемировых показателей.

Природный газ стал даром небес для Соединенных Штатов. Он стимулирует возрождение промышленности, а инвесторы уже тратят и планируют расходовать сотни миллиардов долларов на новые индустриальные объекты, например химические, сталелитейные и алюминиевые комбинаты.

Сланцевый бум создает сотни тысяч новых высокооплачиваемых рабочих мест для среднего класса, и сегодня уже свыше 1 млн. американцев заняты в нефтегазовой индустрии — а это примерно 40%-ный прирост в период с 2007-го по 2012 г. Более того, поскольку сегодня природный газ покрывает около 25% потребности страны в энергоносителях (и этот показатель стремительно растет), сланцевый бум экономит потребителям сотни миллиардов долларов в год. В сочетании с другими благами эта экономия обеспечивает США стратегическое экономическое преимущество над конкурентами, помогая оправиться после депрессии.

Как бы ни завидовали другие страны такому катализатору внутреннего роста, они неспособны повторить его, поскольку Соединенные Штаты обладают уникальными составляющими, необходимыми для полноценной разработки сланцевых ресурсов. Правовая система, закрепляющая священное право частной собственности на землю и ресурсы в ее глубинах, открытые рынки капитала и продуманная регуляторная система привели к появлению и росту тысяч независимых нефтегазовых компаний. Все они ведут интенсивную конкуренцию между собой.
В результате в США пробурено почти 4 млн. нефтяных и газовых скважин, а в остальном мире — всего 1,5 млн. Всплеск активного бурения в США привел к появлению в индустрии инновационных прорывов такого масштаба, о котором остальные страны могут только мечтать.

Несмотря на то что значительные сланцевые ресурсы есть и в других местах, например в Китае и Европе, там нет дружественно настроенной по отношению к предпринимателям системы, обеспечивающей быструю и продуктивную разработку ресурсов. Иными словами, до тех пор, пока в дело не вмешаются политики, Соединенные Штаты будут получать в грядущие десятилетия весомую прибыль от сланцевой революции.
Что лежит в основе бума

История американской сланцевой революции зиждется на традиционной изобретательности янки, хотя и не со стороны крупных нефтяных компаний. Начиная с 70-х гг. добыча нефти и газа из материковых месторождений США сокращалась, поскольку они, говоря языком специалистов, переходили на «позднюю стадию разработки». В поисках новых гигантских нефтяных месторождений компании переносили мощности по разработке и добыче в отдаленные страны и осваивали глубоководные залежи. Такие инвестиции были чрезвычайно дорогостоящи, и часто на переговоры и старт уходили десятилетия.

Ради накопления капитальных ресурсов и обретения глобального масштаба, необходимого для сотрудничества с правительствами других стран, крупнейшие нефтяные компании начали процесс поглощения и слияния. По их общему признанию, нефть можно было дешевле приобрести на Уолл-стрит, чем добыть ее из недр.
Тем не менее на протяжении последовавших десятилетий эти компании превратились в чрезвычайно забюрократизированные, с зашоренными взглядами структуры. Думая главным образом только о замене источников сокращающихся ресурсов, они инвестировали в гигантские иностранные месторождения, например в казахстанский Кашаган, содержащий примерно 13 млрд. баррелей нефти. Только первая стадия разработки здесь обошлась в $50 млрд.

Тем временем более мелкие и независимые компании, получавшие львиную долю прибыли с месторождения и лишь малую — с переработки (например, со стадии рафинации), вынуждены были либо внедрять инновационные методы, либо уходить из бизнеса.

Начиная с конца 90-х цены на природный газ поползли вверх, и компании узнали, что в американских сланцевых подземных породах содержатся огромные объемы газа. Поэтому такие фирмы, как GHK Companies (я являюсь ее основателем и президентом), предпринимали попытки с помощью вертикальных шахт добраться до этих запасов и добыть газ, вводя в скважины песок, воду и химикаты. Этот процесс получил название «гидравлический разрыв пластов», или «фракинг». Но такой метод оказался неприбыльным.

Затем Джордж Митчелл, независимый нефтяник, разрабатывавший техасскую платформу Барнетт, подобрал первый ключик к тайне. Его инновационный метод предусматривал горизонтальное бурение в сланце, что обнажало десятки тысяч футов газоносной породы, а не около 100 футов (а часто 10 или 20), как в вертикальной скважине. Вскоре цены на газ взлетели еще выше, а технологию Митчелла усовершенствовали, и он начал добиваться коммерческого успеха.

В 2002 г. компания Devon Energy, предчувствуя грядущую революцию, приобрела фирму Митчелла и принялась за ускоренную разработку новаторских методов добычи газа с платформы Барнетт. Вскоре в игру вступили Chesapeake Energy и другие независимые компании, что и стало началом бума в США. Всего за десятилетие Chesapeake обошла Exxon Mobil в рейтинге крупнейших американских поставщиков природного газа, а вскоре после этого США опередили Россию, став крупнейшим добытчиком природного газа в мире.
Независимые компании трансформировали не только индустрию добычи природного газа — то же самое они сделали с нефтью.

Обнаружение запасов привело к тому, что стоимость американского природного газа рухнула с более $13,50 за тысячу кубических футов в 2008 г. до примерно $3—4 в 2009-м. Он настолько подешевел, что независимым разработчикам вновь пришлось заняться инновациями, чтобы оставаться на плаву.
Поскольку газ продавался по цене, эквивалентной менее $25 за баррель нефти, а нефть реализовывали по $100, для добычи ее из сланцевых пород стали применять технологии, которые использовали ранее для извлечения газа. И результаты оказались одинаково

впечатляющими: к концу десятилетия США обгонят Россию и станут вторым в мире поставщиком нефти. По прогнозам Международного энергетического агентства, США способны обогнать даже Саудовскую Аравию и занять первое место в мире по добыче нефти.

Ничто из этого не могло бы произойти без уникальной американской правовой системы. Она обеспечивает землевладельцев правами не только на поверхность участков, но и на все, что расположено под ней, — теоретически вплоть до центра Земли. В остальном мире практически все подобные права на минеральные ресурсы принадлежат суверенным правительствам или строго контролируются ими. В Соединенных Штатах любая компания может заключить сделку с землевладельцем об аренде прав на нефть и газ, находящиеся в недрах его земель, и приступить к бурению.

Такая ситуация способствовала развитию конкуренции по типу дарвинистского естественного отбора ради выживания и роста. В США свыше 6000 независимых нефтяных и газовых компаний и столько же связанных с ними сервисных предприятий. Для сравнения: в других странах существует лишь горстка независимых добытчиков и сервисных компаний.

По каждой из скважин американских компаний десятки умов пытаются усовершенствовать каждый этап ее разработки. Используя трехмерные модели подземной сейсмической активности, инженеры — зачастую в онлайн-режиме на удалении — контролируют точное перемещение любого бура, чтобы он оставался в наиболее продуктивных зонах сланцевой породы. Они заняты оптимизацией размера трещин, созданных методом гидравлического разрыва, — чтобы они не были слишком велики или малы. По сути на каждую скважину работает собственная миниатюрная «Силиконовая долина». Благодаря тысячекратным повторам эти и многие другие методики позволяют компаниям максимально повышать производительность, снижать издержки и наполовину сокращать время разработки скважины.

Задумайтесь, как много может измениться всего за год. В 2013-м в Оклахоме на участках площадью 150 кв. миль, принадлежащих GHK Companies, одна крупная американская независимая компания пробурила и разработала свыше 100 горизонтальных скважин. Если бы их бурили вертикально, это позволило бы обнажить всего около 1000 футов сланца, а вот горизонтальное бурение привело к разработке почти 100 миль пород! И вместо того чтобы проводить 100 вливаний жидкости для гидравлического разрыва (с вертикальной скважиной), компания проводит по каждой скважине от 1000 до 2000 вливаний.

Инженеры экспериментируют и с такими переменными значениями, как тип и скорость вращения бура, давление в процессе бурения, количество гидравлических разрывов. Благодаря непрерывным экспериментам, а также экономии за счет масштабов производства (например, оптовых заказов трубчатой стали) компании удалось за 18 месяцев сократить затраты на 40% и при этом повысить продуктивность. Результат: в 2014 г. 6—7 буровых установок пробурили больше скважин и добыли больше нефти и газа, чем 12 установок всего год назад.

С начала сланцевого бума — более чем за десятилетие — компании пробурили в США около 150 тыс. горизонтальных скважин. Это грандиозное достижение, обошедшееся примерно в $1 трлн. За это время остальной мир пробурил всего несколько сот горизонтальных скважин. А поскольку каждый горизонтальный ствол тянется примерно милю (а иногда и две) и подвергается 10 и более вливаниям гидравлической жидкости, компании в США обработали 150 тыс. миль сланцевых пород 2 млн. раз.

Малозначимые конкуренты
Крайне маловероятно, что другим странам когда-либо удастся догнать Соединенные Штаты. Да, Китай и Европа сидят на бескрайних запасах сланцевого ресурса (в случае Китая — там, вероятно, больше газа, чем в США). Но эти ресурсы начнут добывать не скоро.

Поскольку другие государства не могут позволить себе существование тысяч независимых нефтяных и газовых компаний, их природные ресурсы могут эксплуатировать только забюрократизированные неповоротливые национальные предприятия и международные гиганты (а им приходится сталкиваться с еще более забюрократизированными правительствами и зачастую с византийской правовой и регуляторной системой).
Заключение масштабных сделок по разработке сланцев в других государствах и выход на добычу отнимает десятилетия. Даже в Китае, где правительство практически полностью контролирует использование поверхности и недр земли, лишь несколько национальных компаний и горстка иностранных фирм только планируют приступить к разработке сланцевого газа. А поскольку над этой добычей будет работать гораздо меньше умов, для познания ее принципов потребуется больше времени, а результаты будут скромнее, чем в США. Поэтому издержки окажутся выше, а прибыль меньше.

Во многих демократических государствах процесс разработки сланцев тормозится синдромом «только не у меня во дворе». В отличие от жителей Оклахомы или Техаса, выросших по соседству с нефтегазовой индустрией, граждане других стран, как правило, с ней незнакомы. Большинство из 1,5 млн. нефтяных и газовых скважин за пределами США расположено либо на глубоководье, либо на удаленных наземных участках. А поскольку правительства контролируют подземные ресурсы, землевладельцы не могут участвовать в процессе. Не получая никаких экономических выгод и сталкиваясь только с оборотной стороной проектов по добыче, они вполне оправданно выступают против бурения.

Такова ситуация в Европе, где проблема усугубляется гиперактивностью зеленого движения, готового на все для блокирования добычи сланцевого газа. Франция полностью запретила метод гидравлического разрыва пластов, а Германия фактически ввела на него мораторий. Без масштабного пересмотра отношений в этой сфере Европе потребуется даже больше времени, чем Китаю, на разработку своих ресурсов сланцевого газа. Но даже если она и начнет такую разработку, результаты будут менее впечатляющими, а ждать их придется гораздо дольше.
Тяжким бременем для Европы стала ошибочная политика в энергетике. В начале этого столетия политики утверждали, что их континент должен стать лидером мирового движения по переходу к зеленой энергетике и сокращению выбросов двуокиси углерода. Они выделили десятки миллиардов долларов налогоплательщиков как субсидии для проектов зеленой энергетики, главным образом ветровой и солнечной. Но те еще не были ни эффективными, ни надежными, ни конкурентоспособными. К сожалению, вряд ли движение Европы в сторону зеленой энергетики действительно завершится тем утопическим будущим, которое прогнозируют ее поборники. Ради удовлетворения растущих энергетических потребностей в Европу уже начинает поступать грязный уголь, высвободившийся в США из-за перехода американцев на природный газ.

Реальность такова: европейские страны обременили себя дорогостоящей, но не очень эффективной энергетической инфраструктурой, выступающей тормозом стратегического экономического роста. И пока США модернизируют промышленность, Европа, не имеющая новых политических лидеров, хорошо разбирающихся в экономике энергетики, рискует впасть на десятилетия промышленного спада и стагнации.
Дар, приносящий благо

У сланцевой революции есть свои яростные оппоненты. Они указывают на циклический характер цен на природный газ и возможность их взлета, что якобы делает это топливо ненадежным и невыгодным. Но прошлые колебания были вызваны жестким ценовым правительственным контролем, сложным процессом дерегуляции и высоким риском при разработке традиционных газовых месторождений. Иными словами, цены зависели как от причуд национальной политики в каждой стране, так и от сложностей подземной геологии.
Ни одной из этих проблем сегодня не существует, поскольку о ценовом контроле мы давно забыли, а американским компаниям достоверно известно, где находятся огромные залежи доступного природного газа. Поэтому добыча стала вполне предсказуемым производственным процессом, а не рискованной авантюрой.
В будущем стоимость природного газа будет определяться не столько его разведанными объемами, как раньше, сколько производственными издержками на добычу. Таким образом, цены будут стабильными долгое время — возможно, всю следующую половину столетия. Они могут даже снизиться, поскольку продолжается сокращение затрат и повышение эффективности добычи. Дополнительные инновации в переработке, транспортировке, распределении и секторе потребления еще даже не начались. Когда они стартуют, это принесет дополнительные миллиарды долларов экономии для потребителей.

Суть такова: США благодаря сланцевой революции уже защитили себя от непредсказуемых колебаний глобальных цен на природный газ и близки к тому, чтобы добиться того же и с ценами на нефть. Внутренний дефицит нефти, вызванный природными катаклизмами за рубежом или политическими проблемами, в один прекрасный день станет уделом прошлого, особенно если американские легковые авто и грузовики будут переведены на природный газ. Рост энергетической независимости дает США преимущество перед конкурентами. И если поставкам нефти будут угрожать некие события на Ближнем Востоке, например падение режима в Саудовской Аравии, Соединенные Штаты сумеют пережить эту бурю лучше любой другой крупной державы.

Изобилие дешевого природного газа — дополнительный актив в геополитическом капитале: оно существенно укрепляет американскую экономику. Американцы платят за природный газ лишь малую часть той цены, по которой рассчитываются остальные мировые потребители. Для примера: годовая экономия в сравнении с затратами потребителей Китая и Европы достигает $300 млрд.

Уже сегодня разработка огромных запасов сланцевой нефти и газа в США привела к увеличению ВВП на 1%. Без революции в этой сфере экономика, скорее всего, скатилась бы обратно к рецессии, а количество новых рабочих мест было бы меньше на сотни тысяч.

Большинство штатов, где наблюдается бум нефте- и газодобычи, наслаждаются сокращением безработицы. Например, благодаря бурению платформы Баккен безработица в Северной Дакоте составила лишь 2,6% — это самый низкий показатель в США.

Рост экономического преимущества Соединенных Штатов может продлиться до середины столетия и далее. Если, конечно, это преимущество не будет разбазарено. В Калифорнии и Нью-Йорке — двух крупнейших экономиках страны — борцы с гидравлическим разрывом и местные политики на уровне штата сумели затормозить разработку сланцевых ресурсов до черепашьих темпов. Оба штата обладают богатейшими залежами (Монтерей в Калифорнии и Марселлус в Нью-Йорке), и их разработка могла бы послужить мощным толчком для экономического роста штатов и страны.

Политикам следует осознать, что сегодняшняя Америка имеет беспрецедентную возможность для долговременного роста, способного обеспечить идеальной работой средний класс, навсегда забыть о Великой депрессии и обрести геополитические преимущества перед конкурентами на десятилетия. Было бы глупо не воспользоваться этим.

Данная статья — перевод материала, первоначально опубликованного в журнале Foreign Affairs (№3, май/июнь 2014 г.). © Council on Foreign Relations. Распространяется Tribune Media Services

http://www.2000.ua/v-nomere/forum/mir/soedinennye-shtaty-gaza-pochemu-slancevaja-revolyucija-mogla-proizoiti-tolko-v-amerike.htm

— — — — — —
i/ Компания автора не ОАО (не публичная)
Соответственно нет данных о результатах их хозяйственной деятельности, есть только некоторые показатели
http://www.ghkco.com/our_operations/

ii/ Судя по разделу http://www.ghkco.com/publication_news/ автор не чужд писательского дара, и продвигает совместно метод и свой взгляд, в том числе и на китайском

iii/ Свою книгу «The Grand Energy Transition (GET)» продвигает даже с помощью специального сайта http://www.the-get.com/

iv/ О Митчелле я писал ранее:

т.е. по окончании госпрограмм и налоговых льгот Митчелл вышел из бизнеса 🙂
Цены на газ тогда падали к уровню 2$/1000 куб.футов, среднему значению за 15 лет.
Никто не мог уверенно предполагать нового повышение цен, которое организовали Гринспен и Бернанке.

v/ Автор статьи пишет обо всем правильно, но умалчивает об важнейших вещах, на которых все базируется: доступные финансы и других (обширные НГБ, наличие воды, малая плотность населения в районах добычи), о которых я писал ранее

nippon.com: Сайт новостей о Японии

http://www.nippon.com
http://www.nippon.com/ru/taglist/?tag=economy

21.05.2014 Почему Японии не удаётся восстановить свои финансы? http://www.nippon.com/ru/in-depth/a03001/

Хронологическое сопоставление также говорит о том, что японский показатель соотношения правительственного долга к ВВП в 2012 году уже превзошёл уровень 1944 финансового года, к наступлению которого страна на протяжении восьми лет с начала Второй японско-китайской войны в 1937 году вела полномасштабные военные действия. Поскольку колоссальную сумму правительственного долга, накопленную в военное время, было невозможно погасить при помощи обычных методов, избавиться от неё в конечном счёте удалось посредством высокой инфляции в период сразу после окончания войны, что фактически являлось дополнительным налогообложением, так называемым «инфляционным налогом».

Именно за пять лет, начиная с 1944 года и до 1949 года, когда практически завершился период быстрого нарастания инфляции, за который оптовые цены выросли в 90 раз, реальная стоимость правительственных долгов с их фиксированным номиналом соответственно уменьшилась в 90 раз. Бремя этого падения реальной стоимости в конечном счете фактически взял на себя японский народ, который владел госзаймами непосредственно либо опосредованно через финансовые институты страны.

В итоге, за счёт этого инфляционного налога и других обстоятельств, до 1950 финансового года соотношение правительственного долга к ВВП удалось радикально сократить до 14,0%. Более того, начиная со второй половины 1950-х годов, за время периода высоких темпов экономического роста этот показатель уменьшился к 1964 финансовому году до 4,4%. Однако в дальнейшем он вновь стал увеличиваться. Этот процесс, который стал особенно заметно ускоряться с 1990-х годов, продолжается и сегодня.

Более того, имеются проблемы и со структурой бюджетных расходов. В совокупном показателе расходов бюджета 2014 финансового года обслуживание госдолга и расходы по социальному обеспечению, то есть, те статьи, в отношении которых правительство не располагает существенной свободой принятия решений, составляют соответственно 24,3% и 31,8%. В сумме эти показатели составляют 56,1% бюджетных расходов. Во второй половине 1960-х годов, когда началось увеличение размеров непогашенного правительственного долга, тогдашнее министерство финансов подчеркнуло серьезность проблемы “иммобилизации финансов” и заговорило о необходимости её решения. В бюджете 1968 финансового года, сформированном в период проведения министерством “кампании по борьбе с иммобилизацией финансов”, обслуживание госдолга и расходы на социальное обеспечение составляли соответственно 3,5% и 14,1%, а в совокупности — 17,5% (данная цифра не соответствует арифметической сумме процентных показателей 17,6% из-за применения правил округления чисел). Если взять показатели того времени за стандарт, нынешняя структура бюджетных расходов свидетельствует о крайней степени “иммобилизации” финансов.

Такая структура государственных финансов Японии сложилась в обстановке, когда основополагающим фактором является быстрое старение населения страны. Этот процесс находит свое отражение в том, что в расходах на нужды социального обеспечения, которые являются главным фактором разбухания расходной части бюджета, львиная доля приходится на выплаты, большинство получателей которых составляют пожилые люди: расходы на выплату пенсий, а также на оплату медицинского обслуживания и ухода. В проекте бюджета на 2014 финансовый год расходы на выплату пенсий, а также на оплату медицинского обслуживания и ухода составляют 73,9% от общей суммы расходов на нужды социального обеспечения.

[17.03.2014] Развеивая иллюзии призрачной «конкурентоспособности вузов на мировой арене»: о японской реформе высшего образования http://www.nippon.com/ru/in-depth/a02803/
[07.11.2013] «Японский синдром» в высшем образовании http://www.nippon.com/ru/in-depth/a00602/

[07.04.2014] Экономические итоги первого года Абэномики: улучшение по всем показателям http://www.nippon.com/ru/features/h00047/

[01.10.2013] Политэкономия сланцевой революции http://www.nippon.com/ru/in-depth/a01601/

Хроники
Проблемы корпоративного управления в Японии на примере упадка Sony
http://www.nippon.com/ru/currents/d00113/
Японское сельское хозяйство: реальность и утопия
http://www.nippon.com/ru/currents/d00107/