foto-history: Пожар на нефтяной скважине под Самарой в 1955 году

Утром 27 ноября 1955 года жители села Киндяково, что под Самарой, а тогда она называлась Куйбышевым, были разбужены сильнейшим взрывом огненный столб пламени бил из земли в небо

Горящая нефтегазовая скважина у села Киндяково, 1955 год

Буровую №1 у села Киндяково заложили 7 октября 1955 года. Думали, что нефть залегает на глубине 2300 метров. Но 21 октября,когда бур дошёл до отметки в 1535 метров началось интенсивное выделение газов. А когда бур достиг отметки в 1577 метров случился прорыв нефти в ствол скважины. Все уже мечтали об орденах и премиях. Дисциплина упала. 24 ноября приочередно выбросе газа, к скважине была направлена пожарная машина для дежурства на объекте. Но начальнику нефтепромыслового управления В.В. Рехвиашвили не понравилось то, что пожарные потребовали убрать все разливы мазута около буровой, и он потребовал, чтобы пожарные не выёживались, а уехали. Поэтому 26 ноября пожарные вернулись на базу. До взрыва оставались сутки. Также Госкомиссия нашла многочисленные нарушения на буровой. Например глинистый раствор, который закачивали в скважину, имел гораздо меньшую плотность, поэтому грунт и не выдержал напора нефтяных газов.

«Министру внутренних дел РСФСР тов. Стаханову Н.П.

Строго секретно. Спецсообщение. Передать по «ВЧ».

В 8 часов 30 минут местного времени 27 ноября с.г. на буровой № 1 треста «Нефтеразведка» объединения «Куйбышевнефть» в Красноярском районе, в 2 километрах от деревни Киндяково, в результате прорыва газов произошел взрыв и пожар. Шесть рабочих бригады бурильщиков получили незначительные ожоги лица. Буровая со всем оборудованием сгорела. На устье скважины остались два превентера, на них лежит ротор и остался конец квадрата с вертлюком. Столб горящего газа и нефти имеет диаметр до 8 метров, высоту 45-60 метров.

27 ноября из Куйбышева на место пожара были высланы силы пожарных команд для ограничения распространения огня по поверхности земли и создания зоны безопасности для деревни Киндяково. На 30 ноября на месте пожара обстановка следующая. Изменений в характере горения, в размерах горящего столба газа и нефти, равно как и угрозы населенным пунктам нет. Из-за медлительности руководства объединения «Куйбышевнефть» в стягивании на место пожара землеройных и других механизмов, согласованные подготовительные мероприятия осуществляются крайне медленно… Необходимая пожарная автотехника, рукава, стволы, защитные приспособления в ВПО Куйбышева подготовлены. Организована тренировка выделенного на пожаротушение личного состава ВПО…

И.о. начальника управления МВД Куйбышевской области полковник Паутов.

30 ноября 1955 года».

Штаб пожаротушения у Киндяковской скважины, 1955 год

Приказ по Главку Миннефтепрома СССР от 29 декабря 1955 года: «Несмотря на появление значительного количества газа… буровой мастер т. Романов, начальник разведки т. Хоботько и специально присланный на разведку главный инженер конторы бурения т. Цапенко беспечно отнеслись к состоянию скважины. Главный инженер… не только не мобилизовал коллектив на принятие мер предосторожности и усиления контроля, а, наоборот, отпустил по домам начальника разведки, мастера буровой и лаборантку, следящую за качеством глинистого раствора, а также сам не появлялся на буровой с вечера 26 ноября и до начала аварийного выброса…

Расследование… показало низкое состояние трудовой дисциплины в Красноярской нефтеразведке. Мастер т. Романов допускал на работу бурильщиков в пьяном виде и сам неоднократно бывал пьян. К сигналам техника-лаборанта по глинистым растворам относился пренебрежительно. В оборудовании устья скважины допустил элементарные отступления от принятых норм…»

«…Вахтенный бурильщик т. Ямщиков допустил грубейшие нарушения правил бурения, оставив квадрат в интервале превентеров, чем исключил возможность использования противовыбросовой арматуры, допустил размораживание пневматического управления, тем самым во время выброса не обеспечив подъем инструмента и закрытие превентера. Одновременно с этим во время выброса проявил растерянность, в результате чего поздно были выключены дизели, что повлекло за собой взрыв и загорание фонтана…»

Запись оперативном журнале Куйбышевского УПО: «В 8 часов 22 минуты высланы: автоцистерна с боевым расчетом из Красного Яра (расстояние до буровой 8 км), 5 оперативных отделений, рукавный ход и автомобиль связи из Куйбышевского гарнизона. В 8 часов 30 минут дополнительно направлены 3 отделения из Ставрополя, из ОВПК «Куйбышевгидрострой» и «Ставропольнефть» (расстояние до буровой – 60 км). На буровую № 1 выехал начальник отдела службы и подготовки УПО подполковник Глубников В.М.»

Вокруг буровой вырыли два котлована для воды по 5000 кубометров каждый. Но надо было ещё расчистить устье скважины. И к этому привлекли артиллерийские подразделения Приволжского Военного округа.

Вот что вспоминает ветеран пожарной охраны, майор внутренней службы А.Д. Тамаров, который был участником тушения скважины: «Зима 1955-1956 годов с самого начала была многоснежной и суровой. Уже в ноябре ночные морозы доходили до 30 градусов, а как раз накануне аварии в течение нескольких дней шел густой снег. Поэтому перед тем, как направить из Куйбышева на место происшествия машины с личным составом, со специальной техникой и оборудованием, необходимыми для тушения сложного пожара, с помощью дорожной снегоочистительной техники в течение двух дней через сугробы прокладывалась магистраль длиной 57 километров, по которой и должна двигаться пожарная колонна.

Снега по обеим сторонам проложенной магистрали было так много, что колонна пожарных машин порой двигалась словно бы в тоннеле. Высокие нескончаемые холмы сплошного снега на некоторых участках полностью закрывали для водителей боковой обзор.

Но гораздо больше мне запомнилось другое зрелище. Наша колонна еще не добралась до Красного Яра, а высоко над горизонтом стало уже отчетливо видно ярко-рыжее зарево, постепенно растущее и закрывающее собой половину небо. Потом мы увидели, что по мере приближения к горящей буровой снежный покров заметно уменьшался, а в километре от ревущего фонтана из-под снега уже были видны замерзшие земляные кочки после осенней пахоты. К моменту нашего прибытия в радиусе километра от горящей скважины снеговой покров исчез почти полностью. Нас всех оглушил шум и гул бурлящего огненного фонтана, который нарастал по мере приближения к нему, причем в воздухе ощущалось заметное потепление. Когда же после 30-тиградусного мороза мы, наконец, вступили на теплую, а местами и вовсе горячую землю, то в некоторых местах заметили пробивающиеся наружу зеленые травинки. Такой оказалась сила теплового излучения, идущего со стороны пылающего нефтяного факела»

На месте пожара было сосредоточено 26 оперативных отделений пожарных из Куйбышева, по два оперативных отделения из «Куйбышевгидростроя» и «Ставропольнефти», а также три специальных пожарных подразделения. Пожар был разбит на четыре боевых участка, которыми командовали капитан Краснокутский, капитан Сакмаркин, старший лейтенант Лозинский и капитан Крутов.

6 октября в 16 часов из 10 лафетных и 18 ручных стволов начали подавать воду в горящую скважину. Но это не помогло. Бойцы пожарной охраны не могли подойти близко к ней, так как даже защитные костюмы с асбестовыми щитами и накидками не спасали. Это был реальный ад.

10 декабря предприняли ещё одну попытку тушения уже из 15 лафетных и 10 ручных стволов, а также из гидромониторов. Но снова неудачно.

И тогда к делу приступили взрывники. В начале декабря в Куйбышев прибыл автор взрывного метода ликвидации пожаров на газовых и газонефтяных месторождениях, старейший работник советской пожарной охраны, доктор технических наук, инженер-полковник Граздан Мушегович Мамиконянц. К 20 декабря утвердили разработанный им план пожаротушения. Была сформирована группа из 16 солдат и двух офицеров. Было подготовлено 8 лафетных стволов и 16 ручных стволов для охлаждения территории. 5 стволов поставили на вторую линию для защиты первой. Построили рельсовый путь к скважине. В 4.30 началась подготовка к взрыву, а в 5.45 Мамиконянц дал команду пожарным, которые покатили тележку с 320- килограммовым зарядом в огонь. За 50 метров пожарные нырнули в специально сделанный окоп, а тележка покатилась в огненный ад. Взрыв оторвал пламя от нефти, тут же ударили водой лафетные и ручные стволы.

Опять обратимся к воспомиинаниям А.Д.Тамарова: «Едва в предрассветном небе погасли последние сполохи пламени, как над местом тяжелого многодневного сражения с рвущимся из-под земли огненным зверем, перекрывая рев фонтанирующей нефти, раздалось мощное троекратное «Ура!». Это кричали сотни куйбышевских пожарных и рабочих объединения «Куйбышевнефть», которые приветствовали свою долгожданную победу над стихией.

Но когда погасло зарево и стих грохочущий гул огненного фонтана, жаркое лето, словно в сказке, в считанные минуты вдруг обернулось лютой зимой с тридцатиградусным морозом. Ледяной холод в мгновение ока накинулся и на склон примыкавшего к буровой оврага, по обеим сторонам которого за минувшие горячие недели успел появиться сплошной зеленый ковер густой травы. Уже через час-другой на месте этого летнего островка возвышались снежные сугробы, нанесенные непрекращающейся метелью.

А на бойцах пожарной службы сразу же после укрощения нефтяного пламени и возвращения зимы в считанные минуты обледенели и боевая одежда, и снаряжение. Из-за толстой ледяной корки многие огнеборцы без помощи своих товарищей не смогли даже переодеться. Кроме того, быстро стали смерзаться выкидные пожарные рукава. В результате смертельно уставшим пожарным, еще не пришедшим в себя после тяжелой бессонной работы в экстремальных условиях, нужно было в быстром темпе убирать многие километры брезентовых рукавов. С этой работой мы окончательно справились, лишь когда совсем рассвело. И тут продолжавшаяся несколько дней подряд метель неожиданно прекратилась, облака расступились, и на небосклон, будто в награду укротителям огненной стихии, впервые за все время нашей битвы с неистовым пламенем во всей своей красе вдруг соблаговолило выкатиться яркое солнышко»

Пожар бушевал 26 дней. Пожарных поощрили в приказах, а семь человек были награждены орденами и медалями: оперативные дежурные УПО Крутов и Сакмаркин, командиры отделений Ершов, Гуленко, Прокопов, Лычев, а также рядовой Родин.

Убыток от пожара составил 340000 рублей. Огромные, по тем временам, деньги.

Приказ по главку Миннефтепрома СССР: «»…за грубейшее нарушение технологической и трудовой дисциплины… снять с работы бурового мастера т. Романова, бурильщика т. Ямщикова и главного инженера конторы бурения т. Цапенко. Материалы об их преступной деятельности, связанные с аварией на буровой № 1, передать в следственные органы… Начальника Красноярской разведки т. Хоботько, за не обеспечение на разведке необходимой производственной и технологической дисциплины, с работы снять».

http://foto-history.livejournal.com/8641791.html

— — —
Комментарий в записи
— Некоторые моменты этой катастрофы были внесены в сценарий фильма «Влюбленные».
Интересный момент,что я из этого поста узнал пр рядового Родина…такую же фамилию носил главный герой фильма.

Пожар у села Киндяково https://fotki.yandex.ru/users/tushinetc/album/820129

Киндяково — село в Красноярском районе Самарской области https://ru.wikipedia.org/wiki/Киндяково

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: