Авария на шахте «Северная», Воркута, 25, 28 февраля 2016


29 февраля 2016 https://lenta.ru/news/2016/02/29/vorkuta/
Власти Коми опубликовали список 36 погибших при аварии на шахте «Северная». Перечень приводится на официальном сайте республики. Панихида по ним состоится в Воркуте в понедельник, 29 февраля, в 10:00.

В списке погибших при взрыве на шахте 25 февраля числятся 30 горняков. Жертвами повторного взрыва, прогремевшего 28 февраля, стали еще шестеро: один шахтер и пятеро горноспасателей.

25 февраля на шахте «Северная» на глубине 780 метров произошел горный удар — внезапное разрушение массива породы, прилегающей к выработке. Это спровоцировало взрыв метана. При этом погибли четыре горняка. 28 февраля на шахте произошел повторный взрыв, в результате которого погибли шесть человек. После этого поисково-спасательные работы были приостановлены.

Власти констатировали, что 26 горняков, заблокированных в шахте после аварии, можно считать погибшими. По словам Пучкова, шансов выжить у оставшихся в забое шахтеров нет. Таким образом, общее число жертв аварии составило 36 человек.
https://lenta.ru/news/2016/02/29/vorkuta/

29.02.2016 На принадлежащей «Северстали» шахте в Воркуте произошло три взрыва, погибло 36 человек. Компания временно лишилась четверти добычи угля http://www.vedomosti.ru/newspaper/articles/2016/02/28/631718-severnaya-vstala

На оперативном совещании с Дворковичем руководитель Печорского отделения Ростехнадзора Александр Гончаренко заявил о природном характере аварии на шахте (здесь и далее цитаты по «Интерфаксу»). Сейчас в одном из ответвлений шахты продолжается пожар, выживших там нет, рассказал Дворкович. Технический совет «Воркутаугля» принял решение о локализации аварийного участка через изоляцию (закачать в ствол шахты азот, откачать на участке воздух) вместо затопления. «Метод изоляции, как более эффективный, позволит достаточно быстро запустить шахту и ликвидировать возгорание», – пояснил технический директор «Воркутаугля» Денис Пайкин на совещании с Дворковичем.

Мордашов подчеркнул, что сейчас определение дальнейшей судьбы «Северной» в приоритете: «Это самая большая шахта объединения, она давала четверть самого ценного, жирного угля, который здесь добывается, и восстановление ее работы для нас – это крайне важный вопрос». По данным компании, в 2015 г. «Воркутауголь» (единственный угледобывающий актив «Северстали») добыла и продала всего 5,7 млн т коксующегося угля в концентрате, из них 1,5 млн т концентрата произвела шахта «Северная». Большую часть (69%) концентрата «Воркутаугля» «Северсталь» потребляет на своих предприятиях, остальное (1,8 млн т) продает по контрактам третьим лицам, следует из производственного отчета компании.

Существует ли риск, что поставки контрагентам концентрата коксующегося угля сорвутся, представитель «Северстали» говорить отказался: «Все, что касается ущерба, будем оценивать по окончании спасательной операции и операции по ликвидации последствий аварии». По масштабу ущерба (под завалами оказались люди и техника) понятно, что быстро запустить шахту не получится, потребуется не менее полугода, оценивает топ-менеджер горной компании, который связался с очевидцами трагедии.
«Северстали» скорее всего не удастся быстро запустить шахту, потребуется обследование других стволов шахты рядом с аварийным, чтобы убедиться что они не деформировались (потребуется не менее полугода), считает старший аналитик TKC Partners Андрей Третельников. Оперативно заместить объемы, которые добывались на «Северной», не получится, но каких-либо штрафных санкций при неисполнении контрактов с трейдерами или контрагентами скорее всего не будет, считает он. Как правило, в долгосрочных контрактах прописываются форс-мажорные обстоятельства, а это может быть признано одним из таких, считает Третельников. Так ли это, представитель «Северстали» не комментирует.
В феврале 2013 г. взрыв метана унес жизни 19 горняков на шахте «Воркутинская». Но тогда пожара в забое не произошло и «Северсталь» быстро перезапустила актив, на производственных показателях это не отразилось. Тогда компания за день подешевела на 3,7% до $9,83 млрд, нынешняя авария (на момент закрытия в пятницу) не отразилась на капитализации «Северстали» – она была на 0,66% дороже, чем на открытие торгов.

28.02.2016 Жена горняка: Руководство шахты скрывало угрозу взрыва ради выгоды http://lifenews.ru/news/187516

Жена шахтёра с «Северной» Наталья Трясухо рассказала, что руководство и сотрудники угледобывающего предприятия были осведомлены об аварийной опасности, однако бригады горняков вновь и вновь отправляли под землю, чтобы сохранить показатели добычи на прежнем уровне.

— За несколько дней до трагедии мой муж говорил, что есть угроза удара, что у них сильная загазованность, но со стороны руководства предпринимались все меры, чтобы продолжалась добыча угля, — рассказывает женщина.

По её словам, начальники «Северной» пытались обмануть оборудование, фиксирующее превышение аварийных показателей, а у самих горняков просто не было альтернативы, поэтому они были вынуждены спускаться в лаву, чтобы прокормить семью.

— Предпринимали меры, чтобы датчики не срабатывали. Их накрывали, закапывали, — поясняет жена горняка. — Система автоматизирована, поэтому, когда срабатывают датчики, работа шахты останавливается, а начальникам это было просто невыгодно.

11 октября 2014 http://www.vorkutaugol.ru/rus/press_center/news/document2347.phtml
В ОАО «Воркутауголь» – одной из крупнейших угледобывающих компаний России, входящей в ОАО «Северсталь», произошли изменения в руководстве. Новым генеральным директором компании стал Вадим Валерьевич Шаблаков.

Сергей Владимирович Ефанов покидает пост генерального директора ОАО «Воркутауголь». На его должность назначен Вадим Валерьевич Шаблаков. Эти кадровые решения вступают в силу с 13 октября 2014 года.

Вадим Валерьевич Шаблаков родился 30 ноября 1981 года в городе Екатеринбург. Окончил Уральский государственный технический университет, прошел обучение по программе MBA в Университете Чикаго. С 2006 по 2012 г.г. работал в московском офисе компанииThe Boston Consulting Group (BCG), где занимался различными проектами в области оптимизации производства. В 2012 году пришел на работу в «Северсталь» на должность руководителя проектного управления дивизиона «Северсталь Ресурс». С 2013 по 2014 г.г. – исполнительный директор «Воркутауголь». Женат, воспитывает двоих детей.

— — —
Авария на шахте Ульяновская (Кузнецкий угольный бассейн), произошедшая из-за выброса метана 19 марта 2007 года, унесла жизни 110 человек (93 человека были выведены на поверхность).
https://ru.wikipedia.org/wiki/Авария_на_шахте_Ульяновская

13.02.2010 Авария — дочь метана http://www.forbes.ru/ekonomika/lyudi/43145-avariya-doch-metana
Статья опубликована в журнале Forbes за сентябрь 2008 года

Расследование Ростехнадзора читается как детектив. Десятого марта прошлого года датчики на шахте «Ульяновская» показали, что содержание метана в лаве 50–11 «бис» превысило предельно допустимую концентрацию (ПДК). Загазованность — беда кузбасских шахтеров и их непосредственного начальства. По правилам при превышении ПДК добыча угля должна быть прекращена. Но чтобы не срывать план, руководство «Ульяновской» отдало приказ — вручную редактировать записи в компьютерной программе, которая обесточивает оборудование при угрозе взрыва.

В полдень 19 марта в клеть «Ульяновской» зашла делегация в касках и робах. Главный инженер Роман Прокопьев, замгендиректора по производству Александр Попков и еще 20 сотрудников сопровождали ревизора. Иэн Робертсон из английской консалтинговой компании IMC Group приехал в Новокузнецк проводить технический аудит по контракту с владельцем шахты, компанией «Южкузбассуголь». Раздался предупреждающий сигнал, и тросы понесли кабину вниз. Оказавшись на пласте, делегация получила сведения, что концентрация метана в лаве — 1,6% (при норме 1%). Главный инженер приказал включить в дополнение к пяти имеющимся вентиляторам, выгоняющим газ из шахты, еще один.

Больше недели горняки успешно обманывали автоматику, но 19-го везение им изменило. Через полтора часа после того, как делегация спустилась в забой, кусок породы, выпавший из кровли шахты, передавил кабель под напряжением. Короткое замыкание, искра воспламенила метан. Цепью взорвались очаги угольной пыли, ударная волна разошлась по выработкам, где заканчивали смену люди. Робертсон, Прокопьев и Попков оказались в числе 110 погибших. Через три дня Новокузнецк и шахтерские пригороды застряли в пробках — погребальные кортежи останавливали движение.

К сожалению, авария на «Ульяновской» — это не исключительный случай. Угольная отрасль переживает бум, и правила бизнеса вступили в противоречие с правилами техники безопасности. Коксующийся уголь, как на «Ульяновской», залегает в газоносных пластах. Зарплата шахтера и бонусы менеджеров зависят от выполнения плана выработки. «Иду по шахте, смотрю на счетчик: концентрация 2,5, потом 3! — делится впечатлениями бывший директор угольного объединения на Кузбассе. — Что ж такое?! Потом вижу: шахтеры закрепили датчики у трубы вентиляции, где воздух идет, и аппаратура верит».
Еще до трагедии на «Ульяновской» директора шахт Кузбасса специально собрались на совещании в Междуреченске и в качестве первопричины аварий назвали технический фактор: вентиляция не справляется с загазованностью. С увеличением скорости добычи угля современными комбайнами растет и выход метана из пласта. Тут, в недостаточно провентилированном забое, его и поджидает «человеческий фактор». Однако дальнейшее развитие событий на «Южкузбассугле» показало, что и это следствие. Причина еще глубже.

В момент аварии «Южкузбассуглем», в который кроме «Ульяновской» входят еще 11 шахт, владели на паритетных началах «Евраз» и гендиректор компании Георгий Лаврик с двумя партнерами. Его предшественником у руля был отец, Владимир Лаврик, осенью 2006 года разбившийся при крушении вертолета. Оперативное управление было в руках Лавриков. С 2004-го по 2007 год, когда они руководили компанией, в авариях погибло 219 человек. Мартовская катастрофа на «Ульяновской» исчерпала терпение губернатора Кемеровской области Амана Тулеева. Он потребовал от Лаврика и партнеров продать принадлежащие им акции «Евразу», что те и сделали в июне, выручив $871 млн.
Вывести «Южку» из кризиса «Евраз» позвал Геннадия Козового, совладельца и гендиректора угольной компании «Распадская», в которой «Евразу» принадлежит 40% акций. Команда Козового получила карт-бланш на приведение шахты в рабочее состояние, и, по его словам, он «полгода не вылезал с «Ульяновской». «Нагрузки на очистной забой приведены в соответствие с горно-геологическими и горнотехническими условиями; аэрогазовый контроль теперь полностью отвечает нормативным требованиям; интенсивно ведется дегазация угольных пластов», — ответил на запрос Forbes Алексей Борисов, вице-президент «Евраза» по управлению угольными активами.

Восстановив производство, Козовой предложил «Евразу» семилетнюю инвестиционную программу. За $2 млрд он брался повысить безопасность и эффективность предприятий «Южкузбассугля». Но «Евраз» не гарантировал полное выполнение программы, и Козовой покинул свой пост. Что его не устроило? За ответом надо вернуться на 20 лет назад.
В конце 1980-х угольная отрасль порождала больше аварий, чем горнорудная и остальная промышленность. Дисциплина и качество оборудования в забое хромали. Но шахты дотировались, и все необходимые меры безопасности, от модернизации техники до замены самоспасателей, соблюдались. «Положено было бить вертикальный ствол вентиляции, чтобы газ эффективнее выгонять, — били, даже в войну, как в 1943 году, на «Абашевской», — рассказывает Юрий Малышев, в 1990-е годы активно занимавшийся реструктуризацией отрасли во главе государственной компании «Росуголь».
Реструктуризация, которую финансировал Всемирный банк, заключалась в закрытии около 200 шахт, признанных опасными и малоперспективными. Остальные предприятия были приватизированы. Пока добыча угля шла на тех горизонтах, куда советская власть проложила вертикальные стволы, проблем с загазованностью не возникало. Но когда добыча уходила на следующий горизонт, туда ствол не двигался. Во второй половине 1990-х новые собственники экономили не то что на капработах — на мыле и мочалках для шахтерского душа. «Ориентироваться только на прибыль перестали, лишь когда отрасль консолидировалась», — говорит владелец «Сахалинугля» Олег Мисевра, который восемь лет назад скупал шахты для СУЭК.

После консолидации тон в отрасли стали задавать компании, показывающие западную отчетность. Они ужесточили дисциплину и начали программы повышения сознательности шахтеров. «Модернизация техники привела к двукратному снижению числа работающих в забое по сравнению с советским временем, да и шахт стало вдвое меньше, — резюмирует Сергей Подображин, заместитель начальника горного и металлургического управления Ростехнадзора. — Аварии стали происходить реже, но последствия их стали тяжелее, пострадавших больше». Почему тяжелее, стало ясно в 2007 году, когда грянул гром: произошло несколько аварий-близнецов, погибло 232 человека, почти как в начале 1990-х.
Через два месяца после катастрофы на «Ульяновской» взорвалась шахта «Юбилейная», принадлежащая тому же «Южкузбассуглю», которым продолжал управлять Лаврик-младший. По одной из версий, шахтеры накрыли датчик метана тряпкой, а вентиляторы не справились с повышенной концентрацией газа. Погибло 39 человек. Еще через месяц метан и угольная пыль убили 11 человек на воркутинской шахте «Комсомольская», принадлежащей «Северсталь-ресурсу». В 2008 году на междуреченской шахте имени Ленина вспыхнул метан, 17 человек получили ожоги, и только отсутствие взрывоопасных очагов угольной пыли уберегло шахтеров «Мечела» от трагедии.

Во всех заключениях по этим авариям Ростехнадзор указывал на недостатки вентиляции. На пострадавших шахтах использовались вентиляторы, которые по наклонным выработкам километрами гнали газ на поверхность или до старых стволов. За час до аварии на «Ульяновской» пять вентиляторов подавали в шахту 4000 кубометров воздуха в минуту. Для сравнения: на «Распадской» через вертикальные стволы в лавы подается 20 000 кубометров.
«Бить вертикальный ствол в разы дороже и дольше, — объясняет скупость новых хозяев один из участников рынка, просивший не упоминать его имени. — Полгода надо только проект согласовывать. А цены на коксующийся уголь растут (в 2,5 раза за последний год, до $230 за тонну. — Forbes), надо увеличивать объемы. Акции тоже растут; бирже плевать на технические тонкости: нормальная EBITDA — и ладно». К тому же, чем глубже уходят лавы, тем дороже уголь. «Шахта должна быть сделана так, чтобы ее не смог взорвать ни подонок, ни диверсант», — утверждает Козовой с «Распадской». За 15 лет на его предприятиях в модернизацию производства, включая безопасность труда, было вложено $1,2 млрд (на этот год запланировано $326 млн). При этом прибыль растет на 50% в год. Компаньоны улучшали крепление кровли, расширяли штреки и конвейеры, в обязательном порядке переаттестовывали специалистов (недовольные строгим работодателем шахтеры подавали иски в Страсбургский суд). Вместо 19 лав оставили 4, зато повысили эффективность добычи. Пробивали столько вертикальных стволов вентиляции, сколько требовалось. Число несчастных случаев с 1993 года сократилось в шесть раз.

Последняя крупная авария на «Распадской» случилась в 2001 году — главный инженер санкционировал работы рядом с заброшенной выработкой, где была плохая вентиляция. От взрывной волны погибли четверо шахтеров. Козовой рисует на листе бумаги схему аварии и рассказывает, как кричал на главного инженера «Посажу!», но потом оставил искупать вину. Тот искупил: с тех пор крупных аварий не было. По средам Козовой тратит несколько часов на то, чтобы проанализировать вместе с мастерами причины несчастных случаев.

Геннадий Козовой пришел на свою шахту в 1978 году горным мастером, дорос до директора, первым в стране провел приватизацию шахты и вместе с Александром Вагиным скупил у сотрудников контрольный пакет акций. Привлечение в партнеры «Евраза», IPO в России и расположение Владимира Путина, фактически назначившего Козового главным спикером от угольщиков на заседаниях правительства, не изменило стиля руководства директора «Распадской».

Номер 92 «Золотой сотни» Forbes, миллиардер Козовой обматывает ноги портянками, надевает резиновые сапоги и отправляется выполнять дневную норму — в порядке личной инспекции он проходит по 7–10 км под землей. Козовой ложится ничком на конвейер-ленту, который доставляет шахтеров к выработкам, спрыгивает на ходу и с мастерами осматривает вывалившиеся из кровли анкеры, выслушивает предложения по новой технике, приглашает в кабинет обосновывать выбор. На «Распаде», гордится Козовой, осталось единственное на всю страну предприятие, умеющее строить подземные выработки и пробивать вертикальные стволы. «Ольжерасское шахтопроходческое управление» зарабатывает $50 млн в год — шахты вентилируются как следует. «Козовой — единственный собственник, который досконально знает свои шахты и планомерно их модернизирует, — отдает должное совладельцу «Распадской» Подображин из Ростехнадзора. — Он не готов свое дело продавать, и в глазах у него не только прибыль». Это не мешает «Распадской» быть самым эффективным предприятием в отрасли: последние два года ее EBITDA превышает 50%.

Что происходит в других угольных компаниях? Юрий Малышев (теперь возглавляет Академию горных наук) говорит, что 70% «коксовых» шахт работают по временной схеме и не могут гарантировать сотрудникам безопасность. Специалисты с ним согласны. «Компания намерена полностью отказаться от системы комбинированного проветривания участков с применением газоотсасывающих вентиляторов — анализ последних происшествий и взрывов показал, что она потенциально опасна», — признает директор по производственным операциям СУЭК Владимир Артемьев. Но новая система вентилирования вводится СУЭКом постепенно и полностью заработает нескоро.

У остальных угольщиков решение этой проблемы тоже пока только в планах. «Евраз» собирается в 2011 году пробить вертикальный ствол на многострадальной «Ульяновской». «Северсталь-ресурс» на шахтах «Воркутаугля» предполагает «в течение 5–7 лет доработать уже пройденные стволы так, чтобы достигать лав и эффективно дегазировать зоны работ». Исключение — новая «Сибиргинская», принадлежащая «Мечелу». Там капитально заниматься вентиляцией вынудил пласт; «они просто захлебнулись в газу», говорят конкуренты.

Ситуация с безопасностью на российских шахтах, по мнению Подображина, становится все хуже и хуже. Чтобы ее переломить, необходимо изменить стимулы. Сделать так, чтобы нарушать правила безопасности было невыгодно никому — ни менеджерам, ни шахтерам, ни собственникам. «В США за мелкое нарушение, которое может привести к взрыву, минимальный штраф $250 000, — говорит председатель Российского профсоюза работников угольной промышленности Иван Мохначук. — В России за то же самое взимается 30 000 рублей».
Сергей Подображин считает, что материальную и уголовную ответственность за аварию перед законом должен нести не только директор шахты, но и ее собственник. «В России директор зависит от собственника и без его согласия не может изменить направление работы даже в связи с меняющимися в шахте каждый час горно-геологическими условиями, — соглашается с чиновником директор IMC Group Джон Бакарак. — У него, как и у всей цепочки рабочие-мастера-инженеры, есть план, за выполнение которого он получает деньги, — отсюда халатное отношение к безопасности». Губернатор Тулеев, как видно из случая с Лавриком-младшим, тоже считает, что корень зла — неправильный собственник.
Только где возьмешь правильного? На шахтах того же «Евраза» продолжают гибнуть люди: последняя авария произошла 17 августа. Трое шахтеров отравились газом.

— — —
25.02.2016 Хроника. Аварии с человеческими жертвами на воркутинских шахтах в 1961-2016 годы http://komionline.ru/node/72136

1 апреля 1961 года, шахта №40 (впоследствии — «Воркутинская»). В результате взрыва метана в шахте №40 погибли 28 человек.

20 февраля 1964 года, шахта №1 «Капитальная» (впоследствии — «Воркутинская»). В результате взрыва метана погибли 59 шахтеров.

4 апреля 1964 года, шахта №5 (впоследствии — «Северная»). Из-за прорыва плывуна в наклонном стволе погибли 17 шахтеров.

23 сентября 1980 года, «Юр-Шор». Произошел взрыв метана и угольной пыли, в результате которого погибли 34 горняка.

31 марта 1995 года, «Воркутинская». В результате взрывов метана погибли десять человек, в том числе пятеро горноспасателей.

30 октября 1997 года, «Юр-Шор». Погиб директор шахты при обрушение пород кровли при возведении арочной крепи.

18 января 1998 года, «Центральная». На глубине 900 метров под землей возник пожар, а затем произошел взрыв метана и угольной пыли. В результате погибли 27 человек. Тела 17 горняков так и не были найдены.

7 марта 1998 года, «Юр-Шор». Произошел несчастный случай при доставке шнека по вентиляционному штреку к лаве, погиб горнорабочий.

13 января 1999 года, «Воркутинская». Произошел взрыв метана и возник пожар. При взрыве и пожаре пострадали 17 человек, пятеро из них погибли.

15 апреля 1999 года, «Комсомольская». В забое добычного участка №9 с горнорабочим очистного забоя произошел несчастный случай. Он скончался 20 апреля в реанимации воркутинской городской больницы от полученных на производстве травм.

9 марта 2000 года, «Центральная». Трое рабочих, разбиравших и демонтировавших сооружение, погибли под обломками рухнувшего здания засыпного конвейера шахты.

16 июня 2000 года, «Северная». Смертельную травму получил горнорабочий очистного забоя. Трагедия произошла в лаве 10-11 при передвижке комбайна. На шахтера опрокинулась секция крепи с породой.

27 июня 2000 года, «Северная». Горнорабочего затянуло под конвейер комбайна в лаве. От полученных травм шахтер скончался на месте.

15 сентября 2000 года, «Северная». Случился пожар в административно-бытовом комбинате шахты из-за несоблюдения мер безопасности при сварочных работах. Погибли десять человек, в том числе три женщины и 8-летний ребенок.

23 октября 2000 года, «Воргашорская». В результате несчастного случая погиб механик участка. На мужчину обрушился отслоившийся кусок угля и придавил его к комбайну, для ремонта которого горняки готовили место.

20 января 2001 года, «Октябрьская». Горняка насмерть придавило отколовшимся куском горной массы.

15 августа 2001 года, «Воргашорская». В результате обрушения кровли смертельно был травмирован горный мастер.

8 октября 2001 года, «Октябрьская». Шахтера придавило трехтонным оборудованием.

10 января 2002 года, «Воргашорская». При отгрузке породы на шахте большим куском ударило горнорабочую. Женщина скончалась от полученной черепно-мозговой травмы.

13 января 2002 года, «Воркутинская». На 9-м участке лавы 822 пласта «Четвертый» на глубине 720 метров при проведении ремонтных работ на конвейерном штреке произошел взрыв метана и возник пожар. В результате взрыва погибли пять горняков. От ожогов пострадали 12 человек.

15 октября 2002 года, «Аяч-Яга». На конвейерном участке пласта при доставке материалов оборвался трос. В результате проходчик получил смертельные травмы.

14 января 2004 года, «Комсомольская». При проходке вентиляционного ствола №4 шахты оборвался трос лебедки. В результате погиб проходчик. Еще двое получили различные травмы.

3 августа 2004 года, «Северная». Произошло обрушение породы, в результате которого восемь горняков оказались заблокированы в шахте. Через 29 часов трое шахтеров были вызволены, тогда же было найдено тело одного погибшего. 11 августа спасателям удалось найти тела еще четырех шахтеров.

19 июля 2005 года, «Воргашорская». Машинист угольного комбайна получил травму позвоночника и живота. От полученных травм пострадавший скончался в больнице.

23 декабря 2006 года, «Заполярная». Произошло обрушение кровли горной выработки. Трое горняков выбрались самостоятельно, двое погибли.

25 июня 2007 года, «Комсомольская». В результате взрыва метана 11 человек погибли, двое травмированы.

3 апреля 2008 года, «Воркутинская». Подземный электрослесарь погиб из-за нарушения правил техники безопасности.

19 марта 2010 года, «Воркутинская». Горнорабочий получил несовместимые с жизнью повреждения на 8-м добычном участке шахты. На следующий день он скончался в реанимационном отделении городской больницы.

16 июля 2011 года, «Северная». В одном из забоев на глубине 740 метров произошло обрушение горных пород. В момент инцидента под землей находились 79 человек, 76 из них были немедленно подняты на поверхность, трое оказались отрезанными от выхода. 17 июля горноспасатели нашли и вывели на поверхность одного горняка, всего в результате аварии погибли два человека.

25 апреля 2012 года, «Заполярная». Произошел внезапный выброс угля и газа, обвал породы. В этот момент в забое находились 55 горняков. В результате аварии погиб один человек.

11 февраля 2013 года, «Воркутинская». Произошел взрыв метана на глубине 800 метров. Под завалами оказалось 26 человек, 18 из них найдены погибшими. Трое шахтеров были подняты спасателями на поверхность и направлены в городскую больницу, их состояние здоровья оценивалось как средней степени тяжести. Четверо шахтеров вышли с аварийного участка самостоятельно. 15 февраля в больнице скончался 19-й шахтер. Всего в момент взрыва под землей работали 259 человек.

22 февраля 2015 года, «Воргашорская». На ленточном полотне работающего конвейера в районе сбрасывающего барабана обнаружено тело электрослесаря с многочисленными травмами.

17 апреля 2015 года, «Воргашорская». Горнорабочему зажало руку между верхней ветвью ленточного полотна и роликом верхней роликоопоры ленточного конвейера. Его госпитализировали в больницу, где он скончался 21 апреля.

25 февраля 2016 года, «Северная». На глубине 780 метров произошел горный удар, когда под землей находилась смена из 110 горняков. Четверо шахтеров погибли.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: