Из истории Заира (Демократической Республики Конго)-2

Конго считается одним из богатейших государств планеты. Население же – замыкает список бедности. Есть в Конго даже такое пожелание врагу: «чтоб тебе жить в золоте»…

Мы все пользуемся мобильными телефонами. Их продается до полумиллиарда в год, и в каждом использован колумбо-танталит, получаемый из колтановой руды, а 80% мировых залежей колтана находится как раз в Конго. И это не считая трети мировых запасов алмазов, почти половины запасов кобальта, четверти запасов урана, а также значительных нефтяных месторождений, меди, золота и серебра.

50 лет в Конго практически не стихает война. Вначале драчка шла за алмазы, а в 90-х появились мобильные телефоны, и начался «колтановый бум». За последние десять лет здесь погибло от 6 до 10 миллионов человек (по разным данным). Продолжается «священная» война (так ее называют некоторые группировки-участников) за контроль над рудниками колтана, сосредоточенными в провинции Южное Киву. Отсюда же массово бежит население (кто может).

Свои интересы в Конго есть у всех – кто туда только косвенно не влез. За колтан воюют национальные группировки тутси и хуту (скрывающие франко-американский конфликт интересов), религиозные секты, миссии иностранных государств, регулярные части соседних Руанды, Бурунди, Уганды и Анголы, российские и украинские летчики, китайские спецы и французские наемники, охранники частных бельгийских и французских фирм. Свалка всеобщая. Рудники колтана сосредоточены, к тому же, в двух национальных природных парках.

К тому же, залежи колтана здесь перемешаны с залежами радиоактивного урана, а добывается он вручную с помощью лопаты и жестяного тазика.

Еще одна проблема богатейшей страны – голод. В армиях, законных и незаконных вооруженных формированиях воюют до 70% всего мужского населения, остальные добывают колтан, получая около 1-2 долларов в день. Копают колтан на самодельных шахтах-копанках, где шахтеров постоянно и засыпает. Сельским хозяйством не занимается практически никто – смысла нет, все равно не сегодня-завтра пройдет какая-нибудь армия и сметет все подчистую. Только женщины еще как-то копошатся на огородах, чтобы прокормить детей. Но они сталкиваются с еще одной проблемой – по местным поверьям, изнасиловавший женщину солдат будет убережен от пули…

В провинции Южное Киву воюют целых 33 вооруженных группы по принципу все против всех. Хуже всего, что направляемые сюда ооновские миротворцы тоже сразу же включаются в дележ прибылей от рудников – доходит до стычек уже между голубыми касками. Колтан нужен всем – его прибыльность значительно превышает доходы от алмазов, урана и золота.

Да, в 1960-м из Конго ушла бельгийская администрация, но осталась компания L’Union Miniere, которая очень неровно дышала в сторону алмазных копей. Попытавшийся национализировать рудники Лумумба прожил после этого, как известно, недолго. Поставленный на его место Мобуту 40 лет формально правил в столице, принимал военные парады и не встревал в то, что происходило в южной провинции. За это время Конго вошло в десятку наибеднейших стран, Мобуту – в десяток богатейших людей мира. А наемники из охранных бельгийских фирм тем временем активно воевали с конкурентами из других фирм, повстанцами и рейдерами из соседних государств. Но Мобуту свергли, как только начался колтановый бум, и обычная война приобрела характер беспощадной резни всех со всеми.

В мировой «драчке» за колтан, по оценкам СБ ООН, участвуют: Бельгия, Нидерланды, Великобритания, Россия, Китай, США, Канада, Франция, Швейцария, Германия, Индия и Малайзия (не считая африканских государств). Десять лет ООН требует ввести эмбарго на поставки оружия в этот регион, но результатов не видно. Колтан и оружие неразрывно связаны. Как сказал президент соседней Руанды, участвующей в битве за колтан (вначале на стороне французских компаний, затем американской Cobatt): «Эта война финансирует саму себя».

Вооружение, необходимое для захвата рудников, покупается за уже захваченный колтан, потом на проданный новый колтан покупается опять вооружение. Одно только Конго тратит в день около миллиона долларов на ведение войны (как и Руанда).

Кроме регулярных армий, иностранных наемников и охранных фирм здесь ведь воюет еще «Движение за конголезскую демократию», недавно захватившее несколько рудников у города Гома, за месяц продавшее 150 тонн колтана, почти уничтожив население этого городка.

Воюет пришедшая из соседней Уганды «Армия Сопротивления Господа», печально прославившаяся ранее резней африканцев-католиков. Основана «божественная армия» была еще в 1987-м назад неким Джозефом Кони. Известна она также воровством детей по всей центральной Африке, «которые безгрешны и войдут в царствие божие». Из них делают недолговечных бойцов – пушечное мясо в борьбе за колтан. Периодически, завернутые в листки библии, части расчлененных тел «идейных» врагов разбрасывают по городкам и селам Уганды и Конго, причем все это делается во имя морали и нравственности.

Действует здесь и армия наемников Нкунды – пастора руандийской церкви «адвентистов 7-го дня», 20-тысячная армия из сектантов, негласно спонсируемая America Mineral Fields Inc. (контрольный пакет акций у четы Клинтон). В этом году, получив вооружение из Руанды, она потеснила ангольскую армию (китайские интересы) и конголезские правительственные войска, потребовав расторгнуть 9-миллиардный контракт с Китаем на разработку колтановых рудников.

Здесь действует и армия французских наемников Жана-Пьеру Бембе, местного олигарха, отхватившего в собственную вотчину кусок Конго, объявившего себя ни много ни мало – «представителем Христа в регионе». Из этого района колтан идет уже на изготовление процессоров Intel.

Сама схема поставок колтана очень непроста. Конголезские старатели вручную его добывают и сдают мелким дилерам-перекупщикам. Те, в свою очередь, нанимают частные самолеты из Украины и России, которые перевозят необработанную руду в соседние страны (преимущественно в Руанду). Далее груз, вывезенный из Конго, через правительственные компании, принадлежащие родственникам президентов Руанды или Уганды, доставляется в Европу. Здесь основную роль играют уже бельгийские фирмы. Большинство грузов приходит в аэропорт Остэнде (перевалочный пункт) и назад самолеты уже везут оружие из восточной Европы и России, а груз колтана через фирмы, зарегистрированные где-нибудь на Кипре, поставляется на перерабатывающие заводы.

Их немного, но их владельцы, по сути, главные спонсоры войны в Конго: Cobatt (США), H.C. Starck (Германия), Ningxia (Китай) и казахстанский перерабатывающий завод в Усть-Каменогорске. Последний предположительно через казахское руководство фактически контролирует швейцарский магнат Крис Хубер. Этот же казахско-швейцарский канал преимущественно и занимается набором летчиков в постсоветских странах.

«Мобильный сочится кровью» – говорят в Африке.

В свое время южноафриканскую компанию «Де Бирс» удалось заставить покупать алмазы по «белым» схемам (не на черном рынке, где дешевле), просто фиксирующим происхождение товара. Добиться того же относительно колтана ООН не удается: в драке увязли все крупные страны – слишком уж велика прибыль.
http://www.newsland.ru/news/detail/id/580458/

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

%d такие блоггеры, как: