spydell: Долговая нагрузка у российских компаний

Долговая нагрузка у российских компаний

Какие российские компании с наибольшим долговым обременением? Критерием избыточности долга можно взять отношение стоимости обслуживания долга к операционной прибыли.

Критическая долговая нагрузка (свыше 50% от операционной прибыли идет на процентные платежи по долгу). Хуже всего дела у Трансаэро, Мечел, ИнтерРАО, ММК, Автоваз, ГАЗ. У этих компаний в среднем за последние 3 года свыше 50% от операционной прибыли шло на процентные платежи по долгу. С высокой долговой нагрузкой (свыше 20% от операционной прибыли). Из крупных и наиболее известных компаний можно выделить Северсталь, Аэрофлот, Ростелеком и ФСК ЕЭС.

С ничтожным долгом относительно операционных показателей (ниже 5% процентных расходов от операционной прибыли)– это Сургутнефтегаз, Газпром, Лукойл, Роснефть, Татнефть.

В цифрах ниже.

Свыше 100% это значит, что процентные расходы выше операционной прибыли. Отсутствие значений в ячейке означает наличие операционного убытка по результатам деятельности за 2013 год.

В следующей таблице история процентных расходов по долгам в млрд руб. за год.
1* — операционная прибыль за 2013
2* — чистая прибыль
3* — долгосрочный долг
4* — совокупный долг

Газпром по процентам выплачивает 42.8 млрд руб, Роснефть 44 млрд, Лукойл 15.6 млрд. Нефтегаз целиком и полностью в комфортных кредитных условиях. Даже не смотря на рост долга у Роснефти (после объединения с ТНК-BP), операционная прибыль столь высока, а заимствования происходили по столь выгодным условиям, что процентные расходы относительно низки (меньше 10% от операционной прибыли). Это конечно, не Сургут с нулевым долгом, но терпимо. У Лукойла и Газпрома в пределах точности счета.

Металлурги при очень высокой долговой нагрузке на фоне крайне слабых операционных показателей. У ММК и Мечела все плохо, НЛМК приемлемо, Северсталь – много (треть на обслуживание долга). У Норникеля растет стоимость обслуживания долга при сокращении маржинальности бизнеса. Огромные процентные выплаты у Мечела (на 23-25 млрд руб). Потенциал операционной прибыли Мечела при росте цен на комодитиз и идеальной внешней конъюктуре сейчас не больше 50 млрд руб. Т.е. в любом раскладе долг избыточный и стоимость обслуживания экстремальная.

У энергетиков много долгов и ставки заимствования высокие. Фондируется в основном в рублях в российских банках, тогда как нефтегазовый сектор имеет преимущественно валютные долги. Телекомы с высокой долговой нагрузкой.

Далее эволюция изменения долговой нагрузки (процентные платежи к операционной прибыли за год в %)

Очередной удар по доверию к западной фин.системе

Новый креатив от США и Европы по политизации разбирательства дела Юкоса как бы намекает на то, как небезопасно держать активы в западной юрисдикции. Т.к. существуют риски молниеносной экспроприации активов при малейшем подозрении.

Дело Юкоса со скрипом проворачивалось почти 10 лет и внезапно (!) сразу после крушения Боинг, на котором погибло свыше сотни голландцев, гаагский суд (находящиеся как раз в Нидерландах) принимает беспрецедентное решение о взыскании с РФ 50 млрд долл (самый значительный денежный штраф в истории человечества). Глупо считать, что могли быть такие совпадения на фоне исключительно агрессивной антироссийской пропаганды в западных СМИ и на политической арене. Самый «демократический» и «справедливый» суд в Гааге под давлением США форсировал судебный процесс и принял то решение, которое от него ожидали хозяева и спонсоры. Впрочем, в Европе теперь все решения принимаются под политическим давлением США. Чего только стоит демонстративное давление США на страны ЕС по принятию санкций в отношении России?

Если официальные представители США через пол часа после крушения Боинг заявляли о причастности Путина и России к этой трагедии, не имея ни одного доказательства, то не стоит сомневаться в том, что у них хватит смелости и наглости экспроприировать золотовалютные резервы России в счет погашения задолженности по гаагскому суду. Например, арест российских 50 млрд, которые находятся в трежерис. Международное законодательство под этот повод может измениться «задним числом», чтобы «легализовать» экспроприацию средств. Примерно также, как они без суда и следствия на голом волюнтаризме и самодурстве блокировали и арестовывали счета в Ливии, Сирии, Иране и других странах, попавшие под санкции.

Поэтому это решение «о 50 млрд» стоит рассматривать именно в контексте неблагонадежности иностранных партнеров и опасности удержания активов в западной юрисдикции, т.к. здравая логика и буква закона там растоптаны, уничтожены и давно не действует. Работает «право сильного» и больше ничего.

США уже подорвали доверие, когда в апреле на свойственном им самодурственном угаре заблокировали транзакции по картам Visa и MasterCard, нарвавшись на обеспечительный взнос в ЦБ РФ на сотни миллионов долларов, что эквивалентно или превышает размер прибыли на российском рынке. Кто знает, откуда очередной бес выскочит, т.к. цена американских галлюцинаций становится слишком высокой.

Сейчас им это показалось и без суда и следствия блокирует счета физических и юридических лиц в одностороннем порядке за 30 минут. Потом другое показалось и заблокирует государственные счета, т.к. законы отныне меняются под конъюнктурные факторы. Например, в данный момент выгоден один ход развития событий и подстроили законодательство под него, завтра стал выгоден другой вектор развития событий, и снова подмяли законодательную базу под свои интересы. Так что не стоит надеяться на справедливость, объективность, беспристрастность, когда речь касается мирового лидерства США.

Америка агонизирует, теряя влияние на мировой арене и доверие к финансовой системе, отсюда лепит столько ошибок.

Но действия США и Европе наносят урон, прежде всего им самим (конкретно финансовой системе), т.к. теперь только сумасшедший может рассматривать эту зону, как тихую гавань. Вот такая замечательная тихая гавань, где счета блокируются за пол часа на одних лишь домыслах и предположениях в социальных сетях.

Ход развития событий, скорее всего, вынудит ЦБ РФ и правительство пересмотреть формат инвестирования и удержания золотовалютных резервов. Например, выпуск государственных долгосрочных инвестиционных облигаций на пол триллиона долларов, чтобы распределить инвестиционную активность на 10-15 лет без риска срыва в инфляционный штопор. Т.е. дозировать впрыск денег в экономику, не допуская перегрева. Это позволит реализовать массу инвестиционных проектов в России, стимулируя экономический рост (добавляя, по крайней мере, дополнительные два процентных пункта к ВВП в год), также снизит риски экспроприации ЗВР со стороны США и Европы. Плюс важный момент – последние события заставят развиваться внутреннему рынку капитала, прежде всего развитие корпоративных облигаций и фондирование в рублевой зоне на приемлемых условиях.

Эти идиоты в США и Европе вместо того, чтобы снижать порог входа и проводить экспансию, принудительно закрывают собственные рынки капитала от России. Это, на минуточку, тогда, как спрос на кредитные ресурсы в Европе от России был в разы выше (за 2010-2013 года), чем от всех стран Еврозоны. Страны Еврозоны сокращали кредитование и едва не единственные в Евразии, кто демпфировал делевередж – это российские компании, которые фондировались в евро и долларах (как кредиты, так и облигации). По крайней мере, теперь приоритеты расставлены. Закрытие, изоляция западного рынка капитала от РФ несет массу положительных моментов – развитие собственной фин.системы и переориентация на азиатские рынки, что напрямую ударяет по позициям доллара, т.к. Китай также снижает долларовые расчетные операции, плюс фондирование в евро зоне и долларовой зоне.

Про ограничения внешних заимствований для российского бизнеса

В свете возможных ограничений для российских компаний на внешние источники фондирования, интересно оценить последствия такого хода развития событий. Для крупного бизнеса исход очевидный – внутренний рынок капитала (рублевая зона) и азиатские рынки. Но там не все так просто. Развитых механизмом международного фондирования в юанях пока еще нет, хотя активно развиваются в этом направлении. Но уже очевидно, что процентные платежи по долгу вырастут, но кассовых разрывов быть не должно (так как будет достаточно беспроблемное рефинансирование долгов, но уже на других рынках). Рост процентных расходов напрямую скажется в худшую сторону на чистой прибыли.

Насколько? По моим прикидкам, полный переход на рублевые займы для нефтегаза может стоить около 7-8% от прибыли в самом худшем случае, что не так существенно. У металлургов сложнее – там негативный эффект может обойтись до 30% от потенциальной прибыли.

Также многие инвест.проекты отсекутся. То, во что имело смысл инвестировать при заимствованиях под 5-6% потеряет смысл при ставках в 8-12%, т.к. общая рентабельность бизнеса снижается с 2011 и даже дополнительные 2-3 процентных пункта начинаются быть ощутимыми.

У компаний есть внутренние и внешние источники финансирования инвестиционных операций. Внутренние – денежные потоки (чистая прибыль) и запасы (финансовые вложения, в том числе кэш). Внешние источники (банковские или государственные кредиты, эмиссия облигаций и размещение акций). На внешних рынках в России работали в основном экспортеры и наиболее активно всего две отрасли – это нефтегаз и металлурги (не считая банков). Доля валютных долгов у других секторов несущественна.

Мелкий и средний бизнес не имеет возможности размещать акций и эмитировать облигации (за редкими исключениями), поэтому остаются только банковские кредиты. При ограничениях на заимствования в евро, долларах и фунтах в группе наибольшего риска – металлурги, нефтегаз имеет значительный запас прочности.

Много упирается в процентные ставки, стоимость денег. Собственно, как менеджеры принимают решение? Есть возможность взять в банке, допустим, 100 млн рублей под 10% (типичная сумма для среднего бизнеса) и вложить в какие то небольшие проекты в промышленности (какой нибудь маленький свечной заводик). Инвестиционный цикл в промышленной сфере обычно растягивается на несколько лет, обычно около 3 лет. Согласование проекта, регистрация, поиск подрядчиков, строительство и монтаж, после калибровка и тестирование оборудования, пробный запуск линии, подбор и обучение персонала, постепенное увеличение производственной мощности с выходом на плановую мощность и многое другое. Все это время бизнес не генерирует денежного потока, но приходится платить проценты. Проблема в том, чтобы оправдать кредит под 10% операционная отдача на заемные средства должна быть никак не меньше 30% (считается, как операционная прибыль на объем задолженности по кредитам и облигациям). Если меньше 30% при стоимости долга в 10%, то компания обрекает себя на тупиковое положение.

Во-первых: бизнес активность подразумевает целый спектр рисков (операционные, производственные, финансовые, экономические, политически и множество других рисков) и необходим определенный буфер, чтобы оправдывать бизнес активность, а не тупо работать на банки, выплачивая проценты по долгу. Инвестируя в завод, менеджмент должен оценивать не только потенциальный уровень спроса на продукцию через 2-3 года (а ведь конкуренция жесткая штука и все быстро меняется), но и прогнозировать и балансировать издержки.

Во-вторых: с операционной прибыли необходимо вычесть еще налоги и внеочередные списания в случае реорганизации и реструктуризации бизнеса. Получая чистую прибыль, уже можно распределять денежный поток на инвестиции (за счет собственных средств), формирование кэша, выплату дивидендов, обратный выкуп акций (для публичного бизнеса), либо погашение задолженности, чтобы снизить процентные платежи.

Поэтому нормальный менеджмент не займется за инвест.проект, если не будет уверен, что при стоимости денег в 10% за год, проект будет генерировать до 25-30% на вложенные заемные средства. Если деньги стоят 5-6% в год, то порог рентабельности опускается до 13-18% (типичная норма операционного возврата на долг для бизнеса в Европе и США).

Что касается России, то мелкий и средний бизнес, не ориентированный на экспорт занимает в рублях, поэтому всякие эти ограничения на потоки капитала их не затронут. Крупный бизнес пострадает, но только в условиях полного блокирования западного рынка капитала. Уязвимость не из-за кассовых разрывов, т.к. здесь всегда ЦБ РФ поможет и российские банки, а именно из-за роста процентных ставок по долгу.

В целом, ничего критического не будет. Чуть снизится прибыль у нефтегаза. Мелкому и среднему бизнесу пофиг, т.к. раньше не особо участвовали на внешних рынках капитала. Но положительные моменты перевешивают, т.к. заставят развивать собственный финансовый рынок, дифференцированные инструменты фондирования, деривативы, облигации и так далее. Это плюс. В макроэкономическом плане негатив для нефтегаза перевесит позитивом для банков, т.к. занимать начнут у них в рублях. Т.е. негативный эффект уравновешивается положительным. Развитие финансовой системы может стабилизировать процентные ставки (они станут ниже, чем сейчас).

О санкциях в отношении России

Последний раз я обсуждал санкции к России в марте, когда действительно были опасения нечто серьезного – принудительная блокировки или экспроприация государственных или коммерческих активов, размещенных в западной юрисдикции или торговый протекционизм – ограничения на импорт из России нефти и газа. Что изменилось за 4 месяца, ведь каждый день шоумены из США и ЕС вводят очередные санкции? Насколько все серьезно? Слежу за развитием событий, но за 4 месяца не нашел ни одной санкции, которые бы были вредны и деструктивны для России в долгосрочном периоде. Но все по порядку.

Санкции в отношении физических лиц. Заморозка счетов, запрет на въезд в США и ЕС, запрет на бизнес и владение активов на западе.

По состоянию на 30 июля затронули почти всех топ чиновников в России, за исключением Путина, Медведева, Лаврова, Шойгу и Чуркина (по понятным причинам для сохранения дипломатических каналов). Также коснулись нескольких ключевых олигархов и топ менеджеров гос.компаний. Санкции исключительно полезные и положительны, как для чиновников, так и для России. Если бы их не было, то стоило придумать аналогичные санкции самим. Не вижу никаких проблем.

Потому, что представляя интересы страны, правильнее хранить деньги не в Европе или США, а в российских банках, покупать акции не Apple, а российских компаний, развивать собственные курорты и создавать условия для роста и прогресса российского бизнеса, а не иностранного.

Это силовое принуждение к патриотизму. Не хочешь работать в интересах своей страны добровольно – получай принудительные ограничения. В принципе, аналогичные процессы в России были инициированы еще в 2012 году, так что они могут оказать только пользу.

Если раньше у некоторых чиновников и бизнесменов сохранялась иллюзия, что при распаде режима в России они смогут сохранить свои капиталы и свободу на западе, то теперь стало очевидно, что все далеко не так. Опыт смены политического режима и перевороты в Югославии, Ираке, Египте, Ливии, Украине и многих других странах показывает, что правящей элите еще никогда не удалось сохранить свои капиталы. В лучшем случае теряли активы и садились за решетку, в худшем просто казнили. Удерживаться и балансировать получается только, если есть сильная поддержка от национального бизнеса и народа. Поэтому санкции такого рода консолидируют чиновников для работы в интересах страны, осознавая, что только в системе, которую ты контролируешь сможешь сохранить активы и свободу. А для этого необходимо работать в интересах народа и национального бизнеса.

Санкции в отношении торговли. Эмбарго на поставки оружия в Россию, запрет на поставки в Россию товаров двойного назначения, предназначающихся для военного сектора, а также ограничение доступа России к технологиям в нефтегазе.

Тоже исключительно положительный момент. Импортозамещение. Последние 20 лет Россия играла роль такого инертного кита, мирно слизывая нефтедоллары с трубы, забывая про диверсификацию экономики. На самом деле, если обратить внимание на структуру экономики стран, где высокую долю в экспорте занимает нефтегаз, то можно заметить, что в этих странах сильно депревированы и недоразвиты другие отрасли экономики. Не буду углубляться в детали, т.к. это отдельная и весьма обширна тема. Но это можно наблюдать почти по всех странах с выбранными критериями.

Причина в том, что бизнес идет всегда по пути наименьшего сопротивления. В мире нет более маржинальной отрасли, чем нефтегаз. Просто не существует. Если бы не было налогов на нефтегаз и экспортных пошлин, то маржинальность компаний могла бы достигать фантастических 70-80%. На втором месте по маржинальности ИТ индустрия (преимущественно софт и интернет услуги) и фармацевтика (производство лекарств).

Если бизнес дает маржу прибыли под 80% (без учета налогов на отрасль), то зачем развивать, например, тяжелую промышленность со средней нормой маржинальности в 5-7% (да и то, если повезет). Зачем брать на себя риски за столь скромное вознаграждение? Тяжелая промышленность еще может развиваться, обслуживая нефтегазовые компании, но не более.

Аналогично с другими низкорентабельными секторами экономики. Деньги всегда идут туда, где наибольшая прибыль. Если в стране есть нефть и газ, то именно эта отрасль доминирует и все остальное подавлено. Если в стране отсутствует сырье, то люди, чтобы выживать и достойно жить вынуждены развивать другие сектора экономики (Япония, Германия, Швейцария, Швеция), даже если они дают существенно более низкое вознаграждение. Если взять тот же Китай. От хорошей жизни они чтоли понастроили столько фабрик и заводов, которые работают практически без прибыли? Если бы Китай был богат на сырье, то не стал бы мировым мега заводом.

Но США и ЕС на самом деле очень помогли России со своими санкциями, ускоряя процесс импортозамещения. Этот тот мобилизационный триггер, которого стране не хватало. Просто так взять и начать работать, брать на себя риски в бизнесе никто не захочет. Но когда каналы отрубают, то хочешь – не хочешь, а обстоятельства заставляют действовать.

США как бы намекают – вставайте ленивые жирные свиньи, начинайте развивать другие отрасли экономики. Не хотите сами, мы вас заставим.

В принципе, известно, на что есть спрос в России, также известно, как и что нужно производить. Осталось купить, либо создать технологии самим и запустить процесс. Санкции в отношении торговли создают как раз те условия на положительные трансформации в экономике, которые бы привели к диверсификации отраслей в стране, снижению зависимости от импорта, повышению конкурентоспособности национальной промышленности.

Эмбарго на оружие и комплектующие не вызовет критических сбоев, т.к. исторически так сложилось, что еще со времен СССР и холодной войны оборонка была отраслью, так называемого, замкнутого цикла, где почти все производилось внутри СССР. За исключением электронных компонентов, все остальное уже в ближайшие год-два можно развернуть в России. Что касается технологий в нефтедобыче (речь идет о технологиях для глубоководного бурения, добычи сланцевой нефти и освоения арктического шельфа), то необходимо иметь конкретное представление о текущих и потенциальных потребностях нефтегазовой индустрии. Около 25% комплектующих и оборудования иностранного. Однако, учитывая масштаб бизнеса и объем ресурсов не составит особого труда обойти ограничения. Нефтегаз — это же не какой то ранимый и беззащитный малый бизнес. Это целые империи по могуществу сравнимые с государствами. Так что найдут выход.

Санкции такого рода вижу положительными для макроэкономического развития России в ближайшие 3-5 лет.

Финансовые санкции. Запрет на фондирование со сроком обращения свыше 90 дней для российских банков и компаний. Запрет на размещение акций и облигаций российских банков и компаний в ЕС и США.

Ну а здесь какие проблемы? Зачем размещать акции в США, когда можно размещать на Московской бирже? Аналогично с облигациями. Закрываете свой рынок капитала? Ну и замечательно, тогда будем развивать и использовать собственный рынок капитала.

У Российских банков и компаний свыше 600 млрд долл внешних долгов + еще около 200 млрд, записанные на оффорные, но подконтрольные компании. Уже очевидно, что по мере истечения сроков займов, рефинансирование будет происходить в других валютах. Снижение внешних долгов практически автоматически будет повышать внутренние долги, тем самым российская финансовая система выиграет. Это вызовет дефицит ликвидности в российской банковской системе, повышая спрос на рубли (курс рубля вырастет), ЦБ может изменить денежно-кредитную политику, удовлетворяя избыточный спрос на рублевые кредиты в момент рефинансирования валютных. Ограничения за западные рынки капитала стимулирует развитие российской финансовой системы. Не сразу и не так просто. Но в долгосрочном плане изменения положительные.

Негативный эффект для компаний из-за роста процентных ставок по сравнению с долларовыми и евро заимствованиями будет компенсирован в макроэкономическом плане за счет развития российских банков. Снижение прибыли компаний будет компенсировано ростом прибыли банков. Но не обязательно, что прибыль компаний упадет. Например, по нефтегазу эффективность капитальных инвестиций оставляет желать лучшего. Компании купаются в сверхприбылях и поэтому разбрасывают деньги куда попало. Далеко не все инвестиции используются на полную мощность и пространство для оптимизации инвест.активности имеется. Норма амортизации понижена. Ее можно увеличить без риска для стабильности и безопасности добывающих и производственных мощностей. Например, заменять оборудование не через 5 лет, а через 6 или 7 лет. Это не считая традиционных распилов, когда на тендерах участвуют аффилированные компании по завышенным ценам относительно рынка. В принципе, только на амортизационных вычетах можно как раз компенсировать эффект роста процентных ставок. Причем на эффективности бизнеса в худшую сторону это не скажется.

Подводя итоги. Санкции положительны во всех отношениях и являются мощнейшей дозой стимуляторов для экономики. В краткосрочной перспективе пертурбации возможны, но в долгосрочной перспективе очевиден явно положительный эффект. В некотором роде США и ЕС в последние 4 месяца сделали для России больше полезного, чем российские чиновники за последние несколько лет.

1. Консолидация российских чиновников в интересах страны с полным разрушением иллюзий относительно безопасности западной юрисдикции для удержания активов. Будут теперь более активно работать во благо России, понимая, что только Россия сможет защитить их активы и свободу.

2. Сплочение народа перед внешней угрозой и агрессией запада. Мобилизационная экономика всегда намного эффективнее мирной. Рост патриотизма в обществе.

3. Импортозамещение и диверсификация экономики. Принудительная стимуляция развития других секторов экономики, когда ввели запрет на продажу некоторой категории продукции. Хочешь – не хочешь, но в связи с обстоятельствами придется вертеться и суетиться, развивая собственную промышленность. Очень положительный момент.

4. Развитие российской финансовой системы за счет роста спроса на рублевые займы из-за принудительного закрытия долгосрочных лимитов в евро, долларах, иенах и фунтах. Также же развитие за счет улучшения качества и спектра финансовых услуг, когда размещений акций и облигаций будет происходить не в Лондоне или Нью Йорке, а в Москве.

5. Наконец-то удастся полностью побороть отток капитала из РФ, когда произойдет массовая репатриация иностранных активов со стороны всех контрагентов. Чиновники и олигархи из-за опасения заморозки средств. Компании и банки на траектории сокращения долларовые и евродолгов и рефинансирования в рублях или другой валюте. ЦБ будет сокращать свои валютные резервы в долларах и евро. Вероятно будет создан пул долгосрочных инвестиционных гос.облигаций сроком на 10-15 лет для масштабных инвестиционных проектов в России.

6. Курс рубля на фоне всех этих событий через несколько лет может укрепиться. Хотя это плохо для экспорта, но обычно благоприятно воздействует на держателей активов и фин.систему.

7. При этом стоит отметить, что санкции приводят к снижению спроса на продукцию стран ЕС и США, как ответная реакция российских компаний и населения на политическую и экономическую травлю России. Большинство воздержутся от покупок европейских товаров, либо выберут аналоги, но произведенные в других странах.

8. Санкции серьезно ударяют по доверию к западной фин.системе, т.к. заморозка активов и закрытие лимитов теперь происходят в одностороннем порядке за пол часа. Фин.система по сути держится лишь на одном доверии. Когда имеет место быть столь экстремальный волюнтаризм, то позиции доллара начнут сдаваться. Никто не захочет иметь долгосрочных вложений в долларовых инструментах, т.к. не знаешь, что взбредёт в голову очередным сумасшедшим чиновникам. А эти процессы малопредсказуемы и скоротечны. Как вообще можно держать там активы, когда все так быстро меняется и не знаешь – заморозят у тебя завтра активы или нет? Это может быть началом краха долларовой империи.

9. В конечном итоге срыв пелены наивности с глаз относительно иллюзий, что на западе друзья и партнеры. Всякие эти бессмысленные «перезагрузки с США». Смертельно задушить Россию в дружеских объятиях у них теперь не получится. Теперь враг детектирован, методы воздействия понятны и дешифрованы. Как действовать тоже понятно.

Как видно, санкции – это как доктор прописал. Хотя возникает такое ощущение, что американские и еврочиновники какие то дурные, либо завербованы российской контрразведкой. Санкции настолько удивительно вписываются в долгосрочную программу экономического развития России, при этом подавляя западную фин.систему и нанося урон экономике ЕС из-за снижения спроса на их продукцию.

Вместо того, чтобы наоборот открывать границы для финансового капитала, они закрывают их. Обычно инвестбанки борются за каждого клиента за размещение акций и облигаций, а тут просто блокирует окно. А кто теперь будет удерживать активы на западе, если средства замораживаются, блокируются?

Западная система страдает в условиях делевереджа и находится на грани коллапса. Россия направляла сотни миллиардов долларов в Еврозону и США. Теперь они сами закрыли эти каналы. Если не изменяет память, за 2010-2013 года Россия в Еврозону направила больше денег (в плане увеличения долговой нагрузки), чем все страны Еврозоны вместе взятые между собой. Т.е. страны Еврозоны в совокупности сокращали кредитование и Россия единственная в Евразии, кто могла на сверх большие суммы обеспечить спрос на кредиты, подправляя балансы европейских банков в условиях делевереджа. Еврочиновники решили теперь отсасывать у демократичной Украины, которая и 5 млрд евро спроса не сможет сгенировать по сравнению с сотнями миллиардов в России?

Вместо того, чтобы открывать рынки сбыта для товаров, они закрывают их. Пострадает не только военная и аэрокосмическая отрасли в ЕС и США, но и другие, т.к. как уже говорил в ответ на травлю России население и компании просто откажутся от большинства европейских товаров и перестанут активно гонять на отдых в Европу.
Ну не идиоты эти самодуры в США и ЕС?

Какие санкции могли быть губительными для России?
1. Разрыв корреспондентских отношений, клиринговых и расчетно-кассовых операций, что могло бы вызвать кризис ликвидности и заблокировать деятельность экспортеров и компаний, завязанных на внешнем финансировании, заблокировать торговое финансирование.
2. Торговый протекционизм. Ограничения или запрет на импорт из России нефти, газа и другого сырья.
3. Принудительная экспроприация или заморозка активов компаний или государства.
А пока очередное шоу, губительное для самих шоуменов. Риски для России ограничиваются краткосрочным периодом при переориентации бизнеса и государства на новую парадигму взаимоотношений с сумасбродами из США и ЕС. В долгосрочном плане тенденции очень даже положительные. Ирония в том, что чем дальше – тем больше урона для сумасбродов и больше пользы для России.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

%d такие блоггеры, как: