akteon: Как это делалось на Кавказе (ПО Грузнефть)

В принципе, эта история заслуживает объединения перьев Хейли, Гришема и Форсайта, но пока у них не дошли руки, вам придется довольствоваться моими скромными заметками.

История начинается аж в 91-м году, когда израильтянин Рони Фукс, заработавший некий капиталец, работая нефтетрейдером в Нью-Йорке, решил заняться более интересными вещами. В те годы (как, впрочем, и в последующие) ключевой компетенцией нефтетрейдеров было умение заключать интересные сделки с непростыми партнерами, с которыми мало, кто еще, мог иметь дело, если вам интересны детали, поищите что-нибудь про Марка Рича. Впрочем, в 1987-м его угораздило ввязаться в сделку, которой жуликоватые трейдеры Энрона пытались прикрыть свои торговые убытки, и к 1990-му Энрон таскал его по судам, фирма, в которой Фукс работал, обанкротилась от греха подальше, так что, в Америке у него земля под ногами горела и нужно было искать другие берега.

Г-н Фукс обладал многими полезными знакомствами, и одним из них был Эфраим Горлишвили, депутат Кнессета родом из Грузии. В воздухе пахло крахом империи и интересными возможностями. В общем, в сентябре 1991-го Фукс был в Тбилиси и говорил за жизнь с неистовым Звиадом и начальником ПО Грузнефть тов. Тевзадзе, занимашему эту должность уже с 1973-го года. Надо отдать Фуксу должное – осенью 91-го в Грузии было более, чем интересно – Тенгиз Китовани, Джаба Иоселиани, «Мхедриони», пальба, свержение Гамсахурдия и так далее. В марте 1992-го в Тбилиси появился Шеварнадзе, а Тевзадзе никуда и не уезжал, и в марте же между компанией Трамекс, принадлежавшей на паях Фуксу и греку Карадосуполосу и Грузнефтью был подписан договор о создании СП под названием GTI. Очень хитрый договор, реально передававший этому СП всю инфраструктуру Грузнефти. Тевзадзе потом под присягой покажет, что получил за это $25 000 взятки (если помните, он был просто «красным директором»). Сумма сегодня кажущаяся смешной, но тогда в Москве-то зарплата в $50 была очень и очень хорошей, а уж в воюющей Грузии, сидевшей без света, и подавно. Уставной капитал СП составил астрономическую сумму в 20 миллиардов рублей. Тех, деревянных, с еще не срезанными нулями.

Поначалу двое трейдеров с 7-8 млн капитала под распоряжением, видимо, просто имели в виду открыть небольшую торговлишку теми каплями нефти, что добывались на грузинской территории, и может быть, теми составами, которые удалось бы утянуть из Азербайджана по железной дороге.

Но что важно, договор оказался составлен таким образом, что Грузнефть, на тот момент и впрямь бывшая монополистом в нефтяном секторе Грузии, передавала этому СП монополию на все действия по транспорту нефти и нефтепродуктов по территории Грузии. Как на момент подписания соглашения, так и на следующие 25 лет. Год спустя, та же Грузнефть подписала даже дополнительный договор концессии, подтверждавший эту самую монополию. Взамен потомки финикийцев и аргонавтов обещали потомкам колхов, что они обеспечат строительство трубопроводов от Баку и Грозного, строительство порта на Черном море, строительство НПЗ на 8-10 млн.т. (на черта такой в Грузии с населением 4 млн. человек?), и клятвенно заверяли, что обладают всеми ресурсами – денежными, людскими, квалификационными, организационными и т.д. для организации такой работы. Не будь дураки, господа коммерсанты даже вставили в договорчик статью о том, что правительство Грузии в курсе и согласно, но потом все-таки все ссылки на правительство в этой статье оказались вычеркнуты. Ручкой. Так этот чудесный договор и остался – с вычеркнутыми частями и рукописными исправлениями. Времена-то сами понимаете, какие были. Грузинскому правительству было, мягко говоря, не до того. Ну пытается красный директор что-то там такое утащить, ну номинирует себя в душеприказчики государственных прав, госсподи, да живы ли завтра будем? Да и вообще было это все вполне в духе ранних девяностых – с анекдотами про коммерсантов, идущих искать кто вагон повидла, кто вагон гвоздей, про «четыре Ниссана, прямо с завода, обмененные на корабль «Юрий Шостакович» ну и т.д. Один проходимец продал двум другим проходимцам чего-то, чем он не мог распоряжаться, в обмен на несбыточные обещания ну и 25 тысяч, конечно, не без этого. Скорее всего, бывшие советские хозяйственники просто не понимали, чего подписывали. Они были в полной уверенности, что речь идет о старых и ржавых трубах идущих от мелкого месторождения, работающего с 1930-го года, на мертвый батумский НПЗ. Ну, может быть, о новом трубопроводе вместо этого, но никак не о монополии на всю территорию.

Фукс был человеком, конечно, неглупым. Он явно понимал, что сам он, конечно, сделать ничего будеь не в состоянии, но точно так же он понимал кой-чего про перспективы каспийской нефти. В облаках он явственно видел светлый лик Калуста Гульбенкяна, мистера пять процентов, и его иракской нефтяной концессии.

Годик для приличия господа концессионеры даже что-то такое поделали на каких-то ржавых трубах, оставшихся в Грузии с советских времен, но довольно быстро свернули это скучное занятие и стали ждать, пока их предприимчивость даст свои плоды. Гульбенкян, в конце концов, тоже ждал – целую войну, лет 15.

Ждать пришлось не очень долго – в 94-м запахло большой азербайджанской нефтью, а в регионе появилась компания, подвизающаяся на строительстве трубопроводов – Brown & Root, подразделение Halliburton. Концессионеры подвалили с предложением купить у них четверть доли в этом СП за скромные $10 млн. и предложением делать все дальнейшее через СП. Разумеется, с тем, что B&R будет оплачивать все расходы на строительство и прочее, ни у Фукса, ни у Тевзадзе денег на стройку, разумеется, не было. B&R был, в принципе, не против, но был совершенно не готов платить прямо на входе изрядную сумму, они, было, предложили признать $10 млн. как возможный платех «за все» гг. концессионерам, но с условием, что это будет выплачиваться из потенциальных доходов предприятия. Фуксу казалось, что он уже схватил судьбу за хвост, и стал настаивать на $10 млн на право участия на входе и долю в прибылях, но тут судьба повернулась к нему той частью, их которой хвост растет.
В 95-м дела в Азербайджане пошли серьезно, BP наконец озаботилась всей логистикой, посадила за стол Шеварнадзе и Алиева, госдеп тоже в стороне не остался, были подписаны нормальные межправительственные договоры и концессии на строительство трубы с AIOC, консорциумом, который разрабатывал азербайджанские морские проекты, он, в свою очередь, нанял B&R для строительства и т.д.

Фукс, в принципе, не очень расстраивался. С самого начала было понятно, что эта шапка слегка не по Сеньке. Он пошел к Тевзадзе, к Шеварнадзе, сказал, что вот, был некий договор, понятия, а теперь меня отставили, я деньги тратил, надо бы мне это как-то компенсировать. Вопрос был в том, сколько компенсировать-то. Фукс нанял фирму, которая насчитала ему и партнеру $24 млн. убытков, включая упущенную прибыль от будущей стоимости компании, исходя из $10 млн., по которой четверть предлагалась B&R. В принципе, из этого можно вывести, сколько Фукс и партнер потратили на весь гешефт — $4 млн, максимум (за десять миллионов они хотели продать половину своей доли, так что, вся их доля – это $20 млн. – по их собственной оценке, по той цене, по которой они предлагали ее несостоявшимся покупателям). И с этой заключением им оплаченных аудиторов он и пошел к Шеварнадзе, просить компенсации, причем, за него просили и Тевзадзе и тогдашний министр топлива и энергетики Грузии. В очень слезных тонах просили. Свечку я не держал, но будучи наслышан, как тогда делались дела в Грузии, думаю, что их ходатайства были не совсем бескорыстны. Сумма, прямо скажем, смущала. Шеварнадзе был, наверное, и не прочь оплатить реальные расходы, может быть, даже с процентами, но упущенную выгоду от торговли воздухом? Непонятно, как посчитанную? На просьбы накладывались резолюции «создать комиссию и рассмотреть вопрос», комиссии создавались, время шло, Фукс терял терпение и даже нанял не кого иного, как Генри Киссинджера, надеясь через него на Шеварнадзе надавить. Киссинджер, разумеется, сам таким не занимается, он своей лоббистской фирме только имя ссудил, но какие-то письма подписал, в 2003-м в Тбилиси из Вашингтона прилетел некий стряпчий, пользуясь именем босса получил аудиенцию у «самого», вроде, процесс ускорился, договорились о новом аудите затрат, для чего был нанят уже Делойтт. Но тут…

Тут случилась розовая революция, и вместо Шеварнадзе у власти оказался Саакашвили.
Аккурат подоспел отчет Делойтта, в которм насчитали, держитесь крепче, 12 млн. затрат, 64 млн. упущенной выгоды (собственно, стоимость той самой монополии) и 30 млн процентов. 106 миллионов круглым счетом.

Новое правительство даже не указало сразу на дверь, но думало не слишком долго и объявило все претензии ничтожными – на основании того, что начальник ПО Грузнефть в своем контракте с рукописными помарками мог с тем же успехом, с каким он продал монополию на транспорт нефти по грузинской территории за чечевичную похлебку, продать Эйфелеву башню, Бруклинский мост, и экваториальные леса Марса.

Началась следующая серия саги, в которой концессионеры дошли до арбитража – и выиграли его. Арбитраж присудил $30 млн начального ущерба, $60 млн набежавших с 1996-го года процентов и $8 млн судебных издержек. На круг — $98 млн. Это случилось в феврале 2010-го года.
Надо думать, грузинское правительство все это мало обрадовало. Сумма, кстати, не такая и маленькая — $25 с каждого грузина, а Грузия – страна небогатая. Опять же, выборы на носу, не поразбрасываешься деньгами-то. Ну и вообще, тут дело в принципе!

А дальше стало совсем интересно. Фукс стал договариваться с грузинским правительством о выплате, а надо сказать, способов не заплатить по решению международного торгового арбитража достаточно мало. Можно, конечно, апелляции подавать, что грузины и стали делать, но долго так не протянешь, а если их проиграть, то Фукс начнет описывать зарубежное имущество. Впрочем, и Фуксу очень не хотелось затягивать дело, а очень хотелось, наконец, увидеть деньги.

И вот в сентябре 2010-го назначается встреча между Фуксом и замминистра финансов Грузии в стамбульском отеле. Замминистра прибывает с ящиком коньяка и разговор идет. Длился он, говорят, часа четыре, и под конец Рони Фукс заплетающимся языком соглашался взять с Грузии 72 миллиона, из которых 7 заплатить по отдельному контракту куда будет сказано. Дела, кажется, начинают идти на лад – Фуксу приходит письмо за подписью грузинского премьера, его в октябре приглашают в Батуми окончательно договориться о сделке. Фукс приезжает, идет в роскошный ресторан, министры-замминистры уже там, его приглашают в комнатку по мелкому вопросы, и… Его там ждут с наручниками. Оказывается, в комнате в стамбульском отеле была поставлена камера, замминистра финансов был там тоже не просто так, а в Грузии при Саакашвили серьезно борются со взяточничеством, наказывая, в том числе, и взяткодателей. Так что, адон Фукс, спрячьте свои семь миллионов сребренников, пожаллте на семь лет за решеточку в Грузии. Впрочем, есть и другой путь. Президент может и помиловку выдать. Но для этого требуется признание вины и деятельное раскаяние, в частности, отказ от всех требований к Грузии. Сценарий, кстати, знакомый – желающие могут вспомнить истории с Яковом Голдовским и Сибуром или с Гусинским и Медиа-Мостом.

Сага, кстати, не закончена, в Лондоне, тем временем, слушается апелляция Грузии, а адвокаты Фукса грозят довести дело до Страсбурга.

Самое забавное, что изложи кто-нибудь всю эту история в романе, его б, наверное, высмеяли, сказали, что это дешевка, ходы заезжены и что так не бывает. Но жизнь, как видим, богаче.
http://akteon.livejournal.com/117596.html

Из комментариев
— Но Фукс видимо не очень продвинутый парень, с чего бы это он сам поехал сделку закрывать в Батуми? Тут даже читателю понятно, что последует за этим, а уж человек-то в таких делал должен был быть поосторожней.
Почему, собственно, международный арбитраж решил в пользу Фукса а не Грузии? Если изначальный контракт (на монополию) был нелигитимный.

— Вот и я удивлялся, чего ж такой тертый калач купился на такую пшенку. Микеил Николозович известен довольно мстительным нравом, со стороны Фукса надеяться, что ему так простят такой серьезный наезд было бы крайне наивно.
Там была довольно мутная ситуация с визированием этого договора на салфетке представителем Минэнерго, с постановленим Совмина Грузии, регистрирующим СП, со спорами о том, что является и что не является представителем государства и с арбитражем, занявшим жесткую политику «Нас не волнует, чего вы там себе думали, когда это подписывали, но в бумажке написано именно так».
В принципе — думаю, что у Фукса адвокаты оказались посильнее. У него-то на кону все стояло, а грузинам, думаю, казалось, что это такая ерунда, что просто несерьезно.
— За 7 лет — 98 миллионов. Не так плохо. Выйдет — начнёт грузин по всем европейским судам тащить и грузинское имущество, где найдёт, описывать. Может ещё и компенсацию какую получит. А если признает себя виновным — ничего не получит, имя своё опозорит, и всё что уже отсидел и все расходы на дело — коту под хвост. Так что он надеждою живет.
— Еще возможно соглашение с компенсацией расходов (миллионов 5-6). На что наверняка Грузия расчитывает.
— Вопрос сложный — может признать себя виновным, все отдать, а потом, вырвавшись из Грузии, сказать, что это был шантаж и похищение, и потребовать все назад.
— если не ошибаюсь, 7 милионов предлагались в качестве взноса в избирательный фонд правящей партии, и еще миллион лично зам-министру.
Еще там довольно мутная история с близкой дружбой (по слухам очень близкой) Фукса с Далия Ицик (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D1%86%D0%B8%D0%BA,_%D0%94%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%8F)

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

%d такие блоггеры, как: