Архив за месяц: Октябрь 2011

Британские горнодобывающие и нефтегазовые компании из FTSE-100 в оффшорах


http://www.guardian.co.uk/news/datablog/2011/oct/11/ftse100-subsidiaries-tax-data#

Тotals — по всем компаниям из всех отраслей FTSE-100

Реклама

Map Showing Geology, Oil and Gas Fields, and Geologic Provinces of the Gulf of Mexico Region



Читать далее

Россия сократит экспорт палладия в 10 раз

России придется сократить поставки палладия за рубеж в 10 раз в последующие два года, после чего экспорт металла может вообще прекратиться. Об этом «Интерфаксу» заявил источник в Министерстве финансов.

По его словам, ликвидного палладия в стране осталось «очень мало». В 2012-2013 годах Гохран сможет экспортировать только по 4-4,5 тонны палладия ежегодно, тогда как ранее Россия поставляла за рубеж около 50 тонн в год, утверждает источник агентства.

В мае этого года сообщалось, что Гохран намерен в 2012 году обратиться в правительство за разрешением переплавить часть палладия, который находится на складах. Тогда также анонимный источник информагентств рассказывал, что в России есть палладий, но на внешнем рынке его не покупают из-за низкого качества. По его словам, ведомство предложит переплавить металл, чтобы повысить его пробу.

Еще в прошлом году о возможном дефиците палладия заявляли в «Норильском никеле», который является одним из основных мировых производителей палладия. Этой весной замгендиректора компании Виктор Спрогис подтвердил прошлогодний прогноз.

Официально в России не раскрываются объемы ни производства палладия, ни его экспорта.
Портал Mineweb, публикующий материалы о мировой горнорудной промышленности, ранее сообщал со ссылкой на данные британской исследовательской компании GFMS об объемах российского экспорта палладия. По информации GFMS, в 2011 году России удастся сохранить зарубежные продажи металла в объеме 22 тонн. В 2010 году, как полагает организация, на экспорт было отправлено более 31 тонны, а в 2005-2009 — в среднем по 34 тонны.

Палладий — один из самых редких металлов в мире. Он используется в ювелирном деле, медицине и промышленности. Мировые объемы добычи палладия — около 200 тонн в год. Для сравнения, золота в год добывают около 2,5 тысячи тонн.

До кризиса стоимость палладия оставалась относительно стабильной — в пределах 300-400 долларов за унцию (31 грамм) в 2006-2007 годах. В начале 2008 года цены на металл резко взлетели до 600 долларов, а к осени того же года упали ниже отметки в 200 долларов. С этого времени цены росли умеренными темпами. В середине 2010 года палладий стоил чуть более 400 долларов за унцию.

В феврале этого года стоимость металла поднялась до 855 долларов за унцию. В последние шесть месяцев цены падают. На торгах Нью-Йоркской товарной биржи 13 октября за одну унцию палладия предлагали 594,1 доллара.
http://lenta.ru/news/2011/10/14/palladium/

По данным портала Forexyard, в четверг, 7 октября, цена на палладий достигла 602,5 доллара за унцию, что является самым высоким показателем за последние 9 лет.

Палладий является одним из самых редких драгоценных металлов в мире и встречается в 10 раз реже золота. Основными производителями палладия считаются южноафриканские компании Anglo Platinum, Impala Platinum и Lonmil, американская Stillwater Mining Company, а также сам «Норникель». На их долю приходится 90 процентов мирового производства металла. Потребление палладия достигает 250 тонн в год. Металл используется преимущественно в автомобильной и ювелирной промышленности.
http://lenta.ru/news/2010/10/08/palladium/

— Палладий вроде ближайший друг платины, да?
Платина почти никогда одна не бывает — и у Норникеля на Талнахе, и в южноафриканских «рифах» почти всегда вместе залегают 2-3 PGM (Platinum group metals), 2 основных из которых — платина и палладий.Палладия больше (кажется, 7 к 3), и он дешевле.
— В пределах лицензий Норникеля — 7,3 тыс. тонн палладия при содержаниях 3,5-4,7 г/т и (в той же руде) около 3,1 тыс. т платины при содержаниях 1,5-1,8 г/т. Добыл Норникель (не помню, за какой год мои данные — кажется, за 2010) 20 т платины и 84 т палладия.
Цены на все «дорогие» металлы будут на высоте, пока расколбас на финансовых рынках не кончится. Они дорогие, используются во всяческих индустриях, и главное — их легко хранить)) Просто щас вспомнили про палладий — например, цены на редкие металлы типа европия примерно год как бьют максимумы, правда, там другая история.. Добывающие компании тут не совсем владеют ситуацией, как и на рынке нефти, цветмета и многих других металлов.. Спекулянты «владеют» (не какой-то один, а вся орава в совокупности), к сожалению.
http://au-ru.livejournal.com/598268.html#comments


http://www.zolotonews.ru/graph/metalls.php

Rio Tinto выставила на продажу 13 алюминиевых предприятий

Rio Tinto выставила на продажу 13 алюминиевых предприятий в Австралии, США и Европе, сообщил горнодобывающий гигант. Это большая часть активов канадской Alcan, которую Rio Tinto купила в 2007 г. за $38,1 млрд.

Цель продажи — оптимизация структуры бизнеса и улучшение финансовых показателей алюминиевого подразделения Alcan (третий производитель алюминия в мире — 3,8 млн т в 2010 г.). В первом полугодии оно заработало $379 млн чистой прибыли при выручке $7,95 млрд. Спешки с продажей нет, компания готова ждать улучшения экономического климата, приводятся в сообщении Rio Tinto слова гендиректора Тома Олбаниза.

Семь предприятий — глиноземные и перерабатывающие заводы во Франции и Германии, плавильный завод Sebree в США и электростанция в Великобритании — до продажи останутся под управлением Rio Tinto Alcan. Еще шесть — в Австралии и Новой Зеландии — будут переданы новому подразделению корпорации, Pacific Aluminum. Из активов бывшей Alcan за собой Rio Tinto сохранит только бокситовый рудник Weipa в Австралии и ГЭС в Канаде. Выставленные на продажу активы Deutsche Bank оценивает в $8 млрд, JPMorgan Chase & Co. — в $7 млрд. Опрошенные Bloomberg аналитики в числе наиболее вероятных претендентов называют UC Rusal и Chalco.

UC Rusal изучит такую возможность, сказал лишь представитель компании. Получить комментарии его коллеги из Chalco не удалось. Трудно представить, что UC Rusal купит активы Rio Tinto, сомневается аналитик «ВТБ капитала» Александр Пухаев: долг компании по-прежнему высок — $11,4 млрд. А условия рефинансирования привязывают ставку по кредитам к долговой нагрузке, напоминает аналитик «Инвесткафе» Павел Емельянцев. Для финансирования покупки можно было бы продать пакет в «Норникеле» (вчера стоил $10 млрд), рассуждают аналитики, но пока не похоже, что UC Rusal готова расстаться с этой инвестицией.
http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/269378/alcan_na_prodazhu

Покупка Alcan дорого обошлась Rio Tinto. Ее чистый долг к концу 2007 г. составил 4,5 EBITDA ($46,9 млрд). Чтобы сократить нагрузку, Rio Tinto продала активы более чем на $11 млрд, пишет Bloomberg. А в 2009 г. компания продала китайской Chalco конвертируемые бонды на $7,2 млрд. Постепенно Rio Tinto удалось прийти в себя: ее долговая нагрузка в конце 2010 г. была 0,6 EBITDA ($14,3 млрд).

Rio Tinto
горнодобывающая компания
акционеры – Chalco (8,21%), остальное в свободном обращении.
капитализация – $107,4 млрд.
выручка (1-е полугодие 2011 г.) – $29,1 млрд.
чистая прибыль – $7,6 млрд.

Индекс сложности технологических процессов российских НПЗ

Правительство утвердило комплекс мер по организации мониторинга модернизации НПЗ (распоряжение опубликовано на сайте правительства).

Порядок мониторинга должен быть разработан в течение месяца. Появится единая база данных с техническими характеристиками НПЗ и перечнем оборудования, подлежащего замене. С 2012 г. государство начнет регулярно контролировать обновление производств и проводить экспертизу проектной документации.

Ростехнадзор уже занимается промышленным аудитом НПЗ, есть множество замечаний, рассказал вчера руководитель ведомства Николай Кутьин (цитата по «Интерфаксу»). Компании направят многомиллиардные инвестиции на обновление производства, говорит он, многие уже выделили деньги. Сейчас средняя глубина переработки на крупных НПЗ (свыше 0,5 млн т в год) — чуть более 69% (см. график).

Государство озаботилось модернизацией НПЗ после топливных кризисов. Весной несколько регионов столкнулись с дефицитом бензина. Среди причин чиновники называли и задержку модернизации заводов. На июльском совещании в Киришах премьер Владимир Путин призвал наказывать компании за срыв планов по модернизации. Нефтяникам предписали заключать с ФАС, Ростехнадзором и Росстандартом четырехсторонние соглашения, устанавливающие обязательства по обновлению НПЗ. Теперь в эти соглашения будут включаться положения о госмониторинге.

Невыполнение условий соглашений может привести к необоснованному дефициту топлива, тогда будет возбуждено дело о нарушении антимонопольного законодательства, объясняет замруководителя ФАС Анатолий Голомолзин: компаниям в этом случае грозят не только оборотные штрафы, но и изъятие необоснованно полученного дохода. ФАС предупреждала, что меры ответственности будут очень жесткими, добавляет Голомолзин. Соглашения подписали почти все компании, знает он.

Санкции для нефтяников, не обновляющих НПЗ, обсуждались и на заседании правительственной комиссии по ТЭК в августе: Роснедра будут учитывать информацию о ходе модернизации при проведении аукционов, а ФТС лишит нерадивых нефтяников права на отсрочку по уплате пошлин. По словам представителя Минэнерго, нефтяники докладывают ведомству о ходе модернизации, а оно — правительству. В Ростехнадзоре и Росстандарте не ответили на вопросы, какие меры уже реализуются, какие готовятся.

Угроза отказа в предоставлении новых лицензий довольно призрачна, их и так выдается мало, полагает директор IHS CERA Сергей Вакуленко, а сокращение льгот для добычи обернется ее снижением, а значит, и доходов бюджета. Самый простой способ воздействия на нефтяников — штрафы и лишение лицензий, замечает независимый аналитик Денис Борисов, более действенный механизм — дальнейшее повышение экспортной пошлины на темные нефтепродукты до 80-90% (сейчас единая со светлыми — 66% от нефтяной). Меры не должны быть «дирижерскими», подчеркивает он: регулирование рынка в начале года показало, что без административного вмешательства цены растут даже медленнее.

http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/269155/za_neftyanikami_prismotryat

Global Gas Flaring Reduction Partnership (GGFR)

Глобальное Партнерство по Сокращению Объемов Сжигания Попутного Газа

• Over 150 billion cubic meters (or 5,3 trillion cubic feet) of natural gas are being flared and vented annually.
• The gas flared annually is equivalent to 25 per cent of the United States’ gas consumption, 30 per cent of the European Union’s gas consumption, or 75 per cent of Russia’s gas exports. The gas flared yearly also represents more than the combined gas consumption of Central and South America.
• The annual 35 bcm (or 1,2 trillion cubic feet) of gas flared in Africa alone is equivalent to half of that continent’s power consumption.

About GGFR

Top 20 Flaring Countries


Источник

Using Russia’s Associated Gas
Страница
Full report
http://siteresources.worldbank.org/INTGGFR/Resources/pfc_energy_report.pdf
http://siteresources.worldbank.org/INTGGFR/Resources/pfc_energy_report_appendices.pdf

Gas flare
http://en.wikipedia.org/wiki/Gas_flare

Total Petroleum Systems of the Carpathian–Balkanian Basin Province of Romania and Bulgaria



http://pubs.usgs.gov/bul/2204/f/
http://pubs.usgs.gov/bul/2204/f/pdf/B2204F_508.pdf

История компании BP

История компании BP началась в 1908 году, когда после долгих и изнурительных поисков в Персии была обнаружена нефть. Это открытие положило основание «Англо-персидской нефтяной компании», которая позднее была преобразована в BP. В прессе активно обсуждали потенциал новой компании, и когда ее акции начали котироваться на биржах Лондона и Глазго, люди выстраивались в очереди, чтобы приобрести акции.

Несмотря на многообещающий старт, в 1914 году «Англо-персидская нефтяная компания» оказалась на грани банкротства. Обладая значительными запасами нефти, компания испытывала сложности со сбытом: автомобили в то время считались роскошью, рынок топлива находился в зачаточном состоянии, а рынок индустриальных масел был уже поделен между европейскими и американскими компаниями.

На этом этапе огромную роль в судьбе компании сыграл Уинстон Черчилль, считавший нефть стратегически важным ресурсом, необходимым для сохранения экономической мощи Великобритании. Черчилль убедил Кабинет министров в том, что в целях обеспечения доступа к надежным запасам нефти при разумном уровне цен правительство должно стать владельцем или, во всяком случае, контролировать источники значительной части необходимой нефти. Было решено, что само правительство станет акционером «Англо-персидской компании», которая будет выступать в качестве защитника национальных интересов Великобритании на мировом нефтяном рынке. Государственные инвестиции помогли компании преодолеть финансовый кризис.
Первая мировая война ознаменовала новую страницу в истории «Англо-персидской компании». Глава компании Чарльз Гринуэй преследовал определенную цель: превратить предприятие из поставщика сырой нефти в нефтяную компанию полного цикла. В разгар войны Гринуэй уже смог подготовить компанию к послевоенной конкуренции. В 1917 году он приобрел у британского правительства одну из крупнейших в Соединенном Королевстве сетей сбыта топлива — компанию «Бритиш Петролеум». Вопреки названию, она принадлежала «Дойче Банку», который в Англии продавал через нее свою нефть из Румынии. Когда началась война, британское правительство взяло на себя управление этой германской собственностью. С приобретением «Бритиш Петролеум» «Англо-персидская компания» получила не только передовую систему сбыта, но и торговое наименование. Компания развивала и свой танкерный флот.

Эти действия изменили структуру бизнеса компании. До 1916-1917 годов более 80% ее активов приходилось на месторождения в Персии, а уже в следующем финансовом году половину основного капитала составляли танкеры и система дистрибьюции. Компания действительно стала комплексной.

Грандиозное нашествие автомобилей в 20-30-е годы ХХ века целиком и полностью изменило облик Америки и Европы. «Автомобильная революция» явилась причиной расцвета «Англо-персидской компании». По всему Туманному Альбиону, как грибы после дождя, появлялись придорожные бензоколонки с вывесками, изображающими логотип BP на фоне британского флага. Если в 1921 году таких бензоколонок было 69, то к 1925-му их количество достигло 6 000.

В 1935 году Персия изменила название на Иран, после чего компания стала называться «Англо-иранской».
Но все хорошее когда-нибудь кончается. Все изменилось осенью 1939 года, когда Великобритания вступила во Вторую мировую войну. Правительство пришло к выводу, что в условиях войны всякая конкуренция должна быть исключена, поэтому вся британская нефтепромышленность будет функционировать в рамках одного гигантского концерна под эгидой государства. В этот концерн вошла и «Англо-иранская компания». Весь бензин, производимый концерном, продавался под названием Pool. Национальные интересы возобладали над интересами бизнеса, и рост продаж BP в континентальной Европе резко сократился.

В период послевоенного восстановления Европы дела в «Англо-иранской компании» пошли на поправку: она вложила средства в заводы во Франции, Германии и Италии, расширила влияние в Скандинавии, Швейцарии и Греции.
Но хрупкое равновесие в мире вскоре дало трещину из-за кризиса на Ближнем Востоке. В Иране усилились антибританские настроения. В 1951 году премьер-министр Ирана убедил парламент национализировать нефтяную промышленность, после чего нефтеперерабатывающий завод «Англо-иранской компании» в Абадане был закрыт и английские сотрудники покинули Иран.
Этот путь оказался тупиковым для Ирана: многие страны бойкотировали поставки иранской нефти, и экономическая ситуация в стране только ухудшилась. В течение двух лет нефть не приносила дохода, инфляция была безудержной, положение страны стало намного хуже, чем до национализации нефтяной промышленности. Это привело к смещению премьер-министра и смене власти в 1952 году. Когда стороны вернулись за стол переговоров, было достигнуто соглашение о создании консорциума западных компаний с целью ведения бизнеса в Иране. Доля «Англо-иранской компании» составила 40%.

В 1954 году решением совета директоров «Англо-иранская компания» была переименована в «Бритиш Петролеум» (British Petroleum Company, BP). BP была преисполнена решимости сократить свою фактически полную зависимость от Ближнего Востока. Было принято стратегически важное решение искать нефть в других регионах, в частности в Западном полушарии.
Для ослабления зависимости BP от Ближнего Востока компания «Синклер ойл» предложила ей совместное ведение разведки на Аляске. После дорогостоящего бурения на арктической прибрежной впадине Норт-Слоуп шести скважин, оказавшихся сухими, обе компании были готовы приостановить работы. Однако после того как компании «Арко» и «Хамбл ойл» обнаружили крупное месторождение в Прадхо-Бей, BP продолжила работа на Аляске.

В 1987 году правительство Великобритании продало последний пакет акций BP. Став полностью частной компанией, ВР занялась оптимизацией бизнеса и избавилась от непрофильных активов, сконцентрировавшись на своем основном бизнесе — геологоразведке и добыче нефти и газа, нефтепереработке, транспортировке и продаже топлива.
В конце 1990-х годов жесткая конкуренция в энергетическом секторе положила начало волне слияний и поглощений. В состав BP вошли компании Amoco, ARCO, Castrol и Aral.

В 1997 году исполнительный директор ВР Джон Браун заявил о том, что компания должна найти компромисс между дальнейшим развитием и необходимостью защищать окружающую среду. Лорд Браун стал первым руководителем крупной энергетической компании, признавшим, что глобальное потепление представляет собой угрозу глобального масштаба, и заявившим, что его компания обязана участвовать в решении данной проблемы.

В начале XXI века компания BP стала уделять особое внимание альтернативной энергетике и вопросу снижения уровня выбросов в атмосферу. BP стала инициатором кампаний «За чистый город», проводимых по всей Европе, развернула программу продажи квот на выбросы парниковых газов и расширила производство солнечной энергии. Было создано специальное подразделение, занимающееся альтернативной энергетикой, задачей которого стало расширение возможностей компании в выработке энергии солнца, ветра, а также водородной и газовой энергии.

В 2000 году по завершении периода слияний и поглощений BP объявила о запуске нового глобального бренда. Его символом стал логотип Helios в виде солнца с зелеными, желтыми и белыми лучами, символизирующий энергию в различных формах.

За прошедшее столетие BP превратилась в глобальную энергетическую компанию, которая развивается в двух направлениях: первое — добыча и переработка нефти, второе — выработка энергии из альтернативных источников. Сейчас компания BP является организацией, воплощающей энергию во всех видах
http://neftegaz.ru/analisis/view/7654

Из истории Заира (Демократической Республики Конго)-2

Конго считается одним из богатейших государств планеты. Население же – замыкает список бедности. Есть в Конго даже такое пожелание врагу: «чтоб тебе жить в золоте»…

Мы все пользуемся мобильными телефонами. Их продается до полумиллиарда в год, и в каждом использован колумбо-танталит, получаемый из колтановой руды, а 80% мировых залежей колтана находится как раз в Конго. И это не считая трети мировых запасов алмазов, почти половины запасов кобальта, четверти запасов урана, а также значительных нефтяных месторождений, меди, золота и серебра.

50 лет в Конго практически не стихает война. Вначале драчка шла за алмазы, а в 90-х появились мобильные телефоны, и начался «колтановый бум». За последние десять лет здесь погибло от 6 до 10 миллионов человек (по разным данным). Продолжается «священная» война (так ее называют некоторые группировки-участников) за контроль над рудниками колтана, сосредоточенными в провинции Южное Киву. Отсюда же массово бежит население (кто может).

Свои интересы в Конго есть у всех – кто туда только косвенно не влез. За колтан воюют национальные группировки тутси и хуту (скрывающие франко-американский конфликт интересов), религиозные секты, миссии иностранных государств, регулярные части соседних Руанды, Бурунди, Уганды и Анголы, российские и украинские летчики, китайские спецы и французские наемники, охранники частных бельгийских и французских фирм. Свалка всеобщая. Рудники колтана сосредоточены, к тому же, в двух национальных природных парках.

К тому же, залежи колтана здесь перемешаны с залежами радиоактивного урана, а добывается он вручную с помощью лопаты и жестяного тазика.

Еще одна проблема богатейшей страны – голод. В армиях, законных и незаконных вооруженных формированиях воюют до 70% всего мужского населения, остальные добывают колтан, получая около 1-2 долларов в день. Копают колтан на самодельных шахтах-копанках, где шахтеров постоянно и засыпает. Сельским хозяйством не занимается практически никто – смысла нет, все равно не сегодня-завтра пройдет какая-нибудь армия и сметет все подчистую. Только женщины еще как-то копошатся на огородах, чтобы прокормить детей. Но они сталкиваются с еще одной проблемой – по местным поверьям, изнасиловавший женщину солдат будет убережен от пули…

В провинции Южное Киву воюют целых 33 вооруженных группы по принципу все против всех. Хуже всего, что направляемые сюда ооновские миротворцы тоже сразу же включаются в дележ прибылей от рудников – доходит до стычек уже между голубыми касками. Колтан нужен всем – его прибыльность значительно превышает доходы от алмазов, урана и золота.

Да, в 1960-м из Конго ушла бельгийская администрация, но осталась компания L’Union Miniere, которая очень неровно дышала в сторону алмазных копей. Попытавшийся национализировать рудники Лумумба прожил после этого, как известно, недолго. Поставленный на его место Мобуту 40 лет формально правил в столице, принимал военные парады и не встревал в то, что происходило в южной провинции. За это время Конго вошло в десятку наибеднейших стран, Мобуту – в десяток богатейших людей мира. А наемники из охранных бельгийских фирм тем временем активно воевали с конкурентами из других фирм, повстанцами и рейдерами из соседних государств. Но Мобуту свергли, как только начался колтановый бум, и обычная война приобрела характер беспощадной резни всех со всеми.

В мировой «драчке» за колтан, по оценкам СБ ООН, участвуют: Бельгия, Нидерланды, Великобритания, Россия, Китай, США, Канада, Франция, Швейцария, Германия, Индия и Малайзия (не считая африканских государств). Десять лет ООН требует ввести эмбарго на поставки оружия в этот регион, но результатов не видно. Колтан и оружие неразрывно связаны. Как сказал президент соседней Руанды, участвующей в битве за колтан (вначале на стороне французских компаний, затем американской Cobatt): «Эта война финансирует саму себя».

Вооружение, необходимое для захвата рудников, покупается за уже захваченный колтан, потом на проданный новый колтан покупается опять вооружение. Одно только Конго тратит в день около миллиона долларов на ведение войны (как и Руанда).

Кроме регулярных армий, иностранных наемников и охранных фирм здесь ведь воюет еще «Движение за конголезскую демократию», недавно захватившее несколько рудников у города Гома, за месяц продавшее 150 тонн колтана, почти уничтожив население этого городка.

Воюет пришедшая из соседней Уганды «Армия Сопротивления Господа», печально прославившаяся ранее резней африканцев-католиков. Основана «божественная армия» была еще в 1987-м назад неким Джозефом Кони. Известна она также воровством детей по всей центральной Африке, «которые безгрешны и войдут в царствие божие». Из них делают недолговечных бойцов – пушечное мясо в борьбе за колтан. Периодически, завернутые в листки библии, части расчлененных тел «идейных» врагов разбрасывают по городкам и селам Уганды и Конго, причем все это делается во имя морали и нравственности.

Действует здесь и армия наемников Нкунды – пастора руандийской церкви «адвентистов 7-го дня», 20-тысячная армия из сектантов, негласно спонсируемая America Mineral Fields Inc. (контрольный пакет акций у четы Клинтон). В этом году, получив вооружение из Руанды, она потеснила ангольскую армию (китайские интересы) и конголезские правительственные войска, потребовав расторгнуть 9-миллиардный контракт с Китаем на разработку колтановых рудников.

Здесь действует и армия французских наемников Жана-Пьеру Бембе, местного олигарха, отхватившего в собственную вотчину кусок Конго, объявившего себя ни много ни мало – «представителем Христа в регионе». Из этого района колтан идет уже на изготовление процессоров Intel.

Сама схема поставок колтана очень непроста. Конголезские старатели вручную его добывают и сдают мелким дилерам-перекупщикам. Те, в свою очередь, нанимают частные самолеты из Украины и России, которые перевозят необработанную руду в соседние страны (преимущественно в Руанду). Далее груз, вывезенный из Конго, через правительственные компании, принадлежащие родственникам президентов Руанды или Уганды, доставляется в Европу. Здесь основную роль играют уже бельгийские фирмы. Большинство грузов приходит в аэропорт Остэнде (перевалочный пункт) и назад самолеты уже везут оружие из восточной Европы и России, а груз колтана через фирмы, зарегистрированные где-нибудь на Кипре, поставляется на перерабатывающие заводы.

Их немного, но их владельцы, по сути, главные спонсоры войны в Конго: Cobatt (США), H.C. Starck (Германия), Ningxia (Китай) и казахстанский перерабатывающий завод в Усть-Каменогорске. Последний предположительно через казахское руководство фактически контролирует швейцарский магнат Крис Хубер. Этот же казахско-швейцарский канал преимущественно и занимается набором летчиков в постсоветских странах.

«Мобильный сочится кровью» – говорят в Африке.

В свое время южноафриканскую компанию «Де Бирс» удалось заставить покупать алмазы по «белым» схемам (не на черном рынке, где дешевле), просто фиксирующим происхождение товара. Добиться того же относительно колтана ООН не удается: в драке увязли все крупные страны – слишком уж велика прибыль.
http://www.newsland.ru/news/detail/id/580458/

Из истории Заира (Демократической Республики Конго) и Руанды

minerals.usgs.gov: Ниобий и тантал, Production by Country (Metric tons), 2009

http://www.indexmundi.com/minerals/?product=niobium&graph=production

Геноцид в Руанде, 1994 года — действия временного правительства (пришедшего к власти в результате военного переворота 6-7 апреля и состоящего из представителей этнического большинства страны — народности хуту), управляемой временным правительством армии и отрядов ополчения «интерахамве» и «импузамугамби» против представителей этнического меньшинства страны — народности тутси, и против хуту, придерживавшихся умеренных политических взглядов, направленные на полное уничтожение и тех, и других, а также, возможно, ответные действия военно-политической организации Руандийский патриотический фронт (РПФ), направленные на уничтожение хуту, организовывавших и непосредственно исполнявших убийства тутси. Число убитых за 100 дней составило по разным данным от 500 000 до 1 030 000 человек, из них примерно 10 % составили хуту. Со стороны тутси убийства осуществлялись РПФ и, вероятно, военизированными формированиями тутси.
http://ru.wikipedia.org/wiki/Геноцид_в_Руанде

— — — — — — — — — — — — —
Колумбит-танталит (колтан; (Fe,Mn)(Nb,Ta)2O6) — ценная руда, твёрдый раствор колумбита и танталита, сырьё для получения тантала, являющегося ключевым элементом в производстве конденсаторов, находящих применение во многих электронных устройствах.

Значительные залежи обнаружены в Германии, Швеции, Гренландии, США и в Африке. 80 % всех разведанных запасов колтана находится в Африке, преимущественно в ДР Конго. Также добывается на месторождении Гринбушес в Австралии (штат Западная Австралия).

Контроль за добычей колтана в Африке послужил одной из причин Второй конголезской войны. Основные залежи танталитовой руды сосредоточены в провинциях Киву и Маньема, находящихся под контролем двух повстанческих фракций, поддерживаемых Угандой и Руандой.

С развитием электроники сырьё пользуется большим спросом. По данным на май 2000 года цена килограмма минерала составляла около 100 долларов, а в начале 2001 года произошёл резкий скачок цены до почти 500 долларов за килограмм. Впрочем, позже цена опять снизилась.

Перерабатывается колумбитово-танталитовая руда на предприятиях:
H. C. Starck (Германия)
Cabott Inc. (США)
Ningxia (Китай)
Ульбинский металлургический завод в Усть-Каменогорске (Казахстан).
http://ru.wikipedia.org/wiki/Колтан

Первая конголезская война — война 1996—1997, в ходе которой поддерживаемые Угандой и Руандой повстанцы во главе с Лораном Кабилой свергли президента Заира Мобуту. После того, как повстанцы заняли столицу Киншасу, Заир был переименован в ДР Конго.

Коалиции
— Повстанцы, Уганда, Руанда, Бурунди, Ангола
— Заир, УНИТА, Интерахамве

Мобуту авторитарно правил страной на протяжении трех десятков лет и в годы холодной войны считался борцом с коммунизмом и советским влиянием. Он активно поддерживал ангольских повстанцев УНИТА, что вызывало неудовольствие Анголы. Кризис правления Мобуту разразился тогда, когда в результате геноцида в Руанде он решился оказать помощь руандийским хуту. Это нарушило хрупкий консенсус в стране, поскольку восстали конголезские тутси, чьим традиционным ремеслом была военная служба. Сложилась мощная повстанческая коалиция из федералистско-сепартистских сил, поддерживаемых враждебными соседями (Ангола, Руанда и Уганда). Во главе коалиции стал старый партизан, сподвижник Че Гевары Лоран Кабила.
http://ru.wikipedia.org/wiki/Первая_конголезская_война

Вторая конголезская война 1998—2002 — война на территории Демократической Республики Конго, в которой участвовало более двадцати вооружённых групп, представлявших девять государств.

Коалиции
— ДР Конго, Ангола, Зимбабве, Намибия, Судан, Чад, Интерахамве
— Бурунди, Руанда, Уганда, УНИТА, РКД, МЛК

Предпосылки
1994 — Истоки конфликта восходят к геноциду в Руанде, когда огромное количество беженцев тутси оказалось на территории Заира (так до 1997 называлась Демократическая Республика Конго). После прихода к власти в Руанде Руандийского патриотического фронта, в Заир хлынул поток беженцев хуту, многие из которых были замешаны в геноциде. Де факто, руандийская гражданская война перекинулась на территорию Заира, которую вооруженные группы радикалов-хуту использовали как тыловую базу для набегов в Руанде.
1996—1997 — Новое руандийское правительство во главе с Полем Кагаме, заинтересованное в преследовании своих политических противников, поддержало выступление конгломерата оппозиционных движений под общим руководством Лорана Кабилы против президента Заира Мобуту. Тутси, как руандийские, так и местные, проживающие на востоке страны (известные здесь как баньямуленге), составили значительную часть вооруженных сил мятежников. Результатом войны стало падение режима Мобуту, однако вскоре (в июле 1998) новый президент Заира Лоран Кабила решил отстранить бывших союзников от власти. 27 июля 1998 года он заявил, что высылает из страны всех иностранных военных и гражданских чиновников (преимущественно тутси) и расформировывает подразделения конголезской армии, укомплектованной лицами не конголезского происхождения, которых он обвинил в намерении «восстановить средневековую империю тутси» (Тутсиленд).

Очаг
1998, 2 августа — Военные-тутси (10 батальон, 222 бригада) во главе с генерал-майором Ондеканом — бывшим соратником президента Кабилы — подняли мятеж на востоке страны в городе Гома, на следующий день повстанцы установили контроль над городами Увира и Букаву и 60-тысячной армией двинулись к столице Киншасе. 23 августа они достигают Кисангани. Оттуда одна группировка мятежников направляется на юг, где после успешной битвы за Кинду вторгается в южную провинцию Катангу, а другая открывает экваториальный фронт и в ноябре 1998 захватывает Бумбу. Правительство Кабилы решило поддержать врагов своих врагов, а именно хуту, замешанных в Геноциде в Руанде. Начались кровавые столкновения с массовыми убийствами мирных жителей и расправами над военнопленными. Широкое распространение получили групповые изнасилования. Существуют споры относительно того чем же являлось восстание тутси: мятежом, или интервенцией Руанды и Уганды. Большинство свидетелей и исследователей показывает, что реальную власть на местах осуществляли не восставшие конголезские тутси, а офицеры из Уганды и Руанды, которым была выгодна эскалация конфликта.

Можно назвать 3 причины войны:
1) Внешние.
А) Желание Уганды, Руанды, Бурунди расправиться со своими врагами, которые находились на территории ДРК (хуту, различными группировками, борющимися за свержение правительств этих стран).
Б) Желания стран региона воспользоваться недрами ДРК.
В) Разочарование Запада в президенте ДРК Л.Д Кабиле.
2) Внутренние.
А) Невыполнение Кабилой своих обещаний. (демократизации, повышения уровня жизни)
3) Этнические
А) Огромное количество этнических конфликтов.

Линия фронта на конец войны

http://ru.wikipedia.org/wiki/Вторая_конголезская_война

Кабила, Лоран-Дезире
Лора́н-Дезире́ Кабила́ (фр. Laurent-Désiré Kabila, 27 ноября 1939 — 16 января 2001) — президент Демократической Республики Конго, предводитель восстания, положившего конец диктатуре Мобуту. Получил образование во Франции. Являлся сподвижником Патриса Лумумбы и был лично знаком с Че Геварой (который с рядом своих латиноамериканских сподвижников одно время руководил конголезским движением на месте). В 1967 году основал Народную революционную партию и поднял восстание в провинции Южное Киву, где образовалось самопровозглашённое государство, просуществовавшее до 1988. В 1996 году с помощью руандийских тутси поднял восстание против Мобуту.

В 1967 Кабила со своими бойцами стал базироваться в горном районе провинции Южная Киву, западнее озера Танганьика. Там Кабила основал свою Народно-революционную партию, а затем, при поддержке Китая, создал в Южной Киву сепаратное марксистское государство. Кабила провёл там коллективизацию сельского хозяйства, организовал добычу и контрабанду полезных ископаемых, а также обложил данью прилегающие районы. Командиры правительственных войск в тех районах боялись бойцов Кабилы и поэтому поставляли ему вооружения и припасы в обмен на ограничение рейдов-грабежей. К концу 1970-х годов Кабила существенно разбогател, он обзавёлся собственными особняками в столице Танзании Дар-эс-Саламе и в столице Уганды Кампале.
В 1988 году «народно-революционное государство» в Южной Киву прекратило существование, а Кабила исчез и распространились слухи о его смерти.

Кабила вновь объявился в стране в октябре 1996, во главе племени тутси в провинции Южная Киву, и начал войну против племени хуту, положив начало Первой конголезской войне. При поддержке от Бурунди, Уганды и Руанды, Кабила повёл своих бойцов в крупномасштабное наступление против войск Мобуту. В мае 1997 Мобуту бежал из страны, а Кабила 17 мая провозгласил свою победу.

Вступив в Киншасу 20 мая 1997 году, Кабила провозгласил себя президентом республики, которую вновь переименовал из Заира в ДРК и вернул отменённые Мобуту государственные символы. Кабила исповедовал марксизм, однако на практике его политический курс был смесью капитализма с коллективизмом. Критики утверждали, что по степени авторитаризма его правление мало отличается от режима свергнутого диктатора.
http://ru.wikipedia.org/wiki/Кабила,_Лоран-Дезире

Мобуту Сесе Секо или Жозеф-Дезире Мобуту (14 октября 1930 — 7 сентября 1997) — президент Демократической Республики Конго (переименованной 27 октября 1971 года в Республику Заир) в 1965—1997 годах.
Главнокомандующий вооружёнными силами Демократической Республики Конго Мобуту пришёл к власти 24 ноября 1965 года после государственного переворота и стал диктатором. Он изменил название страны с Конго на Заир (1971).

Мобуту получил христианское католическое образование в Леопольдвиле. Семь лет (1949—1956) служил в бельгийских колониальных войсках, после увольнения устроился на работу журналистом в леопольдвильской ежедневной газете «L’Avenir». Примерно в это же время Мобуту знакомится с Патрисом Лумумбой и становится членом национально-освободительного Конголезского Национального Движения (MNC, fr:Mouvement National Congolais).

30 июня 1960 года было сформировано первое в истории правительство Демократической Республики Конго, которое возглавил Лумумба (президентом страны стал Жозеф Касавубу). Мобуту был сначала назначен госсекретарём, затем в том же году получил звание полковника и должность начальника генштаба конголезской армии.

14 сентября 1960 борьба за власть между Лумумбой и Касавубу завершилась военным переворотом в пользу президента страны. Мобуту был активным участником переворота и остался на своей должности. С 1961 Мобуту главнокомандующий вооружёнными силами.

29 октября 1965 года президент Демократической Республики Конго (ДРК) Ж.Касавубу объявил о смещении М.Чомбе с поста премьер-министра, но предложенный им состав нового правительства был дважды не утверждён парламентом. Ни Касавубу, ни Чомбе не обладали необходимой полнотой власти. В этих условиях парламент ДРК 24 ноября 1965 года объявил об отстранении от власти президента Ж.Касавубу и передал всю полноту власти главнокомандующему вооруженными силами генералу Мобуту, назначив его президентом страны. В поддержку Мобуту выступили Ж.Касавубу, М.Чомбе, Ж.Илео, С.Адула, которые были включены в состав консультативного Государственного совета.
http://ru.wikipedia.org/wiki/Мобуту_Сесе_Секо

Моиз Капенда Чомбе (10 ноября 1919, Мусумба, Бельгийское Конго — 29 июня 1969, Алжир) — конголезский политик, премьер-министр Демократической Республики Конго в 1964—1965 гг.

Из племени лунда, родственник верховного вождя лунда. Родился в семье успешного конголезского бизнесмена, владельца плантаций и гостиниц. Образование получил в американской миссионерской школе, в дальнейшем учился на бухгалтера. В 1950-е приобрёл сеть магазинов в южной провинции Катанга и начал активно заниматься политикой, основав в 1959 году партию CONAKAT, выступавшую за широкую автономию провинций, вплоть до их отделения от Конго.

В ходе всеобщих выборов 1960 года, CONAKAT установила контроль над провинциальным парламентом Катанги. После провозглашения независимости Бельгийского Конго 30 июня 1960 и разгоревшейся сразу вслед за этим ожесточённой политической борьбы, вылившейся в итоге по существу в начало гражданской войны, Чомбе и его партия CONAKAT в июле 1960 года объявили о независимости Катанги от остальной части Конго.

Прозападно и антикоммунистически настроенный Чомбе в августе 1960 года был избран президентом Катанги и стал проводить откровенно пробельгийскую политику в этой богатой минеральными ресурсами южной конголезской провинции. Для создания и обучения армии Катанги в провинцию были приглашены бельгийские офицеры.

Патрис Лумумба, премьер-министр Республики Конго, запросил военной поддержки у Организации Объединённых Наций для пресечения сепаратистских тенденций в Катанге. Такая поддержка была ООН оказана. Однако войскам ООН потребовалось два года, чтобы вернуть отделившуюся провинцию под контроль центрального правительства.

В январе 1961 года Лумумба, бывший премьер-министр Конго, арестованный в сентябре 1960, был отправлен центральными властями Конго в Катангу. Вскоре Лумумба был казнён. По одним сведениям, Чомбе лично отдал приказ о расстреле Лумумбы и присутствовал при этом, по другим — пытался предотвратить это убийство, несмотря на неприязнь к бывшему конголезскому премьеру.

В 1963 году миротворческие силы ООН, наконец, оккупировали Катангу, вновь распространив на неё власть правительства Жозефа Касавубу. Чомбе был вынужден бежать сначала в Северную Родезию, а затем в Испанию.

Однако спустя год, в июле 1964, он вернулся в Конго, чтобы занять предложенный ему пост премьер-министра в новом коалиционном правительстве страны. Под руководством Чомбе было разгромлено повстанческое движение в стране, в ноябре 1964 была ликвидирована самопровозглашённая Народная республика Конго — со столицей в Стэнливиле (совр. Кисангани). Однако на должности премьер-министра Конго Чомбе продержался лишь около года: в октябре 1965 президент Касавубу отправил его в отставку.

В следующем, 1966 году, новый правитель Конго Жозеф Мобуту, пришедший к власти в ноябре 1965 в результате военного переворота, выдвинул против Чомбе обвинения в государственной измене, вынудив того вновь бежать из страны и осесть в Испании.

В 1967 году Моиз Чомбе был заочно приговорён к смертной казни. 30 июня 1967 самолёт, в котором он летел, был захвачен и угнан в Алжир, где Чомбе сначала содержали в тюрьме, а затем посадили под домашний арест вплоть до его смерти от сердечного приступа 29 июня 1969 года. Похоронен в Брюсселе.
http://ru.wikipedia.org/wiki/Чомбе,_Моиз

Патри́с Эмери́ Луму́мба (1925 — 17 января 1961) — конголезский политический и общественный деятель левонационалистического толка, первый премьер-министр Демократической Республики Конго после провозглашения её независимости в июне 1960, национальный герой Заира, поэт и один из символов борьбы народов Африки за независимость. Основатель (1958) и руководитель партии Национальное движение Конго.

Снят с поста премьер-министра президентом Конго, затем арестован в ходе Конголезского кризиса в сентябре 1960. Убит 17 января 1961 года.

Получив образование за счёт колониальных властей и войдя в число так называемых «эволюэ» (просвещенных жителей), он служил почтовым чиновником. В числе других избранных ездил на бесплатную экскурсию по Бельгии. Решался вопрос о его работе в бельгийском министерстве колоний, но успешную карьеру прервал арест по обвинению в хищении денежных переводов на сумму, примерно равную двум с половиной тысячам долларов.

В конце 1950-х годов взгляды Лумумбы революционизировались. Отсидев в тюрьме шесть месяцев, Лумумба проникся радикальными идеями, занялся политикой и в октябре 1958 года возглавил левую партию Национальное движение, которая на первых в стране выборах в мае 1960 года получила в парламенте 40 мест из 137. Лумумба стал премьер-министром.

Бывшая колония получила независимость не в результате вооружённой борьбы, а по доброй воле Брюсселя.
На торжественной церемонии 30 июня 1960 года в присутствии посетившего с визитом страну бельгийского короля Бодуэна I президент Касавубу произнёс речь о национальной модернизации, многорасовом обществе и сотрудничестве с бывшей метрополией. Лумумба вопреки протоколу взял слово вслед за ним и произнёс гневную филиппику, закончив её знаменитой фразой: «Мы больше не ваши обезьяны!»

Примерно 20 тысячам европейцев пришлось бежать.

Моиз Чомбе, прозападный лидер провинции Катанга, где были сосредоточены основные месторождения полезных ископаемых и значительное белое население, в ответ провозгласил независимость.

Москва прислала для борьбы с «марионеточным режимом Чомбе» советских и чехословацких советников и десять военно-транспортных самолётов, один из которых, по официальной версии, являлся личным подарком Хрущёва Лумумбе.

Поскольку Чомбе обещал прекратить мятеж, если Лумумба будет отстранён от власти, президент 5 сентября 1960 года снял премьера с должности и посадил под домашний арест. В ответ Лумумба заявил по радио о незаконности смещения, так как его поддержал парламент. 6 сентября лидеры основных партий, которые составляли правительственную коалицию, заявили о поддержке Лумумбы, однако в это время войска ООН захватили радиостанцию и закрыли доступ на неё членам правительства. 7 сентября палата депутатов большинством в ¾ голосов аннулирует решение об отстранении Лумумбы от власти. 8 сентября Сенат подтвердил данное решение, однако ООН продолжала игнорировать правительство и удерживать захваченные аэродромы и радиостанцию. Был выписан ордер на арест Лумумбы, 12 сентября он был заточён в тюрьму, однако был освобождён солдатами.

Когда сторонник Лумумбы Антуан Гизенга поднял восстание, тот бежал, чтобы присоединиться к единомышленникам, но при не до конца выясненных обстоятельствах попал в руки катангских сепаратистов и был расстрелян без суда.

Лумумба и его соратники были арестованы сообщниками Мобуту и депортированы в самолёте к Моизу Чомбе в Катангу, где были помещены в лесную хижину. Лумумба со своими соратниками Окито и Мполо подверглись пыткам, после чего их посетили политические соперники — Чомбе, Кимба и бельгийские политики, для того, чтобы оскорбить и оплевать их. 17 января 1961 года Лумумба с соратниками были расстреляны катангийскими солдатами, состоявшими под командованием бельгийских офицеров, и предварительно закопаны на месте расстрела. Чтобы скрыть содеянное, трупы были эксгумированы спустя несколько дней. Тело Лумумбы было расчленено, растворено в кислоте и после этого останки были сожжены. Убийство было приписано жителям деревни. Большая часть средств информации, однако, приписывала убийство Чомбе.

В заключительном отчёте комиссия пришла к выводу, что король Бельгии Бодуэн знал о планах убийства Лумумбы. Также было установлено, что бельгийское правительство оказывало транспортную, финансовую и военную помощь силам, враждебно относившимся к Лумумбе. Большая часть вины была приписана непосредственно королю Бодуэну, который предположительно в обход политических институтов проводил свою собственную колониальную политику.

Предыдущие расследования приходили к выводу, что убийство Лумумбы было заказано непосредственно правительствами Бельгии и США и исполнено силами ЦРУ и местных помощников, финансируемых из Брюсселя и Вашингтона. Существуют документы, указывающие на то, что президент США Дуайт Эйзенхауэр уже в августе 1960 г. отдал приказ ЦРУ ликвидировать Лумумбу при помощи яда.
http://ru.wikipedia.org/wiki/Лумумба,_Патрис

— — — — — — — — — — —
Резюме по истории Заира (Демократической Республики Конго):
— Просоветского антиколониалиста Лумумбу свергают Касавубу и Мобуту, поддержанные Бельгией+США, вероятно, Бельгия как проводник интресов Великобритании
— Убийство Лумумбы сепаратитом Чомбе
— Устранение Чомбе войсками ООН
— «Примирение» Касавубу и Чомбе, Чомбе горомит повстанцев, отставка Чомбе после выполнения этой миссии
— Конфликт Касавубу и Чомбе, к власти приходит Мобуту
— Кабила как лумумбист-античомбист-антикасавубист-антимобутист, поддержанный Китаем

Наиболее проиграл Чомбе из простого сепаратиста, ставший «кровавой собакой», всеобщим жупелом.
Удержаться у власти вряд ли, мог, даже если бы оставлся в Катанге: до последнего времени (Эритрея, 1993; Южный Судан, 2011) сепаратизм не побеждал а Африке, см.

Гражданская война в Нигерии (война за независимость Биафры) — вооружённый конфликт, вызванный межэтническими противоречиями и попыткой отделения восточных провинций страны, провозгласивших создание Республики Биафра. В результате боевых действий, продолжавшихся с июля 1967 по январь 1970 года, федеральному нигерийскому правительству удалось восстановить контроль над мятежными территориями. Гражданская война в Нигерии наряду с Вьетнамской войной считается самым кровопролитным конфликтом 1960-х годов — по разным оценкам, в ней погибло от 700 тыс. до 2 млн человек, в основном жители Биафры, ставшие жертвами голода и болезней.

Конфликт был результатом экономических, этнических, культурных и религиозных напряженных отношений между различными народами Нигерии. Как и большинство других африканских наций Нигерия была искусственной структурой, созданной Великобританией, которая не учитывала религиозные, лингвистические, и этнические различия. В момент получения независимости от Великобритании в 1960 году население Нигерии составляло 60 миллионов человек, состоящее почти из 300 различных этнических и культурных групп, три из которых были преобладающими:
игбо (ибо) (60-70 % населения на юго-востоке);
хауса-фулани (приблизительно 65 % народов в северной части территории);
йоруба (75 % населения в юго-западной части).

Полуфеодальными и исламскими хауса-фулани на Севере традиционно управляла деспотичная, консервативная исламская иерархия, состоящая приблизительно из тридцати с лишним эмиров, которые, в свою очередь, подчинялись султану. Султан являлся источником всей политической и религиозной власти. Политическая система йоруба на юго-западе также состояла из местных вождей. Однако политическая и социальная система йоруба была менее патриархальной, чем на Севере. Игбо на Востоке, в отличие от двух других групп, жили приблизительно в шестистах автономных, демократически организованных деревнях. Хотя деревнями управляли вожди (или наследственные или избранные), в большинстве они правили номинально. В отличие от других двух областей решения среди игбо принимались коллегиально.

Чрезвычайно централизованная и авторитарная политическая система хауса-фулани должна была поддерживать исламские и консервативные ценности, которые заставили многих хауса-фулани рассматривать экономическое и социальное новшество как подрывное или кощунственное.

В отличие от хауса-фулани, игбо часто участвовали непосредственно в решениях, которые затрагивали их жизни. Они имели живое понимание политической системы и расценили ее как инструмент для того, чтобы достигнуть их собственных личных целей. Эти традиционные различия между народами Нигерии были увековечены британской системой колониального правления в Нигерии.

На Севере британцы опирались на местную феодальную верхушку, не меняя местную систему. Христианские миссионеры не допускались на Север, и область таким образом оставалась фактически закрытой для западного образования и влияния, в отличие от игбо, богатые представители которого посылали своих детей в британские университеты.

В течение следующих лет северные эмиры таким образом были в состоянии поддержать традиционные политические и религиозные учреждения, ограничивая социальные изменения. В результате Север, к моменту провозглашения независимости в 1960 году, был безусловно самой слаборазвитой областью Нигерии, с нормой грамотности 2 % по сравнению с 19,2 % на Востоке.

Западная Нигерия, населенная йоруба, обладала намного более высоким уровнем грамотности, здесь были введены западные формы образования. Из йоруба стал формироваться аппарат государственных служащих, многие стали докторами, адвокатами и техническим персоналом. В областях игбо миссионеры были представлены позднее из-за проблем в установлении устойчивого контроля над автономными деревнями игбо. Однако игбо также приобщились к западному образованию и в большинстве своем приняли христианство. Перенаселённость территорий игбо вела тысячи игбо в другие части Нигерии в поисках работы. К 1960-м годам игбо стали политически объединенным и экономически преуспевающими, с торговцами и грамотными элитами, активными не только в Южной Нигерии, но и по всей Нигерии.

В течение колониального периода британская политическая идеология деления Нигерии на Север, Запад и Восток усиливалась экономическим, политическим и социальным соперничеством между различными этническими группами Нигерии. В 1947 году была введена конституция Ричардса (губернатор Нигерии), в соответствии с которой Нигерия была разделена на 3 административные области, управляемые местными органами власти:
Западная Нигерия (центр — Ибадан);
Восточная Нигерия (центр — Энугу);
Северная Нигерия (центр — Кадуна).

Принцип регионализации был закреплен в последующих конституционных реформах 1951 года — Макферсона (губернатор Нигерии) и 1954 года — Литлтона (министр колоний Великобритании). Конституция Макферсона предусматривала формирование региональных правительств из представителей партии большинства.

На Севере было больше населения, чем в других областях, вместе взятых. На этой основе за Северной областью было закреплено большинство мест в федеральном Законодательном органе. В пределах каждой из этих трех областей доминирующие этнические группы хауса-фулани, йоруба и игбо сформировали политические партии, которые были в значительной степени региональными и племенными:

Северный Народный Конгресс (СНК) на Севере;
Группа действия на Западе (ГД);
Национальный Совет Нигерии и Камеруна (с 1959 года — Национальный Совет Нигерийских граждан — НСНГ) на Востоке.

В течение 1940-х и 1950-х годов игбо и йоруба были в центре борьбы за независимость от Великобритании. Они также желали, чтобы независимая Нигерия состояла из нескольких небольших государств, чтобы консервативный Север не мог доминировать над страной. Северные лидеры, боящиеся, что независимость означала бы политическое и экономическое доминирование более ориентированными на запад элитами на Юге, предпочли увековечивание британского правила. Как условие для того, чтобы принять независимость, они потребовали, чтобы страна продолжила делиться на три области с Севером, имеющим большинство. Игбо и йоруба, стремясь получить независимую страну, приняли требования Севера.

После получения независимости в 1960 году Нигерия развивала репутацию как витрину демократии и экономической стабильности на континенте. Эта стабильность была недолгой. Попытки Севера обеспечить контроль над страной перед лицом все более и более интенсивной оппозиции со стороны Запада и Востока привели к распространению в Нигерии насилия и внутреннего беспорядка.

Открытие обширных запасов нефти в дельте реки Нигер на юге страны позволило юго-востоку Нигерии стать экономически самостоятельным. Однако изгнание представилей игбо из власти вызвало опасения, что доходы от добычи нефти будут использоваться несправедливо, в ущерб игбо. До открытия нефти богатство Нигерии состояло из сельскохозяйственной продукции с Юга и полезных ископаемых с Севера. На Севере вплоть до 1965 года были настроения в пользу отделения от Нигерии и сохранения богатства региона для жителей Севера. Эти требования прекратились, когда стало ясно, что нефть на юго-востоке станет главным источником дохода.

После погрома игбо в сентябре 1966 года на Севере в Восточной Нигерии начали расти сепаратистские настроения. Лидеры игбо призвали к возвращению всех игбо на свою историческую родину в Восточную Нигерию.

Формальным поводом к провозглашению независимости стал декрет федерального правительства от 27 мая 1967 года, согласно которому, упразднялось деление страны на четыре провинции, а вместо них вводились 12 штатов (Северная область была разделена на шесть штатов, Восточная на три, Западная на два). Новые штаты совпадали с естественными этническими образованиями. Восток был разделен таким образом, что запасы нефти оказались расположены в штатах без большинства игбо. Соответственно отменялись и посты губернаторов.

Заключительное нигерийское наступление, названное «Попутный ветер», было начато 7 января 1970 года. 9 января 1970 года пал Оверри, 10 января захвачена взлетная полоса «Аннабель», 11 января — пал Улли. 13 января 1970 года в городе Амичи состоялась заключительная сдача сил Биафры.

После многих лет изгнания был амнистирован и вернулся в Нигерию Одумегву Оджукву. В настоящее время возглавляет одну из партий, представляющую интересы игбо. Идея независимости Биафры вновь возродилась. На востоке Нигерии начало нелегально действовать «Движение за восстановление суверенного государства Биафра» (лидер Ральф Увазуруике). Движение использует ненасильственные методы борьбы и имеет поддержку среди молодежи. Своим союзником считает «Движение за освобождение дельты Нигера» (этническая группа иджо).

За единство Нигерии выступили Великобритания, СССР, арабские страны, а за игбо вступились Франция, Испания, Португалия, ЮАР, Китай, Израиль. Оджукву наладил добычу нефти, достаточную для закупки оружия и создания сети контор по вербовке наемников. Расклад сил был не в пользу игбо. ООН отказалась признать Биафру. В сентябре 1968 года Организация Африканского Единства призвала Биафру отказаться от идеи независимости.
http://ru.wikipedia.org/wiki/Гражданская_война_в_Нигерии


http://iv-g.livejournal.com/510779.html

Производство и использование попутного нефтяного газа в России в 2010 году

РЕЗЮМЕ
§ В настоящее время увеличение объемов переработки ПНГ является основным фактором роста производства нефтехимического сырья. В среднесрочной перспективе такими основными факторами станут:
— Увеличение глубины переработки, в т.ч. использование в квалифицированной переработке тех объемов, которые сейчас используются на собственные нужды промыслов и на генерацию
электроэнергии
— Проекты переработки жирного природного газа/стабилизации конденсата
§ Создание новых крупных производств по переработке попутного нефтяного газа возможно только при освоении новых месторождений во вновь осваиваемых регионах (Восточная Сибирь, Коми, Ямал)
§ В новых регионах актуальны технологии конверсии метана в жидкие/твердые продукты – Сибур заинтересован в сотрудничестве с инжиниринговыми компаниями, готовыми к созданию промышленных установок по таким технологиям
§ Сибур подтверждает свою готовность к партнерству с недропользователями в вопросах переработки газа, стабилизации конденсата, купли-продажи продуктов переработки

http://www.sibur.ru/press_center/presentations/7391/
http://www.sibur.ru/upload/iblock/8e6/8e62f52307fe48142056f07babee9953.pdf

vedomosti.ru: Попутный нефтяной газ в России

Как стало известно «Ведомостям», нефтяники добиваются отмены 22-кратного повышения платы за сжигание попутного нефтяного газа (ПНГ). Цена вопроса — 370 млрд руб. только в следующем году

Факелы нефтяников достались России в наследcтво от СССР, государство почти 20 лет пытается бороться с ними. В 2009 г. правительство приняло постановление, согласно которому с 2012 г. компании должны платить повышенную ставку за сверхлимитное загрязнение окружающей среды (если сжигается больше 5% попутного газа). Платеж складывается из нескольких коэффициентов и должен в 112,5 раза превысить нормативные выплаты.

Однако в мае Минприроды внесло в правительство проект постановления, по которому с 2012 г. один из коэффициентов — за сверхлимитное загрязнение воздуха — с 1 января должен увеличиться с 4,5 до 100, а общая плата за «сверхлимиты», таким образом, — в 22 раза.

Нефтяники готовились к росту штрафов, но не к такому. В 2009 г. все российские компании заплатили за выбросы при сжигании ПНГ 349 млн руб., говорит сотрудник одной из них, в 2012 г. ожидалось 16,7 млрд руб. с учетом сокращения объемов сжигания. Но при предлагаемом коэффициенте выйдет 370 млрд руб., отмечает собеседник «Ведомостей», ссылаясь на оценки Минприроды (связаться с представителем министерства вчера вечером не удалось). Ведь к 2012 г. немногие нефтяники успеют перейти на 95%-ную утилизацию (см. врез).

Еще в июле, по словам нефтяника, восемь компаний обратилось в Минприроды с просьбой не применять дополнительный коэффициент. Есть ли реакция, собеседник не говорит. Но теперь основные игроки готовят коллективное обращение в правительство, рассказали «Ведомостям» два сотрудника других нефтяных компаний (из первой пятерки). Предполагается, что в письме будет просьба не менять правила игры и вопрос о новых коэффициентах рассмотреть в ближайшие два года, причем с постепенным ростом.

Еще одно обсуждаемое предложение для Белого дома — считать те самые 5% сжигания не по конкретным проектам, а по группе в целом, иначе отдельные проекты просто могут стать нерентабельными, добавляют собеседники «Ведомостей». Когда письмо планируется отправить, не ясно. Видимо, в ближайшее время, самое позднее — в ноябре, отмечает один из источников.

Хуже всех дела с утилизацией ПНГ обстоят у госкомпаний, говорил в мае министр природных ресурсов Юрий Трутнев (см. врез). «Роснефть» платить повышенные штрафы не согласна, сказал ее сотрудник. Низкий уровень утилизации не всегда вина компании, сетует он: у «Роснефти» зачастую нет возможности сдавать газ в трубу «Газпрома» из-за ее отдаленности от месторождений компании, но и закачивать все топливо обратно в пласт «Роснефть» не может — это снижает добычу. Представитель «Роснефти» это не комментирует, как и содержание письма. Представитель «Газпром нефти» от комментариев отказался, получить комментарии правительства не удалось.
http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/269194/vechnyj_ogon

По разным оценкам, на факелах сжигается 10–35 млрд куб. м ПНГ в год (почти потребление Белоруссии). В 2010 г., по данным Минприроды, средний показатель сжигания по России – 24%; лидерами были «Роснефть» (47,2%) и «Газпром нефть» (44,2%), меньше всех – «Сургутнефтегаз» (4,1%) и «Татнефть» (6,4%). План крупнейших компаний по инвестициям в утилизацию – около 300 млрд руб. в 2010–2015 гг., что позволит к 2012 г. сжигать около 18% ПНГ, а на 5% выйти к 2014 г.

Планы компаний
Все добывающие «дочки» «Роснефти» доведут уровень утилизации ПНГ до 95% в 2013 г., уверяет представитель компании, исключением будет только «Ванкорнефть» (к началу 2014 г.). Инвестиции в утилизацию ПНГ составят 91,1 млрд руб. (2010-2014 гг.), рассказывал в июне вице-президент «Роснефти» Гани Гилаев. «Газпром нефть» будет стараться довести утилизацию ПНГ до 95% к 2012 г., заявлял в июне ее президент Александр Дюков, но текущий уровень и оценку расходов не раскрывал. Текущий показатель «Лукойла» — 76,8%; в отчете за 2010 г. он отмечает, что к началу 2012 г. будет 95%. Утилизация ПНГ у «Башнефти» – 83,1% по итогам 2010 г. (против 85,7% годом ранее); у компании много небольших месторождений, на которых строительство инфраструктуры для утилизации ПНГ нерентабельно, отмечает представитель «Башнефти», достичь 95% компания планирует к концу 2013 г., потратив более 2 млрд руб. Уровень утилизации у ТНК-ВР – 85%, говорит ее сотрудник: «Будем несколько лет платить штрафы: к требуемому уровню компания выйдет не раньше 2015 г.». Инвестиции к этому сроку превысят 55 млрд руб., говорил на днях директор департамента ТНК-ВР Александр Слепцов.

Торрбьорн Торнквист, генеральный директор и совладелец Gunvor: интервью

«Мы инвестируем в Gunvor. Это лучшее вложение денег», — Торбьорн Торнквист, генеральный директор и совладелец Gunvor Group

Один из крупнейших международных нефтетрейдеров — Gunvor никогда не пользовалась административной поддержкой, уверяет партнер Геннадия Тимченко Торбьорн Торнквист. В интервью «Ведомостям» он объясняет, в чем секрет фантастического взлета компании в России, почему Gunvor не спешит в нефтедобычу и не планирует IPO.

«Мы больше чем партнеры, мы очень хорошие друзья»

— О вашем знакомстве с Геннадием Тимченко ходят самые разные слухи. Что он буквально поймал вас за руку на какой-то конференции и спросил: «Вы умеете торговать нефтью? У меня есть нефть, и я хочу ее продавать»…
— Нет (смеется). Это было не так.

С Геннадием Тимченко мы встретились около 15 лет назад в Эстонии. Я не помню в деталях нашу первую встречу — и он, и я тогда занимались нефтяной торговлей, работали с одним терминалом и в некотором роде конкурировали друг с другом. В какой-то момент мы поняли, что у нас много общего и лучше договариваться о совместной работе, так и познакомились. Вскоре мы стали друзьями, начали проводить вместе свободное время и в конце 1990-х основали Gunvor.

— Так звали вашу маму?
— На самом деле это одно из ее имен. Но причина, почему мы назвали компанию Gunvor, не столько в этом. Вообще-то Gunvor — удачное название для глобальной компании, оно легко воспринимается и произносится на большинстве иностранных языков. В то время в этот проект было вовлечено несколько бизнес-партнеров, но очень скоро мы поняли, что дальше хотим строить бизнес вдвоем. Идея была в том, чтобы работать с российским нефтяным экспортом, в первую очередь на Балтике, где мы располагали определенными возможностями в портах и терминалах.

— Как вы попали на российский нефтяной рынок? В 1990-е гг. торговать нефтью было небезопасно. Особенно в России.
— Я работаю в нефтяной отрасли уже более 30 лет. В Москве я впервые оказался в 1985 г., т. е. можно сказать, что я всю жизнь работаю с Россией. Я работал в ВР, и мы в то время начинали сотрудничать с «Союзнефтьэкспортом»: мы покупали нефть и нефтепродукты у госорганизаций. В середине 1990-х я начал собственный бизнес на Балтике, где занимался логистикой и экспортом российских нефтепродуктов. Собственно, из этого и выросла наша компания.

— Ваши взгляды с Геннадием Тимченко на бизнес всегда совпадают? Кто в вашем тандеме отвечает за стратегию, а кто — за тактику?
— Справедливо будет отметить, что я активнее участвую в ежедневной операционной деятельности Gunvor, однако общую стратегию и ключевые инвестиции мы, безусловно, обсуждаем вместе. Некоторыми инвестициями, в частности российскими, больше занимается он. Зарубежные проекты в большей степени входят в мою зону ответственности. Мы регулярно встречаемся и обсуждаем все актуальные вопросы. У нас схожие взгляды. В этом особенность нашего партнерства. Мы больше чем партнеры, мы очень хорошие друзья. У нас никогда не бывает серьезных разногласий, потому что мы всегда одинаково понимаем логику того, что делаем. Все ключевые решения мы принимаем вместе. Если в процессе обсуждения кто-то один не соглашается хоть с какой-то частью обсуждаемой темы, мы говорим «хорошо, это не делаем вообще». Такое тоже иногда бывает.

— Неужели ни одной крупной ссоры за 15 лет?
— Нет, никогда такого не было. С годами наша дружба становится только крепче.

«Gunvor никогда не пользовалась административной поддержкой»

— Вы так давно в нефтяном бизнесе, но обороты Gunvor начали резко расти только с начала 2000-х. В чем секрет?
— Прежде всего необходимо сказать, что в течение последнего десятилетия все ведущие торговые дома продемонстрировали впечатляющий рост бизнеса с ростом оборотов в 1,5-3 раза. К моменту выхода Gunvor на российский рынок и я, и мой партнер уже накопили серьезный опыт работы в нефтяной отрасли. Поэтому в 2000-х гг., когда международный нефтяной бизнес значительно расширился, а на мировых товарных рынках наблюдался настоящий бум, мы смогли выгодно использовать нашу экспертизу в России. Мы пришли и предложили лучшую концепцию, лучшие цены. Мы сотрудничали со всеми — государственными компаниями и частными, крупными и не очень. Так что секрет успеха заключается исключительно в том, что мы всегда предлагаем перспективные решения и никогда не боимся переплатить. И это выгодно всем.

— Легендарный трейдер Марк Рич говорил, что самое главное для нефтеторговца — хорошие отношения с руководством страны, где он работает. Какая доля в успехе Gunvor, на ваш взгляд, приходится на хорошие отношения с российской властью?
— То, что говорил Марк Рич, относится в первую очередь к Марку Ричу. Я не Марк Рич, я никогда с ним не встречался и не разделяю его позиций. В основе эффективного сотрудничества в любой сфере лежат только законы бизнеса. Если ты не предлагаешь конкурентоспособные условия, никто не станет работать с тобой. У Gunvor сильная концепция бизнеса, которая зарекомендовала себя во всем мире. Мы развиваемся глобально и строим свой бизнес, кстати, в основном за пределами России. Мы хорошо знаем конкурентную среду, понимаем, как связать российский и международные рынки, знаем цену российской нефти. У нас открытые и прозрачные схемы сотрудничества с производителями и экспортерами, которые видят, что мы абсолютно честны с ними. Это конкурентный рынок.

— То есть нефтетрейдер не нуждается в особых отношениях с правительством страны, чтобы добиться такого успеха, как ваша компания? Ему достаточно руководствоваться здравыми принципами ведения бизнеса?
— Да, я уверен в этом. Когда речь идет о покупке нефти, то ты имеешь дело с конкретной нефтяной компанией, которая в выборе партнеров руководствуется жесткими бизнес-критериями. И ты будешь с ними работать, только если соответствуешь этим критериям. Это работает только так. Это что касается нефти. Другое дело — реализация крупных инфраструктурных проектов, которая, конечно, невозможна без участия государства. Посмотрите, например, на такой крупный наш проект, как строительство терминала в Усть-Луге, в который инвестировали около $1 млрд. Невозможно реализовать его без взаимодействия с государством. Ведь необходимо организовать железнодорожное сообщение, обеспечить планомерное развитие порта, выстроить систему его электроснабжения и т. д. Проект имеет важнейшее стратегическое значение для России, поэтому очевидно, что все стороны должны активно участвовать в нем. И так реализуются подобные проекты в любой стране: России, Великобритании, Норвегии или Саудовской Аравии.

— Так вы отвечаете тем, кто утверждает, что Gunvor добилась успеха в России, потому что один из его учредителей — Геннадий Тимченко — хороший друг Владимира Путина? Многие отмечают, что взлет Gunvor хронологически совпал с приходом Путина к власти.
— Мне кажется, что мой партнер уже неоднократно комментировал характер этих отношений. Таких отношений, о которых вы говорите, нет. Подобные предположения, как правило, высказываются теми, кто совершенно не представляет, как устроен трейдинговый бизнес. Gunvor никогда не пользовалась никакой административной поддержкой. Проверить это достаточно легко. Спросите у наших клиентов — нефтяных компаний, почему они продают свою нефть Gunvor? И вы услышите в ответ: «Они платят более высокую цену». Иногда мы не платим больше и теряем контракт, потому что кто-то другой платит больше. И мы не были бы столь успешны, если бы не были профессионалами в своем бизнесе. Все наши российские и международные клиенты, среди которых ТНК-ВР, «Роснефть», «Сургутнефтегаз», Shell, BP, Total, ExxonMobil и многие другие продают и покупают нефть только на принципах конкуренции. Другие законы здесь не работают, это свободный рынок.

— Российский нефтяной рынок свободен?
— Российский рынок достаточно либерален с точки зрения торговли. А по сравнению, например, с некоторыми закрытыми рынками стран Ближнего Востока он очень либерален. Рынок открыт для большинства иностранных трейдинговых компаний, что чрезвычайно выгодно для страны.

— Как можно говорить о либеральности рынка, когда Gunvor контролирует почти треть морского нефтяного экспорта из России?
— Вы уверены, что говорите именно о нашей компании? Возможно, когда-то так было, потому что мы проводили агрессивную ценовую политику, покупая нефть у нефтяных компаний. Сегодня наша доля значительно ниже.

— Насколько ниже?
— Не думаю, что статистика здесь имеет серьезное значение, но эти показатели снижаются, и сейчас наша доля составляет менее 20%. Да, в России наш бизнес имеет сильные позиции. Мы организованы лучше, чем многие другие компании, более сфокусированы на России. Поэтому, естественно, мы имеем значимую долю на этом рынке, который, повторюсь, является для нас более приоритетным, чем для многих других игроков.

— Какая же у вас прибыль, если вы почти всегда платите высокую цену?
— Мы эффективно работаем и можем позволить себе платить большую цену. Но маржинальность этого бизнеса традиционно очень мала, и наша прибыль составляет около 1% от выручки.

— А каков оборот Gunvor и какая доля приходится на Россию?
— В прошлом году выручка Gunvor составила $65 млрд, общий объем проданных commodities — 104 млн т, из них на российские товары пришлось менее половины проданного объема. Ожидаемый показатель по обороту за 2011 г. — около $80 млрд с учетом роста средних цен на нефть в этом году.

«…Сегодня Gunvor не продается»
— Вы говорите, что агрессивно завоевывали российский нефтяной рынок. А как складывались отношения с другими крупными нефтеторговцами, такими как Glencore и Vitol, например?
— Мы пришли и показали, что мы можем работать лучше, чем конкуренты. И поскольку платим мы больше, а качество наших услуг выше, то вполне естественно, что они сразу почувствовали наше присутствие.

— Тем не менее о том, как Gunvor отвоевывала российских клиентов у той же Glencore, ходят легенды. Например, рассказывают, что основатель «Русснефти» Михаил Гуцериев в 2007 г. вынужден был уехать из страны в том числе и потому, что отказался сотрудничать с Gunvor, поскольку экспортировал нефть через Glencore и кредитовался у этой компании.
— Это абсолютно не соответствует действительности. Мы никогда и никого не вытесняли силовыми методами.

— Не опасаетесь ли вы, что Glencore и Vitol будут чинить вашей компании преграды в других регионах — Африке или Латинской Америке?
— Первый раз слышу подобную версию. Да, мы расширяем международное присутствие, и они чувствуют это.

— Gunvor приходилось работать с довольно сложными странами — Ираком, некоторыми африканскими государствами. Каковы особенности работы там? Ну, например, другие трейдеры рассказывают, что для того чтобы зайти на рынок, приходилось покупать в подарок лидерам этих стран самолет или яхту.
— Мы так не работаем. Возможно, из-за этого мы где-то теряем бизнес, но мы не разделяем такой подход. Я уже говорил, что у нас есть четкие стандарты ведения бизнеса. И, приходя в Африку или в любой другой регион, мы говорим: «Gunvor хотела бы купить вашу нефть, и мы готовы платить немного больше, чем та компания, которой вы ее сейчас продаете». Вот наш принцип.

— А если в этой стране бизнес-принципы не работают, если вы понимаете, что можете получить более выгодный контракт, только если свяжетесь с лидером страны и подарите ему самолет или что-то подобное?
— Нет, мы никогда так не делаем. Опять же, может случиться так, что мы не сможем заниматься бизнесом в этом регионе. Но мы лучше не будем им заниматься, чем пойдем путем, о котором говорите вы. Он очень опасен.

— Недавно Glencore провела вполне успешное для нее IPO, вы не думаете о выходе на биржу?
— Я думаю об этом, только когда мне задают такой вопрос. В наши планы сегодня это не входит.

— А вы или Gunvor купили акции Glencore в ходе IPO?
— Мой банкир тогда позвонил мне и сказал: «О, вы должны купить акции Glencore!» Но я сказал, что не хочу этого делать.

— Почему?
— Вот и он спросил: «Почему?» И я ответил: «А зачем инвестировать в другую трейдинговую компанию? Мы инвестируем в Gunvor. Это лучшее вложение денег».

— Вы никогда не обсуждали продажу доли в Gunvor, например, «Роснефти» или «Сургутнефтегазу»?
— Нет, сегодня Gunvor не продается.

— А такие предложения поступали? От кого?
— Подобные предложения нам не интересны. Мы располагаем достаточными финансовыми ресурсами для реализации задуманных планов. У нас с партнером равные доли в компании, и мы даем возможность ключевым сотрудникам компании купить немного акций Gunvor. Мы с партнером считаем, что это действительно важно — мотивировать их участием в акционерном капитале компании. Бумаги сотрудников находятся в трастовом фонде. Сейчас там 10% акций, и каждый год этот пакет увеличивается на 1-2%.

— Вы говорили, что у вас невысокая прибыль, тогда за счет чего достаточные финансовые ресурсы?
— Компания развивается благодаря очень высокому уровню ROE (рентабельность капитала, возврат на вложенный капитал). Таким образом, у нас достаточно финансовых ресурсов для реализации наших проектов. Мы инвестируем и получаем результат, которым мы довольны.

— Несколько лет назад 20% Gunvor было у некоего третьего партнера, говорят, это был Петр Колбин, партнер Геннадия Тимченко в трейдере «Сургутэкс».
— Я бы не хотел говорить, был ли он миноритарным акционером в Gunvor или нет. Спросите лучше его об этом. Я только готов подтвердить, что на протяжении небольшого периода времени у нас действительно был инвестор, но это в прошлом. Он больше не участвует в развитии бизнеса компании.

«У Gunvor своя бизнес-модель, которая приносит результат»
— СП Gunvor и фонда Геннадия Тимченко готовится получить контроль в якутской угольной компании «Колмар». Говорят, вы заинтересовались углем, потому что вам не давал покоя пример лидера на этом рынке — Glencorе.
— Glencorе — мировой лидер в торговле углем, они добились потрясающих успехов, это правда. Интерес же Gunvor к этому сектору объясняется очень просто: мы считаем, что в ближайшие 20 лет спрос на уголь будет расти быстрее, чем на нефть. Главным образом на Дальнем Востоке. Удивительно, но ведь около 20 лет назад уголь вообще чуть ли не списали со счетов в качестве энергетического ресурса.

— Сейчас уголь в обороте Gunvor — не больше 3%, а через 2-3 года вы планируете увеличить эту долю до 10-15%. Но кроме «Колмара» у вас есть миноритарные доли в двух небольших проектах в Южной Африке. Не интересны ли другие активы в России? «Распадская» или «СДС-уголь», например?
— Уголь — специфическая категория сырьевого товара. Трейдер должен иметь портфель собственных угольных активов, иначе вы ничего не добьетесь. В настоящее время мы действительно завершаем ряд сделок в угольные активы на различных рынках. Что касается российского угольного рынка — мы внимательно его изучали и сделали свой выбор в пользу «Колмара». Интереса к другим российским активам у нас пока нет, и вряд ли в ближайшей перспективе мы вернемся к обсуждению каких-то новых возможностей. Сделка с «Колмаром» полностью соответствует стратегии Gunvor, ориентированной на формирование качественного портфеля угольных активов в интересах развития этого сегмента бизнеса. Да, «Колмар» — сложный проект, который будет реализовываться фактически с нуля и, скорее всего, потребует серьезного внимания и существенных капитальных вложений. Но у него огромный потенциал. У Gunvor есть соответствующая глубокая экспертиза, и мы рассчитываем сделать из «Колмара» успешную компанию.

— Есть несколько крупных активов, которые принадлежат Геннадию Тимченко, например акции «Новатэка» и контроль в железнодорожном операторе «Трансойл». Есть ли там доля Gunvor? Какие вообще есть активы у вашей компании?
— Любые вопросы, которые касаются бизнеса моих партнеров, лучше задавать им самим. Могу подтвердить, что Gunvor не владеет долями в «Новатэке» или «Трансойле». Мы пользуемся услугами «Трансойла», но это самостоятельная компания. Основные активы Gunvor — инфраструктурные. Наш крупнейший актив — нефтеналивной терминал в Усть-Луге. Это огромный и сложный проект, но в будущем он может стать крупнейшим в своем классе нефтяным терминалом в мире. У нас также есть 50%-ная доля в компании, которая строит менее крупный мазутный терминал в Новороссийском порту. Мы также смотрим еще на несколько терминалов в России. Кроме того, мы управляем, владеем или арендуем терминалы по всему миру — в Европе, Латинской Америке, на Дальнем Востоке. Например, Gunvor арендует терминал в Амстердаме. Совместно с правительством Панамы мы владеем терминалом в этом регионе Южной Америки. Мы рассматриваем портовые активы на Ближнем Востоке и Дальнем Востоке. Сразу оговорюсь, что на Дальнем Востоке — не в России. У нас также есть активы в добывающей отрасли — наше СП с шведской компанией Lundin Petrolium разрабатывает нефтяное месторождение в российском секторе Каспийского моря (Лаганский блок, с 2010 г. у Gunvor там 30%. — «Ведомости»).

— Не самый удачный проект — в 2008-2009 гг. там пробурили две сухие скважины, а в том году стало известно, что Lundin готова продать свои 70%…
— Я не соглашусь, что проект неудачный. На участке были обнаружены значительные запасы нефти (в 2007 г. на первой разведочной скважине был приток нефти. — «Ведомости»), поэтому есть все основания полагать, что проект будет успешным. В целом мы чувствуем интерес к нему со стороны других компаний, и мы рассматриваем различные возможности. При этом мы не ограничены какими-либо временными рамками. В текущих экономических условиях, я считаю, время играет на нашей стороне.

— В 2007 г. «Газпром» собирался зайти в этот каспийский проект и даже подписал с Lundin колл-опцион на 50% плюс 1 акция. С ним есть переговоры?
— Все это было до нашего прихода в проект — мы занялись им вплотную два года назад. Мы не ведем переговоров с «Газпромом».

— Есть ли у Gunvor акции «Роснефти», «Сургутнефтегаза» или «Газпрома»?
— У Gunvor есть небольшие вложения в основные голубые фишки. Мы занимаемся этим два-три года. Состав портфеля постоянно меняется исходя из ситуации на рынках.

— И каков размер «небольшого» портфеля?
— Около $50 млн, иногда чуть больше, иногда чуть меньше. На бумаги российских компаний приходится чуть меньше половины. Может быть, треть. Но инвестиции носят краткосрочный характер, и пропорции все время меняются в зависимости от ситуации на рынках.

— А Gunvor не планирует покупать крупные пакеты в нефтяных компаниях, как Glencore, купившая акции «дочек» «Русснефти»?
— Я бы не хотел комментировать инвестиции Glencore. У Gunvor своя бизнес-модель, которая приносит результат: мы делаем ставку на торговлю сырьем. И мы сделали серьезные инвестиции по всем направлениям нашего основного бизнеса. При этом история показывает, что большинство трейдинговых компаний, которые бросаются в нефтедобычу, терпят неудачу. Потому что это совершенно другой бизнес, другая ментальность. Возможно, в будущем появятся интересные возможности в Северной и Западной Африке, Южной Америке. Так что мы следим за развитием ситуации. Но пока мы не спешим в этом направлении, опять же исходя из того, что это совершенно другой бизнес.

— То есть трейдеру лучше оставаться независимым от нефтяной компании, с которой он работает?
— Возьмем в качестве примера ВР, в которой я работал. Компания совершала огромный объем различных операций в глобальных масштабах. Мне кажется, что управлять всеми процессами очень сложно. Поэтому я думаю, что торговый дом, занимающийся торговлей сырьевыми товарами, должен оставаться прежде всего торговым домом. И он должен быть независимым. В противном случае есть риск, что вы покупаете у своей добывающей материнской компании слишком дешево и продаете свой товар на ее НПЗ слишком дорого.

— Интересны ли Gunvor газовые активы?
— Gunvor является трейдинговой компанией и торгует энергоресурсами. Поэтому естественно, что мы занимаемся и торговлей газом. Мы арендуем небольшие газовые хранилища и транспортируем газ, который поступает из южных регионов, в континентальную Европу. В Турции мы создали СП с компанией Akfel (Akfel Gunvor Enerji, создано в 2011 г. для торговли энергоресурсами в Турции. — «Ведомости»). Но мы пока не планируем больших вложений в газовые активы. У нас нет газовых активов или торговых операций с газом в России, и маловероятно, что они появятся.

— Какие газовые рынки кажутся вам привлекательными? После того как с рынка Венгрии ушел трейдер Emfesz, многие заговорили, что его клиенты могут достаться совладельцам Gunvor.
— Возможно, вы лучше проинформированы по этому вопросу, чем я. На самом деле у нас нет бизнеса в Венгрии.

— Каких активов у Gunvor больше — российских или зарубежных, по стоимости?
— Россия занимает важное место в глобальной стратегии Gunvor, и пока доля российских активов выше, чем зарубежных. Заглядывая в будущее, могу сказать, что мы продолжим активно инвестировать в Россию, равно как и в другие регионы. В будущем, я думаю, что мы приблизимся к пропорции в 50:50.

— Какова стратегия Gunvor на ближайшие 10 лет?
— Gunvor начала путь превращения в глобальную компанию пять лет назад. Ты можешь быть либо нишевым игроком, либо глобальной компанией, но невозможно быть чем-то средним. Нишевые компании имеют тенденцию либо исчезать, либо превращаться в глобальные. Мы приняли решение стать глобальным игроком, и этот процесс идет очень успешно.

У нас есть отличные проекты в Африке, на Дальнем Востоке. Наш сингапурский офис стремительно развивается — около 30% всех торговых операций совершается на азиатских рынках. В прошлом году нашим самым быстрорастущим рынком была Южная Америка — от Аргентины до Венесуэлы. Мы также движемся в Центральную Азию. Сейчас Gunvor является крупнейшим в мире грузоотправителем мазута из Европы в Сингапур. И конечно, мы всегда думаем о нашей репутации. Клиенты приходят в Gunvor и получают нефть без каких-либо проблем и задержек, нужного качества. Мы платим точно в срок. Именно за это нас ценят клиенты.

— Вы когда-нибудь обсуждали с партнером возможность слияния его личных активов и Gunvor — для роста стоимости вашей общей компании?
— Вопрос о консолидации активов не обсуждается. У Gunvor свое собственное направление деятельности.

«Мы знаем, как сократить разрыв, и активно их догоняем…»
— А как насчет ваших будущих сегментов бизнеса? Основным продуктом останется нефть?
— Да, энергоресурсы, и прежде всего нефть, будут по-прежнему доминировать в портфеле Gunvor. В то же время мы активно выходим на новые направления и начинаем торговать другими товарами, например, зерном, сахаром, этанолом, биотопливом. Ведь когда ты занимаешься биотопливом, естественно, ты начинаешь заниматься и аграрным сектором. Все взаимосвязано. Отмечу, что со многими сырьевыми товарами у нас работают лучшие трейдеры в мире.

— Стратегия кого из конкурентов вам импонирует больше всего — Glencore, Vitol?
— Я думаю, у каждой есть свои сильные стороны. Конечно, мы следим за основными конкурентами и анализируем их подходы. Это естественно для любой отрасли. Если вы, например, производите автомобили — вы видите, что Mercedes внимательно следит за тем, что делает BMW. Вы анализируете все, взвешиваете все нюансы вместе и в конце концов делаете то, что лучше для вас. Попытки кому-то подражать всегда сопряжены с опасностью. Мы никогда не будем этого делать, у нас своя стратегия. В чем-то наша стратегия может совпадать с другими компаниями. Но это в большей степени случайность, чем подражание.

— В 2009 г. Gunvor была третьей по выручке среди международных трейдеров, в прошлом году — только четвертой. Есть ли цель — стать к такому-то году лидером?
— У нас нет какой-то специально поставленной задачи стать больше конкурентов или не стать. Если вы посмотрите на Glencore или Vitol — они на рынке более 30 лет. Нам же чуть более 10. Но мы знаем, как сократить разрыв, и активно их догоняем.

— Многие эксперты считают, что крупные торговые компании, такие как Gunvor, Glencore или Vitol, могут влиять на цены на нефть…
— Это невозможно. Никакая отдельно взятая компания не может влиять на цену. Вы можете попробовать влиять на нее в какой-то момент времени, но и это будет невозможно. В мире производится и потребляется около 90 млн баррелей каждый день. А общий объем торгов — в разы больше. И каждый из нас является лишь маленькой частью всего этого.

— А все вместе?
— Нет, это невозможно.

— Каким вы видите будущее нефтяного рынка в России и в мире? Как будет меняться цена на нефть, сколько будет игроков?
— Недавнее соглашение между Exxon и «Роснефтью» показало, какие значительные средства требуются для разведки природных ресурсов (компании готовятся создать СП для разработки Каспия и шельфа Арктики. — «Ведомости»). В Арктике предполагаются самые большие неразведанные запасы на Земле. Но цена входного билета туда огромна. Ни одна компания не сможет в одиночку ничего сделать. Для реализации подобных проектов необходимо партнерство серьезных игроков, обладающих соответствующими финансовыми ресурсами и техническими ноу-хау. Конечно, есть небольшие нишевые месторождения в Западной Африке или в Южной Америке, Азии и других регионах, но будущее, по моему мнению, за крупными проектами. Аналогичная ситуация и с торговыми домами, они будут становиться крупнее. Glencore, Vitol, Gunvor сильно выросли за последние 10 лет в период сырьевого бума. А некоторые игроки вообще ушли с рынка. Наблюдается та же тенденция, что и в нефтяной отрасли: нужен капитал. Цены на нефть выше, а значит, для работы нужно больше денег. Сегодня мы используем кредитное финансирование в объемах $16-18 млрд, предоставленное 50 крупнейшими банками мира. Работать с меньшим капиталом трудно.

— Через 10 лет нефть будет пользоваться спросом, как и сейчас?
— Очевидно, что в развитых экономиках сейчас наблюдается снижение спроса на нефть, они уже достигли пика. Но в развивающихся регионах, таких как Азия, Африка, Южная Америка, спрос будет расти. При этом найти нефть будет все труднее и труднее. В стратегической перспективе мы ожидаем роста цен на нефть, однако в ближайший период мы сможем увидеть снижение стоимости нефти вследствие текущего состояния мировой экономики.

«Я люблю по-настоящему трудные проекты»
— Вы серьезно увлекаетесь парусным спортом. Чем именно он вас привлекает?
— Парусный спорт стал частью моей жизни с детства. Позже я стал увлекаться гонками. Я отношу себя к категории людей, которые любят принимать различные вызовы и конкурировать. Если ты не конкурируешь и не готов к этому, ты ничего не достигнешь. Я люблю по-настоящему трудные проекты.

— Вы, наверное, знаете много трюков в парусном спорте, как обогнать соперника, как выиграть гонку. Используете ли вы эти трюки в бизнесе?
— Вы знаете, спорт есть спорт. Когда речь заходит о парусном спорте, вы понимаете, что для достижения результата нужна слаженная и грамотно управляемая работа всех элементов. Это как в «Формуле-1» — вам нужен сильный пилот, хорошая машина, сильная сервисная команда. Аналогичная ситуация и в парусном спорте — судно, поддержка и собственно сам яхтинг. То же самое в бизнесе — должны работать сразу много вещей, ничего нельзя пускать на самотек, нужно много работать с деталями.

— Можно сказать, что хороший бизнес похож на спорт?
— Основная задача в спорте — прийти и победить соперников по гонке. Бизнес — это та же гонка, в любой момент вас может обогнать кто-то другой. По итогам вы анализируете ситуацию и понимаете, что не будете повторять аналогичных ошибок в будущем, а попробуете сделать иначе В спорте так же. Очевидно, что проигрывать неприятно. Но как ты проигрываешь — это также очень важно. Кто-то сказал: не важно, сколько раз ты упал, потому что ты будешь падать, важно — сколько раз ты поднимешься. Вот так же и я. Я всегда думаю о том, как сделать в следующий раз лучше, и не останавливаюсь в одной точке.

— Вы счастливый человек?
— Я не думаю, что счастье может быть статичным состоянием жизни. Ты не можешь быть все время счастливым — это невозможно. Счастье — это просто момент в жизни. Сначала ты серьезно работаешь для этого, а потом достигаешь момента счастья. Например, мы видим людей, у которых, как кажется, есть все — они родились богатыми, им не надо ничего делать. Они счастливы? Очень редко. Ведь сама жизнь — это путешествие, в котором вы сами делаете свой выбор: иногда — в верном направлении, иногда — в неверном направлении, но вы сами делаете свой выбор и идете вперед. Прошлое уже нельзя изменить. На нем можно учиться. Но все время оглядываться назад — неправильно.
http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/268828/my_investiruem_v_gunvor_eto_luchshee_vlozhenie_deneg_torborn

Торбьорн Торнквист
Родился в Стокгольме в 1953 г.
Окончил Стокгольмский университет по специальности «экономист».
Работал в BP (Швеция), Scandinavian Trading Co (Лондон), Intermaritime Group (Женева)

Карта нефтяной и газовой промышленности СССР, 1975


Читать далее

minerals.usgs.gov: Platinum-Group Metals Production by Country, 2009


http://www.indexmundi.com/minerals/?product=platinum&graph=production

Как поделены нефтяные месторождения Ненецкого АО


http://marker.ru/news/1994

14.03.2011
Крупнейшие компании «Башнефть» и «Лукойл» начнут совместную разработку нефтяных месторождений имени Требса и Титова в Ненецком автономном округе.
Отметим, что в феврале «Башнефть» получила от Роснедр лицензию на освоение месторождений имени Требса и Титова на 25 лет. Суммарные извлекаемые запасы лицензионного участка составляют 140,1 млн т. Месторождения расположены в 163 км от Харьяги, где проходит магистральный нефтепровод.
За нефтяные месторождения компания предложила в качестве разового платежа 18,476 млрд руб. при минимально установленной Роснедрами цене в 18,171 млрд руб.
По данным агентства, оценив размер необходимых инвестиций в проект, «Башнефть» заявила, что эти затраты могут сократиться при условии привлечения партнера. В данном случае привлекательна компания «Лукойл», которая уже имеет в регионе транспортную инфраструктуру, оцениваемую самой компанией в 2 млрд долл.
http://www.rbcdaily.ru/2011/03/14/tek/562949979859355

Леонид Федун на дискуссии о роли ТЭК в экономике России, форум «Эксперт-400», 5 октября 2011

Тема нашей беседы — место ТЭК в будущей экономике России. Я уже говорил, что обсуждать это, все равно, что обсуждать место коровы на молочной ферме.

Хотим мы этого или не хотим признавать, но сегодня ТЭК является сердцевиной, базисом экономической мощи России. И я рассчитываю, что при моей жизни, может быть, и при жизни моих детей он будет оставаться таковым. Господь дал России не очень хороший климат, достаточно сложное географическое расположение, но в качестве компенсации этому дал значительные ресурсы. В первую очередь — ресурсы углеводородов.

Существует теория о том, что есть так называемая верхняя точка возможности производства нефти. Свою первую работу про нефть я написал в 1979 году, которая была посвящена итогам известного кризиса. Тогда говорили, что извлекаемых ресурсов нефти осталось на 20-30 лет.

Одна из тем, которую тогда обсуждали эксперты, это была научно техническая революция. НТР сегодня, по большому счету, происходит в нескольких областях. Наиболее видимая, с которой мы сегодня каждый день сталкиваемся — это НТР в системе телекоммуникаций. Сравните те телефоны, которые были 30 лет назад и теперь. Вторая сфера, которая достаточно закрыта и не рекламирует себя — это производство нефти и газа.

Мы сегодня в Африке бурим на глубине почти 3 км. Понятно, что ни один человек, ни один организм существовать в этой среде не может. Все бурение производится с помощью роботов.

Необходимо понимать, что сегодня нет дефицита ресурсов. И та стратегия, которая была выработана на пике нефтяного и газового национализма, сегодня оказалась в какой-то степени несостоятельной.

Первое: выяснилось, что три четверти мирового океана сегодня доступны для разработки и поиска нефти, а эта территория в три раза больше размеров суши включая Антарктиду.

И второе: это тема так называемых unconventional resourses. Это не только сланец, это так называемые tight-газ, tight-нефть, то есть нефть из тех пород, которые изначально считались непроницаемыми. Для непрофессионалов могу сказать: нефть залегает не в жидком состоянии в резервуаре, а находится как бы в пемзе или в губке, в насыщенной породе, которая расположена на очень больших глубинах от 2 до 5 километров. И уровень извлекаемости нефти зависит от наличия пористости и от возможности эту нефть абсорбировать из пластов. И только одна треть из месторождений, которые открывались, были пригодны для извлечения нефти. А громадные ресурсы, типа сланца и насыщенных нефтяных песков с низкой проницаемостью, глинистые породы всегда считались невозможными для освоения. Но произошла революция, очень тихая и незаметная.

И мы её не заметили. Начиная с 2004-2005 года около 300 мелких американских фирм, которые представляли собой только письменный стол, двух-трех человек, нанятого инженера и привлеченную сервисную компанию, стали делить Америку на участки и приступили к поиску возможностей добычи нефти там, где наши геологи считали практически невозможным это делать.

Когда я несколько лет назад говорил нашим геологам о том, что идет «сланцевый бум», они хмыкали и говорили – «ты дилетант, ты финансист, ты ничего не понимаешь, это невозможно извлечь. Представь себе бордюрный камень. Как из него извлечь нефть? Там ничего нет».

Но, оказывается, это можно сделать с помощью многоступенчатых гидроразрывов. Делается по 20, 30 или 40 гидроразрывов, которые рвут материнскую породу, создают искусственные трещины, искусственные капилляры, по которым нефть и газ могут сочиться. Таким образом выяснилось, что сегодня по запасам газа США занимают первое место в мире. На прошлой неделе небольшая английская венчурная компания объявила о том, что провела бурение пробных скважин в Центрально-Восточной Англии и выяснила, что на их участке запасы составляют 5 трлн. фут³ газа. Очень успешно прошло бурение на газ в Польше. Очень большие запасы газа есть в Китае. Китай активно скупает технологии.

Для России это очень большой вызов. Россия пока наслаждается тем, что добывает газ по очень низкой себестоимости. Например, по нашим месторождениям в Тазовской губе, себестоимость извлечения газа, если перевести его на баррели условного топлива, составляет 90 центов за баррель. Это в 20 раз меньше, чем в Америке. Но на сколько такого газа хватит? И если к этому добавить стоимость транспортировки до Европы, то эти преимущества становятся не столь явными.

Поэтому России нужно защищать свои рынки сбыта и в первую очередь газовые.

Всем известен процесс Фишера-Тропша — превращение газа в моторное топливо. Он изобретен достаточно давно, но, по моим сведениям, сегодня многочисленные научные лаборатории и венчурные компании работают над тем, чтобы усовершенствовать этот процесс. Если это произойдет, то появится возможность действительно экономически выгодной конверсии газа в моторное топливо: в экологический дизель, в экологический бензин, и это может оказать достаточно сильное давление на ценообразование на нефть. Поскольку наряду со «спотовым» глобальным рынком нефти возникнет реальный рынок моторных топлив и новые заводы будут производить абсолютно экологически чистое моторное топлива, которое будет делаться целиком из газа с нулевым содержанием серы, бензола, ароматики и так далее. Это очень большой вызов, который предстоит проанализировать.

Если говорить о ЛУКОЙЛе, то мы очень внимательно занимаемся этой проблемой. В 2011 году мы добудем около 450 тыс. тон нефти из Баженовской свиты. Эти гигантские запасы оцениваются нами оценивается примерно в 50 млрд. тонн всех геологических ресурсов. Эти запасы расположены в обустроенных районах. Может повториться ситуация, которая была в Техасе. Эффект Техаса заключался в том, что успешное применение американской технологии происходило в уже разбуренном регионе, где были все коммуникации, где было сосредоточено большое число буровых бригад, построены трубопроводы, системы подготовки, сбыта и так далее.

Примерно такой же бум в ближайшие 20 лет у нас сможет произойти и в Западной Сибири, но для этого нужны технологии.

Я приведу только один пример. Формация Баккен на границе США и Канады начала разрабатываться, если я не ошибаюсь, еще в 1889 году. Это были традиционные месторождения. Они были небольшими, тяжелыми, нефть там быстро кончилась. Но за последние 10 лет туда пришли некрупные венчурные компании и стали использовать те принципы разработки, которые они отработали на производстве газа. Одной из компаний было пробурено 1600 скважин и только после этого была подобрана технология под это месторождение, под эти пласты, под эти трещиноватости. И сейчас средние дебиты на Баккене составляют более 1500 баррелей в сутки. Да, такая скважина фонтанирует 9-10 месяцев, но этого достаточно, чтобы она окупила все затраты и принесла достаточно хорошую прибыль. Это десятки миллиардов долларов венчурного капитала, которые необходимо было потратить без всякой надежды вернуть их обратно.

Скорее всего, так же придется делать и в России. Будет это делаться с господдержкой или это будут какие-то специальные льготы, о которых пока еще никто не думал, но это произойдет. У меня нет никаких сомнений в том, что Россия останется крупнейшим производителем нефти и сможет закрепить за собой место успешного производителя газа. Хотя той суперприбыли, которая была, уже не будет.

К сожалению, большую часть технологий и оборудования мы сегодня покупаем на мировом рынке. Но хочу сказать, что ни одна компания, ни Halliburton, ни Schlumberger, ни другие не умеют бурить такие месторождения самостоятельно. Все зависит от инженеров, которые понимают где и как надо бурить, где находятся эти трещины, из которых нефть можно извлечь, какой должен быть режим, какая должна быть глубина, сколько должно быть гидроразрывов, какие реагенты должны применяться.

Когда в прошлом году компания ExxonMobil купила одного из ведущих игроков по добыче сланцевой нефти и сланцевого газа, она сделала гигантские «золотые капканы» для всех инженеров: одним из условий этой 40-миллиардной сделки было то, чтобы ни один из инженеров не ушел и остался работать в ExxonMobil, поскольку они — главная ценность. Главная ценность — это инженерные мозги, это опыт, который необходимо накапливать.

Мы также проводим различные эксперименты. Например, мы проводим термический разогрев сланцевого пласта. Мы подожгли один из пластов, ожидая, что нагнетание температуры позволит керогену выделять нефть и газ, которые можно извлекать. Сейчас подводим итоги этого эксперимента, хотя нет никаких регламентов, которые бы это разрешали или наоборот запрещали, но нам необходим опыт! И без опыта никто с этим не справится, поскольку каждый пласт, каждое месторождение уникально и требует своих уникальных подходов и общих технологий. А технология известна, это — многоступенчатый гидроразрыв.
http://press.lukoil.ru/post/2011/10/07/LEONID-FEDUN-O-ROLI-TEK-V-EKONOMIKE-ROSSII.aspx

Задача любого нефтяника исполнить песню о том, что нас душат налогами. Я был одним из участников группы, которая в начале «нулевых» годов занималась формированием существующей налоговой системы. Тогда главная идея заключалась в том, чтобы компании не разорились. Цена нефти была 7, 8, 9 долларов за баррель и это казалось катастрофой. Поэтому тогда предложили систему, при которой до 15 долларов за баррель вообще нет никаких налогов. А о том, что будет при цене выше 30 долларов, тогда даже не думали. И эта система действует больше 10 лет. А сегодня до 65% всей выручки забирается государством.

Но эта система была хороша для развития того ТЭКа, который вышел из недр СССР, для обустроенных месторождений Западной Сибири, для заводов, которые были предназначены в основном для производства топлива для танков.

Большая часть месторождений, которые надо было запускать, особенно в необустроенных районах, автоматически становились нерентабельными. Государство начинало забирать выручку с момента запуска месторождения. Между тем во всем мире существовала другая система: доля государства начинает расти по мере выхода на окупаемость. Поэтому государство перешло на ручной режим управления. Возникли проблемы в Восточной Сибири — пошлина снижается. Возникли проблемы с разработкой Каспия — пошлина снижается. Возникли проблемы с тяжелой нефтью – пошлина тоже может быть снижена.

С одной стороны это хорошо, так как государство очень гибко реагирует на все просьбы. Но это все равно ручной режим. Вот простой пример. С 1 октября введена новая ставка налога 60-66-90. Это снижение экспортной пошлины повышает эффективность нефтедобычи, которая, начиная с 2015 года, в России будет падать. Это ни для кого не секрет. Одновременно устанавливаются барьеры перед тяжелыми нефтепродуктами, это вакуумный газойль и мазут. И это правильно, поскольку мазут и вакуумный газойль это полусырье которое мы в гигантских объемах экспортируем.

К чему это приведет: мы ожидаем закрытия 12-ти нефтеперерабатывающих заводов, у которых небольшая глубина переработки и выход светлых нефтепродуктов ниже 50%, в том числе и у нашего Ухтинского завода. Кто-нибудь об этом подумал? А что такое 12 заводов? Это переработка 33 млн. тонн в год. Это налоги, которые формируются вокруг этих заводов, рабочие места и так далее. Поэтому, скорее всего, когда станет вопрос о закрытии заводов, государство скажет «нет, мы будем вас спасать и дадим вам некоторые преференции».

Мы приняли очень амбициозную программу ускоренного развития переработки для того, чтобы довести глубину переработки до 92-94%. Но у меня нет никакой уверенности в том, что, когда мы все сделаем, а другие — нет, то нам не скажут — «молодцы что успели, а другим мы дадим еще времени».

Вот это, пожалуй, самая главная проблема для развития бизнес климата в ТЭК. Должны быть стабильные правила игры. Я ожидаю, что после завершения выборов наши коллеги из медиабизнеса смогут донести до общественного мнения простую мысль: нефтяникам нужны стабильные правила игры, чтобы мы понимали, во что вкладывать деньги и в каких объемах. Или наоборот, выплачивать дивиденды и ни о чем больше не думать.
http://press.lukoil.ru/post/2011/10/11/NEFTYaNKE-NUZhNI-STABILNIE-PRAVILA-IGRI.aspx

Usgs Assessment: Undiscovered Petroleum Resources of the Barents Sea Shelf, 2009


http://pubs.usgs.gov/fs/2009/3037/
http://pubs.usgs.gov/fs/2009/3037/pdf/FS09-3037.pdf

Нефтяная геология Шри-Ланки

Petroleum Systems of the Deepwater Mannar Basin, Offshore Sri Lanka
Peter Baillie, P. M. Barber, Ian Deighton, Paul A. Gilleran, W. A. Jinadasa, R. D. Shaw
Indonesian Petroleum Association
Volume , Pages 533 — 545 (2004)

Petroleum Resources Development Secretariat (PRDS) — Sri Lanka

Карты НГБ

http://pubs.usgs.gov/of/1997/ofr-97-470/OF97-470C/index.html
http://pubs.usgs.gov/of/1997/ofr-97-470/OF97-470C/region8.pdf

Sri Lanka Will Seek Bids for Oil Exploration Licenses, April 5, 2007
Cauvery Basin


http://www.sangam.org/2007/03/Oil_Exploration.php?uid=2320

http://printfu.org/mannar+basin?page=1
Potential Shale Gas Basins of India Possibilities & Evaluations

Potential Shale Gas Basins: Cambay, Assam-Arakan, Gondwana, Vindhyan, Rajasthan, Bengal, Krishna-Godavari, Cauvery

Cauvery Basin

Prospectivity of Cauvery Basin in Deep Syn-rift Sequences, SE India

— — — — — — — — — — —

27 May 2011
Cairn India to drill first offshore well in the Mannar Basin in August
http://www.energy-pedia.com/article.aspx?articleid=145604

27 March 2011
Drilling for oil in Mannar Basin begins in July

http://www.sundayobserver.lk/2011/03/27/new21.asp

18 Feb 2011
Sri Lanka ready to nominate OVL for oil and gas blocks — update
http://www.energy-pedia.com/article.aspx?articleid=144204

24 January 2011
Sri Lanka Oil Exploration in Mannar Basin on Schedule. Tenders for more Blocks by End January

http://investsrilanka.blogspot.com/2011/01/sri-lanka-oil-exploration-in-mannar.html

— — — — — — — — — — —
http://www.prds-srilanka.com

Exploration History
Petroleum exploration in Sri Lanka began approximately 40 years ago in late 1960s. In 1967-68 Compaigne General de Geophysicque collected approximately 420 km of onshore and 75 km of offshore seismic data on behalf of the Ceylon Petroleum Corporation (CPC or Ceypetco). The Soviets, with their increased interest in South Asia in the 1970s, recorded 4837 km of marine seismic data in 1972 to 1975 along with some onshore data to evaluate the Palk Bay area in the Cauvery Basin under an agreement with the Sri Lankan government. In 1974 Soviets spudded Pesalai 1 on the Mannar Island and drilled to a TD of 2594 m to pre-Cambrian gneiss basement. The well encountered a water-bearing basal Lower Cretaceous sandstone with a small amount of dissolved gas with heavy ends to pentane. Encouraged by the gas show in Pesalai 1, Soviets drilled two more wells nearby, Pesalai 2 and Pesalai 3, but both failed to encounter significant reservoir rocks or a trap. This led to withdrawal of the Soviets from the area.

In 1975 CPC engaged Pexamin Pacific as a consultant to promote exploration in the Sri Lankan portion of the Cauvery Basin. In 1976 Western Geophysical recorded 1947 km of 2D seismic data around the island. Western Geophysical also collected 2829 km of seismic data in Palk Strait and the Gulf of Mannar in 1976. Subsequently, Pexamin Pacific signed a contract with CPC for an offshore exploration block.

Marathon Petroleum farmed into Pexamin’s interest in 1976 and drilled two exploratory wells, Palk Bay-1 and Delft-1 in the Cauvery Basin, both targeting horst block plays. Both failed to encounter any hydrocarbons and in 1977, the Marathon -Pexamin group relinquished its interests.

In 1981, Cities Services acquired interests in the Cauvery and the Mannar basins and collected a total of 1556 km of seismic, 1289 km in the Gulf of Mannar and 267 km in Palk Bay. The same year Cities Services drilled Pearl-1, located on the northeast shelf of the Gulf of Mannar. This well was drilled to total depth of 3050 m with no oil and gas shows. The well bottomed in a volcanic sill and is the only well on the Sri Lankan portion of the Mannar Basin to date. On the positive side, the well penetrated an 850 m thick Late Cretaceous basal sandstone unit thereby establishing the presence of significant reservoir rocks in the Mannar Basin.

About the same time ONGC made the PH-9 discovery approximately 30 km north of the India-Sri Lanka maritime boundary in the Cauvery Basin. Encouraged by this discovery Cities Services drilled Pedro 1, the most northerly exploration well in the Sri Lankan waters. The well was drilled to a total depth of 1437 m and failed to encounter any hydrocarbons.

In 1984 under a tripartite agreement between Phoenix Canada Oil Company, Petro-Canada and CPC, Petro-Canada acquired 980 km of 2D seismic data in the Mannar Basin. This is the first comprehensive seismic program in the Mannar Basin. However, no further work was done and by 1984 petroleum exploration work offshore Sri Lanka came to a halt and remained dormant till 2001.


In 2001 under a contract from the Asian Development Bank to evaluate the petroleum potential of Sri Lanka as well as its petroleum administrative and fiscal regime of the University of New South Wales (Newsouth Global Pty Ltd) provided an interpretation report and draft petroleum legislation and a Petroleum Resources Agreement. The latter was coined after the Indian Production sharing Contract (PSC) at that time. Encouraged by the report of the Newsouth Global, TGS NOPEC, a Norwegian seismic contractor with a regional office in Perth, Australia, approached CPC to undertake a speculative seismic program in the Mannar Basin. In 2001 CPC and TGS NOPEC signed an agreement to collect 1100 km of 2D seismic data in the Mannar Basin. The data was acquired in June-July 2001 and a detailed interpretation report was produced by Newsouth Global in 2002 (Newsouth Global 2002) under contract to TGS NOPEC. The report highlighted the petroleum potential of the Mannar Basin and encouraged TGS NOPEC to collected additional 4600 km of seismic in the basin 2005. These two TGS NOPEC data acquisitions provide a modern, high quality 2D seismic data set in the Mannar Basin for exploration companies interested in the area.

From 2002 to 2006 the Government of Sri Lanka and TGS NOPEC made attempts to attract exploration companies to Sri Lankan through road shows at various venues. These efforts were unsuccessful. In 2007 under a Cabinet Decision the government of Sri Lanka bought the Mannar Basin 2D data from TGS NOPEC thereby canceling the exclusive rights that TGS NOPEC had to collect seismic data in the territorial waters of Sri Lanka. Based on this data the Mannar Basin was divided into eight exploration blocks ranging from 3340 to 6640 sq. km. The Government of Sri Lanka offered the very northern block to the Government of India and the very southern block to the Government of China under previous pledges made by governments. Out of the six remaining blocks the Cabinet of Ministers decided to offer three for petroleum exploration under an international licensing round.

In 2007 September the Petroleum Resources Development Secretariat under the Ministry of Petroleum and Petroleum Resources Development launched the Mannar Basin Licensing Round for three exploration blocks in the Mannar Basin. An extensive marketing campaign was carried out globally with road shows and data rooms in London, Houston and Kuala Lumpur. These efforts were successful in the sense that bids were received for all three blocks with three bids for Block SL2007-01-001, two bids for Block SL2007-01-002 and one bid for Block SL2007-01-003). The Cabinet of Ministers decided that the number of bids received for blocks 002 and 003 are not enough and thus directed the Ministry to evaluate only the bids received for block 001.

The bidders for Block 001 in the Mannar Basin licensing Round consisted of Cairn India Limited, Niko Resources (Cyprus) Limited and Oil and Natural Gas Company of India (ONGC). The bids were evaluated by a technical evaluation committee (TEC) and a Cabinet appointed negotiation committee (CANC) who selected Cairn India Limited as the winning bidder on the basis of the work commitments and fiscal provisions in the bids. On July 07, 2008 the Government of Sri Lanka, through the Minister of Petroleum and Petroleum Resources Development signed a Petroleum Resources Agreement with Cairn Lanka (Private) Limited marking the beginning of petroleum exploration of Sri Lanka after a hiatus of 25 years.

Petroleum Potential Offshore Sri Lanka
Even though no oil and gas accumulations have been discovered in the Mannar Basin or in the part of the Cauvery Basin that lies within the jurisdiction of Sri Lanka, discoveries on the Indian side of the Cauvery Basin give clues to the potential for viable petroleum systems offshore Sri Lanka. Exploration efforts in the Cauvery Basin within Indian jurisdiction have resulted in twenty six small and medium sized oil and gas fields with a total resource of approximately 700 million barrels of oil equivalent (Babu and Lakshmi 2004). The closest discovery to Sri Lanka is the PH-9-1 well some 80 km to the north of the island. The well has flowed 1488 barrels per day of 56 API oil from a Cretaceous sandstone on drill stem testing.

The most recent discovery was when in July 2007 Reliance Industries Limited announced the first deep water discovery in the region from an exploration block on the Indian side of the Cauvery Basin, ‘Dhirubhai — 35’. The well was drilled in a water depth of 1,185 meters and encountered a clastic reservoir with a gross hydrocarbon column of around 150 m of Cretaceous section. The presence of oil and gas with condensate was confirmed by several tests. During drill stem tests (DST) the well has produced 31 million standard cubic feet of gas with 1,200 barrels of condensate per day from the main zone. Another zone tested below the main zone produced around 550 barrels of oil and 1 million standard cubic feet of gas per day. The well showed that not only the shallow water area but also the deep water area off south India and Sri Lanka could have viable petroleum systems.

Magoon and Dow (1994) defined a petroleum system as the essential elements and processes as well as all genetically related hydrocarbons that occur in petroleum shows, seeps, and accumulations whose provenance is a single pod of active source rock. United States Geological Survey in their 2000 assessment of the world resources introduced the term Total Petroleum System (TPS). The TPS consists of the essential elements (source rock, reservoir rock, seal rock, and overburden rock) and processes (generation-migration-accumulation and trap formation) as well as all genetically related petroleum that occurs in seeps, shows, and accumulations, both discovered and undiscovered, whose provenance is a pod or closely related pods of active source rock (USGS 2000). The TPS is a naturally occurring hydrocarbon-fluid system that can be mapped, and includes the essential elements and processes needed for oil and gas accumulations and presumes the existence of migration pathways, either now or in the past, connecting source rocks with reservoirs and traps

In assessing the total petroleum system in the Cauvery Basin and the Manner Basin one has to determine the possibility of source rocks, reservoir rocks, traps and generation and migration pathways for hydrocarbons to move from source to traps. Source rocks are rocks that contain organic carbon (kerogen) capable of producing hydrocarbons upon undergoing burial in a sedimentary basin. Kerogen is made up from altered remains of marine and lacustrine microorganisms, plants and animals. Upon burial, source rocks get heated up under the geothermal gradient in the region and produces hydrocarbons. The oil and gas production begins at 50° and ends at 150° C with peak oil production around 90° C. Reservoir rocks are rocks with gaps between different grains that make up the rock. These rocks have porosity and permeability so that oil and gas can pass through them or reside in them. When a reservoir rock containing petroleum meets an impermeable rock the oil and gas cannot move any further and get trapped. This way oil and gas can get accumulated in underground pockets where rocks have been faulted or folded creating traps where the reservoir rocks are capped by or juxtaposed against impermeable seal rocks.

Many source rock analyses have been conducted on cuttings from wells drilled in the region which suggest that good quality source rocks occur in the Lower Cretaceous and Jurassic rocks in the Cauvery and the Mannar basins. Especially the Lower Cretaceous rocks in the Pesalai wells seem to have high organic carbon values averaging 3.5 weight percent. However, the samples analyzed are mostly immature as the previous wells have been drilled on structural highs. This may be the reason that the previous wells in the area were dry. Modeling studies (Newsouth Global 2002) have indicated that the source rocks would be in the oil generating window in the deeper parts of the Cauvery and the Mannar basins.

Results from previous drilling indicate potential for good reservoir development in the area. The Pearl-1 well encountered an 850 m thick, good quality Late Cretaceous sandstone reservoir. Seismic data indicate possible development of both shallow marine and deep water submarine channel and submarine fan reservoirs in the area. Late Cretaceous and Tertiary limestone and shale intervals are present to provide adequate seal rocks.

Seismic data reveal a number of large anticlinal closures (traps) that can be interpreted as flower structures associated with northeast trending transfer faults. These faults can be traced to transform faults related to the mid ocean ridge in the Indian Ocean east of Madagascar. Minor faulting and fracturing associated with these large transfer faults would have provided ample pathways for oil and gas produced from the source rocks in the oil window to move into shallower reservoirs and traps. Large oil fields with billions of barrels of oil reserves have been found under similar structural setting offshore Brazil associated with transfer faults

As indicated above the essential elements of a petroleum system include source rock, reservoir rock, seal rock and processes such as hydrocarbon generation, migration-and accumulation and trap formation. Available data and discoveries in the region indicate that the Mannar Basin and the Cauvery Basin offshore Sri Lanka could have viable petroleum systems. This needs to be proved by drilling and until then we only know that there is only potential for oil and gas accumulations in the area. In quantifying this potential, the chance of an adequate source of oil and gas (mature good quality source rocks and migration pathways) could be estimated at 75%, the presence of adequate reservoir rocks in the basin could be estimated at 80% and the possibility of traps could be 100%. Therefore the chance of finding hydrocarbon accumulations may be estimated at (0.75 x O.8 x 1) 60%.

ГРР

Скважины

Legal & Land — MAPS & CHARTS

PRDS — PUBLICATIONS — The current status of oil exploration in Sri Lanka and future opportunities. CCI Bulletin, July 2008, P. 11.

На Шри-Ланке обнаружено первое месторождение природного газа

В воскресенье, 2 октября, информационные агентства сообщили, что на северо-западе Шри-Ланки обнаружено первое месторождение природного газа.

Как сообщает Ассошиэйтед Пресс, о том, что месторождение углеводородов находится у северо-западного побережья страны на уровне 4300 метров ниже уровня моря сообщил в воскресенье президент Шри-Ланки Махинда Раджапакс. Он отметил, что в случае, если новое месторождение будет пригодно для разработки, власти страны надеются, что это спровоцирует интерес у зарубежных государств-инвесторов.

На сегодняшний час компания Cairn Lanka производит бурение в бассейне Маннар, где было найдено месторождение, чтобы определить имеет ли оно коммерческий потенциал.

Стоит отметить, что в том же бассейне находится семь нефтегазовых блоков, на разработку которых в ближайшее время будет объявлен тендер.

Шри-Ланка целиком зависит от импортных энергоресурсов — в 2009 году страна потратила на их закупку 3 миллиарда долларов.
http://www.km.ru/v-mire/2011/10/02/ekonomika-i-finansy/na-shri-lanke-obnaruzheno-pervoe-mestorozhdenie-prirodnogo-gaz

Cairn has said earlier If Sri Lanka’s drilling program is successful then commercial oil production can be expected by 2014 with a billion barrels.

The Block SL 2007-01-001 was awarded to Cairn in the 2008 Sri Lanka bid round. Cairn Lanka (Private) Limited, is a wholly owned subsidiary of Cairn India and holds a 100% participating interest in the Mannar block.

Mannar basin has eight oil and gas exploration blocks and two of them have been granted to China and India. Officials of Russia’s largest oil company, Gazprom recently visited Sri Lanka to hold discussions on oil exploration in the Mannar Basin.
………………………………………………………………………………………………..

Extract From Reuters

Sri Lankan President Mahinda Rajapaksa on Sunday said natural gas has been found off the Indian Ocean island nation in the Mannar Basin, in a well Cairn India Ltd. said required more exploration to see if it is commercially viable.

Cairn, a subsidiary of London-listed Cairn Energy Plc , said the find was Sri Lanka’s first confirmed hydrocarbon discovery.

«Explorers have informed me that they have found a gas deposit in the seabed,» presidential spokesman Wijayananda Herath quoted Rajapaksa as saying to an audience in the hill city of Kandy.

Cairn Lanka, a subsidiary of Cairn India, has one of eight blocks in the Mannar Basin and began drilling in August.

It struck a 25-metre hydrocarbon column showing primarily gas with «other liquid hydrocarbon potential» in the CLPL-Dorado-91H/1z wildcat well, drilled at a water depth of 1,354 metres (4,442 feet).

«Further drilling will be required to establish the commerciality of the discovery,» Cairn said in a statement.

In 2007, the government gave one Mannar block each to India and China, but neither has drilled. The remaining five blocks are to be awarded by tender.

«We are optimistic that this will be commercially successful,» Petroleum Industries Minister Susil Premajayantha told Reuters. «Now with this discovery, we can get good competition and offers for the remaining five blocks when we go for tendering.»

Interest in the blocks has grown, but most operators have been happy to let Cairn try its luck before making any commitments while the government smooths an erratic oil and gas regulatory regime, diplomats following the exploration in Sri Lanka have told Reuters.

It is unclear whether the find will affect terms of a deal by London-listed miner Vedanta Resources to take a majority stake in Cairn India.

Sri Lanka’s government has said seismic data shows the potential for more than 1 billion barrels of oil under the sea in a 30,000 sq km area of the Mannar Basin, off the island’s north western coast.

Sri Lanka produces no oil and is dependent on imports, which cost it $3 billion in 2009. Since the end of a 25-year war with Tamil separatists two years ago, the government has tried to reinvigorate oil and gas exploration.

American and Russian companies from the mid-1960s to 1984 explored the Cauvery Basin off the northern shore, but only traces were found and no commercial oil was produced.

Violence onshore from Sri Lanka’s civil war with the Tamil Tigers ended offshore exploration there.

There are nearly 30 operating wells on the Indian side of the Cauvery Basin, and Calgary-based Bengal Energy Ltd. has exploration rights for 1,362 sq km there. Sri Lanka is hopeful that success will be reflected on its side of the field.

There is also speculation that Sri Lanka’s eastern coastal shelf has major oil and gas potential, but there is no seismic data yet to back it up.


http://www.nowpublic.com/world/first-natural-gas-deposit-found-sri-lanka

07 August 2011
Cairn Lanka, a wholly owned subsidiary of Cairn India commenced drilling for oil in the Mannar basin off Sri Lanka’s northwestern coast
Источник

27 April 2010
Sri Lanka Offers More Blocks for Offshore Oil Exploration in North and South
http://investsrilanka.blogspot.com/2010/04/sri-lanka-offers-more-blocks-for.html

16 Jan 2009
Sri Lanka invites ONGC to bid for oil blocks

http://www.energy-pedia.com/article.aspx?articleid=133476

Feb 01, 2008

The southernmost block of the three offered by Sri Lanka in the Mannar Basin, stretching from the coast to the maritime boundary with India, had only attracted one bid when bids closed Thursday.

Block 001 which is 3,338.10 square kilometers in size had attracted bids from all three bidders: ONGC Videsh, Cairn India, and Niko Resources of Cyprus.

ONGC Videsh is a subsidiary of state-owned Oil and Natural Gas Corporation, India’s largest oil and gas company.

Cairn India, is 69 per cent owned by London-listed Cairn Energy, a small oil firm compared with the global majors, but the biggest foreign petroleum operator in India, both onshore and offshore. It is concentrating on south Asia and is also doing exploration or drilling oil in Bangladesh and Nepal.

Canada-based Niko Resources is exploring for and producing petroleum and natural gas in Canada, India and Bangladesh.

Block 002 is of 3,572.08 square kilometers and attracted bids from both Cairn India and Niko Resources while Block 003, the largest being 4,126.51 sq. km in size, had only Niko’s sole bid.

Officials said oil firms were more interested in exploring in the areas closer to the Cauvery basin where India has already discovered oil and gas, hence the attraction of Block 001.

Chances of striking oil are higher because the geological features of the blocks are similar.

Petroleum minister A H M Fowzie said the government will take about three or four months to evaluate the bids.

The government has also said it wants to invite oil firms to explore in other areas towards the north of the island, in addition to the blocks already on offer.
http://www.skyscrapercity.com/showthread.php?t=465485&page=4

— — — — — — — — — — — — — —
Политика
29-Apr-2010
Indo Sri Lanka Maritime Issues: Challenges and Responses
http://www.southasiaanalysis.org/papers38/paper3787.html

2009
The New Great Game
http://transcurrents.com/tc/2009/10/

2007
Economist, April 2007

http://www.sangam.org/2007/03/Oil_Exploration.php?uid=2320

Редкоземельные элементы

minerals.usgs.gov: Rare Earths Production by Country (Metric tons of rare earth oxide equivalent)

http://www.indexmundi.com/minerals/?product=rare-earths&graph=production

Происхождение названия
Название «редкоземельные» (встречается сокращение TR, ср. лат. terrae rarae — «редкие земли») дано в связи с тем, что они, во-первых, сравнительно редко встречаются в земной коре (содержание (1,6-1,7)×10−2% по массе) и, во-вторых, образуют тугоплавкие, практически не растворимые в воде оксиды (такие оксиды в начале XIX века и ранее назывались «землями»).

Название «редкоземельные элементы» исторически сложилось в конце XVIII — начале XIX века, когда ошибочно считали, что минералы, содержащие элементы двух подсемейств, — цериевого (лёгкие — La, Се, Рг, Nd, Sm, Eu) и иттриевого (тяжёлые — Y, Gd, Tb, Dy, Ho, Er, Tm, Yb, Lu) — редко встречаются в земной коре. Однако по запасам сырья редкоземельные элементы не являются редкими, по суммарной распространенности они превосходят свинец в 10 раз, молибден — в 50 раз, вольфрам — в 165 раз.

История

В 1794 году финский химик Юхан Гадолин, исследуя рудные образцы вблизи шведского местечка Иттербю, обнаружил неизвестную до того «редкую землю», которую назвал по месту находки иттрий. Позже, немецкий химик Мартин Клапрот разделил эти образцы на две «земли», для одной из которых он оставил имя иттрий, а другую назвал церий (в честь недавно открытой малой планеты Церера и по имени древнеримской богини Цереры). Немного спустя шведский ученый К. Мосандер сумел выделить из того же образца еще несколько «земель». Все они оказались оксидами новых элементов, получивших название редкоземельные металлы. Совместно к 1907 году химики обнаружили и идентифицировали всего 14 таких элементов. На основе изучения рентгеновских свойств всем элементам были присвоены атомные номера от 57 (лантан) до 71 (лютеций), кроме 61. По возрастанию атомного веса они расположились следующим образом:

Вначале ячейка под номером 61 была незаполненной, в дальнейшем это место занял прометий, выделенный из продуктов деления урана и ставшим 15-м членом этого семейства.
http://ru.wikipedia.org/wiki/Редкоземельные_металлы

Сколько газа нужно Германии?

«Expert Online» / 26 июл 2011
Позволим себе утверждать, что в период до 2020–2022 годов потребление газа в Германии просто не может не вырасти, и объясним, по каким причинам.

Причина первая вполне естественно касается закрытия в Германии атомных станций. Немецкое правительство пытается делать вид, что планировало такую стратегию заранее, вот только закрыть АЭС предполагалось чуть позже — к 2025 году, а не до 2022-го. Возьмем данные по производству электроэнергии в Германии в 2010 году: объем производства электроэнергии на атомных станциях сегодня примерно равен объему электроэнергии, произведенной из 35 млрд кубометров газа. Значит, именно такой объем генерации сейчас выбывает. Какая разница, планировали вы это или не планировали, — этот объем вам все равно придется как-то компенсировать. Иными словами, Германии потребуется найти альтернативный объем энергии, равный потреблению 35 млрд кубов газа. И где же Берлин найдет этот объем? Допустим, на помощь придет уголь. Но сейчас в Европе еще громче стали голоса сторонников теории глобального потепления, поборников ограничения выбросов парниковых газов, поэтому уголь с точки зрения экологии как альтернатива не годится.

Можно попытаться заместить выбывающий объем ветряной энергетикой. Это вариант интересный. В Германии производство альтернативной энергетики без гидроэнергетики растет и так очень приличными темпами. В 2010 году производство возобновляемой энергетики выросло в Германии на 10%. В газовом эквиваленте современные мощности ветряков, солнечных батарей и прочих «зеленых» станций равны примерно 21 млрд кубометров газа. Это приличный объем!

Но возникает вопрос: способна ли Германия расти на 10% в год по возобновляемой энергетике? Думаю, что не способна, потому что альтернативная энергетика до сих пор остается дотационной, убыточной. Пока она не выдерживает конкуренции с ископаемым топливом. В ситуации, когда спасение Греции, а в перспективе и Испании, возложено на экономический локомотив Европейского союза — Германию, — способна ли она будет столь же большие деньги субсидировать на возобновляемую энергетику? Скорее всего, вопрос будет примерно так и звучать: ветряные станции или Греция? Если у вас ограниченные ресурсы, вы не сможете сделать несколько дел разом. А Грецию, видимо, придется спасать именно Германии, хочется этого Берлину или нет.

Конечно же, ветряная энергетика будет расти и впредь, но если вы не хотите атомную энергетику переводить на газ, значит, где-то вам надо найти альтернативу 35 млрд кубометрам газа. Ветряная энергетика сегодня производит альтернативу 21 млрд, но надо еще 35! Значит, за десять лет предстоит фактически в 2,5 раза увеличить производство энергии на ветряных станциях. Хорошо, когда вы растете с нуля, а когда вы уже достигли какой-то серьезной величины, дальше прирост будет не такой существенный — это что касаемо идеи Меркель о том, что Германия будет заниматься энергоэффективностью. В Германии уже фантастические успехи по энергоэффективности, и понятно, что дальше прирост будет крайне невысокий.

К тому же собственная добыча газа в Германии составила в 2010 году 10,6 млрд кубов, причем этот показатель постоянно падает (так, в 2000 году в Германии добывали 16,9 млрд кубов). Значит, даже при сохранении уровня потребления импорт будет расти — потому что добыча будет и дальше сокращаться.

В итоге при любом раскладе спрос на газ в Германии будет расти, других вариантов нет. Вопрос в том, на чей газ он будет расти.

Давайте посмотрим на структуру импорта в 2010 году. По данным ВР, из России, от своего ведущего поставщика, Германия получила чуть менее 35 млрд кубов, из Норвегии — чуть более 30. На третьем месте по поставкам газа в Германию находятся Нидерланды с объемом чуть менее 25 млрд кубов. Норвегия и Голландия — это очень интересный момент, потому что в Голландии будет с газом происходить то же самое, что в Великобритании. Кстати, Британия — четвертый поставщик по размерам поставок: чуть менее 3 млрд кубов. Так вот в Великобритании мы наблюдали, что из-за нехватки запасов добыча начала обваливаться очень резко. Вот то же самое будет в Нидерландах в ближайшие годы, и 25 млрд кубов поставок окажутся под вопросом. Не исключено, что в Норвегии, в стране, которая очень быстро наращивает производство газа, как раз к концу следующего десятилетия начнется падение производства. Поэтому даже сохранение нынешних почти 60 млрд кубов поставок (Норвегия + Нидерланды + Великобритания) окажется к 2020 году под большим вопросом.
(падение добычи в Норвегии весьма сомнительно — iv_g)

Ясно совершенно, что традиционные поставщики газа в Германию справляться с этим объемом уже не будут. Может быть, Ангеле Меркель по политическим причинам не хотелось говорить о росте кооперации с Россией, понятно, что она пытается определенным образом ориентироваться на США, что, в общем-то, вполне понятно. Но цифры говорят о том, что, хочешь ты этого или не хочешь, объективно и спрос на газ в Германии растет и расти будет, да и найти дополнительный нероссийский газ Берлину сегодня будет очень сложно.

Ситуация для Германии не такая уж и благополучная, и здесь обойтись ветряками, солнечными батареями и энергоэффективностью будет очень сложно.
http://expert.ru/2011/07/26/tak-skolko-gaza-nuzhno-germanii/

Нефть и люди, фото

Продолжаем фотоповествование о людях героических профессий советской эпохи. На очереди — нефтяники.
http://dikiy-m.livejournal.com/41079.html

Нефть Казахстана. История в фотографиях (59)
В ноябре 1899 года в урочище Карашунгул из скважины глубиной 40 м ударил первый фонтан, положив начало истории казахстанской нефти. В апреле 1911 года в Доссоре открывают месторождение нефти такого высокого качества, что это вызывает ажиотаж мирового масштаба. Двумя годами позже в Гурьевской области открывается месторождение Макат. К 1914 году в нем и Доссоре добывается свыше 200 тысяч тонн нефти.


Общий вид нефтепромысла Доссор

В 1917 году в России после Октябрьской революции происходит национализация всех отраслей промышленности. В 1922 году создается трест «Эмбанефть» и образуется Управление нефтяными промыслами Урало-Эмбинского района. С 1926 года на Эмбе начинает применяться вращательное бурение и геофизические методы разведки. Вводится в эксплуатацию железная дорога Гурьев-Доссор, по которой вывозится доссорская нефть.

В 30-е годы начинается бурное развитие Гурьевской области. Создаются лаборатории, открывается нефтяной техникум, образуется контора «Эмбанефтепроект». В июне 1932 года начинается строительство нефтепровода Гурьев-Эмба-Орск. Открываются новые месторождения: Байчунас, Косчагыл, Шубаркудук, Кульсары

50-е годы ознаменовываются активными геолого-разведочными работами, в результате которых открываются новые месторождения: Теренозек, Тажигали, Тюлес, Караарна и др. В начале 50-х годов добыча нефти в Казахстане достигает уровня 1 млн тонн в год. В это же время нефтяники начинают активно осваивать полуостров Мангышлак и его богатые залежи нефти

После открытия крупнейших месторождений на юге Мангышлака Узень и Жетыбай — разведанные запасы нефти увеличились в 20 раз, а годовая добыча — в 14 раз. К 1969 году добыча нефти в Казахстане составляет более 10 млн тонн в год

70-е годы прошлого столетия можно смело назвать периодом крупных нефтяных открытий. В короткие сроки были открыты месторождения Каражанбас, Северные Бузачи, Каламкас. К 1974 году добыча нефти на Мангышлаке достигает 21 млн тонн в год, что выводит Казахстан на второе место в Советском Союзе

Завершено строительство магистрального нефтепровода Узень-Гурьев-Куйбышев, 1970 г.
Пожар на скважине №37 месторождения Тенгиз. Сильнейший пожар продолжался 398 суток — с 23 июня 1985 по 27 июля 1986 год. Столб пламени во время пожара достигал 200 метров в высоту и 50 в ширину. Температура вокруг скважины доходила до полутора тысяч градусов по Цельсию, близлежащая почва от колоссального нагревания превращалась в стекловидную массу. В итоге через год скважину № 37 удалось заглушить с помощью направленного взрыва изнутри.

В 2006 году на месторождении Тенгиз добыт миллиардный баррель нефти. В 2010 году ежегодная добыча нефти в Казахстане составляет более 76 млн тонн.
http://www.voxpopuli.kz/post/view/id/450

Особенности геологоразведки на золото

Зарубежные новости
http://www.zolotonews.ru/abroad/

10.10.2011
Киргизские конники опять сожгли лагерь зарубежных золотодобытчиков
http://ru.reuters.com/article/topNews/idRURXE7990RU20111010
— В общем, весело там. Душевно. Только охрану надо понадёжнее, и желательно с огнестрельным оружием.
— будут работать как в африке — в лагере с колючей проволокой по периметру и только с вооруженной охраной передвигаться по местности..
http://au-ru.livejournal.com/595776.html#comments

10.10.2011
Большой самородок был найден немецким туристом на горнолыжном курорте Crans-Montana. Он считается крупнейшим самородком, когда-либо обнаруженным в Альпах. Место обнаружения драгоценной находки держится в секрете. Эта область прежде не славилась содержанием золота. В данное время эксперты изучают новое золотое месторождение.

Немец, чьё имя так же остаётся анонимным, нашёл самородок у берега реки Tièche. Золотой самородок имеет диаметр 7 см, составляет 3,5 см в толщину и весит 128,5 граммов (4,5 унции).

Местные власти обеспокоены тем, что обнаружение золота в реке может привести к золотой лихорадке. Швейцарское правительство сообщило, что точное место, где был найден самородок не будет раскрыто для общественности в целях безопасности. Это мера защитит Crans-Montana и прилегающие районы от наплыва золотоискателей.
http://www.zolotonews.ru/abroad/19868.htm
— а может это рекламная акция и потом организуют аттракцион для туристов — «найди себе золотой самородок» ))
http://au-ru.livejournal.com/595630.html#comments
Кран-Монтана (нем. Crans-Montana) — горноклиматический курорт в Швейцарском кантоне Вале расположенный к северо-востоку от города Сьон, на склоне Бернских Альп, в долине реки Рона

http://maps.google.com/maps?ll=46.311944,7.482778&spn=0.1,0.1&t=m&q=46.311944,7.482778

«Текущий мировой объем добычи равняется около 85 млн унций в год, тогда как последним годом в котором индустрия нашла такое количество новых унций стал 1999. Такой дефицит новых открытий возник, несмотря на значительный рост расходов на геологоразведку с 2002 года. Особенно беспокоит, по крайней мере крупные золотодобывающие компании, спад новых открытий с 2006 года, когда расходы на разведку выросли с $2,5 млрд до $5 млрд».

Период с 1850 по 1900 гг. был невероятно богат новыми золотыми открытиями. Именно тогда золотоискатели обнаружили огромные золотые поля в Австралии, Канаде, Южной Африке, Колорадо и Калифорнии. Однако современный период золотых открытий начался лишь в 1960-е.

Геолог Форбс Вилсон (Forbes Wilson) нашел крупнейшее в мире золотое месторождение Грасберг в индонезийской провинции Папуа в 1960 году. Джон Ливермор (John Livermore) и Алан Куп (Alan Coope) открыли крупнейший золотодобывающий регион в США, Карлинский тренд в штате Невада в 1965 году.

С тех пор мы облазили всю планету в поисках «легкого золота», то есть такого золота, которое торчит из земли в относительно безопасных странах с функционирующей инфраструктурой.
Но на сегодня все «легкое золото» уже нашли. еологоразведочные компании все еще находят хорошие месторождения. Просто они обычно расположены в негостеприимных, отдаленных и страшных местах.

Например, одно из «десяти крупнейших месторождений» в мире, которое мне нравится, — KSM компании Seabridge Gold – это гигантское месторождение. Единственная проблема заключается в том, что оно находится в отдаленном углу канадской провинции Британская Колумбия. Для разработки этого месторождения компании необходимо построить длинный тоннель, лишь для того, чтобы затащить туда строительное оборудование. Мне все равно нравится эта акция. Но потребуются миллиарды долларов инвестиций в основные средства для разработки месторождения.

Еще одно гигантское золотое и медное месторождение под названием Pebble на Аляске находится рядом с заповедником. Это такая же большая проблема, как и нехватка дорог. К тому же себестоимость золотодобычи, включая топливо, оплату труда и инфраструктуры, выросла более чем в два раза с 1997 по 2009 гг. Стоимость возведения новой шахты может исчисляться миллиардами долларов. Инвестиции на ее постройку необходимо вернуть в течение года-двух, а затем получить разумную доходность по инвестициям. Огромные первоначальные расходы сильно завышают планку относительно размеров и качества месторождений, которые крупные золотодобывающие компании готовы разрабатывать.

Все это означает, что крупные, неразработанные, высококачественные золотые месторождения становятся все более ценными. По мере того как золото дороже $1,500 посылает дополнительные прибыли в сундуки золотодобытчиков, мы увидим как за отличные проекты платятся огромные премии.

Горнорудный гигант Newmont заплатил такую премию в 2010 году, потратив $2,3 млрд на покупку юниора геологоразведчика Fronteer Gold. Сегодня Fronteer стоил около $10 за акцию, а завтра – уже $14. Инвесторы удвоили свои деньги на этой сделке всего за несколько недель.
http://goldenfront.ru/articles/view/eshe-odna-prichina-dlya-lyubvi-k-zolotym-yunioram

График добычи золота в регионах РФ за 2008-2010 гг.

http://www.zolotonews.ru/info/regions/

Фото карьеров

http://fotki.yandex.ru/users/troyy2009/album/127965/

Карьер Silver Lake , озеро Лефрой, Западная Австралия

Читать далее