«Атомная энергетика в Казахстане: за и против»

Из стенограмм казахстанского Клуба Института политических решений
26.04.2011 г.
http://www.ipr.kz/images/kipr/2011kipr.zip
стр. 8-10

Серикжан МАМБЕТАЛИН, партия зеленых «Руханият», спикер:
За последний год в Казахстане появилось три проблемы:
1. Строительство атомной электростанции;
2. Размещение банка ядерного топлива в Казахстане;
3. Призывы некоторых ученых к необдуманному и необоснованному возврату земель Семипалатинского ядерного полигона в сельскохозяйственное пользование.

Зеленые выступают против этих трех инициатив.
Сегодня обсуждается вопрос строительства АЭС в Актау, поэтому я хотел бы немного рассказать о нашем видении этого строительства. Мангистау в свое время был полуостровом, на который в конце 70-х годов пришло Министерство среднего машиностроения Советского Союза и построило там энергокомбинат, который многие ошибочно называют атомной электростанцией. На самом деле это Мангистауский энергокомбинат, который ничего общего с АЭС не имеет, это завод по производству оружейного плутония, который снабжал всю советскую армию. Там никогда не было АЭС. Но там есть залежи урановой руды, которая добывалась в советское время. С распадом Советского Союза вся утилизация урана происходит не самым луч-шим образом. Через много лет после того, как построили МАЭК, Мангистау стал центром нефтегазовой отрасли Казахстана. Это географический тупик и если поставить туда атомную электростанцию, оттуда нельзя будет подать электроэнергию для остальных потребителей в Казахстане и про-дать ее на экспорт. С экономической точки зрения это совершенно неоправданно.

Очень мало информации о планируемом строительстве АЭС. Нам известно лишь, что эту станцию лоббируют Школьник (Казатомпром), Живов (АРМЗ) и Кириенко (Росатом). При всем этом министерство экологии Казахстана открыто поддержало строительство АЭС, не знаю, чем это мотиви-рует министр экологии, но я думаю, что после этого он не может называться министром экологии. Есть версия, что есть достаточно специалистов-ядерщиков, научная база, но на самом деле МАЭК – это предприятие, существовавшее в Советском Союзе, которого уже нет. Казахстан не имеет никакого отношения к МАЭКу, поэтому надо забыть эту причину, как одну из причин строительства АЭС. Что касается самого реактора, то предлага-ется такой реактор, который до сих пор еще нигде в мире не был испробован на гражданских атомных станциях. Реактор называется ВБЭР-300, он применяется на атомных подводных лодках. При нынешнем уровне коррупции чиновников, мы не можем говорить ни о какой безопасности при строительстве АЭС.

Позиция зеленых – развивать альтернативные источники энергии. Атомные электростанции, технологии – прошлый век. Мир уже давно ушел от атомной технологии. У нас есть все возможности развивать ветровые, солнечные, малые ГЭС, начать с того, чтобы принять государственную про-грамму энергосбережения, прекратить варварскую добычу урана, внедрить механизмы Киотского протокола, создать агентство по развитию альтерна-тивных источников. Почему у нас агентство по атомной энергетике есть, а по развитию альтернативной энергии нет? Это может быть отдельный комитет или структура при больших нефтяных компаниях, которыми может заниматься «КазМунайГаз», но только не «Казатомпром», у которого совсем другие интересы. Поэтому, когда говорят, что «Казатомпром» занимается развитием альтернативных источников энергии, это просто неправ-да. Зеленые будут настаивать на проведении общенационального, общереспубликанского референдума, к организации которого, я думаю, присоеди-нятся и другие партии.

Марат ШИБУТОВ, Ассоциация приграничного сотрудничества, спикер:
Большинство областей Казахстана являются энергодефицитными (Рис. 1).

Часть областей имеет более или менее сбалансированную структуру энергобаланса, и единственная область, которая имеет профи-цит, – это Павлодарская область, Экибастуз. Мангистауская область полностью на своих собственных ресурсах, но следует отме-тить, что с 2003 по 2009 год энергопотребление здесь возросло в 1,5 раза.

В 2014-2015 годах у ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2 МАЭКа, построенных еще в 60-х годах, начнет падать технологический ресурс, соответствен-но и мощность (Рис. 2).

Примерно к 2018-2020 годам производство снизится до 600 мегаватт, что, в принципе, вызовет для Актау энергетическую катастрофу, учитывая то, что на электроэнергию посажена питьевая вода, отопление и т.д.

Сейчас в Мангистауской области газа нет. Падение добычи газа достаточно большое, в настоящее время МАЭК работает на тенгизском газе по специальному соглашению. Большинство недро-пользователей уже закончило программу утилизации газа, то есть газ у них идет либо на газотурбинные станции для внутреннего электроснабжения, либо закачиваются в пласт.

В мире с 50-х годов 20-го века работают 442 реактора. На апрель 2011 года только две аварии оценены по максимальному, 7-му уровню (Чернобыль и Фукусима-1), и одна по 6-му (авария на ПО «Маяк»). За всю историю атомной энергетики в авариях на АЭС погибло где-то 475 человек. На уголь-ных станциях – на порядок больше.

Реактор ВБЭР-300 является совместным, казахстанско-российским. Его сегодня ис-пользуют уже на ледоколах и на судовых реакторах. Уровень безопасности реактора, который стоит на движущемся объекте или на ледоколе, на порядок выше, чем у стоя-щего на стационарном, недвижущемся зда-нии. Это реактор, рядом с которым люди работают. Атомная подводная лодка «Курск» взорвалась из-за взрыва торпеды, а реактор, согласно норвежским сведениям, был безопасен.

АЭС стоит около 2 млрд. долларов, топливная составляющая – 20-30 млн. долларов ежегодно, стоимость вывода из эксплуатации – около 300-500 млн. долларов. ГТС стоит около 700 млн. долларов, топливная составляющая – 150 млн. долларов (при стоимости газа 150$).

Топливная составляющая за 60 лет: АЭС – 1,5 млрд. долларов, ГТС – 9 млрд. долларов.
Человек, который летает на самолетах, ходит в больницу, делает рентген зубов, костей, получает гораздо боль-ше излучения, чем тот, который проживает в районе АЭС.
Отработанное ядерное топливо сначала хранится на АЭС, затем оно продается в страну, владеющую технологиями переработки, так как мы не имеем таковой. Это стоит очень дорого, топливо будет продаваться во Францию, Россию, Великобританию или США.

На большей территории Казахстана скорость ветра не является достаточно большой, чтобы можно было эксплуатировать промышленную ВЭС. Основная проблема использования ВЭС – это асинхронность. ВЭС хороши для отдельно изолированных объектов, для месторождений, маленьких поселков и т.д.
Ночью солнца нет, поэтому необходима дублирующая система. Также может быть зависимость от освещения и песчаных бурь. Сейчас стоимость солнечной электро-энергии составляет от $0,15 до $0,50 за кВт*ч (в среднем ─ $0,25 за кВт*ч). По мнению Европейской Ассоциации Фотовольтаики (EPIA), к 2020 году стоимость электроэнергии, вырабатываемой солнечными система-ми, снизится до уровня менее 0,10 €/ за кВт*ч для про-мышленных установок и менее 0,15 €/ за кВт*ч для установок в жилых зданиях. Максимум к 2020 году стоимость электроэнергии снизится до 20 тенге.

Казахстанцы работают на БН-350, который гораздо опаснее. Реактор ВВР-К исследовательский в Алматы работает с 1967 года, ИВГ.1М – с 1971г. На всех этих реакторах работают люди. Если кто-то говорит, что казахстанцы необучаемые, то это, в принципе, уже звучит как оскорбление.
Теперь о банке ядерного топлива (БЯТ). Это в первую очередь – инструмент политического и экономического влияния. Наличие БЯТ обеспечит воен-ную безопасность РК и вмешательство международных сил в разных случаях.

Был такой тезис, что БЯТ только для РК. На самом деле проект БЯТ находится под большим вопросом и, возможно, его заберет Великобритания или Россия.

Руслан ДЖУСАНГАЛИЕВ, Республиканский центр кризисной экономики:
Без атомной электроэнергии Казахстан в ближайшие семь лет энергетически не выживет. Сегодня энергетика технологически шагнула достаточно далеко, единственное, в чем я поддерживаю партию зеленых «Руханият», – это то, что необходимо проведе-ние публичных, но научное обоснованных слушаний.
Вопрос атомной энергии – исключительно вопрос тарифа. На сегодняшний момент, если мы будем топить только газом, тариф для населения будет неподъемным. Если мы сейчас с вами закроем весь уголь, атом, выполним все экологические нормы, которые требуют от нас партия зеленых, то населению Казахстана нечем будет питаться, потому что все заработанное придется отдать за энергетический тариф.
В силу того, что энергопотребление на территории Казахстана неравномерно, необходимо строительство нескольких малых станции, а не одной крупной.

Антон БАЧУРИН, КазНИИ энергетики имени академика Ш.Чокина:
Атомная электростанция отличается от тепловой наличием реактора, вся схема практически та же самая. Энергетическая и тепло-вая схемы идентичны.

Возобновляемые источники энергии абсолютно нельзя расценивать как одну цель. При строительстве ВЭС возникает ряд про-блем: асинхронность, амплитуды ветра, переменный ветер, сейсмика и т.д. Решать эти проблемы очень дорого и себестоимость электроэнергии очень высокая. Я за развитие ВЭС, но ВЭС – это для покрытия пиковой нагрузки, а есть базовая нагрузка, это разные вещи. Для покрытия базовой, я считаю, другого источника, кроме атома, нет.

Серик КОЖАХМЕТОВ, Институт высоких технологий при НАК «Казатомпром»:
Атомная отрасль выполняет свою функцию в рамках всех энергетических отраслей Казахстана, то есть обеспечивает экологиче-скую, техническую компетентность в этой области. Игнорировать, что в мире генерируется более 15% объема общей энергии в этой сфере, нельзя и неразумно. Мы, стремясь на глобальный рынок, должны владеть этими компетенциями. Тем более предпо-сылки в виде огромного доступа к очень дешевому эффективному сырью есть.

Входя в глобальное общество, не можем отказать стране в научно-технологическом развитии. Нужно ужесточить требования безопасности и максимально вовлечь общество в то, чтобы все инциденты были действительно открыты, вся технологическая мощь мира могла как можно быстрее прийти в качестве конструктивной помощи там, где эти инциденты могут произойти.

Я позволю себе уточнить, что основная вредность идет от радона, которого гораздо больше в концентрациях, сопутствующих угольным и нефтегазо-вым месторождениям.

Александр ДАНИЛЕНКО, Инжиниринговая фирма «Oriental Co. Ltd»:
Прежде всего мы должны подумать о нашей стране. Если бы здесь не было природных ресурсов, мы не были бы интересны. Но у нас все 74 элемента таблицы Менделеева. Чтобы эти элементы работали на экономику Казахстана, нам нужна энергетика. Энерге-тика, прежде всего, может базироваться на двух энергоносителях – нефти и уране. В Казахстане практически самый большой за-пас урана. Наша страна вышла на производство химических концентратов природного урана, но он не работает на экономику Казахстана. Потому что мы не можем его использовать сейчас, отправляем его далеко за границу. Сырьевые ресурсы надо исполь-зовать рационально, на интересы страны и народа. Другой вопрос: «Как?». Это чисто инженерная работа. Что бы ни говорили о подводной лодке «Курск», нужно отметить, что она показала надежность своей энергетической установки. Касательно подземного выщелачивания урана, я считаю, что это наиболее эффективный способ. Для этого снизу и сверху ищется постилающий слой, чтобы создалась гидро-изоляция – добыча нашего урана идет на глубинах 600-700 метров.

Мейрамбек БАЙГЕЛЬДИ, Ассоциация предприятий индустрии и новых технологий РК:
То, что мы будем строить атомные электростанции, однозначно. В течение пяти лет – 125 заводов и фабрик на 49 миллиард долла-ров. Это уже согласовано с правительством, у нас есть инвестор на 300 млрд. долларов.
Почему мы выбрали атомные электростанции? Мы сравнили буквально все, что у нас есть в Казахстане и самое выгодное – это АЭС, она перспективная, безотходная и безвредная.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

%d такие блоггеры, как: