interaffairs.ru: О Нигерии

Как один из крупнейших производителей «черного золота» на Африканском континенте Нигерия, как ни какая другая страна в мире, испытала на себе самые разрушительные последствия так называемого «нефтяного проклятия».

Проводившиеся в стране с конца 80-х годов реформы структурной перестройки экономики в условиях глобализации привели к тому, что она перестала поддерживать свое сельское хозяйство и из крупного экспортера сельскохозяйственной продукции (какао, пальмовое масло, арахис, рис, каучук) быстро превратилась в нетто-импортера продовольствия, став одним из главных покупателей риса на мировом рынке. За последние 25 лет также резко сократилось производство какао и каучука. Аналогичная ситуация сложилась и в сфере промышленности.

«Немеренное» количество поступавших от экспорта нефтедолларов вскружило голову нигерийской политической и бизнес элите, которая занялась их «распилом», и на корню погубила зачатки начавшегося с 70-х годов процесса индустриализации страны. Построенный более чем на 90 процентов при техническом содействии СССР металлургический завод в Аджаокуте так и не был введен в строй ввиду отсутствия «финансирования», а нефтеперерабатывающая, текстильная, и другие отрасли промышленности пришли в полный упадок. Являясь одним из крупных поставщиков нефти на мировой рынок, Нигерия одновременно превратилась в крупного импортера бензина, мазута и других нефтепродуктов, так как действующие в стране НПЗ работают всего лишь на 15 процентов своей мощности [1]. Естественно, все это вызвало рост безработицы, нищеты местного населения и на фоне безудержного обогащения элиты общее обострение внутриполитической обстановки в стране, сопровождающееся бесконечными межэтническими и межконфессиональными столкновениями.

Вдобавок ко всему этому в наступившем столетии на страну обрушилась еще одна беда: на сей раз – а террористическая организация «Боко Харам», которая, по критериям «глобального индекса терроризма», в 2015 году была признана наиболее кровавой в мире экстремистской группировкой, в течение 14 лет терроризирующей «гиганта» Африки и его ближайших соседей. На ее счету в 2014 году было 6644 убитых мирных граждан. По этому показателю она обошла даже «Исламское государство», жертвами которого стали 6073 человека [2]. А всего с 2009 года от ее рук погибли жертвами около 20 тысяч человек [3].

Истоки возникновения этой организации кроются в развитии религиозной ситуации в Нигерии еще с 60-х годов прошлого века, когда нефтяные монархии Персидского залива стали усиленно продвигать в страны Африки идеологию радикального фундаментализма, что привело к появлению здесь различного рода религиозных и сект. Наиболее активно этот процесс стал развиваться после 1962 года, когда Саудовской Аравией была создана Всемирная мусульманская лига, которая в более чем 30 странах мира, в первую очередь африканских, открыла около 100 своих филиалов, через которые на строительство мечетей, медресе и мусульманских центров, проповедующих ваххабизм, было потрачено от 1,5 до 2-х триллионов долларов [4].

Второе «проклятие» Нигерии

14:08 13.07.2016 Виктор Гончаров, эксперт-африканист

Фото islamidavet

Как один из крупнейших производителей «черного золота» на Африканском континенте Нигерия, как ни какая другая страна в мире, испытала на себе самые разрушительные последствия так называемого «нефтяного проклятия».

Проводившиеся в стране с конца 80-х годов реформы структурной перестройки экономики в условиях глобализации привели к тому, что она перестала поддерживать свое сельское хозяйство и из крупного экспортера сельскохозяйственной продукции (какао, пальмовое масло, арахис, рис, каучук) быстро превратилась в нетто-импортера продовольствия, став одним из главных покупателей риса на мировом рынке. За последние 25 лет также резко сократилось производство какао и каучука. Аналогичная ситуация сложилась и в сфере промышленности.

«Немеренное» количество поступавших от экспорта нефтедолларов вскружило голову нигерийской политической и бизнес элите, которая занялась их «распилом», и на корню погубила зачатки начавшегося с 70-х годов процесса индустриализации страны. Построенный более чем на 90 процентов при техническом содействии СССР металлургический завод в Аджаокуте так и не был введен в строй ввиду отсутствия «финансирования», а нефтеперерабатывающая, текстильная, и другие отрасли промышленности пришли в полный упадок. Являясь одним из крупных поставщиков нефти на мировой рынок, Нигерия одновременно превратилась в крупного импортера бензина, мазута и других нефтепродуктов, так как действующие в стране НПЗ работают всего лишь на 15 процентов своей мощности [1]. Естественно, все это вызвало рост безработицы, нищеты местного населения и на фоне безудержного обогащения элиты общее обострение внутриполитической обстановки в стране, сопровождающееся бесконечными межэтническими и межконфессиональными столкновениями.

Вдобавок ко всему этому в наступившем столетии на страну обрушилась еще одна беда: на сей раз – а террористическая организация «Боко Харам», которая, по критериям «глобального индекса терроризма», в 2015 году была признана наиболее кровавой в мире экстремистской группировкой, в течение 14 лет терроризирующей «гиганта» Африки и его ближайших соседей. На ее счету в 2014 году было 6644 убитых мирных граждан. По этому показателю она обошла даже «Исламское государство», жертвами которого стали 6073 человека [2]. А всего с 2009 года от ее рук погибли жертвами около 20 тысяч человек [3].

Истоки возникновения этой организации кроются в развитии религиозной ситуации в Нигерии еще с 60-х годов прошлого века, когда нефтяные монархии Персидского залива стали усиленно продвигать в страны Африки идеологию радикального фундаментализма, что привело к появлению здесь различного рода религиозных и сект. Наиболее активно этот процесс стал развиваться после 1962 года, когда Саудовской Аравией была создана Всемирная мусульманская лига, которая в более чем 30 странах мира, в первую очередь африканских, открыла около 100 своих филиалов, через которые на строительство мечетей, медресе и мусульманских центров, проповедующих ваххабизм, было потрачено от 1,5 до 2-х триллионов долларов [4].

Одной из таких радикальных сект, возникших в Нигерии, стало движение Майтацине, названному так по прозвищу ее руководителя М. Марва. Молодой мусульманский проповедник из Камеруна объявился в самом крупном городе северной Нигерии Кано в 70-х годах. Опираясь на местных исламистов, он довольно быстро сумел обзавестись обширным кругом своих сторонников среди городской бедноты, безработной молодежи и религиозных фанатиков, ведя проповеди против светского характера нигерийского государства, коррумпированных центральных властей и «умеренных» религиозных деятелей северных штатов. Нигерийские фундаменталисты стали заявлять, что ислам в его «чистой» форме может послужить основой для разрешения острых социально-экономических и политических проблем современной Нигерии. Более того, они объявили еретическими и немусульманскими организациями два крупнейших мусульманских братства Нигерии – кадирия и тиджания, призывая его адептов вернуться к первоначальному «чистому» исламу. Практически все религиозные бунты 80-х годов в Нигерии инспирировались и возглавлялись этим движением. Поэтому, как считают многие нигерийские исследователи, корни возникновения «Боко Харам» следует искать в идеологии и практике движения Майтацине.

«Боко Харам» была создана в 2002 году известным исламским активистом и проповедником Мухаммедом Юсуфом в штате Борно на северо-востоке Нигерии. Ее официальное название в переводе с арабского языка «Общество приверженцев распространения учения пророка и джихада». На языке же хауса «Боко Харам» означает «Западное образование – грех». Главной целью группировки является введение законов шариата на всей территории Нигерии, в том числе, и там где проживают христиане, а также искоренение западного образа жизни и создание, в конечном итоге, исламского халифата. Основную массу ее сторонников составляют учащиеся религиозных учебных заведений северных районов страны, огромный контингент безработной сельской молодежи, городские низы, религиозные фанатики, студенты и служащие, оставшиеся без работы. Представители мусульманской элиты северных штатов также были замечены в симпатиях к «Боко Харам». В этническом плане костяк группировки составляют выходцы из племени канури, на которое приходится 4 процента примерно 170-миллионного населения страны [5].

В основе конфликта нигерийских исламистов с центральной властью, кроме идеологического фактора, лежат острые социально-экономические проблемы: бедность основной массы населения, граничащая с нищетой, неравенство в уровне жизни населения северных и других районов страны, высокий уровень безработицы, невиданная по своим масштабам коррупция государственного аппарата.

Несмотря на то, что среднедушевой доход в Нигерии в 2015 году составил 6100 долларов в год и по объему ВВП (по паритету покупательной способности) в размере 1,1 триллиона долларов она в 2014 году вышла на первое место в Африке, обогнав ЮАР, ее население является одним из беднейших в мире [6]. В стране, обладающей огромными природными богатствами, подавляющее большинство населения, примерно 70 процентов, практически живет впроголодь – менее чем на 2 доллара в день. [7]

И все это происходит на фоне безудержной рекламы шампанского стоимостью четыре тысячи долларов за бутылку. Такой продукт под маркой «Ангельское шампанское» был разработан британским предпринимателем, который небезосновательно полагал, что напиток придется по вкусу нигерийской элите. И он, действительно, ей очень понравился, но это вызвало такой социальный взрыв, что в бывшей столице страны Лагосе прокатилась волна народных волнений. В это же время американский журнал «Forbes» составил рейтинг самых богатых людей Африки. И первую позицию в нем занял владелец цементных заводов Нигерии северянин Алико Данготе, 50-ти килограммовый мешок цемента у которого в Нигерии стоит в три раза дороже, чем в соседних странах, а его состояние оценивается в 17 млрд долларов[8].

В данной ситуации появление «Боко Харам» явилось прямым следствием провального управления страной нигерийской элитой, выражающегося в непрекращающемся расхищении нефтяных богатств страны, расцвете невиданной по своим масштабам коррупции, увеличивающимся разрыве в доходах между продажной элитой и обездоленным большинством.

Огромные масштабы приобрели хищения нефти и нефтепродуктов. Председатель счетной палаты Нигерии, выступая в парламенте в марте месяце сего года, заявил, что в результате проведенного аудита выяснилось, что Нигерийская национальная нефтяная корпорация не заплатила в казну 16 млрд долларов в виде налогов и не может объяснить куда эти деньги делись [9].

Что касается источников финансирования, то еще в 2002 году Усама бен Ладен отправил в Нигерию одного из своих сподвижников для распределения 3 млн долларов среди местных салафитов. И одним из получателей этой помощи был Мухаммед Юсуф [13]. Однако, на первоначальном этапе деятельности организации основным источником ее финансирования являлись пожертвования со стороны ее членов. Но после установления связей с алжирской АКИМ перед «Боко Харам» открылись каналы получения помощи от различных исламистских групп в Саудовской Аравии и в Великобритании, в числе которых значатся «Аль-Мунтада траст фанд» и Всемирное исламское общество.

По оценке газеты «News Stateman», этот фонд, зарегистрированный в Англии, «является благотворительной организацией Саудовской Аравии… которая видит свою цель в пропаганде ваххабитской версии ислама» [14]. Он проводит эту работу в 21 африканской стране, начиная от Марокко на северо-западе и кончая Мозамбиком на юго-востоке континента. С обвинениями в адрес этого фонда, оказывающего помощь нигерийским террористам, в сентябре 2012 года выступил член палаты лордов английского парламента Давид Элтон [15].

Немалой статьей доходов «Боко Харам» являются похищения иностранцев и богатых африканцев. Так, весной 2013 года она получила 3,15 млн долларов за освобождение 8 французов, захваченных в Камеруне [16]. Нигерийские исламисты не гнушаются и банальным разбоем, совершая регулярные нападения на отделения местных банков. В декабре 2011 года представитель ЦБ Нигерии заявил, что в течение года боевиками «Боко Харам» было совершено не менее 30 нападений на учреждения ЦБ [17].

Исходя из того, что, по данным министерства обороны Франции, каждый новобранец, вступающий в ряды «Боко Харам», получает вступительный бонус в размере 100 евро, а за последующее участие в каждой военной операции 1000 евро и за захват оружия 2000 евро, можно сделать вывод, что финансовая база группировки представляется довольно значительной [18]. По утверждению одного отставного американского генерала нигерийского происхождения, в период между 2006 и 2011 годами из различных источников группировке удалось получить около 70 миллионов долларов [19].

Небывало высокий уровень коррупции в Нигерии явился той питательной средой, которая позволила «Боко Харам» заиметь своих сторонников в высших органах государственной власти. В одном из своих выступлений, говоря о терроризме бывший президент страны отметил, что сочувствующие «Боко Харам» находятся даже в составе правительства и секретных службах [27].

Складывается впечатление, что наличие такого сильного инструмента влияния на правительство Нигерии, как террористическая организация «Боко Харам», хотя и спонсируемой иными силами, до поры до времени не противоречило «национальным интересам» США в Африке. Но когда нигерийско-китайское сотрудничество стало набирать невиданные обороты, это вызвало серьезное беспокойство Вашингтона. Товарооборот между КНР и Нигерией вырос с 384 млн долларов в 1998 году до 18 млрд в 2014 году [32]. КНР инвестировала более 4 млрд долларов в нефтяную инфраструктуру страны и разработала четырехлетний план по развитию нигерийской торговли, сельского хозяйства, телекоммуникаций и строительства. Не ограничиваясь осуществлением крупных проектов, Китай строит школы, больницы, приглашает на учебу нигерийских студентов. По самым скромным подсчетам, Пекин вложил в экономику Нигерии по состоянию на 2015 год более 15 млрд долларов [33].

В ноябре 2014 года между КНР и Нигерией был подписан новый контракт на осуществление самого крупно инфраструктурного китайского проекта за рубежом стоимостью 11,97 млрд долларов – строительство железной дороги вдоль атлантического побережья длиной 1402 км от экономической столицы страны Лагоса до города Калабар на востоке [34].

Во время визита в Пекин в апреле сего года, отметив «искренне стремление Китая помочь Нигерии», нынешний президент Мохаммаду Бухари подчеркнул, что «такой шанс Нигерия упускать не должна» [35]. По результатам этого визита 1 июля сего года министром нефти Нигерии в Пекине был подписан меморандум о взаимопонимании, согласно которому китайские компании взяли на себя обязательство инвестировать в течение ближайших пяти лет свыше 80 млрд долларов в строительство НПЗ, нефте- и газопроводов, а также в модернизацию старых объектов нефте-газовой инфраструктуры [36].

Все это способствует быстрому росту авторитета Поднебесной и симпатий к ней со стороны местного населения. По опросу Би-Би-Си, проведенному в 2014 году, 85 процентов нигерийцев относятся к деятельности китайцев в своей стране положительно и только 10 процентов не одобряют. По мнению специалистов, проводивших это исследование, это дает основание считать Нигерию наиболее прокитайски-настроенной страной в мире [37]. И, как отмечается, переориентация Нигерии на Китай не может не беспокоить США и «демократический имидж» нигерийских властей может быть демонтирован западными СМИ в считанные недели. Тем более, что репутация страны как «чемпиона мира по коррупции» уже помогает подвести нужный идеологический фундамент под требования смены власти в Нигерии. Так что не стоит удивляться, если в один прекрасный день мировое сообщество вдруг сочтет, пишет обозреватель, что президент Нигерии «утратил легитимность», а страна нуждается в «демократических преобразованиях» под юрисдикцией извне [38].

Не по этой ли причине правительство Нигерии совершенно неожиданно и к большому сожалению американцев отказалось в декабре 2014 года от услуг США по подготовке отдельного нигерийского батальона по борьбе с терроризмом? [39] И здесь невольно на ум приходит аналогия с Мали, где американские инструкторы по борьбе с террористами также готовили малийский спецназ, значительная часть которого, перешла на сторону восставших туарегов, а капитан Саного, прошедший подготовку в США, совершил в 2012 году государственный переворот и сверг правительство Амаду Туре. После этого для спасения ситуации Парижу пришлось срочно перебрасывать свои войска в зону Сахеля и наводить порядок в своей бывшей колонии. Видимо, в Абудже опасаются, как бы тесное военное сотрудничество с США не привело к повторению малийского сценария на нигерийской земле.

США, со своей стороны, оказывая помощь в подготовке военных кадров и осуществляя поставки вооружений для борьбы с «Боко Харам» соседним с Нигерией странам, таким как Камерун, Нигер и Чад, демонстративно отказали Абудже в поставке вертолетов по причине «грубых нарушений прав человека нигерийской армией в отношении мирных жителей». Пытаясь «поставить на место» своего одного из важнейших, но строптивых партнеров в Африке, развитие двустороннего военного сотрудничества США связывают не только с «продвижением демократии» и «повышением уровня государственного управления», но и, памятуя отказ нигерийской стороны о подготовке американцами нигерийского спецназа в декабре 2014 года после официальной просьбы по этому вопросу от нигерийских властей [40].

При анализе перспектив дальнейшего развития исламского радикализма в Нигерии нельзя упускать из виду четко обозначившийся процесс ползущей исламизации страны, наблюдающийся в последние годы при самом активном участии и финансовой поддержке монархий Персидского залива. О динамике его развития могут дать представление следующие данные. Если в 1963 году мусульмане составляли 26 процентов населения, христиане-62 процента и исповедующие традиционные верования-12 процентов, то в 2010 году количество нигерийцев, исповедующих ислам, возросло до 50 процентов, а доля христиан снизилась до 40 процентов. [42]. В этих условиях агрессивная пропаганда идеологии радикального исламизма находит понимание у части населения северных штатов, которое по-прежнему привержено старым постулатам мусульманского бытия и считает себя жертвами современной глобализации.

Все это дает основания полагать, что социальная база для пополнения рядов боевиков «Боко Харам» остается довольно значительной. По опросам, проведенным американской исследовательской организацией PEW, каждый пятый нигерийский мусульманин благосклонно относится к «Исламскому государству», а каждый десятый нигериец симпатизирует «Боко Харам» [43].

Как показывает африканский опыт борьбы с терроризмом на приме Алжира, Ливии, Мали и Сомали, без разрешения наиболее острых проблем социально-экономического и политического развития, таких как искоренение нищеты, борьба с коррупцией, урегулирование межплеменных и региональных противоречий, которые в Нигерии носят хронический характер, само по себе военное подавление «Боко Харам» не является гарантией искоренения этого зла XXI века и может затянуться на долгие годы.

https://aftershock.news/?q=node/419606
https://interaffairs.ru/news/show/15640

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: