Архив за месяц: Октябрь 2017

aillarionov: Как выглядит стагнация

За последние 8 лет (2008-16 гг.) мировой ВВП вырос на 30%.
В трех странах (Науру, Эфиопия, Туркменистан) он более чем удвоился.
Еще в восьми странах (Китай, Узбекистан, Зимбабве, Катар, Лаос, Афганистан, Индия, Руанда) темпы роста ВВП за 8 лет были таковыми, что при их сохранении в течение десятилетия за это время произойдет удвоение размеров их национальных экономик.

В России за 8 последних лет ВВП увеличился лишь на 4,3%, или на 0,5 в среднем в год.
По этому показателю Россия занимает 163-е место в мире из 190 стран, по каким имеются соответствующие данные.

Для сравнения: за вторую половину правления Л.Брежнева, длившуюся 8 лет (1974-1982 гг.) и вошедшую в историю страны как эпоха застоя, ВВП СССР увеличился на 13,5%, или на 1,6% в среднем в год.

Кумулятивный прирост ВВП за 8 последних лет (c 2008 по 2016 г.), процентов.

Источник данных: доклад МВФ о состоянии мировой экономики IMF World Economic Outlook, October 2017.
http://www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2017/02/weodata/index.aspx

https://aillarionov.livejournal.com/1022769.html

Реклама

Пик энергии: до и после

Читать далее

Почему именно в Калифорнии сильнее всего лютуют «зеленые бесы»?

Техас и Калифорния — две противоположности в США.
Техас за республиканцев, самодостаточность, традиционную энергетику и традиционные ценности.
Калифорния за демократов, велфер, нетрадиционную энергетику и нетрадиционные ценности.

Объяснение различий в двух картинках

— Среднегодовая добыча нефти (тысяч баррелей в день) в главных нефтедобывающих штатах и территориях США в 1981-2016 гг.

(по данным [https://www.eia.gov/dnav/pet/pet_crd_crpdn_adc_mbblpd_a.htm ])

0_ce587_80af3e1f_XL

 

— Среднегодовая добыча нефти (тысяч баррелей) в Калифорнии по 1999 гг.

0_ce588_2f51f725_orig

[ взято в http://www.energycrisis.net/us/ca/images/caHubbert.gif ]

Добыча нефти в Калифорнии к 1985 г. имела наивысшие значения; до этого было несколько меньших пиков. С очень небольшой натяжкой можно говорить о «полке» по добыче нефти с 1950 по 2000 г. Полвека, что весьма не мало, и достаточно, чтобы перестроить экономику и общество. Туристический бизнес, инновации, кинематограф, поселение состоятельных людей со всего света и пр. — в целом малоэнергоемкие отрасли по сравнению с промышленностью.

После 1985 г. добыча в Калифорнии испытывает почти беспрерывное падение, уменьшившись в два раза.
Небольшая площадь месторождений, их долгая разработка, малые ресурсы сланцевой нефти, большая численность населения штата, высокие экологические требования и серьезные водные проблемы, ограничения на шельфовое бурение, бум сланцевой нефти в других штатах, куда уходили из Калифорнии нефтяные компании, – все это предопределило «озеленение» энергетики.

Техас со своим вторым бумом нетрадиционной нефти имел надежду, которую и реализовал: второй пик добычи за счет налоговых льгот и запасов, которые будут рентабельны в этом случае. У Калифорнии такой опции небыло: даже в период высоких цен на нефть добыча стабилизировалась, но не росла, как в Техасе.

Можно дополнительно заметить, что
i/ НГБ в Калифорнии совпадают с ее самыми заселенными частями (долины)

ii/ законодатели Калифорнии критически, но одновременно реалистически, рассматривают качество трудовых ресурсов и не развивают там атомную энергетику. 
Один выброс на Силиконовую долину и Голливуд и все кинематографисты и инноваторы снимаются с места. Вдобавок к убыткам от аварии на АЭС дополняются совершенно невосполнимые убытки от ухода «новых кочевников».

Калифорния — это практически идеальный и самый лучший пример как можно жить, минимизируя традиционную энергетику: нужен хороший климат, мировое гнездо  богачей и инноваторов и наличие «фабрики грез».
Без этих весьма доходных статей «озеленение» даст значительно меньшие результаты.
Я даже не упоминаю о том, что энергоресурсы в Калифорнию везут из других штатов США 🙂
https://aftershock.news/?q=node/570238

Технические революции и горнодобывающая промышленность: алмазы

03 МАР, 2014

Алмазы из русской пробирки
Диамантеры взбудоражены: в последнее время под видом природных бриллиантов все чаще продают искусственные камни. Еще два-три года – и проблему фальшивок уже не решить

В 2012-м нью-йоркский бизнесмен купил партию из тысячи бриллиантов и отправил ее в лабораторию Международного геммологического института (IGI) – там камни должны были сертифицировать для дальнейшей продажи. После тестов предприниматель получил заключение: лишь 400 являются природными, остальные искусственные. Весть разнеслась по рынку как пожар, и торговцы запаниковали. «Раньше мы находили два камня там, три – здесь, но когда объемы настолько большие – это совершенно другое дело», – прокомментировал ситуацию исполнительный директор IGI Роналд Лори. Как синтетика попала в ту скандальную партию, неизвестно и поныне. Однако с тех пор подобные истории начали периодически всплывать по всему миру – в Гонконге, Мумбаи, Москве. Под угрозой рынок стоимостью 72 млрд долларов. Впрочем, у дешевых фальшивых алмазов есть и светлая сторона…

Масштабы бедствия

Случай с нью-йоркским бизнесменом пока остается самым крупным обманом в индустрии. Хотя вбросы помельче стали выявлять все чаще. Например, в прошлом году две индийские компании, которые занимаются обработкой алмазов и оптовой продажей бриллиантов, в том числе на экспорт, сообщили о больших поддельных партиях. Dalumi Diamond India обнаружила в своих закупках 19 синтетических камней общим весом 6,35 карата, а Narola Gems – подделки на 44,29 карата. В мае 2013-го с мошенничеством чуть меньшего масштаба столкнулись в Москве. Сотрудникам Геммологического центра МГУ принесли для тестирования партию мелких камней, так называемых меле, – 93 неоправленных бриллианта общим весом 1,12 карата. Поставщик утверждал, что все они имеют природное происхождение. На поверку вышло, что треть из них искусственные, а остальные и в самом деле естественные, но облагороженные – их чистоту улучшили в лаборатории. Ни одного натурального необлагороженного бриллианта в той партии не оказалось. Сколько же подделок находится в обороте?

«У нас нет информации, кто стоит за производством синтетики, за исключением нескольких имен. Мы не знаем, где камни изготовлены, кто их обрабатывает, выявлено большинство таких камней или нет», – отмечает Роналд Лори. Обнаружить фальшивки сложно потому, что диамантеры не отправляют на анализ бриллианты весом менее 0,3 карата из-за дороговизны процедуры: цена одного камня приблизительно равна стоимости его тестирования в лаборатории. К тому же раньше подделывали в основном желтые бриллианты – технологий изготовления драгоценностей другого цвета не было. Поэтому бесцветные, самые популярные у покупателей, никто и не думал проверять на подлинность. А теперь выяснилось: существует синтетика на любой вкус и цвет. И сколько ее продается под видом природных камней, неизвестно.

О том, что бедствие приобретает угрожающие размеры, можно судить хотя бы по тому, что случаи выявления фальшивок перестали быть единичными. «В последнее время мы встречаем синтетические бриллианты весом 0,4–0,5 карата в партиях настоящих камней каждую неделю», – говорит завотделом экспертизы Геммологического центра МГУ Юрий Шелементьев. По мнению Роналда Лори, надо решать проблему сейчас, через два-три года взять под контроль нелегальный сегмент будет уже невозможно.

Повод получить пулю в лоб

Если воздействовать на графит высокой температурой, скажем 1800 °C, и давлением 60 тыс. атмосфер, из чешуйчатого серого вещества получится алмаз. Примерно в таких условиях драгоценный камень формируется в природе. Этих же параметров много лет пытались добиться ученые. Первый синтетический бриллиант появился в 1950 годах. В 1954-м корпорация General Electric (GE) с помощью 400-тонного пресса начала изготавливать мелкие камни, которые годились для использования в промышленности. Это были даже не камни, а, скорее, алмазная пыль. Крошечные кристаллы наносили на инструменты, допустим сверла, и тем самым повышали прочность последних.

В 1970-х GE получила алмаз весом 2 карата – прорыв. Однако на него потратили несколько дней тяжкого труда и столько электроэнергии, что купить такой же натуральный камень вышло бы дешевле. Кроме того, высокотемпературная технология – HPHT – позволяла производить камни только желтого и коричневого цветов, не самых популярных среди ювелиров, поэтому диамантеры не беспокоились и не считали, что их рынку что-то угрожает. Искусственные алмазы находили применение лишь в тяжелой промышленности.

Ситуация стала меняться несколько лет спустя. В 1989-м у советских ученых появилась технология БАРС – Беспрессовый аппарат «Разрезная сфера». Работала она следующим образом: помещаешь в аппарат алмазную крошку, вводишь графит, и под давлением и при высокой температуре вокруг крошки вырастает алмаз побольше. Технология отличалась от метода HPHT дешевизной: на средний алмаз уходило столько же энергии, сколько потребляет десяток бытовых лампочек в течение трех суток. Довольно экономичный вариант. «Сделанные тогда в лаборатории алмазы были тоже недостаточно прозрачными и белыми и использовались исключительно в технических отраслях», – уточняет партнер Bain & Company Ольга Линде. И все же образцы были очень высокого качества. Эксперты Геммологического института Америки исследовали российские камни и дали заключение, что отличить их от природных без специальных устройств невозможно.

Некоторые заговорили, что производителям бриллиантов пора готовиться к войне, иначе они потеряют до четверти рынка. Но диамантеры к разработкам советских ученых отнеслись спокойно. Картер Кларк, основатель компании Gemesis Diamond Co., рассказывал журналу Wired о реакции руководителей крупнейшей добывающей корпорации De Beers: дескать, технология останется в Советском Союзе и никто не сможет довести ее до ума. Они жестоко ошиблись.

По инициативе российского правительства в начале 1990-х в Минобороны было создано бюро, которое должно было привлекать иностранные инвестиции для развития перспективных технологий и продавать разработки за рубеж. К специалистам этого бюро и попал Картер Кларк, отставной американский военный, приехавший в 1995 году в Москву, чтобы продвигать продукцию своей компании Security Tag Systems. Он продавал магазинам метки, которыми снабжали товары для предотвращения воровства. В техническом бюро Минобороны ему продемонстрировали устройство для производства бриллиантов и предложили купить его примерно за 60 тыс. долларов.

Через несколько месяцев вместе с оборудованием во Флориду отправились и российские специалисты. Еще пара лет потребовалась, чтобы усовершенствовать процесс и контролировать характеристики бриллианта. Сегодня компания Gemesis Картера Кларка применяет технологию химического парофазного осаждения (CVD) и изготавливает камни любого цвета, в том числе белого. Заволновались ли диамантеры? Официально они говорят о том, что их беспокоят только продажи синтетики под видом природных камней. Неофициально Роберту Линаресу, основателю бостонской компании Apollo Diamond, тоже занимающейся выращиванием бриллиантов, на одной из конференций посоветовали быть осторожным. Намекнули, что его исследования – более чем веский повод получить пулю в лоб. А когда Картер Кларк приехал в Лондон искать инвесторов для дальнейшего развития и зашел в ювелирную лавку, чтобы показать свои камни, то уже через два часа ему лично позвонил исполнительный директор De Beers Джеймс Ломб. Одним словом, новичков определенно встретили в штыки.

На вес золота

После кризиса 2008–2009 годов дела у российских ювелиров идут в гору. В 2012-м, по данным Росстата, они продали 1,7 млн украшений с бриллиантами – это почти на 14% больше, чем годом ранее. Наиболее популярное обрамление для драгоценных камней – золото. Именно на сочетание желтого металла и бриллиантов приходится не меньше 40% продаж во всех категориях: кольца, серьги и т.д. По объему переработки золота (81,9 тонны) Россия вышла на четвертое место в мире после Китая, Индии и США. Самое продаваемое в нашей стране украшение с бриллиантами – золотое кольцо, в том числе обручальное. В 2012-м такой подарок к свадьбе получили 741 тыс. девушек – на 1% больше по сравнению с 2011-м.

Будут новые разоблачения

Диамантеры пролоббировали введение специальной маркировки для искусственных бриллиантов с целью исключить их производителей из числа потенциальных конкурентов. Но если такие компании, как Gemesis или Scio Diamond Technology Corp. (купила Apollo Diamond в 2012-м), не собираются выдавать свою продукцию за естественную, то не все их клиенты-покупатели столь же добросовестны. Так, индийская The Choksey Group в прошлом году приобрела у Gemesis партию камней на 35 тыс. долларов и продала их с 10–20-процентной наценкой у себя на родине. Один из руководителей группы Сабин Чокси не скрывал, что бриллианты реализовали под видом природных. Индийских покупателей не особенно волновало происхождение товара, заверил он. А сколько дилеров замалчивают правду? Эксперты Bain & Company рассказывают, что, изучая рынок, обнаружили некую компанию, производящую и рекламирующую синтетические бриллианты. На ее сайте был размещен список ритейлеров-партнеров. Однако в телефонных разговорах представители девяти из 10 магазинов сказали: «Вы ошиблись, мы не продаем искусственные камни».

Количество высококачественной синтетики, выдаваемой за природные бриллианты, может возрасти после недавней сделки Scio Diamond Technology Corp. с китайцами. К сентябрю 2013-го у компании накопилось долгов на 12,5 млн долларов, а при выручке 800 тыс. долларов в год это тяжелое обременение. Чтобы она могла продолжать работу, ее руководители создали совместное предприятие с двумя китайскими производителями. Американцы передали СП в качестве своей доли (30%) технологию CVD, а азиатские партнеры, по словам президента Scio Diamond Майкла Макмэхона, обеспечивают финансирование. Завод уже строят в Поднебесной. С большой долей вероятности можно предположить, что технология получит распространение и за пределами СП – всем же известны традиции ведения бизнеса в Китае. Глава сервисной компании Rapaport Group Мартин Рапапорт настаивает, что синтетика подмешивается в партии природных бриллиантов именно в Индии и Китае. Если это действительно так, индустрию ждут новые скандальные разоблачения.

Бриллианты – это навсегда?

Пока диамантеры борются с нелегальными продавцами, производители культивированных бриллиантов выходят на рынок с открытым забралом и пытаются честным способом отвоевать место под солнцем. Легким их путь не будет, предрекают эксперты. «Рынок может взорваться только после того, как потребитель изменит свое мнение об искусственных камнях», – замечает Ольга Линде. Сейчас это мнение не в пользу новичков. На протяжении многих лет бриллианты символизировали любовь и подлинные чувства, а у синтетики нет такой магии, потому что она ненастоящая – вот главный маркетинговый посыл производителей природных камней. И его разделяет большинство потребителей. The Knot Market Intelligence опросила 10 тыс. недавно помолвленных или вышедших замуж женщин. 79% отдали предпочтение естественным камням, 4% – искусственным, 16% затруднились с выбором. Долго ли сторонников натуральных бриллиантов будет так много?

Майкл Макмэхон утверждает, что спрос на культивированные бриллианты растет с каждым днем. В 2013 году продажи его компании увеличились на 50%, по итогам 2014-го он ожидает аналогичную динамику. В ближайшие пять лет мировой рынок искусственных камней, по прогнозам Scio Diamond, расширится с 1,5 млрд до 2 млрд долларов. Этому будет способствовать агрессивная маркетинговая кампания, развернутая коллегами г-на Макмэхона по цеху. Они стараются донести до потребителя три основных тезиса. Во-первых, культивированные бриллианты, в отличие от природных, не могут быть «кровавыми» и «грязными». До 4% естественных камней добыто на рудниках, где эксплуатируется детский труд или допускается насилие над шахтерами. Кроме того, часть выручки от этой доли драгоценностей идет на финансирование войн в Африке. Во-вторых, искусственные камни – это все-таки алмазы, а не алмазоподобные субстанции. Они имеют тот же химический состав, что и настоящие. И в-третьих, синтетика, которую невозможно определить на глаз, обойдется дешевле. Разница в стоимости, по словам исполнительного директора ювелирного завода «Адамас» Максима Вайнберга, составляет 30–50%.

Некоторые считают, что у пионеров рынка культивированных бриллиантов есть шансы пробить брешь в стереотипах потребителей. «Сегодня ни один горнолыжник не встанет на деревянные лыжи и не наденет шерстяную куртку. Он скажет: полартек, углепластик – это то, на чем я буду делать рекорды», – говорит Юрий Шелементьев. В конце концов, войну с синтетикой ювелиры уже проигрывали. Так, до 1916 года в украшениях использовался только природный жемчуг. А после того как австралиец Уильям Севил-Кент и японец Кокиши Микимото запатентовали технологию культивирования жемчуга круглой формы, «подделки» заполонили рынок. И через 30 лет добычу натурального жемчуга запретили во всем мире.

Но если высококачественная синтетика и не разрушит бриллиантовую отрасль до основания, она в любом случае откроет новые возможности в других секторах. У алмазов более высокая теплопроводность, чем у какого-либо материала. Именно поэтому искусственные бриллианты при их использовании, например, в производстве микропроцессоров смогут выдержать такие нагрузки, от которых кремниевые чипы расплавятся. Раньше представители хай-тека на алмазы и не смотрели, поскольку это был слишком дорогой материал. Теперь в Европе и Японии ведутся разработки алмазных чипов, которые совершат революцию как минимум в полупроводниковой промышленности. Кстати, производители культивированных бриллиантов уверяют, что покорение ювелирного рынка им необходимо в первую очередь для того, чтобы выручить средства на исследования в области применения технических алмазов. Маржа в этом сегменте гораздо выше, да и поле для деятельности шире.

Диамантеры готовятся к бою

И производители, и продавцы бриллиантов восприняли появление синтетических алмазов как реальную угрозу. Тех, кто занимается культивированием камней легально, обязали маркировать свою продукцию. Осталось самое сложное – выяснить, как синтетика попадает на рынок под видом натуральных бриллиантов, выявить все случаи вбросов и перекрыть каналы сбыта. В прошлом году индийская алмазная биржа поручила британскому брокеру Bonas провести расследование, касающееся деталей производства искусственных бриллиантов, но результатов этой работы пока нет. Как нет и точных данных о том, много ли фальшивок оказалось на прилавках: технологии культивирования развиваются, и уже не всякое оборудование помогает отличить природный камень от выращенного в цехе.

Прежде многие крупные лаборатории были оснащены машинами для тестирования бриллиантов от De Beers. Но они не подходят для анализа мелких камней, меле, – той самой категории, в которой участились вбросы синтетики. De Beers занялась разработкой еще более мощного оборудования. Оно появится в продаже в середине года. Правда, большинству игроков рынка, по мнению завотделом экспертизы Геммологического центра МГУ Юрия Шелементьева, прибор будет не по карману: его стоимость составит около 75 тыс. долларов.

http://www.rbc.ru/magazine/2014/03/56bc7ee39a794701b81d2bd9

— — — —
i/ Вести добычу в громадных карьерах и шахтах с высокими рисками, чтобы получить всего порядка 13 тонн камней (2014)
ii/ Технический прогресс готовится обрушить один из самых монополистичных рынков
iii/ Технический прогресс готовится оставить без работы тысячи горных рабочих, а также десятки и сотни геологов и геофизиков
iv/ Жадность движущая сила прогресса: «если нет разницы, зачем платить больше», если бриллианты блестят одинаково, то в чем смысл выбора камней. выкопанных из кимберлитовой трубки 🙂

МПР РФ: «экономика должна быть экономной» (с)

Государственный доклад «О состоянии и использовании минерально-сырьевых ресурсов Российской Федерации»
http://www.mnr.gov.ru/regulatory/list.php?part=1257

Уже второй год в открытый доступ МПР выкладывает доклад, выполненный в градациях серого. До этого были цветные варианты, намного более легко воспринимающиеся.
Дилемма простая:
— или в министерстве даже не читают/не открывают свои доклады
— или для себя делают в цветном виде, выкладывая для доступа по принципу: на тебе убоже, что нам не гоже

Традиционная российская нефтянка: начало конца

Правительство практически закончило разработку закона о НДД

Законопроект о налоге на добавленный доход (НДД) практически готов и будет вынесен на заседание правительства России в течение нескольких дней. Об этом рассказал журналистам вице-премьер Аркадий Дворкович на полях форума «Наука и технологии в обществе» в городе Киото в Японии, передает «РИА Новости».

По его словам, что проект закона об НДД получил заключение главного правового управления президента. Дворкович отметил, что у ведомства есть технические замечания. По его словам, на данный момент проводится работа, чтобы «эти замечания были учтены». «Это можно сделать буквально в течение нескольких дней и вынести законопроект на заседание правительства», — сказал он.

По законопроекту, НДД будет взиматься не с объемов добываемой нефти, а с вырученных доходов от продажи нефти. При этом из этих доходов будут вычитаться расходы на добычу и транспортировку нефти. Проект закона предлагает ввести новый налог с 2018 года. Как предлагает Министерство финансов, НДД должен будет заменить экспортную пошлину и будет касаться пилотных проектов по разработке месторождений.

В середине января во время проходящего в Москве Гайдаровского форума министр финансов России Антон Силуанов заявил, что поддерживает переход на НДД в нефтяной отрасли. Он допустил, что это произойдет в ближайшие два года, а также будут отменены льготы, которые действуют на данный момент.

В конце января источники РБК сообщали, что разногласия о введении НДД для нефтяной отрасли сохраняются, и переход на новый налог зависит от позиции компании «Роснефти». Как сообщал ТАСС, во время совещания у премьер-министра России Дмитрия Медведева, глава российского правительства поручил учесть во время разработки законопроекта пожелания главы «Роснефти» Игоря Сечина по льготам для месторождений нефти с высоким уровнем обводненности.

Как сообщала газета «Ведомости», принятие реформы налогообложения для нефтяной отрасли связано со спором вокруг одного из крупнейших месторождений мира, которое принадлежит «Роснефти», Самотлора. Издание отмечает, что компания выступила против предложения Минфина, который хотел перевести месторождение на обложение НДД. В свою очередь «Роснефть» требует сохранить на Самотлоре налог​ на добычу полезных ископаемых (НДПИ) со всеми льготами. По оценкам Минфина, обложение Самотлорского месторождения НДПИ по льготной ставке будет стоить казне от 60 до 80 млрд руб в год.

Участники совещания у премьер рассказали РБК, что присутствующий на встрече глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов также попросил о специальных льготах для одного из его крупнейших месторождений.

http://www.rbc.ru/rbcfreenews/59d094b69a794750181d6f6a?from=newsfeed

Еще раз о традиционной и нетрадиционной нефтянке.
Традиционная нефтянка — это «Эльдорадо» — прямой источник средств для экономики.
Не традиционная нефтянка — это «Инфраструктура» — косвенный, весьма замаскированный источник средств для экономики. В микромасштабе кажется что нефтянка сосет средства из экономики, но при грамотном использовании совокупный макромасштаб показывает выгоду для экономики в целом.
Но это только при грамотном использовании, при неграмотном в макромасштабе будет только убыток.

Из всех примеров нетрадиционной нефтянки имеются только 1.5 примера грамотного использования:
1 — США, 0.5 — Канада, поставляющая свою тяжелую нефть для США.
Канаде с ее торговым балансом некуда деваться: без нефти все было бы еще хуже. С другой стороны есть надежда на аутсорс чего-нибудь из США.
Нетрадиционная нефтянка дала в мире почти весь прирост добычи с 2005 г., исключение составил только последний 2016 год.
(показ для периода до 2013 г.)

Итак, смысл последней новости. НДД — это то же Соглаше́ние о разде́ле проду́кции (СРП) вид сбоку. Только выгодоприобретатели уже российские компании. Прекрасная возможность завышать расходы, поскольку «НДД будет взиматься не с объемов добываемой нефти, а с вырученных доходов от продажи нефти». Завысить расходы: древнейшее и простейшее умение любых товаропроизводителей.

Все бы ничего, но
— современная экономическая система РФ предназначена на снятие «сверхприбылей» от построенной советской нефтяной инфраструктуры. И от того, что нефтянка «Эльдорадо», а не «Инфраструктура»
— современная экономическая система не имеет отраслей, могущих к прибыльности нетрадиционной добычи для экономики в целом. https://iv-g.livejournal.com/1040946.html
страны СНГ с 1992 г. уже поставили излишне на мировой рынок 64.8% обшей своей добычи
— нетрадиционная нефть («Инфраструктура») для РФ последний шанс для РФ перед «новыми темными веками». Для развитых стран стран последний шанс — это ВИЭ

Прогноз
— Бюджет будет худеть
— Нефтянка будет богатеть, вкладываться в рискованные зарубежные предприятия (Венесуэла, Ирак-Курдистан, Сирия) и зачастую терять инвестиции в виду слабости государства
Курс доллара для балансирования бюджета и обеспечения конкурентоспособности экономики придется отпускать
— Социальные проблемы будут нарастать

Еще раз повторю: нетрадиционная нефть («Инфраструктура») для РФ последний шанс для РФ перед «новыми темными веками». Для развитых стран стран последний шанс — это ВИЭ
И как мне представляется у РФ очень мало шансов сделать что-то умное, а не просто продав за границу

aftershock.news и технологические революции

В последнее время я что много писал на aftershock.news
https://aftershock.news/?q=blog/1085

Наверное, пытался разобраться с его идейной линий, учавствую в дсикуссиях

Но наиболее помогло чтение комментариев к записи
Kris De Decker: Как [не] может функционировать современное общество на солнечной энергии и энергии ветра
https://aftershock.news/?q=node/564254

i/ aftershock возник, отпочаовавшись от форума Глобальная Авантюра (ГА), где проповедовался вначале крах США от экономических причин, но потом несколько смягчились и стали рассматривать варианты, не проигрышные для США.

ii/ aftershock как модерируемый новостной и публицистический агрегатор.
И в его темах стали все больше расти вопросы энергетики.
Сначала как темы пика ресурсов, на волне высоких цен на нефть и металлы.
Потом стали гонять «зеленых бесов». И сквозная тематика начиная, кажется с ГА — это «новые темные века».

iii/ В комментариях к записи «Kris De Decker…» верно замечены важные особенности стилистики aftershock
— Постоянно упоминаю пик ресурсов и грядущий рост цен (iv_g: в пользу этого говорит, что добыча нефти последнего 10-летия росла только за счет нетрадиионной нефти: сланцы и нефтяные пески)
— Но при этом критикуют зеленую энергетику разумно, которая растягивает пик ресурсов в плато, т.е. увеличивает время на подготовку изменений
— Стилистика сравнений: берется самая неправильная имеющаяся ситуация и сравнивается самой правильной идеальной или самой правильной реальной, но являющейся объектом очень давних и больших инвестиций
— Заметная пропаганда атомной энергетики, в том числе реакторов на быстрых нейтронах.

iv_g:
i/ На основании указанных фактов можно сделать весьма вероятное предположение, что некоторые деньги aftershock получает от Росатома тем или иным путем.
ii/ Стилистика российских прогнозов
Особенно показательны в российских прогнозах российские же ошибки в «планировании» и оценках перспектив технологий за последние 170 лет
— Железные дороги — железнодорожный бум 1845-1847 гг. в Великобритании И Россия 1839 — пуск Царкосельской ж.д., 1848 — пуск ж.д. Варшава-Вена (!!!!), 1842 — 1851 — строительство ж.д. Петербург-Москва
— Нарастающее отставание в промышленном производстве начиная с 1860
— 1965-1969 — решение копировать, а не самим разрабатывать свою электронику
— 1980 — отказ от массовой автомобилизации
— 1991 — решение похерить свою промышленность ради импорта
— 2012 — по настоящее время — борьба со «сланцами»

В среднем раз в 28 лет — стратегическая ошибка в планировании Т.е. типичные «зевки» нового цикла Кузнеца, который является «технологическим, инфраструктурным циклом. В рамках этих циклов происходит массовое обновление основных технологий.»

Можно достаточно просто объяснить такую ситуацию: Российская империя-СССР-Россия никогда не были центром мира-экономики, т.е. были всегда ведомыми в технологическом плане. Отсюда постоянный скепсис к новым технологиям.

Поэтому к российским оценкам технологий надо относиться заведомо скептично, так как делаются они в условиях неблагоприятных для инноваций. Сегодняшние условия (включая последние полвека), пожалуй, самые неблагоприятные для инноваций за рассматриваемый 170 летний период, если брать страну в целом, а не отдельные отрасли (атомная промышленность и военная техника), на которые бросали (опять же из политических соображений) все ресурсы.

iii/ В защиту стилистики aftershock можно написать, что я сам только в прошлом году понял, что надо говорить о полноценной технической революции, а не об отдельных технических решениях, пусть даже оригинальных.
Одна техническая революция компьютерно-информационная еще не закончена, а уже становится очевидной другая. Становится заметной для самого массового взгляда.

Если сравнить жизнь, например в 1935 и 1980 г в российской деревне, то технических новинок для текущих жизненных целей не так уж много и не они столь необычны: автомобили-мотоциклы, электроэнергия, радио, телефоны проводные. За пределами жизненного круга остаются самолеты. Может быть необычны холодильники и телевизоры, но без них вполне можно обойтись.
Все главные новинки той эпохи мало влияют на население: атом, ракеты, космос, старт электроники.

Жизнь 1975 и 2020 г. различается технически гораздо серьезнее.
Абсолютная новинка беспроводная связь и интернет, ликвидация цифрового неравенства, камеры видеонаблюдения с фиксацией нарушений, цифровые госуслуги.
Компьютеризация быта: появление дома принтеров, сканеров, копиров.

Революция компьютерно-информационная в современной РФ еще не закончена, а уже на пороге стоит вторая. И это субъективно очень трудно воспринимается после предшествовавшего очень неспешного 45-летия 1935-1980 гг.

И вот на этой волне появляется сильнейшее отрицание новой НТР, особенно со стороны тех, кто до сих пор считает научно-техническим лидером — российских атомщиков.
Им просто непонятно, как можно отказываться от таких шедевров инженерной мыли как АЭС в пользу таких простых и применимых чуть ли не везде ветряков и солнечных панелей.
Тем более, что российские атомщики имеют постоянную господдержку и просто не понимают тех стран, которые стремятся добиться максимальной внешней энергонезависимости вместо энергозависимости от Росатома и де-факто от России.

Тем более, что Риски атомной энергетики весьма значительны

Политические решения и экономические прогнозы. Россия 2000-2017, валюта

Статья Политические решения и экономические прогнозы не вызвала на aftershock.news принципиальных возражений: события 50-летней давности и их последствия вполне очевидны.

Сложнее на меньшей временной дистанции, труднее отделить случайное от закономерного.
Простейший вопрос: курс национальной валюты к доллару.
Если инфляция национальной валюты больше долларовой, то периодически должны происходить девальвации. Или ежегодно и прогнозируемо. Или не прогнозируемо. Для экономики и стабильности валюты полезнее первый подход.
Для Лиц Принимающих решения (ЛПР) — второй.

Выгоды второго похода:
i/ За счет укрепления национальной валюты в период между девальвациями демонстрировать массам успешность своего курса: благосостояние растет за счет дешевеющего импорта товаров, возможности больше бывать заграницей и даже игрищ с валютными кредитами
ii/ При девальвации мгновенно увеличить состояние путем экстренного вложения средств в валюту перед объявлением девальвации
iii/ Обогатиться на разорении конкурентов в период затухания экономической активности перед девальвацией из-за нехватки средств (карренси боард) и в период после девальвации (кредиты в валюте, первоначальное резкое падение спроса)

Что важно и показательно, необходимость ежегодной девальвации из-за разницы инфляций нигде не прописана в экономических документах и оставляет возможность ЛПР делать каждый раз удивленные глаза: как же это так случилось, ведь «хотели как лучше» и вроде бы все шло хорошо.

Но железная математика неумолима: если инфляция национальной валюты больше, чем доллара, то девальвация неизбежна.
Неизбежна, но может оттягиваться на длительный срок путем волевых политических решений.

Простой пример прогноза, не учитывающего политику:
мой прогноз от 08 Сентябрь 2015

Если исходить из гипотезы, что российским ЛПР нужна развитая российская промышленность, экспортноориентированная, защищенная низким курсом, то уже к сентябрю 2015 доллар должен быть около 100 рублей. Реальный курс был ниже на треть, а за два года с ненулевой инфляцией дошел до уровня начала 2015 г. При этом за период с начала сентября 2015 ввязалась еще в один (наряду с Украиной) инфляционноёмкий процесс: война в Сирии (официально с 30.09.2015).

И доллар падает. Но падает и экономика: только в 2017 самые последние громкие события: падение одного крупного банка (Югра) и двух крупнейших («Открытие» и «Бин-банк»), банкротство ВИМ-Авиа.

То есть можно отметить традиционное политическое решение по валюте, укладывающееся в пункт iii (Обогатиться на разорении конкурентов).
На этой воле уже сделаны ряд интересных новаций:
О списании средств с личных счетов менеджеров санируемого с прямым участием ЦБ банка «ФК Открытие» стало известно 23 сентября. По словам источников портала «Банки.ру», эта мера коснулась не только топ-менеджмента, но и руководителей филиалов, бухгалтеров, а также региональных управляющих, имеющих личные счета в «Открытии». По данным двух источников РБК, близких к этому банку, в конце минувшей недели примерно 100 топ-менеджеров не смогли воспользоваться своими банковскими картами — на них уже не было средств. «Им разъяснили причину списаний», — уточнил один из топ-менеджеров.

списание средств со счетов управляющих банка — мера, которая прописана в новых поправках в закон о банкротстве, недавно вступивших в силу. При таком механизме ЦБ становится владельцем санируемого банка, получая право замораживать счета некоторых его сотрудников.

То есть собственники банка не причем, а виноват наемный менеджмент 🙂

В этой связи понятна убогость моих вычислений двухлетней давности:
когда имеются столь масштабные возможности по политическому регулированию экономической активности очень трудно устоять перед искушением.

Поняв эту простую истину можно вполне ожидать дальнейшее усиление административно-политических мер по сдерживанию кризиса: ограничения продажи валюты, сначала населению, а потом и для других сегментов экономики. Затем выездные визы, потом что-либо еще.

Как показывает пример Украины, политические меры раз начавшись все труднее будет остановить.
Впрочем есть вероятность, что экономическим подходам дадут послабление и после выборов проведут девальвацию.

Мне кажется, что тренд на консолидацию экономики не закончен и доллар будут держать, чтобы окончательно укрупнить все отрасли экономики. Например, в первой десятке банков http://www.banki.ru/banks/ratings/ еще остались Национальный Клиринговый Центр и Альфа-Банк 🙂

Политические решения и экономические прогнозы

Экономические прогнозы делать непросто, всегда есть несколько вариантов развития событий.
Какой пойдет вариант, может самый странный, но выбранный политической элитой, сказать трудно.

Классический пример: США 1960-1970-х годов (сконцентрирюсь на 1960-х, когда были начаты процессы, пошедшие по инерции в 1970-х).

i/ Социальные обстоятельства
Новый этап борьбы за гражданские права начался в 1960
https://en.wikipedia.org/wiki/African-American_Civil_Rights_Movement_(1954%E2%80%931968)
1960 — предвыборная кампания в США, Кеннеди президент с 1961
1964 — программа «Великого общества» https://en.wikipedia.org/wiki/Great_Society
1968 — убийство Кинга

ii/ Экономические обстоятельства
ii-1
1960 — создание «золотого пула». Цель — сдерживание роста цены на золото.
1961 — ревальвация немецкой марки и голландского гульдена по отношению к доллару США.
https://en.wikipedia.org/wiki/Gold_standard
1968 — распад «золотого пула».
1969 — Германия приняла решение о введении плавающего курса своей валюты, что в дальнейшем привело к укреплению немецкой марки
ii-2
Война во Вьетнаме
1964 — Тонкинский инцидент
1965 — США начали регулярные бомбардировки Северного Вьетнама
1968 — на президентских выборах в США победил Ричард Никсон, выступавший под лозунгом завершения войны «почётным миром»
1972 — коммунисты контролировали около 10 % территории Южного Вьетнама по сравнению с 40 % восемью годами ранее, до начала американского вмешательства.
1973 — Парижское мирное соглашение

И некоторые экономические параметры как это выглядело
— Рецессии в США: апрель 1960-февраль 1961, декабрь 1969-ноябрь 1970, ноябрь 1973-март 1975
Эффективная ставка федеральных средств

1961, февраль — 2.54%. Следующий раз такие значения будут достигнуты только в конце 2001 г., т.е. через 50 лет, т.е есть полноценный цикл Кондратьева
1963, ноябрь — 3.48%. Следующий раз такие значения будут достигнуты ненадолго в 1992-1994 г., а потом только после 2001 г.

— 15 августа 1971 — отмена золотого стандарта

Федеральный долг: общий государственный долг в процентах от валового внутреннего продукта
С формальной стороны игры с процентными ставками казались «безобидными»: долг в процентах от ВВП падал с 1966 (начало ряда данных) по 1975, а потом еще раз упал к 1980 г.
Вот как это выглядит вместе с процентными ставками

https://fred.stlouisfed.org/graph/fredgraph.png?g=fe1W
Картинки достаточно известные/

Ускорение инфляции с 1965 г.

— Общий госдолг рос все время монотонно, ускорение роста с конца 1974 г.

Энергетика
(стр.12, Primary Energy Overview) —
— 1967 — рост резкий рост импорта нефти и нефтепродуктов
— 1970 пик нефти в США
— 1970 резкий рост общего энергоимпорта

Итак за 1961-1980 (цикл Кузнеца, технологический, инфраструктурный цикл) была совершена перестройка экономики США: рост велфера, рост долга, запредельный рост процентных ставок за привлекаемые средства.
В результате ставки пришлось снижать, но оборотной стороной стал быстрый рост госдолга как процента от % ВВП. Плюс к этому программа «завооружать СССР досмерти».

Итак, выбор сделан был в пользу роста долга и велфера и одновременно войны во Вьетнаме, странное сочетание: «пушки и масло».
То есть ради внутренней стабильности (велфер) и ведения войны пришлось пожертвовать стабильностью экономики и в, конечном итоге, золотым стандартом.
И это, бесспорно политическое решение.

Каким наиболее разумным с чисто экономической точки, казалось, были решения:
— Привлечь блок к ведению войны во Вьетнаме войска стран НАТО, а самим продавать оружие, улучшая свой торговый баланс, ухудшая баланс европейцев и способствуя тем самым росту своей экономики.
— Можно вообще стараться вести войну только местными силами, хорошо их вооружив и проведя реформы в странах ЮВА для подрыва экономического базиса коммунистов. Масштабные реформы также бы увеличили спрос на продукцию американской промышленности
— Велфер в США сделать не столь большим

Все эти факторы привели бы к большей долгосрочной стабильности экономики.
Варианты непростые, но и издержки альтернативного — взвалить на себя все расходы.
Это привело
— к долгосрочным отрицательным эффектам для экономики США в целом
— дали краткосрочные политические выгоды демократам: Кеннеди и Джонсону.
— дали долгосрочные выгоды финансистам
— дали долгосрочные выгоды военным, как защитникам от коммунизма.

Можно заметить, что послевоенный восстановительный цикл (в США и Европе) закончился перед выборами 1960 г. и стал вопрос о характеристиках дальнейшего развития.
— Можно было, поощряя экономические реформы в деколонизированных странах, добиваться там большего роста спроса на продукцию США.
— Можно было, поощряя спрос всеми способами (война и велфер) в США, вызвать рост экономики.

Был выбран именно второй путь, связанный с долгосрочными отрицательными последствиями для США, не решивший расовые проблемы, но создавший выгоды для финансистов, военных и связанной с ними промышленности, т.е. ВПК.
Могло ли быть иначе? Но тогда надо указать на другие социальные группы, кто они?

Теоретически это могла быть гражданская промышленность (и была ли она полностью отдельной о военной?) и белый средний класс, отстаивавший свои права от цветных, но этому «классу» к 1960 г. было максимум 40 лет (ведя отсчет от «ревущих 20-х»), если не 20 лет (ведя отсчет от начала ВМВ).

Таким образом, начало большому экономическому циклу от Кеннеди до Рейгана (цикл Кузнеца) было положено на основании политической победы одних из самых организованных групп американского общества.
И начало тем экономическим проблемам, глядя на которые постоянно предрекают политический крах Америки.

Проблема только в том, что в мировой истории ни один экономический кризис не приводил к политическому краху, развалу государства. К развалу приводила только война.

kosarex: О бизнесе, инженерах и авторских правах

Читать далее

Глубочайшие рудники мира

http://www.orangesmile.com/extreme/ru/inaccessible-spots/tau-tona-mine.htm
https://vybratpravilno.ru/top-10-samyih-glubokih-shaht-v-mire.html
http://fb.ru/article/147376/samaya-glubokaya-shahta-v-mire-po-dobyiche-uglya-i-zolota

Ричард Кук. Как ломаются сложные системы

Статья написана в 1998!! Ричард Кук – доктор, доктор медицины. Судя по всему, он написал этот текст сам, без малого четыре страницы, и он при этом думал о медицинских системах. Но это неважно: статья содержит глубокое понимание любых сложных систем и отлично ложится на наши Поддержку и Предоставление ИТ-услуг.

1) Опасность – неотъемлемый атрибут сложных систем

Все интересные системы (транспорт, здравоохранение, энергетика…) естественно и неминуемо опасны по своей природе. На частоту опасных явлений в ряде случаев можно влиять, но процессы, входящие в состав этих систем, сами по себе являются источником неотвратимой опасности. И именно присутствие этой опасности приводит к созданию многочисленных средств защиты, столь характерных для этих систем.

2) Сложные системы тщательно и успешно защищаются от сбоев

Чем опаснее возможные сбои, тем более сложной становится со временем система защиты от них. Системы защиты включают в себя как очевидные технические решения (резервирование, автоматизированные средства обеспечения техники безопасности и т. п.) и «человеческие» решения (обучение, тренировки), так и разнообразные организационные, институциональные, нормативные способы защиты (политики и процедуры, сертификацию, правила…). Все они фокусируются на построении линий обороны, обычно направляющих работу системы в безаварийное русло.

3) Катастрофа подразумевает множество сбоев – одиночных нарушений недостаточно

Оборонительные сооружения работают. Работа систем, как правило, успешна. Заметные глобальные сбои возникают, когда несколько мелких, безобидных в сущности сбоев объединяются, создавая возможность глобальной системной аварии. Каждый из этих сбоев необходим для создания аварии, но только вместе они добиваются результата. Иными словами, возможностей для возникновения системных аварий гораздо больше, чем проявившихся аварий. Большая часть этих возможностей блокируется на ранней стадии развития созданными для этого средствами защиты. Большинство дошедших до уровня эксплуатации блокируется специалистами.

4) Сложные системы содержат постоянно меняющуюся комбинацию скрытых сбоев

Сложность рассматриваемых систем делает невозможной работу без множественных внутренних ошибок. Поскольку каждая из них неспособна привести к аварии, на операционном уровне они рассматриваются как несущественные. Устранение всех этих ошибок признается экономически нерациональным; кроме того, проактивная оценка их влияния на возможность возникновения системной аварии затруднена. Набор ошибок в составе системы постоянно меняется вместе со сменой технологий, организации работ, а также вследствие усилий по их устранению.

5) Сложные системы работают в режиме ограниченной производительности

Из сказанного выше следует, что сложные системы всегда работают как поврежденные системы. Система продолжает функционировать, поскольку содержит множество дополнительных средств обеспечения устойчивости, а также поскольку люди заставляют ее работать, несмотря на наличие множества ошибок. В ходе разбора случившихся аварий почти всегда отмечается, что в системе накоплена история «прото-сбоев», которые чуть не стали причиной аварии. Утверждение, что эти ситуации должны были быть выявлены заранее, обычно основано на упрощенном понимании работы систем. В то время как эта работа – и результирующая производительность системы – есть непрерывно меняющееся сочетание сбоев и восстановлений компонентов (организационных, человеческих, технических).

6) Катастрофа всегда рядом

Сложные системы склонны к катастрофам. Работающие с ними специалисты почти всегда находятся в непосредственной близости – как в пространстве, так и во времени – от возможной аварии: она может случиться в любой момент и почти в любом месте. Способность к катастрофе – фамильное свойство сложных систем. Устранить это свойство невозможно, оно присуще самой природе сложных систем.

7) Попытки найти «корневую причину» аварии – в корне ошибочны

Поскольку системные аварии происходят как следствие сочетания множества ошибок, не существует единственной «причины аварии». Всегда действует множество факторов, несущественных поодиночке, но совместно ведущих к аварии. Поэтому невозможно определить «корневую причину» аварии. Расследования, направленные на выявление такой причины, основываются не на техническом понимании природы сбоя, но лишь на социальной потребности возложения на кого-то или что-то определенной вины за случившееся *1).

8) Необъективность ретроспективной оценки работы специалистов

Знание последствий заставляет нас преувеличивать очевидность приведших к нему событий для специалистов. Это означает, что анализ работы людей, проводимый ex post facto, дает неточные результаты. Знание случившегося впоследствии мешает проводящему анализ объективно оценить поведение специалистов в прошлом. Ему кажется, что люди «должны были знать», что те или иные события «неминуемо» привели бы к аварии*2). Необъективность ретроспективного анализа остается основным препятствием для расследования катастроф, в особенности – при экспертной оценке работы персонала.

9) Люди играют двойную роль: создают сбои и защищают от них

Специалисты управляют системой для того, чтобы получить продукт, ради которого она создана, и предотвратить аварии. Это неизбежная динамическая характеристика работы системы – постоянный поиск баланса между спросом на продукцию и возможностью начала аварии. Сторонние наблюдатели редко осознают двойственность этой роли. Во время стабильной работы основной является производственная роль; при возникновении сбоев – защитная. В обоих случаях сторонний наблюдатель не осознает постоянной и одновременной вовлеченности специалистов в исполнение обеих ролей.

10) Все действия специалистов – авантюры

После аварий, когда случившиеся сбои выглядят единственно возможным следствием прошлых событий, действия специалистов воспринимаются как ошибки или как намеренное грубое пренебрежение этими событиями. На самом деле все их действия – это рискованные авантюры, попытки угадать будущие неопределенные события. Степень неопределенности может меняться от случая к случаю. То, что это именно угадывание, становится ясным вскоре после аварии – последующий разбор полетов собственно и показывает, что они не угадали.

Но то, что успешная работа систем – тоже результат угадывания, не является столь же очевидным и общепринятым.

11) Работа на переднем крае устраняет колебания

Организации колеблются, часто ненамеренно, между достижением целей, рациональным использованием ресурсов, экономией и снижением затрат и контролем рисков аварий. Все эти противоречия устраняются за счет работы специалистов на переднем крае систем. После аварии действия специалистов могут трактоваться как «ошибки» или «отклонения», но такие оценки находятся под влиянием ретроспективной необъективности и не учитывают другие движущие силы, в особенности – требования к производительности.

12) Специалисты – адаптивный элемент сложных систем

Специалисты и линейные руководители первого уровня активно адаптируют системы для получения максимальной производительности при минимуме аварий. Эта адаптация часто производится несистемно, от случая к случаю. Вот некоторые примеры такой адаптации:

Реструктуризация системы для снижения влияния уязвимых элементов.
Концентрация ресурсов в областях, где ожидается наивысший спрос.
Подготовка путей восстановления на случай ожидаемых и неожиданных сбоев.
Внедрение средств раннего обнаружения отклонений в производительности системы с целью соответствующей коррекции производства или активации других методов повышения устойчивости.
13) Уровень экспертизы специалистов в сложных системах постоянно меняется

Сложные системы требуют серьезной экспертизы для управления и эксплуатации. Эта экспертиза меняется при изменении технологий, но она также меняется и при смене сотрудников. В любом случае, обучение и обновление знаний – необходимая часть работы системы. Следовательно, в любой момент времени всякая система включает в себя специалистов с разным уровнем экспертизы. Серьезные сложности, связанные с экспертизой, возникают (1) при необходимости использования редкой экспертизы для наиболее сложных или важных производственных задач и (2) при необходимости развивать экспертизу для использования в будущем.

14) Изменения создают новые виды сбоев

Низкий уровень видимых нарушений в надежных системах может стимулировать изменения, в особенности – применение новых технологий, для устранения несущественных, но частых сбоев. Эти изменения могут привести к появлению возможностей для новых сбоев – редких, но существенных. Когда новые технологии используются для устранения известных мелких ошибок или повышения производительности, они часто становятся источником масштабных, катастрофических аварий. Нередко эти новые аварии имеют даже большее влияние, чем те, что были предотвращены внедрением новых технологий. Новые виды сбоев трудно опознать заранее; внимание уделяется в основном предполагаемым преимуществам от внедрения изменения. Поскольку новые крупные аварии возникают нечасто, до их первого проявления может пройти несколько изменений системы, что затрудняет определение связи аварий с новыми технологиями.

15) Поиск «причины» снижает эффективность мер защиты от будущих сбоев

Пост-аварийные меры в отношении «человеческих ошибок» основаны на пресечении или предотвращении действий, которые могут стать причиной аварии. Такие действия в отношении крайнего звена цепи мало способствуют снижению вероятности аварии в будущем. На самом деле вероятность повторения в точности такой же аварии и без того исчезающее мала, так как сочетание лежащих в ее основе многочисленных ошибок постоянно меняется. Вместо повышения уровня безопасности меры, принимаемые по результатам расследования аварий, только повышают сложность системы. Вместе с ней повышается вероятное число скрытых ошибок и затрудняется работа по их отслеживанию и устранению.

16) Безопасность – характеристика системы, а не ее компонентов

Безопасность – это общее свойство системы; она не может быть сведена к личности, устройству или отделу. Ее нельзя купить или произвести; она неотделима от других компонентов системы. Это значит, что безопасностью нельзя управлять как ресурсом. Состояние безопасности любой системы всегда динамично, непрерывные изменения системы ведут к непрерывным изменениям угроз и управления ими.

17) Люди непрерывно создают безопасность

Бесперебойная работа – это результат деятельности людей, удерживающих систему в приемлемых рамках производительности. По большей части эта деятельность – часть обычной ежедневной деятельности и внешне очень проста. Но поскольку работа системы никогда не бывает полностью свободной от ошибок, именно способность специалистов адаптироваться к меняющимся условиям обеспечивает безопасность системы в каждый момент времени. Эта способность часто предполагает лишь способность выбрать один из стандартных вариантов поведения; однако в отдельных случаях она требует создания новых комбинаций или даже принципиально новых подходов к работе системы.

18) Работа без сбоев требует опыта работы со сбоями

Выявление опасности и успешное управление системой с целью сохранить производительность в приемлемых рамках требуют тесного контакта с ошибками. Добиться высокой производительности удается в тех системах, где специалисты могут почувствовать грань, когда работа системы становится менее стабильной, менее предсказуемой или не может быть уверенно диагностирована. В системах, которые по определению опасны, это значит – вычислять и контролировать опасности так, чтобы общая производительность системы оставалась в согласованных рамках. Улучшения безопасности зависят от наличия у специалистов масштабируемого подхода к угрозам и от их способности прогнозировать влияние корректирующих действий на положение системы относительно границы между максимальной производительностью и неуправляемым разгоном.

Сноски:

*1) Исследования в области антропологии указывают на социальное значение понятия «причина» (ср. Goldman L (1993), The Culture of Coincidence: accident and absolute liability in Huli, New York: Clarendon Press; а также Tasca L (1990), The Social Construction of Human Error, неопубликованная докторская диссертация, кафедра социологии Университета Стони Брук).

*2) Это характерно не только для медицины или техники, но является общим свойством осознания людьми событий, случившихся в прошлом.

Оригинальный текст: Copyright © 1998, 1999, 2000 by R. I. Cook, MD, for CtL Revision D (00.04.21). Ричард Кук, доктор медицины. Лаборатория когнитивных технологий, университет Чикаго.

Перевод на русский язык: Copyright © 2009, Cleverics, Роман Журавлёв. Данный текст на русском языке может использоваться и распространяться без ограничений при условии неизменности, указания авторства и ссылки на источник (сайт cleverics.ru).
Перевод публикуется с разрешения автора.

Краткий реферат других работ автора:

«Природа сбоев»
«Как развиваются аварии»
«Как определяются причины сбоев»
«Итоги нового взгляда на безопасность пациентов»
Другие материалы:

Cook, Render, Woods (2000). «Gaps in the continuity of care and progress on patient safety». British Medical Journal 320: 791–4.
Cook (1999). «A Brief Look at the New Look in error, safety, and failure of complex systems». (Chicago: CtL).
Woods & Cook (1999). «Perspectives on Human Error: Hindsight Biases and Local Rationality. In Durso, Nickerson, et al., eds., Handbook of Applied Cognition». (New York: Wiley) pp. 141–171.
Woods & Cook (1998). «Characteristics of Patient Safety: Five Principles that Underlie Productive Work». (Chicago: CtL)
Cook & Woods (1994), «Operating at the Sharp End: The Complexity of Human Error», in MS Bogner, ed., Human Error in Medicine, Hillsdale, NJ; pp. 255–310.
Woods, Johannesen, Cook, & Sarter (1994), «Behind Human Error: Cognition, Computers and Hindsight», Wright Patterson AFB: CSERIAC.
Cook, Woods, & Miller (1998), «A Tale of Two Stories: Contrasting Views of Patient Safety», Chicago, IL: NPSF.
Комментарии к статье
«Снова спасибо Скептику за наводку. Интересная ссылка, интересная статья, интересный автор – в прошлом, между прочим, айтишник. Cognitive Technologies Laboratory регулярно публикует материалы по таким темам, как «Аварии, безопасность и ошибки», «Познание и работа человека» и другим, специфически медицинским. Очень рекомендую познакомиться с ними на сайте http://www.ctlab.org и от лица всей команды Cleverics благодарю Ричарда Кука за разрешение перевести и опубликовать этот материал.»
Роман Журавлёв

Продолжение следует…

«Исследования инцидентов в медицине и других областях относят большинство сбоев к такой категории как «человеческая ошибка». Например, связанные с анестезией инциденты в операционных отнесены к этой группе на 70-82%. Подобные исследования в авиации относят к ошибкам экипажа 70% инцидентов. В целом в различных областях исследования дают схожие результаты. Как следствие, в медицине, авиации, ядерной энергетике и других областях возникло ощущение «проблемы человеческого фактора». Для того, чтобы справиться с ненадежностью людей, обычно стараются сократить или зарегулировать участие персонала в критичных системах путем внедрения стандартов и правил и автоматизации.»
Cook & Woods (1994), «Operating at the Sharp End: The Complexity of Human Error», MS Bogner

Полный русский текст статьи читайте на сайте Cleverics в понедельник, 16 ноября
http://www.itsmforum.ru/reference/publication/articlle-53

Закладывать на все задачи: дополнительное время. Дополнительный ресурс. Дополнительный стог соломки, если уж на то пошло, ну да.
Всегда, всегда, всегда иметь набор действий для наименее желательного развития событий.
План эвакуации. Быстрый и эффективный возврат к рабочему состоянию после единичного сбоя (или, вернее, серии сбоев, единичный не очень-то и замечаешь), потому что накопление сбоев дает катастрофу, а не отсутствие рабочего состояния.
И еще один неожиданный и забавный вывод: если работу системы останавливают просто сбои, это простая система.

Да, и вот еще что. Относительная несущественность внутренних ошибок (несущественных для сложной системы и очень существенных для простой) может привести к двум одинаково вредным выводам, хотя сами они противоположны:
— да тут за что ни возьмешься, ничего не работает как следует
— этой штуке все ни по чем, все выдержит
http://three-is-one.dreamwidth.org/140413.html