Нефриты республики Бурятия

http://www.liveinternet.ru/users/budamshuu/post169001924/
дылача.рф/index.php/nefrit/82-nefrity-respubliki-burjatija?showall=1
https://yadi.sk/i/jZOWLfXAiH4Nn

ВВЕДЕНИЕ
Имеющиеся на территории Республики Бурятия запасы и ресурсы нефритового сырья, которые составляют более 90 % от общероссийских, позволяют активно развивать собственное ювелирное производство, создающее значительную добавленную стоимость к добываемому камнецветному сырью, со всеми положительными экономическими и социальными последствиями для республики.

Нефрит – минерал из тремолит-актинолитового изоморфного ряда группы амфиболов, силикат кальция, магния и железа. Условно разделяется на тремолит-нефрит (более светлый) и актинолит-нефрит (зеленые оттенки) (Эд, Виар, 1997). Твердость 6,0-6,5 по шкале Мооса, плотность 3,0 г/см3, блеск шелковистый, восковой. Другие названия минерала и его разновидностей: почечный камень, канадский жад, дианит, юй, пунаму, хаш, яспис.

До середины XIX века нефрит ввозился в Россию из Китая. В России первые находки нефрита зафиксированы Григорием Пермикиным. С 1851 г. в течение десяти лет он исследовал русла рек Китой, Онот, Урик, Белы и Оки. Первые валуны нефрита были обнаружены в верховьях Онота и Китоя — 8 тонн валунного нефрита было вывезено на Петергофскую гранильную фабрику. Хотя добывались валуны нефрита там и раньше специ¬альными военными экспедициями из Китая.

В 1896 г. было обнаружено первое коренное месторождение нефрита по ручью Хаара-Жалга в Восточном Саяне. В это же время на берегу р. Онот был обнаружен огромный валун, прозванный «генеральским камнем», из которого решили сделать саркофаг Александру III, однако он был забракован вдовой из-за слишком темного цвета (Чипириани, 2001).

Исторические факты о нефрите

В 1826 году учитель иркутской гимназии Н. Щукин впервые обнаружил валуны нефрита на берегах горных саянских рек Онота и Бибоя. Но более точные данные о нефрите были сообщены Г.М. Пермикиным в 1851 году после того, как он обнаружил большие глыбы нефрита по реке Оноту. 15 ноября Пермикин доставил в Иркутск 1200 килограммов нефрита в двенадцати валунах, 400 килограммов — в одиннадцати, и 800 килограммов несколько позже в одном цельном валуне. И хотя среди доставленных самоцветов не было молочно-серого, который высоко ценится китайцами, не значилось и ярко-зеленых камней, однако в тонких пластинках, абажурах и колпачках чудный эффект сочно-зеленого цвета был удивителен, а в проходящем свете его прекрасно выступал красивый узор жилок, мелких складок, извилин и пятен, составляющих особую красоту.

«Нефритовый потенциал» нашей страны только в Бурятии вполне позволяет добывать 150-200 тонн в год. При том, что себестоимость добычи этого камня относительно невелика — около 2 долл. за килограмм. А цена реализации на внешнем рынке может достигать 10-16 долл. за килограмм в зависимости от сорта, качества и других характеристик. Готовые ювелирные изделия из нефрита стоят намного дороже. Например, цена нефритовой вазы высотой один метр, изготовленной по индивидуальному заказу, вполне сопоставима с ценой новенькой автомашины престижной модели.

ГЛАВА 1. МЕСТОРОЖДЕНИЯ НЕФРИТА В РЕСПУБЛИКЕ БУРЯТИЯ

1.1. РАЙОНЫ РАСПРОСТРАНЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ ДОБЫЧИ ЗАПАСОВ НЕФРИТА В БУРЯТИИ

Запасы и ресурсы нефритового сырья на территории Бурятии составляют, по разным оценкам, от 90% до 99% общероссийских запасов. В России разведано и оценено 16 месторождений, из которых 13 находятся в Бурятии. Месторождения сосредоточены в Муйском, Баунтовском, Окинском, Тункинском и Закаменском районах.

Планомерное изучение нефрита Бурятии началось только в 1963 г. геологами Восточно-Саянской партии иркутской экспедиции «Байкалкварцсамоцветы». До 1978 г. эта экспедиция добывала зеленый нефрит на Улан-Ходинском и Оспинском месторождениях в Восточных Саянах, затем на Горлыкгольском и Зун-Оспинском месторождениях также в Окинском районе, а также Хамархудинском месторождении в верхо¬вьях Джиды в Закаменском районе (см. рис. 5).

Настоящей сенсацией стало открытие месторождений светлоокрашенного апокарбонатного нефрита на Витиме — Буромского в 1978 г., Голюбинского в 1979 г. и Кавоктинского в 1983 г. Там началась добыча в процессе геологического изучения месторождений. Ранее в этих районах были известны месторождения более привычного зеленого нефрита, напри¬мер Парамское.

Разведанные запасы нефрита Бурятии составляют 24 тысячи тонн, а прогнозные ресурсы — 100-110 тысяч тонн. Нефрит Бурятии отличается повышенной прочностью и способностью принимать блеск после полировки. Традиционно считается, что лучший зеленый нефрит в мире добывается на Оспинском месторождении в Восточных Саянах, а белый на Кавоктинском на Витиме.

В России, особенно в послевоенные годы, работами Всесоюзного промышленного объединения «Союзкварцсамоцветы» выявлены новые месторождения в Восточном и Западном Саяне, Джидинском районе Бурятии, на севере Красноярского края и Полярном Урале. Большинство месторождений нефрита относится к метасоматическому типу и приурочены к гипербазитовой (дунит-гарцбургитовой) формации. Совсем недавно в Бурятии, в Витимском районе, было обнаружен новый для России генетический тип месторождений, в котором нефрит образовался при изменении осадочной карбонатной породы, очень богатой магнием. В таких породах совершенно отсутствует железо, и поэтому здесь образуется нефрит белого цвета, который сложен безжелезистым амфиболом-тремолитом. Именно из такого нефрита был сделан кролик для сережек жены 13-го императора династии Мин, которые были найдены археологами при вскрытии могилы.

На Севере Бурятии, в приграничных районах с Забайкальским краем, сосредоточены залежи самого ценного, белого, голубого и красного речного нефрита. В процентном соотношении, это 100% из того, что имеется в России по данным последних геологоразведок. Теперь, наверное, понятно, почему нефрит в Бурятии так ценен и почему вокруг него столько возни, которая в скором времени может превратиться в войну.

Всё началось не случайно, на этой реке со смешным названием Бамбуйка, небольшом притоке Витима. Долгое время эта эвенкийская, суровая земля была неизвестна. Только редкие охотники время от времени нарушали её покой. При строительстве БАМа, в результате поверхностной разведки и был обнаружен нефрит. Однако тогда было не до него, шла стройка века. И только в 80-е годы нефриту Бурятии было оказано достойное внимание. Тогда, в годы перестройки, в нашей стране мало кто понимал в рыночной ценности камня, интерес был чисто научный, со стороны геологов и историков. В начале лихих 90-х годов в Муйском районе, при администрации Мезенцева стали выдавать первые лицензии на добычу камня. Первые образцы вывозились в Улан-Удэ, куда они сбывались, неизвестно, в то время ещё не было крупных китайских предпринимателей. В конце десятилетия на рынке появляются первые крупные игроки, иркутские предприниматели, связанные с определёнными госструктурами и горными институтами. Предприниматели начинают налаживать связи с китайскими бизнесменами, которые до этого занимались бурятским лесом и ввозом дешёвого ширпотреба из Поднебесной. Естественно, что для китайцев такое сотрудничество было более чем выгодным, ведь кто, как не они знают истинную ценность нефриту. Потенциал был понят и оценён.

В Бурятии находится около 99% российских балансовых запасов нефрита. Месторождения сосредоточены в пяти районах республики: Муйском, Баунтовском, Окинском, Тункинском и Закаменском. Во всех районах, кроме первых двух, выявлены зеленые разности нефрита. По Республике Бурятия территориальным балансом запасов на 01.01.2008 г. учтено 13 месторождений нефрита с балансовыми запасами по кат. С1 – 7442,1 т нефрита-сырца и 2468 т нефрита сортового, по кат. С2 соответственно 16918,7 т и 5408,0 т. Забалансовые запасы нефрита-сырца 71,5 т, сортового нефрита 57,3 т. По Оспинскому, Горлыкгольскому и Харгантинскому месторождениям в государственном резерве находится: нефрита-сырца — 9982т, поделочного — 2748 т, ювелирного – 48 т кат. С1+С.

В Муйском и Баунтовском районах известны 3 месторождения — Голюбинское, Буромское и Кавоктинское наиболее дефицитного в настоящее время белого нефрита, все они находятся в распределенном фонде. На 01.01.2008 г. балансовые запасы на Буромском месторождении полностью отработаны. В 2007 г. добыча производилась на Горлыкгольском, Голюбинском, Кавоктинском, Оспинском, Хайтинском, Харгантинском, Улан-Ходинском месторождениях. Всего добыто 909,1 т нефрита-сырца и 271,7 т нефрита сортового.

«Нефритовый потенциал» нашей страны только в Бурятии вполне позволяет добывать 150-200 тонн в год. При том, что себестоимость добычи этого камня относительно невелика — около 2 долларов за килограмм. А цена реализации на внешнем рынке может достигать 10-16 долларов за килограмм в зависимости от сорта, качества и других характеристик. Готовые ювелирные изделия из нефрита стоят намного дороже. Например, цена нефритовой вазы высотой один метр, изготовленной по индивидуальному заказу, вполне сопоставима с ценой новенькой автомашины престижной модели (см. рис. 6).

В перечне участков недр, предлагаемых к лицензированию на 2008 год по нефриту представлены:
1. Бортогольское проявление нефрита, расположенное в юго-восточной части Восточного Саяна, Окинского района, прогнозные ресурсы кат. Р2 оцениваются в 21,2 т сортового нефрита (Протокол ГКЗ СССР, 1962 г.)
2. Перспективная площадь рудного поля Оспинского месторождения (фланги рудных тел) (Окинский район). Прогнозные ресурсы оцениваются в 50 т. сортового нефрита.
3. Россыпи и залежи р. Ципы и её притоков (участки 1 и 2) в Баунтовском районе. Перспективная площадь 4,5 кв.км. Прогнозные ресурсы оцениваются в 50 т.
4. Актрагда-Амалатская площадь в Баунтовском районе. Перспективная площадь 4 кв.км. Прогнозные ресурсы оцениваются в 50 т.
5. Россыпи и залежи нефрита р. Бамбуйка и её притоков в Муйском районе. Прогнозные ресурсы не менее 50 т. Протяженность долин 70 км при ширине в среднем 50 м.

Нефрит ценится за глубокий и ровный тон окраски, просвечивание и способность принимать зеркальную полировку. В зависимости от выраженности этих качеств цена сырого нефрита варьирует от 30 до 3000 рублей за килограмм, хотя уникальные образцы ювелирного качества могут стоить еще дороже. Нефритом не торгуют на биржах, поэтому цена на него растет медленно, но стабильно.

В настоящее время в Окинском районе добыча нефрита ведется 3 организациями, зарегистрированными в Иркутской области: ОАО «Байкалкварцсамоцветы», ОАО «Сосновгео» и ООО «ГП Сибирьгеология». В Баунтовском районе работают Улан-Удэнская местная религиозная организация буддийская община «Дхарма» и эвенкийская родовая община «Дылача». В Муйском зарегистрированы ООО «Голюбэ» и ООО «Буром», в Закаменском — ООО «ПГП «Каскад». Общий уровень добытого сырья в 2007 г. составил 909 тонн нефрита-сырца и 272 тонны нефрита сортового. Доля нефритовой промышленности в добывающей отрасли Бурятии по объемам производства и численности работающих составляет 2,2%. В основном добытое сырье в необработанном виде за бесценок вывозится за пределы Бурятии.

Труднее учесть браконьерскую добычу расхитителей. За последнее время на контрольно-пропускных пунктах трижды останавливались крупные партии контрабандного нефрита. Такие случаи зафиксированы не только на территории Бурятии, но и в Приморье.

1.2.КОНТРОЛЬ СО СТОРОНЫ ГОСУДАРСТВА ЗА ДОБЫЧЕЙ НЕФРИТА

Правительство Бурятии решило навести порядок в нефритовой отрасли. Но оно пока не знает, куда «влазит». Желание республиканской власти навести порядок в добыче нефрита в Бурятии и получить, в итоге, адекватные экономические дивиденды весьма похвально. Планы по включению «нефритового» вопроса отдельным разделом в Стратегию развития минерально-сырьевого комплекса Бурятии на период до 2017 года тоже, безусловно, вызывают уважение. Но складывается ощущение, что власть с трудом себе представляет реальное положение вещей с добычей нефрита

Всё это время бурятское правительство официально «спит», хотя некоторые чиновники уже пытаются влиять на положение вещей, внедряя своих людей и свои фирмы на маленький, но такой перспективный рынок нефрита. В первое время нефрит спокойно вывозился из Муи и Баунта самолётами до Улан-Удэ и Иркутска. Речь ведь идёт о ценном и сортовом нефрите, стоимость которого доходит до 3000 долларов за киллограм, так что пара чемоданов могла стоить целое состояние. Во времена тогдашнего руководства как аэропорта Мухино, так и маленьких аэропортов Таксимо и Багдарино, боятся было нечего, не было даже банального визуального досмотра вещей на внутренних авиалиниях. Шло время, слух о том, что в Бурятии есть первоклассный нефрит распространилась на подпольном китайском нефритовом рынке. В республику хлынули представители криминальных структур, начались конфликты с прежними скупщиками, к слову уже изрядно разбогатевшими. Наш криминал также не дремал, в Улан-Удэ, в Таксимо, в Кяхте, Наушках… Однако «передел» длился не долго, пара вооружённых стычек, разговоров по понятиям и пацаны мирно разошлись.

До недавнего времени, а именно до прихода в республику нового руководства, ситуация была стабильной, характерной для саморегулирующегося криминального рынка. Примечательно увеличение численности китайской диаспоры, а самое главное качественное изменение. Стало больше богатых, молодых появились представители в госструктурах Бурятии, которые официально или неофициально помогали решать проблемы иностранцев, сводили продавцов и покупателей зелёного золота.

И всё бы хорошо, только приезжие элементарно начали «борзеть», как выражаются бурятские участники рынка. Почуяв полную сбытовую монополию, китайцы- перекупщики безбожно начали демпинговать цены, за год стоимость была «сброшена» практически вдвое. При том, что на китйском рынке нефрит только вырос в цене. Продавцов такая ситуация никак не устраивала. И тут на арену выходит Александр Евгеньевич со своим проектом «загонения» нефритового рынка под крыло государства. По сути призывы наших чиновников о декриминализации отрасли, это попытка прямой продажи в Китай под присмотром государства, а соответственно сохранение цен на прежнем уровне. Ну, сюда можно добавить преимущество в конкуренции с иркутянами. В любом случае это вопрос денег, больших денег и ещё больших потенциальных денег. В том, что Правительство сможет это сделать я опять же не сомневаюсь, бизнес такой, специфичный. Сам источник локализован и охранять его от «диких» ныряльщиков не составит большого труда. Миф о том, что там будут мощно сопротивляться сочинён для красочности картины. Один отряд хорошо вооружённого Омона и прокурор медведь признает власть Наговицына.

Вопрос в другом, в лицензированных добытчиках. На последней пресс-конференции президент Бурятии В.В. Наговицын сказал о необходимости пересмотра, обновления лицензий, в соответствии с действующим законодательством, только правда не уточнил в какой именно части. Возможно ли это? Не знаю, но дело попахивает судебными разбирательствами, соответственно намечается война, но война цивилизованная, в залах суда. Некоторые добытчики согласны иметь даже вдвое урезанный криминальный доход, чем практически ничего с реальной стоимости. В Бурятии всего 12 организаций занимается добычей нефрита, из них 6 работают на территории Муйского и Баунтовского районов. Но это исключительно официальные данные. На самом деле, на севере Бурятии с нефритом царит полная анархия, причем заметно криминализированная (Кислов, 2009).

Как показывают проверки компетентных органов, основная часть фирм, получивших лицензии на добычу нефрита, используя различные схемы, уходят от уплаты налогов. Фактически только одна фирма платит налоги в бюджет Муйского и Баунтовского районов. Остальные все, дескать, убыточные.

Но сопоставление цифр из разных источников показывает, что, например фирмы ООО «Буром» и ООО «Кардинал», показывая нулевые балансы, в то же время через Забайкальскую таможню за последние годы экспортировали тонны нефрита. На теневом рынке килограмм нефрита стоит 1 тысячу долларов. То есть, теневой оборот составляет, как минимум, сотни тысяч долларов. Тот же «Буром» занимается нефритом с 1999 года. Причем, с 2006 года компания вообще не подает отчеты по добыче полезных ископаемых.

Правительству Бурятии, без сомнения, эти факты известны. Поэтому оно и попыталось сделать добычу и продажу нефрита более цивилизованными. Но первые шаги по наведению порядка были сделаны, по мнению наблюдателей, крайне неудачно.

2.1. ОЦЕНКА СОСТОЯНИЯ И ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ НЕФРИТОВОЙ ОТРАСЛИ РЕСПУБЛИКИ БУРЯТИЯ

В Республике Бурятия находится более 90 % российских балансовых запасов нефрита. Месторождения сосредоточены в пяти районах республики: Муйском, Баунтовском, Окинском, Тункинском и Закаменском.

Во всех районах, кроме первых двух, выявлены зеленые разновидности нефрита. Балансовые запасы кат. С1+С2 зеленого нефрита в распределенном фонде по Оспинскому (жилы 7 и 32), Горлыкгольскому (жилы 10 и 37), Улан-Ходинскому (жилы 1, 4, 21, 25) месторождениям Окинского района и Харгантинского месторождения Закаменского района составляют: нефрита-сырца — 7278,4 т, поделочного — 3098,6 т и ювелирного — 89,4 т.

В государственном резерве по Республике Бурятия находятся 9 месторождений с общими балансовыми запасами по кат. С1+С2 нефрита-сырца 11531,9 т, сортового нефрита — 3208,4 т, в том числе поделочного — 3098,6 т и ювелирного — 109,8 т, забалансовыми: нефрита-сырца — 71,5 т, сортового — 57,3 т, в том числе поделочного — 17,2 т и ювелирного — 40,1 т.

В Муйском и Баунтовском районах известны 3 месторождения — Голюбинское и Кавоктинское — наиболее дефицитного в настоящее время белого нефрита, все они находятся в распределенном фонде: нефрит-сырец — 4987,5 т, поделочный — 1058,2 т, ювелирный — 274,8 т, кат. С1+С2.

Добыча нефрита ведется 7 организациями в Окинском, Баунтовском, Муйском и Закаменском районах республики. В Окинском районе работает 3 организации, зарегистрированные в Иркутской области — ОАО «Байкалкварцсамоцветы», ОАО «Сосновгео» и ООО «ГП Сибирьгеология».

В Баунтовском районе работают Улан-Удэнская местная религиозная организация — буддийская община «Дхарма» (далее — У-У МРО БО «Дхарма») и Семейно-родовая эвенкийская община «Дылача» (далее — СРЭО «Дылача»).

В Муйском районе зарегистрированы ООО «Голюбэ» и ООО «Буром».

В Закаменском районе зарегистрировано предприятие ООО «ПТП «Каскад».

Общий уровень добычи в 2007 году составил 909 т нефрита-сырца и 272 т нефрита сортового (уровень добычи в 2006 году составил 750,7 т нефрита-сырца и 229,2 т нефрита сортового).

Доля нефритовой промышленности в добывающей отрасли республики по объемам производства и численности работающих составляет 2,2 %.

Средняя заработная плата, за исключением СРЭО «Дылача», значительно ниже установленной Программой социально-экономического развития Республики Бурятия на 2008-2010 годы и на период до 2017 года. Некоторые организации планируют к 2017 году среднюю заработную плату на уровне 15 тыс. рублей при установленных показателях Программы 60 тыс. рублей.

Весь объем добытого сырья в необработанном виде вывозится за пределы республики, преимущественно для продажи в Китай.

Практически у всех недропользователей имеются нарушения лицензионных условий пользования недрами.

В 1896 году была обнаружена первая коренная жила нефрита в Восточном Саяне по ручью Хара-Жалга. В это же время на берегу р. Онот был обнаружен огромный валун, впоследствии названный «генеральским камнем», который планировался под изготовление саркофага Александру III, но был забракован его вдовой из-за слишком темного цвета нефрита.

Поисково-оценочные работы продолжались вплоть до 90-х годов прошлого века. Причем с 1972 года все разведочные и добычные работы проводились государственным предприятием «Байкалкварцсамоцветы».

В настоящее время нефрит распространен более чем в 20 странах мира, но самые крупные и промышленно значимые его месторождения известны в России, Китае, Канаде, США, Австралии и Новой Зеландии.

В России в настоящее время разведано и оценено 16 месторождений, из которых 13 находится в Бурятии. Суммарные балансовые запасы нефрита-сырца по категориям С1+С2 составляют 27172 т, в том числе сортового — 9193 т, из которого более 90 % находится в Республике Бурятия. Все наиболее крупные месторождения расположены в Бурятии: Оспинское (7536,7 т, Окинский район), Горлыкгольское (6542,4 т, Окинский район), Голюбинское (3903,4 т, Муйский район), Хамархудинское (2582 т, Закаменский район) и Кавоктинское (1084,1 т, Баунтовский район). По качественным характеристикам лучшими месторождениями являются Кавоктинское, Голюбинское и Оспинское.

Ограниченная минерально-сырьевая база высококачественного камня вызвала рост цен на нефрит на уровне 100 % за два года и увеличение его добычи в России за последние 15 лет в 18 раз:
1992 г. — 50 т нефрита-сырца;
2001 г. — 471 т нефрита-сырца;
2007 г. — 909 т нефрита-сырца.

При экспорте нефрита компании декларируют цену сырья от 6 до 10 долл. США за кг. Фактическая цена реализации скупщикам в России составляет от 60 до 1000 долл. США за кг в зависимости от качества. Готовые ювелирные изделия стоят значительно дороже. Цена нефрита в изделиях на китайском рынке в настоящее время доходит до 200 тыс. долл. США за кг и выше.

Мировой рынок нефрита по оценкам специалистов составляет около 1000 тонн в год. Лидерами по добыче и поставкам на внешний рынок являются Канада и США — до 300 тонн ежегодно. Бурятия, а значит Россия, фактически уже достигнув этого уровня добычи камня, должна занять соответствующие позиции на мировом рынке.

В 2007 году в республике было добыто 272 тонны сортового нефрита, в том числе 93 тонны ювелирного кавоктинского и 179 тонн поделочного. С учетом 50 % выхода готовых изделий из всего объема добытого камня и минимального уровня цен изделий — 10 тыс. долл. США за 1 кг из белого нефрита и 1 тыс. долл. США за 1 кг изделий из зеленого нефрита — потенциальный объем реализации товарной продукции составляет 16 млрд. рублей в год. Не увеличивая объем добычи камня, товарная выручка будет увеличиваться в 2 раза в течение каждых 2 лет.

Александр Чепик, обращаясь к фирме «Дылача», которая с 1994 года добыла 741 тонну нефрита, поделился на совещании арифметикой. Средняя цена проданного на экспорт нефрита у предприятии «Дылача» составила около 60 долларов за килограмм. Но, по официально подтвержденным данным от министерства иностранных дел России и торгово-промышленной палаты Китая, ценовой диапазон такого же сортового нефрита в Китае варьируется от 500 до 3—5 тысяч долларов за килограмм. Если «случайно» умножить 500 долларов на 741 тонну сортового нефрита, то получилось бы 350 миллионов долларов. Это не упрек. Это призыв к пониманию, насколько важен вопрос глубокой переработки нефрита здесь, в Бурятии. Тем более что вот уже столько лет занимается это предприятие вывозом сырья. Собственно, это было лейтмотивом всего общения власти с «нефритчиками». Компании же были более пессимистичны.

3.1. «КИТАЙЦЫ НАС НЕ ПУСТЯТ»

Бизнесмены прочитали лекцию о текущем нефритовом моменте. Нефрит — восточный камень, для России и Европы он не является предметом культа, и ювелирные изделия из него не настолько востребованы, как в Китае. Поэтому и глубокая переработка камня полностью сосредоточена в Индии и Китае. И небольшое европейское потребление также удовлетворяют предприятия из Юго-Восточной Азии. Наши предприниматели не видят перспектив в переработке, даже если ее осуществить, они не понимают, куда продавать товар. Китайцы, дескать, все равно нас не пустят на свой рынок.

Кроме того, были озвучены и неблагоприятные макроэкономические прогнозы. А они по нефриту такие же пессимистичные, как и по всему остальному. Олимпиада в Китае прошла, поэтому крупный невиданный заказ на этот материал можно считать исчерпанным. Спад экспорта запланирован на два ближайших года на уровне 15 процентов ежегодно. Причем цифры дали сами китайские покупатели. К этому стоит добавить мировой кризис, когда «с большим удовольствием люди покупают мясо и хлеб, но не ювелирные изделия».

Но главным препятствием все же предприниматели считают неумение работать с этим минералом в Бурятии. Высокохудожественную работу с нефритом делают только в Индии и Китае. Все последние технологии, вся переработка по нефриту расположены также в Юго-Восточной Азии. Делать ширпотреб и сувениры в Бурятии бессмысленно, потому как по своей художественной ценности они не будут ничего из себя представлять, и добавленная стоимость получится ненамного выше нефрита-сырца. На создание же собственной художественной школы потребуется не менее 10 лет.

Складывалось ощущение, что промышленники разговаривают с чиновником правительства на разных языках. И простецкий вывоз тонн нефрита по копеечной цене есть неизбежность исторического процесса и географии. Однако заместитель председателя правительства уже успел прослыть человеком настойчивым и напористым до чрезвычайности, что и было подтверждено еще раз. По его мнению, мы уже выбрали линию движения в сторону глубокой переработки нефрита внутри Бурятии и должны двигаться к ней.

— А если завезти учителей и мастеров из Китая? — спросил г-н Чепик у бизнесменов, и, о чудо! — нашлась точка соприкосновения позиций. В ответ бизнесмены заговорили, что «ничего невозможного нет, но настоящие мастера стоят дорого».

Стоимость мастеров не стала, видимо, проблемой для зампреда на фоне миллионных потерь от экспорта сырца по копеечным ценам. Также, возможно, в уме держал он, что китайские мастера дадут и возможность выхода изделий на азиатский рынок (см. рис. 7).

Обсуждение будущих кадров для переработки нефрита было куда более конструктивным. Правительство Бурятии предложило компаниям набирать учеников по контракту с выездом в Китай на учебу. При этом оно готово компенсировать часть затрат на образование. Видимо, по этой же схеме «компенсации» будет устроен рекрут в местные компании китайских ювелирных творцов. Под конец обсуждения нефритового будущего Бурятии бизнесмены уже рискнули, хотя и с оговорками, но опрометчиво заявить: «Мы поддерживаем переработку двумя руками». Александр Чепик счел это за дипломатию и не поверил:

— Одних слов мало. Мы ждем от вас предложений — какую технику вы собрались покупать, в каких выставках участвовать, чем мы вам можем помочь.

На том стороны и расстались, прекрасно осознавая, что в обозримом будущем друг от друга им никуда не деться. И перерабатывать нефрит внутри Бурятии, видимо, придется.

3.2. «ДАЛЬШЕ ТАК ЖИТЬ НЕВОЗМОЖНО»

Диссонансом ко всем планам и разговорам по будущему нефрита ударили мольбы одного из бизнесменов о криминогенной ситуации вокруг нефритового бизнеса (см. рис. в приложении):

— Почему-то нигде не отражена криминальная часть. Идет варварское хищение. При этом у прокуратуры и милиции лежит пачка писем, остающихся невостребованными. Получается так: чем больше ты пишешь, тем больше тебе потом внимания и уделяют, только не с той стороны. Куда только ни обращайся: «Это не наше». Сегодня увеличение себестоимости продукции происходит не за счет покупки оборудования, а за счет увеличения расходов на охрану добычи. Есть вооруженные нападения, почему мы сегодня об этом не говорим? Борясь друг с другом, группировки, контролирующие нефритовый бизнес, применяют весь арсенал криминальных средств борьбы, включая поджоги автомобилей (см. рис. 8, 9, в приложении).

Мы направили документы уже в Генеральную прокуратуру России с просьбой взять ситуацию под контроль, потому что дальше так невозможно.

На пограничном пункте пропуска «Забайкальск» в Забайкальском крае отмечена активизация контрабандистов, вывозящих из региона нефрит. Число попыток нелегального вывоза из России полудрагоценного камня, по данным экспертов, в этом году значительно увеличилось. На днях задержаны подряд три крупные партии этого минерала.

Как сообщили в пресс-службе пограничного управления ФСБ России по Забайкальскому краю и Республике Бурятия, одну из партий нефрита пытались провести через границу граждане КНР 265 камней общим весом 1,5 тонны они прятали в потолочных проемах, под сиденьями и в багажном отсеке автобуса. В другом случае минерал был обнаружен у гражданина КНР, который вез его в поезде в коробках из-под фруктов. Стоимость 223 кг нефрита была оценена в 334 тыс. руб.

Самую крупную в этом году партию нефрита – 1791 кг – изъяли у россиянина, который нелегально вез его в Китай с целью сбыта. Еще один случай контрабанды зафиксирован на Гродековской таможне в Приморском крае, где стоимость изъятых 333 кг ювелирного нефрита оценена в 313 тыс. руб.

Для сравнения: в 2008 году пограничниками Забайкалья и Бурятии была зафиксирована только одна попытка нелегальной транспортировки нефрита. Тогда на российско-монгольском пункте пропуска «Монды» было изъято 4,8 кг минерала.

Все пути нелегального вывоза нефрита из России ведут в Китай. В Поднебесной этот минерал является одним из древних национальных символов. Считается, что изделие из этого камня должно быть в каждом доме, чтобы даровать его владельцам благосостояние и долголетие. Китайцы готовы платить от 300 долл. за килограмм обработанного камня различных оттенков зеленого цвета, а за особо ценный белый нефрит – до 10 тыс. долл.

В России 13 из 16 разведанных месторождений нефрита, который добывается открытым способом, находятся в Бурятии, которая обеспечивает 90% общероссийского объема его добычи. Наряду с законными недропользователями, здесь процветают черные добытчики и перекупщики. Нелегальные добытчики нефрита делятся на несколько групп. «Ныряльщики» добывают нефритовые окатыши со дня горных рек. «Бродяги» ищут минерал в тайге, как раньше искали золото вольные старатели. Третья группа сформировалась относительно недавно. Представители этой категории на «договорных» условиях заходят на лицензированные месторождения и добывают там столько нефрита, сколько могут увезти. Плата посуточная, 15–20 тыс. руб., и, разумеется, черным налом. Отказ в допуске на месторождение чреват различными проблемами для недропользователя. В лучшем случае нефрит у него просто украдут, ничего не предлагая взамен.

Скупкой нелегально добытого минерала преимущественно занимаются китайские предприниматели. Но и некоторые российские фирмы этим не брезгуют. Так, в 2008 году одна из компаний экспортировала в Китай около 70 тонн нефрита. При этом на ее балансе не стояло ни одной единицы тяжелой техники, а в штате значились три человека. Еще одна фирма вообще уже несколько лет не сдает отчетов об объемах добычи полезных ископаемых, продолжая поставлять нефрит за рубеж.

Другая сторона нефритовой проблемы – занижение экспортных цен легальными недропользователями. По данным Забайкальской таможни, максимальная стоимость нефрита в 2008 году была 7 долл., а в 2009-м – 8 долл. за килограмм . В бюджет в виде налогов поступило свыше 43 млн. руб. Однако, как считает депутат Госдумы РФ от Бурятии Владимир Матханов, «экспортные цены на бурятский нефрит занижены как минимум в пять раз, а сумма налоговых отчислений в бюджет может быть на порядок выше». С ним солидарен вице-премьер правительства Бурятии Александр Чепик. Он также убежден, что республика должна научиться оставлять у себя «заоблачную добавленную стоимость», которую зарабатывают китайцы на обработке нефрита. Президент Бурятии Вячеслав Наговицын и вовсе заявил о необходимости «в 2010 году раз и навсегда разобраться с нефритом». Глава республики подчеркивает, что законные недропользователи могут рассчитывать на государственную поддержку, но «только при условии изготовления готовой продукции».

Первая попытка республиканских властей обеспечить прозрачность ценообразования путем централизации экспорта провалилась и вызвала скандал. Недропользователи отказались сдавать добытый нефрит китайскому торговому дому «Шень-Шень», как рекомендовало им республиканское Агентство по развитию промышленности, предпринимательства и инновационных технологий. А пресса обвинила власть в «лоббировании интересов китайского бизнеса» (Служба информации «Номер Один», Улан-Удэ, Республика Бурятия, 14.05.2009 / ИРА «Восток-Телеинформ»/

Тем не менее, Бурятия не расстается с мечтой о нефритодолларах (так по аналогии с нефтедолларами в регионе называют деньги). Власти планируют создать соответствующий холдинг, в котором 51% акций будет принадлежать государству, а 49% – инвесторам. Эта инициатива уже встретила сопротивление владельцев нефритодобывающих артелей, утверждающих, что планируемые изменения приведут к созданию коррупционных схем и к рейдерскому захвату работающих сегодня (Золотарев, «Номер Один»).

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

%d такие блоггеры, как: