Украина глазами геолога

В Советском Союзе Украина выступала, прежде всего, как первая по значению металлургическая база.

Криворожский железорудный бассейн занимает по запасам железа второе место в мире. (Первое занимает Курская магнитная аномалия.) Но рядом с Криворожским бассейном находится Донецкий угольный. Расстояние между ними всего 300-400 км. Нигде в мире железная руда и коксующийся уголь на таком расстоянии и в таких объемах больше не встречаются. И тут же рядом находится Никопольское месторождение марганцевых руд, которые необходимы при мартеновском способе производства стали. Кроме того в эксплуатации находились Кременчугское, Белозерское, Керченское месторождения железных руд.

На этой базе на Украине получило развитие металлоемкое машиностроение: оборудование для заводов и горнодобывающей промышленности, железнодорожный транспорт, морские суда, сельхозтехника и т.п.

А отходы черной металлургии и коксования угля являлись сырьевой базой для химической промышленности (кислоты, пластмассы, минеральные удобрения).

Естественно все это производство формировалось поближе к источникам сырья, что и образовало промышленный Юго-Восток Украины.
[…]
Так как промышленность Украины создавалась в СССР, то и производимая продукция по всем стандартам подходит именно для стран бывшего Советского Союза, для России, Казахстана, Белоруссии.

А вот для Европы, Америки украинская промышленность неприемлема . Все знают о несоответствии железнодорожного полотна, о несоответствии евророзеток, но ведь таких несоответствий тысячи… Поэтому получать с Украины запад может только сырье. А это делает ненужными все украинские заводы, а следовательно, делает ненужными и всех людей, которые на этих заводах работают, а следовательно делает ненужными и всех тех, кто этих рабочих кормит, одевает, лечит…
[…]
Авторы проекта Новороссия вполне рассчитали, что Юго-Восток Украины может быть вполне успешным, и как отдельная республика, поддерживающая тесные экономические связи с Россией, и как федеративная республика в составе России. А вот в составе Украины Юго-Восток может быть успешным только в том случае, если Украина будет поддерживать экономические связи с Россией не в меньшей степени, чем это было в СССР.

Как отдельное образование Новороссия может состояться без Одессы или Николаева, потеряв судостроение, или без Харькова, потеряв Харьковский тракторный завод, но она никоим образом не может состояться без тех областей, которые обеспечивают ее сырьевую базу: Днепропетровская, Запорожская области — месторождения железа и марганца, Донецкая и Луганская области — каменноугольный бассейн.

А вот Донецкая и Луганская республики сами по себе не имеют возможностей для существования.

Проблемы Донецкого угольного бассейна обсуждались еще советскими геологами и экономистами. Но для того чтобы понять эти проблемы, нужно иметь представление о том, что собственно представляет собой Донбасс — самое прославленное угольное месторождение Советского Союза.

Начну с того, что это сравнительно небольшое месторождение. Для сравнения приведу геологические запасы углей основных бассейнов СССР:
Ленский 2647 млрд. т
Тунгусский 1745 млрд. т
Канско-Ачинский 1220 млрд. т
Кузнецкий 905 млрд. т
Таймырский 583 млрд. т
Печорский 344 млрд. т
Донецкий 240 млрд. т

По своему строению Донецкий угольный бассейн представляет собой, грубо говоря, такое большое корыто из древних магматических пород площадью около 70 тыс.кв.км и глубиной до 8км . Корыто это заполнено осадочными породами с прослоями угля. Но залегают эти слои не горизонтально, они смяты в складки с разрывами, нарушениями, смещениями.

Всего установлено около 300 угольных пластов и пропластков. Около 50 пластов имеют толщину от 50 см до 2 м и являются объектами эксплуатации. Хотя сейчас в Донбассе разрабатываются уже даже 20 сантиметровые пропластки угля.

Для сравнения: в Кузнецком угольном бассейне мощность разрабатываемых слоев достигает 20 м, причем, залегают они горизонтально и находятся очень близко к поверхности.

В Донбассе же все неглубоко залегающие продуктивные пласты уже выработаны, и сейчас за углем необходимо идти на большие глубины (1000 — 1200 м), и это при том, что уже с 500 — 700 м начинают проявляться внезапные выбросы угля, газа и пород.

Для обеспечения нормальной работы людей в условиях большой глубины при высоком давлении и температуре требуется постоянное внедрение новых технологий по дегазации пластов, вентиляции, кондиционированию рудничного воздуха, по применению специального оборудования, которое обеспечивает добычу угля без присутствия людей в забое и т.д.. Все это требует непомерно больших капиталовложений.

Еще в СССР одни и те же затраты давали в Кузбассе в 3 раза больше угля, чем в Донбассе.

Показательно то, что интенсивность внедрения новых технологий в Донбассе начала падать еще в 80-е годы, когда в нашей экономике уже вовсю заработали законы рынка. И это сразу же сказалось на годовой добыче угля:
1940 г. — 94 млн. т
1970 г. — 218 млн. т
1980 г. — 223 млн. т
1985 г. — 200 млн. т
1991 г. — 165 млн. т
2000 г. — 75 млн. т
И, как видно, с начала перестройки годовая добыча угля в Донбассе падает стремительными темпами, потому что без постоянного совершенствования технологий эксплуатация Донбасса уже невозможна. А капиталисты вкладывать дополнительные средства на нерентабельных предприятиях не будут. Потому-то и закрываются одна за другой шахты Донбасса, и все новые и новые аварии уносят человеческие жизни.

В то же время качество Донецких углей очень высоко. И именно такой антрацит является необходимым для металлургических предприятий. Поэтому советскими экономистами и велась речь о максимально рациональном использовании дорогостоящих высококачественных донецких углей, т.е. исключительно для нужд украинской металлургии. А в качестве энергетических применять только низкосортные угли, добываемые попутно, не требующие на их добычу дополнительных затрат.

А энергетика Украины, входящая в топливно-энергетический комплекс СССР предполагала и использование российских газо-нефтепродуктов, и передачу электроэнергии от электростанций, работающих на низкосортных экибастузских и канскоачинских углях (где добыча ведется открытым способом, поэтому себестоимость угля почти в 10 раз ниже донецкого), и развитие атомной энергетики.

Но исключительно для украинской металлургии уголь необходим в таких количествах, что для его добычи хватило бы всего несколько шахт Донбасса, а для их обслуживания сотой доли из всех работающих на Донбассе шахтеров.

Именно проблема донецких шахтеров была в Советском Союзе причиной того, что шахты Донбасса продолжали работать в полном объеме и регион находился на государственной дотации. Ведь ликвидация целых поселков, переселение или переквалификация такого огромного количества людей вызвало бы бурю негодования. А так как интересы людей были все еще выше, чем интересы производства, то и предполагалась постепенная переквалификация шахтерского региона, строительство на Донбассе новых заводов преимущественно тяжелого машиностроения.

Естественно, что после отделения Украины ни о каких новых заводах уже не могло быть и речи, по всей Украине разорялись, прекращали свое существование действующие предприятия. И о донецком угле заговорили как об энергетическом сырье. Но добывать энергетические угли с такими затратами это не просто нерентабельно, это преступно, ведь в условиях капитализма затраты эти окупаются человеческими жизнями.
[…]
Взамен нерентабельного угольного месторождения Донбасс стали рассматривать как перспективный район для добычи сланцевого газа.

Я, к сожалению, плохо знаю о том, какие запасы сланцевого газа прогнозируются в Донбассе. Теоретически в таком угольном месторождении в большей или меньшей степени должны быть загазованы все вмещающие породы. А добыча газа при помощи бурения значительно дешевле, чем добыча угля шахтным способом (и по стоимости оборудования, и по количеству рабочей силы). Кроме того бурение можно вести на значительно больших глубинах. Т.е. для капитала есть все предпосылки превратить нерентабельный регион в более или менее рентабельный.

Но это для капитала. Для жителей Украины , и в первую очередь Донбасса, такая переквалификация региона оборачивается трагедией. И главная беда не в экологии. Трагедия заключается в том, что при масштабной добыче сланцевого газа в бывшем угольном бассейне подавляющая часть населения Донбасса окажется просто ненужной, останется без работы и без средств к существованию.(Донбасс — это самый густонаселенный регион Украины, где подавляющая часть работающих связана с угольной промышленностью.) Более того, ненужной оказывается и большая часть всего
Юго-Востока Украины, где из промышленности останутся только добывающие предприятия, а все металлургические заводы, а вслед за ними и машиностроительные, трубопрокатные, судостроительные и т.д. и т.д. — вся эта промышленность прекратит существование.
[…]
Но России Новороссия в формате Донецкой и Луганской республик вообще не нужна. У нее достаточно своих и угольных, и газовых месторождений, которые, в отличие от Донбасса, не являются убыточными. Себестоимость угля в Донбассе значительно выше, чем в любом российском месторождении.
[…]
http://ruspravda.info/Ukraina-glazami-geologa-7788.html

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

%d такие блоггеры, как: