Трубопроводное противоборство: очередной этап

В августе 2010г. консорциум компаний по строительству газопровода «Набукко» утвердил направления его снабжения топливом. Принято решение отказаться от строительства ветки газопровода в Иран через границу с Турцией, утверждены две линии снабжения газом через турецко-грузинскую и турецко-иракскую границы. В результате, в случае реализации, «Набукко» сможет получать газ Азербайджана, Туркменистана и Ирака. Между тем данное решение было принято в условиях ощутимой активизации (2009г. — первая половина 2010г.) борьбы вокруг данного проекта.

Значение «Набукко» с точки зрения энергетической стратегии ЕС непрерывно возрастает, так как его реализация позволит решить ряд задач. В первую очередь это сокращение энергетической зависимости от России, что придаст ЕС дополнительную свободу маневра в отношениях с Москвой. Затем проект «Набукко» может стать средством сокращения зависимости от США и контролируемых ими в той или иной степени системы трубопроводов через Южный Кавказ (Баку — Тбилиси — Джейхан, Баку — Тбилиси — Эрзрум). Третий аспект — подобный проект выступает как средство экономического и политического проникновения на Ближний Восток и в Центральную Азию. Последний аспект особенно примечателен с учетом опыта Грузии и Азербайджана, который продемонстрировал, что экономика стран — транзитера и экспортера энергоносителей — очень быстро оказывается в зависимости от трубопровода, его владельцев и стран-импортеров. В том, что касается «Набукко», необходимо также отметить его значение с точки зрения интересов Германии, на это указывает то обстоятельство, что ключевая роль в его реализации принадлежит германской энергетической корпорации RWE (в консорциуме также участвуют австрийская OMV, венгерская MOL, румынская Transgaz, турецкая BOTAS, болгарская Bulgargaz), а также то, что консультантом проекта является бывший глава МИД Германии Йошка Фишер.

Начатый в 2006г. проект «Набукко», в рамках которого предусмотрена прокладка газопровода через Турцию, Болгарию, Румынию, Венгрию до Австрии, изначально испытывал проблемы с ресурсной базой. В качестве основных источников рассматривались Ирак, Иран и Центральная Азия, прежде всего Туркменистан.

В случае с Туркменистаном (2009г. — начало 2010г.) была отмечена активизация усилий по ее вовлечению в проект. В мае 2010г. стало известно о планах подписания соглашения между RWE и Туркменистаном о поставках природного газа для «Набукко». Также появилась информация о начале Туркменистаном строительства газопровода «Восток-Запад», который должен соединить действующее месторождение «Довлетабад» и перспективный район добычи месторождения «Южный Йолотань» с Каспием. По мнению экспертов, газопровод «Восток-Запад» может стать основой Транскаспийского газопровода, который призван связать «Набукко» с центральноазиатскими ресурсами. Всему этому предшествовала повышенная дипломатическая активность европейской и американской дипломатии на туркменском направлении.

В то же время у туркменского варианта есть ряд проблем — в первую очередь это вопрос о том, хватит ли у Туркменистана ресурсов для того, чтобы удовлетворить все центры силы, между которыми Ашхабад активно маневрирует. Так, остается в повестке дня конкурирующий с «Набукко» и продвигаемый Россией с 2007г. проект Прикаспийского газопровода. Затем уже сейчас в центральноазиатской энергетической игре все большее значение приобретает Восточная Азия и прежде всего Китай. В декабре 2009г. Туркменистан начал экспорт газа по трубопроводу Туркменистан — Узбекистан — Казахстан — Китай. Его мощность составит 30 млрд кубометров топлива, и в этих условиях можно говорить о столкновении интересов ЕС, прежде всего Германии, с Китаем в Центральной Азии.

Вторым и весьма перспективным направлением является Иран. Отметим, что изначально именно Иран выступал в качестве как страны-транзитера газа из Центральной Азии, так и непосредственного поставщика в рамках первоначальных проектов, инициированных в 90-х годах. Однако после ввода в 1995г. американской администрацией новых санкций в отношении Ирана, а затем нарастающего с 2002г. кризиса вокруг ядерной программы ИРИ иранский вариант выпал из активного оборота. Для ЕС вариант с участием Ирана был особенно соблазнительным, так как в случае реализации резко укреплял европейские позиции на Ближнем Востоке и в борьбе за иранские ресурсы.

С 2008г. значение Ирана, с точки зрения энергетической стратегии ЕС, резко возросло после российско-грузинской войны, продемонстрировавшей ненадежность уже существующих трубопроводов через Грузию. Проявлением растущего значения Ирана в стратегии ЕС стало активное вмешательство и жесткая позиция ключевых европейских стран в отношении внутриполитического кризиса в Иране летом 2009г. в связи с прошедшими в стране президентскими выборами. Эти действия отражали надежду европейцев на приход к власти в Тегеране либерального, реформаторского крыла исламского духовенства, более тесно связанного с европейским капиталом.

Затем с 2010г. Тегеран активизировал реализацию проектов по прокладке газопроводов, которые потенциально могут стать основой для включения Ирана в схему «Набукко». Это в первую очередь новый ирано-туркменский газопровод, первая фаза которого была введена в строй в январе 2010г., а вторая будет сдана в эксплуатацию зимой 2011 года. Затем турецкое направление — в июле 2010г. в ходе визита в Турцию министра нефти Ирана М.Мирказема достигнута договоренность об инвестициях в проект сооружения ирано-турецкого газопровода. Вовлечение Ирана в проект позволило бы избежать прокладки дорогостоящего и сомнительного в экологическом плане Транскаспийского газопровода, а также исключить использование территории Южного Кавказа, на которую все больше проецируется российская военная мощь.

Однако по сути это направление пока не реализовано, так как ЕС занимает все более жесткую позицию в отношении ядерной программы Ирана и, двигаясь в фарватере курса Вашингтона, присоединяется к проталкиваемому США ужесточению санкционного режима. Пока такой курс приводит к ослаблению позиций ЕС в Иране (США в этом плане особенно терять нечего) и укреплению позиций Китая и России.

Третье направление, которое также позволяет обойти Южный Кавказ, — это Ирак. Еще в 2007г. австрийская OMV получила контракт на разведку и разработку нефти в Северном Ираке. В мае 2009г. OMV и венгерская MOL подписали соглашение о приобретении пакета акций компании, которой принадлежат два проекта по разработке месторождений в иракском Курдистане. Как уже отмечалось, иракский вариант содержится и в варианте маршрутов снабжения, утвержденном консорциумом в августе 2010г. Однако и у этого варианта есть свои издержки, в числе которых — сложные отношения Турции с курдской автономией, общая нестабильность на турецко-иракской границе, достаточно сложная обстановка в самом Ираке и т.д. В то же время подключение Ирака к «Набукко», несомненно, усилит позиции ЕС на Ближнем Востоке.

Параллельно усилиям по обеспечению ресурсной базы «Набукко» ЕС активизирует шаги по торпедированию конкурирующего и проталкиваемого Россией проекта «Южный поток», действуя главным образом на болгарском и украинском направлениях. Во всяком случае борьба вокруг трубопроводов продолжается, вступает в новый этап и говорить о победителях пока рано.
http://www.golosarmenii.am/ru/20038/world/6146/

На шахматной доске Каспийского моря вырисовывается эндшпиль

По мере того, как нынешняя игра, в которую играют на энергетической шахматной доске бассейна Каспийского моря, идет к своему завершению, представления и искажения фактов множатся день ото дня. С целью понять смысл этой ситуации, необходимо вспомнить, как она к этому пришла — и каковы реальные возможности для дальнейшего развития.

В данный момент внимание сконцентрировано на попытках согласовать условия строительства Транскаспийского газопровода (TCGP) по дну Каспийского моря из Туркмении в Азербайджан, что позволит природному газу из Туркмении найти новый путь в Европу. Европейская комиссия недавно была уполномочена властями Евросоюза на участие в выработке условий проекта.

Если рассмотреть нынешнюю ситуацию в перспективе, полезно вспомнить последний раз, когда осуществлялась такая попытка. Это было еще в конце 1990-х годов, когда американские фирмы впервые попытались построить такую трубу. Тем консорциумом TCGP наполовину владела компания PSG International, и наполовину — GE Capital и Bechtel (позднее к этому СП присоединилась Royal Dutch Shell).

Сначала трагедия: 1990-е

В то время как личный антагонизм между президентом Туркмении Сапармуратом Ниязовым и президентом Азербайджана Гейдаром Алиевым и сам по себе не предвещал проекту ничего хорошего, окончательно на его неудаче сказались два конкретных события. Первым было то, что Россия убедила Турцию построить по дну Черного моря газопровод «Голубой поток», который связывал бы две страны. За счет этого проект TCGP лишился части турецкого спроса на газ (ибо он уже удовлетворялся «Голубым потоком»), и это способствовало тому, что Транскаспийский газопровод тогда не пошел дальше чертежей.

Вторым фактором, который радикальным образом способствовал провалу первой идеи газопровода TCGP, было то, что ВР неожиданно обнаружила природный газ (вместо ожидавшейся нефти) во время разведки и разработки первой фазы азербайджанского морского месторождения Шах-Дениз. Это открытие было крайне важным в плане соперничества между Туркменией и Азербайджаном в то время, когда обе страны были озабочены вопросом о том, какую долю каждая из них будет вносить в объем более крупного трубопровода TCGP. Когда Баку понял, что он и сам способен обеспечивать достаточно газа с месторождения Шах-Дениз-1 для заполнения небольшой трубы, и ему не нужно вести никаких переговоров о соглашении с Ашхабадом, Азербайджан решил действовать в одиночку. Результатом стало строительство Южнокавказского газопровода (Баку-Тбилиси-Эрзурум, South Caucasus Pipeline — SCP), по которому газ пошел с месторождения Шах-Дениз-1 в Турцию для внутреннего потребления и идет до сих пор.

Европейская политическая и социальная элита равнодушно отреагировала на неудачу первого проекта Транскаспийского газопровода двенадцать лет назад; им не нравилась американская попытка проецировать влияние в рамках постсоветского дипломатического вакуума на Южный Кавказ и Среднюю Азию. Лелея иллюзии большой сделки с Россией, эти элиты были озабочены тем, что проецирование силы Соединенными Штатами просто рассердит Кремль.

Антракт: Последнее десятилетие

За последнее десятилетие, однако же, серия зимних отключений российского природного газа, экспортируемого в Европу, привела к тому, что граждане стран-членов ЕС стали смертельно замерзать. Эти отключения поразили не только европейскую общественность, которая от них пострадала, но и европейскую элиту, ибо даже на пике холодной войны СССР всегда уважал контракты на поставки газа. Европейские иллюзии великой сделки с Россией по поводу энергопоставок или чего бы то ни было еще начали рассеиваться.

Самым серьезными индикатором, свидетельствующим о разочаровании Европейского Союза в России было решение, принятое ЕС в мае 2009 года в пользу своего собственного проекта Южного газового коридора (Southern Gas Corridor — SGC), и в этом проекте поддерживаемый Москвой проект газопровода «Южный поток» не назывался в качестве предпочтительной возможности. Южный газовый коридор первоначально называл три газопровода в качестве части стратегического энергетического направления для ЕС: Nabucco и два более скромных европейских проекта — Соединительный газопровод Турция-Греция-Италия и Трансадриатический газопровод. Консорциумы всех этих трех газопроводов подали свои предложения консорциуму по разработке Шах-Дениза, желая транспортировать газ с этого морского месторождения для распределения в Европе. Газопровод «Белый поток» (White Stream) был добавлен впоследствии в список SGC для транзита газа из бассейна Каспийского моря по дну Черного моря в Румынию, но он не подавал заявок на транспортировку газа с месторождения Шах-Дениз-2.

Снова в виде фарса? 2010-е

Вслед за этим стратегическим решением было отмечено, что проблемы, окружающие Транскаспийский газопровод, стали крайне важны для ЕС из-за того, что эта труба была важным компонентом проекта Nabucco. Поэтому в сентябре 2011 года Европейский совет дал Европейской комиссии полномочия на участие в процессе помощи Азербайджану и Туркмении с целью дать им возможность разрешить все спорные вопросы относительно возражений против заключения договора о строительстве Транскаспийского газопровода, а также помочь подготовить документы по планированию TCGP. И хотя это было лишь одно из 43 конкретных действий в рамках новой глобальной и мультисекторной энергетической стратегии Евросоюза, действия в области TCGP привлекли к себе наибольшее внимание из-за связи этого проекта с Nabucco.

Ответом Москвы стало дальнейшее продвижение проекта «Южный поток» как конкурента поддерживаемого ЕС Nabucco. Эта попытка многим напомнила аналогичные действия Москвы, когда на сцену в свое время вышел «Голубой поток», которому удалось успешно помешать американским планам по реализации проекта TCGP еще в 1990-е годы. С этой целью были реализованы масштабные инициативы в прессе и на дипломатическом фронте, призванные повлиять на европейскую общественность и мнение европейских элит в пользу «Южного потока»; более того, Газпром кооптировал несколько крупных европейских энергетических компаний в зонтичную структуру проекта, в качестве тактики, направленной на увеличение лоббистского веса консорциума по реализации проекта в Брюсселе. И несмотря на репутацию России как ненадежного поставщика газа Газпрому и России удалось создать впечатление наличия движущей силы за проектом «Южный поток».

Консорциум по разработке месторождения Шах-Дениз сейчас имеет три с половиной трубопроводных предложения, выбор среди которых, как говорит глава азербайджанской государственной нефтегазовой компании ГНКАР, будет сделан до конца ноября. В дополнение к трем проектам Южного газового коридора, упомянутым выше, «половинка» предложения представляет собой иронию судьбы — еще один элемент сценария из конца 1990-х может вмешаться и сорвать планы России, направленые на то, чтобы не дать газу с Каспийского моря добраться до Европы.

Последние шаги и будущие перспективы

В сентябре 2011 года, прямо перед окончанием приема заявок от трубопроводных консорциумов на разработку азербайджанского морского месторождения Шах-Дениз-2, ВР выступила с предложением строительства газопровода, который будет меньше Nabucco: она предложила соорудить так называемый Юго-Восточный Европейский газопровод (South East European Pipeline — SEEP). SEEP пройдет через территорию Турции, и будет иметь нужный диаметр для того, чтобы транспортировать именно тот объем, который Азербайджан планирует экспортировать в Европу, вне зависимости от того, будет ли Туркмения участвовать на данной стадии или нет.

Такому газопроводу не нужно будет ждать разрешения проблем, окружающих проект TCGP, и к тому же его строительство не будет исключать варианта, когда он позднее станет частью более крупного TCGP. Будучи более чем просто намеком на повторение истории, газопровод SEEP пройдет ровно по тому же маршруту, что и SCP, трубопровод, сконструированный двенадцать лет назад для экспорта газа с месторождения Шах-Дениз-1. Эта труба позволила Азербайджану осуществлять экспорт газа только со своих собственных морских месторождений, и нынешний вариант в виде SEEP предлагает аналогичную возможность и сегодня.

Энергетическая «шахматная доска» Каспийского моря гораздо более сложна, чем традиционная черно-белая шахматная доска: тут больше двух игроков, нет установленного порядка ходов и нет гарантий, что каждая часть доски видна каждому игроку. Более того, сложная природа всего этого означает, что некоторые игроки сами превращаются в участки шахматной доски других игроков, которые играют в более крупные игры. Данный конкретный эндшпиль, поэтому, является только началом средней игры на большой евразийской доске, простирающейся от Брюсселя до Пекина.
http://www.inosmi.ru/sngbaltia/20111101/176956449.html

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

%d такие блоггеры, как: