iimes.ru: Нефтегазовое законодательство: ближневосточный опыт. Часть 2


Ирак

Обсуждаемый, но так до сих пор и не принятый с 2007 г. в Ираке проект рамочного закона об углеводородах содержит ряд чрезвычайно принципиальных положений в части, касающейся деятельности специально созданных органов и структур, которые призваны разрабатывать и осуществлять различные направления энергетической политики государства.

Положения законопроекта применимы ко всем операциям и действиям, проводимым в отношении недр на территории государства, за исключением операций по перегонке, использованию в промышленных целях, хранению и распространению углеводородных ресурсов.

В статьях документа подробно прописывается компетенция органов государственной власти при регулировании отношений в этой области. Так, в ст. 5 говорится, что создание законодательства об углеводородах находится в ведении Совета представителей, который должен одобрять все международные договоры в нефтегазовой сфере, заключенные Ираком. Совет министров отвечает за нефтегазовую политику Ирака и обязан вести наблюдение за ее реализацией, включая внесение предложений в нефтегазовое законодательство страны. Поэтому все законодательные инициативы Совета представителей в области использования углеводородных ресурсов должны будут получать рекомендации Совмина. Предлагается создать Федеральный совет по нефти и газу (ФСНГ).

В частности, ФСНГ уполномочен одобрить или изменить форму договора на разведку или добычу, принимая во внимание природу месторождения или исследуемой области, с целью обеспечения максимальной выгоды для граждан Ирака. Важными его функциями также является установление квалификационных критериев для нефтегазовых компаний и передача им прав на исследование месторождения и последующую добычу сырья.

ФСНГ и иракское министерство нефти несут ответственность за то, чтобы добыча ресурсов производилась в соответствии с законодательством, договорами и признанными международными критериями.

Законопроект детально регулирует компетенцию органов государственной власти. Согласно документу, в их ведении находятся вопросы лицензирования видов деятельности, связанных с разведкой и добычей на открытых, но неразработанных участках, в соответствии с распоряжениями и заявлениями ФСНГ совместно с квалифицированными международными нефтегазовыми компаниями.

В то же время документ предполагает передачу крупнейших иракских месторождений в «полное и эксклюзивное управление» ведущим западным компаниям сроком на 32 года (ст.13F). Этот пункт разрешает иностранным компаниям вести свою деятельность в Ираке на основе партнерства, а не собственности – по Конституции Ирака и в соответствии со ст.1 законопроекта, все недра принадлежат народу Ирака.

Иран

Летом 2002 г. в Исламской Республике Иран был принят новый закон о привлечении иностранных инвестиций, который должен был детально регламентировать порядок привлечения зарубежного капитала. Принятие нового нормативного акта не отменило действие закона 1975 г. о создании Организации по инвестиционному, экономическому и технологическому содействию (ОИТЭС). Как и ранее действующий, новый закон оставил довольно сложным порядок иностранного инвестирования в нефтегазовый сектор иранской экономики.

В частности, не разрешается создание предприятий со 100% иностранным капиталом, зарубежной стороне обязательно наличие иранского партнера. После прохождения установленной законом процедуры регистрации созданное предприятие получает в соответствующем иранском министерстве установочную лицензию и заключают базовое соглашение.

Казалось бы, все предельно просто, однако, несмотря на законодательную модернизацию, в практической плоскости сохранилось достаточно много ограничений для иностранного инвестирования. Запутанным остался процесс получения разрешений на ведение деятельности; неопределенным остался вопрос об отраслевом долевом участии иностранного капитала; запрещено использование зарубежных средств, если оно может привести к возникновению монопольного положения, получению особых прав и привилегий; недопустимы концессионные соглашения, а также прямые инвестиции иностранного правительства.

Тем не менее есть и прогрессивные моменты. Под правовую норму введены новые формы привлечения иностранных инвестиций, в том числе buy-back и BOT (build-operate-transfer).

Первая юридическая форма сотрудничества предоставляет иностранному инвестору право вернуть начальные инвестиции (изначально инвестированная сумма; в отличие от текущей стоимости инвестиционного актива) по заранее согласованной фиксированной ставке за счет товаров и услуг, произведенных в рамках проекта.

Условия BOT предполагают постепенную передачу объекта в собственность иранского заказчика по мере возмещения затрат инвестора.

Инвесторы неохотно идут на подписание такого рода контрактов, поскольку после возврата затраченных средств и получения положенных процентов, они полностью уходят с объекта, который затем начинает работать исключительно на Иран. В этой связи иностранные инвесторы пытаются убедить иранское руководство пойти на более выгодные для них сделки на условиях СРП.

Однако, несмотря на желание Ирана повысить инвестиционную привлекательность нефтегазовой отрасли, юридического закрепления СРП в местном законодательстве до сих пор не получили. В последнее время иностранный капитал в экономике Ирана привлекается на условиях finance, при которых инвестор после ввода в эксплуатацию объекта получает платежи в валюте.

Инвестиционное законодательство Ирана отвечает ряду международных стандартов: предлагает иностранному капиталу национальный режим и режим наибольшего благоприятствования, а также снимает ограничения на участие иностранных инвесторов в государственных секторах иранской экономики.

Несмотря на предоставленные иностранному инвестору гарантии со стороны государства, сохраняется неопределенность в правовой защите зарубежных капиталовложений, что и обуславливает чрезвычайно низкий уровень чистого притока прямых иностранных инвестиций в иранский ТЭК.

Ливан и Алжир

Законодательный опыт вышеназванных государств был эффективно воспринят еще одной страной региона. 18 августа 2010 г. в Ливане был утвержден закон, открывающий путь к созданию необходимой правовой базы для СРП с иностранными компаниями и, как следствие, уменьшающий правовые риски для зарубежного капитала. Принятие данного нормативного акта позволит стране провести тендер на разработку предполагаемых месторождений нефти и газа в Средиземном море. Неслучайно, после утверждения закона местное правительство заявило о том, что уже вступило в контакт с норвежской фирмой Petroleum Geo-Services (PGS), которая предоставила обнадеживающую информацию по нефтегазовым пластам Ливана.

Согласно действующему законодательству Алжира, все иностранные компании имеют право работать на территории страны только на условиях заключения СРП с Алжирской государственной нефтегазовой корпорацией (АГНК) «Сонатрак», которой принадлежит более 50% в уставном капитале таких совместных предприятий.

Стоит напомнить, что в конце 2001 г. президент Алжира предложил важный законопроект по реформе нефтегазовой отрасли. В частности, предполагалось приватизировать госкорпорацию «Сонатрак», а также ее дочерние компании и предоставить возможность иностранным фирмам самостоятельно работать на рынке Алжира.

Принятие данного законопроекта было приостановлено в 2003 г., когда рабочие профсоюзы вышли на протестную демонстрацию, и парламент был вынужден его отклонить. В 2004 г. правительство Алжира внесло законопроект на повторное рассмотрение, поскольку в ходе переговоров с профсоюзами удалось найти компромисс. В итоге в феврале 2005 г. закон был утвержден Советом министров Алжира, хоть и с некоторыми изменениями. Через месяц закон успешно прошел парламентские чтения.

На тот момент иностранным нефтегазовым компаниям де-юре были предоставлены значительные возможности для ведения деятельности в Алжире независимо от государственной корпорации. Однако уже начиная с 2006 г. энергетическая политика страны стала ужесточаться. Нефтегазовый закон был пересмотрен в пользу «Сонатрак», что было воспринято как проявление «энергетического национализма» (в этой связи Алжир сравнивался в прессе с Венесуэлой и Россией). В 2007-2008 гг. государство вслед за другими африканскими поставщиками углеводородов перешло к политике дополнительного налогообложения нефтегазовых компаний, получавших сверхдоходы.
http://www.iimes.ru/rus/stat/2012/04-08-12a.htm

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

%d такие блоггеры, как: